Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Блаж. Августинъ Иппонійскій († 430 г.)

Блаж. Августин ИппонийскийРодомъ изъ г. Тагаста (въ Африкѣ), воспитанъ благочестивою матерію Моникою. Окончивши въ Карѳагенѣ образованіе, блаж. Августинъ преподавалъ риторику, сначала на родинѣ, а потомъ въ Медіоланѣ. Здѣсь, подъ руководствомъ св. Амвросія, онъ изучалъ св. Писаніе и пораженный высотою сего ученія, крестился, раздалъ все имѣніе бѣднымъ и принялъ иночество. Въ 391 г., Валеріемъ, еп. Иппонскимъ, блаж. Августинъ былъ посвященъ въ пресвитера, въ 395 г. въ епископа-викарія, по смерти же Валерія занялъ его мѣсто. Епископствовалъ 35 лѣтъ, ведя борьбу противъ донатистовъ, манихеевъ и пелагіанъ. Скончался въ 430 г., 70-ти лѣтъ отъ роду. Изъ сочиненій блаж. Августина замѣчательны: «Исповѣдь», 17-ть книгъ противъ пелагіанъ, «О градѣ Божіемъ» и «Христіанская наука». (Прот. Алексій Мальцевъ. «Мѣсяцесловъ Православной Каѳолической Восточной Церкви».)

Творенія

Блаж. Августинъ Иппонійскій († 430 г.)
Бесѣда 16 (356). О жизни и нравахъ своихъ клириковъ.

1. Сегодня любви вашей предстоитъ выслушать рѣчь о насъ самихъ. Мы, какъ говоритъ апостолъ, сдѣлались позорищемъ (въ латин. подлин. — spectaculum) для міра, для ангеловъ и человѣковъ (1 Кор. 4, 9). Тѣ, которые любятъ насъ, ищутъ, чтó бы похвалить въ насъ. Которые же ненавидятъ, упрекаютъ насъ. Мы же, поставленные въ срединѣ между тѣми и другими, при помощи Господа Бога нашего, такъ должны оберегать жизнь и имя наше, чтобы прославляющіе насъ не оставались въ стыдѣ передъ нашими поносителями. А какъ мы хотѣли бы жить, какъ, по милости Божіей, уже живемъ, о томъ хотя изъ Священнаго Писанія многіе изъ васъ знаютъ, однако, для напоминанія, вамъ будетъ прочитано мѣсто изъ книги Дѣяній Святыхъ Апостоловъ, чтобы вы видѣли, гдѣ указанъ тотъ образъ, которому хотимъ мы подражать. Во время чтенія я желаю, чтобы вы были особенно внимательны, чтобы послѣ прочтенія могъ я высказать вниманію вашему, при помощи Божіей, то, чтó, рѣшилъ. (Послѣ словъ этихъ діаконъ Лазарь читаетъ). И по молитвѣ ихъ, поколебалось мѣсто, гдѣ они были собраны, и исполнились всѣ Духа Святаго и говорили слово Божіе съ дерзновеніемъ. У множества же увѣровавшихъ было одно сердце и одна душа; и никто ничего изъ имѣнія своего не называлъ своимъ, но все у нихъ было общее. Апостолы же съ великой силою свидѣтельствовали о воскресеніи Господа Іисуса Христа, и великая благодать была на всѣхъ ихъ. Не было между ними никого нуждающагося; ибо всѣ, которые владѣли землями или домами, продавая ихъ, приносили цѣну проданнаго и полагали къ ногамъ апостоловъ; и каждому давалось, въ чемъ кто имѣлъ нужду (Дѣян. 4, 31-35). (Когда діаконъ Лазарь прочелъ и отдалъ книгу епископу, Августинъ епископъ продолжалъ: я еше прочитаю. Больше мнѣ доставляетъ удовольствія быть чтецомъ этого слова, нежели говорить свое слово). — И по молитвѣ ихъ, поколебалось мѣсто, гдѣ они были собраны, и исполнились всѣ Духа Святаго и говорили слово Божіе съ дерзновеніемъ. У множества же увѣровавшихъ было одно сердце и одна душа; и никто ничего изъ имѣнія своего не называлъ своимъ, но все у нихъ было общее. Апостолы же съ великою силою свидѣтельствовали о воскресеніи Господа Іисуса Христа, и великая благодать была на всѣхъ ихъ. Не было между ними никого нуждающагося; ибо всѣ, которые владѣли землями или домами, продавая ихъ, приносили цѣну проданнаго и полагали къ ногамъ апостоловъ; и каждому давалось, въ чемъ кто имѣлъ нужду.

2. Вотъ слышали вы, братія, о томъ, къ чему мы стремимся. Молитесь, чтобы въ состояніи мы были и осуществить это. Есть и нѣкоторая необходимость, заставляющая меня тщательно заботиться о томъ. Потому что, какъ вы уже знаете, одинъ пресвитеръ изъ нашей общины, устроенной на подобіе той, о которой свидѣтельствуетъ чтеніе, только что выслушанное вами, умирая, сдѣлалъ завѣщаніе относительно имѣнія своего. Было у него имѣніе, которое онъ называлъ своимъ, хотя жилъ въ такой общинѣ, гдѣ никому ничего не дозволялось называть своимъ, но все должно быть общее. Вотъ, если бы какой поклонникъ и почитатель нашъ сталъ бы восхвалять нашу общину передъ нашимъ хулителемъ и сказалъ бы: вотъ съ епископомъ Августиномъ такъ живутъ всѣ сожители его, какъ указано въ книгѣ Дѣяній Святыхъ Апостоловъ, тотчасъ бы тотъ, качая головой, со зломъ (dentem promovens), отвѣтилъ ему: дѣйствительно ли такъ живутъ тамъ, какъ ты говоришь? Зачѣмъ лжешь? Зачѣмъ ложной похвалой превозносишь недостойныхъ? Развѣ только что умершій въ той общинѣ пресвитеръ не сдѣлалъ завѣщанія и развѣ не оставилъ и не распредѣлилъ по-своему, чтó имѣлъ? Справедливо ли, что все тамъ общее? Правда ли, что никто ничего тамъ не называетъ своимъ? Что будегъ дѣлать почитатель мой при этихъ словахъ? Не загородитъ ли устъ его какъ бы свинцомъ хулитель тотъ? И не покается ли онъ въ похвалахъ своихъ? Исполненный уваженія къ намъ и смущенный рѣчью этого хулителя, развѣ не станетъ онъ поносить насъ и того, кто сдѣлалъ завѣщаніе (testatori illi)? Вотъ, необходимость, побудившая насъ обратить на это обстоятельство особенное вниманіе.

3. Итакъ, къ радости вашей скажу вамъ, что всѣ мои братія и клирики, пресвитеры, діаконы, субъ-діаконы, которые живутъ со мной, и родственникъ мой Патрицій оказались такими, какими я хотѣлъ ихъ видѣть. Не сдѣлали пока еще того, чтó рѣшили относительно своего имущества, двое: Валентъ (Valens), діаконъ, и уже названный мной мой родственникъ, субъ-діаконъ. Послѣднему помѣшала его мать, потому что она жила тѣмъ имѣніемъ. Ожидали также наступленія для него законнаго возраста, когда бы окончательно могъ распорядиться по своему желанію. Первый же не сдѣлалъ этого, потому что участками имѣющейся у него земли владѣетъ нераздѣльно со своимъ братомъ. Когда будутъ раздѣлены участки, онъ хочетъ пожертвовать ихъ въ пользу Церкви, чтобы отсюда имѣли пропитаніе до самой смерти своей тѣ, которые обрекаютъ себя святой жизни (qui sunt in proposito sanctitatis). Вѣдь, и Писаніе такъ учитъ. Если же кто, говоритъ апостолъ, о своихъ и особенно о домашнихъ не печется, тотъ отрекся отъ вѣры и хуже невѣрнаго (1 Тим. 5, 8). Есть у него и рабы (mancipia) общіе съ братомъ, еще не раздѣленные. Онъ думаетъ отпустить ихъ на свободу, но не можетъ сдѣлать этого, пока не раздѣлятся. Теперь же не знаетъ онъ, чтó и кому принадлежитъ. Ему, конечно, какъ старшему, принадлежитъ право раздѣла, а брату его — право выбора. Послѣдній также посвятилъ себя на служеніе Богу, и состоитъ на должности субъ-діакона у благоговѣйнаго брата моего и соепископа Севера, въ церкви Милевисской. Такъ обстоитъ дѣло, и безъ замедленія нужно позаботиться, конечно, чтобы рабы тѣ были раздѣлены, отпущены на свободу, и поступили на попеченіе Церкви, которая бы питала ихъ (ut eorum excipiat alimentum). Родственникъ же мой съ самаго того времени, какъ началъ быть со мной, затруднялся что-либо сдѣлать съ имѣніемъ своимъ, въ виду содержанія своей матери, которая въ этомъ году умерла. Дѣла между нимъ и его сестрами скоро, при помощи Божіей, должны окончиться, такъ что онъ и самъ сдѣлаетъ то, что подобаетъ рабу Божію, и чего требуетъ его служеніе и слышанное вами чтеніе изъ Дѣяній.

4. Діаконъ Фавстинъ, какъ почти всѣ вы знаете, пришелъ сюда въ монастырь прямо съ распутій міра (de militia saeculi). Здѣсь онъ крещенъ, здѣсь произведенъ въ діаконы, и такъ какъ немного было у него, чѣмъ, повидимому, владѣлъ онъ болѣе, какъ говорягъ опытные юристы, номинально, а не дѣйствительно (iure, non corpore), оставилъ онъ это за собой и не встрѣчалъ въ томъ препятствій со стороны своихъ братьевъ. Никогда не жалѣлъ онъ потомъ о своемъ прошломъ, ни самъ ничего не искалъ отъ братьевъ, ни они ничего не искали отъ него. Только лишь теперь, съ моего совѣта, онъ раздѣлилъ свое имѣніе: половину отдалъ братьямъ, а другую половину въ пользу существующей въ томъ мѣстѣ [1] бѣдной церкви.

5. Знаете вы также и діакона Севера, знаете, какому несчастію и наказанію отъ Бога подвергся онъ. Однакоже, свѣта духовнаго онъ не утратилъ [2]. Здѣсь онъ купилъ одинъ домъ для матери и сестры, которыхъ пожелалъ изъ отечества своего переселить сюда. Купилъ же домъ не на свои деньги, которыхъ не имѣлъ, а на вспомоществованія отъ благочестивыхъ мужей, имена которыхъ онъ назвалъ мнѣ, когда я спросилъ его объ этомъ. Что касается дома, то я не могу сказать, чтó онъ сдѣлаетъ съ нимъ, или какъ распорядится. Скажу лишь, что все и самого себя онъ отдалъ въ мою волю и, какъ я захочу, такъ и должно быть. Но есть у него нѣкоторыя недоразумѣнія со своею матерью, судьею для разбора которыхъ онъ просилъ быть меня. Когда эти недоразумѣнія будутъ окончены, тогда и съ домомъ будетъ поступлено такъ, какъ захочу я. Но чего я могу хотѣть, если Господь только будетъ вспомоществовать мнѣ, какъ не того, чего требуетъ правда и благочестіе? Имѣетъ онъ также на своей родинѣ нѣкоторыя помѣстья; ихъ намѣренъ такъ раздѣлить, чтобы часть пожертвовать на основанную въ томъ мѣстѣ бѣдную церковь.

6. Что касается діакона иппонца [3], то онъ человѣкъ бѣдный и рѣшительно не имѣетъ, чтó бы кому отдать. Однако, прежде чѣмъ сдѣлаться клирикомъ, на сбереженія отъ трудовъ своихъ онъ пріобрѣлъ нѣсколько рабовъ, повидимому, еще малолѣтнихъ, и сегодня предъ вашимъ лицомъ онъ хочетъ отпустить ихъ, съ совершеніемъ этого акта самимъ епископомъ (episcopalibus gestis).

7. Передъ вами еще діаконъ Ераклій. Дѣла его на глазахъ у васъ. Свидѣтельствомъ ихъ и его щедродательности является у насъ базилика въ честь св. мученика [4]. На свои деньги, съ моего совѣта, купилъ онъ участокъ, пожелавъ при этомъ, чтобы и самыя деньги выплачивались чрезъ мои руки, какъ мнѣ заблагоразсудится. И если бы я былъ жаденъ до денегъ, или если бы болѣе заботился о своихъ нуждахъ, которыя испытываю изъ-за бѣдныхъ, то, конечно, оставилъ бы ихъ у себя. «Почему?» — скажетъ кто-либо. Потому что имѣніе то, которое куплено имъ и отдано церкви, еще ничего не даетъ ей. Денегъ было меньше въ сравненіи со стоимостью имѣнія, и такъ какъ взято оно было въ долгъ, поэтому доходомъ отъ него приходится пока выплачивать долгъ. Притомъ, человѣкъ я уже старый, и какая могла бы быть мнѣ отъ него польза? Могу ли я обѣщать себѣ, что проживу столько лѣтъ, пока оно не покроетъ своей стоимости? Такимъ образомъ, здѣсь польза обѣщается лишь въ далекомъ будущемъ; въ другомъ же случаѣ я могъ бы имѣть все, если бы захотѣлъ воспользоваться. Но не сдѣлалъ я этого, имѣя въ виду другое. Признаюсь вамъ, что самый возрастъ Ераклія былъ для меня подозрительнымъ, и я боялся, что, можетъ быть, не понравится это, вѣдь, есть такіе люди, его матери, и она станетъ говорить, что юноша увлеченъ былъ мной изъ-за того, чтобы воспользоваться его имуществомъ, и самъ оставленъ въ нуждѣ. Потому и пожелалъ я, чтобы деньги его сберегались въ томъ имѣніи, такъ что, если бы что, чего не дай Богъ, случилось иначе, чѣмъ мы хотимъ, имѣніе было бы возвращено, а доброе имя епископа оставалось бы незапятнаннымъ. Знаю я, какъ необходимо для васъ доброе имя мое; для меня же лично довольно моего сознанія. Купилъ же онъ пространство земли, прилегающее къ дальней церкви, которое вы знаете, и на свои средства построилъ домъ тамъ; и это вы знаете. Недавно онъ подарилъ этотъ домъ церкви. Ждалъ онъ, когда закончать его, чтобы пожертвовать уже законченнымъ. Въ постройкѣ же дома не было для него никакой другой надобности, кромѣ предположенія, что придетъ сюда его мать. И если бы пришла раньше она, то приняла бы участіе въ имуществѣ сына своего. Теперь же, если придетъ, будетъ обитать въ томъ, что сдѣлано имъ (in opere filii sui habitabit). Свидѣтельствую о немъ, что онъ остался бѣднякомъ, пребывая въ служеніи любви. Остались у него нѣкоторые рабы, которые живутъ также въ монастырѣ; ихъ онъ нынѣ намѣренъ отпустить однако на свободу по церковному чину (gestis ecclesiasticis). Итакъ, никто пусть не говоритъ, что богатъ онъ, никто пусть не думаеть этого, пусть не клевещетъ и не терзаетъ себя самого или души своей собственными зубами. Никакихъ денегъ не имѣетъ онъ. И о, если бы остался такимъ, какъ и должно!

8. Прочіе, т.-е. субъ-діаконы, всѣ, по милости Божіей, бѣдняки, уповающіе на милосердіе Божіе. Они не имѣютъ никакихъ имуществъ и совершенно отрѣшились отъ мірскихъ житейскихъ дѣлъ. Живутъ они съ нами въ общемъ союзѣ. Никто не различаетъ ихъ отъ тѣхъ, которые принесли съ собой что-либо. Единеніе любви должно быть предпочтено выгодѣ земныхъ достояній.

9. Теперь остаются еще пресвитеры. Постепенно рѣшилъ я дойти и до нихъ. Кратко скажу, что они — нищіе у Бога. Ничего не принесли они въ обитель нашего союза, кромѣ любви, лучше которой нѣтъ ничего. Однако, такъ какъ извѣстно мнѣ, что появились слухи о ихъ богатствахъ, они, коихъ я не имѣю основаній заподозривать въ чемъ-либо, должны быть очищены предъ вами настоящимъ словомъ моимъ.

10. Скажу вамъ, тѣмъ именно, которые, быть можетъ, не знаютъ, потому что есть много изъ васъ, и знающихъ это, что пресвитера Лепорія, который, несмотря на свое славное, высокое происхожденіе, посвятилъ себя Богу, принялъ я совершенно безъ всякихъ средствъ послѣ того, какъ оставилъ онъ все, что имѣлъ, и сдѣлалъ то, къ чему призываетъ слышанное вами чтеніе (изъ Дѣяній Святыхъ Апостоловъ). Не здѣсь онъ сдѣлалъ то, но мы знаемъ мѣсто, гдѣ сдѣлалъ. Единство Христа и церкви одно, и гдѣ бы ни совершенó было доброе дѣло, оно относится и къ намъ, если мы сорадуемся этому. Въ нѣкоторомъ мѣстѣ есть садъ. Тамъ онъ и устроилъ монастырь для своихъ, потому что и они служатъ Господу. Садъ этотъ не принадлежитъ теперь ни церкви, ни ему, а тому монастырю. Но онъ, и это истинно, до сего времени такъ заботился о монастырѣ, что принялъ на себя расходы по его содержанію, и дѣлалъ ихъ по своему усмотрѣнію. Но во избѣжаніе дурныхъ предположеній со стороны людей подозрительныхъ, угодно было мнѣ и ему, чтобы живущіе тамъ жили такъ, какъ бы его самого уже не было и въ живыхъ. А развѣ, когда умретъ, можетъ онъ распоряжаться у нихъ чѣмъ-либо? Пріятнѣе для него видѣть ихъ благоденствующими и пребывающими, при помощи Божіей, въ ученіи Христовомъ, пребывающими такъ, чтобы можно было лишь радоваться за нихъ, а не страдать за ихъ нужды. Нѣтъ у него денегъ, которыя онъ могъ бы назвать своими. Имѣлъ онъ на своихъ рукахъ строящійся гостепріимный домъ, который теперь вы видите уже отстроеннымъ. Я возложилъ на него все это, я повелѣлъ. Повиновался онъ мнѣ весьма охотно и, какъ видите, исполнилъ порученіе, равно какъ по моему же распоряженію воздвигъ на средства, которыя Господь далъ черезъ васъ, и базилику въ память восьми мучениковъ (ad octo martyres). Началъ онъ строить на небольшія средства, которыя даны были церкви для страннопріимнаго дома, и, когда началъ строить, благочестивые люди, желающіе, чтобы дѣла ихъ были записаны въ книгѣ живота (in coelo), помогли, кто сколько могъ, и онъ выстроилъ. Дѣло передъ глазами, и всякій человѣкъ можеть видѣть, чтó сдѣлано. А что не имѣетъ онъ денегъ, въ этомъ пусть вѣрятъ мнѣ, пустъ успокоятся и не тревожатся. Купленъ былъ имъ на деньги, предназначенныя для страннопріимницы, одинъ домъ въ Карраріи, который, какъ онъ предполагалъ, будетъ полезенъ ему по свойству камней. Но камни тѣ оказались ненужными для постройки, потому что матеріалъ найденъ былъ въ другомъ мѣстѣ. Такъ домъ тотъ и остался; даетъ онъ доходъ, но церкви, не пресвитеру. Пусть никто не считаетъ его домомъ пресвитера и не говоритъ: «въ домъ пресвитера, передъ домомъ пресвитера или у дома пресвитера». Вотъ гдѣ домъ пресвитера: гдѣ мой домъ, тамъ и домъ пресвитера. Въ другомъ мѣстѣ нѣтъ у него дома, имѣетъ вездѣ одного только Бога.

11. О чемъ далѣе еще хотите знать вы, какъ не о томъ, сообщить что обѣщался я вамъ, именно, какъ поступлю я съ дѣтьми пресвитера Януарія, братомъ и сестрой, въ виду возникшихъ между ними денежныхъ недоразумѣній. Но, слава Богу, между ними, какъ между братомъ и сестрой, сохранилась еще любовь. Хотѣлъ я разобрать своимъ судомъ то, чтó случилось между ними. Приготовился уже и къ разбору дѣла, но, прежде чѣмъ выступить мнѣ въ качествѣ судіи, они сами окончили между собой то, что долженъ былъ я разобрать. Не то нашелъ я у нихъ, чтó бы можно было судить, но то, чему я могъ только радоваться. Порѣшили они, согласно съ моимъ желаніемъ и совѣтомъ, поровну раздѣлить деньги, которыя оставилъ отецъ ихъ, и отъ коихъ отказалась церковь.

12. Послѣ этой рѣчи моей, конечно, разное будутъ говорить люди. Но что бы они ни говорили, и какой бы вѣтеръ ни дулъ, дойдетъ кое-что изъ того и до моего слуха. И если это окажется таковымъ, что опятъ нужно будетъ намъ оправдываться, я буду отвѣчать нашимъ хулителямъ и недоброжелателямъ, буду отвѣчать невѣрующимъ, невѣрящимъ намъ, своимъ предстоятелямъ; какъ могу, отвѣчу я, чтó Господь откроетъ мнѣ. Теперь же нѣтъ необходимости для этого, потому что, можетъ быть, ничего особеннаго не будутъ говорить, и, кто любитъ насъ, будетъ радоваться за насъ, а кто не любитъ, будетъ, быть можетъ, молчаливо скорбѣть лишь. Однако, если захочетъ кто упражнять языкъ свой, онъ услышитъ, при помощи Божіей, отвѣтъ мой, но не брань мою. Я не буду называть людей и не скажу: «вотъ онъ сказалъ, или этотъ поносилъ», потому что могутъ дойти до меня ложные слухи. Но все-таки, что до меня ни донесется, если окажется нужнымъ, я буду говорить по поводу того любви вашей. Передъ глазами вашими, желаю я, чтобы была жизнь наша. Знаю, что склонные къ дурнымъ поступкамъ стараются находить для себя примѣры худой жизни и многихъ обезславливаютъ, какъ бы находя въ нихъ, повидимому, союзниковъ себѣ. А потому мы сдѣлали все, что зависитъ отъ насъ, и не знаемъ, чтó бы еще слѣдовало сдѣлатъ. Передъ глазами вашими мы. Ничего другого не хотимъ, какъ только добрыхъ дѣлъ вашихъ.

13. Сверхъ того, прошу васъ, братія мои, если вы хотите давать что-либо клирикамъ; знайте, что вы не должны какъ бы потворствовать имъ, поступая противъ моихъ требованій. Всѣмъ приноси́те, что хоти́те, приносите по желанію вашему. Это будетъ у насъ общимъ достояніемъ, и каждому дано будетъ, сколъко нужно. Помните объ общей нашей сокровищницѣ (Gasophylacium attendite). Мнѣ весьма пріятно, если будетъ для насъ какъ бы особое стойло, такъ чтобы мы были какъ бы вьючными животными у Бога, а вы — Божьей нивой. Никто пусть не даетъ мнѣ биргу или льняную тунику или что-либо другое, развѣ только для общаго пользованія. Изъ общей кладовой беру я и для самого себя, такъ какъ помню, что хочу лишь сообща имѣть то, что имѣю. Не хочу, чтобы святость ваша приносила мнѣ что-либо такое, чѣмъ бы я одинъ только преимущественнѣе предъ другими могъ пользоваться. Не хочу, чтобы приносилъ мнѣ кто-либо, напримѣръ, драгоцѣнную биргу. Можетъ быть, она и прилична епископу, но не прилична Августину, человѣку бѣдному и отъ бѣдныхъ рожденному. Тогда скажутъ люди, что вотъ я нашелъ драгоцѣнныя одежды, когорыхъ не могъ имѣть ни въ дому отца моего, ни въ томъ мірскомъ служеніи моемъ. Не прилична она мнѣ. Такую хочу имѣть, которую могъ бы датъ брату моему, если бы нуждался онъ. Какую можетъ имѣть пресвитеръ, какую можетъ считать приличной для себя діаконъ и субъ-діаконъ, такую желаю принимать, потому что принимаю для общаго пользованія. Если кто дастъ лучшую, я обыкновенно продаю ее, такъ чтобы, когда самая одежда не можетъ быть общей одеждой, цѣна ея, по крайней мѣрѣ, могла быть общей. Продаю я и раздаю нищимъ. Если же кому желательно, чтобы я носилъ, пусть даетъ такую одежду, за которую бы я не стыдился. Потому что, признаюсь вамъ, стыжусь я драгоцѣнной одежды, такъ какъ не прилична она этому служенію, этому званію, но прилична этимъ членамъ и этимъ сѣдинамъ. Скажу еще вамъ: «если кто въ нашемъ домѣ или въ нашей общинѣ окажется больнымъ, такъ что необходимо ему подкрѣпляться пищей, прежде установленнаго для обѣда срока, я не препятствую благочестивымъ мужамъ и женамъ посылать имъ, чтó найдутъ возможнымъ. Но завтрака или обѣда на сторонѣ (extra) никто изъ нихъ не будетъ имѣть».

14. Вотъ говорю вамъ: слышали вы, и они слышатъ: кто захочетъ имѣть собственность, будетъ жить своею собственностью и поступать противъ правилъ нашихъ, мало сказать, что онъ не останется со мною, но онъ не будетъ и клирикомъ. Я сказалъ уже и знаю, чтó сказалъ, что если кто не захочетъ жить общей нашей жизнью, я не буду лишать того званія клирика, но пусть особо пребываютъ такіе, пусть особо живутъ, живутъ, какъ могутъ, для Бога. Вмѣстѣ съ тѣмъ предъ вами я уже изложилъ, сколь великое зло — измѣнять своему обѣту. Лучше хочу я имѣть увѣчныхъ (claudos), чѣмъ скорбѣтъ о мертвыхъ. Потому что кто лицемѣритъ, тотъ является мертвымъ. Итакъ, если кто захочетъ быть внѣ нашей общины и жить особо, я не лишу его званія клирика, равно, если кто изъ тѣхъ, кому понравилась, по милости Божіей, эта общая жизнь, будетъ жить лицемѣрно и окажется имѣющимъ собственность, я не позволю ему сдѣлать завѣщаніе на нее и исключу его изъ списка клириковъ. Пусть обращается съ жалобой на меня къ тысячѣ соборовъ, пусть отправляется, куда хочетъ, пусть остается, гдѣ можетъ. Богъ мнѣ помощникъ, такъ что гдѣ я епископствую, тамъ онъ не будетъ клирикомъ. Вотъ выслушали вы, выслушали и они. Но я надѣюсь на Бога нашего и на Его милосердіе и думаю, что, какъ охотно приняли они это опредѣленіе мое, такъ неукоризненно и вѣрно соблюдутъ его.

15. Сказалъ я вамъ, что пресвитеры, мои сожители, ничего своего не имѣютъ; между ними есть и пресвитеръ Варнава. Но о немъ распространились нѣкоторые слухи и прежде всего, что онъ купилъ виллу отъ возлюбленнаго и достоуважаемаго сына [5] моего Елевсина. Это неправда. Подарилъ ее Елевсинъ монастырю, а не продалъ. Я — свидѣтель. Чего еще бóльшаго нужно вамъ, не знаю. Я свидѣтель: подарилъ онъ, а не продалъ. Но пока не вѣрили, что онъ могъ подарить, думали, что продалъ. Блаженъ человѣкъ тотъ, который столь доброе дѣло сдѣлалъ, что даже не вѣрятъ этому. Однако, хоть теперь, вѣрьте и перестаньте слушать клеветниковъ. Я уже сказалъ, что я свидѣтель. Еще говорятъ о немъ, что во время прежняго служенія своего онъ (Варнава) надѣлалъ долговъ и вотъ, чтобы могъ онъ уплатить ихъ, я будто бы далъ ему право пользованія землею Викторіанской. — «Чтобы могъ я уплатить свои долги, дай мнѣ», такъ будто бы сказалъ онъ, «на десятъ лѣтъ землю Викторіанскую». Но и это ложно. Впрочемъ, были основанія для такого слуха: надѣлалъ онъ, правда, долговъ, которые нужно было уплатить. Частію, насколько это было возможно, они уплачены нами. Осталось нѣчто, что еще не уплачено тому монастырю, который чрезъ него основалъ Господь. Такъ какъ остались долги, мы стали думать, какъ бы уплатить ихъ. За аренду же того участка земли (Викторіанскаго) никто не давалъ болѣе сорока золотыхъ (solidorum). Но мы видѣли, что участокъ можетъ дать больше, такъ что долгъ могъ быть скорѣе выплаченъ, и я ввѣрилъ его ему (Варнавѣ), чтобы братія искали выгоды не отъ сдачи участка, а отъ плодовъ его, какіе дастъ онъ, отсчитывали бы, сколько возможно, для уплаты долга. Все у насъ зиждется на вѣрѣ. Готовъ пресвитеръ и на то, чтобы я назначилъ другого, который бы и давалъ братіямъ отчетъ о плодахъ съ участка. Желалъ бы я поручить это кому-нибудь изъ вашей среды, изъ числа тѣхъ, которые дѣлаютъ приношенія намъ. Потому что есть между вами люди благочестивые, которые скорбятъ о томъ слухѣ, ложно пущенномъ, и однако вѣрятъ ему. Итакъ, пусть кто-нибудь изъ васъ самихъ придетъ къ намъ, приметъ владѣніе, продастъ добросовѣстно плоды по ихъ стоимости, чтобы легче можно было уплатить долгъ, и чтобы сегодня же снята была съ пресвитера Варнавы всякая забота о томъ. Самое же мѣсто, гдѣ основанъ монастырь достопамятнымъ и достопочтеннымъ сыномъ моимъ Елевсиномъ, пожертвовано пресвитеру Варнавѣ прежде, чѣмъ онъ сдѣлался пресвитеромъ. На этомъ мѣстѣ устроилъ онъ монастырь. И такъ какъ отъ его имени дано было мѣсто, то онъ измѣнилъ права принадлежности въ такомъ смыслѣ, чтобы оно значилось за монастыремъ. А объ участкѣ Викторіанскомъ я молю васъ, убѣждаю и настаиваю, чтобы, если найдется между вами какой-либо благочестивый человѣкъ, онъ поступалъ добросовѣстно (fide agat) и постарался для церкви, въ цѣляхъ скорѣйшей уплаты долга. Если же никого не найдется изъ мірянъ, я изберу другого, а этотъ (Варнава) не будетъ имѣть отношенія къ тому дѣлу. Чего нужно вамъ еще больше? Никто пусть не порочитъ рабовъ Божіихъ, потому что не полезно это для тѣхъ, которые порочатъ. Для рабовъ Божіихъ увеличивается награда вслѣдствіе ложныхъ поношеній, но вмѣстѣ увеличивается и наказаніе для поносящихъ. Не напрасно сказано: когда будутъ поносить васъ и всячески неправедно злословить за Меня, радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесахъ (Матѳ. 5, 11-12). Однако, не хотимъ мы великой награды съ несчастіемъ для васъ. Готовы скорѣе меньше имѣть, лишь бы вмѣстѣ съ вами царствовать тамъ.

Примѣчанія:
[1] Разумѣется, въ томъ мѣстѣ, откуда происходилъ Фавстинъ.
[2] Изъ этихъ словъ можно заключать, что несчастіе, постигшее Севера, состояло, повидимому, въ томъ, что онъ лишился зрѣнія.
[3] Имя не указано потому, вѣроятно, что всѣмъ слушателямъ этотъ иппонецъ былъ извѣстенъ.
[4] Вѣроятно, св. мученика архид. Стефана, останки коего принесены были въ Африку около 425 года.
[5] Сыновство здѣсь слѣдуетъ понимать, конечно, духовное.

Источникъ: Проповѣди блаженнаго Августина. / Пер. съ лат. языка на русскiй протоiер. Дмитрiя Садовскаго. — Сергiевъ Посадъ: Типографiя Св.-Тр. Сергiевой Лавры, 1913. — С. 130-141.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0