Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 января 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Василiй Великiй († 379 г.)
БЕСѢДЫ.

Бесѣда 16. На слова: въ началѣ бѣ Слово (Іоан. 1, 1).

Всякое евангельское изреченіе возвышеннѣе прочихъ наставленій Духа, поколику въ послѣднихъ глаголахъ намъ чрезъ рабовъ-Пророковъ, а въ евангеліяхъ самолично бесѣдовалъ съ нами Владыка. Наиболѣе же велегласный въ самой евангельской проповѣди, вѣщавшій то, что невмѣстимо всякому слуху и выше всякаго разумѣнія, есть Іоаннъ сынъ громовъ. И теперь только слышали мы чтенное начало его евангельской книги. Въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ у Бога, и Богъ бѣ Слово.

Знаю, что многіе изъ тѣхъ, которые непричастны слову истины и кичатся мірской мудростью, дивились словамъ симъ и отважились включить ихъ въ собственныя свои сочиненія; ибо діаволъ — тать, и наши ученія разглашаетъ своимъ провѣщателямъ. Α если и плотская мудрость столько дивилась силѣ словъ сихъ; что будемъ дѣлать мы, ученики Духа? Мимоходомъ ли выслушаемъ, и такое только сдѣлаемъ заключеніе, что есть въ нихъ нѣкоторая небольшая сила? Но кто столько страждетъ безчувственностію, чтобы не поразиться такою красотою мысли, столь непостижимою глубиною догматовъ, и не пожелать истиннаго ихъ уразумѣнія?

Однако удивляться прекрасному не трудно; пріобрѣсти же точное понятіе ο томъ, что приводитъ въ удивленіе, сіе трудно и неудободостижимо. Ибо нѣть человѣка, который бы не превозносилъ похвалами и сего чувственнаго солнца, съ услажденіемъ смотря на его величину, красоту, соразмѣрность его лучей и яркій блескъ. Впрочемъ, если поупорствуетъ съ большимъ усиліемъ устремить свои взоры на солнечный кругъ; не только не увидитъ желаемаго, но повредитъ наконецъ и вѣрность зрѣнія. Чему-то подобному, какъ думаю, подвергнется мысль, усиливающаяся произвести подробное изслѣдованіе сихъ реченій: въ началѣ бѣ Слово. Кто составитъ соотвѣтственное предмету понятіе ο началѣ? Какая сила реченій окажется способною равносильно выразить представляемое въ умѣ?

Намѣревающійся передать намъ богословіе ο Сынѣ Божіемъ положилъ слову своему не другое какое начало, какъ начало всяческихъ. Духъ Святый зналъ возстающихъ на славу Единороднаго; предувѣдалъ тѣхъ, которые будутъ предлагать намъ лжеумствованія, изобрѣтаемыя ими къ погибели слушателей; а именно: «если Сынъ рожденъ, то не былъ; и прежде нежели рожденъ, Его не было; и: изъ небытія пришелъ въ самостоятельность». Подобное сему произносятъ языки, изощренные словопреніемъ, паче всякаго меча обоюдуостраго. Поэтому, чтобы никто не могъ сказать подобнаго сему, Духъ Святый, предваривъ евангеліемъ, сказалъ: въ началѣ бѣ Слово. Если удержишь сіе изреченіе; не потерпишь ничего опаснаго отъ людей злохудожныхъ. Ибо, если скажетъ кто: «ежели Сынъ рожденъ, то не былъ»; ты отвѣчай: въ началѣ бѣ. Но, скажетъ, какъ же былъ прежде нежели рожденъ? Ты не отступайся отъ этого бѣ; не оставляй сего въ началѣ. У начала не возможно представить какой-нибудь крайній предѣлъ; ничего не найдется, что было бы внѣ начала.

Да не приводитъ тебя въ обманъ кто-нибудь многозначительностію реченія. Ибо много началъ у многихъ вещей этой жизни. Но одно начало — превыше всего. Начало пути блага (Прит. 16, 6), сказала притча. Но начало пути — первое движеніе, откуда начинаемъ шествіе, у котораго можно найти предъидущее. Начало премудрости страхъ Господень (Псал. 110, 10). И у сего начала есть нѣчто другое предшествующее. Ибо въ уразумѣніи искусствъ служитъ началомъ изученіе первыхъ основаній. Потому страхъ Господень есть первое основаніе мудрости; но есть нѣчто первоначальнѣе сего начала, именно, состояніе души въ человѣкѣ еще не умудренномъ и не пріявшемъ въ себѣ страха Божія. Началами называются также гражданскія власти, высочайшія достоинства: но сіи начала служатъ началомъ только для нѣкоторыхъ, и каждое есть начало въ отношеніи къ чему-либо одному. Ибо начало черты — точка, начало поверхности — черта, а начало тѣла — поверхность. И начала сложнаго слова — буквы.

Но не таково оное Начало. Ибо ни съ чѣмъ оно не связано, ничему не подчинено, не въ отношеніи къ чему-либо разсматривается, но свободно и независимо, отрѣшено отъ всякаго отношенія къ другому; за него не преступаетъ разумѣніе; для него нельзя и найдти чего-либо запредѣльнаго. Ибо, если станешь усиливаться представленіемъ ума перейдти за сіе начало, то найдешь, что оно само идетъ впередъ тебя и предваряетъ твои мысли. Дай уму своему идти, сколько хочетъ, и простираться выше и выше; потомъ найдешь, что умъ, послѣ тысячекратныхъ скитаній и послѣ напрасныхъ усилій, опять возвращается къ самому себѣ, потому что не можетъ оставить начало ниже себя. Поэтому всегда оказывается, что начало простирается далѣе мыслимаго и обширнѣе его.

Итакъ: въ началѣ бѣ Слово. Ο чудо! Какъ всѣ реченія равносильно сопряжены между собою! Слово: бѣ, равнозначительно съ словомъ: въ началѣ. Гдѣ хулитель? Гдѣ языкъ христоборный, говорящій: «было нѣкогда, когда Онъ не былъ»? — Слушай, чтó говоритъ евангеліе: въ началѣ бѣ. Α если былъ въ началѣ, то когда же не былъ? Нечестіе ли ихъ оплакивать мнѣ, или съ отвращеніемъ смотрѣть на ихъ невѣжество? Но «прежде нежели рожденъ, Его не было»? Но знаешь ли «когда» рожденъ, чтобы это «прежде» относить ко времени? Ибо «прежде» — реченіе времени, предполагающее давность одного сравнительно съ другимъ. Α есть ли сообразность, чтобы Творецъ времени имѣлъ рожденіе, подлежащее именованіямъ, употребляемымъ ο времени? Итакъ: въ началѣ бѣ. Ежели не отступишь отъ сего бѣ; то лукавой хулѣ не дашь никакого доступа. Ибо находящіеся на морѣ, когда держатся на двухъ якоряхъ, презираютъ бурю: такъ и ты, если душа твоя будетъ укрыта подъ защитой сихъ реченій, посмѣешься этому лукавому смятенію, какое духи злобы производятъ въ мірѣ, приводя въ колебаніе вѣру многихъ.

Но мысль наша доискивается: кто бѣ въ началѣ? Сказано: Слово, Какое слово? Человѣческое ли слово? или слово ангельское? Такъ, Апостолъ открылъ намъ, что и Ангелы имѣютъ свой собственный языкъ, когда сказалъ: аще языки человѣческими глаголю и ангельскими (1 Кор. 12, 1). Притомъ понятіе слова двояко: есть слово произносимое голосомъ, но по произношеніи исчезаетъ въ воздухѣ; и есть слово внутреннее, заключенное въ сердцахъ нашихъ, мысленное и иное искусственное слово.

Посему смотри, чтобы не ввела тебя въ обманъ подобоименность слова. Ибо какъ быть въ началѣ человѣческому слову, когда человѣкъ получилъ начало бытія уже потомъ? Прежде человѣка — звѣри, прежде человѣка — скоты, всѣ пресмыкающіяся, все живущее на сушѣ и въ водѣ, птицы небесныя, звѣзды, солнце, луна, растенія, сѣмена, земля, море, небо; поэтому не человѣческое слово «бѣ въ началѣ»; но и не ангельское; потому что всякая тварь позднѣе вѣковъ отъ Творца получила начало бытія. Но и слово въ сердцѣ, и оно новѣе каждаго мысленнаго предмета.

Напротивъ того боголѣпно понимай Слово. Ибо бесѣдующій съ тобою объ Единородномъ, Его наименовалъ Словомъ, какъ нѣсколько послѣ называетъ Его свѣтомъ, и жизнію, и воскресеніемъ. И ты слыша реченіе: «свѣтъ», не обращаешься къ этому чувственному и глазамъ видимому свѣту; и слыша реченіе: «жизнь», не разумѣешь сей общей жизни, какою живутъ и безсловесныя: такъ слыша и реченіе: «слово», остерегайся, чтобы, по немощи своей мысли, не увлечься въ мысли, пресмыкающіяся по землѣ и низкія, но изслѣдуй смыслъ реченія. Почему Слово? Чтобы доказано было, что произошелъ изъ ума. Почему Слово? Потому что рожденъ безстрастно. Почему Слово? Потому что Сынъ — образъ Родившагося, всецѣло показывающій въ Себѣ Родившаго, ничего не отдѣлившій отъ Него, и Самъ въ Себѣ совершенный, какъ и наше слово изображаетъ собою цѣлое наше понятіе. Ибо что помыслили мы въ сердцѣ, то же самое произнесли рѣчью; и выговоренное есть изображеніе сердечнаго мышленія: потому что слово произносится отъ избытка сердца. Сердце наше есть какъ бы нѣкоторый источникъ, а произносимое слово — какъ бы нѣкоторый ручей, текущій изъ сего источника. Поэтому утекаетъ столько же, сколько источено первоначально; каково сокровенное, таково и обнаруженное. Итакъ наименовалъ Словомъ, чтобы изобразить тебѣ безстрастное рожденіе Отца, изложить богословское ученіе ο совершенномъ существованіи Сына, а чрезъ сіе показалъ довременное единеніе Сына со Отцемъ. Ибо и наше слово — порожденіе ума, раждаемое безстрастно; оно не отсѣкается, не отдѣляется, не истекаетъ; но всецѣлый умъ, пребывая въ собственномъ своемъ составѣ, производитъ всецѣлое и совершенное слово; и происшедшее слово заключаетъ въ себѣ всю силу породившаго ума. Почему, что благочестиво, то изъ реченія: «слово», бери въ богословіе объ Единородномъ: а что найдешь несходнымъ и видимо несообразнымъ, того избѣгай, и всѣми мѣрами старайся то миновать.

Въ началѣ бѣ Слово. Α если бы сказалъ: въ началѣ бѣ Сынъ, то съ наименованіемъ Сына привходило бы у тебя понятіе ο страсти; потому что раждаемое у насъ раждается во времени, раждается со страстію. Посему предварительно наименовалъ Словомъ, предупреждая неприличныя предположенія, чтобы душу твою сохранить неуязвленною.

И слово бѣ у Бога. Опять бѣ, ради говорящихъ хульно, что Сына не было. Гдѣ было Слово? Не въ мѣстѣ, потому что не объемлется мѣстомъ безпредѣльное. Гдѣ же было? — у Бога. Отецъ не въ мѣстѣ, и Сынъ не въ какомъ-либо объемѣ, и не въ извѣстномъ очертаніи заключенъ; но какъ безконеченъ Отецъ, такъ безконеченъ и Сынъ. Что ни представишь умомъ, куда ни пойдешь духомъ своимъ: найдешь, что всюду сораспростерта Ѵпостась Сына.

И слово бѣ у Бога. Подивись точности каждаго реченія: не сказалъ: въ Богѣ было Слово, но у Бога, чтобы изобразить отличительное свойство Ѵпостаси. Не сказалъ: въ Богѣ, чтобы не подать повода къ сліянію Ѵпостаси. Ибо лукава и эта хула, когда стараются все смѣшать, говорятъ, что одно подлежащее — Отецъ и Сынъ и Святый Духъ, но одному предмету даны различныя наименованія. Лукаво это нечестіе; его не менѣе дóлжно бѣгать, какъ и тѣхъ, которые хульно утверждаютъ, что Сынъ Божій по сущности не подобенъ Богу и Отцу.

И слово бѣ у Бога. Реченіемъ: «слово», воспользовавшись для того, чтобы показать безстрастіе въ рожденіи, вскорѣ потомъ устранилъ и вредъ, какой могли бы извлечь и изъ самаго реченія: «слово». И какъ бы самъ себя спасая отъ клеветы хулителей, говоритъ: чтó такое «Слово»? — Богъ бѣ Слово. Не ухищряйся въ какихъ-то различеніяхъ словъ и, по своей злонамѣренности, не наноси никакой хулы ученію Духа. Тебѣ дано опредѣленіе: покорись Господу. Богъ бѣ Слово.

Сей бѣ искони у Бога. Евавгелистъ опять въ немногихъ реченіяхъ сокращенно излагаетъ все свое богословіе, какое передалъ намъ объ Единородномъ. Кто «Сей»? «Сей» Слово-Богъ. Ибо когда довелъ въ тебѣ до правильности понятіе ο немъ, посредствомъ ученія какъ бы напечатлѣлъ въ душѣ твоей невѣдомое, и вселилъ бы въ сердцѣ твоемъ Слово-Христа: тогда говоритъ: «Сей». Каковъ «Сей»? Не обращай взоровъ вовнѣ, теряя изъ виду Того, Кто показанъ тебѣ этимъ указательнымъ реченіемъ: но войди въ таибницу своей души, и ο Комъ наученъ, что Онъ — Богъ Сущій въ началѣ, происшедшій какъ Слово, и Сущій у Бога, Того познавъ, Тому почудившись, и поклонившись Владыкѣ своему, утвердившемуся въ тебѣ посредствомъ ученія, познай, что Сей бѣ искони, т. е. всегда у Бога Отца Своего.

Храните немногія реченія, какъ печать назнаменовавъ въ своей памяти. Они будуть нерушимою стѣною при устремленіи навѣтующихъ; они — спасительное огражденіе для душъ отъ нападающихъ. Прійдетъ ли кто къ тебѣ, и скажетъ: «не сущій рожденъ; ибо если былъ, то какъ рожденъ»? — Ты какъ демонскаго голоса бѣгай этой хулы на славу Единороднаго; а самъ возвратись и прибѣгни къ евангельскимъ реченіямъ: въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ у Бога, и Богъ бѣ слово. Сей бѣ искони у Бога. Четырекратно скажи: бѣ, и отразишь это ихъ «не былъ». Сіи основанія вѣры да будутъ незыблемы. На нихъ, Богъ дастъ, будутъ созидать и прочее. Ибо не возможно бесѣдовать съ вами вдругъ ο всемъ: иначе продолжительностію слова содѣлаемъ для васъ безполезнымъ трудолюбиво собранное. Мысль, не имѣя силъ обнять все однимъ разомъ, подвергнется тому же, чтó терпитъ чрево, которое при излишествѣ насыщенія не способно переваривать сообщаемаго ему. Потому желаю вамъ, чтобы вы усладились вкушеніемъ, и воспользовались предложеннымъ. Α я готовъ служить вамъ и прочимъ, ο Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ! Аминь.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Василiя Великаго, Архiепископа Кесарiи Каппадокiйскiя. — Новый исправленный переводъ Московской Духовной Академiи. Томъ II. — СПб.: Книгоиздательство П. П. Сойкина, 1911. — С. 214-219.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0