Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Василiй Великiй († 379 г.)
БЕСѢДЫ.

Бесѣда 26. Утѣшеніе больному.

Жизнь человѣческая коротка, маловременныя радости многотруднаго житія — паутинная ткань, наружный блескъ жизни — сонъ. Но весьма блаженъ покой праведныхъ: упокоеніе на небесахъ безконечно. Подлинно, это — дары безсмертнаго Щедролюбца! Ибо Чье естество неизмѣняемо, у Того и даяніе нескончаемо. Поэтому здѣшняя борьба праведныхъ временна; а побѣда и тамошнія награды вѣчны.

Въ жизни, какъ въ училищѣ ратоборства трудимся мы, борясь со скорбями; и природѣ нашей много противниковъ. Удовольствія отнимаютъ твердость, роскошь измѣняетъ мужество, уныніе разслабляетъ силы, клеветы наносятъ оскорбленія, лесть прикрываетъ собою злоумышленія, страхъ дѣлаетъ, что падаемъ въ отчаяніе; и въ такомъ-то треволненіи непрестанно обуревается наша природа. Не только горести жизни несносны, но и то самое, что по видимому, пріятно, опечаливаетъ своею превратностію; и мы проходимъ жизнь почти полную скорбей и слезъ. И если угодно тебѣ знать, выслушай описаніе горестей жизни.

Человѣкъ посѣянъ въ утробѣ матерней; но этому сѣянію предшествовала скорбь. Сѣмя брошено въ бразды естества; если только размыслимъ объ этомъ, то устыдимся началъ рожденія. Брошенное сѣмя измѣнилось въ кровь, кровь одебелѣла въ плоть, плоть со временемъ приняла на себя образъ; образовавшееся непонятнымъ для ума способомъ одушевилось; одушевленное воспиталось естественными средствами; стѣсняемый зародышъ скачетъ, негодуетъ на это узилище естества; но едва наступило время рожденія, распались затворы чревоношенія, отверзлись двери естества, матерняя утроба разрѣшила удерживаемый ею дотолѣ плодъ; выскользнулъ въ жизнь этотъ борецъ скорби, вдохнули въ себя воздухъ эти уста твари: и что же послѣ этото? Первый отъ него звукъ — плачетъ. Достаточно этого, чтобы по началу узнать жизнь. Младенецъ коснулся земли, и не смѣется, но, едва коснувшись, объемлется болѣзнями, и плачетъ. Онъ знаетъ уже, что заброшенъ бурею въ море скорбей. Питается со слезами, сосетъ молоко съ принужденіемъ; достигаетъ возраста, и начинаетъ боятъся родителей, или домашнихъ слугъ. Сталъ взрослымъ отрокомъ, и отданъ въ науку учителямъ. Вотъ страхъ, не знающій отдыха! Лѣнится, принимаетъ побои, проводитъ ночи безъ сна, но выучивается, вполнѣ успѣваетъ, заходитъ далеко въ наукахъ, пріобрѣтаетъ добрую о себѣ славу, просвѣщенъ всѣми родами познаній, исполненъ опытности въ законовѣдѣніи, со временемъ достигаетъ мужескаго возраста, посвящаетъ себя военной службѣ. Опять начало еще большихъ скорбей! Боится начальниковъ, подозрѣваетъ злонамѣренныхъ, прилѣпляется къ корысти, вездѣ ея ищетъ, сходитъ съ ума, домогаясь прибыли; неусыпенъ, проводитъ жизнь въ тяжбахъ. Разсчитывая выгоды, оставляетъ родину никѣмъ не влекомый, служить невольно, трудится сверхъ силы, проводитъ въ заботахъ ночи, работаетъ неутомимо днемъ, какъ рабъ. Нужда запродала его свабоду. Потомъ, послѣ всего этого, послѣ многихъ трудовъ и угожденій, удостоенъ онъ почестей, возведенъ на высоту чиновъ, управляетъ народами, повелѣваетъ войсками, величается, какъ первый сановникъ въ государствѣ, собралъ груды богатства; но съ трудами текло вмѣстѣ и время, съ чинами пришла и старость, и прежде, нежели насладился богатствомъ, отходитъ похищенный изъ жизни, и въ самой пристани терпитъ кораблекрушеніе. Ибо въ слѣдъ за суетными надеждами идетъ смертъ, посмѣвающаяся смертнымъ.

Такова жизнь человѣческая — непостоянное море, зыбкій воздухъ, неуловимое сновидѣніе, утекающій потокъ, исчезающій дымъ, бѣгущая тѣнь, собраніе водъ, колеблемое волнами. И хотя буря страшна, плаваніе опасно; однакоже мы — пловцы спимъ безпечно. Страшно и свирѣпо море жизни, суетны надежды, надмевающія подобно бурямъ. Скорби ревуть, какъ волны; злоумышленія скрываются, какъ подводные камни; враги лаютъ, какъ псы: похитители окружаютъ, какъ морскіе разбойники; приходитъ старость, какъ зима; настоитъ смерть, какъ кораблекрушеніе. Видишь бурю, правь искуснѣе; смотри, какъ плывешь, не затопи ладьи своей, нагрузивъ ее или богатствомъ, пріобрѣтаемымъ неправдою, или бременемъ страстей.

Поэтому весьма благовременно взываетъ блаженный Павелъ: есть снисканіе веліе благочестіе (1 Тим. 6, 6), — богатство небесное, сокровище таинъ, море премудрости, вѣдѣніе истины, поклоненіе несозданной Троицѣ, зерцало дѣвственной тайны, вѣра непытливая, исповѣданіе избѣгающее изслѣдованій, проповѣдь преподобная, произносимая устами, проникающая чрезъ слухъ, укореняемая въ душѣ и подающая озареніе Троицы.

Есть снисканіе веліе благочестіе съ довольствомъ: потому что всего богатѣе довольство, жизнь безъ излишествъ, упокоеніе беззаботное, богатство не вовлекающее въ сѣти, нужда, дающая и послабу, тяжесть безъ скорби, содержаніе нескудное, наслажденіе не посрамляющее. Пріучающіе себя къ довольству избѣгаютъ волненій богатства: ибо богатый всего боится, — боится дней, какъ времени судопроизводствъ, боится вечеровъ, какъ удобныхъ ворамъ, боится ночей, какъ мученій отъ заботъ, боится утренняго времени, какъ доступа къ нему льстецовъ, боится не только времени, но и мѣста. Его приводятъ въ ужасъ нападенія разбойниковъ, злоумышленія воровъ, клеветы притѣснителей, расхищенія сильныхъ, злодѣянія домашнихъ, любопытство доносчиковъ, нечувствительность доправляющихъ взысканія, разсужденія сосѣдей, гнилость стѣнъ, паденіе домовъ, нашествія варваровъ, коварство согражданъ, приговоры судей, потеря того, чтó имѣетъ, отнятіе того, чѣмъ владѣлъ. О человѣкъ, если такова зима обладанія, то гдѣ же весна наслажденія? Есть снисканіе веліе благочестіе съ довольствомъ. Оно не прекращается вмѣстѣ съ настоящею жизнію, говоритъ Апостолъ. Это — стяжаніе безсмертное; съ растратою богатства оно не утрачивается.

Скажи, Павелъ: ничтоже внесохомъ въ міръ (1 Тим. 6, 7). Равночестія при вшествіи въ міръ достаточно къ тому, чтобы изгнать неровность киченія въ общественной жизни. Ничтоже внесохомъ въ міръ. Нагими вышли мы изъ матерней утробы. Ничего не имѣя у себя, взошелъ въ міръ ты, корыстолюбецъ; у тебя не было ни золота, потому что оно вырывается изъ земли; ни серебра, потому что не съ тобой посѣяно; ни одеждъ, потому что онѣ — примышленія искусства ткачей; ни помѣстій, которыя воздѣлали богатство и обстроили руки; ни достоинства, кромѣ одного — образа Божія; ни владычества, которое подтачиваетъ время и пожинаетъ смерть. Нагъ взошелъ ты въ міръ: о если бы изъ жизни выйдти тебѣ обнаженнымъ отъ грѣховъ!

Ничтоже внесохомъ въ жизнь, но ниже изнести что можемъ. Ужели, Павелъ, ничего не выносимъ мы изъ принадлежащаго къ жизни? — Ничего, развѣ однѣ добродѣтели, ежели упражнялись въ нихъ. Износимъ цѣломудріе, если цвѣли имъ. Износимъ милостыню, если обогащались ею. Это — споспѣшники души, уды для уловленія жизни. Богатство остается здѣсь, золото расхищается, серебро идетъ въ раздѣлъ, помѣстья продаются, слава забывается, владычество прекращается, страхъ угасаетъ. Съ позорищемъ жизни разрушается и убранство. Итакъ что же? Имѣюще пищу и одѣяніе, сими довольни будемъ (1 Тим. 6, 8). Бѣгаю излишняго, какъ безполезнаго, и ищу необходимаго, какъ не подлежащаго осужденію. Богачъ предстаетъ тамъ нагимъ. Если имѣетъ добродѣтели, и тамъ онъ богатъ. А если обнаженъ отъ нихъ, то — вѣчный нищій.

Ничто не богатѣе добродѣтельной нищеты. Петръ нищъ, но взялъ добычу съ смерти. Іоаннъ нищъ, но исправилъ ноги хромаго. Филиппъ нищъ, но въ Сынѣ видѣлъ Отца (Іоан. 14, 9). Матѳей нищъ потому что оставилъ богатство вмѣстѣ съ хищеніемъ (Лук. 5, 27-28). Ѳома нищъ, но отрылъ некрадомое сокровище — ребро Владыки. Павелъ нищъ, но сталъ наслѣдникомъ рая. Владыка нищъ по плоти; потому что безмѣрно богатъ по Божеству.

Вотъ и сегодня излилъ богатство врачеванія, освободилъ отъ болѣзни тещу Петрову, прикосновеніемъ отгналъ горячку. Не послѣ многихъ посѣщеній воздвигъ страждущую; не видно врачебнаго вещества; уврачеваніе послѣдовало вдругъ. Много истощила она трудовъ, и не было милующаго. Но здѣсь предстаетъ только Врачъ естества, и тѣлесная зима прекратилась.

Посмотри же на то, чтó наиболѣе чудно. Троихъ уврачевалъ отъ одного и того же, — двухъ мужей и одну жену, — Лазаря, сына вдовицы и дочь Іаирову. И для чего? Слушай; потому что причина сему таинственна. Хотѣлъ показать, что Онъ Владыка закона и благодати; поэтому въ другихъ соблюдаетъ подобный образъ; какъ и тамъ поставилъ трехъ правителей народу — Моисея, Аарона и Маріамъ. Слушай, чтó Самъ вопіетъ у Пророковъ: Людіе Мои, что сотворихъ вамъ? Или чимъ оскорбихъ васъ? Отвѣщайте Ми, зане послахъ предъ вами Моисея, Аарона и Маріамъ (Мих. 6, 3-4), — Моисея въ лицѣ закона, Аарона въ лицѣ Пророковъ, и Маріамъ въ лицѣ Церкви, которую ослѣпила нечистота идоловъ и уврачевало человѣколюбіе Воплотившагося.

Поэтому Церковь, какъ Маріамъ, освободившись отъ мысленнаго Фараона — діавола и отъ владычества демоновъ, и видя, что ветхій человѣкъ, подобно Египту, потопленъ въ морѣ купѣли, взявъ тимпанъ благодаренія и приведя въ согласіе съ древомъ креста, ударяетъ въ струны добродѣтели и восклицаетъ: поимъ Господи; славно бо прославися (Исх. 16, 1). Сошедъ съ неба, и не отлучился отъ Отца; родился въ вертепѣ, и не сошелъ съ престола; возлегъ въ ясляхъ, и не оставилъ Отчихъ нѣдръ; родился, воплотившись отъ Дѣвы, и какъ Богъ, былъ безъ отца; снисшелъ, и не отлучился отъ горнихъ; взошелъ, и не содѣлалъ прибавленія въ Троицѣ; въ образѣ раба явился, и не утратилъ равночестія со Отцемъ, но есть Слово, и Образъ (εἰϰὼν и χαραϰτὴρ), и Сіяніе; — Слово, ибо никогда неотдѣленъ отъ ума; Образъ (εἰϰὼν), не изъ воска вылитый кругъ, но печать равнообразная; Сіяніе, ибо свѣтъ совѣченъ солнцу; Образъ (χαραϰτὴρ); потому что видѣвый Сына, видѣ Отца (Іоан. 14, 9). Ему слава и держава съ единороднымъ Его Сыномъ, и животворящимъ Его Духомъ, нынѣ, и всегда, и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Василiя Великаго, Архiепископа Кесарiи Каппадокiйскiя. — Новый исправленный переводъ Московской Духовной Академiи. Томъ II. — СПб.: Книгоиздательство П. П. Сойкина, 1911. — С. 282-286.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0