Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 23 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Блаж. Августинъ Иппонійскій († 430 г.)

Блаж. Августин ИппонийскийРодомъ изъ г. Тагаста (въ Африкѣ), воспитанъ благочестивою матерію Моникою. Окончивши въ Карѳагенѣ образованіе, блаж. Августинъ преподавалъ риторику, сначала на родинѣ, а потомъ въ Медіоланѣ. Здѣсь, подъ руководствомъ св. Амвросія, онъ изучалъ св. Писаніе и пораженный высотою сего ученія, крестился, раздалъ все имѣніе бѣднымъ и принялъ иночество. Въ 391 г., Валеріемъ, еп. Иппонскимъ, блаж. Августинъ былъ посвященъ въ пресвитера, въ 395 г. въ епископа-викарія, по смерти же Валерія занялъ его мѣсто. Епископствовалъ 35 лѣтъ, ведя борьбу противъ донатистовъ, манихеевъ и пелагіанъ. Скончался въ 430 г., 70-ти лѣтъ отъ роду. Изъ сочиненій блаж. Августина замѣчательны: «Исповѣдь», 17-ть книгъ противъ пелагіанъ, «О градѣ Божіемъ» и «Христіанская наука». (Прот. Алексій Мальцевъ. «Мѣсяцесловъ Православной Каѳолической Восточной Церкви».)

Творенія

Блаж. Августинъ Иппонійскій († 430 г.)
Бесѣда 11 (351). О пользѣ покаянія.

1. Какъ необходимо и полезно покаяніе, это легко поймутъ люди, если помыслятъ о себѣ, что они люди. Написано: Богъ гордымъ противится, а смиреннымъ даетъ благодать (Іак. 5, 6). Также и Господь въ Евангеліи говоритъ: всякій возвышающій самъ себя униженъ будетъ, а унижающій себя возвысится (Лук. 18, 14), и болѣе оправданнымъ вышелъ изъ храма мытарь, сокрушавшійся о своихъ грѣхахъ, чѣмъ фарисей, спокойный въ сознаніи своей праведности. Хотя онъ и воздавалъ хвалу Богу, говоря: Боже! благодарю Тебя, что я не таковъ, какъ прочіе люди, грабители, обидчики, прелюбодѣи, или какъ этотъ мытарь; пощусь два раза въ недѣлю, даю десятую часть изъ всего, что пріобрѣтаю, однакоже предпочтенъ былъ ему тотъ, кто, стоя вдали, не смѣлъ даже поднять глазъ на небо; но ударяя себя въ грудь, говорилъ: Боже! будь милостивъ ко мнѣ — грѣшнику (Лук. 18, 10-14)! He столько фарисей тотъ своимъ здоровьемъ восхищался, сколько сравненіемъ его съ чужими недугами. Полезнѣе было бы ему, такъ какъ онъ пришелъ къ врачу, съ сокрушеніемъ раскрывать то, чѣмъ былъ боленъ, нежели скрывать свои раны, хвалить себя, указывая на чужія раны. Неудивительно, что мытарь, который не устыдился признать свои слабости, вышелъ болѣе оправданнымъ. Въ дѣлахъ видимыхъ, чтобы достигнуть вершины, нужно подниматься вверхъ. Съ Богомъ же, хотя Онъ и выше всего, можно войти въ соприкосновеніе не возношеніемъ, а смиреніемъ. Отсюда и пророкъ говоритъ: близокъ Господь къ сокрушеннымъ сердцемъ (Псал. 24, 19), и еще: высокъ Господь: и смиреннаго видитъ, и гордаго узнаетъ издали (Псал. 137, 6). Дальше всего Онъ отъ гордыхъ. Тѣхъ (смиренныхъ) видитъ Онъ, чтобы поднять, a этихъ, — чтобы низринуть. И когда гаворитъ, что гордаго узнаетъ издали, достаточно ясно вмѣстѣ показываетъ, что Онъ смиреннаго видитъ близко. Самъ же Богъ называется высокимъ, такъ что одинъ Богъ не является высокомѣрнымъ, какъ бы Онъ превозносилъ Себя. Пусть же не думаютъ гордые, что они могутъ укрыться отъ глазъ Божіихъ, потому что узнаетъ Богъ гордаго. И пусть опять-таки не считаютъ себя близкими къ Богу, потому что издали узнаетъ Онъ гордаго. Итакъ, кто отвергаетъ смиреніе покаянія, тотъ не хочетъ приблизиться къ Богу. Иное дѣло — подниматься къ Богу и другое — подниматься противъ Бога. Кто передъ Нимъ повергается, тотъ поднимается Имъ. А кто возвышается предъ Нимъ, того Онъ принижаетъ. Одно есть истинное величіе и другое — пустая напыщенность. Кто полнѣетъ снаружи, тотъ хирѣетъ внутри. Кто желаетъ быть лучше у порога въ домѣ Божіемъ, нежели жить въ шатрахъ нечестія, того удостоиваетъ Богъ обитанія во дворахъ Его. И ничего не беретъ Онъ Себѣ, когда принимаетъ кого-либо въ сѣдалище блаженства. Поэтому въ псалмѣ весьма хорошо и истинно товорится: Блаженъ человѣкъ, котораго сила въ Тебѣ, Господи! И не думай, что тотъ, кто унижаетъ себя, всегда остается въ униженіи, потому что сказано: приходящій отъ силы въ силу. И чтобы не подумалъ ты, что возвышеніе его въ глазахъ людей совершается чрезъ видимое возвышеніе, хотя и сказано: блаженъ человѣкъ, котораго сила въ Тебѣ, Господи! послѣдовательно показываетъ далѣе онъ духовную высоту этой силы: восхожденія въ сердцѣ своемъ положи, во юдоль плачевную, въ мѣсто еже положи. Итакъ, гдѣ положилъ восхожденія? Въ сердцѣ, именно, въ долинѣ плача. Это значитъ, что кто унижаетъ себя, возвысится. Какъ восхожденіе означаетъ возвышеніе, такъ долина означаеть плачъ, смиреніе. Какъ спутникомъ покаянія является скорбь, такъ слезы являются доказательствомъ скорби. И далѣе прекрасно сказано: ибо благословеніе дастъ законополагаяй (Псал. 83, 11. 6-8). Для того законъ данъ, чтобы показать раны грѣшниковъ, которыя могло бы исцѣлить благословеніе благодати. Для того данъ законъ, чтобы гордому обнаружить его немощь, а немощному доказать необходимость покаянія. Для того данъ законъ, чтобы мы восклицали въ долинѣ плача: въ членахъ моихъ вижу иной законъ, противоборствующій закону ума и дѣлающій меня плѣнникомъ закона грѣховнаго, находящагося въ членахъ моихъ,.. и чтобы вмѣстѣ съ плачемъ восклицали: Бѣдный я человѣкъ! Кто избавитъ меня отъ сего тѣла смерти (Рим. 7, 23-24), и чтобы вмѣстѣ съ апостоломъ, который наученъ былъ Тѣмъ, Кто творитъ судъ обиженнымъ, разрѣшаетъ узниковъ, отверзаетъ очи слѣпымъ (Псал. 145, 7-8), мы могли благодарить Бога чрезъ Іисуса Христа, Господа нашего (Рим. 7, 23-25).

2. Какъ извѣстно намъ съ вами, покаяніе бываетъ трехъ родовъ. Въ церкви Божіей они обычны и извѣстны тѣмъ, которые ко всему хотятъ быть внимательными. Одно, рождающее новаго человѣка, прежде чѣмъ въ крещеніи не произойдетъ окончательнаго спасительнаго омовенія всѣхъ, прежде бывшихъ грѣховъ, подобно тому, какъ при рожденіи ребенка минуютъ скорби для тѣхъ, у которыхъ внутренности страдаютъ, и вслѣдъ за печалью слѣдуетъ радость. Всякій, кто слѣдитъ за движеніями своей воли, когда приступаетъ къ таинствамъ вѣрующихъ, не можетъ начать новой жизни, если не раскается въ прежней. Отъ этого покаянія при крещеніи свободны одни лишь младенцы, потому что они не имѣютъ свободнаго изволенія. Имъ для очищенія и отпущенія первороднаго грѣха полезна вѣра тѣхъ, которыми они приносятся, такъ что отъ всякихъ послѣдствій пороковъ другихъ, отъ коихъ рождаются, они очищаются такъ же точно открытымъ исповѣданіемъ другихъ. Истинно потому говорится въ псалмѣ: вотъ я въ беззаконіи зачатъ, и во грѣхѣ родила меня мать моя (Псал. 50, 7); равнымъ образомъ и въ другомъ мѣстѣ написано, что никто не чистъ предъ лицемъ Божіимъ, даже если бы только былъ одинъ день жизни его на землѣ (Іов. 14, 4). Хотя желаніе узнать большее о состояніи младенцевъ въ будущемъ наслѣдіи святыхъ, которое обѣщается имъ, и превосходитъ мѣру разумѣнія людей, однако благочестиво вѣрится, что полезно для душевнаго спасенія ихъ то, что хранится по всему кругу земли силою церковнаго авторитета. Изъ прочихъ же людей никто не приходитъ къ Христу, если прежде не раскается въ томъ, что было прежде. Это первое покаяніе и заповѣдуется іудеямъ апостоломъ Петромъ, когда онъ говоритъ: покайтесь, и да крестится каждый изъ васъ во имя Іисуса Христа (Дѣян. 2, 38). Оно же требуется и Самимъ Господомъ, когда Онъ говоритъ: покайтесь, ибо приблизилось Царство небесное (Матѳ. 4, 17). О томъ же Іоаннъ Креститель, исполненный Духа Святаго Предтеча и Предуготовитель пути Господня, говоритъ такъ: порожденія ехиднины! Кто внушилъ вамъ бѣжать отъ будущаго гнѣва? Сотворите же достойный плодъ покаянія (Матѳ. 3, 7-8).

3. Другое покаяніе, дѣйствіе коего совершается въ теченіе всей жизни, которую проводимъ мы здѣсь, должно сопровождаться постоянной, смиренной молитвой. Потому что всякій, кто истинно желаетъ вѣчной, нетлѣнной, безсмертной жизни, долженъ прежде всего искренно сокрушаться по поводу настоящей жизни, временной, тлѣнной и смертной. И не такъ человѣкъ вступаетъ въ новую жизнь чрезъ таинство крещенія, чтобы подобно тому, какъ освобождается онъ тамъ отъ всѣхъ прежде содѣянныхъ грѣховъ, такъ же точно освобождался отъ смертности и тлѣнности самой плоти. Если же это такъ, истинно, слѣдовательно, то, что написано, и силу чего каждый испытываетъ въ себѣ самомъ, пока живетъ здѣсь, что тлѣнное тѣло отягощаетъ душу, и эта земная храмина подавляетъ многозаботливый умъ (Прем. 9, 15). Но такъ какъ этого не будетъ въ той блаженной жизни, когда поглощена будетъ смерть побѣдою (1 Кор. 15, 54), кто станетъ сомнѣваться, какимъ бы временнымъ счастіемъ ни пользовался онъ, что нужно намъ каяться въ этой жизни и со всею ревностію стремиться къ тому нетлѣнію. И апостолъ говоритъ также, что водворяясь въ тѣлѣ, мы устранены отъ Господа, ибо мы ходимъ вѣрою, а не видѣніемъ (2 Кор. 5, 6-7). Но кто хочетъ дѣйствительно возвратиться ко своему отечеству и къ созерцанію Бога лицемъ къ лицу, если не тотъ, кто скорбитъ о своемъ устраненіи отъ Господа? Изъ такого именно чувства кающагося рождается слѣдующій скорбный вопль: Горе мнѣ, что странствованіе мое продолжительно! И чтобы ты не думалъ, что это говоритъ еще невѣрующій, — смотри, что слѣдуетъ: Я пребываю у шатровъ Кидарскихъ. Долго жила душа моя съ ненавидящими миръ. Я миренъ: но только заговорю, они къ войнѣ (Псал. 119, 5-7). He только къ человѣку вѣрующему относить можно эти слова, но также и къ ревностнѣйшему проповѣднику истины и къ неустрашимому мученику, святому апостолу Павлу. Вѣдь, тотъ же апостолъ говоритъ слѣдующее: Ибо знаемъ, что когда земный нашъ домъ, эта хижина разрушится, мы имѣемъ отъ Бога жилище на небесахъ, домъ нерукотворенный, вѣчный. Оттого мы и вздыхаемъ, желая облечься въ небесное наше жилище; только бы намъ и одѣтымъ не оказаться нагими. Ибо мы, находясь въ этой хижинѣ, воздыхаемъ подъ бременемъ, потому что не хотимъ совлечься, но облечься, чтобы смертное поглощено было жизнью (2 Кор. 5, 1-4). Итакъ, чего желать намъ, какъ не иного бытія, чѣмъ то, какое теперь мы влачимъ? И о чемъ вздыхать, какъ не о своемъ положеніи? Но когда будемъ мы свободны отъ этого, если не тогда, когда, по разрушеніи земной хижины, наслѣдуемъ небесное жилище и духомъ, и тѣломъ, съ обновленіемъ всего человѣка? Поэтому и праведный Іовъ назвалъ искушеніемъ самую жизнь настоящую, восклицая: не искушеніе ли житіе человѣку на земли? И далѣе, не касаясь тайны паденія человѣка, онъ говоритъ: якоже рабъ, бояйся Господа своего и улучивъ сѣнь (въ русскомъ текстѣ слова эти передаются иначе, и смыслъ ихъ другой — Іов. 7, 1-2), — справедливо настоящую жизнь называя скорѣе тѣнью ея. He напрасно и Адамъ послѣ грѣхопаденія, убѣгая, скрылся отъ лица Божія, сдѣлавъ себѣ одежду изъ древесныхъ листьевъ, изъ коихъ изготовляются навѣсы для тѣни, какъ бы убѣгая отъ господина своего и ища тѣни.

4. Все это для того сказано, чтобы кто-нибудь, хотя бы онъ былъ чрезъ крещеніе и очищенъ отъ прежнихъ грѣховъ, не возгордился и не подумалъ, что нѣтъ уже за нимъ ничего, что отдѣляло бы его отъ таинства алтаря, но болѣе хранилъ бы смиреніе, которое является главнымъ руководственнымъ правиломъ для христіанъ, — чтобы не гордились земля и пепелъ (Сир. 10, 9), пока не пройдетъ эта ночь, во время которой бродятъ всѣ лѣсные звѣри; львы рыкаютъ о добычѣ и просятъ у Бога пищу себѣ (Псал. 103, 20-21). Въ качествѣ этой пищи суждено было явиться Іову, который говорилъ: не искушеніе ли житіе человѣку на земли? И Господь говоритъ ученикамъ Своимъ: се, сатана просилъ, чтобы сѣять васъ, какъ пшеницу (Лук. 22, 31). Итакъ, кто здравомыслящій не вздыхаетъ о лучшемъ? И почему не проводить время въ покаяніи? Кто со всѣмъ смиреніемъ, моля Бога о помощи, не представитъ себя покорнымъ Ему, пока не пройдутъ искушенія и вся эта земная мишура, и не взойдетъ для насъ тотъ день, который никогда не перестаетъ, и не освѣтитъ скрытое во мракѣ и не обнаружитъ сердечныхъ намѣреній, и тогда каждому будетъ похвала отъ Бога (1 Кор. 4, 5)? Хотя бы кто и былъ увѣренъ, что онъ укротилъ свое тѣло и, умерши для міра, обуздываетъ порабощенные члены, такъ что грѣхъ уже не царствуетъ въ смертномъ тѣлѣ его для исполненія похотей его, что онъ почитаетъ одного только истиннаго Бога, не дѣлаетъ кумировъ, не чтитъ изображеній ложныхъ божествъ, не призываетъ напрасно имени Господа Бога своего, помнитъ день субботній, во образъ покоя вѣчнаго, почитаетъ родителей, не убиваетъ, не прелюбодѣйствуетъ, не крадетъ, не лжесвидѣтельствуетъ, не оскверненъ пожеланіемъ чужой вещи или чужой жены, не роскошествуетъ и не снѣдается скупостью, не сварливъ, не хульникъ и не злорѣчивъ, продаетъ, наконецъ, все свое и даетъ бѣднымъ, и слѣдуетъ за Христомъ, и укрѣпляетъ въ сердцѣ своемъ корень небесныхъ сокровищъ, — чего, кажется, требовать еще для полной справедливости, — однакоже пусть не превозносится. Пусть помнитъ, что все это дано ему и не отъ него явилось. Что ты имѣешь, чего бы не получилъ? А если получилъ, что хвалишься, какъ будто не получилъ (1 Кор. 4, 7)? Пусть такой разумно употребляетъ господское имѣніе, пусть заботится о ближнемъ, какъ о себѣ самомъ. Пусть не думаетъ, что довольно сохранить только полученное, чтобы не услышать ему: лукавый рабъ и лѣнивый!.. надлежало тебѣ отдать серебро мое торгующимъ, и я, пришедъ, получилъ бы мое съ прибылью (Матѳ. 25, 26-27), чтобы не лишиться полученнаго и не быть ввергнутымъ во тьму внѣшнюю. Если весьма великаго наказанія слѣдуетъ бояться тѣмъ, которые цѣлымъ сохраняютъ то, что получили, то на что надѣются еще тѣ, которые тратятъ полученное неправедно и беззаконно? И въ дѣлахъ чисто-житейскихъ человѣкъ, такимъ образомъ, связывается обязанностью не только плотского, но духовнаго пріобрѣтенія. Но хотя бы онъ и не былъ связанъ житейскими дѣлами, все же не долженъ вслѣдствіе того, что служитъ Богу, приходить въ оцѣпенѣніе отъ праздности, чтобы не оказаться отверженнымъ. Пусть даетъ, если можетъ, милостыню доброхотно, даетъ ли когда что-нибудь бѣднымъ для удовлетворенія ихъ житейскихъ нуждъ, или, когда, являясь раздаятелемъ небеснаго хлѣба, созидаетъ въ сердцахъ вѣрующихъ крѣпкіе оплоты противъ діавола. Доброхотно дающаго любитъ Богъ (2 Кор. 9, 7). Пусть не впадаетъ въ малодушіе въ обстоятельствахъ трудныхъ, которыя необходимо случаются, чтобы показать человѣку, что онъ человѣкъ. Пусть не гнѣвается на того, кто со злобой врывается къ нему, или забитый нуждою неумѣло проситъ, или безъ разбора хочетъ подойти къ тебѣ со своими дѣлами въ то время, какъ ты занятъ бóльшимъ, или на словахъ слѣпо сопротивляется явной справедливости, или когда является непріятно вялымъ. Пусть не обнаруживаетъ чего-либо больше или меньше, чѣмъ слѣдуетъ, пусть не говоритъ больше, чѣмъ нужно или, когда ненужно. Какъ прекрасны ноги благовѣствующихъ миръ, благовѣствующихъ благое (Рим. 10, 15)! Но и они съ земли сухой собираютъ прахъ, который естественно стряхивается ими въ осужденіе тѣмъ, кои вслѣдствіе дурной воли отвергаютъ благовѣстіе. Итакъ, не только по причинѣ того, что жизнь эта скоропреходящая и неизвѣстна и не только по причинѣ той заботы дневной, о коей сказано: довольно для каждаго дня своей заботы (Матѳ. 6, 34), и которую мы должны нести на себѣ, ожидая съ твердымъ упованіемъ, пока не пройдетъ это время, и принося плодъ съ терпѣніемъ, но и по причинѣ праха этого міра, праха, который пристаетъ къ ногамъ подвизающихся на нивѣ благовѣстія, а также по причинѣ непріятностей, случающихся даже въ самыхъ нужныхъ дѣлахъ, и вознаграждающихся при помощи Божіей съ избыткомъ, намъ нужно имѣть ежедневное покаяніе.

5. Но если къ этому обязываются служители слова Божія и таинъ Христовыхъ, то насколько болѣе обязываются къ тому всѣ другіе простые подданные Великаго Царя?

Апостолъ Павелъ, этотъ вѣрный и отважный воинъ Христовъ, чтобы избѣгнуть только ложнаго подозрѣнія въ корыстолюбіи, пользовался своимъ содержаніемъ, даже когда, быть можетъ, не было средствъ къ содержанію; другимъ церквамъ, такъ говоритъ онъ, я причинялъ издержки, получая отъ нихъ содержаніе для служенія вамъ (2 Кор. 11, 8). Насколько же болѣе міряне, связанные заботами вѣка, должны совершать ежедневное покаяніе? Хотя бы они и были незапятнанные и чистые отъ воровства, хищеній, обмана, отъ любодѣянія и всякаго излишества, отъ гнуснаго идолослуженія, отъ участія въ пошлыхъ зрѣлищахъ, отъ ересей и раздѣленій и отъ всѣхъ, вообще, подобныхъ пороковъ и преступленій, однако уже вслѣдствіе обычныхъ домашнихъ заботъ и въ области интимныхъ супружескихъ отношеній такъ много грѣшатъ люди, что кажутся уже не только запорошенными пылью этого міра, но какъ бы обмазанными грязью. Это есть то именно, на что указываетъ апостолъ, когда говоритъ къ коринѳянамъ: и то уже весьма унизительно для васъ, что вы имѣете тяжбы между собою. Для чего бы вамъ лучше не оставаться обиженными? Для чего бы вамъ лучше не терпѣть лишенія? Но среди нихъ оказывается то достойное осужденія, о чемъ говоритъ онъ потомъ: но вы сами обижаете и отнимаете, и притомъ у братьевъ (1 Кор. 6, 7-8). Помимо всякихъ несправедливостей и обмановъ, даже суды и тяжбы имѣть между собою считаетъ апостолъ дѣломъ постыднымъ и увѣщеваетъ, чтобы дѣла такого рода разрѣшались судомъ церковнымъ. Отсюда понятны и слѣдующія слова его: неженатый заботится о Господнемъ, какъ угодить Господу; а женатый заботится о мірскомъ, какъ угодить женѣ. To же говоритъ онъ и о женщинахъ, хотя вмѣстѣ съ тѣмъ увѣщеваетъ мужа и жену быть вмѣстѣ, чтобы не искушалъ васъ сатана невоздержаніемъ вашимъ. Желая же показать, что это грѣхъ и лишь уступка немощи, онъ тотчасъ затѣмъ прибавляетъ: впрочемъ, это сказано мной, какъ позволеніе, а не какъ повелѣніе (1 Кор. 7, 32-33. 5-6). Только смѣшеніе того и другого пола ради рожденія является невмѣняемымъ. Какъ много бываетъ также и другихъ грѣховъ или въ разговорѣ о чужихъ предметахъ и дѣлахъ, до насъ не касающихся, или даже въ одномъ смѣхѣ пустомъ, — какъ написано: глупый въ смѣхѣ возвышаетъ голосъ свой, а мужъ благоразумяый едва тихо улыбнется (Сир. 21, 23), или въ самой пищѣ, предназначенной для поддержанія этой жизни, наблюдается неумѣренность и невоздержаніе, сопровождающееся разстройствомъ желудка на другой день; — или въ куплѣ и продажѣ, когда даются лживыя увѣренія въ цѣнности и дешевизнѣ предметовъ. Долго перечислять все это, что каждый въ себѣ лучше можетъ замѣтить и увидѣть, если внимательно будетъ держать предъ собой зеркало Божественнаго Писанія. Хотя бы и не было отдѣльныхъ за нами смертныхъ грѣховъ, въ родѣ убійства, прелюбодѣянія или другихъ подобныхъ, однако, въ совокупности они смертоносны своею многочисленностью и такъ обезображиваютъ насъ, что отдѣляютъ отъ чистѣйшихъ объятій прекраснѣйшаго всѣхъ сыновъ человѣческихъ Жениха (Псал. 44, 3), если не отсѣкаются посредствомъ ежедневнаго покаянія.

6. Если же это неправда, то почему мы ежедневно ударяемъ въ грудь себя? И подобное дѣлаемъ даже мы, священствующіе, предстоящіе у алтаря. Молясь, мы говоримъ, и нужно, чтобы въ теченіе всей жизни говорили: и прости намъ долги наши, какъ и мы прощаемъ должникамъ нашимъ (Матѳ. 6, 12). Молимся о прощеніи не того, что будто бы не прощено было намъ въ крещеніи, каковымъ утвержденіемъ мы можемь показать лишь колебаніе вѣры нашей, а говоримъ это о ежедневныхъ грѣхахъ, за которые каждый по силамъ своимъ неустанно приноситъ жертву милостыни, поста и самыхъ моленій и молитвъ. Отсюда каждый, внимательно наблюдающій за собой, не станетъ обольщать себя, хорошо понимая, въ какой опасности и вѣчной смерти оказывается онъ, и какъ нужно ему постоянно заботиться о своемъ очищеніи, вслѣдствіе частаго отчужденія отъ Господа, и какъ склонны бываемъ мы возвращаться назадъ, даже стоя на пути Христовомъ. Вѣдь, если мы не имѣемъ грѣховъ и въ то же время, ударяя себя въ грудь, говоримъ: прости намъ долги наши, то тѣмъ самымъ тяжко, внѣ всякаго сомнѣнія, согрѣшаемъ, когда даже во время самой молитвы (inter ipsa sacramenta) лжемъ. Такимъ образомъ, поскольку посредствомъ вѣры, надежды и любви мы соединяемся съ Богомъ и подражаемъ Ему, мы не грѣшимъ, но дѣлаемся дѣтьми Божіими. Поскольку же, вслѣдствіе немощи плоти нашей, такъ какъ она еще не освобождена отъ смерти и не измѣнена воскресеніемъ, вторгаются въ нашу душу движенія недобрыя, порочныя, мы согрѣшаемъ. Но намъ полезно признаваться въ этомъ, чтобы заслужить исцѣленіе немощи нашей, осудивъ гордость. Поэтому истинно и то, что рожденный отъ Бога не дѣлаетъ грѣха (1 Іоан. 3, 9), и то, о чемъ читаемъ мы въ томъ же посланіи Іоанна: если говоримъ мы, что не имѣемъ грѣха, обманываемъ самихъ себя, и истины нѣтъ въ насъ (1 Іоан. 1, 8). Тамъ говорится о первыхъ шагахъ новаго человѣка, здѣсь — объ остаткахъ прежняго; то и другое совершается въ этой жизни. Постепенно наступаетъ обновленіе и постепенно, съ удаленіемъ ветхости, оно занимаетъ ея мѣсто. Если же и то, и другое совершается здѣсь, то мы, слѣдовательно, находимся въ пути, — не только поражаемъ противника, но и сами поражаемся при неособенно осторожной борьбѣ съ грѣхомъ. И похваляется теперь не тотъ, кто побѣдилъ, но кто чаще наноситъ удары, кто мужественнѣе сражается. Это будетъ до тѣхъ поръ, пока не увлечетъ нѣкоторыхъ въ вѣчную смерть тотъ, кто, падши самъ, завидуетъ человѣку стоящему, и пока не раздастся со стороны другихъ (спасенныхъ) торжествующій крикъ: смерть! гдѣ твое жало? Адъ! Гдѣ твоя побѣда (1 Кор. 15, 55)? Но никогда мы такъ легко не поражаемся врагомъ, какъ если подражаемъ его гордости, и никогда сильнѣе не повергаемъ его, какъ если слѣдуемъ за Христомъ. Ничѣмъ другимъ не причиняемъ мы ему бóльшихъ скорбей, какъ если врачуемъ раны грѣховныя исповѣданіемъ своихъ грѣховъ и раскаяніемъ въ нихъ.

7. Есть еще третій родъ покаянія, когда совершается оно за грѣхи, кои запрещаетъ десятословіе, и о коихъ апостолъ говоритъ, что поступающіе такъ Царствія Божія не наслѣдуютъ (Гал. 5, 21). Относительно этого покаянія каждый долженъ соблюдать особенную строгость, чтобы, осуждая самихъ себя, мы не были осуждены Господомъ; по слову того же апостола, если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы (1 Кор. 11, 31). Пусть же взойдетъ человѣкъ на трибуналъ своей мысли, если боится того, что всѣмъ намъ должно явиться предъ судищемъ Христовымъ, чтобы каждому получить соотвѣтственно тому, что онъ дѣлалъ, живя въ тѣлѣ, — доброе или худое (2 Кор. 5, 10). Пусть поставитъ себя предъ лицомъ своимъ; такъ и Богъ грозитъ грѣшнику, говоря: изобличу тебя и представлю предъ глаза твои грѣхи твои (Псал. 49, 21). Итакъ, установивши судище въ сердцѣ своемъ, найди обвинителя въ мысли своей, свидѣтеля въ своей совѣсти и мучителя въ страхѣ. Пусть черезъ слезы истекаетъ у кающагося какъ бы кровь души его. Наконецъ, пусть утвердится онъ въ той мысли, чтобы считать себя недостойнымъ причащенія тѣла и крови Господней, такъ, чтобы тому, кто боится отдѣлиться отъ небеснаго Царства черезъ послѣднее рѣшеніе Верховнаго Судіи, удѣлялся, но лишь послѣ исполненія правилъ церковныхъ, въ таинствѣ хлѣбъ небесный. Пусть стоитъ передъ взоромъ твоимъ образъ будущаго суда, и когда одни приходятъ къ алтарю Господню, къ коему самъ ты не подходишь, помышляя, какъ ужасно наказаніе, въ силу коего въ то время, какъ одни получаютъ жизнь вѣчную, другіе осуждаются на смерть вѣчную. Къ этому алтарю, который теперь утвержденъ въ церкви для прославленія Божественныхъ таинъ и доступенъ зрѣнію тѣлесныхъ очей, могутъ приближаться многіе, даже и преступники, такъ какъ Богъ въ настоящемъ времени показываетъ свое терпѣніе, чтобы въ будущемъ показать строгость. Приходятъ они, не подозрѣвая, что терпѣніе Божіе призываетъ ихъ къ покаянію. Но они по ожесточенію и нераскаянности сердца своего собираютъ себѣ гнѣвъ на день гнѣва и откровенія праведнаго суда отъ Бога, Который воздастъ каждому по дѣламъ его (Рим. 2, 4-5). Къ другому же алтарю, куда предтечею за насъ вошелъ Іисусъ, Глава Церкви, куда за этой Главой имѣютъ послѣдовать и прочіе члены, не можетъ приблизиться никто изъ тѣхъ, о коихъ, какъ я уже упоминалъ, апостолъ сказалъ, что поступающіе такъ Царства Божія не наслѣдуютъ. Одинъ лишь Священникъ будетъ тамъ, но, конечно, со Своимъ тѣломъ, коего Онъ является главой, которая уже вошла на небо. Это именно имѣющее быть вмѣстѣ на небѣ съ главою тѣло апостолъ Петръ называетъ царственнымъ священствомъ, народомъ святымъ (1 Петр. 2, 9). Итакъ, какимь образомъ, за внутреннюю завѣсу, въ то невидимое святое святыхъ осмѣлится или можетъ войти тотъ, кто, пренебрегая правилами церковными (qui medicinam coelestis disciplinae contemnens), не захотѣлъ на короткое время отвлечься отъ видимаго? Кто не хотѣлъ унизиться для того, чтобы возвыситься, тотъ, когда захочетъ возвыситься, унизится. И навѣки отдѣлится отъ общенія со святыми всякій, кто въ теченіе этого времени подвигомъ послушанія и оправданіемъ въ покаяніи не заботился приготовить себѣ мѣсто въ тѣлѣ Небеснаго Первосвященника. Съ какимъ безстыднымъ челомъ захотѣлъ бы тогда отвратить лицо Божіе отъ грѣховъ своихъ тотъ, кто теперь не говоритъ отъ всего сердца: Ибо беззаконія мои я сознаю, и грѣхъ мой всегда предо мною (Псал. 50, 5)? И какъ Богъ могъ бы простить то, чего самъ человѣкъ не захотѣлъ познать въ себѣ самомъ?

8. Но, можетъ быть, имѣютъ надежды какія-нибудь и тѣ, которые хотятъ успокоить себя суетою? Погрязая въ порокахъ и роскоши, они, когда слышатъ слова апостола, что поступающіе такъ Царства Божія не наслѣдуютъ, хотятъ имѣть спасеніе, коего ищутъ, кромѣ Царства небеснаго, и такъ говорятъ себѣ, отказываясь совершать покаяніе о грѣхахъ своихъ и измѣнить пагубный образъ жизни хоть сколько-нибудь къ лучшему: «не хочу царствовать, довольно для меня быть спасеннымъ». Но здѣсь обманываются они прежде всего потому, что нѣтъ никакого спасенія для тѣхъ, которые упорствуютъ въ своемъ нечестіи. Господь говоритъ: и по причинѣ умноженія беззаконія во многихъ охладѣетъ любовь; претерпѣвый же до конца спасется (Матѳ. 24, 12-13); спасеніе обѣщается во всякомъ случаѣ остающимся въ любви, а не въ нечестіи. Гдѣ же бываетъ любовь, тамъ не могутъ имѣть мѣста тѣ злыя дѣла, которыя отдѣляютъ отъ Царства Божія. Ибо весь законъ въ одномъ словѣ заключается: "люби ближняго твоего, какъ самого себя" (Гал. 5, 14). Затѣмъ, если и есть какая разница между царствующими и нецарствующими, слѣдуетъ однако заботиться о томъ, чтобы всѣмъ быть вмѣстѣ, и чтобы не оказаться въ числѣ худшихъ (hostium) или чужихъ. Вѣдь, и римляне, хотя всѣ владѣютъ своимъ царствомъ Римскимъ, однако, не всѣ царствуютъ и повинуются другимъ —царствующимъ. Но апостолъ не говоритъ, что поступающіе такъ не будутъ царствовать, а сказалъ: поступающіе такъ Царства Божія не наслѣдуютъ. Это же сказано о плоти и крови. Плоть и кровь не могутъ наслѣдовать Царства Божія... Ибо тлѣнному сему надлежитъ облечься въ нетлѣніе, и смертному сему облечься въ безсмертіе (1 Кор. 15, 50. 53), такъ что являются они уже не плотію и кровію, но душевное тѣло получаетъ свойство и природу тѣла духовнаго. Хотя бы устрашились они послѣдняго приговора нашего Судіи, который потому и благоволилъ Онъ сдѣлать извѣстнымъ, чтобы предостеречь вѣрныхъ рабовъ Своихъ, даруя боящимся знамя, чтобы они подняли его ради истины (Псал. 59, 6). Кромѣ тѣхъ, кому прямо обѣщано, что они будутъ судить согласно словамъ Господа: сядете и вы на двѣнадцати престолахъ, судить двѣнадцать колѣнъ израилевыхъ (Матѳ. 19, 28), въ числѣ судящихъ слѣдуетъ разумѣть всѣхъ, кто ради Евангелія оставилъ все свое достояніе и послѣдовалъ за Христомъ. Число двѣнадцать означаетъ нѣкоторую цѣлокупность, и неужели не будетъ тамъ апостола Павла, хотя онъ и не былъ изъ числа двѣнадцати? Будутъ, такимъ образомъ, участвовать вѣрные въ судѣ вмѣстѣ съ тѣми, кого называетъ Господь именемъ ангеловъ, когда говоритъ: пріидетъ Сынъ Человѣческій, и всѣ святые ангелы съ Нимъ (Матѳ. 25, 31). Ангелы суть вѣстники. Вѣстниками совершенно справедливо можно назвать всѣхъ, кто возвѣщаетъ людямъ о небесномъ спасеніи. Отсюда, и евангелистовъ можно назвать добрыми ангелами, и объ Іоаннѣ Крестителѣ сказано: вотъ Я посылаю ангела Моего предъ лицемъ Твоимъ (Марк. 1, 2; Мал. 3, 1). За исключеніемъ всѣхъ этихъ святыхъ, остальное множество людей, какъ ясно уже изъ словъ Самого Господа, раздѣлено будетъ на двѣ части. И поставитъ Онъ овецъ по правую сторону, а козловъ по лѣвую и скажетъ овцамъ, т.-е. праведникамъ: придите, благословенные Отца Моего, наслѣдуйте Царство, уготованное вамъ отъ созданія міра. Объ этомъ Царствѣ говоритъ и апостолъ, когда, перечисливъ дурныя дѣла, замѣчаетъ, что поступающіе такъ Царства Божія не наслѣдуютъ. Замѣчай далѣе, чтó услышатъ стоящіе по лѣвую сторону: идите, говоритъ Господь, въ огонь вѣчный, уготованный діаволу и ангеламъ его (Матѳ. 25, 31-41). Пусть же поэтому никто не надѣется на одно лишь имя христіанское и со всякой покорностью и страхомъ слушаетъ апостола, говорящаго: ибо знайте, что никакой блудникъ, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имѣетъ наслѣдія въ Царствѣ Христа и Бога. Никто да не обольщаетъ васъ пустыми словами, ибо за это приходитъ гнѣвъ Божій на сыновъ противленія. Итакъ, не будьте сообщниками ихъ (Ефес. 5, 5-7), Подробнѣе же Онъ говоритъ объ этомъ къ Коринѳянамъ такъ: не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодѣи, ни малакіи, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злорѣчивые, ни хищники Царства Божія не наслѣдуютъ. И смотрите, какъ Онъ затѣмъ освобождаетъ отъ страха и отчаянія тѣхъ, кои совершили это въ прежней жизни: и такими были нѣкоторые изъ васъ, но омылись, но освятились... именемъ Господа нашего Іисуса Христа и Духомъ Бога нашего (1 Кор. 6, 9-11).

9. Итакъ, кто послѣ крещенія продолжаетъ совершать прежнія злыя дѣла, неужели будетъ онъ оставаться врагомъ себѣ до такой степени, чтобы колебаться еще перемѣнить жизнь, пока есть время, и станетъ грѣшить далѣе? Вѣдь, такъ упорно оставаясь во грѣхахъ, онъ собираетъ себѣ гнѣвъ на день гнѣва и откровенія праведнаго суда Божія, и если живетъ еще, то это значитъ, что терпѣніе Божіе ведетъ его къ покаянію. И вотъ, опутанный узами смертоносныхъ грѣховъ, онъ еще не хочетъ, еще откладываетъ, еще колеблется прибѣгать къ ключамъ Церкви (ad ipsas claves Ecclesiae) [1], при посредствѣ коихъ могъ бы получить разрѣшеніе здѣсь, на землѣ, чтобы быть разрѣшеннымъ на небѣ, смѣетъ надѣяться послѣ этой жизни на какое-то еще спасеніе потому только, что называется христіаниномъ, и не страшится истинныхъ угрожающихъ словъ Господнихъ: не всякій, говорящій Мнѣ: Господи! Господи! войдетъ въ Царство небесное, но исполняющій волю Отца Моего Небеснаго (Матѳ. 7, 21). Развѣ и апостолъ въ посланіи къ Галатамъ, перечисливъ дѣла, коими согрѣшаютъ люди, не тотъ же дѣлаетъ выводъ? Дѣла плоти, говоритъ онъ, извѣстны; они суть: прелюбодѣяніе, блудъ, нечистота, непотребство, идолослуженіе, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнѣвъ, распри, разногласія, соблазны, ереси, ненависть, убійства, пьянство и тому подобное; предваряю васъ, какъ и прежде предварялъ, что поступающіе такъ Царствія Божія не наслѣдуютъ (Гал. 5, 19-21). Пусть же осуждаетъ человѣкъ самъ себя за свое расположеніе къ такимъ порокамъ, пока можетъ это сдѣлать, и пусть постарается измѣнить жизнь свою къ лучшему, чтобы, когда уже не въ состояніи будетъ этого сдѣлатъ, не подвергнуться осужденію отъ Бога. И когда уже созрѣетъ въ немъ мысль о дѣйствительномъ исправленіи, пусть приходитъ къ предстоятелямъ Церкви, черезъ которыхъ дается разрѣшеніе отъ грѣховъ; какъ добрый сынъ, съ соблюденіемъ установленнаго порядка, пусть получаетъ отъ служителей тайнъ и знакъ своего оправданія и, съ полной преданностью и благоговѣніемъ принося жертву сердца сокрушеннаго, пусть дѣлаетъ то, что не только бы ему служило во спасеніе, но и другимъ въ назиданіе. И если священникъ найдетъ это полезнымъ для церкви, пусть не отказывается кающійся, въ виду тяжести грѣха и произведеннаго имъ соблазна для другихъ, принести покаяніе предъ лицомъ многихъ или даже предъ лицомъ всего народа, пусть не противится и не увеличиваетъ тѣмъ воспаленія пагубной и смертоносной раны своей, пусть помнитъ всегда, что Богъ гордымъ противится, а смиреннымъ даетъ благодать (Іак. 4, 6). Да и что печальнѣе, что хуже, какъ не стыдиться самой раны, которой нельзя скрыть, и въ то же время стыдиться ея перевязки?

10. Пусть никто не думаетъ, братія мои, что потому можетъ онъ пренебречь совѣтомъ касательно этого спасительнаго покаянія, что, быть можетъ, видитъ и знаетъ многихъ, приступающихъ къ таинству алтаря, грѣхи коихъ извѣстны ему. Потому что многіе исправляются, какъ Петръ многіе терпятся, какъ Іуда. Состояніе многихъ неизвѣстно, пока не придетъ Господь, Который и освѣтитъ скрытое во тьмѣ и обнаружитъ сердечныя намѣренія (1 Кор. 4, 5). Вѣдь, многіе потому желаютъ обвинять другихъ, что черезъ нихъ стараются извинить себя самихъ. Многіе же добрые христіане потому молчатъ и терпятъ грѣхи другихъ, которые имъ извѣстны, что не имѣютъ часто доказательствъ, и то, что они сами знаютъ, не могутъ доказать передъ судомъ церковнымъ. Хотя и истинно иное, однако судья не можетъ довѣрить тому, если нѣтъ вѣрныхъ доказательствъ. Мы же не можемъ удерживать отъ общенія никого (хотя бы это удержаніе имѣло лишь воспитательную цѣль), если только кто добровольно не признается во грѣхѣ или не будетъ указанъ и обличенъ судомъ частнымъ или церковнымъ. А присвоить себѣ и то, и другое право, т.-е., быть для всякаго и обвинителемъ, и судьей кто осмѣлится? На такой порядокъ кратко указываетъ, какъ слѣдуетъ полагать, апостолъ Павелъ въ томъ же посланіи къ Коринѳянамъ, когда, назвавъ всякаго рода пороки, даетъ форму суда церковнаго для всѣхъ подобныхъ пороковъ. Онъ говоритъ: я писалъ вамъ въ посланіи — не сообщаться съ блудниками; впрочемъ, не вообще съ блудниками міра сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вамъ выйти изъ міра сего (1 Кор. 5, 9-10). He могутъ люди, живя въ этомъ мірѣ, не быть вмѣстѣ съ таковыми. He могутъ и приводить ихъ ко Христу, если будутъ избѣгать бесѣдъ и общенія съ ними. Поэтому и Господь, вкушая пищу съ мытарями и грѣшниками, говорилъ: He здоровые имѣютъ нужду во врачѣ, но больные... Я пришелъ призвать не праведниковъ, но грѣшниковъ къ покаянію (Матѳ. 9, 12-13). И апостолъ, слѣдуя Ему, говоритъ далѣе: я писалъ вамъ — не сообщаться съ тѣмъ, кто, называясь братомъ, остается блудникомъ, или лихоимцемъ, или идолослужителемъ, или злорѣчивымъ, или пьяницей, или хищникомъ, съ такимъ даже и не ѣсть вмѣстѣ. Ибо что мнѣ судить и внѣшнихъ? He внутреннихъ ли вы судите? Внѣшнихъ же судитъ Богъ. Итакъ, извержите развращеннаго изъ среды васъ (1 Кор. 5, 11-18). Здѣсь онъ ясно показываетъ, что не необдуманно и не кое-какъ злые должны быть лишаемы общенія церковнаго. И если нельзя этого сдѣлать посредствомъ суда, то пусть скорѣе терпятся они, чтобы кто-нибудь, избѣгая злыхъ, самъ не удалялся отъ церкви и другихъ не увлекалъ въ геенну. Примѣры этого въ назиданіе намъ указаны въ Священномъ Писаніи, напримѣръ, въ жатвѣ, когда солома остается до послѣдняго дня вѣянія (Матѳ. 3, 12), или когда говорится о неводѣ, въ коемъ остаются хорошія рыбы вмѣстѣ съ худыми, пока ихъ не раздѣлятъ на берегу, т.-е. при кончинѣ вѣка (Матѳ. 13, 47-50). He противорѣчитъ этому и то, чтó говоритъ апостолъ въ другомъ мѣстѣ: кто ты, осуждающій чужого раба? Передъ своимъ Господомъ стоитъ онъ или падаетъ (Рим. 14, 4). He хотѣлъ онъ, чтобы одинъ человѣкъ подвергался осужденію другого по одному только подозрѣнію, или судился необычнымъ произвольнымъ судомъ, но чтобы все совершалось согласно съ закономъ Божіимъ, по чину церковному, когда кто-либо самъ признается, или когда онъ ясно будетъ обвиненъ и уличенъ. Иначе для чего сказалъ онъ: но кто, называясь братомъ, остается блудникомъ... или идолослужителемъ... и пр., какъ не съ цѣлью научить, чтобы обвиненія эти произносились правильно, какъ это установлено чиномъ церковнымъ? Вѣдь, если довольно одного наименованія (оговора), то многіе невинные должны были бы быть осуждены, потому что часто во всякаго рода преступленіяхъ оговариваются ложно.

11. Итакъ, тѣ, коихъ убѣждаемъ мы совершать покаяніе, пусть не ищутъ себѣ спутниковъ по пути къ наказанію и пусть не радуются, что много находится ихъ. Вѣдь, не меньше будутъ страдать они оттого, что вмѣстѣ со многими подвергнутся страданіямъ. Неумная это отговорка и напрасное утѣшеніе для себя. Или, можетъ быть, видятъ, что многіе изъ предстоятелей и служителей церковныхъ живутъ не согласно со своимъ словомъ и недостойно тайнъ, которыя чрезъ нихъ совершаются для прочихъ. О, несчастные люди, забывающіе черезъ это Христа! Вѣдь, Онъ уже давно указалъ, чтобы мы болѣе повиновались закону Божію, нежели старались подражать тѣмъ, которые говорятъ и не дѣлаютъ (Матѳ. 23, 3). Терпя до конца своего предателя, Онъ посылалъ его даже на проповѣдь вмѣстѣ съ другими. Тѣ, которые охотнѣе избираютъ — подражать дурнымъ нравамъ своихъ предстоятелей, нежели исполнять возвѣщаемыя чрезъ нихъ заповѣди Божіи, столь же неразумны, нетолковы и жалки, какъ жалокъ путникъ, который станетъ думать, что слѣдуетъ ему остановиться и не идти далѣе, когда увидитъ, что дорогу показываютъ каменные столбы, покрытые буквами. Почему однако, если нужно дойти до конца, не посмотрѣть внимательнѣе и не послѣдовать за такими спутниками, которые и путь хорошо показываютъ и сами безпрепятственно и быстро идутъ по нему? И это въ томъ случаѣ, еслибы въ такихъ спутникахъ былъ недостатокъ, и ихъ было бы мало; вѣдь, не можетъ же совсѣмъ не быть ихъ, хотя люди не такъ ищутъ то, что можетъ служить къ подражанію, какъ то, на что могли бы излить лицемѣрное негодованіе, и не находятъ добрыхъ, будучи сами дурны, или боясь найти таковыхъ, желая навсегда остаться злыми. Впрочемъ, допустимъ, что теперь нѣтъ людей, достойныхъ подражанія. Но всякій, думающій такъ, пусть посмотритъ мысленно на Господа, Который сдѣлался человѣкомъ, чтобы научить жизни человѣка. Если Христосъ обитаетъ у тебя во внутреннемъ человѣкѣ, въ вѣрующемъ сердцѣ твоемъ, и если ты помнишь слова апостола Іоанна: кто говоритъ, что пребываетъ въ Немъ (во Христѣ), тотъ долженъ поступать такъ, какъ Онъ поступалъ (1 Іоан. 2, 6), тогда не придется искать тебѣ, за кѣмъ слѣдовать, и другой когда увидитъ тебя, не станетъ жаловаться также на недостатокъ добрыхъ. Если ты не знаешь, какъ нужно жить праведно, старайся узнать заповѣди Божіи. Весьма возможно, что многіе живутъ праведно, но потому тебѣ кажется, что нѣтъ таковыхъ, что ты не знаешь, въ чемъ состоитъ жизнь праведная. Если же узналъ, поступай такъ, чтобы и самъ ты имѣлъ, чего ищешь, и другимъ показывалъ, чему нужно подражать. Стремись духомъ ко Христу, стремись къ апостоламъ, изъ которыхъ самымъ младшимъ является тотъ, кто говоритъ: подражайте мнѣ, какъ я Христу (1 Кор. 4, 16). Стремись духомъ къ неисчислимому множеству мучениковъ. Почему пріятно тебѣ прославлять память ихъ постыдными пиршествами [2] и непріятно подражать жизни ихъ доброй жизнью? Тамъ увидишь, что не только мужи, но даже женщины и, наконецъ, мальчики и дѣвочки не увлекаются неразуміемъ и не совращаются нечестіемъ, не падаютъ передъ страхомъ опасностей, не трогаются любовью этого вѣка. Такъ тебя, не знающаго гдѣ найти оправданіе себѣ, окружаетъ не только прямое руководство заповѣдей, но и безчисленное множество примѣровъ.

12. Но продолжимъ бесѣду о пользѣ и спасительности покаянія, какъ это мы намѣтили уже. Если ты, отчаяваясь въ своемъ спасеніи, прибавляешь ко грѣхамъ грѣхи, какъ написано: егда пріидетъ нечестивый въ глубину золъ, не радитъ (Прит. 18, 3), то все-таки не пренебрегай покаяніемъ, не отчаявайся; взывай изъ глубины сердца ко Господу и говори Ему: изъ глубины взываю къ Тебѣ, Господи, Господи! услышь голосъ мой. Да будутъ уши Твои внимательны къ голосу моленій моихъ. Если Ты, Господи, будешь замѣчать беззаконія, — Господи! кто устоитъ? Ho y Тебя прощеніе (Псал. 129, 1-4). Изъ такой глубины ниневитяне воззвали и получили прощеніе; угроза пророка оказалась слабѣе противъ смиреннаго раскаянія ихъ. Но, можетъ быть, ты скажешь: «я уже крестился во Христа, отъ Котораго получилъ отпущеніе всѣхъ прежнихъ грѣховъ, и сдѣлался презрѣннымъ, постоянно повторяя свои поступки, какъ бы сквернымъ въ глазахъ Божіихъ псомъ, возвращающимся на свою блевотину. Куда пойду я отъ Духа Его и отъ лица Его куда убѣгу?» Но куда бѣжать тебѣ, братъ, какъ не къ милосердію Того, властью Коего ты, согрѣшая, раньше пренебрегалъ? Никто не убѣгаетъ отъ Него иначе, какъ къ Нему, переходя отъ Его гнѣва къ Его милосердію. И какое мѣсто найдешь ты, гдѣ бы не находило тебя Его присутствіе? Если взойдешь на небо, Онъ тамъ; если сойдешь въ преисподнюю — тамъ. Расправь крылья свои и вселись мысленно на край этого міра, — и оттуда изведетъ тебя рука Его и удержитъ десница Его (Псал. 138, 7-10). И чтобы ты ни сдѣлалъ, сколько бы ни согрѣшилъ, ты, вѣдь, еще пользуешься жизнію, которую Господь отнялъ бы у тебя, если бы не хотѣлъ твоего спасенія. Зачѣмъ забываешь, что терпѣніе Божіе ведетъ тебя къ покаянію (Рим. 2, 4)? Кто, взывая, не убѣдилъ тебя, чтобы ты не ходилъ отъ Него, Тотъ же, щадя, зоветъ, чтобы ты возвратился. Посмотри на Давида царя: онъ удостоился и самъ полученія откровеній, былъ обрѣзанъ, что въ то время служило вмѣсто крещенія, почему и апостолъ говоритъ объ Авраамѣ, что онъ получилъ знакъ обрѣзанія, какъ печать праведности черезъ вѣру (Рим. 4, 11). Уже помазанъ онъ былъ помазаніемъ честнымъ, которымъ предызображалось царское священство Церкви. И вотъ, сдѣлавшись вдругъ виновнымъ въ прелюбодѣяніи и убійствѣ, онъ не напрасно однако, раскаяваясь въ столь огромномъ и глубокомъ грѣхопаденіи, взывалъ къ Господу, говоря: отврати лице Твое отъ грѣховъ моихъ и изгладь всѣ беззаконія мои. Почему, если не потому, что беззаконія мои, какъ говорилъ онъ, я сознаю, и грѣхъ мой всегда предо мною? Что же приноситъ онъ Богу такое, чѣмъ бы можно было умилостивить Его? Жертвы, говоритъ пророкъ, Ты не желаешь, — я далъ бы ее; къ всесожженію не благоволишь. Жертва Богу — духъ сокрушенный; сердца сокрушеннаго и смиреннаго Ты не презришь, Боже (Псал. 50, 11. 5. 18-19). He только самъ благоговѣйно приноситъ онъ жертву Богу, но, говоря такъ, и другимъ показываетъ, чтó нужно приносить. Недостаточно измѣнить только жизнь къ лучшему и удаляться отъ злыхъ дѣлъ, если вмѣстѣ съ тѣмъ о грѣхѣ не дается удовлетворенія Богу черезъ скорбь покаянія, черезъ чувство смиренія, черезъ жертву сердца сокрушеннаго, при содѣйствіи дѣлъ милосердія. Потому что, блаженны милостивые, ибо они помилованы будутъ (Матѳ. 5, 7). Въ другомъ же мѣстѣ Писанія заповѣдуется, чтобы мы не ограничивались только воздержаніемъ отъ грѣховъ. Сынъ мой! сказано, не прилагай болѣе грѣховъ и о прежнихъ молись (Сир. 21, 1). И апостолъ Петръ былъ вѣрующимъ, самъ былъ со Христомъ, и другихъ крестилъ. Но смотри на Петра, заслужившаго упрекъ за свою самонадѣянность, изъ-за страха павшаго и вслѣдствіе сокрушенія своего исцѣлившагося. Такъ же точно, послѣ сошествія Святаго Духа на апостоловъ, нѣкто Симонъ, уже крестившійся во Христа, захотѣлъ купить даръ Духа Святаго, помышляя о постыдной и нечестивой куплѣ, но обличенный Петромъ, получилъ отъ него наставленіе принести покаяніе (Дѣян. 8, 13-22). Равнымъ образомъ и апостолъ Павелъ, давая при всякомъ случаѣ свои наставленія вѣрующимъ, говоритъ: я опасаюсь... чтобы опять, когда приду, не уничижилъ меня и васъ Богъ, и чтобы не оплакивать мнѣ многихъ, которые согрѣшили прежде и не покаялись въ нечистотѣ, блудодѣяніи и непотребствѣ, какое дѣлали (2 Кор. 12, 21). Итакъ, намъ даны и заповѣди правой жизни и указаны примѣры не только право дѣлающихъ, но и кающихся для полученія спасенія, которое черезъ грѣхъ было утеряно ими. Правда, мы не знаемъ, прощаетъ ли насъ Богъ. Но что теряетъ, если молится Богу, тотъ, кто не колебался губить свое спасеніе, когда прогнѣвлялъ Бога?

Кто знаетъ, напримѣръ, хочетъ ли простить насъ владыка земной — императоръ? И однако люди тратятъ деньги, проплываюгь моря, подвергаютъ себя опасностямъ отъ бурь и, чтобы избавиться отъ смерти, находятся подъ постоянной угрозой смерти, обращаются съ мольбой къ человѣку, и все это дѣлаетея безъ колебанія, хотя исходъ просьбы остается сомнительнымъ. Но ключи Церкви болѣе надежны, нежели сердца царей. Что этими ключами разрѣшается на землѣ, то по обѣщанію будетъ разрѣшено и на небѣ (Матѳ. 16, 19). И самое униженіе предъ Церковью Божіей много почетнѣе: и труда меньше требуется и, при отсутствіи какой-либо опасности тѣлесной смерти, устраняется опасность смерти вѣчной.

Примѣчанія:
[1] Такъ именуется здѣсь таинство покаянія.
[2] Указывается на существовавшій въ древности обычай устраивать въ дни памяти мучениковъ, на гробницахъ ихъ, пиршественные обѣды.

Источникъ: Проповѣди блаженнаго Августина. / Пер. съ лат. языка на русскiй протоiер. Дмитрiя Садовскаго. — Сергiевъ Посадъ: Типографiя Св.-Тр. Сергiевой Лавры, 1913. — С. 70-90.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0