Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 23 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Епифаній Кипрскій († 403 г.)
НА ВОСЕМЬДЕСЯТЪ ЕРЕСЕЙ ПАНАРIЙ, ИЛИ КОВЧЕГЪ.
Противъ Маркелліанъ. Пятдесятъ вторая, а по общему порядку семдесятъ вторая ересь.

Гл. 1. Въ то же время (ибо всѣ эти ереси были въ одно это время) въ Анкирѣ появился Маркеллъ и дожилъ до нашего времени; онъ умеръ немного больше, или немного меньше двухъ лѣтъ тому назадъ. И онъ произвелъ нѣкоторое раздѣленіе въ Церкви въ то время; а высказалъ онъ одну незначительную мысль, уподобляясь Савеллію и Новату. Аріане же раздражены были противъ него за его споръ и несогласіе съ аріанами. Нѣкоторые порицали его за то, какъ я сказалъ, будто онъ присталъ къ заблужденію Савелліанъ. Другіе же напротивъ защищали его, говоря, что это несправедливо, но что онъ жилъ безукоризненно и утверждали, что онъ правильно мыслитъ. Поэтому произошло относительно его большое разногласіе. Сокровенныя же мысли его извѣстны только Богу. Впрочемъ послѣдователи его, имъ наставленные, не понимая ли его мыслей, или не раскрывая настоящаго его ученія, не хотѣли исповѣдывать трехъ ѵпостасей, какъ содержитъ то истина, именно что Божество едино, едина слава, что Троица единосущна и ничѣмъ не различается въ своей славѣ, что Троица есть совершенна, и едино Божество, едана сила, едино существо, что нѣтъ въ ней никакого сліянія, ни подчиненія. А Маркеллъ, по мнѣнію нѣкоторыхъ, желая сказать больше этого, показался мыслящимъ, какъ Савеллій. Поэтому онъ былъ обличенъ въ ереси и причисленъ къ еретикамъ. Далѣе я представлю и изложеніе ученія, которое въ свое оправданіе составилъ самъ Маркеллъ для блаженнаго Юлія, епископа римскаго. Изъ его апологіи и изъ посланія откроется, что онъ мыслилъ иначе, вопреки истинной вѣрѣ. Ибо если бы онъ не мыслилъ иначе, то для чего ему и приступать къ защитѣ? Если бы не были выражены имъ мысли неправославныя, смутившія нѣкоторыхъ, то что могло побудить его къ этой апологіи? Вотъ списокъ его письма.

Списокъ письма Маркелла, котораго соборъ низложилъ за неправославіе.

Гл. 2 «Блаженнѣйшему сослужителю Юлію, Маркеллъ во Христѣ желаетъ здравія. Поелику нѣкоторые изъ осужденныхъ прежде за неправую вѣру, которыхъ я обличилъ на соборѣ Никейскомъ, осмѣлились написать твоему Богочестію противъ меня, будто я мыслю неправильно и несогласно съ Церковію, стараясь свою вину сложить на меня; то я призналъ необходимымъ, отправившись въ Римъ, убѣдить тебя, чтобы ты писавшихъ противъ меня вызвалъ къ себѣ, дабы, какъ только они прибудутъ, я могъ изобличить ихъ въ томъ, что написанное ими противъ меня ложно, что они и до сихъ поръ остаются въ прежнемъ своемъ заблужденіи и допустили страшную дерзость противъ Церквей Божіихъ и насъ — ихъ предстоятелей. Но такъ какъ они не захотѣли прійти, хотя ты и посылалъ къ нимъ пресвитеровъ, и я прожилъ въ Римѣ годъ и цѣлыхъ три мѣсяца, то я, прежде чѣмъ отправиться отсюда, счелъ за нужное дать тебѣ письменное изложеніе своей вѣры, написанное собственноручно со всею истиною, какъ я узналъ и какъ научился изъ Божественныхъ Писаній, и напомнить тебѣ то, что ими худо толкуется, дабы ты зналъ, какими словами пользуясь для обольщенія слушателей, они хотятъ скрыть истину. Ибо они говорятъ, что Сынъ Божій Господь нашъ Іисусъ Христосъ не есть собственное и истинное Слово Вседержителя, но что Онъ отличное отъ Него Слово и иная мудрость и сила. Говорятъ, что Онъ, послѣ того какъ явился, названъ отъ Отца Словомъ и мудростію и силой, и соотвѣтственно этому умствуютъ, что Онъ — иная ѵпостась, отличная отъ Отца. Изъ того, что они пишутъ, открывается, что Отецъ существовалъ прежде Сына и что послѣдній не есть истинный Сынъ отъ Бога, но точно также, какъ и все сотворенное. Еще они осмѣливаются утверждать, что было время, когда Его не было, что Онъ — тварь, произведеніе, отдѣляя Его такимъ образомъ отъ Отца. Итакъ я убѣжденъ, что говорящіе это чужды каѳолической Церкви. Слѣдуя же Божественнымъ Писаніямъ вѣрую, что существуетъ Одинъ Богъ и Его единородный Сынъ — Слово, всегда присущій Отцу и никогда не имѣющій начала бытія, истинно отъ Бога сущій, несозданный, несотворенный, но всегда сущій, всегда царствующій вмѣстѣ съ Богомъ и Отцемъ, Егоже царствію, какъ свидѣтельствуетъ апостолъ, не будетъ конца (Лук. 1, 33). Онъ — Сынъ, Онъ — сила, Онъ — мудрость, Онъ — собственное и истинное Слово Божіе, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, нераздѣльная сила Божія, чрезъ которую произошло все сотворенное, какъ свидѣтельствуетъ Евангеліе, говоря: въ началѣ бѣ Слово и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово (Іоан. 1, 1 и дал.). Онъ есть Слово, о Которомъ и евангелистъ Лука свидѣтельствуетъ, говоря: яко же предаша намъ исперва самовидцы и слуги бывшіи Словесе (Лук. 1, 2). О Немъ и Давидъ сказалъ: отрыгну сердце Мое слово благо (Псал. 44, 2). Такъ и Господь нашъ Іисусъ Христосъ учитъ насъ въ Евангеліи: изыдохъ отъ Отца... и иду (Іоан. 16, 28). Онъ, въ послѣдніе дни нисшедши нашего ради спасенія и родившись отъ Дѣвы Маріи, содѣлался человѣкомъ».

Гл. 3. «Итакъ вѣрую въ Бога Вседержителя и во Христа Іисуса, Сына Его единороднаго, Господа нашего, рожденнаго отъ Духа Святаго и Маріи Дѣвы, при Понтіѣ Пилатѣ распятаго и погребеннаго и въ третій день воскресшаго изъ мертвыхъ, вознесшагося на небеса и сѣдящаго одесную Отца, откуда придетъ судить живыхъ и мертвыхъ; и въ Духа Святаго, въ святую Церковь, оставленіе грѣховъ, воскресеніе тѣла, жизнь вѣчную. А что божество Отца и Сына нераздѣльно, мы научились этому изъ Божественныхъ Писаній. Ибо если кто отдѣляетъ Сына, то есть Слово Бога Вседержителя, тотъ необходимо долженъ или допустить, что два Бога, чтó признается противнымъ Божественному ученію, или признать, что Слово не есть Богъ, но и это оказывается противнымъ правой вѣрѣ; потому что евангелистъ говоритъ: и Богъ бѣ Слово. Я же вѣрно наученъ, что Сынъ есть сила Отца, неразлучная и нераздѣльная. Ибо Самъ Спаситель Господь нашъ Іисусъ Христосъ говоритъ: Отецъ во Мнѣ и Азъ во Отцѣ (Іоан. 14, 10); Азъ и Отецъ едино есма (Іоан. 10, 24); и еще: видѣвый Мене, видѣ Отца (Іоан. 14, 9). Принявши эту вѣру отъ Божественныхъ Писаній и научившись ей отъ предковъ нашихъ по Богу, я проповѣдую ее въ Церкви Божіей и нынѣ написалъ тебѣ, оставивши списокъ этого у себя. И прошу тебя копіи съ него вписать въ письмѣ къ епископамъ, дабы тѣ, которые не знаютъ меня близко, не повѣрили писанному о мнѣ тѣми и не введены были въ заблужденіе. Прощай».

(Конецъ письма).

Гл. 4. Правильно ли содержаніе этого письма, пусть прочитаютъ его и обсудятъ сказанное въ немъ тѣ, которые могутъ сдѣлать это; и есть-ли въ немъ какія погрѣшности, пусть они и разсудятъ. Мы не хочемъ говорить болѣе того, что знаемъ и что дошло до насъ. Ибо если это письмо по содержанію и правильно, то читатели и слушатели пусть обдумаютъ опять, не напрасно-ли, не безразсудно-ли призналъ онъ необходимымъ защищаться, если только дѣйствительно онъ не сказалъ какихъ-нибудь смущающихъ словъ, заставившихъ его выступить на защиту сказаннаго имъ. Могло случиться и то, что онъ, послѣ впаденія въ заблужденіе, посредствомъ письма хотѣлъ защитить и оправдать себя, или въ письмѣ прикрасилъ свои слова, чтобы прикрыть сказанное имъ, дабы вслѣдствіе отлученія не отпасть отъ общаго собранія и постановленія епископовъ. Вотъ, что дошло до насъ о Маркеллѣ. Нѣкогда я самъ спрашивалъ блаженнаго папу Аѳанасія о томъ, какого онъ мнѣнія объ этомъ Маркеллѣ. Онъ и не защищалъ его и не отнесся къ нему враждебно; но только, улыбнувшись, тайно высказалъ, что онъ не далеко ушелъ въ заблужденіи, и считалъ его оправданнымъ.

Гл. 5. Предложу еще то, что нѣкоторые нашли въ сочиненіяхъ самого Маркелла и что казалось имъ достойнымъ порицанія и, споря съ нимъ, сами написали противъ него сочиненія. Другіе же, потому что писавшіе противъ него обратились впослѣдствіи въ другую сторону, ради обличенія напали на то, что ими написано было противъ Маркелла, и въ своихъ сочиненіяхъ высказались противъ происшедшихъ разногласій между Акакіемъ, Василіемъ Галатійскимъ и Георгіемъ Лаодикійскимъ съ цѣлію обличенія того же Акакія. Ибо этотъ на основаніи сочиненій Маркелла говорилъ противъ Маркелла. Не опустивъ ничего истиннаго во всемъ этомъ дѣлѣ, мы покажемъ, что мы не отчаяваемся въ исправленіи и не желаемъ соглашаться съ тѣми, которые отступаютъ отъ истины. Изъ возраженій Акакія противъ Маркелла приводимъ слѣдующее:

Гл. 6. «Послѣ неправильнаго толкованія изреченій въ книгѣ Притчей, Маркеллъ, говоря неправду противъ Бога, поднимая высоко рогъ свой и дошедши до средины сочиненія, предлагаетъ еще слѣдующія слова Астерія: иной есть Отецъ, родившій изъ Себя единородное Слово и перворожденнаго всея твари (Кол. 1, 15), единъ единаго, совершенный совершеннаго, Господь Господа, Богъ Бога, по существу, волѣ, силѣ и славѣ ничѣмъ не отличающійся образъ. Приведши эти слова и будучи недоволенъ выраженіемъ: ничѣмъ не отличающійся образъ, то есть отображеніе и ясный отпечатокъ существа Божественнаго и прочее, называетъ это мнѣніе негоднымъ и, выражая свое неудовольствіе, пишетъ слѣдующее: эти выраженія явно изобличаютъ его нечестивое мнѣніе о Божествѣ. Ибо какъ Господь и Богъ родившійся, какъ онъ самъ прежде говорилъ, можетъ быть образомъ Божіимъ? Ибо иное — образъ Божій, иное — Богъ, такъ что если Онъ — образъ, то не Господь и не Богъ, но образъ Господа и Бога. Если же Онъ — истинно Господь и истинно Богъ, то Господь и Богъ не можетъ быть образомъ Господа и Бога. И далѣе: онъ не хочетъ, чтобы Сынъ былъ чѣмъ-либо изъ того, что я сказалъ выше, такъ какъ говоритъ, что Онъ есть образъ. Итакъ, если Онъ — образъ существа, то Онъ не можетъ быть самостоятельнымъ существомъ; и если Онъ есть образъ воли, то не можетъ быть самостоятельною волею; и если Онъ — образъ силы, то уже не сила; и если Онъ — образъ славы, то уже не слава. Ибо Онъ есть образъ не самого себя, но кого-то другаго.

Гл. 7. Въ началѣ книги ты, Маркеллъ, сперва похвалилъ эти слова, а теперь отвергъ, что Богъ изъ Бога Слово сущее — Сынъ и единъ изъ единаго, и совершенный изъ совершеннаго, и тѣмъ ясно выдалъ свое нечестивое ученіе о Божествѣ. За то, что ты призналъ образъ великаго Бога чуждымъ жизни, божественности, силы, славы и сущности, у тебя слѣдовало бы отрѣзать нечестивый языкъ, когда ты произнесъ такое слово на Господа и выказалъ наконецъ такую нечестивую душу. Ибо образу Божію приписавши безжизненность, ты не признаешь Его ни Господомъ, ни Богомъ, ни сущностію, ни волею, не силою, ни славою. Ты хочешь, чтобъ этотъ образъ былъ чуждъ движенія, считая его какъ бы бездушнымъ и безжизненнымъ, во внѣ изображеннымъ, подобно тому, какъ бездушенъ бываетъ образъ, составленный только искусствомъ человѣческимъ и не хочешь признать, что Онъ — живой образъ живаго Бога, что образъ сущности есть сущность, что не отличающійся образъ воли, силы и славы есть такая же воля и сила и слава. А сказать, что Онъ ни въ чемъ не отличенъ, не то же значитъ, что Онъ не рожденъ, но только то, что Онъ есть совершенно вѣрное и точное подобіе Отца по благости, божественности и всякому дѣйствію. Потомъ немного спустя: нѣмы да будутъ у тебя устны льстивыя, глаголющія на Бога неправду гордынею и уничиженіемъ (Псал. 30, 19). Ибо единый Отецъ родилъ единаго Единороднаго, хотя тебѣ это не нравится, а нравится что-то другое. Сынъ произошелъ не изъ начала эоновъ Валентина, но отъ единаго Отца имѣетъ рожденіе: и совершенный родилъ совершеннаго: ибо ничего несовершеннаго нѣтъ въ Отцѣ, посему и въ Сынѣ; но совершенство Сына есть истинное порожденіе совершенства и всесовершенства Отца. И Царь родилъ Царя; ибо сообразно съ благочестіемъ, чтобы Богъ царствовалъ; такъ какъ Сынъ родился прежде вѣковъ и Царь подчинился тому Царю, которымъ управляется и все остальное, и добровольно призналъ подчиненіе, Отецъ родилъ не подданнаго, но Царя царства своего, которое не имѣетъ ни начала дней, ни конца бытія. Ибо достоинство Его не отвнѣ произошло, но принадлежитъ Ему существенно, какъ и Отцу, Его родившему. Посему и написано: и царствію Его не будетъ конца (Лук, 1, 33). Точно также мы исповѣдуемъ, что Господь раждаетъ Господа и Богъ Бога. Кратко сказать: мы говоримъ, что Онъ — образъ существа, и воли, и силы, и славы, не бездушный и мертвый, но существенный и одаренный и волею, и силою, и славою. Ибо сила не раждаетъ безсилія, но самостоятельную силу; и слава не раждаетъ безславія, но самостоятельную славу; и воля не раждаетъ чуждое воли, но самостоятельную волю: и сущность не раждаетъ чуждое сущности, но самостоятельную сущность. Значитъ, Слово есть образъ, Богъ, премудрость живая, ѵпостасная, самосущая, Слово дѣйственное и Сынъ. Значитъ, премудрость та самая, о ней-же радовашеся на всякъ день... Богъ егда веселяшеся вселенную совершивъ (Прит. 8, 30). А ты, Маркеллъ, отвергая это предъ человѣками, отвергнутъ будешь ею самою предъ Отцемъ Иже на небесѣхъ (Матѳ. 10, 33); отвергнутъ будешь и предъ Церковію, которая подъ небесами и которая пишетъ о тебѣ повсюду на землѣ: слыши слово Господне. Напиши мужа сего отвержена, потому что не умножится отъ сѣмене его, власть имѣяй ктому во Іудѣ, иже сядетъ на престолѣ Давидовѣ (Іер. 22, 40)».

Гл. 8. Послѣ того какъ Маркеллъ привелъ другія слова изъ Астерія, Акакій присовокупляетъ, говоря: итакъ допустивши это и продолжая отрицать то, что нашъ Спаситель есть образъ и сущность и единородный Сынъ изъ Отца, и перворожденъ всякой твари, и совершенный отъ совершеннаго, единственный отъ единственнаго, Царь отъ Царя, и Господь отъ Господа, и Богъ отъ Бога, однимъ словомъ; неизмѣнный образъ Божественнаго существа и воли, и силы и славы, — ты, немногими словами отвергшійся Его предъ людьми и посему имѣющій быть отвергнутъ предъ Отцемъ Его, прямо пишешь слѣдующее: эти слова ясно показываютъ его нечестивое мнѣніе о божествѣ Отца и Сына. Отрицая это, ты ясно изобличилъ свое противное православію, превратное и нечестивое мнѣніе о божествѣ и сущности Христа.

Гл. 9. И за тѣмъ онъ присовокупляетъ слова Маркелла: нелѣпо то, что Маркеллъ пишетъ далѣе: онъ не допускаетъ ничего изъ того, что говорилъ прежде. Ибо ты говоришь, что Сынъ — образъ всѣхъ этихъ свойствъ. Итакъ если Онъ образъ существа, то уже не можетъ быть самостоятельнымъ существомъ; и если — образъ воли, то уже не можетъ быть самостоятельною волею; и если образъ силы, то уже не сила, и если образъ славы, то уже не слава; ибо образъ есть образъ не самого себя, но кого-нибудь другаго. Все это, Маркеллъ, нелѣпо и ложно. Ибо Астерій приписываетъ ему все то, что прежде сказалъ, говоря: Царь родилъ Царя, Господь — Господа, Богъ — Бога. И такимъ образомъ онъ уничтожаетъ твой бездушный образъ, по твоему составленный только искусствомъ человѣческимъ. Ибо онъ говоритъ, что Сынъ — живой образъ всѣхъ этихъ свойствъ и отпечатокъ живаго образа Родившаго, и что образъ существа — самостоятельное существо, образъ воли — самостоятельная воля, и — силы — самостоятельная сила, и славы — самостоятельная слава и образъ не самого себя, но другаго. Ты же не признавая Сына Богомъ отъ Бога, свѣтомъ отъ свѣта, силою отъ силы, не признаешь Сына ни Богомъ, ни свѣтомъ, ни силою, ни волею, ни существомъ, ни славою, но какимъ-то тѣломъ, вслѣдствіе чего нечестиво допускаешь уничтоженіе всѣхъ этихъ свойствъ при концѣ міра. И ты отрицаешь слово Писанія: Богъ бѣ Слово (Іоан. 1, 1), Сыну же Божію или усвояешь одно имя, или называешь однимъ изъ людей, какъ будто Богъ раждаетъ Сына другаго рода, Сына только по усыновленію, по словамъ Писанія: сыны родихъ и возвысихъ (Ис. 1, 2) и еще: пріясте Духа сыноположенія (Рим. 8, 15) и опять: принесите Господеви сынове Божіи (Псал. 28, 1). Итакъ когда Астерій называетъ Сына Отчаго неизмѣннымъ образомъ существа и силы, и воли и славы, то онъ говоритъ, что Сыну совершенно присущи Отеческія свойства и что въ Сынѣ отпечатлѣны или даны Ему умопредставляемыя свойства Отца, а не иныя, отличныя отъ Него. Итакъ онъ приписываетъ Сыну все, о чемъ прежде сказалъ. Ибо вовсе не имѣетъ въ мысли образа, нарисованнаго красками, и не допускаетъ участія третьяго живописца, дабы онъ изобразилъ, какъ бы красками, въ другомъ мѣстѣ качества Сына, отличнаго отъ Отца, и назвалъ это Сыномъ. Такъ говоришь ты или подумавши или не подумавши. Итакъ если Сынъ — образъ сущности, то будто не можетъ быть самостоятельною сущностію; и если Онъ — образъ воли, то будто не можетъ быть самостоятельною волею. А по нашему, если Онъ живой образъ сущности, то и можетъ быть и есть самостоятельная сущность. Итакъ образъ сущности мы называемъ сущностію вслѣдствіе совершеннаго сходства жизни и дѣятельности. Также и образъ воли мы называемъ волею, велика совѣта ангеломъ (Ис. 9, 6) и образъ силы и славы — силою и славою. И это все подтверждается словами Христа: якоже бо Отецъ имать животъ въ себѣ, тако даде и Сынови животъ имѣти въ себѣ и еще: якоже Отецъ воскрешаетъ мертвыя и живитъ (Іоан. 5, 21. 26). Слова: якожетако представляютъ точное выраженіе сходства и подобія образа.

Гл. 10. И спустя не много говоритъ: «Богъ Слово, то есть Іисусъ, подающій жизнь, красоту и благообразіе, самъ не чуждъ жизни, красоты и благообразія и не можетъ быть мыслимъ съ свойствами мертвенности или небытія, но въ немъ отображены Отеческія свойства, такъ что Онъ не есть иной съ иными свойствами образа; но въ Его сущности находятся Его свойства, и въ свойствахъ — Его сущность. А образъ иного, не будучи образомъ самого себя, какъ и ты полагаешь, нося въ себѣ свойства первообраза, представляетъ различіе, но такое, которое тоже, что и сходство. Ибо Онъ образъ не себя самого, но другаго, то есть образъ Бога невидимаго. Итакъ Сынъ есть образъ Отца, живый живаго. одаренный движеніемъ и дѣятельностію и волею и славою, не бездушный и не неподвижный и не такой, который бы въ другомъ имѣлъ бытіе и былъ описуемъ, а самъ бы по себѣ и чрезъ себя не находился въ движеніи. Онъ есть неотличающійся образъ, но это точное сходство производитъ не Отца, но во всемъ сходнаго Сына».

Здѣсь кончаются слова Акакія. Но теперь православные и братія наши и исповѣдники говорятъ, что отъ нѣкоторыхъ, оставшихся послѣ Маркелла, учениковъ они получили изложеніе исповѣданія его вѣры. Я предлагаю оное здѣсь, хотя въ тонкости рѣчи я не взошелъ. Вотъ списокъ съ него:

Изложеніе вѣры Маркелла.

Гл. 11. «Почтеннѣйшимъ и святѣйшимъ епископамъ, сосланнымъ въ Діокесарію за православную вѣру въ Спасителя нашего Іисуса Христа: Евлогію, Аделфію, Александру, Аммонію, Гарпократіону, Исааку, Исидору, Аннувіону, Питиму, Евфратію, Аарону, пресвитеры Анкиры и Галатіи: Фотинъ, Евстаѳій, другой Фотинъ, Сигерій, и діаконъ Гигинъ, и иподіаконъ Гераклидъ, и чтецъ Елпидій и защитникъ [1] Киріакъ желаютъ о Господѣ здравствовать.

Когда мы приходили къ вашему Богочестію изъ вышеупомянутаго нашего отечества, чтобы сдѣлать вамъ подобающее посѣщеніе, и когда мы спрошены были вашимъ преподобіемъ о томъ, какъ мы содержимъ нашу вѣру, — мы, принявши такой вашъ заботливый вопросъ, который вы предложили, имѣя въ виду тѣхъ, которые весьма желали безразсудно говорить о насъ ложь, — сочли за нужное вполнѣ удостовѣрить васъ въ томъ не только общительными граматами, писанными къ намъ преблаженнымъ папою Аѳанасіемъ, которыя мы вамъ показывали, но и этимъ, писаннымъ нами, исповѣданіемъ, дабы вы видѣли, что мы ничего иного не мыслимъ и никогда не мыслили, кромѣ вселенской и церковной вѣры, постановленной въ Никеѣ. Ее-то мы и исповѣдуемъ по мѣрѣ силъ нашихъ, проклиная дерзающихъ называть Духа Святаго тварію, и аріанскую ересь, и савелліеву, и фотинову, и Павла Самосатскаго; — и непризнающихъ подъ Святою Троицею самостоятельно существующихъ трехъ лицъ неописанныхъ, единосущныхъ, совѣчныхъ и совершенныхъ. Мы проклинаемъ также и тѣхъ, которые называютъ Сына разширеніемъ, или сокращеніемъ, или дѣйствіемъ Отца, равно какъ и тѣхъ, которые Бога Слова, Сына Божія не исповѣдуютъ предвѣчнымъ и совѣчнымъ Отцу, самостоятельно существующимъ и совершеннымъ Сыномъ и Богомъ.

Гл. 12. Кто говоритъ, что Отецъ и Сынъ и Святой Духъ — одно и тоже, тотъ анаѳема да будетъ. Кто Сыну Божію и Слову, или Его царству приписываетъ начало или конецъ, анаѳема да будетъ. Кто говоритъ, что Сынъ или Духъ Святый есть часть Отца, и не признаетъ, что Сынъ Божій произошелъ изъ существа Отчаго прежде всякаго помышленія, — анаѳема да будетъ. О воплощеніи же Слова Божія, единороднаго Сына Божія мы исповѣдуемъ, что Сынъ Божій содѣлался и человѣкомъ безъ грѣха по принятіи всей человѣческой природы, то есть души разумной и мыслящей и плоти человѣческой. Вѣруемъ въ единаго Бога Отца вседержителя, Творца всего видимаго и невидимаго, и въ единаго Господа Іисуса Христа, Сына Божія, единороднаго, рожденнаго отъ Отца, то есть изъ существа Отца, Бога отъ Бога, свѣта отъ свѣта, Бога истиннаго отъ Бога истиннаго, рожденнаго, несотвореннаго, единосущнаго Отцу, которымъ сотворено все находящееся на небѣ и на землѣ. Насъ ради человѣковъ и нашего ради спасенія сшедшаго, и воплотившагося, и вочеловѣчившагося, пострадавшаго и воскресшаго въ третій день, восшедшаго на небеса, грядущаго судить живыхъ и мертвыхъ; и въ Духа Святаго. Тѣхъ же, которые говорятъ, что было время, когда Его не было, и что прежде рожденія Онъ не существовалъ, и утверждаютъ, что Онъ произошелъ изъ небытія, или изъ иной ипостаси, или сущности, или что Сынъ Божій подлежитъ превращенію или измѣненію — всѣхъ такихъ проклинаетъ соборная и апостольская Церковь. Я Фотинъ — пресвитеръ Анкирской соборной церкви вѣрую и мыслю такъ, какъ написано выше. Я Сигерій пресвитеръ той-же церкви вѣрую и мыслю такъ, какъ написано выше. Я Гигинъ — діаконъ той-же церкви вѣрую и мыслю такъ, какъ написано выше. Я Гераклидъ — иподіаконъ той-же церкви вѣрую и мыслю такъ, какъ написано выше. Я Елпидій — чтецъ той-же церкви вѣрую и мыслю такъ, какъ написано выше. Я Киріанъ — защитникъ той-же церкви вѣрую и мыслю такъ, какъ написано выше».

Вотъ что написано было ими къ исповѣдникамъ и отцамъ. Итакъ если, по суду разумныхъ людей, это изложеніе вѣры можетъ считаться въ числѣ лучшихъ, то пусть такъ и будетъ. А если въ этомъ самомъ изложеніи при его разборѣ найдется что-нибудь ошибочное и неправильное, то пусть, по мнѣнію любомудрыхъ такъ и будетъ. Передавши во всемъ вышеизложенномъ разсказъ о Маркеллѣ, я оставлю его и буду разсматривать слѣдующія по порядку ереси.

Примѣчаніе:
[1] Προστάτης, стоящій предъ судомъ гражданскимъ защитникъ Церкви, избиравшійся изъ мірянъ, — тоже что ἔϰδιϰος.

Печатается по изданію: Творенiя святаго Епифанiя Кипрскаго. Часть четвертая. — М.: Типографiя М. Н. Лаврова и К°, 1880. — С. 277-294. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, томъ 48.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0