Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 26 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Епифаній Кипрскій († 403 г.)
НА ВОСЕМЬДЕСЯТЪ ЕРЕСЕЙ ПАНАРIЙ, ИЛИ КОВЧЕГЪ.
Краткое истинное слово о вѣрѣ вселенской и апостольской Церкви.

Глава 1. Разобравши въ сочиненіи нашемъ многоразличныя, многообразныя, раздѣленныя на много частей, исходящія изъ дурныхъ намѣреній и безразсудныя ученія противниковъ, и раздѣливши ихъ по видамъ и родамъ, силою Божіею мы изобличили ихъ ничтожество и пустоту и, переплывши безпредѣльныя волны богохуленій, злословій и отвратительнѣйшихъ таинствъ каждой ереси и съ большимъ трудомъ разрѣшивъ возникавшія отовсюду возраженія и побѣдивъ лукавство ихъ, мы приблизились наконецъ къ тихимъ странамъ истины послѣ того, какъ мы переправились чрезъ все бурное пространство и выдержали всю бурю, кипѣніе и вздыманiе волнъ, качку, такъ сказать, и крушеніе, послѣ того, какъ мы видѣли и отмели, и выступы, и мѣста происхожденія звѣрей, мы подвергли все это опытному изслѣдованію, и увидавъ теперь мирную пристань, въ которую спѣшимъ войти, опять обращаемся съ молитвою къ Богу. Мы радуемся, что успокоились отъ всякаго страха и трепета, и морской болѣзни, что находимся въ наилучшемъ состояніи, наслаждаемся дуновеніемъ тихаго вѣтерка и, укрѣпившись духомъ, пришли къ тихому пристанищу. Мы подвергались, если сказать правду, многимъ несчастіямъ и необычайнымъ оскорбленіямъ, прошли, такъ сказать, землю и море, неровности земли, трудныя мѣста пустынныя и опасности вышеупомянутыхъ морскихъ пучинъ, но узрѣли наконецъ городъ и спѣшимъ къ нему, этому святому Іерусалиму, и Дѣвѣ Христовой и невѣстѣ, твердому основанію и скалѣ, честной матери нашей, невѣстѣ Христовой, благовременно взывая: пріидите, взыдемъ на гору Господню, и въ домъ Бога Іаковля и возвѣститъ намъ путь свой, и прочее (Ис. 2, 8).

Гл. 2. Итакъ чада Христовы, сыны святой Божіей Церкви, благосклонно прочитавшіе это сочиненіе о восьмидесяти ересяхъ и вмѣстѣ со мною преплывшіе таковую пучину вышеупомянутыхъ нелѣпыхъ ученій, и перешедшіе такую страшную и безводную пустыню, призовемъ Господа всяческихъ! Давно уже мы этого желали, и въ каждомъ мѣстѣ разсужденія объ этихъ ересяхъ, мы чувствовали себя какъ будто въ Меррѣ (Исх. гл. 15) и въ жаждѣ, когда странствовали по этой страшной непроходимой пустынѣ и постоянно встрѣчались съ ложнымъ ученіемъ еретиковъ. А теперь воскликнемъ и сами: имже образомъ желаетъ елень на источники водныя, сице желаетъ душа моя къ тебѣ Боже (Псал. 41, 2); и еще: когда пріиду и явлюся лицу Божію (Псал. 41, 3)? Поэтому и мы скорѣе призовемъ Его, но не такъ, какъ призывалъ невѣсту Женихъ ея и Господь, и Владыка, и Царь, и Богъ, и Поборникъ, а призовемъ какъ рабы Его, согласно съ Нимъ и сами говоря: гряди отъ Ливана невѣсто: потому что вся добра еси, и порока нѣсть въ тебѣ (Пѣсн. 4, 8. 7). Ты рай великаго Художника, градъ святаго Царя, невѣста несквернаго Христа, чистая Дѣва, обрученная въ вѣрѣ одному только Мужу, славная, проницающая аки утро, добра яко луна, избранна яко солнце, ужасъ яко вчиненны (Пѣсн. 6, 9); ублажаемая царицами, воспѣваемая наложницами и восхваляемая дщерями (ср. Пѣсн. 6, 8), восходящая отъ пустыни (Пѣсн. 3, 6), убѣлена и утвержаема о братѣ своемъ (Пѣсн. 8, 5), дышущая миромъ, восходящая отъ пустыни, яко стебло дыма, кадящее смрну и ливанъ, отъ благовоній мѵроварца, давшаго свое благовоніе (Пѣсн. 3, 6)! Провидя Его, она говорила: мѵро изліянное имя Твое. Сего ради отроковицы возлюбиша Тя (Пѣсн. 1, 2). Ты стала одесную Царя, рясны златыми одѣяна и преиспещрена (Псал. 44, 10. 14); ты не имѣешь ничего мрачнаго, нѣкогда была очернена, теперь же прекрасная и убѣленная (Пѣсн. 1, 4-5)! О если бы прибѣгши къ тебѣ, мы отрѣшились отъ встрѣчавшихся намъ доселѣ ненавистныхъ дѣяній еретическихъ, успокоились отъ бурнаго треволненія ихъ и отдохнули въ тебѣ, святая мать наша Церковь, въ святомъ твоемъ ученіи и въ святой и единственно истинной вѣрѣ Божіей! Но я начну повѣдать чудное объ этомъ святомъ градѣ Божіемъ; ибо преславная глаголашася о немъ, какъ говоритъ пророкъ: преславная глаголашася о тебѣ граде Божій (Псал. 86, 3). Это для всѣхъ людей недостижимо, для невѣрныхъ чуждо, а для людей вѣрныхъ и слѣдующихъ истинѣ отчасти достижимо, согласно съ обѣтованіемъ, что это будетъ даровано имъ отъ ихъ Владыки въ царствіи небесномъ, гдѣ сама святая Дѣва и наслѣдница съ Женихомъ своимъ на небѣ получила жребій и наслѣдіе.

Гл. 3. Прежде всего должно признавать, что Богъ есть Богъ для всѣхъ насъ, рожденныхъ отъ этой святой Церкви: это первое доказательство истины и утвержденіе вѣры этой единой Дѣвы, святой и незлобивой голубицы, о которой Господь Духомъ открылъ Соломону въ Пѣсни пѣсней и говорилъ: шестьдесятъ суть царицъ, и осмъдесятъ наложницъ, и юнотъ, имже нѣсть числа. Едина естъ голубица Моя, совершенная Моя (Пѣсн. 6, 7-8), съ двукратнымъ повтореніемъ: Моя и Моя. Ибо Его голубица и Его совершенная; такъ какъ другія, хотя и называются такъ, но не суть Его, а она дважды такъ именуется. О другихъ не сказалъ: восемдесятъ наложницъ Моихъ; впрочемъ царицамъ ради славнаго наименованія удѣлилъ особенную честь; наложницъ же объявилъ совершенно чуждыми. Указавши какое именно число ихъ, мы принуждены въ этомъ мѣстѣ обратиться къ изслѣдованію высшаго смысла, для того, чтобы не опускать этого, какъ маловажнаго, но посредствомъ истинныхъ умосозерцаній изслѣдовать слова съ помощію истинныхъ Писаній; потому что написаннаго числа во всякомъ случаѣ не должно оставлять безъ вниманія, и содержащееся въ числѣ не можетъ быть чѣмъ либо напраснымъ, и то, что записано, не можетъ считаться празднымъ. Царицы — это души, уже ранѣе поименованныя въ родословіи; ибо царю сопутствуетъ многое множество, а поелику царь есть глава, то какъ въ тѣлѣ, хотя много членовъ, однако начиная отъ головы все тѣло считается за одного человѣка; такъ и зависящее отъ одного царя все множество подвластныхъ царю должно быть сообразно съ нимъ однимъ.

Гл. 4. Такимъ образомъ царицею названъ родъ Христовъ, не потому однако же, что какъ бы весь родъ царствовалъ, но потому что одинъ родъ, познавши Господа, подъ именемъ мужа, носитъ чинъ и самое достоинство царское. Такъ напримѣръ Адамъ и весь родъ его вмѣстѣ съ нимъ будетъ считаться царицей, и его первенство и патріархальная власть, царствовавшія вмѣстѣ съ тѣми, которые соединены съ нимъ познаніемъ о Богѣ и ради того, что онъ удостоился быть первозданнымъ, а равно по причинѣ того, что онъ первый явилъ раскаяніе, какъ извѣстно это изъ исторіи. За тѣмъ послѣ него Сиѳъ и всѣ люди его рода, и Еносъ, и Каинанъ, и Малелеилъ, и Iаредъ, и Енохъ, и Маѳусалъ, и Ламехъ, и Ной. Число этихъ святыхъ исчисленныхъ въ отдѣльности по родамъ показано у Матѳея. У него вносится шестьдесятъ два рода и отчества по именамъ знаменитѣйшихъ мужей, имѣвшихъ познаніе о Богѣ, или за какое либо другое отличіе сдѣлавшихся причастными царской славѣ и величію; исчисленіе доводится до пришествія Христова. Отъ Адама до Ноя прошло десять родовъ, и отъ Ноя до Авраама другихъ десять; отъ Авраама до Давида — четырнадцать; отъ Давида до плѣненія (вавилонскаго) — четырнадцать и отъ плѣненія до Христа — четырнадцать (Матѳ. гл. 1). Такимъ образомъ отъ Адама до Христа — шестьдесятъ два рода, которые ради краткости считаются за шестьдесятъ. Ибо и въ пустынѣ, хотя было семьдесятъ два финиковыхъ стебля, однако Писаніе наименовало только семьдесятъ (Исх. 15, 27). И позванныхъ на гору упомянается семьдесятъ, хотя ихъ вмѣстѣ съ Елдадомъ и Модадомъ оказывалось семьдесятъ два (Числ. 11, 27). И переводившихъ Библію при Птоломеѣ, хотя было семьдесятъ два, но ради краткости мы привыкли говорить: переводъ седмидесяти. Такъ и теперь шестьдесятъ царицъ, думаю, названы, по исключеніи излишняго и недостающаго чиселъ, среднимъ числомъ шестьдесятъ для прообразованія и возведенія ума къ совершенному созерцанію; поелику шестью десятками исполняется шестидневный періодъ, чтобы изъ каждаго рода составилось число святыхъ душъ, въ Богѣ царствующихъ по вѣрѣ. Поэтому и въ Канѣ Галилейской оказывается шесть каменныхъ водоносовъ, которые, опустѣвши, снова наполнялись, вмѣщая въ себѣ по двѣма или тріемъ мѣрамъ (Іоан. 2, 6-7), чтó относится къ мѣрѣ полноты Ветхаго и Новаго Завѣта и Троицы. Въ этихъ водоносахъ, наполненныхъ ради веселія брачнаго и сыновъ человѣческихъ, вода претворена была въ чистое вино. Отсюда и шестиугольникомъ называется у математиковъ фигура, посредствомъ трехъ и семи измѣряемая въ числѣ: двадцать одно. Шестиугольникъ этотъ обозначаетъ полноту всего видимаго пространства, потому что заключающійся въ немъ четыреугольникъ совершаетъ, такъ сказать, четверичное число, а основаніе и вершина, въ видѣ кровли, — число шесть.

Гл. 5. Чтобы не дѣлать рѣчи обширною, я признаю достаточнымъ то, что сказано о шестидесяти царицахъ, то есть о родахъ, исчисленныхъ до пришествія Христова. Сколько же родовъ было послѣ Христа и до нынѣ, это извѣстно только Самому Господу. Ибо ни у кого не приведены и не расположены числа эти по родамъ, а между тѣмъ число царицъ закончено и какъ бы запечатлѣно до времени Его плотскаго пришествія. За остальное же время послѣ этого жившіе писатели или составители памятныхъ записей, или лѣтописцы, или историки исчисляютъ уже не роды, но преемство царей и времена по числу лѣтъ каждаго царя, такъ что изъ всего этого разумному человѣку очень легко понять, что и по этому изслѣдованію все время сокращено въ числѣ шестидесяти двухъ родовъ до Христа, потому что послѣ Христа, какъ ясно изъ этого разсужденія, уже не по родословіямъ исчисляются времена міра, который получилъ совершеніе въ единствѣ времени, обозначаемомъ по неизмѣнному опредѣленію изволенія Божія; тѣмъ же изволеніемъ опредѣляется и скончаніе вѣка и переходъ въ вѣкъ будущій. Поэтому сказано: едина голубица Моя, совершенная Моя (Пѣсн. 6, 8), такъ какъ бы до нея все оканчивается: и времена, и лѣта, и годы, и разстоянія родовъ, по царямъ ли, или по консуламъ, по олимпіадамъ ли, или по времени управленія будетъ считаться вѣкъ. Восемьдесятъ же наложницъ — это тѣ, которыя находятся въ промежуткѣ между временемъ царицъ и ранѣе царства Христова, то есть вѣры, этой невѣсты и дѣвы, нескверной и голубицы, единственной у матери и родительницы.

Гл. 6. Церковь и произошла отъ одной вѣры, рождена чрезъ Духа Святаго, есть единая у единственной и единой родительницы. А всѣ, какія произошли послѣ нея и прежде, наименованы наложницами, которыя не совсѣмъ чужды были завѣта и наслѣдія, но не получили дара отъ Слова и не приняли въ себя Духа Святаго, а только возъимѣли общеніе съ Словомъ въ совѣсти своей. Прекрасно выражаются евреи о наложницѣ, называя ее фелегесѳа: фелег, значитъ — половина, есѳа, — жена [1], такъ что наложница есть какъ бы половина жены. Ибо что касается Господа, Онъ всѣхъ призвалъ въ свободный свѣтъ, сказавъ: такъ какъ вы свѣтъ имате въ васъ самихъ, ходите во свѣтѣ (Іоан. 12, 35); и святый Апостолъ говоритъ: вы сынове дне есте и сынове свѣта (1 Сол. 5, 5); и еще въ Божественномъ Писаніи сказано: всякъ дѣлаяй злая ненавидитъ свѣта, и не приходитъ къ свѣту (Іоан. 3, 20). Такъ и наложницы не явно, не совершенно и не съ приданымъ берутся мужьями и, хотя бы имѣли съ ними тѣлесное сожительство, однако не могутъ имѣть чести, наименованія, постоянства, равно какъ принесеннаго съ собою приданаго, брачныхъ подарковъ и наградъ, и близости законной жены. Итакъ исчисленныя по порядку ереси суть наложницы, какъ я сказалъ выше, и пусть никто не удивляется, что ихъ восемьдесятъ, хотя каждая изъ нихъ называется въ каждой странѣ разными наименованіями. Но должно замѣтить и то, что часто какая нибудь ересь, раздѣлившись сама на себя, распадается на многія части и наименованія. И не удивительно: такъ дѣйствительно и бываетъ. Мы находимъ еще и число: восемьдесятъ одно: одно — ради одной, изъ всѣхъ выдѣленной, которая стала достояніемъ одного Жениха и чтится отъ Него такимъ наименованіемъ: едина есть голубица Моя; и еще: совершенная Моя, тогда какъ всѣ наложницы не благородны и не отличаются незлобіемъ, чистотою и кротостію. Начиная отъ варварства и скиѳства и кончая выше поименованными массаліанами, ихъ числомъ семьдесятъ пять. Къ нимъ примыкаютъ: еллинство, отъ котораго произошли ереси еллинскія; іудейство, отъ котораго ереси іудейскія, и самарянство, отъ котораго ереси самарянскія. Если приложить эти три къ числу седмидесяти семи, то получится полное число восемьдесятъ. За тѣмъ остается одна, то есть святая, вселенская Церковь, и христіанство, поистинѣ сначала такъ наименованное съ Адамомъ и прежде Адама, и прежде всѣхъ вѣковъ со Христомъ, волею Отца и Сына, и Святаго Духа, и со всѣми въ какомъ бы то ни было родѣ благоугодившими Богу, составлявшее предметъ вѣры, и во время пришествія Его въ міръ ясно открытое, и нынѣ, послѣ всѣхъ этихъ ересей, наложницъ, нами опять воспѣваемое, какъ того требуетъ порядокъ рѣчи.

Гл. 7. Само Слово въ книгѣ Пѣснь Пѣсней такъ исчислило, сказавши: шестьдесятъ царицъ, и осмьдесятъ наложницъ, и юнотъ, имже нѣсть числа. Едина же, говоритъ, есть голубица Моя, совершенная Моя: едина есть матери своей, избранна есть родившей ю (Пѣсн. 6, 7-8). И наконецъ показываетъ, каковою она найдена будетъ всѣми, какъ честнѣйшая всѣхъ и всѣми владычествующая и для Него единая избранная, чада которой суть наслѣдники Царя, и истинныя чада, какъ чада обѣтованія, а не чада рабынина (Гал. 4, 28-31), и не дѣти наложницы, или другихъ, безъ числа указываемыхъ. Ибо если и Авраамъ имѣлъ дѣтей отъ наложницы Хеттуры, то дѣти Хеттуры не оказываются сонаслѣдниками Исааку, но получили только дары (Быт. 25, 6), какъ бы по завѣщанію, чтобы этотъ образъ велъ насъ къ высшему смыслу рѣчи, дабы никто не отчаявался въ призваніи Христовомъ. Дары, которые Авраамъ далъ Измаилу и сыновьямъ Хеттуры, были образомъ грядущихъ благъ, получаемыхъ при обращеніи душъ къ вѣрѣ и истинѣ. Агари, рабынѣ (Гал. 4, 22) и изгнанной Авраамомъ (Гал. 4, 30), которая есть образъ нижняго Іерусалима, рабствующаго съ чады своими (Гал. 4, 25), о которомъ сказано: я отвергъ матерь вашу (Ос. 2) и еще: я далъ книгу распустную (Матѳ. 19, 7; Втор.24, 1-3) въ руки ея, — этой-то рабынѣ, разумѣю Агарь, ради образнаго указанія на надежду обращенія, онъ даетъ мѣхъ воды, дабы показать силу бани пакибытія (Тит. 3, 5), данную въ даръ жизни невѣрнымъ и для обращенія всѣхъ народовъ къ познанію истины. У сыновей же Хеттуры дарами были деньги, золото и серебро, одежда и все то, что Авраамъ тайно заключилъ въ мѣшкахъ ихъ: ливанъ, смирна и золото, полученные имъ отъ царей Содомскихъ и Гоморрскихъ, когда Ходоллогоморъ, Варса и прочіе цари взяли въ плѣнъ Содомлянъ, Гоморрянъ и прочихъ, получили въ добычу коней и множество плѣнныхъ людей и расхитили имущество каждаго изъ нихъ, множество денегъ и прочаго (Быт. гл. 14). Самъ Авраамъ когда возвратился отъ пораженія дарей, не дерзнулъ отвергнуть уже предназначенное Господу Богу, но далъ это въ даръ, вмѣстѣ съ другими, и сыновьямъ своимъ отъ Хеттуры, какъ мы нашли о томъ свѣдѣнія въ преданіяхъ Евреевъ [2].

Гл. 8. Во время же пришествія Христова тѣ же самыя дѣти Авраама отъ Хеттуры, изгнанныя Авраамомъ, отошедшія и поселившіяся въ Аравійскихъ предѣлахъ страны Магодіи, то есть произшедшіе чрезъ преемство родовъ отъ сѣмени ихъ волхвы (маги), увидѣвши звѣзду, пришли и привесли Христу въ Виѳлеемъ тѣже самые дары и даянія въ сопричастіе той же самой надеждѣ (Матѳ. гл. 2). Объ этихъ дарахъ ясное представленіе даетъ Пророкъ, говоря: прежде неже разумѣти отрочати назвати отца или матерь, пріиметь силу Дамаскову, и корысти Самарійскія предъ царемъ Ассирійскимъ (Ис. 8, 4); ибо все это во времена Авраама, какъ я сказалъ выше, взято было изъ Дамаска и Самаріи пришедшими царями. Итакъ когда же Онъ принялъ эти дары, прежде неже разумѣти назвати отца или матерь, какъ не тогда, когда пришли волхвы и открыли влагалища свои, или сокровища, какъ читается въ нѣкоторыхъ спискахъ, и принесоша смирну, ливанъ и злато (Матѳ. 2, 11)? Видишь ли, какъ согласуются слова истины и послѣдовательность событій? какъ и эти ереси суть наложницы, и дѣти ихъ приняли дары? Онѣ, одно имя принявшія, только названныя именемъ Христа, лишь немного восприняли изреченій отъ Божественнаго Писанія, чтобы чрезъ нихъ уразумѣть истину, если хотятъ; если же не хотятъ, но возвратятся къ Ироду (а имъ возвѣщено было не возвратитися ко Ироду, но инымъ путемъ удалиться въ отечество свое — Матѳ. 2, 12), и если не исполнятъ повелѣннаго, то тщетны для нихъ дары, какъ и для тѣхъ (волхвовъ) пришествіе (ко Христу), если возвратятся къ Ироду, потому что подобно сему и тѣ же самыя ереси искажаютъ ученіе Божественнаго слова.

Гл. 9. Итакъ вотъ кто восемьдесятъ наложницъ, число которыхъ указывается. А царицы суть исчисленныя по родамъ души, то есть, мужи и патріархи; юноты же, имже нѣсть числа, означаютъ разсѣянныя по всему міру секты философскія и образъ жизни каждой души, какъ похвальный, такъ и непохвальный. Но кто исчислитъ разнообразіе міра сего? Сколько у еллиновъ возникло другихъ ученій послѣ вышесказанныхъ четырехъ замѣчательнѣйшихъ! Да еще и послѣ тѣхъ ересей и слѣдовавшихъ за ними различныя души и умы сколько произвели, въ юношеской кичливости, сектъ, сообразно своему произволенію? Какъ напримѣръ тѣ, которые называются Пирронянами и другіе весьма многіе, имена и мнѣнія которыхъ я приведу по порядку и въ отдѣльности. И хотя о многихъ изъ нихъ дошло до моего свѣдѣнія, но какая это часть изъ всѣхъ находящихся въ мірѣ? Изъ нихъ есть еллинскія, изъ которыхъ первымъ съ самаго начала я приведу мнѣніе и ученіе Ѳалеса Милетскаго.

Самъ Ѳалесъ Милетскій, одинъ изъ семи мудрецовъ, объявилъ началомъ всего воду. Изъ воды, говоритъ онъ, все произошло и опять въ воду разрѣшится.

Анаксимандръ, сынъ Праксіада и тоже Милетскій, утверждалъ, что началомъ всего служитъ безпредѣльное: изъ него все происходитъ и въ него все разрѣшается.

Анаксименъ, сынъ Эвристата, тоже Милетскій, говоритъ, что начало всего есть воздухъ, и что все произошло изъ него.

Анаксагоръ, сынъ Игисивула, изъ Клазоменъ, утверждалъ, что началомъ всего служатъ подобныя частицы (оміомеріи).

Архелай, сынъ Аполлодора, а по нѣкоторымъ Мильтона, Аѳинянинъ, естествоиспытатель, говоритъ, что все произошло изъ земли; ибо она есть начало всего, какъ онъ утверждаетъ.

Сократъ, сынъ Элвагла, или Софрониска и повивальной бабки Фенареты, учитель нравственности, говорилъ, что человѣку должно заниматься только тѣмъ, что касается его самого, а больше ничѣмъ.

И Ферекидъ говорилъ, что земля произошла прежде всего.

Пиѳагоръ Самосскій, сынъ Мнисарха, утверждалъ, что единица есть Богъ и безъ нея ничто не произошло. Онъ говорилъ также, что не должно приносить въ жертву богамъ животныхъ или ѣсть что либо изъ одушевленнаго, равно какъ и бобы, а мудрецамъ — пить вино; говорилъ, что все находящееся подъ луной, страстно; а находящееся превыше луны безстрастно; говорилъ также, что душа переходитъ во многихъ животныхъ; приказывалъ ученикамъ своимъ молчать въ продолженіи пятилѣтняго времени и наконецъ наименовалъ себя самого Богомъ.

Ксѳнофанъ, сынъ Ореумена, Колофонскій, утверждалъ, что все произошло изъ земли и воды; ничто изъ существующаго, какъ онъ говорилъ, не истинно; такимъ образомъ непреложное намъ неизвѣстно, а во всемъ, особенно же въ невидимомъ, встрѣчается лишь кажущееся.

Парменидъ, сынъ Пирита, родомъ Элеатъ, также говорилъ, что началомъ всего служитъ безпредѣльность.

Зенонъ Элейскій, еристикъ [3], одинаково съ другимъ Зенономъ, говоритъ, что земля неподвижна, и что никакое мѣсто не пусто. Онъ говоритъ такъ: движущееся движется или въ томъ мѣстѣ, гдѣ оно есть, или въ томъ, въ которомъ его нѣтъ; но оно не движется ни въ томъ мѣстѣ, гдѣ оно есть, ни въ томъ, въ которомъ его нѣтъ: слѣдовательно ничто не движется.

Мелиссъ, сынъ Иѳагена, родомъ Самосецъ, утверждалъ, что все есть едино и ничто по природѣ непрочно, но все силою разрушимо.

Левкиппъ Милетскій, а по нѣкоторымъ Элейскій и также еристикъ, утверждалъ, что все заключается въ безпредѣльномъ, и что все существуетъ только призрачно и мнимо, и ничто не существуетъ поистинѣ, но является такъ, какъ весло въ водѣ.

Димокритъ, сынъ Дамасиппа, изъ Абдеры, утверждалъ, что міръ безпредѣленъ и лежитъ надъ пустотой; утверждалъ также и то, что одинъ конецъ всего, и что благодушіе есть самое лучшее, а скорби — предѣлы зла; кажущееся справедливымъ не есть справедливое, несправедливое же противно природѣ; говорилъ, что законы суть злое измышленіе, и что мудрецъ не долженъ повиноваться законамъ, но жить свободно.

Митродоръ Хіосскій утверждалъ, что никто ничего не знаетъ; но то, что намъ кажется, будто мы знаемъ, мы точно не знаемъ, и чувствамъ довѣрять не должно, ибо все существуетъ только призрачно.

Протагоръ, сынъ Менандра, изъ Абдеры, утверждалъ, что боговъ нѣтъ, и что вообще Богъ не существуетъ.

Діогенъ Смирнскій, а по нѣкоторымъ Киринейскій, думалъ также какъ и Протагоръ.

Пирронъ изъ Элиды, сдѣлавъ сводъ всѣхъ ученій другихъ мудрецовъ, написалъ на нихъ возраженія, опровергая ихъ мнѣнія, и ни къ какому ученію не склонился.

Эмпедоклъ, сынъ Метона, изъ Агригента, ввелъ четыре первородныя стихіи: огонь, землю, воду и воздухъ, и говорилъ, что прежде стихій существовала вражда. Ибо сначала, утверждаетъ онъ, все было раздѣлено, а теперь соединилось, какъ онъ говоритъ, по силѣ взаимной дружбы. Итакъ, по его ученію, два начала и двѣ силы: вражда и дружба, изъ которыхъ одна соединительная, а другая раздѣлительная.

Гераклитъ, сынъ Влесона, Ефесскій, говорилъ, что все состоитъ изъ огня и опять въ огонь разрѣшится.

Нѣкто Продикъ называетъ богами четыре стихіи, за тѣмъ солнце и луну; ибо отъ нихъ, говорилъ онъ, на все изливается жизненная сила.

Платонъ Аѳинянинъ говорилъ, что существуетъ Богъ, вещество и видъ, а міръ произведенъ и подверженъ порчѣ; душу же онъ называетъ нерожденною, безсмертною и божественною; говоритъ, что она состоитъ изъ трехъ частей: разумной, раздражительной и вожделѣвательной; говорилъ также, что браки и жены должны быть у всѣхъ общи, и никто не долженъ имѣть собственною одну жену, но желающій долженъ сожительствовать съ произволяющими.

Аристиппъ Киринейскій, бывшій чревоугодникомъ и любострастнымъ, утверждалъ, что наслажденіе есть конечная цѣль души, и что кто наслаждается, тотъ счастливъ, а кто совсѣмъ не наслаждается, тотъ весьма несчастенъ и злополученъ, какъ говорятъ.

Ѳеодоръ, прозванный атеистомъ, утверждалъ, что слова о Богѣ — пустословіе, ибо онъ думалъ, что Божества нѣтъ и ради этого убѣждалъ всѣхъ красть, нарушать клятву, грабить и не умирать за отечеетво; онъ говорилъ, что одно для всѣхъ отечество — міръ; говорилъ, что только счастливый хорошъ, но что несчастнаго должно избѣгать, хотя бы онъ былъ и мудрецъ, и что неразумнаго и непокорнаго должно считать богачемъ.

Игисій Киринейскій утверждалъ, что нѣтъ ни дружбы, ни благодарности; ибо онѣ, по его словамъ, не существуютъ, но или воздаетъ благодарность нуждающійся, или благодѣтельствуетъ получившій нѣчто лучшее; говорилъ также, что и дурному человѣку полезно жить, и мудрому — умереть, такъ что за это нѣкоторые назвали его уговаривающимъ къ смерти.

Антисѳенъ, отъ матери Ѳракіянки, а самъ Аѳинянинъ, прежде сократикъ, а потомъ циникъ, утверждалъ, что не должно соревновать другому въ злодѣяніяхъ или перенимать одному отъ другаго постыдное; — что городскія стѣны ненадежны противъ внутренняго предателя; непоколебимы же и несокрушимы стѣны души.

Діогенъ, циникъ изъ города Синопа, лежащаго при Понтѣ, во всемъ былъ согласенъ съ Антисѳеномъ. Онъ утверждалъ, что доброе сносно для всякаго мудреца; все же прочее или ничто, или одно пустословіе.

Кратисъ изъ Ѳивъ Віотійскихъ, тоже циникъ, говорилъ, что нищета есть свобода.

Аркесилай утверждалъ, что истина достижима только для Бога, для человѣка же нѣтъ.

Карнеадъ думалъ одинаково съ Аркесилаемъ.

Аристотель, сынъ Никомаха, по мнѣнію нѣкоторыхъ, былъ Македонянинъ изъ Стагиры; а какъ другіе говорятъ, родомъ Ѳракіецъ. Онъ говорилъ, что два начала всего: Богъ и вещество; и что находящееся превыше луны управляется Божественнымъ промысломъ, а то что ниже луны существуетъ безъ промысла и носится какимъ-то неразумнымъ стремленіемъ, какъ бы случайно; онъ говоритъ также, что есть два міра: высшій и низшій; высшій нетлѣненъ, а низшій тлѣненъ; и что душа есть ентелехія тѣла [4].

Ѳеофрастъ Ересійскій думалъ одинаково съ Аристотелемъ.

Стратонъ, изъ Лампсака, говорилъ, что теплота есть причина всего; говорилъ также, что части міра безпредѣльны и что никакое животное не имѣетъ способностей.

Праксифанъ Родосскій думалъ одинаково съ Ѳеофрастомъ. Критолай, Фасилитъ, думалъ одинаково съ Аристотелемъ.

Зенонъ, Китіейскій, стоикъ, утверждалъ, что не должно богамъ строить храмы, но имѣть Божество въ одномъ только умѣ; даже болѣе того — считать Богомъ умъ, ибо онъ безсмертенъ; умирающихъ должно бросать животнымъ или въ огонь; любимцами пользоваться безпрепятственно. Онъ говорилъ также, что всѣмъ управляетъ Божество; причины вещей заключаются частію въ насъ, а частію не въ насъ, то есть одни изъ дѣлъ зависятъ отъ насъ, а другія не отъ насъ; говорилъ и объ отдѣленіи души отъ тѣла и называлъ душу многолѣтнимъ духомъ; говорилъ также, что она не всецѣло нетлѣнна, ибо отъ долговременности истощается до исчезновенія, какъ онъ утверждаетъ.

Клеанѳъ говоритъ, что доброе и прекрасное состоитъ въ удовольствіи; человѣкомъ называлъ одну только душу, а боги, говорилъ онъ, суть таинственные образы и священныя названія; солнце называлъ пламенникомъ, міръ — мѣстомъ посвященія въ таинства, а вдохновенныхъ Божествомъ — совершителями ихъ.

Персей училъ одинаково съ Зенономъ.

Хризиппъ Солейскій написалъ, что законы ничего не значатъ: сыновьямъ, говорилъ онъ, должно имѣть совокупленіе съ матерями, а дочерямъ съ отцами. Въ остальномъ онъ согласенъ былъ съ Зенономъ Китіейскимъ. Кромѣ того онъ говорилъ, что можно есть мясо человѣческое; говорилъ также, что конечная цѣль всего есть сладострастіе.

Павэтій Радосскій говорилъ, что міръ безсмертенъ и не старѣетъ; прорицаніе онъ принималъ за ничто и отвергалъ то, что говорится о богахъ: ибо говорилъ, что рѣчь о Богѣ есть пустословіе.

Посидонъ Апамейскій говоритъ, что величайшее для людей благо есть богатство и здоровье.

Аѳинодоръ Тарсійскій думалъ одинаково съ Хризиппомъ и училъ одинаково съ Зенономъ.

Епикуръ, сынъ Неоклея, воспитанный въ Аѳинахъ, проводилъ любострастную жизнь и не стыдился публично сожительствовать съ распутными женщинами. Впрочемъ мы прежде сказали о немъ [5]. Кромѣ того онъ говорилъ, что боговъ нѣтъ, но что все управляется однимъ случаемъ, и ничто въ жизни не добровольно: ни ученіе, ни образованность, ни другое что либо, но все у всѣхъ бываетъ недобровольно. Поэтому не должно ни порицать кого бы то ни было, какъ утверждаетъ Епикуръ, ни восхвалять, ибо всякій дѣлаетъ это недобровольно. Говорилъ также, что не должно бояться смерти; утверждалъ, какъ я уже сказалъ прежде, что все составленно изъ атомовъ и что міръ находится въ безпредѣльномъ пространствѣ.

Гл. 10. Это — еллинскіе философы, о которыхъ дошло до нашего свѣдѣнія. Что же касается до мнѣнія другихъ, живущихъ въ землѣ варварской, въ Елладѣ и въ странѣ Римской и въ иныхъ мѣстностяхъ вселенной, то въ племени Индійскомъ насчитывается семьдесятъ двѣ нелѣпыхъ философскихъ секты, гимнософистовъ и брахмановъ, (они одни только и стоютъ похвалы), затѣмъ лжебрахмановъ, мертвоядцевъ, студодѣевъ и безчувственныхъ, о которыхъ и о гнусныхъ дѣлахъ ими совершаемыхъ говорить особо мы сочли излишнимъ и нестоющимъ: такъ велика въ этихъ людяхъ испорченность, и столько въ нихъ худыхъ дѣлъ. Говорятъ, что еще вь Мидіи существуютъ шесть различныхъ ересей; а за тѣмъ въ Эѳіопіи и у Персовъ, въ Парѳіи, Еламитидѣ, Каспіи, въ странѣ Германской, въ Сарматіи, между Давнами [6], у Закховъ [7] и Амазонокъ, у Лазовъ [8] и Ивирійцевъ [9], и Воспориновъ [10], у Гиловъ [11], Серовъ [12] и другихъ народовъ какое разнообразіе законовъ и сколь безмѣрное множество философскихъ сектъ и ересей! Такъ мущины Серскіе заплетаютъ волосы, и когда сидятъ дома намащаютъ себя благовоніями и нѣжатся, чтобы нравиться женщинамъ; а женщины, наоборотъ, остригаютъ волосы на головѣ, опоясываются мужскимъ поясомъ и дѣлаютъ всѣ дѣла, относящіяся къ обработыванію земли. У Гиловъ, въ противность здравому смыслу, дѣлающіе худое восхваляются самими законами. А у Грековъ сколько таинствъ и обрядовъ! Такъ женщины совершающія Мегарскія празднества и Ѳесмофоріи [13] различаются между собою въ обрядѣ. Есть еще и другія таинства — Елевзинскія въ честь Діо [14] и Ферефатты [15], на которыхъ въ сокровенныхъ мѣстахъ происходятъ срамныя дѣла и, говоря скромнѣе, обнаженіе женщинъ; при этомъ являются тимпаны, жертвенное печенье, круговое движеніе, корзина, выдѣланная шерсть, кимвалъ и особый напитокъ, приготовленный въ стаканѣ. Есть и другія таинства — Пиѳійскія въ честь Архемора [16] и Истмійскія въ память Аѳамаса [17] и Меликерта, сына Ино [18]. А сколько мужчинъ и женщинъ носили мужескій членъ изъ фиговаго дерева и сколько при этомъ студодѣйственныхъ обрядовъ! А люди, совершающіе служеніе Реѣ, отсѣкаютъ у дѣтей мужской дѣтородный членъ и оставляютъ ихъ безъ всякаго признака дѣтородныхъ частей, такъ что, не будучи рождены женщинами, они не могутъ быть и мужчинами. Есть и другіе — служители Діониса [19]: они посвящаютъ Куретовъ въ таинства и въ дѣленіе жертвеннаго мяса, носятъ вѣнокъ изъ змѣй и восклицаютъ: уа, уа! [20] призывая ли Еву, обольщенную зміемъ, или съ густымъ придыханіемъ звука произнося имя змія по еврейски. Ибо словомъ: Ева съ тонкимъ придыханіемъ евреи означаютъ имя жены, а съ густымъ: гевіа — змія [21].

Гл. 11. Что еще сказать? Не достанетъ у меня времени разсказывать о невыразимо многочисленныхъ различіяхъ людей по добродѣтели и порочности. Такъ, напримѣръ, сколько въ странѣ египетской совершающихъ таинства въ честь Кроноса, которые связываютъ себя желѣзными цѣпями, носятъ длинные волосы и грязную и смѣшную одежду, вдѣваютъ кольца въ свои ноздри на каждый праздникъ Кроносу въ такъ называемомъ Асти (это главный городъ между селеніями въ мѣстечкѣ, называемомъ Просопитидою), и это въ то время, когда они совершаютъ беззаконныя торжества при всенародномъ собраніи и рукоплесканіями и оргіями ознаменовываютъ неистовыя священнодѣйствія! Но это люди совершенно погибшіе. И у другихъ сколько подобнаго! Таковы напримѣръ жители Вутійской провинціи или самаго городка Вуто [22], питающіе Гарпократа [23], уже старики возрастомъ, которые въ священный день мѣсяца возбуждаются демономъ совершать фантастическіе и изступленные обряды Ора [24]. Каждый изъ гражданъ и притомъ уже чрезвычайно старый, вмѣстѣ съ юношами одинаковаго образа мыслей и людьми другихъ возрастовъ, начиная съ юношескаго, а равно и жрецы самаго Ора и Гарпократа, обрившіе себѣ волосы на головѣ, не стыдясь принимаютъ на себя видъ рабскій, отвратительный и мальчишескій. Они пускаются въ игры, и въ глазахъ людей разумныхъ, которые признаютъ ихъ отдавшимися демону, они представляются неистовыми, безумными и достойными смѣха. Они стремительно несутся, и обмазавши сначала лица ячменною и пшеничною мукою и другими съѣстными предметами, погружаютъ лицо въ кипящій котелъ и такимъ образомъ лживымъ чудомъ возбуждаютъ народъ къ изступленію, и, снявши рукою съ лица муку, передаютъ ее каждому изъ просившихъ, для полученія здоровья и какъ врачевство отъ болѣзни.

Гл. 12. Если бы я началъ разсказывать о совершающихъ оргіи Мемфисянкахъ и Иліополянкахъ [25], тимпаномъ и флейтою приводящихъ себя въ состояніе изступленія, о Коритидахъ и Тріеритидахъ [26], въ Ваѳіи и Менуѳитидѣ [27], выходящихъ изъ предѣловъ стыда и женскаго приличія, то какое обиліе словъ и какое обширное сочиненіе потребовалось бы для того, чтобы послѣ изложенія вышеупомянутыхъ ересей мнѣ можно было присоединить къ тому еще несказанное множество ихъ? Да если бы я и взялъ на себя этотъ чрезмѣрный трудъ, то я долженъ былъ бы оставить несовершеннымъ обозрѣніе ихъ; поелику сказано: юнотъ, имже нѣсть числа (Пѣсн. 6, 7). Сюда относятся обряды, совершаемые въ городахъ: Саисѣ, Пелузіумѣ, Вувастѣ и въ Абидѣ [28]; священныя рощи Антиноя [29], и совершаемыя въ нихъ таинства, затѣмъ таинства въ Фарвитѣ или обряды съ козломъ въ Мендисѣ [30], таинства, совершаемыя въ Вусприсѣ, Севеннитѣ и Діосполисѣ [31]. Такъ, напримѣръ, одни совершаютъ обряды надъ осломъ въ честь Сиѳа, или Тифона, другіе совершаютъ празднества въ честь Тиѳрамвы, означающѳй Гекату, иные въ честь Енефѳы, иные совершаютъ служеніе Ѳермуѳи; а иные — Изидѣ [32]. И сколько еще можно говорить о подобныхъ вещахъ, на описаніе которыхъ въ отдѣльности потратится много времени. Поэтому вообще рѣчь можно вполнѣ заключить словами: юнотъ, имже нѣсть числа. А что касается другихъ еще многихъ таинствъ, ересеначальниковъ и расколовводителей, то началовожди ихъ у персовъ называются магусеями, у египтянъ пророками, устроителями таинствъ недоступныхъ и священныхъ и волхвами, у вавилонянъ — газаринами, мудрецами и заклинателями, у индійцевъ — евилеями и брахманами, у еллиновъ же есть священнотаинники и храмоблюстители, множество циниковъ и началовожди несказаннаго множества другихъ философовъ.

Гл. 13. Такъ называемые у персовъ магусеи, о которыхъ я сказалъ выше, гнушаясь идолами, покланяются однако же идоламъ: огню, лунѣ и солнцу. Еще другіе въ Елладѣ, называемые мисы и авiи, употребляютъ въ пищу лошадиное молоко и живутъ въ совершенно дикой странѣ. И какъ много умъ человѣческій можетъ собрать великихъ именъ и показать, какъ разнообразны и тѣ юноты, которыхъ хвалятъ и имже нѣсть числа! Изъ нихъ одни дѣйствительно заслуживаютъ похвалы, а другіе не заслуживаютъ, одни по собственному соображенію составляютъ для себя законъ и строгость житія, и открыто ходятъ съ длинными волосами, а другіе святые братія сидятъ дома во власяницѣ и посыпанные пепломъ; еще иные проводятъ жизнь въ чрезвычайной строгости и постахъ, и въ трудахъ ради Бога, съ юношескою ревностію и совершенною въ отношеніи къ Жениху совѣстію; другіе же, какъ я сказалъ выше, не правильно, но по какому-то предубѣжденію ума, упрямо, съ юношескимъ безразсудствомъ поступаютъ вопреки истинѣ. Такъ Закхей, недавно скончавшійся въ горной странѣ около Іерусалима, провелъ жизнь, ни съ кѣмъ вообще не молясь вмѣстѣ; при этомъ онъ, будучи міряниномъ, дерзновенно касался святыхъ таинъ и безразсудно рѣшался на священнодѣйствіе. Другой нѣкто, который нѣкогда былъ мужемъ отличавшимся высотою жизни, жившій въ монастырѣ въ египетской пустынѣ, и еще иной, обитавшій на горѣ Синайской, — оба они увлечены были сновидѣніями до того, что не принявши рукоположенія епископскаго, рѣшались сами возсѣдать на каѳедрѣ и совершать дѣла епископскія. Иные же, — и такихъ не мало, — по юношескому безразсудству, дерзнули, вопреки постановленіямъ закона, оскоплять себя. Другіе, повидимому также юношески смѣлые, изъ православныхъ, вопреки правиламъ церковнымъ, дерзаютъ собирать у себя собранія и даже безъ разрѣшенія вселенскаго собора перекрещивать приходяшихъ къ нимъ изъ аріанъ, когда это дѣло, какъ я сказалъ, еще не рѣшено соборомъ, такъ какъ люди еще доселѣ живутъ смѣшанно, и изъ нихъ многіе православные, но лицемѣрно совершаютъ свойственное священникамъ, доколѣ не послѣдуетъ отлученіе такой богохульной ереси и состоится опредѣленіе противъ нея. Изъ этихъ такимъ образомъ перекрещивающихъ собственною властію до нашего слуха дошло свѣдѣніе объ одномъ пресвитерѣ, живущемъ въ странѣ ликійской. Есть и въ другихъ мѣстахъ нѣкоторые, изъ коихъ каждый молится самъ по себѣ, а вовсе не съ кѣмъ либо. Иные, вопреки постановленію Церкви, надѣваютъ цѣпи на шею. Поэтому въ концѣ всего разсужденія я сказалъ о юнотахъ, не имѣющихъ числа, и по собственному соображенію юношески поступающихъ, не ко благу или совершенствованію себя въ различныхъ видахъ мудрости: въ благоразуміи, мужествѣ, цѣломудріи и справедливости; изъ нихъ нѣкоторые поступаютъ юношески упрямѣе другихъ и отвращаютъ себя самихъ отъ истины, такъ что имъ нѣтъ числа.

Гл. 14. Но единая голубица и святая дѣва — Церковь исповѣдуетъ Бога Отца и Сына и Святаго Духа; Отца совершеннаго, Сына совершеннаго и Духа Святаго совершеннаго; Троицу единосущную и Троицу несліянную; но Сына, истинно отъ Отца рожденнаго и Святаго Духа не чуждаго Отцу и Сыну; Троицу, всегда сущую и никогда не нуждающуюся въ прибавленіи, не имѣющую въ себѣ чего либо подчиненнаго, но возводимую къ единому единству и къ одному началу Бога и Отца. Этою Троицей, — Отцемъ и Сыномъ и Святымъ Духомъ все создано, нѣкогда не сущее, ни существующее вмѣстѣ съ Богомъ, ни прежде Его бывшее, но приведенное изъ небытія въ бытіе Отцемъ и Сыномъ и Святымъ Духомъ. Сей Отецъ и Сынъ и Святый Духъ удостоивалъ отъ вѣка являться святымъ Своимъ въ видѣніяхъ, насколько каждый могъ вмѣщать по сообщенному ему отъ Бога дарованію, какое даровалъ Онъ каждому изъ удостоиваемыхъ, какъ напримѣръ созерцать Отца, насколько каждый могъ слышать гласъ Его и вмѣщать. Такъ устами Исаіи Онъ говорилъ: се уразумѣетъ Отрокъ Мой возлюбленный (Ис. 52, 13). Это гласъ Отца. Такъ и Даніилъ видѣлъ Ветхаго денми (Дан. 7, 9). Это видѣніе Отца. Такъ и еще у пророка сказано: Азъ видѣнія умножихъ, и въ рукахъ пророческихъ уподобихся (Ос. 12, 10). Это гласъ Сына. А у Іезекіиля сказано: и взя мя Духъ и вывелъ меня на поле (Іез. 3, 12. 22). Это относится къ Святому Духу. И много подобнаго можно сказать, но мы привели по памяти не многое только отчасти, мимоходомъ; а для показанія свойствъ Церкви предложимъ два изреченія изъ безчисленнаго множества изреченій, заключающихся въ Божественныхъ Писаніяхъ Ветхаго и Новаго Завѣта. Церковь исповѣдуетъ, что самъ Господь создалъ тѣло Адаму и вдуну въ него дыханіе жизни (Быт. 2, 7), сотворивъ Ему душу живую; что далъ законъ Моисею Самъ Богъ Отецъ и Сынъ и Святый Духъ, едино Божество; — что пророки были посланы тѣмъ же самымъ Божествомъ; что Самъ Богъ нашъ есть Богъ іудеевъ и христіанъ, призвавшій къ оправданію іудеевъ, не отрицавшихъ пришествія Господа нашего Іисуса, спасающаго всѣхъ, живущихъ по истинной вѣрѣ Его и не отрицающихъ истины проповѣданія евангельскаго Его ученія. Ибо пришелъ, истинно пришелъ Единородный: такъ содержитъ матерь наша Церковь. Она есть тихое пристанище мира, веселіе, дышущее благовоніемъ кипра [33] въ виноградѣ (Пѣсн. 1, 13); она приноситъ намъ лозу благословенія и даруетъ намъ на каждый день избавляющее отъ болѣзней питіе — кровь Христову, чистую и истинную.

Гл. 15. Церковь учитъ, что Христосъ истинно родился отъ Маріи Приснодѣвы, что Онъ пріялъ тѣло воистину, а не призрачно, — плоть истинно, тѣло истинно, съ костями, жилами и со всѣмъ тѣмъ, что есть у насъ, ничѣмъ отъ насъ неотличаясь, развѣ только славою Своей святости и Божества и тѣмъ, что Онъ есть сосудъ святыни и правды. Все въ Немъ совершенно безгрѣшно, и Онъ имѣетъ душу человѣческую воистину и умъ человѣческій воистину; но при этомъ мы не утверждаемъ, будто умъ есть ипостась, какъ говорятъ иные. Въ Немъ не было никакого пятна грѣховнаго: уста Его не солгали, губы не произнесли лести (1 Петр. 2, 22), сердце не склонилось къ раздраженію, умъ не совратился къ тому, о чемъ непристойно мыслить, плоть не сдѣлала того, что относится къ плотскому удовольствію. Онъ есть Богъ совершенный отъ вѣчности, не пришедшій только пожить въ человѣкѣ, но есть Само Слово вочеловѣчившееся, не измѣнившееся по естеству, но совоспріявшее въ Божество собственное человѣчество. Онъ былъ въ утробѣ Дѣвы воистину и изшелъ изъ утробы путями рожденія непостыдно, чисто, неоскверненно; былъ воспитанъ и взятъ на руки Симеономъ и Анною; былъ носимъ Маріею, и начавъ ходить, отправлялся въ путешествіе, сталъ отрокомъ, укрѣпился возрастомъ, и все имѣлъ въ Себѣ въ совершенствѣ, считался по числу лѣтъ и по числу мѣсяцевъ. Онъ носимъ былъ во чревѣ, родился отъ жены, былъ подъ закономъ (Гал. 4, 4); пришелъ на Іорданъ, крестился отъ Іоанна, хотя и не нуждался въ омовеніи, но сдѣлалъ это ради порядка требуемаго человѣчествомъ Его, не желая нарушить правды законной, дабы исполнена была, какъ Онъ Самъ сказалъ, всякая правда (Матѳ. 3, 15), и дабы показать, что Онъ облекся истинною плотію, истиннымъ человѣчествомъ. Онъ сошелъ въ воду, болѣе давая, нежели пріемля, скорѣе доставляя, нежели имѣя недостатокъ, освящая ее и облекая силою во образъ имѣющаго въ Немъ совершиться, дабы воистину увѣровавшіе въ Него и имѣющіе вѣру истинную познали, что Онъ истинно вочеловѣчился, истинно крещенъ былъ, и такимъ образомъ чрезъ Его снисхожденіе и сами, приступая къ Нему, приняли въ себя силу Его схожденія и просвѣтились Его свѣтоводительствомъ, въ чемъ исполнилось бы пророческое изреченіе: въ измѣненіе силы, въ дарованіе спасенія отъ силы хлѣба, отъ Іерусалима получаемой, и отъ крѣпости воды. Здѣсь во Христѣ утверждается сила хлѣба и крѣпость воды, чтобы не хлѣбъ былъ для насъ силою, но сила происходящая отъ хлѣба; хлѣбъ есть пища, но въ немъ заключается сила къ оживотворенію. И вода не для того только, чтобы дѣлать насъ чистыми, но чтобы силою воды посредствомъ вѣры, дѣятельности, надежды, совершенія таинствъ и призыванія имени освящающаго мы достигли совершенія спасенія. Христосъ вышелъ изъ Іордана, услышалъ гласъ Отца (Матѳ. 3, 17), произнесенный въ слухъ бывшихъ тутъ учениковъ, дабы показать, кто есть свидѣтельствуемый; между тѣмъ какъ Духъ Святый сошелъ въ видѣ голубя, какъ мы говорили въ разсужденіяхъ о многихъ ересяхъ. Чтобы Троица была признаваема несліянною, Духъ принялъ видъ голубя въ собственной ипостаси, и Духъ возсѣлъ на Іисуса и сошелъ на Него, чтобы видѣнъ былъ свидѣтельствуемый, дабы плоть Его, какъ святая и боголюбезная, и богоугодная, засвидѣтельствована была Отцемъ и Духомъ, дабы Отецъ проповѣданъ былъ, какъ благоволившій и возвѣстившій плотское пришествіе Сына, дабы Сынъ явленъ былъ, какъ истинный, и дабы исполнилось сказанное: и по семъ на земли явися, и съ человѣки поживе (Варух. 3, 38). Послѣ того, какъ вышелъ изъ Іордана, Онъ несомнѣнно и истинно былъ искушаемъ отъ діавола въ пустынѣ и послѣди взалка (Матѳ. 4, 2) сообразно порядку и истинѣ плотскаго пришествія. Затѣмъ избралъ учениковъ, проповѣдалъ истину, исцѣлялъ болѣзни, спалъ, алкалъ, путешествовалъ, совершалъ Божественныя знаменія, воскрешалъ мертвыхъ, подавалъ зрѣніе слѣпымъ, укрѣплялъ хромыхъ и разслабленныхъ. Какъ Онъ проповѣдалъ благовѣствованіе истины, царствіе небесное и человѣколюбіе Свое и Отца и Святаго Духа: такъ Онъ же истинно претерпѣлъ за насъ страданіе во плоти и въ совершенномъ вочеловѣченіи, пострадавъ воистину на крестѣ, при чемъ Божество пребывало съ Нимъ, но не превратилось въ страдательное состояніе, а осталось безстрастнымъ и неизмѣннымъ. При этомъ ясно уразумѣваются двѣ стороны дѣла: Христосъ страждетъ за насъ плотію, но безстрастенъ пребываетъ въ Божествѣ; не такъ впрочемъ, чтобы человѣкъ былъ самъ по себѣ и Божество Само по Себѣ, но Божество соприсутствовало, однако не страдало по причинѣ чистоты и несравнимости Своего существа. Страдалъ Христосъ во плоти и умерщвленъ былъ во плоти, но всегда живетъ въ Божествѣ и воскрешаетъ мертвыхъ. Тѣло Его погребено было воистину и пребыло три дня бездушнымъ, бездыханнымъ и неподвижнымъ, обвитое плащаницей, положенное во гробѣ, заключенное подъ камнемъ, съ наложеніемъ печатей; Само же Божество не было заключено или погребено; но Оно со святой душой снизошло въ преисподнюю и извело оттуда плѣнныя души, сокрушило жало смерти (1 Кор. 15, 55-56), расторгло запоры и вереи несокрушимыя (Псал. 106, 16) и разрѣшило болѣзни ада собственною властію; вышло вмѣстѣ съ душою изъ ада; не оставися душа Его во адѣ, ни плоть Его видѣ истлѣнія (Дѣян. 2, 31; ср. 27 и Псал. 15, 10). Божество воскресило эту плоть, или воскресъ Самъ Господь Богъ, Слово и Сынъ Божій душою и тѣломъ, и всѣмъ сосудомъ; такъ что наконецъ этотъ сосудъ соединился съ духомъ, и стало духовнымъ самое тѣло, нѣкогда подлежавшее осязанію и преданное бичеванію, по свободному изволенію Божества, допущенное до искушенія отъ сатаны и подвергавшееся алчбѣ, сну, утружденію, печали и сѣтованію.

Гл. 16. Это самое святое тѣло наконецъ соединилось съ Божествомъ, такъ что Божество навсегда соединилось съ потерпѣвшимъ таковыя страданія тѣломъ. Ибо воскресъ Іисусъ и соединилъ его въ Себѣ, въ одинъ духъ, въ одно единство, въ одно славословіе, въ одно Божество Свое. Онъ являлся воистину и былъ осязанъ Ѳомою (Іоан. 20, 27 и дал.), вмѣстѣ съ апостолами ѣлъ и пилъ, и пребывалъ съ ними сорокъ дней и сорокъ ночей (Дѣян. 1, 3). Онъ вошелъ въ домъ дверемъ затвореннымъ (Іоан. 20, 19. 26), и вошедъ, показывалъ Свои жилы и кости, язву гвоздинную и мѣсто прободенія копіемъ и тѣмъ давалъ разумѣтъ, что самое тѣло было истинное, но только соединено было въ одно единство и одно Божество, уже не ожидая страданія, уже не умирая, какъ говоритъ святый Апостолъ: Христосъ воста, ктому уже не умираетъ: смерть Имъ ктому не обладаетъ (Рим. 6, 9). Такимъ образомъ подвергавшееся страданію явилось безстрастнымъ, т. е., Божествомъ съ тѣломъ и душой и всѣмъ свойственнымъ человѣку, кратко сказать, само-Богомъ. Возшедъ на небеса, Онъ сѣде одесную Отца во славѣ (Евр. 1, 3; 8, 1), не отложивши тѣла, но образовавъ его въ духовное, въ совершенствѣ единаго Божества. Такъ и наши тѣла, сѣемыя нынѣ душевными, имѣютъ востать духовными, сѣемыя нынѣ въ тлѣніи, имѣютъ востать въ нетлѣніи, сѣемыя нынѣ въ смерти, имѣютъ востать въ безсмертіи (1 Кор. 15, 42. 44. 53). Если же таковы будутъ наши тѣла, то насколько преимуществуетъ то святое, неизъяснимое, несравнимое и чистое, соединенное съ Богомъ, наконецъ едиственное и единообразное тѣло? Объ этомъ свидѣтельствуетъ и Апостолъ, говоря: аще и разумѣхомъ по плоти Христа, но нынѣ ктому не разумѣемъ (2 Кор. 5, 16); говоря это, онъ не отдѣляетъ плоти отъ Божества, но представляетъ ее какъ существующую и съ Богомъ соединенную, но существующую уже не по плоти, а по духу, какъ говоритъ онъ (Рим. 8, 1), по духу святыни изъ воскресенія отъ мертвыхъ Господа нашего Іисуса Христа (Рим. 1, 4). Его-то Церковь исповѣдуетъ вмѣстѣ и Богомъ, безстрастнымъ и пострадавшимъ, погребеннымъ и воскресшимъ, и возшедшимъ во славѣ, грядущимъ судить живыхъ и мертвыхъ, какъ я сказалъ, воистину, царствiю Котораго не будетъ конца (Лук. 1, 33).

Гл. 17. И тому вѣруетъ святая матерь наша Церковь, какъ и ей самой истинно проповѣдано и истинно повелѣно было, что мы умремъ и воскреснемъ съ этимъ тѣломъ, съ этою душою и со всѣмъ нашимъ сосудомъ, да пріиметъ кійждо, яже содѣла (2 Кор. 5, 10). Ибо что воскресеніе мертвыхъ, вѣчное осужденіе, царствіе небесное, упокоеніе для праведниковъ, наслѣдіе вѣрныхъ, и ликъ общій съ ангелами, соблюдшими вѣру, чистоту, надежду и заповѣди Господни есть истинно, это и проповѣдано, и утверждено, и служитъ предметомъ вѣры, потому что сіи воскреснутъ въ животъ вѣчный, согласно написанному въ Евангеліяхъ (ср. Іоан. 5, 29 и Матѳ. 25, 46). Что говоритъ и Апостолъ, и всѣ Священныя Писанія, то является истиннымъ, хотя бы невѣрующими и худо разумѣющими и было принимаемо иначе. Для насъ же это вѣра, это честь, это матерь наша Церковь, спасающая вѣрою, поддерживаемая надеждою и совершаемая любовію Христа въ исповѣданіи, въ таинствахъ и въ очистительной силѣ крещенія, какъ сказано: шедше крестите во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19), во имя Божественной Троицы, не имѣющей въ наименованіи ничего различнаго; но такъ что одинъ Богъ въ законѣ и пророкахъ, въ евангеліяхъ и у апостоловъ, въ Ветхомъ и Новомъ Завѣтѣ намъ проповѣданъ и возвѣщенъ, Отецъ и Сынъ и Святый Духъ, не Божество, представляющее въ Себѣ какое либо сліяніе, но Троица истинно совершенная: совершенный Отецъ, совершенный Сынъ и совершенный Духъ Святый, едино Божество, единъ Богъ, Которому слава, честь и держава во вѣки вѣковъ, аминь.

Гл. 18. Такова вѣра и дѣйствіе нашей жизни; это утвержденіе истины; это дѣва Христова и голубица незлобивая; это жизнь, надежда и утвержденіе нетлѣнія. Но умоляю всѣхъ васъ читателей этого сочиненія быть снисходительными къ моему смиренію и немощи слабаго ума моего, который уже оцѣпенѣлъ отъ великаго яда ересей, почувствовалъ къ нему отвращеніе и какъ бы выплевываетъ и извергаетъ его. Умоляю простить меня за то, что я на словахъ относился къ нѣкоторымъ жестоко и называлъ нѣкоторыхъ бродягами, шарлатанами, заблуждшими и обольстителями. Хотя мы и не имѣемъ обычая легкомысленно осмѣивать кого либо, но по причинѣ великой тяжести этого яда мы признали необходимымъ обращаться къ нимъ съ такими словами, дабы устранить мысль нѣкоторыхъ, могшихъ подумать, будто тѣмъ самымъ, что мы не обнаруживаемъ ихъ явно, хотя и раскрыли ихъ ученіе и дѣйствія, отчасти имѣемъ согласіе въ мысли съ лжеученіемъ, заключающимся въ каждой изъ ересей. Я сдѣлалъ и небольшое предисловіе въ началѣ сочиненія, предупреждая объ этомъ самомъ и прося снисхожденія, чтобы кто либо не напалъ на насъ за непріятность, думая, что мы прибѣгаемъ къ осмѣянію, потому что насъ преодолѣваютъ. Въ предисловіи же мы показали и то, о какихъ ересяхъ мы намѣревались говорить, на сколько книгъ раздѣлили все сочиненіе, о сколькихъ и о какихъ именно ересяхъ намѣревались сказать въ каждой книгѣ; и здѣсь я снова упоминаю о томъ же для того, чтобы читатели отовсюду получили пользу.

Гл. 19. Написано всего три книги въ семи отдѣленіяхъ. Въ первой книгѣ заключаются 46 ересей, расположенныхъ по числу наименованій и по связи первой ереси со второй, и такъ далѣе до послѣдней, заключающейся въ книгѣ, такъ что первая книга въ трехъ отдѣленіяхъ содержитъ 46 ересей; вторая книга 23 ереси въ двухъ отдѣленіяхъ, а третья книга 11 ересей въ двухъ отдѣленіяхъ. Итакъ всѣхъ васъ, участвовавшихъ въ трудѣ нашемъ и великодушно раскрывавшихъ и прочитавшихъ это наше сочиненіе, увѣщаваю и прошу пріобрѣсти отъ него пользу, а дурное въ ересяхъ удалить отъ ума. Ибо не для вреда мы раскрыли ихъ, но для пользы и предостереженія отъ подпаденія прелести вышеупомянутыхъ ересей. Затѣмъ, прочитавши весь этотъ трудъ или отдѣльныя части его, помолитесь за насъ и попросите, да дастъ намъ Богъ часть во святой и единой вселенской и апостольской Церкви, истинной, животворной и спасительной и да избавитъ насъ отъ всякой ереси. А если, какъ люди, мы не могли до конца постигнуть непостижимое и неизъяснимое Божество, но, находясь въ затруднительномъ положеніи при защищеніи Бога, вынуждены были изъясняться по человѣчески и увлекаемы были смѣлостію, — за то, если прощаетъ Богъ, простите и вы сами. И опять молитесь, чтобы Господь далъ намъ ту, о которой мы просили Его, часть во святой Его вѣрѣ, единой, свободной отъ всякаго противорѣчія, и даровалъ отпущеніе многихъ моихъ согрѣшений во Христѣ Iисусѣ Господѣ нашемъ, чрезъ Котораго и съ Которымъ слава Отцу со Святымъ Духимъ во вѣки, аминь.

Гл. 20. Итакъ о томъ, что въ отношеніи къ вѣрѣ содержитъ эта единая вселенская Церковь, незлобивая голубица, единая у мужа своего, какъ сказано: единая есть голубица Моя, равнымъ образомъ и о множествѣ юнотъ, имже нѣсть числа, мы кратко сказали, а также и о единосущіи Отца и Сына и Святаго Духа, о плотскомъ и совершенномъ пришествіи Христа и о другихъ членахъ вѣры. Теперь мнѣ необходимо еще добавить немногое о постановленіяхъ Церкви и отчасти о видѣ тѣхъ постановленій, о томъ, что собственно сохранялось въ ней и сохраняется или по повелѣнію, или по свободному предъизбранію, такъ какъ Богу пріятна добродѣтель, которой Онъ научаетъ. И прежде всего основаніемъ, такъ сказать, и ступенью въ ней служитъ дѣвство, въ которомъ подвизаются, которое соблюдаютъ и прославляютъ многіе. Тому же самому дѣвству сопутствуетъ уединеніе, соблюдаемое весьма многими монахами и монахинями. За нимъ слѣдуетъ воздержаніе, поставленное на томъ же самомъ пути. Потомъ вдовство съ осторожнымъ и несквернымъ образомъ жизни. За этими степенями слѣдуетъ честный бракъ, пользующійся всякою честію, особенно же въ единобрачіи и соблюденіи заповѣдей. Если же кто либо по смерти своей жены или какая либо жена по смерти мужа пожелали бы вступить во второй бракъ, то это дозволяется именно только по смерти перваго мужа или первой жены. Вѣнецъ же всѣхъ этихъ степеней, или матерь, такъ сказать, и родителъница, есть святое священство, въ которое вступаютъ по большей части изъ дѣвственниковъ; а если не изъ дѣвственниковъ, то изъ монашествующихъ; а если бы не было способныхъ къ этому служенію изъ монашествующихъ, то изъ воздерживающихся отъ собственныхъ женъ, или овдовѣвшихъ послѣ единобрачія. Второбрачнаго не дозволяется въ Церкви принимать въ чинъ священства, хотя бы онъ и воздерживался отъ жены, или былъ вдовъ, разумѣю чинъ епископскій, пресвитерскій, діаконскій и иподіаконскій. За этимъ чиномъ священства слѣдуетъ учрежденіе чтецовъ, въ которое могутъ быть избираемы лица изъ всѣхъ состояній, то есть изъ дѣвственниковъ и монашествующихъ, и воздерживающихся отъ женъ, и овдовѣвшихъ и еще находящихся въ честномъ бракѣ; а еслибъ была надобность, то даже и изъ вступившихъ послѣ смерти первой жены въ бракъ со второю. Ибо чтецъ не есть священникъ, но какъ бы книжникъ слова Божія. Еще есть діакониссы, которыя поставляются на служеніе при однихъ лишь женщинахъ, ради благопристойности, когда настоитъ нужда, при крещеніи, или при осмотрѣ тѣлъ ихъ; сами онѣ также единобрачны и воздерживающіяся отъ мужей или овдовѣвшія послѣ перваго брака, или же приснодѣвы. За ними слѣдуютъ заклинатели и переводчики съ одного языка на другой или въ чтеніяхъ, или въ бесѣдахъ. Наконецъ трудящіеся, заботящіеся о тѣлахъ умершихъ, привратники и всѣ другія должности благочинія.

Гл. 21. Священныя собранія установлены апостолами въ среду, пятокъ и воскресенье; въ среду и пятокъ бываетъ постъ до часа девятаго [34], поелику при наступленіи среды Господь былъ взятъ, а въ пятокъ распятъ на крестѣ. И апостолы предали намъ повелѣніе держать посты въ эти дни во исполненіе сказаннаго: егда отъятъ будетъ отъ нихъ Женихъ, тогда постятся въ тыя дни (Лук. 5, 35). И не для того, чтобы мы сдѣлали угодное Пострадавшему за насъ, установленъ для насъ постъ, но дабы исповѣдывали, что страданіе Господа, которое Онъ воспріялъ за насъ, служитъ къ нашему спасенію, и дабы посты эти были для насъ предъ Богомъ умилостивленіемъ за наши грѣхи. Этотъ постъ соблюдается во весь годъ во святой вселенской Церкви, разумѣю въ среду и пятокъ до часа девятаго, кромѣ пятидесяти дней одной только Пятидесятницы, въ каковые дни ни колѣнопреклоненій не бываетъ, ни постъ не установленъ. Вмѣсто же собраній къ девятому часу, бывающихъ по средамъ и пяткамъ, въ другіе дни, какъ и въ день воскресный, собранія бываютъ утреннія и кромѣ того еще въ 50 дней Пятидесятницы, какъ я уже сказалъ, не бываетъ, а также и въ день Богоявленія, когда родился во плоти Господь, не позволено поститься, хотя бы этотъ день случился даже въ среду или пятокъ. Но по доброму изволенію подвижники Церкви постоянно, кромѣ воскреснаго дня и Пятидесятницы, постятся и постоянно совершаютъ бдѣнія; а всѣ воскресные дни святая вселенская Церковь считаетъ радостными и собранія въ нихъ совершаетъ съ утра, но не постится, такъ какъ непослѣдовательно было бы поститься въ воскресный день. Четыредесятницу, предшествующую седми днямъ святой Пасхи, также Церковь имѣетъ обыкновеніе соблюдать, проводя ее въ постахъ, но воскресные дни не вполнѣ, даже и въ самую Четыредесятницу. Кромѣ того шесть дней Пасхи [35] весь народъ проводитъ въ сухояденіи, то есть употребляя тогда лишь хлѣбъ, соль и воду около вечера. Болѣе усердные усиливаютъ постъ вдвое, втрое и вчетверо, а нѣкоторые остаются безъ пищи цѣлую недѣлю до пѣнія пѣтуховъ при наступленіи воскреснаго дня. Бдѣній совершаютъ шесть, и собраній — тоже шесть, и притомъ во всю Четыредесятницу отъ девятаго часа до вечера. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ бдѣніе совершаютъ только въ ночь съ четвертка на пятокъ и на воскресенье; а въ нѣкоторыхъ мѣстахъ совершеніе таинства Евхаристіи бываетъ въ четвертокъ въ девятомъ часу, и такимъ образомъ бываетъ отпустъ, такъ какъ присутствующіе при богослуженіи пребывали въ сухояденіи. Въ иныхъ мѣстахъ не бываетъ совершенія таинства Евхаристіи, кромѣ какъ только при наступленіи воскреснаго дня, когда отпустъ бываетъ около времени пѣнія пѣтуховъ; такъ бываетъ въ день воскресный и въ торжественный и великій день Пасхи, какъ установлено. Другія же таинства, какъ напримѣръ крещеніе и сокровенныя таинства, такъ совершаются, какъ содержитъ преданіе евангельское и апостольское.

Гл. 22. Что касается скончавшихся, то во имя ихъ совершаютъ поминовенія, состоящія въ молитвахъ, совершеніи богослуженія и таинства Евхаристіи. Сверхъ того постоянно бываютъ въ святой Церкви утреннія пѣснопѣнія и утреннія молитвы, а вмѣстѣ съ тѣмъ и свѣтильничные псалмы и молитвы. Изъ монашествующихъ нѣкоторые живутъ въ городахъ, а нѣкоторые и въ монастыряхъ пребываютъ, и отъ міра далеко отшельничествуютъ. Нѣкоторымъ угодно было носить на головѣ длинные волосы, конечно, ради особеннаго образа жизни, по собственному соображенію, такъ какъ ни Евангеліе этого не предписало, ни Апостолы не приняли. Святый апостолъ Павелъ отвергъ этотъ обычай. Соблюдаются въ тойже самой вселенской Церкви и другіе похвальные роды жизни, напримѣръ, когда воздерживаются отъ всякаго рода мясъ, четвероногихъ, и птицъ и рыбъ, отъ яицъ и сыра, а также и другіе различные роды жизни, потому что кiйждо по своему труду мзду пріиметъ (1 Кор. 3, 8). Притомъ одни воздерживаются отъ всего этого; а другіе только отъ мяса четвероногихъ, но принимаютъ въ пищу мясо птицъ и все остальное; иные же воздерживаются и отъ мяса птицъ, а принимаютъ въ пищу только яица и рыбу; другіе не принимаютъ въ пищу даже и яицъ. Иные держатся рыбной пищи, а другіе и отъ рыбъ воздерживаются, но принимаютъ сыръ; другіе же не принимаютъ и сыра. Нѣкоторые воздерживаются даже и отъ хлѣба; другіе отъ древесныхъ плодовъ и варенаго. Многіе спятъ на землѣ. Иные даже не обуваются. Нѣкоторые носятъ сокровенную власяницу, при чемъ хорошо, если носятъ ее ради добродѣтели и покаянія; ибо неприлично выступать во власяницѣ открыто передъ всѣми, какъ дѣлаютъ нѣкоторые; и неприлично также, какъ мы говорили, ходить открыто и въ веригахъ, какъ то угодно было нѣкоторымъ. Весьма многіе воздерживаются отъ бани. Нѣкоторые настолько отреклиеь отъ міра, что придумали для себя какія либо легкія и не затруднательныя ремесла, чтобы только не проводить жизнь праздную и не ѣсть хлѣба задаромъ. Очень многіе подвизаются въ псалмопѣніяхъ и молитвахъ непрестанныхъ, въ чтеніяхъ Священнаго Писанія и въ заучиваніи его на память.

Гл. 23. Что касается страннопріимства, человѣколюбія и милосердія ко всѣмъ, то этотъ плодъ святой вселенской и апостольской Церкви всѣмъ проповѣданъ. Вмѣсто устарѣвшаго обрѣзанія она имѣетъ крещеніе во Христѣ. Допускаетъ покой въ великую субботу вмѣсто субботы малой. Воздерживается отъ общенія со всѣми ересями. Запрещаетъ блудъ, прелюбодѣяніе, распутство, идолослуженіе, убійство и всякое беззаконіе, волшебство, колдовство, звѣздочетство, гаданія, наблюденіе жребіевъ, заклинаній и ношеніе амулетовъ, или такъ называемыхъ филактерій [36]; запрещаетъ зрѣлища, конскія ристалища, охоту и музыкальныя увеселенія; всякое злословіе, навѣты, всякое состязаніе, богохульство, несправедливость, корыстолюбіе и ростовщичество. Не одобряетъ барышниковъ и считаетъ ихъ бѣднѣйшими изъ всѣхъ. Приношенія принимаетъ отъ людей, не обижающихъ другихъ, не поступающихъ беззаконно, но праведно живущихъ. Молитвы повелѣваетъ возсылать Богу непрестанно, со всякимъ постоянствомъ, напряженіемъ вниманія и колѣноприклоненіемъ въ установленные дни ночью и днемъ. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ дѣлаютъ собранія и по субботамъ. Не вездѣ, но у лучшихъ людей наблюдается обычай совсѣмъ не клясться, ни порицать, ни проклинать по повелѣнію Самого Спасителя (ср. Матѳ. 5, 34 и дал. и др.), ни лгать, насколько возможно. Очень многіе продаютъ имѣніе свое и раздаютъ нищимъ.

Гл. 24. Таковъ образъ сей святой Церкви, съ изъясненною выше вѣрою ея, и таковы законоположенія, въ ней наблюдаемыя. Таковъ образъ Церкви, составившійся изъ Закона и Пророковъ, Апостоловъ и Евангелистовъ, какъ бы какое доброе противоядіе, составленное изъ многихъ благовоній во спасеніе употребляющимъ его, изволеніемъ Отца и Сына и Святаго Духа. Таковы свойства этой чтимой невѣсты Христовой. Таково ея приданое и завѣтъ наслѣдія; такова воля Жениха ея небеснаго, Іисуса Христа Господа нашего, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу слава, честь и держава со Святымъ Духомъ во вѣки вѣковъ, аминь.

Всѣ находящіеся при насъ братія свидѣтельствуютъ вамъ свое почтеніе, особенно Анатолій, съ великимъ трудомъ и добрымъ произволеніемъ потщившійся написать и исправить эти замѣчанія и книги противъ осмидесяти ересей, а вмѣстѣ съ нимъ и Ипатій, честнѣйшій діаконъ, сдѣлавшій списокъ съ этихъ книгъ въ тетрадяхъ, за которыхъ помолитесь, честнѣйшіе и поистинѣ вожделеннѣйшіе братія. Миръ Господа нашего Іисуса Христа и благодать, и истина по повелѣнію Его со всѣми вами, добротолюбивѣйшіе и возлюбленные братія. аминь.

Конецъ третьей книги святаго Епифанія противъ ересей.

Примѣчанія:
[1] Евр. פִּלֶּגֶשׁ (Быт. 22, 24; 25, 6) и полнѣе, съ добавленіемъ אִשָּׁה — жена (Суд. 19, 1), происходитъ отъ פָּלַג — дѣлить, откуда халд. פֵּלַג — половина (Дан. 7, 25).
[2] См. Bereschith rabbah in Genes. 25 cap.
[3] Еристиками (спорщиками) назывались философы Мегарской школы, у которыхъ особенно развито было искусство спорить, діалектика.
[4] Душа называется у Аристотеля ентелехіей (постоянствомъ, непрерывностію) тѣла, какъ начало связущее всѣ отправленія органической жизни въ одную общую, цѣлесообразную дѣятельность.
[5] См. ч. 1, стр. 42-43.
[6] Жителями южной Италіи, въ Апуліи.
[7] Жителей Нумидіи, въ Малой Азіи.
[8] Лазы — народъ въ Колхидѣ, на Кавказѣ.
[9] Жителей нынѣшней Испаніи.
[10] Прибрежныхъ жителей морей Ѳракійскаго (Чернаго) и Киммерійскаго (Азовскаго).
[11] Жителей сѣверной Мидіи, на южномъ берегу Каспійскаго моря.
[12] Жителей Серики, въ восточной Азіи.
[13] Торжества въ честь Деметры или Цереры.
[14] Діо — тоже что Деметра.
[15] Персефоны или Прозерпины.
[16] Сына Ликургова.
[17] Сына Эолова, царя Орхоменскаго, отца Фрикса и Геллы.
[18] Ино — дочь Кадма.
[19] Иначе — Вакха.
[20] Торжественный крикъ въ празднествахъ Вакха.
[21] Евр. חַוָּה — Ева (жизнь, Быт. 3, 20), а חיוא — животное, пресмыкающееся, змій (Дан. 4, 12).
[22] Близъ устьевъ Нила, въ Египтѣ.
[23] Сынъ Изиды, Богъ тишины у Египтянъ.
[24] Сынъ Озириса и Изиды (см. Герод. 1, 144. 156).
[25] Мемфисъ и Иліополь — города въ Египтѣ.
[26] О совершающихъ служеніе Корѣ и Вакху.
[27] Мѣстности въ нижнемъ Египтѣ.
[28] Города въ нижнемъ Египтѣ.
[29] Автиной былъ красивый юноша изъ Виѳивіи, любимецъ императора Адріана, погибшій во цвѣтѣ лѣтъ и записанный въ число боговъ, по повелѣнію Адріана.
[30] Фарвитъ и Мендисъ — города въ нижнемъ Египтѣ.
[31] Города въ нижнемъ Египтѣ.
[32] Имена боговь египетскихъ.
[33] Кипръ — благовонное дерево.
[34] По нашему исчисленію до третьяго часа пополудни.
[35] Разумѣется страстная недѣля.
[36] Хранилищъ (Матѳ. 23, 5) Объясненіе слова см. ниже, стр. 370.

Печатается по изданію: Творенiя святаго Епифанiя Кипрскаго. Часть пятая: На восемьдесятъ ересей Панарiй, или ковчегъ. М.: Типографiя М. Н. Лаврова и К0, 1882. – С. 310-358. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, томъ 50.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0