Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Епифаній Кипрскій († 403 г.)
Слово на Великую Субботу.

Что это? Отъ, чего нынѣ такое глубокое молчаніе на земли, и такая тишина? — Отъ того глубокое молчаніе, что почиваетъ Царь. Земля стихла отъ страха, потому-что Господь уснулъ плотію, и воскресилъ усопшихъ отъ вѣка. Господь умеръ плотію, и адъ вострепеталъ; уснулъ Господь на краткое время, и возбудилъ отъ вѣка спавшихъ во адѣ. Гдѣ же теперь, о нечестивые, тѣ шумные и неистовые гласы противъ Христа, кои предъ симъ были слышны? Куда дѣвался народъ, заговоры, спира и дреколіе? Гдѣ цари, священники и судіи достойные осужденія? Гдѣ свѣтильники, мечи и вопли безпорядочные? Куда скрылся неистовствовавшій народъ и безчестная стража? По-истиннѣ, людіе поучишася тщетнымъ и суетнымъ! Они преткнулись о краеугольный Камень — Христа, но они же и сокрушились; ударились о твердый Камень, и сами разбились; волны ихъ обратились въ пѣну; связали великаго Сампсона, но Онъ, расторгнувъ вѣчные узы, погубилъ иноплеменныхъ и беззаконныхъ; Богъ, солнце, Христосъ зашелъ подъ землю, и оставилъ Іудеевъ во всегдашнемъ мракѣ. Нынѣ возсіяло спасеніе живущимъ на земли, и находившимся отъ вѣка въ преисподней; нынѣ возсіяло спасеніе міру видимому и невидимому; сугубое днесь пришествіе Христово, сугубое строительство, сугубое человѣколюбіе, сугубое низхожденіе, а вмѣстѣ и снисхожденіе, сугубое посѣщеніе человѣковъ: Богъ приходитъ съ неба на землю, а съ земли въ преисподнюю; врата адовы отверзаются: усопшіе отъ вѣка, радуйтесь, и сѣдящіе во тьмѣ и сѣни смертной, пріимите свѣтъ велій! Владыка среди рабовъ, Богъ среди мертвыхъ, Жизнь среди смертныхъ; Невинный съ повинными, невечерній Свѣтъ — съ сѣдящими во тьмѣ и сѣни смертнѣй! Среди плѣненныхъ — Освободитель; Сущій превыше небесъ — среди населяющихъ преисподнюю. Христосъ на земли — и мы увѣровали; Христосъ въ числѣ мертвыхъ, — снидемъ и мы съ Нимъ въ преисподнюю, и посмотримъ на совершающіяся тамъ тайны; уразумѣемъ чудеса сокровенныя подъ землею, производимыя сокровеннымъ (Христомъ).

Узнаемъ, какъ и находящимся въ адѣ явилось благовѣстіе. Что же? Ужели Богъ, сошедши во адъ, спасаетъ всѣхъ безъ разбора? Нѣтъ. Онъ и тамъ спасаетъ однихъ увѣровавшихъ. Вчера являлъ Онъ дѣла строительства, а нынѣ — дѣла владычества; вчера дѣла немощи, а нынѣ дѣла всемогущества; вчера дѣла человѣчества, а нынѣ дѣла Божества; вчера Онъ былъ заушаемъ по ланитамъ, а нынѣ сіяніемъ Божества потрясаетъ жилище адское; вчера былъ связуемъ, а нынѣ Самъ связуетъ тиранна неразрѣшимыми узами; вчера былъ осуждаемъ, а нынѣ даруетъ свободу осужденнымъ; вчера надъ Нимъ насмѣхались слуги Пилатовы, а нынѣ, увидѣвъ Его привратники адовы, задрожали отъ страха. Но выслушай существенную причину страданія Христова; и выслушавъ, воспой, прославь и проповѣдуй великія чудеса Господни; смотри, какъ законъ уступаетъ свое мѣсто благодати, какъ проходятъ образы и исчезаютъ тѣни, какъ солнце наполняетъ вселенную, какъ состарѣлся Ветхій Завѣтъ, и Новый утверждается, какъ древняя мимоидоша, и зацвѣло новое! Во время страданія Христова въ Сіонѣ было два народа — Іудеи и язычники; два царя — Пилатъ и Иродъ; два Архіерея — Анна и Каіафа; двѣ пасхи совершались — ветхозавѣтная, которой должно было окончиться, и новозавѣтная, которая съ сего времени началась; въ тотъ-же вечеръ двѣ жертвы приносились, потому-что совершилось спасеніе живыхъ и мертвыхъ; Іудеи, связывая агнца для закланія въ жертву, устремляли взоры свои къ тѣни, язычники прибѣгли къ Солнцу правды — Богу; первые, связавъ Христа, пересылали Его одинъ къ другому, а послѣдніе съ готовностію приняли Его; однихъ жертва состояла изъ скотожертвеннаго (ϰτηνοϑυτον), другихъ — изъ Богоплотнаго (ϑεοσωμον); Іудеи воспоминали исходъ свой изъ Египта; а язычники провозглашали освобожденіе отъ заблужденія. И все гдѣ? Въ Сіонѣ, градѣ Царя великаго, въ коемъ содѣлалъ спасеніе посреди земли, посреди двою животну (Авв. 3, 2) познанный Іисусъ Богочеловѣкъ, источникъ жизни посреди двухъ источниковъ жизни Отца и Духа — животъ отъ живота; рожденный въ яслѣхъ посреди Ангеловъ и людей; лежащій краеугольнымъ камнемъ посреди двухъ народовъ; проповѣдуемый вмѣстѣ посреди закона и пророковъ, явившійся на горѣ посреди Моѵсея и Иліи; распятый посреди двухъ разбойниковъ, но исповѣданный Богомъ отъ благоразумнаго разбойника: какъ вѣчный Судія, Онъ возсѣдитъ посредѣ жизни настоящей и будущей; посреди живыхъ и мертвыхъ нынѣ содѣлалъ двоякую жизнь и спасеніе. Я говорю двоякую жизнь т. е. рожденіе и возрожденіе. Слушай дѣла двоякаго рожденія Христова, и рукоплескай чудесамъ. Ангелъ благовѣствовалъ Маріи матернее рожденіе отъ Нея Христа, Ангелъ же возвѣстилъ Маріи Магдалинѣ о страшномъ возрожденіи Его изъ гроба; ночью Христосъ раждается въ Виѳлеемѣ, ночью же въ Сіонѣ и возраждается; по рожденіи Онъ пріемлетъ повитіе пеленами, — и здѣсь обвивается плащаницею; по рожденіи принесли Ему въ даръ смирну, смирною же и алоемъ Онъ былъ напутствуемъ на погребеніе; тамъ Іосифъ — безмужній мужъ Маріи; а здѣсь Іосифъ Аримаѳейскій — попечитель о жизни нашей (Христѣ); мѣстомъ рожденному служили Виѳлеемскія ясли, — и во гробѣ Онъ возлегъ, какъ въ ясляхъ; о рожденіи Христовомъ первые возвѣстили пастыри, и возрожденіе Его изъ мертвыхъ первые возвѣстили также пастыри — ученики Христовы; тамъ Ангелъ возгласилъ Маріи: радуйся, — и здѣсь, велика совѣта Ангелъ — Христосъ, возгласилъ женамъ: радуйтеся; чрезъ сорокъ дней послѣ перваго рожденія Христосъ вошелъ въ земной Іерусалимъ, во храмъ, и какъ перворожденный, принесъ Богу двѣ горлицы, — чрезъ сорокъ же дней и по воскресеніи изъ мертвыхъ вознесся въ горній Іерусалимъ, — въ истинное Святое святыхъ, и какъ нетлѣнный Первенецъ изъ мертвыхъ принесъ Богу и Отцу душу и плоть наши, какъ двухъ непорочныхъ горлицъ; и здѣсь Ветхій деньми Богъ и Отецъ принялъ Его неизрѣченно въ нѣдра Свои, подобно ветхому Симеону, принявшему Его въ земномъ храмѣ на свои объятія. Если ты считаешь это баснею и слушаешь съ невѣріемъ; то осудятъ тебя печати гроба Владычня, оставшіяся неповрежденными по возрожденіи Христовомъ: ибо, какъ родившись отъ Дѣвы, Онъ не повредилъ знаменій дѣвства Матери своей, такъ и воскресъ, не повредивъ печатей гроба. Но послушаемъ священныхъ сказаній, какъ Христосъ, жизнь наша, когда и кѣмъ положенъ въ гробъ?

Поздѣ бывшу, говоритъ Писаніе, пріиде человѣкъ богатъ отъ Аримаѳея, именемъ Іосифъ. Сей приступль къ Пилату, проси тѣлесе Іисусова (Матѳ. 27, 57-58): — приступилъ смертный къ смертному, испрашивая позволеніе взять Бога смертныхъ; — персть къ персти, испрашивая позволеніе взять Художника всяческихъ; сѣно къ сѣну, чтобы получить небесный Огнь; малая капля отъ малой капли принимаетъ Море. Кто видѣлъ или кто слышалъ что-нибудь подобное? Человѣкъ отдаетъ человѣку Творца человѣковъ; беззаконникъ обѣщается отдать Праведника и Законодавца; неправедный судія Судію судей, какъ осужденнаго, предаетъ на погребеніе. Поздѣ бывшу пріиде человѣкъ богатъ, именемъ Іосифъ. По-истинѣ богатъ, потому-что получилъ всю сложную ѵпостась Господа; по-истинѣ богатъ, потому-что получилъ отъ Пилата сугубое естество Христово; богатъ, потому-что удостоился получить безцѣнный Маргаритъ; по-истинѣ богатъ, потому-что носилъ Сокровищницу преисполненную Божествомъ. Какъ не признать его богатымъ, когда онъ стяжалъ Жизнь и Спасеніе міра? Какъ не богатъ Іосифъ, получивъ въ даръ Питающаго всѣхъ и Владычествующаго надъ всѣмъ? Поздѣ бывшу, потому-что Солнце правды зашло уже во адъ; посему и пришелъ человѣкъ богатъ отъ Аримаѳея, именемъ Іосифъ, потаенъ же страха ради Іудейска. Пришелъ и Никодимъ, приходившій ко Іисусу нощію. Тайна изъ тайнъ сокровеннѣйшая! Приходятъ два потаенные ученика сокрыть Іисуса во гробъ, своимъ утаеніемъ поучая утаенному во адѣ таинству утаеннаго въ плоти Бога! Изъ нихъ одинъ другаго превосходитъ усердіемъ ко Христу: — Никодимъ заслужилъ похвалу щедростію на смирну и алое, а Іосифъ смѣлостію и дерзновеніемъ предъ Пилатомъ: потому-что онъ, отвергнувъ страхъ, дерзнувъ вниде къ Пилату, и проси тѣлесе Іисусова. Смотри, какое благоразуміе являетъ Іосифъ предъ Пилатомъ, чтобы достигнуть желаемой цѣли; съ какою скромностію говоритъ Пилату, дабы, огорчивъ его, не лишиться желаемаго. Такъ, онъ не говоритъ ему: дай мнѣ тѣло Іисуса, который предъ симъ помрачилъ солнце, расторгъ камни, поколебалъ землю, отверзъ гробы и раздралъ завѣсу церковную; но что же? Предлагаетъ ему самую маловажную просьбу. Судія! Я пришелъ, говорилъ онъ, предложить тебѣ небольшую просьбу: — позволь мнѣ похоронить мертвое тѣло того Іисуса Назарянина, котораго ты осудилъ; Іисуса бѣднаго, неимѣющаго дома, повѣшеннаго, обнаженнаго, презираемаго, Іисуса — сына тектонова; Іисуса связаннаго, который обиталъ подъ открытымъ небомъ, странника невѣдомаго, всѣми небрегомаго. Дай мнѣ сего странника: ибо какая тебѣ польза въ его тѣлѣ? Дай мнѣ сего странника, потому-что онъ пришелъ изъ дальней страны, дабы спасти странниковъ; онъ сошелъ въ темную область, дабы возставить странника; дай мнѣ сего странника, потому-что онъ и онъ одинъ есть истинный странникъ; дай мнѣ сего странника, отчизны коего мы странники не знаемъ; дай мнѣ сего странника, отецъ коего неизвѣстенъ намъ странникамъ; дай мнѣ сего странника, коего мѣсто, рожденіе и образъ бытія неизвѣстны намъ странникамъ; дай мнѣ сего странника, который проводилъ странническую жизнь среди странниковъ; дай мнѣ сего странника Назарянина, неимѣвшаго гдѣ главу подклонити, дай мнѣ сего странника, который, подобно страннику на чужой землѣ, не имѣлъ собственнаго жилища, даже родился въ ясляхъ; дай мнѣ сего странника, который изъ самыхъ яслей долженъ былъ спасаться бѣгствомъ отъ Ирода; дай мнѣ сего странника, который даже въ пеленахъ привиталъ въ Египтѣ, не имѣлъ града, веси, дома, жилища и родства, и обиталъ въ чужой странѣ; дай мнѣ, игемонъ, сего нагаго, висящаго на древѣ: я покрою его, покрою того, кто покрылъ наготу моего естества; дай мнѣ сего мертвеца, который есть вмѣстѣ Богъ: я покрою его, потому-что онъ покрылъ мои беззаконія; дай мнѣ, игемонъ, сего мертвеца, который во Іорданѣ похоронилъ мой грѣхъ. Я ходатайствую о мертвецѣ, который отъ всѣхъ терпѣлъ обиды, котораго другъ продалъ, ученикъ предалъ, братія гнали, а рабъ заушилъ; ходатайствую о мертвецѣ, коего осудили тѣ самые, кого онъ освободилъ изъ рабства; я прошу, игемонъ, о мертвецѣ, у котораго нѣтъ отца на землѣ, нѣтъ друга, ученика, родственника, нѣтъ погребателя; Онъ одинъ единородный единаго Отца, Богъ въ мірѣ, и нѣтъ другаго, кромѣ Его.

Когда Іосифъ сказалъ такимъ образомъ Пилату; то сей приказалъ отдать ему всесвятое тѣло Іисусово. Іосифъ, пришедъ на Голгоѳу, снялъ съ древа Бога во плоти, и положилъ на земли; а такимъ образомъ лежалъ долу простертый Тотъ, кто всѣхъ влекъ горѣ; Жизнь и Дыханіе на краткое время дѣлается бездыханною; Творецъ многоочитыхъ дѣлается незрящимъ; Воскресеніе всѣхъ повержено было на землю; Богъ, возставляющій мертвыхъ, умерщвляется плотію и умолкаетъ громъ слова Божія. Вземлется руками содержащій небо дланію. Скажи, скажи, Іосифъ! какъ это ты совершаешь страшное погребеніе тѣла Іисусова? Не ужасаешься ли носить на рукахъ Того, коего трепещутъ херувимы? Съ какимъ страхомъ обнажаешь божественную плоть Его? Не трепещешь ли, устремляя взоръ на обнажаемое естество плоти — преестественнаго Бога? Скажи мнѣ, Іосифъ, какъ положишь ты на востокъ умершаго, который самъ есть Востокъ востоковъ? Какъ ты своими перстами закроешь очи Іисуса, который пречистыми перстами своими отверзъ очи слѣпому? Какъ сомкнешь уста Того, кто развязалъ языкъ нѣмому? Какъ сложишь руки того, кто исцѣлилъ изсохшую руку; какъ спеленаешь ноги Того, кто исцѣлилъ хромаго; какъ возложишь на одръ Того, кто сказалъ разслабленному: возьми одръ твой и ходи; какъ проліешь мѵро на небесное Мѵро, себя истощившее и освятившее міръ? Какъ отрешь еще точащее кровь ребро Іисуса, исцѣлившаго кровоточивую? Какъ омоешь тѣло Бога, омывшаго и очистившаго всѣхъ? Какіе возжжешь свѣтильники для истиннаго Свѣта, просвѣщающаго всякаго человѣка? Какія воспоешь погребальныя пѣсни Тому, кого неумолкно славословятъ небесныя воинства? Какъ будешь оклакивать Того, кто оплакивалъ умершаго Лазаря, и чрезъ четыре дня воскресилъ его? Какъ будешь оплакивать Того, кто даровалъ всѣмъ радость и разрушилъ печаль Евину? Я ублажаю, Іосифъ, твои руки, прикасавшіяся къ источавшимъ еще кровь рукамъ и ногамъ Іисусовымъ; ублажаю твои руки, осязавшія рану, точащую кровь; ублажаю твои уста, прикасавшіяся къ устамъ Іисусовымъ, и почерпавшія оттуда Духа Святаго; ублажаю твои очи, смотрѣвшія на очи Іисусовы и почерпнувшія оттуда свѣтъ истинный; ублажаю твое лице, приближавшееся къ лицу Божію; ублажаю твои рамена, носившія Носящаго всѣхъ; ублаюаю твою главу, на которую склонялся Христосъ — Глава всѣхъ; ублажаю твои длани, коими ты носилъ Носящаго всяческая; ублажаю Іосифа и Никодима, ибо они прежде херувимовъ носили на себѣ Бога, прежде шестокрылатыхъ послужили Богу, покрывъ Господа не крылами, но синдономъ; Іосифъ и Никодимъ носили на раменахъ своихъ Того, кого трепещутъ херувимы, и всѣ чины безплотныхъ ужасаются. Пріиде Іосифъ съ Никодимомъ: посему стекся сюда и весь божественный соборъ Ангеловъ; предваряютъ херувимы, стекаются серафимы, носятъ престолы, покрываютъ шестокрылатые, трепещутъ многоочитые, видя Іисуса съ угасшимъ зрѣніемъ; силы спокрываютъ, воспѣваютъ начала, ужасаются чины; изумляются всѣ воинства превыспреннихъ силъ, и въ удивленіи спрашивають другъ-друга: что значитъ это необычайное и непостижимое зрѣлище? На землѣ смертные безпрепятственно смотрятъ на того Бога, на котораго не смѣемъ взирать мы безплотные; Іосифъ и Никодимъ свободно погребаютъ Того, которому съ благоговѣніемъ предстоятъ херувимы. Какъ изшелъ Сущій въ нѣдрахъ Отчихъ? Какъ пришелъ на землю Исполняющій всяческая? Какъ открылся Сокровенный отъ всѣхъ? Совершенный Богъ, пребывающій горѣ съ Отцемъ, долу съ Матерію является совершеннымъ смертнымъ. Никогда не являвшійся намъ, какимъ образомъ является человѣкамъ, и какъ человѣкъ, и вмѣстѣ какъ человѣколюбивый Богъ? Какъ Невидимый сталъ видимымъ? Какимъ образомъ Невещественный воплотился? Какъ Безстрастный пострадалъ? Какъ Судія предсталъ судилищу? Какъ Жизнь, вкусила смерти? Какъ Невмѣстимый вмѣщается во гробѣ? Какъ обитаетъ во гробѣ сый въ нѣдрѣхъ Отчихъ? Какъ входитъ во врата пещеры Тотъ, кто отверзъ врата рая? Врата дѣвства не разрушившій сокрушаетъ врата ада? Какъ ученикамъ явился дверемь заключеннымъ? Какъ для людей отверзъ двери царствія небеснаго, врата гроба и печати сохранивъ цѣлыми? Какъ вмѣняется въ мертвыхъ, Иже въ мертвыхъ свободь? Какъ невечерній Свѣтъ является въ темныхъ и сѣни смертной? Съ какимъ намѣреніемъ низходитъ во адъ? Можетъ быть Онъ идетъ возставить осужденнаго Адама. Точно, Онъ идетъ отыскивать первозданнаго, какъ погибшую овцу; точно, Богъ и Сынъ Евы идетъ освободить плѣненнаго Адама и плѣненную вмѣстѣ съ нимъ Еву отъ страданій? Но снидемъ съ Нимъ и возрадуемся, ускоримъ, воспоемъ, поспѣшимъ увидѣть, какъ Богъ примиряется съ людьми: какъ всеблагій Господь освободилъ осужденныхъ. Ибо человѣколюбивый по естеству, идетъ съ силою и властію, чтобы извести плѣненныхъ отъ вѣка, и тѣхъ, коихъ поглотила и отлучила отъ Бога горькая и ненасытная смерть, причислить къ небожителямъ. Тамъ первосозданный и прежде всѣхъ осужденный Адамъ; тамъ первоумершій и первый праведный пастырь Авель, образъ неправеднаго заколенія пастыря Христа; тамъ Ной, образъ Христа, строителя кивота великой Церкви Божіей, которая спасла звѣронравныхъ язычниковъ отъ потопа нечестія чрезъ голубицу — Духа Святаго, и испустила чернаго врана; тамъ Авраамъ, прародитель Христовъ, принесшій безъ заколенія угодную Богу жертву; тамъ Исаакъ, котораго, во образъ Христовъ, Авраамъ связалъ для жертвоприношенія; тамъ Іаковъ, который во адѣ такъ-же скорбитъ, какъ скорбѣлъ на земли объ Іосифѣ; тамъ узникъ Іосифъ, который во образъ Христа, былъ узникомъ во Египтѣ, — а напослѣдокъ сдѣлался господиномъ; тамъ Моѵсей — въ такомъ же мракѣ, въ какомъ былъ, когда его положили въ темный ковчежецъ; тамъ во рвѣ ада Даніилъ, нѣкогда вверженный въ ровъ львиный; тамъ Іеремія, который нѣкогда былъ во рвѣ тинномъ; тамъ Іона, бывшій во чревѣ китовомъ, во образъ вѣчнаго и превѣчнаго Христа; тамъ и богоотецъ Давидъ, отъ коего по плоти родился Христосъ. Но что мнѣ говорть о Давидѣ, Іонѣ и Соломонѣ? Въ темной утробѣ ада былъ великій Іоаннъ, бóльшій изъ всѣхъ Пророковъ, который всѣмъ находившимся въ адѣ предвозвѣщалъ Христа; чѣмъ самымъ и содѣлался вдвойнѣ Предтечею — проповѣдникомъ для живыхъ и мертвыхъ; онъ изъ узилища Иродова былъ посланъ во всемірное узилище адское, гдѣ отъ вѣка пребывали скончавшіеся праведники и неправедные. Но пророки и всѣ праведники непрестанно молили оттуда Господа, чтобы избавилъ ихъ отъ скорбей и вѣчно-мрачной ночи; ибо иной изъ нихъ говорилъ: изъ чрева адова услыши гласъ мой! другой: изъ глубины воззвахъ Тебѣ, Господи, Господи, услыши гласъ мой; одинъ говорилъ: яви лице Твое и спасемся, а другой: сѣдяй на херувимѣхъ явися; иной говорилъ: воздвигни силу Твою и пріиди во еже спасти насъ, а другой: скоро да предварятъ ны щедроты Твоя, Господи; одинъ: избави душу мою отъ ада преисподнѣйшаго; а другой: Господи, изведи изъ ада душу мою; одинъ говорилъ: не остави души моей во адѣ; а другой: да взыдетъ отъ истлѣнія животъ мой къ Тебѣ, Господи Боже мой. Всемилосердый Господь Христосъ, услышавъ ихъ, не почелъ справедливымъ содѣлать причастниками своего человѣколюбія только тѣхъ, кои жили во время пребыванія Его на земли и послѣ онаго жить будутъ; но и тѣхъ, кои прежде Его пришествія содержались во адѣ, и сидѣли во тмѣ и сѣни смертной; посему людей, находящихся во плоти, онъ посѣтилъ съ одушевленною плотію, а душамъ разлучившимся съ тѣлами явился съ божественною и пречистою душею, которая, разлучившись съ тѣломъ, не разлучилась съ Божествомъ. Итакъ поспѣшимъ сойти умомъ во адъ, дабы видѣть, какъ тамъ Онъ обезсилилъ своею силою сильнаго тиранна, и какъ однимъ сіяніемъ безъ оружія обезоружилъ безсмертныя силы; какъ, сокрушивъ врата, отверзъ двери древомъ крестнымъ, какъ попралъ змія и повѣсилъ главу его, разрушилъ средостѣніе, поставилъ непобѣдимые трофеи, умертвилъ смерть, истлилъ тлѣніе и возставилъ человѣка въ первобытное достоинство. Вчера Онъ, отвергая пособіе Ангеловъ, говорилъ Петру: могу представить вящше нежели дванадесяти легеонъ Ангеловъ; а нынѣ съ Божественною властію, какъ побѣдитель и владыка, сходитъ даже до ада и смерти, въ сопровожденіи безплотныхъ воинствъ и чиновъ невидимыхъ, не дванадесяти легеоновъ, но тмы темъ и тысячи тысячъ Ангеловъ, властей, престоловъ, шестокрылатыхъ и многоочитыхъ, дабы уничтожить чрезъ смерть тиранна. Эти чины сопутствовали Ему, не какъ содѣйственники, но сопровождали Его съ благоговѣніемъ, какъ Господа и Царя, потому-что всесильный Христосъ не нуждается въ содѣйствіи; ихъ долгъ и вмѣстѣ пламенное желаніе предстоять своему Господу и Богу; посему по одному мановенію стремятся другъ предъ другомъ исполнять повелѣнія, и всегда готовы на брань со врагами и беззаконниками; посему и тогда сходили съ Господомъ Богомъ своимъ во адъ и преисподнія жилища къ заключеннымъ отъ вѣка, дабы въ силѣ извести узниковъ. Тогда, лишь только свѣтоносное пришествіе Господа съ Божественнымъ сонмомъ осіяло крѣпко огражденное, безвѣстное и мрачное узилище и темницы адскія, всѣхъ предварилъ Архистратигъ Гавріилъ, и произнесъ къ противнымъ силамъ слѣдующее повелѣніе: возмите врата князи ваша, а послѣ него возгласилъ Михаилъ: возмитеся врата вѣчная; потомъ и силы сказали: отстранитесь, беззаконные привратники; а наконецъ и власти со властію: разрѣшитесь неразрѣшимыя узы; не думайте, чтобы пришедшій Господь не могъ взойти чрезъ затворенныя двери; Онъ повелѣваетъ вамъ, какъ бѣглымъ рабамъ, взять врата вѣчная, то есть, сломить ихъ: возмите врата князи ваша, потому-что предстоитъ Христосъ, небесная Дверь; уравняйте путь пришедшему на западъ адскій, Господь имя ему; исходъ Его чрезъ врата смертные; вы сдѣлали входы, а Онъ пришелъ сотворить исходъ; поэтому не медлите, возмите врата и спѣшите; возмите не медля; а если вы не рѣшитесь на это; то мы прикажемъ самимъ вратамъ взяться безъ рукъ: — возмитеся врата вѣчная. Въ-слѣдъ за сими словами небесныхъ силъ, врата взялись, узы разрѣшились, заклепы разпались, основанія узилища поколебались; противныя силы обратились въ бѣгство. Бросивъ бразды свои, они воскликнули: кто есть сей Царь славы? Кто это совершающій въ адѣ такія чудеса? Кто этотъ выводящій отсюда усопшихъ здѣсь отъ вѣка? Кто этотъ разрушающій нашу силу, и изводящій изъ адской темницы отъ вѣка связанныхъ? Между-тѣмъ Господь приблизился къ самой преисподней адской, гдѣ особенно стрегомъ былъ въ узахъ первосозданный Адамъ, коего Господь, взявъ за руку, возставилъ, сказавъ: востани спяй и воскресни отъ мертвыхъ и освѣтитъ тя Христосъ. Я Богъ твой, и со властію повелѣваю узникамъ выдти, сушимъ во тьмѣ просвѣтиться, умершимъ воскреснуть; посему и тебѣ приказываю: возстани спяй, потому-что Я не для того тебя создалъ, чтобы ты содержался во адѣ; воскресни изъ мертвыхъ; Я жизнь мертвыхъ; воскресни, подобіе Мое, сотворенное по образу моему; встань, выйдемъ отсюда; ты во Мнѣ, и Я въ тебѣ составляемъ нераздѣльное лице; для тебя Я, Богъ твой, содѣлался сыномъ твоимъ; для тебя Я, Господь твой, принялъ зракъ раба; для тебя Я, превысшіи небесъ, сошелъ на землю и въ преисподнюю; для тебя человѣка Я, въ мертвыхъ свободь, содѣлался человѣкомъ; для тебя, изгнаннаго изъ сада, Я преданъ Іудеями въ саду и распятъ на древѣ. Посмотри на заплеванное лице Мое: заплеваніе Я принялъ за тебя, чтобы возставить тебя въ первобытное достоинство; посмотри на претерпѣвшія заушеніе Мои ланиты: Я для того принялъ заушенія, чтобы испорченный твой ликъ возставить въ Мой образъ; посмотри на изъязвленный хребетъ Мой: Я для того принялъ бичеваніе, чтобы уничтожить лежащее на хребтѣ твоемъ бремя грѣховъ твоихъ; посмотри на прободенныя гвоздіемъ руки мои: Я для тебя распростеръ ихъ на крестѣ; посмотри на пронзенныя ноги Мои: онѣ пригвождены были ко кресту изъ-за твоихъ ногъ, которыя утекли къ древу преступленія; Я страдалъ для того, чтобы тебя возстановить и отверзть рай; для тебя Я вкусилъ желчь, дабы уврачевать то горькое удовольствіе, которое ты получилъ отъ сладкой для тебя снѣди; вкусилъ óцта, дабы уничтожить силу горькой чаши, изъ коей проистекла смерть твоя; принялъ губу, дабы изгладить рукописаніе грѣховъ твоихъ; принялъ трость, дабы подписать свободу роду человѣческому; мое ребро уврачевало рану твоего ребра, мой сонъ возбудилъ тебя изъ адскаго усыпленія; копье, которымъ Я прободенъ, остановило обращенное на тебя оружіе: итакъ возстани, выйдемъ отсюда; врагъ вывелъ тебя изъ рая, а Я тебя возстановляю не въ рай, а на небесный престолъ; Я запретилъ тебѣ прикасаться къ образному древу жизни, но вотъ Я самъ — Жизнь соединился съ тобою; прежде Я повелѣлъ херувиму хранить входъ въ рай, а теперь повелѣваю херувимамъ служить тебѣ; ты скрылся отъ Бога по наготѣ; но вотъ ты сокрылъ Меня, истиннаго Бога, въ себѣ; ты облекся въ ризы кожаныя, въ доказательство посрамленія своего; но Я, Богъ, облекся въ кровавую ризу плоти твоей: итакъ возстаньте, выйдемъ отсюда, — изъ смерти въ жизнь, изъ тлѣнія въ нетлѣніе, изъ тьмы въ вѣчный свѣтъ; возстаньте, выйдемъ отсюда, — изъ скорби въ радость, изъ рабства въ свободу, изъ плѣна въ райское наслажденіе, отъ земли на небо: ибо Я для того и умеръ и воскресъ, да и живыми и мертвыми обладаю; возстаньте, выйдемъ отсюда: ибо Отецъ мой небесный ожидаетъ овцу погибшую; девяносто девять овецъ, то есть, Ангеловъ ожидаютъ со-раба своего Адама, когда онъ воскреснетъ, когда возстанетъ и взойдетъ къ Богу. Херувимскій престолъ уготованъ; имѣющіе вознести васъ на небо быстры въ исполненіи повелѣній; небесныя селенія уготованы; сокровищницы благъ открыты; царство небесное прежде вѣковъ уготовано; человѣка ожидаютъ такія блага, какихъ око не видѣ, ухо не слыша, и кои на сердце человѣку не взыдоша. По произнесеніи сего Господомъ воскресаетъ съ Нимъ и въ Немъ соединенный Адамъ, воскресаетъ и Ева, и многія другія телѣса, вѣрою отъ вѣка усопшія, воскресли, проповѣдуя тридневное воскресеніе Господне, которое и мы вѣрующіе встрѣтимъ, свѣтло узримъ и обнимемъ, радуясь съ Ангелами, торжествуя съ безплотными, и прославляя Христа, воскресившаго насъ изъ тлѣнія и оживотворившаго. Ему слава и держава со безначальнымъ Его Отцемъ, и со Всесвятымъ и благимъ и животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Печатается по изданiю: Святаго Епифанія, епископа Кипрскаго, слово на Великую Субботу. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». – 1846 г. – Часть II. – с. 27-50.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0