Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 26 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Епифаній Кипрскій († 403 г.)
Слово якорное.

Обозрѣніе книги.

Сей божественный и великій отецъ нашъ Епифаній происходилъ изъ Елевѳерополя, что въ Палестинѣ, гдѣ и былъ отцемъ монаховъ. Но сначала отшельничествовалъ въ Египтѣ и, пробывши тамъ до конца двадцатаго года возраста своего, опять возвратился въ округъ Елевѳеропольскій, основавъ въ немъ монастырь. Книга же его называется Слово якорное, потому что на подобіе якоря направляетъ умъ, заботящійся о жизни и спасеніи; такъ какъ содержаніе ея объемлетъ многія части ученія вѣры: разумѣю ученіе о единосущіи Отца и Сына и Святаго Духа, о совершенномъ пришествіи Христа во плоти, о воскресеніи мертвыхъ, о жизни вѣчной и судѣ какъ надъ плотію, такъ равно и надъ душею; также ученіе противъ идоловъ и противъ ересей каждой въ отдѣльности, противъ іудеевъ и другихъ. Содержитъ она также и имена осмидесяти ересей и разъясненіе различныхъ вопросовъ изъ Божественнаго Писанія. Написана же она для живущихъ въ Суэдрахъ Памфилійскихъ, которые просили о томъ посланіями, поставленными впереди всего разсужденія. А случилось это на девяностомъ году отъ вступленія на престолъ Діоклитіана [1], на десятомъ году царствованія Валента и шестомъ — Граціана [2].

Посланіе, написанное изъ Памфиліи, изъ города Суэдръ, Тарсиномъ, Матидіемъ и другими пресвитерами къ святому Епифанію, спрашивавшими о вѣрѣ въ Отца и Сына и Святаго Духа и о другихъ частяхъ ученія той же вѣры.

Господину богопочтенному Епископу Епифанію Матидій и Тарсинъ, новопоставленные пресвитеры вселенской Церкви въ Суэдрахъ, желаютъ о Господѣ радоваться.

Врагъ человѣческій діаволъ имѣетъ обыкновеніе разнообразно смущать и посѣвать свои сѣмена въ простѣйшихъ и еще не утвержденныхъ въ вѣрѣ во Святую Троицу. Твердое убо основаніе, по написанному, стоитъ, имущее печать сію: позна Господь сущыя Своя (2 Тим. 2, 19). А удобопреклонные ко всему еретики, оставивъ хулу на Іисуса, иначе нечествуютъ противъ Бога, поднимая языкъ свой противъ Святаго Духа и произнося оскорбленіе противъ неба. Однако же, хотя безчисленное множество людей поколебалось, мы сами благодатію Господнею стоимъ въ здравой вѣрѣ, совершенно ни въ чемъ не уклонившись отъ праваго и здраваго ученія. И многіе изъ тѣхъ, которые, казалось, были обольщены, благодатію Господнею укрѣпились чрезъ писанія достойнаго памяти и блаженнаго Епископа Аѳанасія и благочестивѣйшаго сослужителя твоего Прокліана. Поелику же остатки злаго ученія еще есть у нѣкоторыхъ, и вамъ опытнымъ должно прививать это къ хорошей маслинѣ или совершенно отсѣкать (ср. Рим. 11, 17-22): то ради сего, пиша къ богочестію твоему, умоляемъ благоговѣинство твое начертать писаніе къ Церкви нашей и чрезъ пространнѣйшее изъясненіе изложить правую и здравую вѣру, для того, чтобы и простѣйшіе и еще колеблющіеся въ вѣрѣ могли быть утверждены священными твоими писаніями и врагъ Церкви діаволъ постыжденъ былъ святыми молитвами твоими. Будь здравъ, честнѣйшій отче.

Посланіе, написанное Палладіемъ, начальникомъ того же города Суэдръ, и посланное къ тому же святому Епифанію, въ каковомъ посланіи и тотъ спрашивалъ о томъ же.

Владыкѣ души моей, богопочтенному Епископу Епифанію, Палладій желаетъ о Господѣ радоваться.

Переплывающіе великое и пространное море, доколѣ тихій вѣтеръ направляетъ корабль, мало заботятся о прилежащихъ къ берегамъ пристаняхъ, думая, что судно безъ труда переплыветъ. Когда же подуетъ противный и сильный вѣтеръ, причемъ треволненія отовсюду поднимаются на высоту и покрываютъ корабль, то очень желаютъ тихой пристани и осматриваютъ всякую близъ лежащую страну; если же никуда не могутъ пристать, то спускаются съ корабля хотя на близъ лежащій, если бъ случился, островъ, всячески доставляя себѣ спасеніе. А приблизившись къ нему и ставши подъ покровъ выдавшагося впередъ мыса, едва-едва могутъ освободиться отъ окружающихъ бѣдъ. И мы сами нынѣ, владыко, оглашенные спасительнымъ словомъ Божіимъ, желая избавить себя отъ мірскаго мятежа и ввести ладью нашу въ тихую пристань Христову, узнали отъ нѣкоторыхъ, что воздвигаются пустыя какія-то и неразумныя, какъ мнѣ кажется, вопрошенія о Святомъ Духѣ. Говорятъ, что Онъ не долженъ быть спрославляемъ въ Божествѣ и Господствѣ, но что Его должно ставить на мѣстѣ служителя и посланника, и еще худшія того и болѣе низкія о Немъ мнѣнія принимаютъ. Посему какъ бы одержимые непрестаннымъ волненіемъ и тяжкою бурею, но не будучи въ состояніи найти никого изъ находящихся у насъ, который былъ бы способенъ разрѣшить тѣ вопросы и изложить намъ здравое ученіе вѣры, мы принуждены отнестись съ этимъ дѣломъ къ твоему богочестію, испуская по справедливости и сами такой вопль: наставниче, спаси ны (Лук. 8, 24; Матѳ. 8, 25). Итакъ, умоляемъ твою нелицемѣрную и правую вѣру, о которой свидѣтельствуютъ и которую возвѣщаютъ прежняя добрая слава и достовѣрные свидѣтели, удостой, на то поставленный Спасителемъ, терпѣливо принять моленіе наше, и благоволи въ священномъ писаніи твоемъ возможно пространнѣе и яснѣе изложить ученіе вѣры о Святой Троицѣ и послать оное къ намъ, для того, чтобъ и мы, утвержденные имъ, достигли желаемаго, и уже утвердившіеся въ семъ благочестіи возрадовались, а заблуждшіе, если возможно, получили врачеваніе, и Богъ во всѣхъ прославленъ былъ.

Отвѣтное посланіе, отправленное къ нимъ отъ святаго Епифанія, которое объемлетъ собою и все требованное ими ученіе Божественной вѣры.

Господамъ и всечестнымъ моимъ братіямъ и пресвитерамъ: Матидію, Тарсину и Нумерію, и прочимъ всѣмъ сущимъ съ вами, и вожделѣннѣйшимъ чадамъ нашимъ, Палладію и Севирину, возревновавшимъ благою ревностію и избравшимъ себѣ блаженную и превожделѣнную жизнь въ православной вѣрѣ и совершенномъ согласіи съ Церковію; исполняющимъ изреченіе Спасителя: аще хощеши совершенъ быти, продаждь имѣніе твое, и даждь нищимъ (Матѳ. 19, 21) и другое: продали имѣнія свои и положили предъ ногами Апостолъ (Дѣян. 4, 37); и собирающимъ то, что благопріятно и наиболѣе полезно душамъ ихъ, Епифаній, меньшій изъ епископовъ, и сущіи со мною братія желаемъ о Господѣ Богѣ радоваться.

1. Уже потому я могъ бы считать себя счастливымъ, вожделѣннѣйшіе, что, не будучи способенъ къ добродѣтельному житію святыхъ и тщаливыхъ, и объятыхъ ревностію по Богѣ, я удостоился отъ нихъ самихъ быть побужденнымъ къ тому, чтобы пробудить свой умъ и обратить его къ полезному. Ибо смиренный умъ нашъ, всегда стремящійся держаться въ безмолвіи и не простираться далѣе положенныхъ для него предѣловъ, имѣя въ виду сказанное у Апостола: да не буду простираться выше мѣры правила, его же далъ намъ Богъ мѣру (2 Кор. 10, 13), нынѣ вынуждается къ тому. Отовсюду пришедшія просьбы, — и ваши, управляемыя ревностію, отъ Бога въ васъ воспламененною, и другихъ единомысленныхъ, разумѣю ревнующихъ о православіи, также какъ и просьбы чада нашего Ипатія, прибывшаго ко мнѣ съ сею цѣлію изъ страны Египетской, побудили меня отложить всякое малодушіе и всякую медлительность, не молчать болѣе и не откладывать до другаго раза, а писать ученіе о вѣрѣ. Вы и братія наши спрашиваете меня о томъ, чтó касается вашего спасенія, о твердомъ основаніи изъ Божественнаго и Священнаго Писанія для ученія вѣры объ Отцѣ и Сынѣ и Святомъ Духѣ и обо всемъ другомъ касающемся спасенія во Христѣ, именно о воскресеніи мертвыхъ и о плотскомъ пришествіи Единороднаго; о Святомъ Завѣтѣ, Ветхомъ и Новомъ, и вообще обо всемъ, въ чемъ состоитъ совершенное спасеніе. А я, взявъ во вниманіе таковое предложеніе вопросовъ, которыхъ не мало передано было отъ бывшихъ съ Конопсомъ, братомъ и сопресвитеромъ моимъ и отъ слѣдовавшихъ за нимъ, также и отъ другихъ, и отъ вашей чести, чада мои вожделѣннѣйшія, равно какъ и отъ чада моего Ипатія, изъ Египта ради сего ко мнѣ прибывшаго, видя много единогласныхъ рѣшеній, встревоженный умомъ и помысломъ, началъ размышлять. И рѣшилъ я, смиренный, по вашему желанію и сообразно изложенному письменно требованію вашему, съ готовностью и безъ колебанія приступить къ написанію сего моего посланія.

2. Очень я изумленъ дивнымъ смотрѣніемъ Господа и Бога нашего, Который, по преизбытку благодати Своей во всемъ, благоволилъ дать Святаго Своего Духа во истину ищущимъ Его. Ибо не считаю я ваши и вашихъ единомысленниковъ требованія, письменно изложенныя, произшедшими безъ внушенія Божія; но призналъ движеніемъ, появившимся въ васъ по силѣ бладати Божіей. По истинѣ, — и вы это хорошо знаете, — говорящіе согласно съ блаженнѣйшимъ Петромъ: Ты еси Христосъ, Сынъ Бога живаго (Матѳ. 16, 16), ясно Самимъ Господомъ будутъ ублажаемы, какъ и самъ этотъ святый ублаженъ былъ, слыша слова: блаженъ еси Симоне варъ Іона (Матѳ. 16, 17), то есть, сынъ Іоны; ибо отецъ его назывался Іоною, а варъ съ еврейскаго нарѣчія толкуется сынъ [3]. И это была жизнь, которую далъ ученикамъ Cвоимъ Единородный Cынъ, говоря: да животъ имутъ въ себѣ (Іоан. 10, 10), что значитъ знать единаго истиннаго Бога и Его же послалъ Онъ Іисусъ Христа (Іоан. 17, 3). Словами: единаго истиннаго Бога приводитъ насъ къ единоначалію, дабы мы уже не были порабощены стихіямъ міра, дабы не было въ насъ многобожія, и къ таковому блуженію да не простираются помыслы человѣческіе, но къ единству единаго истиннаго Бога: начало бо блуженія умышленіе идоловъ, говоритъ Писаніе (Прем. 14, 12). И Его же послалъ еси Іисусъ Христа. Кого же это: Іисуса Христа? — Истиннаго Бога. Если же Христа Іисуса Бога, какъ говоритъ о Немъ Іоаннъ: Единородный, сый въ лонѣ Отчи, Той исповѣда (Іоан. 1, 18), то единъ есть Богъ Отецъ, и единъ истинный Богъ, не таковый, какъ ложные боги, которыхъ нѣкоторые изъ еллиновъ наименовали богами, тогда какъ они не суть боги; но единъ истинный Богъ, поелику единъ отъ единаго Единородный и единъ только Святый Духъ. Троица въ единицѣ, и единъ Богъ Отецъ, Сынъ и Святый Духъ.

3. Но слово Божіе такъ устрашаетъ не удостоившихся Духа Святаго: никтоже можетъ рещи Господа Іисуса, точію Духомъ Святымъ (1 Кор. 12, 3). Ибо имя Іисуса произносятъ и іудеи, но не считаютъ Его Господомъ. И аріане произносятъ это имя, но утверждаютъ, что Онъ есть Богъ усыновленный, а не истинный, поелику непричастны Духа Святаго. Если кто не пріиметъ Духа Святаго, тотъ не называетъ Іисуса Господомъ истинно, Богомъ истинно, Сыномъ Божіимъ истинно и Царемъ вѣчнымъ истинно. Пусть вразумятся возъимѣвшіе худое мнѣніе по поводу того, что Единородный Сынъ Божій совсѣмъ не хочетъ свидѣтельствовать о Себѣ Самомъ. Ибо такъ сказалъ Онъ въ Евангеліи: аще Азъ свидѣтельствую о Себѣ, свидѣтельство Мое ничтожно. Инъ есть свидѣтельствулй о Мнѣ (Іоан. 5, 31). Кто же этотъ инъ? — Возгласившій съ неба: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ (Матѳ. 3, 17; 17, 5). А Тотъ, Который говорилъ: аще Азъ свидѣтельствую о Себѣ, свидѣтельство Мое ничтожно, потомъ говоритъ: аще Азъ свидѣтельствую о Себѣ, истинно есть свидѣтельство Мое (Іоан. 8, 14); и еще: та дѣла свидѣтельствуютъ, яже даде Мнѣ Отецъ (Іоан. 5, 36); и еще: Моисей писа о Мнѣ (Іоан. 5, 46) и: Моисей свидѣтельствуетъ о Мнѣ. Сначала сказалъ: аще Азъ свидѣтельствую о Себѣ, свидѣтельство мое ничтожно, для того, чтобы истребить самохвальство похваляющихся и одобряющихъ себя самихъ, поелику многіе прославляютъ себя и сами свидѣтельствуютъ о себѣ. А когда говоритъ: аще Азъ свидѣтельствую о Себѣ, истинно есть свидѣтельство Мое, то показываетъ, что свидѣтельство Его не есть человѣческое, но что Онъ есть Богъ, истинствующій въ свидѣтельствѣ Своемъ. Итакъ Отецъ есть истинный Богъ, Сынъ — истинный Богъ, Духъ Святый — истинный, Духъ Божій и Духъ истины, Троица во единомъ Духѣ счисляемая. Ибо объ Отцѣ Самъ Сынъ говоритъ: да знають Тебе единаго истиннаго Бога (Іоан. 17, 3). А тотъ свидѣтель, который возлежалъ на персяхъ Его (Іоан. 13, 23), и который называетъ Его Богомъ единороднымъ (Іоан. 1, 18), достовѣренъ. Не приложено же къ единородному Богу выраженіе: Богъ истинный, но объ Отцѣ написано: истиннаго Бога. Но и объ Отцѣ сказано, что Богъ свѣтъ есть (1 Іоан. 1, 5), а о Сынѣ: бѣ свѣтъ истинный (Іоан. 1, 9).

4. Обрати же вниманіе на точность Писаній. Отецъ есть свѣтъ, но не прибавлено къ выраженію объ Отцѣ: свѣтъ истинный; о Сынѣ же сказано: свѣтъ истинный; и никто не смѣетъ говорить иначе. Ибо какой безумецъ, или лучше, имѣющій въ себѣ умоповрежденіе, осмѣлится найти для себя поводъ къ хулѣ въ томъ, что не нашелъ при томъ изреченіи прибавленія: истинный. Конечно, если рожденный отъ Него истинный Сынъ есть свѣтъ истинный, то и родитель Сына, безъ сомнѣнія, есть свѣтъ истинный, какъ Самъ безначально и безлѣтно родившій Его — свѣтъ истинный. И какъ не должно дерзать объ Отцѣ говорить, что Онъ не есть свѣтъ истинный; но мы сами по благочестію разумѣемъ, — хотя это и не написано, — что Онъ есть свѣтъ истинный, и въ семъ мы не сомнѣваемся, чтобы не погибнуть: такъ и о Сынѣ написано, что Сынъ есть Богъ, хотя и не прибавлено: Богъ истинный; но мы безумными казались бы, если-бъ дерзнули богохульствовать и говорить, что Сынъ не есть Богъ истинный. Ибо достаточно носить это названіе одному Лицу, находящемуся въ полной связи съ Троицею, и по Отцу разумѣть и Сына Богомъ истиннымъ и Духа — истиннымъ, такъ какъ къ каждому имени приложимо равенство истины: къ Отцу, — Богъ истинный; къ Сыну же, — Богъ; но въ свою очередь къ Сыну: свѣтъ истинный, а къ Отцу: свѣтъ; чтобы связавъ во едино два мнѣнія о Божествѣ, — объ Отцѣ, что Онъ есть Богъ истинный, а о Сынѣ, что Онъ есть свѣтъ истинный, и объ Отцѣ, что Онъ есть свѣтъ, а о Сынѣ, что Онъ есть Богъ, отъ понятій: свѣтъ и Богъ, мы исповѣдывали единое Божество, а отъ понятій: Богъ истинный и свѣтъ истинный — единое единство силы.

5. Такъ же точно и о Святомъ Духѣ: аще Азъ иду, пріидетъ Онъ, говоритъ Спаситель, Духъ истины (Іоан. 16, 7. 13). И еще о Самомъ Себѣ: Азъ есмь истина (Іоан. 14, 6); в объ Отцѣ: Духъ Отца Моего глаголяй въ васъ (Матѳ. 10, 20); и о Духѣ: и Духъ Мой настоитъ посредѣ васъ (Агг. 2, 6). Духъ же, неизреченно содѣйствуя Сыну, изводитъ Его въ пустыню искуситися отъ діавола (Матѳ. 4, 1). И Самъ Господь говоритъ: Духъ Господень, Его же ради помаза Мя (Лук. 4, 18; Ис. 61, 1); а Духъ Святый въ пророкахъ говоритъ: сіл глаголетъ Господь Вседержитель, говорящій въ пророкахъ Господь, утвержаяй громъ и созидаяй вѣтръ (Ам. 3, 11; 4, 13): — громъ, слышимый людьми; а созидаяй вѣтръ, для произведенія дождей, посылаемыхъ отъ Бога на землю. И о созданіяхъ такъ говоритъ: утвержаяй громъ и созидаяй вѣтръ: ибо это есть созданное: Возвѣщая же Христа Сына людямъ, Онъ уже не есть созидаяй или утвержаяй, но возвѣщающій Его людямъ, какъ истинно рожденнаго отъ Него, несозданнаго, непреложнаго, неизмѣннаго, всегда сущаго отъ Присносущаго, Іоанномъ проповѣданнаго, Присносущаго. Ибо Сый посла мя, говоритъ Моисей (Исх. 3, 14). И Іоаннъ: Сый въ лонѣ Отчи, Той исповѣда (Іоан. 1, 18). Сынъ есть сущій, Отецъ есть сущій, сущій у сущаго, рожденный отъ Него, не сліянный со Отцемъ, и не начавшій бытіе (во времени); но всегда сродственный Отцу, а Отецъ всегда есть родитель Сына. Ибо не было времени, когда Отецъ не былъ бы Отцемъ; не было также времени, когда бы Сынъ не существовалъ у единаго Отца. Потому что если-бъ было время, когда Отецъ не былъ Отцемъ, то и Самъ Сынъ былъ бы Сыномъ другаго Отца, прежде нежели началъ бытіе Отецъ Единороднаго. И думающіе быть въ отношеніи къ Отцу благочестивыми совершенно нечестивы. Въ Богѣ не допускается ни время, ни пора, ни точка времени, ни минута часа, ни мгновеніе ока, ни полетъ мысли; но насколько восходитъ умъ твой до постиженія Сына и вѣрованія въ Него, въ той же мѣрѣ разумѣй и Отца. Самое имя уже имѣетъ значеніе: когда ты называешь Сына, — говоря о Сынѣ, разумѣй Отца: ибо отъ Сына мыслится и Отецъ. И когда называешь Отца, ты этимъ обозначаешь и Сына: ибо во всякомъ случаѣ Онъ называется Отцемъ Сына.

6. Какъ же ты можешь дерзать и говорить, что Отецъ не былъ Отцемъ, чтобы осмѣлиться и Сына назвать несуществующимъ? Если же не дерзаешь прибавлять какое-либо достоинство Отцу (ибо всегда сущее пребываетъ въ тождествѣ и не нуждается ни въ прибавленіи, ни въ славѣ, ни въ преспѣяніи): то знай, что не должно богохульствовать, воюя противъ вѣры, или лучше, себя самого удаляя отъ вѣры, но всегда вѣруй въ вѣчнаго Отца, истинно родившаго Сына, всегда истинно сущаго, сущаго у истиннаго Отца. Потому что Сынъ всегда есть ни сліянный со Отцемъ, ни собратній Ему, но истинный Сынъ отъ Отца рожденный, сынъ естественный, а не усыновленный. Сынъ единосущный Отцу: не сосущный, но единосущный, то есть не безъ Отца рожденный, какъ съ насмѣшкой передаютъ нѣкоторые, желающіе признавать Сына Сыномъ по усыновленію, а не по истинѣ. Союзъ-же вѣры состоитъ въ томъ, чтобы признавать Его единосущнымъ. Если ты назвалъ Его единосущнымъ, то сломилъ силу Савеллія [4]. Ибо единосущіе не одну ипостась означаетъ, но и знаменуетъ ипостаснаго Отца, и ипостаснаго Сына, и ипостаснаго Духа Святаго. Также когда кто говоритъ о единосущіи, то означаетъ симъ не чуждаго тому-же самому Божеству, но Бога Сына отъ Бога, и Бога Духа Святаго, отъ того же самаго Божества сущаго, а не трехъ боговъ. Потому что если мы называемъ Сына и Отца Богомъ, то не о двухъ богахъ говоримъ: ибо одинъ есть Богъ нашъ, какъ говоритъ блаженный Моисей: Господь Богъ твой Господь единъ есть (Втор. 6, 4). Не говоримъ о богахъ, именуя Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святаго, а не боговъ, потому что въ Богѣ нѣтъ многобожія. Тремя же именами называется единое Божество Отца и Сына, и Святаго Духа. И не два Сына: ибо одинъ Сынъ единородный. Такъ и Святый Духъ есть Духъ Святый, Духъ Божій, всегда сущій со Отцемъ и Сыномъ, не чуждый Богу, но отъ Бога сущій, отъ Отца исходящій и отъ Сына пріемлющій. Но Сынъ единородный непостижимъ, и Духъ непостижимъ, отъ Бога исходитъ, но не чуждъ Отца и Сына; и не такъ чтобы чрезъ Него было сліяніе Отца и Сына, но Троица всегда сущая одного и того же существа; не иное существо помимо Божества, и не иное Божество помимо существа, но тоже самое Божество, и отъ тогоже Божества Сынъ и Святый Духъ.

7. И Духъ есть Святый Духъ; а Сынъ есть Сынъ; Духъ-же отъ Отца исходитъ (Іоан. 15, 26) и отъ Сына пріемлетъ (Іоан. 16, 14-15); испытуетъ глубины Божія (1 Кор. 2, 10); возвѣщаетъ то, что относится до Сына (Іоан. 16, 14-15); въ мірѣ освѣщаетъ святыхъ чрезъ Троицу; есть третій по именованію: Отецъ и Сынъ, и Святый Духъ. Шедше, сказано, крестите во имя Отца и Сына, и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19): по елику Духъ есть печать благодати, союзъ Троицы, не чуждый числа, не разнящійся въ именованіи, не чуждый дарованія, но единъ Богъ, едина вѣра, единъ Господь, одно дарованіе, одна церковь, едино крещеніе (Ефес. 4, 5). Ибо всегда Троица есть Троица, никогда не пріемлетъ прибавленія, такъ счисляемая: Отецъ, Сынъ и Святый Духъ; Троица не сліянная; нѣтъ въ Ней чего-либо разнящагося отъ собственной Ея единицы; но въ совершенной ипостаси совершенный Отецъ, совершенный Сынъ, совершенный Духъ Святый: Отецъ и Сынъ, и Святый Духъ. И еще Духъ пребываетъ въ дарованіяхъ. Ибо раздѣленія дарованій суть, а тойжде Духъ: и раздѣленія служеній суть, а тойжде Господь: и раздѣленія дѣйствъ суть, а тойжде Богъ, дѣйствуя вся во всѣхъ (1 Кор. 12, 4-6). Не будемъ уклоняться отъ предположеннаго; не будемъ удаляться отъ истины. Мы не рѣчи говоримъ въ защиту Бога, но благочестиво мыслимъ, чтобы не погибнуть; и говоримъ не какъ постигающіе все: мы говоримъ то, что, поняли какъ люди. Честь Божія безпредѣльно и безмѣрно превышаетъ нашъ умъ, препрославленна, не пріемлетъ прибавленія славы и не терпитъ отъятія ея: ибо ничего нѣтъ въ Троицѣ созданнаго или привзошедшаго по времени. Но Отецъ рождаетъ Сына; и не было времени, когда-бы не было Сына, не было также какого либо времени, въ которое Отецъ не назывался бы Отцемъ; но былъ всегда Отецъ, и былъ всегда Сынъ, не собратній, но Сынъ рожденный неизъяснимо и именуемый непостижимо; всегда сущій со Отцемъ, никогда не прекращающій бытія. Итакъ Отецъ нерожденный и несозданный, и непостижимый. Сынъ рожденный, но также несозданный и непостижимый. Духъ Святый всегда есть, не рожденный, не собратній, не дядя по Отцу, не прародительный, не внучатный, но отъ того же существа Отца и Сына есть Духъ Святый [5] ибо Духъ естъ Богъ (Іоан. 4, 24).

8. Каждое изъ именъ одноименно и не имѣетъ другаго значенія. Отецъ есть Отецъ и не имѣетъ чего либо противоположнаго или сопряженнаго съ инымъ Отцемъ, чтобъ не было двухъ боговъ. И Сынъ единородный, Богъ истинный отъ Бога истиннаго, не имѣющій имени Отца и не чуждый Отца, но отъ единаго Отца сущій; Единородный же, чтобы быть одноименнымъ Сыномъ, и Богъ отъ Бога, чтобы Отецъ и Сынъ назывался единымъ Богомъ. И Духъ Святый единственный, имѣющій не имя Сына, не именованіе Отца, но Духъ Святый такъ называемый, не чуждый Отцу. Ибо Самъ Единородный говоритъ: Духъ Отца и: иже отъ Отца исходитъ (Іоан. 15, 26) и: отъ Моего пріиметъ (Іоан. 16, 14-15); дабы не считаемъ Онъ былъ чуждымъ ни Отцу, ни Сыну, но имѣющимъ то-же существо, то-же Божество, Духомъ Божественнымъ, Духомъ истины, Духомъ Божіимъ, Духомъ Утѣшителемъ (Іоан. 15, 26), одноименно называемымъ, не имѣющимъ сравненія, не приравниваемымъ другому какому либо духу, не называемымъ именемъ Сына, или именуемымъ именованіемъ Отца, чтобы одноименныя имена не были равноименными. Имя: Богъ принадлежитъ Отцу, Сыну и Святому Духу. Кто Божій, тотъ и Богъ; напримѣръ, Духъ Божій есть и Духъ Отца, и Духъ Сына, не по какому-либо сложенію, какъ въ насъ душа и тѣло, но между Отцемъ и Сыномъ, какъ отъ Отца (исходящій) и отъ Сына (пріемлющій), третій именованіемъ: ибо шедше, сказано, крестите во имя Отца и Сына, и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19). Если-же Отецъ креститъ во имя Свое, то есть, во имя Бога, и запечатлѣнная въ насъ о имени Бога печать совершенна; и если Христосъ креститъ во имя Свое, то есть, во имя Бога, и запечатлѣнная въ насъ о имени Бога печать совершенна: то кто дерзнетъ воевать противъ своей собственной души, называя Духа чуждымъ Божеству? Если (крещеніе совершается) во имя Бога (Отца), и во имя Сына, и во имя Святаго Духа, если (въ этомъ) одна печать Троицы, то одна и сила Божества въ Троицѣ. Если-же одно только есть Богъ, а прочее есть созданное и не есть Богъ, то какимъ образомъ два связаны во едино печатью совершенства? Итакъ мы запечатлѣны въ одно царственное имя Отца, а прочее не царственное, но еще подъ стихіами и созданіями бѣхомъ порабощени (Гал. 4, 3). Не могло спасать одно имя Отца, но Богъ создалъ для Себя, по мнѣнію богохульствующихъ, двѣ другія стихіи, чтобы Божество Его восприняло и другія силы, и чтобы Онъ могъ спасти запечатлѣваемаго Имъ, и созданный Имъ человѣкъ чрезъ искупленіе принялъ отпущеніе прегрѣшеній.

9. О пустословіе! О богохульство! Откуда вошло въ жизнь еще другое, новое невѣріе, или лучше сказать, зловѣріе? Зловѣріе хуже невѣрія. Невѣріе, пріемля вѣру, исправится, зловѣріе-же неисправимо, съ трудомъ можетъ достигнуть спасенія, развѣ только придетъ на помощь свыше благодать. Поэтому блаженный Петръ такъ говоритъ единомысленнымъ съ Ананіею: почто искусилъ васъ сатана солгати Духу Святому? и далѣе: не человѣкомъ солгалъ еси, но Богу (Дѣян. 5, 3-4). Итакъ, Духъ отъ Отца и отъ Сына, Которому солгали утаившіе отъ цѣны (имѣнія), есть Богъ. И Павелъ соглашается съ симъ словомъ, говоря: вы-же храмъ Божій есте, и Духъ Божій живетъ въ васъ (1 Кор. 3, 16). Итакъ, Духъ есть Богъ, какъ я сказалъ выше: посему храмомъ Божіимъ могутъ быть названы и святые люди, сдѣлавшіе себя жилищемъ Святаго Духа Божія, какъ свидѣтельствуетъ самый верховный изъ Апостоловъ, удостоенный ублаженія отъ Господа за то, что Отецъ открылъ ему (Матѳ. 16, 17). Итакъ, ему открываетъ истиннаго Сына Отецъ, и онъ ублажается. И Самъ-же Онъ открываетъ Святаго Своего Духа: это приличествовало первому изъ Апостоловъ, твердому камени, на которомъ создана Церковь Божія, и врата адова не одолѣютъ ей (Матѳ. 16, 18); а врата адовы суть ереси и ересеначальники. Во всякомъ случаѣ на немъ утверждена вѣра, на принявшемъ ключъ отъ небесъ, на разрѣшающемъ на землѣ и на связующемъ на небѣ (срав. Матѳ. 16, 19). Въ немъ находить можно разрѣшеніе всѣхъ тонкихъ вопросовъ вѣры. Онъ есть трижды отрекшійся и трижды поклявшійся прежде нежели возгласилъ алекторъ. (Матѳ. 26, 84 и дал.). Обозначая преизбытокъ любви своей ко Владыкѣ своему, онъ утвердительно говорилъ: аще и вси отрекутся отъ Тебя, азъ не отрекуся (срав. Матѳ. 26, 33): говорю такъ, на сколько это зависитъ отъ человѣка. Онъ восплакалъ при пѣніи пѣтуха (Матѳ. 26, 76), чтобы истинно исповѣдать взятіе Сына Божія на судъ, какъ не призрачное, а истинное, чтобы плачемъ при взятіи Его, преданнаго (Іудою), показать, что Онъ есть истинный человѣкъ. Онъ союзникъ возлежавшаго на персяхъ Іисусовыхъ (Іоан. 13, 23). Ибо сей, научаясь отъ Сына и отъ Сына пріемля силу познанія, открывалъ; а тотъ отъ Отца получалъ то, чѣмъ основалъ непоколебимость вѣры. Онъ съ корабля на морѣ Тиверіадскомъ нагой уже послѣ призванія (къ апостольству) опять ловилъ рыбу (Іоан. 21, 3, и дал.). А ученикъ, его-же любляше Іисусъ (Іоан. 21, 7), то есть, Іоаннъ, когда сказалъ Спаситель: дѣти, еда что снѣдно имате (Іоан. 21, 5)? и: вверзите мрежу одесную корабля, и обрящете (Іоан. 21, 6) и послѣ того, какъ ученики поражены были совершившимся по слову, говоритъ Петру: Господь есть (Іоан. 21, 7) — человѣкъ, по плоти рожденный отъ Маріи во истину, а не призрачно, а Духъ есть Богъ, съ небесъ сошедшіи отъ Отца. Отъ Сына Петръ слышитъ слова: Петръ, паси агнцы Моя (Іоан. 21, 15). Такимъ образомъ онъ удостоенъ пастырства надъ паствою, хорошо управляетъ ею силою Владыки своего, исповѣдуетъ плоть Христову, истинно возвѣщаетъ о Сынѣ то, что открыто ему было Отцемъ, указуетъ Духа и Его достоинство въ Божествѣ, даетъ Павлу и Варнавѣ десницу общенія съ Іаковомъ и Іоанномъ (Гал. 2, 9), да при тріехъ свидѣтеляхъ станетъ всякъ глаголъ (Матѳ. 18, 16).

10. Ничто не можетъ быть безъ двухъ и трехъ свидѣтелей. На это есть подтвержденіе и въ одномъ изъ таинствъ ветхозавѣтныхъ. Люди подзаконные познаютъ одного только Отца, если не пріемлютъ силы Сына и не укрѣпятся силою двухъ свидѣтелей: Отца и Сына, а въ третіе свидѣтельство не пріимутъ Духа Святаго и не исполнятся явно гласовъ херувимовъ и серафимовъ, взывавшихъ троекратно: святъ, святъ, святъ (Ис. 6, 3). Не двумя словами совершается славословіе на небѣ и не четверократно восклицаютъ оныя святыя и невидимыя духовныя животныя, не четыре гласа издаютъ они, и не одинъ только, а три единственныхъ слова: святъ, святъ, святъ. И не говорятъ: святы, святы, дабы и единичное явить многоименнымъ и не сокрыть числа трехъ; но трижды издаютъ звукъ: святъ, и однако же единообразно и единично произносятъ слово, чтобы не наименовать многихъ боговъ. Ибо одинъ есть Богъ Отецъ въ Сынѣ, Сынъ во Отцѣ со Святымъ Духомъ; и посему Святый во святыхъ почивающій, Отецъ истинный, и Сынъ истинный ипостасный, и Духъ Святый истинный ипостасный, три ихъ, но едино Божество, едино существо, едино славословіе, единъ Богъ. Наименовалъ-ли ты Бога? — ты объялъ разумомъ Троицу. Воспріялъ-ли ты Духа Святаго? — ты удостоился силы Отца и Сына Божія. Прославилъ-ли ты Отца? — ты указалъ на Сына и Святаго Духа, но не сліянныхъ. Ибо Отецъ есть Отецъ; Сынъ есть Сынъ; Святый Духъ есть Святый Духъ: Троица не отчуждаемая отъ единства и тождества. Чтится Отецъ, поколику Онъ есть Отецъ; чтится Сынъ, поколику Онъ есть Сынъ; чтится Духъ Святый, поколику Онъ есть Духъ истинный и Духъ Божій. Такъ говоритъ Единородный: чтущій Отца чтитъ и Сына (Іоан. 5, 23). Ибо тѣмъ самымъ, что называешь Отца, ты указуешь Сына и чтишь Сына; и иже чтитъ Сына, чтитъ Отца (ср. Іоан. 5, 23). Ибо самымъ именованіемъ Сына ты чтишь Отца, утверждая, что Христосъ не ниже Отца.

11. Если даже между нами людьми существуетъ такое понятіе, и мы нежелаемъ, чтобы сыны были низшими и чтобы унижаемы были честію противъ отцевъ, потому что безчестіе сыновей вмѣняется и отцамъ: то насколько болѣе Богъ и Отецъ не восхощетъ, чтобы униженъ былъ когда-либо Сынъ Его? Итакъ, признающій истиннаго Сына Отчаго имѣющимъ недостатокъ въ славѣ Отца, вмѣсто чести, безчеститъ Его, водимый невѣдѣніемъ. Посему какъ Отца открываетъ говорящій: никтоже знаетъ Отца, токмо Сынъ: и никтоже знаетъ Сына, токмо Отецъ (Матѳ. 11, 27), такъ, дерзаю говорить, и Духа никто не знаетъ, кромѣ Отца и Сына, отъ Котораго Онъ исходитъ и отъ Котораго пріемлетъ. Да и какимъ образомъ дерзаютъ называть Духа чуждымъ Бога водимые скорѣе безуміемъ, нежели истиною, и не понимаютъ истиннаго слова достовѣрнаго и святаго Павла Апостола, которому далъ десницу верховнѣйшій изъ апостоловъ Петръ, удостоившійся имѣть ключи царствія? — Павла, услышавшаго съ небесъ: Савле, Савле, что Мя гониши (Дѣян. 9, 4), — удостоившагося услышать неизреченны глаголы, ихже не лѣть есть человѣку глаголати (2 Кор. 12, 4); — говорящаго: никтоже вѣсть, яже въ человѣцѣ, точію духъ человѣка, живущій въ немъ (1 Кор. 2, 11). Этимъ примѣромъ онъ хотѣлъ изъяснить высшее, не для того, чтобы примѣръ человѣка приравнить къ Богу, но чтобы примѣромъ хотя отчасти открыть высшее. Ибо вся тварь въ совокупности, ангелы и архангелы, херувимы и серафимы съ воинствомъ небеснымъ, что на небѣ и на землѣ, то есть, земное и небесное, и преисподнее, свѣтила и звѣзды, сухопутное и водное, и все вообще, что на небѣ и на землѣ, не можетъ представить собою Владыки своего или уподобиться Ему образомъ. Только по милости даруетъ Онъ человѣку образъ Свой, говоря: сотвори Богъ человѣка, по образу Божію сотвори его (Быт. 1, 27). Только по дару имѣетъ всякій человѣкъ образъ Божій. Но никто не можетъ уподобиться Владыкѣ своему: ибо одно невидимо, другое видимо, одно безсмертно, другое смертно; то есть источникъ всякой премудрости и все имѣетъ въ Себѣ совершеннымъ, а человѣкъ имѣетъ дарованіе только отчасти, имѣетъ недостатокъ въ совершеннѣйшемъ, если Богъ не восхощетъ чрезъ дарованіе подать совершенство каждому по достоинству.

12. Однако, употребляя этотъ примѣръ, самъ святый Павелъ говоритъ: никакой человѣкъ не вѣстъ, яже въ человѣцѣ, точію духъ человѣка живущій въ немъ: такожде и Божія никтоже вѣсть; и не сказалъ: точію Духъ Божій живущій въ Немъ; но только: Духъ Божій (1 Кор. 2, 11), дабы кто не представилъ Божество составленнымъ изъ частей и сложеннымъ. Точію, говоритъ, Духъ Божій: Духъ бо Божій вся испытуетъ, и глубины Божія (1 Кор. 2, 11-10). Итакъ, не чуждъ Бога Духъ, испытующій глубины. Ибо если насъ укоряетъ Божественное Писаніе, говоря: яже ти повелѣнна, сія разумѣвай и нѣсть ти потреба тайныхъ: вышшихъ себя не ищи, и глубочайшаго себя не испытуй (Сир. 3, 22. 21): то скажемъ-ли мы о Святомъ Духѣ, что Онъ скорѣе изъ любопытства, нежели но свойству природы Своей испытуетъ глубины Божія? Гдѣ испытуетъ Онъ глубины Божія? По какой причинѣ? Говори, о несмысленный! — Какъ любопытствующій? Какъ посягающій на чужое? Какъ желающій не своего собственнаго? Да не будетъ! Но поелику святые удостоиваются того, что Духъ Святый живетъ въ нихъ, то, когда въ святыхъ станетъ пребывать Духъ Святый, Онъ даруетъ имъ возможность испытывать глубины Божіи, дабы изъ глубины прославлять Бога (какъ и Давидъ исповѣдуетъ это: изъ глубины, говоритъ, воззвахъ къ Тебѣ Господи — Псал. 129, 1), и безпредѣльно-величественно, а не малодушно и несовершенно, какъ приверженцы ереси Арія и всѣ прочія ереси, каковы: одиннадцать ересей, выдѣлившіяся послѣ того, какъ данъ былъ чрезъ Моисея законъ, но прежде пришествія Христа во плоти, и другія шестьдесятъ, возникшія послѣ пришествія Его воплоти. Кромѣ бывшихъ прежде закона, которыхъ всѣхъ пять, еще было еллинскихъ ересей четыре, а съ бывшими прежде закона девять. Всѣхъ же вмѣстѣ, съ родоначальницами ихъ, числомъ восемьдесятъ. Родоначальницъ ихъ пять, слѣдующія: варварство, скиѳство, еллинство, іудейство, самарянство. Отъ сихъ, именно отъ еллинства, произошли четыре ереси: пиѳагорейцевъ, платониковъ, стоиковъ, епикурейцевъ. Отъ закона-же, прежде пришествія Христа во плоти, одиннадцать: отъ іудейства седмь: книжниковъ, фарисеевъ, саддукеевъ, ессеевъ, назареевъ, имеробаптистовъ, иродіанъ; отъ самарянства четыре — гороѳиновъ, севуеевъ, ессиновъ, досиѳеевъ. Всѣхъ-же вмѣстѣ отъ закона изъ іудейства и самарянства возникшихъ ересей одиннадцать.

13. Итакъ, всѣхъ ересей, бывшихъ прежде пришествія Христа во плоти, начиная отъ Адама и до пришествія Христова, двадцать. Послѣ же пришествія Христа во плоти до царствованія Валентиніана и Валента и Граціана, всѣхъ ерееей, ложно употреблявшихъ имя Христа, шестьдесятъ, и онѣ исчисляются такъ: симоніане; менандріане; саторниліане; василидіане; николаиты; гностики, они же стратіотики и фивіониты, а у нѣкоторыхъ секундіаниты, у иныхъ же сократиты, у другихъ закхеи, а у нѣкоторыхъ называемые коддіанами и ворворитами; карпократиты; керинѳіане, они же и миринѳіане; назореи; евіонеи; валентины; секундіане, съ которыми состоятъ въ связи Епифаній и Исидоръ; птолемеониты [6]; маркосіи; колорвасіи; ираклеониты; офиты; кайяне; сиѳіане; архонтики; кердоніане; маркіонисты; лукіанисты; апелліане; севиріане; татіане; енкратиты; катафриги, они-же и монтанисты и таскодругиты; пепузіане, они-же и прискилліане и квинтилліане, съ которыми состоятъ въ связи артотириты; четыренадесятники, въ одинъ и тотъ-же день года совершающіе Пасху; алоги, не принимающіе Іоаннова Евангелія и Апокалипсиса; адаміане; сампсеи, они же и елкесеи; ѳеодотіане; мелхиседекіане; вардисіанисты; ностіане; валисіи; каѳары, они же и новатіане и монтезіи, какъ они называются въ Римѣ; ангелики; апостолики, они же и апотактики; савелліане; оригенисты, они же и студодѣи (срамники); оригенисты адамантики; ересь Павла Самосатскаго; манихеи, они же и акуаниты; іеракиты; мелетіане; расколъ египетскій; аріане, они же и аріоманиты; авдіане, — расколъ, а не ересь; фотиніане; маркелліане; полуаріане; духоборцы, Святаго Духа Божія хулящіе; аэріане; аэтіане, они же и аномеи, съ которыми состоитъ въ связи Евномій, лучше-же сказать непризнающій закона (ἂνομος); димириты, не исповѣдающіе совершеннаго Христова вочеловѣченія, они же и аполлинаристы, утверждающіе, что святая Марія Приснодѣва по рожденіи Спасителя сожительствовала съ Іосифомъ, которыхъ мы назвали антидикомаріанитами; во имя ея-же приносящіе нѣкоторое печенье (коллириду), которые называются коллиридіанами; массаліане, съ которыми состоятъ въ связи мартиріане изъ еллиновъ, также евфимиты и сатаніане.

14. И вообще мнѣ было прежде и теперь непріятно исчислять имена столькихъ ересей и повѣствовать о беззаконныхъ дѣяніяхъ ихъ, какъ напримѣръ о двухъ расколахъ, именно египетскомъ, разумѣю вышеназванныхъ мелетіанъ, которые, по причинѣ того, что падшіе во время гоненія, послѣ покаянія, принимаемы были нашими въ своемъ чинѣ, отщепились, но не какъ ересь, и еще бывшихъ въ Месопотаміи вышеупомянутыхъ авдіанъ, также отщепенцевъ, но не чуждую вѣру имѣющихъ. Они только своеобразно разсуждаютъ и любятъ спорить о выраженіи: по образу (Быт. 1, 26-27), но не ради вѣры противятся Церкви и отдѣляютъ себя отъ нея, и не ради чего либо другаго, а изъ желанія высшаго совершенства въ праведности, ради того, что не имѣютъ общенія съ епископами и пресвитерами, пріобрѣтшими золото и серебро, и ради того, что совершаютъ Пасху въ то время, въ которое совершаютъ ее іудеи. Ради этого-то они отщепились и чуждаются единенія съ православною Церковію. Не пріявши Духа Святаго, они не познали глубины Божіи и раздѣлились на такія ереси и расколы, происшедшія вслѣдствіе раздраженія: ибо оставивъ истину, они пошли многими стезями, въ разное время иначе и иное разсуждая. Говоритъ также и самъ святый Апостолъ, открывая намъ, по какой причинѣ онъ говорилъ это: мы же Духа Божія пріяхомъ, да вѣмы отъ Бога дарованая намъ: яже и глаголемъ не въ наученыхъ премудрости словесѣхъ, но въ наученыхъ Духа Святаго, духовная духовными сразсуждающе (1 Кор. 2, 12-13), и прочее. Итакъ, Духъ Божій не чуждъ Бога: ибо если Онъ чуждъ Бога, то какимъ образомъ испытуетъ глубины Божія? Да и ты, тщеславный, воюющій противъ себя самого, чтобы не сказать, — противъ Святаго Духа Божія, что скажешь ты? Для чего ты, тщеславный, воюешь противъ непобѣдимаго? Для чего борешься съ непреоборимымъ? Жестоко ти есть противу рожну прати (Дѣян. 9, 5). Себя самого оскорбляешь, а не Слово. Себя самого уличаешь, а не Духа. Себя самого отчуждаешь отъ благодати Божіей, а не Сына отъ Отца и не Духа Святаго отъ Отца и Сына.

15. Во всякомъ случаѣ по лукавству говоришь ты это: ибо я слышалъ уже нѣкоторыхъ суемудрыхъ, которые истину Бога и Спасителя нашего прелагали въ хулу и говорили: испытуетъ глубииы Божія, но не постигаетъ, потому что это слово не прибавлено къ тому изреченію. Апостолъ сказалъ только: испытуетъ глубины Божія, а не прибавилъ: постигаетъ. О великая глупость! Была ли нужда, обиженный ты Богомъ человѣкъ, послѣ изреченія: испытуетъ, въ изреченіи: постигаетъ? По твоему недалекому образу мыслей выходитъ, что самое дѣло терпитъ ущербъ, если не присоединено какое либо реченіе. Но въ настоящемъ случаѣ у тебя отнятъ всякій предлогъ къ тому: ибо Писаніе вездѣ представляетъ истину для мужа благоговѣйнѣйшаго. О Богѣ Вседержителѣ написано такъ: Богъ изслѣдуетъ внутренности и испытаетъ тайная утробы (Прит. 20, 27). Если же изслѣдуетъ внутренности, то ужели не знаетъ того, что изслѣдуетъ? Или все знаніе состоитъ въ изслѣдованіи? Къ изреченію: испытаетъ тайная утробы также не прибавлено: постигаетъ. Такъ ужели, если не прибавлено къ тому изреченію слово: постигаетъ, я причиню себѣ смерть, присоединивъ къ оному изреченію выраженіе: не постигаетъ, по твоему мнѣнію, несмысленный? Такъ точно и о Духѣ Святомъ сказано, что Онъ испытуетъ, и не было нужды добавлять: и постигаетъ, такъ какъ изъ того самаго слова уже ясно, что въ Духѣ Святомъ есть познаніе Бога и глубинъ Божіихъ. Если же не сказано: постигаетъ, то ты самъ разумѣй это и не губи свою душу; потому что какъ объ Отцѣ не должно дерзать говорить: испытаетъ, и не постигаетъ; ибо Самъ Онъ, вмѣстѣ съ Сыномъ и Святымъ Духомъ, создалъ человѣка; Троица всегда есть Троица и никогда не пріемлетъ прибавленія: такъ должно мыслить и о Святомъ Духѣ. Когда Писаніе говоритъ о сотвореніи человѣка: въ началѣ сотвори Богъ небо и землю (Быт. 1, 1), то знаменуетъ гласъ Отца, призывающій къ созданію, говоря: сотворимъ (Быт. 1, 26) и предполагая, думаю, Сына и Святаго Духа. Ибо такъ говоритъ: Словомъ Господнимъ небеса утвердишася, и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6). Такимъ образомъ вмѣстѣ съ Отцемъ творитъ и Слово; творитъ и Духъ Святый. Итакъ неужели сотворившій человѣка Вседержитель Богъ не знаетъ того, что въ человѣкѣ, испытуя тайная утробы? Но говоря это, слово Божіе, присоединяетъ высшую степень познанія Божія, дабы кто изъ согрѣшающихъ между нами не подумалъ еще сокрыться отъ Бога. Ибо Самъ Онъ знаетъ человѣка и то, что въ человѣкѣ (ср. Іоан. 2, 25 и 1 Кор. 2, 11).

16. Итакъ Отецъ испытаетъ тайная утробы, и знаетъ: а Духъ испытуетъ глубины Божія, и знаетъ; ибо открываетъ тайны Божіи святымъ и научаетъ изъ глубины души прославлять Бога и показываетъ непостижимость Его тѣмъ, которые причастны Ему. Такимъ образомъ Духъ не чуждъ Бога. Не сказано ни объ ангелахъ, что они испытуютъ глубины Божіи, ни объ архангелахъ. Ибо о дни томъ или о часѣ никтоже вѣсть, говоритъ Сынъ Божій, ни ангели, иже суть на небесѣхъ, ни Сынъ, токмо Отецъ (Марк. 13, 32). Но не думаютъ ли несмысленные, не украшенные Духомъ Святымъ, будто есть нѣчто въ Отцѣ, чего нѣтъ въ Божествѣ Сына? Якоже бо Отецъ имать животъ въ Себѣ, тако и Сынъ имѣетъ животъ въ Себѣ (Іоан. 5,26) и: все что принадлежитъ Отцу Моему Моя суть, говоритъ Само Святое Слово Божіе (Іоан. 17, 10). Что же принадлежитъ Отцу, если не сіе? Есть ли принадлежность Отца то, что Онъ — Богъ? — Это есть принадлежность и Сына. Есть ли принадлежность Отца жизнь? — Это принадлежитъ и Сыну. Есть ли принадлежность Отца свѣтъ? — Очевидно, что тоже принадлежитъ и Сыну. Принадлежитъ ли Отцу безсмертіе? — Точно также принадлежитъ оно и Сыну. Непостижимость принадлежитъ Отцу и Сыну. Все принадлежащее Отцу принадлежитъ и Сыну. Итакъ если принадлежащее Отцу принадлежитъ Ему, то и знаніе, которое въ Отцѣ, является также и въ Сынѣ и въ Святомъ Духѣ. Если же кто думаетъ, что Сынъ не знаетъ о днѣ (страшнаго суда), то пусть научится невѣдущій и не богохульствуетъ. Предлагаю ему вѣдѣніе, и онъ познаетъ: скажи мнѣ, возлюбленный: — я называю тебя возлюбленнымъ, ибо никого я не ненавижу, развѣ только діавола, и дѣла діавола и зловѣріе, о тебѣ же я молюсь, чтобы ты пришелъ къ истинѣ Божіей и не погубилъ себя самого хулою на Бога. Глубоки глаголы святаго Бога, даются же Духомъ Святымъ чрезъ дарованія. Овому бо, сказано, дается слово премудрости, иному же слово ученія и прочее. Но тойжде Духъ раздѣляя коемуждо якоже хощетъ (1 Кор. 12, 8. 11), чтобы показать тебѣ самобытность и Святаго Духа, поелику тотъ же Духъ подаетъ всѣмъ дарованія, какъ хощетъ. Итакъ умоли Отца, чтобы Онъ открылъ тебѣ Сына; и умоли Сына, чтобы Онъ открылъ тебѣ Отца. И опять призови Отца, чтобы Онъ далъ тебѣ Сына и открылъ тебѣ Святаго Духа, и даровалъ тебѣ имѣть Его въ себѣ, дабы Святый Духъ, данный тебѣ, открылъ тебѣ всякое познаніе Отца и Сына и Святаго Духа, чтобы ты позналъ, что ни въ Сынѣ, ни въ Святомъ Духѣ нѣтъ никакого невѣдѣнія.

17. Если ангеламъ многаго недостаетъ со стороны существа и познанія, то да не будетъ, чтобъ сего не доставало и Сыну Божію, и Святому Духу! Но Богъ — Святое Слово, пришедшее къ намъ отъ Отца, говоритъ духовно; а душевные востязуются (1 Кор. 2, 14-15), не разумѣя премудрости Сына, или лучше — слова премудрости. Спрашиваю тебя, и скажи мнѣ: кто болѣе, Отецъ ли или день оный, о которомъ Онъ говоритъ? Не дерзнешь, конечно, говорить, что Отецъ не есть болѣе. Итакъ, если Отецъ болѣе и дня того, и часа, и всего отъ Него произшедшаго и имѣющаго произойти, и никто не знаетъ Его, токмо Сынъ (Матѳ. 11, 27): то что же болѣе, — Отца ли знать, или оный день? — Весьма ясно, что знать Отца. Такъ какимъ же образомъ знающій большее имѣетъ недостатокъ въ меньшемъ? Если поэтому Онъ знаетъ Отца, то, конечно, знаетъ и день тотъ; и нѣтъ ничего, въ знаніи чего имѣлъ бы недостатокъ Сынъ. Но ты скажешь, что Отецъ, который болѣе всего, имѣетъ познаніе, а Сынъ — отнюдь нѣтъ, какъ и Самъ говоритъ: Отецъ Мой болій Мене есть (Іоан. 14, 28). Но это говоритъ для почтенія Отца, какъ и приличествовало, Сынъ, болѣе того почтенный отъ Отца. По истинѣ должно было истинному Сыну чтить собственнаго Отца, дабы показать, что Онъ есть истинный Сынъ. Чѣмъ же, думаешь ты, Онъ болѣе Его? Окружностію или тяжестію? или временемъ? или возрастомъ? или достоинствомъ? или Божествомъ? или безсмертіемъ? или вѣчностію? Не думай этого. Ничего нѣтъ въ Божествѣ Его неравнаго съ Сыномъ. Но поколику Отецъ, Онъ есть Отецъ, и поколику Тотъ есть Сынъ истинный, Онъ чтитъ Отца Своего; и тяжестію не опредѣляется Божество, чтобъ Отецъ превосходилъ ею Сына; и времени не подлежитъ Оно, чтобъ Отецъ превосходилъ временемъ Сына; также и на высотѣ какой либо не пребываетъ Отецъ: такъ чтобы Сынъ мыслимъ былъ, какъ ниже стоящій; ибо Онъ все объемлетъ, Самъ ничѣмъ не объемлемый. Онъ сѣде одесную Отца (Марк. 16, 19; Евр. 1, 8; 8, 1; 10, 12; 12, 2); и не сказано: вошелъ въ Отца, чтобы разрушить ученіе Савеллія и ниспровергнуть хулу Арія на Него.

18. Посему не ищи того, чего не должно искать, но чти Сына, чтобы почтить и Отца. А когда слышишь о Богѣ: никтоже благъ, токмо единъ Богъ (Лук. 18, 19), то не дерзай объявлять Сына не благимъ ради того, что Сынъ преимущественно чтитъ Отца. Ибо когда Онъ называетъ Отца благимъ, то не отрицаетъ того, что Онъ Самъ есть благъ, но тѣмъ болѣе открываетъ Себя Самого таковымъ въ почитаніи Своего собственнаго Отца, дабы отъ благости Отца познана была благость Сына Божія, рожденнаго отъ благаго Отца Бога. Великое слабоуміе обнаруживаютъ дерзающіе говорить о Сынѣ подобно тому, какъ если бъ ты сказалъ: единъ есть благій Богъ. Ибо во многихъ мѣстахъ учитъ насъ Божественное Писаніе, называя благимъ отрока нищаго и мудраго (Еккл. 4, 13) и говоря: былъ Самуилъ благъ предъ Господемъ и человѣки (1 Цар. 2, 26), и: благъ бѣ Саулъ, сынъ Киса изъ колѣна Веніаминова, отъ раменъ и выше высокъ паче всѣхъ изъ Израильтянъ (1 Цар. 9, 2; ср. ст. 1) и еще: благо ходити въ домъ плача, нежели въ домъ пира (Еккл. 7, 8), и: отверзи, Господи, небо, сокровище Твое благое (Втор. 28, 12) и: благое слово паче даянія (Сир. 18, 17; ср. ст. 16) и: благъ песъ живый паче льва мертва (Еккл. 9, 4), и: блази два паче единаго (Еккл. 4, 9), и: блага послѣдняя словесъ паче начала (Еккл. 7, 9) и: аще вы лукави суще умѣете даянія блага даяти чадамъ вашимъ (Матѳ. 7, 11), при чемъ рѣчь идетъ о рыбѣ и хлѣбѣ. Какимъ же образомъ можно осмѣливаться думать, что въ тѣхъ словахъ Сынъ отрицаетъ Свою благость, а не думать, что Онъ по преизбытку чести къ Отцу приписываетъ Ему благость? Онъ видѣлъ, что говорившій ему: учителю благій (Марк. 18, 18; ср. Матѳ. 19, 16), говорилъ это лишь устами, а не сердцемъ и, желая обличить его, сказалъ тѣ слова, чтобы онъ не устами вѣровалъ въ Него, а испытывалъ Его сердцемъ, какъ и въ другомъ мѣстѣ говоритъ: что говорите Мнѣ: Господи, Господи, и не творите, яже глаголю (Лук. 6, 46; ср. Матѳ. 1, 21)? И такимъ образомъ хотѣлъ обличить его; потому что онъ называлъ Его благимъ учителемъ, но не пребывалъ въ вѣрѣ въ Него, чтобъ вѣровать въ благость Его.

19. Итакъ Само Святое Слово есть живое, ипостасное, Царь небесный, Сынъ истинный, всегда со Отцемъ сущій, отъ Отца произшедшій, сіяніе славы, образъ ипостаси (Евр. 1, 8), образъ Отца во истину, сопрестольный Родившему, Котораго Царствію не будетъ конца (Лук. 1, 38). Онъ есть Судія живымъ и мертвымъ (Дѣян. 10, 42), — Премудрость отъ Премудрости, Источникъ отъ Источника: ибо Мене, говоритъ, оставиша источника воды живы, и ископаша себѣ кладенци сокрушеныя (Іер. 2, 13). Онъ есть рѣка приснотекущая, устремленіями своими веселящая градъ Божій (Псал. 45, 5), изъ того же Источника проистекшая, изъ Котораго, какъ сказано, рѣки отъ чрева его истекутъ (Іоан. 7, 38). Онъ есть жезлъ Давидовъ, корень Іессеовъ (Рим. 15, 12), цвѣтъ отъ него, левъ, царь отъ колѣна Іудова (Апок. 5, 5), овча словесное (ср. Дѣян. 8, 32 и Ис. 53, 7), камень живый (1 Петр. 2, 4), велика совѣта Ангелъ (Ис. 9, 6), человѣкъ во истину бывшій, и Богъ во истину пребывающій, непреложный естествомъ, не измѣнившійся Божествомъ, рожденный во плоти, воплотившееся Слово, Слово плоть бывшее (Іоан. 1, 14). Тутъ между словами: Слово и бысть поставлено слово: плоть. Не сказано: Слово бысть, но послѣ изреченія: Слово безъ члена поставлено: плоть; а послѣ слова: плоть сказано: бысть, дабы чрезъ слово: бысть Онъ разумѣваемъ былъ и какъ рожденный отъ Маріи, и какъ Слово, свыше отъ Отца снизшедшее. Сіе святое, живое Слово, сущій у Отца Богъ, великаго совѣта Ангелъ, возвѣщающій опредѣленія совѣта Отчаго, Отецъ будущаго вѣка (Ис. 9, 6), Самъ сказалъ: никтоже вѣсть о дни томъ и часѣ, ни ангели, иже суть на небесѣхъ (Марк. 13, 32). Противники не знаютъ того, что Сынъ въ особомъ смыслѣ говоритъ: токмо одинъ Отецъ (Марк. 13, 32). Если Сынъ знаетъ Отца, а Отецъ есть болѣе и дня того и часа, въ чемъ никто не сомнѣвается, то какимъ образомъ знающій большее не знаетъ меньшаго? Ибо никтоже знаетъ Отца, токмо Сынъ, и никтоже знаетъ Сына, токмо Отецъ (Матѳ. 11, 27). Какъ великъ Отецъ тѣмъ, что знаетъ Сына, такъ и Сынъ великъ, потому что знаетъ Отца. Посему если Онъ знаетъ Отца, — большее, то какимъ образомъ не знаетъ малое, то есть, день тотъ и часъ? Испытай Божественныя Писанія и познай силу Святаго Духа, и Самъ Духъ, знающій Отца и Сына, откроетъ тебѣ знаніе Слова Сына Божія, дабы ты не заблудилъ отъ истины и не погубилъ души своей.

20. Два вида познанія, два рода вѣдѣнія представляются въ Божественномъ Писаніи: одинъ по дѣйствію, а другой по вѣдѣнію. Но чтобы представить тебѣ подобія изъ примѣровъ, дабы заблуждшій разумъ твой и подобно тебѣ мыслящихъ многими примѣрами направленъ былъ на путь правый, узнай, что говоритъ Писаніе объ Адамѣ: бѣста, говоритъ, оба нага въ раю, и не стыдястася (Быт. 2, 25). Слѣпы же они не были, ибо видѣли глазами. Если бъ они не видѣли, то какъ узнали бы, что древо добро въ снѣдь, и красно еже разумѣти (Быт. 3, 6)? И вземши, сказано, жена, яде: и даде мужу своему съ собою (ст. 6). Итакъ не были они слѣпы, но отверстыми имѣли очи; будучи наги, не стыдились, взирая другъ на друга; и будучи наги, познавали другъ друга: познавали вѣдѣніемъ, а не дѣйствіемъ. Ибо лишь послѣ того какъ они, вкусивъ отъ древа, были изгнаны изъ рая, спустя много времени, сказано: Адамъ позна Еву жену свою (Быт. 4, 1). Какъ это могло быть, когда они, будучи наги, видѣли другъ друга и познавали себя видѣніемъ, а не дѣйствіемъ? А познаніемъ Писаніе называетъ сожительство другъ съ другомъ. Познаніе употребляетъ оно въ двоякомъ смыслѣ: ибо еще говоритъ такъ: позналъ Іаковъ Лію жену свою, и зачатъ роди (Быт. 29, 32 и дал.). Сначала онъ позналъ ее; ибо седмь лѣтъ пасъ съ нею овецъ Лавана, отца ея. Позналъ ее вѣдѣніемъ посредствомъ видѣнія и посредствомъ познанія, позналъ и посредствомъ дѣйствія. Позналъ и Рахиль жену свою (ср. Быт. 30, 23). И еще въ другомъ мѣстѣ: и Давидъ бысть старъ, сказано, и одѣваху его ризами многими, и не согрѣвашеся. И рѣша царю: да поищутъ дѣвицы добрыя. И обрѣтоша Ависагу Суманитяныню. И приведоша, сказано, къ царю, и она спала съ нимъ, и бысть грѣющи его. И не позна ея Давидъ (3 Цар. 1, 1-4), — той, которая съ нимъ была, прикасалась къ нему тѣломъ и съ боку его лежала. Такъ о какомъ же вѣдѣніи говорится здѣсь? О вѣдѣніи ли посредствомъ видѣнія, или о вѣдѣніи посредствомъ дѣйствія? И еще: позна Господь сущія Своя (2 Тим. 2, 19). Такъ развѣ Онъ не знаетъ не сущихъ? И: отступите отъ Мене, дѣлателіе неправды: Я никогда не зналъ васъ (Лук. 13, 27). Такъ неужели есть незнаніе въ Сынѣ Божіемъ? И еще: васъ познахъ отъ всѣхъ племенъ (Ам. 3, 2). Такъ неужели Онъ не знаетъ остальныхъ племенъ? Да не будетъ! Но Божественное Писаніе различаетъ познаніе: одно вѣдѣніемъ, а другое дѣйствіемъ.

21. Итакъ Единородный, исполняя волю Отца, уже показалъ все совершившимся. Ибо позналъ Отецъ тотъ часъ и день, позналъ его и вѣдѣніемъ и дѣйствіемъ, такъ какъ Онъ все вѣдаетъ. И когда Сынъ говоритъ: Отецъ судъ весь даде Сынови (Іоан. 5, 22), и какъ бы не судитъ, то уже тѣмъ самымъ, что Онъ далъ это право Сыну, показалъ, что Онъ Самъ судитъ: потому что не лишается Богъ права судить судимыхъ. И въ томъ, что Отецъ не судитъ, является, что Онъ уже осудилъ. А Сынъ знаетъ, когда придетъ: ибо Самъ приноситъ этотъ день, Самъ опредѣляетъ, ведетъ и совершаетъ его; потому что говоритъ: пріидетъ день оный, яко тать въ нощи (2 Петр. 3, 10). Говоритъ также: не будьте въ нощи, дабы день не засталъ васъ во тьмѣ (ср. Іоан. 12, 35). Итакъ, если рабы Христовы суть чада дня, то неужели Самъ Сынъ, приносящій день, не знаетъ, застанетъ ли Его тотъ день? Не Самъ ли Онъ, напротивъ, приноситъ этотъ день? Кто такимъ образомъ разсуждающій не богохульствуетъ, мысля неприличествующее объ Отцѣ и Сынѣ? И Отецъ знаетъ тотъ день и часъ двоякимъ способомъ: вѣдѣніемъ и дѣйствіемъ; ибо Онъ знаетъ, когда придетъ этотъ день. И опять Онъ уже осудилъ, опредѣливъ судить Сыну, и позналъ дѣйствіемъ. Сынъ Божій также знаетъ, когда придетъ этотъ день, и Самъ приноситъ его и не невѣдаетъ; но еще не совершилъ его знаніемъ, то есть, дѣйствіемъ: ибо еще нечестивые нечествуютъ, невѣрные не вѣруютъ, зловѣрные богохульствуютъ, діаволъ дѣйствуетъ, прегрѣшенія совершаются, несправедливость господствуетъ, и судъ долготерпитъ, до тѣхъ поръ, пока не придетъ, и пока Сынъ не познаетъ его дѣйствіемъ и сдѣлаетъ отмщеніе, и спасетъ во истину надѣющихся на Него и не произносящихъ хулу на Божество Отца и Сына и Святаго Духа.

22. У святыхъ же ангеловъ въ двухъ отношеніяхъ недостаетъ таковаго достоинства. Они почтены честію и получили ее отъ Отца и Сына и Святаго Духа. Но имъ недостаетъ вотъ чего: не знаютъ они опредѣленно, когда это будетъ. Во Своей власти положи Отецъ времена (Дѣян. 1, 7). Если же Отецъ въ Сынѣ, и Сынъ во Отцѣ, то уже нѣтъ недостатка у Сына во власти, принадлежащей Отцу. У ангеловъ же недостаетъ ея, потому что ангелы, какъ и архангелы, и силы, суть существа созданныя. А Отецъ не созданный, Сынъ не созданный, Духъ Божій не созданный. Посему ангелы не знаютъ того дня и часа ни вѣдѣніемъ, ни дѣйствіемъ. Не знаютъ они, когда восхощетъ Отецъ и Сынъ и Святый Духъ принести день тотъ. И не знаютъ познаніемъ дѣйствія: ибо еще не получили повелѣнія выйти и собрать злыхъ на подобіе плевелъ, и связать въ снопы, чтобы сожигать огнемъ неугасимымъ (Матѳ. 13, 30). Итакъ они этого еще не сдѣлали и не знаютъ; Отецъ же знаетъ и сдѣлалъ; а Сынъ знаетъ, но еще не сдѣлалъ; то есть, токмо Отецъ одинъ, но ни ангели, ни Сынъ (Марк. 13, 32). Уразумѣемъ силу Писанія, дабы не было намъ письмя въ смерть: письмя бо, сказано, убиваетъ, а духъ животворитъ (2 Кор. 3, 6). Пріимемъ духъ, чтобы получить пользу отъ письмени. Не письмя самое убиваетъ: въ письмени заключается жизнь; убиваетъ же оно того, кто неразумно приступаетъ къ письмени и не имѣетъ духа говорящаго, раскрывающаго букву Писанія и открывающаго то, что въ ней сокрыто. Такъ Отецъ Святый далъ святой Церкви своей единороднаго Сына Своего, истиннаго, рожденнаго отъ Него, и Святаго Своего Духа, въ одномъ познаніи единомыслія, въ одномъ союзѣ совершенства; чтобы въ имени Отца совершеннаго и Бога мы получили печать, и въ имени Сына совершеннаго и Бога, и въ имени Духа Божественнаго и совершеннаго мы пріяли печать. О Троица святая, исчисляемая, Троица въ одномъ имени исчисляемая! Ибо не говорится: единица и двоица, или: единица и единица, но единица въ Троицѣ, и Троица въ единицѣ, единовидно, единоименно, единъ Богъ Отецъ въ Сынѣ, Сынъ во Отцѣ со Святымъ Духомъ.

23. Призови же ко мнѣ свидѣтелей истины, призови ко мнѣ отроковъ, спасенныхъ отъ пещи Вавилонской, удостоившихся быть вверженными въ огонь, но не истребленныхъ, не угасить огонь, чтобы не показаться противостоящими ему какимъ либо новымъ способомъ искусства, но быть въ огнѣ, и однако же не быть истребленными огнемъ по причинѣ правой вѣры ихъ. Чрезъ нихъ Богъ научаетъ насъ тому, чтó есть созданное и чтó несозданное, чтó есть сотворенное и чтó — не получившее бытія во времени, чтó есть всегда сущее и чтó — отъ Него произшедшее. Эти спасенные отроки восхотѣли показать благодарное расположеніе къ Богу спасшему ихъ, на Котораго они отначала возложили надежду и не отступили, не склонили выи предъ образомъ, дерзостью царя и неограниченною властію. И когда восхотѣли что либо воздать Богу, то, испытавъ глубины въ сердцѣ силою Духа Святаго, будучи святы, и размысливъ о небѣ и о всемъ, что есть на немъ, о землѣ и о всемъ, что есть на ней, а также и о томъ, что все, что ни существуетъ, недостойно быть принесеннымъ въ приношеніе Богу (ибо того, что выше ихъ самихъ, они не имѣли власти приносить Богу), и по достоинству и по власти они рѣшили только пѣснями воспѣвать Бога. Ибо написано слѣдующее: пожрите жертву хвалы (Псал. 106, 22), и: жертва хвалы прославитъ мя (Псал. 49, 23). Премѣнивъ Ветхій Завѣтъ въ Новый, побуждаемые Духомъ Святымъ, они не имѣли нужды въ жертвѣ изъ животныхъ или во всесожженіяхъ; потому что говорятъ: нѣсть мѣста еже пожрети, ниже жертвы, ни олтаря (Дан. 3, 38), такъ какъ все ими оставлено. А желая приносить таковую хвалу и оставивъ свое уничиженіе, смиренномудренно возносятся въ хвалѣ Богу; яко всякъ возносяйся, смирится, смиряяй же себе, вознесется (Лук. 18, 14). Вмѣстѣ съ дарованіемъ спасенія Его, они пріемлютъ и сей даръ смиренномудрія и хотятъ приносить Богу хвалу и не изнемогать, и, испытавъ себя въ неизреченномъ славословіи Бога, рѣшаются своспріять съ собою въ славословіе всю тварь и начинаютъ славословить, своспріявъ все твореніе.

24. Различивъ творенія отъ Сотворившаго и созданія отъ Создавшаго, они говорятъ: благословите вся дѣла Господня Господа (Дан. 3, 57). Вся, сказали, и ничего не оставили. Но дабы Духъ Святый начерталъ намъ образъ совершеннаго знанія, чтобы знать, чтó есть Божество, и чтó — сотворенное отъ Бога, дабы мы не смѣшали съ вѣчнымъ того, что сотворено изъ не сущаго, дабы мы не погубили свою душу, они все свели къ одному числу. Ибо имъ открывалъ Духъ Святый, какъ удостоившимся быть вмѣстѣ съ ангелами и сожительствовавшими съ тѣмъ, что есть на небесахъ и что на землѣ, и что въ преисподнихъ земли; и ничего они не упускали изъ виду. И сами святые отроки говорятъ, какъ я сказалъ выше: благословите вся дѣла Господня Господа. И начинаютъ исчислять и различать, какія суть дѣла, какіе творцы дѣлъ, какія творенія, что есть содѣлываемое, а что — содѣланное. И исчисляютъ небо, землю, воды, которыя превыше неба; и ангеловъ, такъ какъ и ангелы суть существа созданныя; — престолы и силы, такъ какъ и они — созданные; — солнце и луну, какъ сотворенныя, а не несозданныя; — облака и вьюгу, вѣтры, снѣга, молніи, громы, землю, море, источники, бездны, рѣки, все человѣчество, горы, птицъ небесныхъ, скотовъ и животныхъ; души преподобныхъ и духовъ праведныхъ, Ананію, Азарію, Мисаила, іереевъ и рабовъ Божіихъ (Дан. 3, 57-88). Ибо все это есть сотворенное и созданное, отъ Бога произшедшее чрезъ Слово и Святаго Духа, потому что Словомъ Господнимъ небеса утвердишася, и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6). Смотри же, возлюбленный братъ, какъ все исчислили они, движимые Духомъ Святымъ, но не причислили къ тварямъ ни Сына, ни Святаго Духа. Они познали, что тоже самое Божество въ Троицѣ, и та же самая Троица во единомъ Божествѣ; и прославили Отца въ Сынѣ, и Сына во Отцѣ, со Святымъ Духомъ, одну святыню, одно служеніе, одно Божество, одно славословіе.

25. Но діаволъ всячески дерзаетъ и это поколебать въ людяхъ, оболгать святыхъ отроковъ въ дерзости невѣрія, измыслить и сказать: они не вѣдали имени Святаго Духа, чтобъ произносить его, потому что были іудеи; не вѣдали и Сына, будучи іудеями. Однако же самыя слова Писанія тотчасъ изобличаютъ невѣріе худо мыслящихъ. Ибо сказано: и былъ зракъ четвертаго подобенъ Сыну Божію (Дан. 3, 92). Вотъ имя Сына Божія. Итакъ нѣтъ невѣдѣнія о Немъ. И еще прежде вверженія въ пещь исполненъ былъ Духомъ Святымъ Даніилъ и сказалъ: чистъ азъ отъ крове сея (Дан. 13, 45-46). И возвратишася (вси людіе) на судище (ст. 50. 49), и онъ осудилъ старцевъ, движимый Духомъ Святымъ (ст. 61). Итакъ вѣдали отроки Сына, вѣдали Отца и Духа Святаго, и не по невѣдѣнію не называли имена Ихъ, но вслѣдствіе осторожности. Благословите, говорили они, вся дѣла Господня Господа. И не сказали: благослови, Сынъ Божій, Господа; или: благослови, Святый Духъ, Господа; но: благословите вся дѣла Господня Господа. И чтобы кто либо изъ охотниковъ искать всякаго повода къ спору не сказалъ, что они не упомянули херувимовъ или серафимовъ, слѣдовательно эти послѣдніе не суть дѣла Божіи, Божественное слово напередъ рѣшило оградить эту истину отъ замышляющихъ козни противъ самихъ себя, предвидя отъ сего вредъ для нихь самихъ и для отроковъ. Ибо трояко усугубили пѣснь святые отроки, сами привнося въ пѣснь Богу созданное и сотворенное, и сначала сказавъ: благословенъ еси Господи Боже отецъ нашихъ, и хвально, и прославлено имя Твое во вѣки (Дан. 3, 52), затѣмъ нѣсколько далѣе говорятъ: благословенъ еси сѣдяй на херувимѣхъ (ст. 54); и еще: благословенъ еси сѣдящій на престолѣ славы царствія Твоего (ст. 55); и: благословенъ еси видяй бездны сѣдлй на херувимѣхъ (ст. 52); чтобы отъ поименованія престола ты уразумѣлъ серафимовъ и херувимовъ, и отъ имени херувимовъ, и бездны, и освященнаго престола, и отъ всѣхъ прочихъ именъ, отъ числа всего поименованнаго ты уразумѣлъ, что все это сопричисляется къ прочимъ дѣламъ. Ибо назвавъ все это въ пѣсни, они тотчасъ прибавляютъ, говоря: благословите вся дѣла Господня Господа (ст. 57), чтобы Гавріилъ и Михаилъ благословили Отца и Сына и Святаго Духа.

26. А чтимые ангелы на небѣ воспѣваютъ побѣдную пѣснь, съ серафимами и херувимами прославляя Троицу въ единой славѣ, въ равномъ достоинствѣ и единомъ существѣ, говоря: Святъ, Святъ, Святъ (Ис. 6, 3), три слова испуская, но говоря въ единствѣ и не многоименно. Ибо не говорятъ въ четвертый разъ: святъ, дабы не сдѣлать прибавленія къ именованію Троицы; не говорятъ и дважды: святъ, дабы не была недостаточною слава совершенства; но трижды, чтобы святить одинаковою честію Отца и Сына и Святаго Духа. И не говорятъ: святъ и полусвятъ, но одинаково говорятъ: святъ, единымъ гласомъ, единымъ словомъ и единымъ совершенствомъ, прославляя Троицу въ единствѣ и единство въ Троицѣ. Этому познанію научить насъ пришелъ единородный Божій. Эту мудрость возвѣстилъ намъ Духъ Святый. Это совершенство открылъ намъ Отецъ. Воистину эту жизнь даровало намъ Слово воплощенное. Это зданіе воздвигъ намъ Святый Духъ: аще кто назидаетъ на основаніи семъ, злато, сребро, каменіе честное, дрова, сѣно, тростіе (1 Кор. 3, 12); потому что иного основанія нѣтъ. Основанія бо иного никтоже можетъ положити паче лежащаго, еже есть Іисусъ Христосъ, Сынъ Божій (ст. 11). Мы — Его зданіе, Его тяжаніе (1 Кор. 3, 9), наздани бывше на основаніи пророкъ и апостолъ (Ефес. 2, 20), чтобы вѣдать зданіе наше, твердое воистину и основаніе наше всегда сущее и не начавшее бытія. Но не во всѣхъ разумъ, по слову апостольскому (1 Кор. 8, 7), а только въ удостоенныхъ Духомъ Святымъ познанія таинъ и истины. Ибо Самъ Онъ, открывъ Себя и Отца и Святаго Духа, порицая нѣкоторыхъ изъ находящихся въ неразуміи, говорилъ: не вѣдаете Писанія, ни силы ихъ (Матѳ. 22, 29). И еще въ иномъ мѣстѣ: имѣяй уши слышати, да слышитъ (Матѳ. 11, 15). И еще Самарянкѣ говорилъ: аще бы вѣдала еси, Кто есть просящій у тебя пити, ты бы просила (у Него — Іоан. 4, 10). И еще: не вѣсте коего духа есте (Лук. 9, 55). Итакъ не во всѣхъ разумъ. Ибо различны дарованія отъ Бога, и святое слово говоритъ: емуже предано множайше, множайше истяжутъ отъ него (Лук. 12, 48), такъ какъ бы нѣкоторые пріемлютъ малое, другіе совершенно ничего, иные же пріяли въ избыткѣ.

27. И что это такъ, можно вывести изъ сказаннаго въ Божественныхъ Писаніяхъ. Божественное Писаніе, духовно понимаемое, заключаетъ въ себѣ весьма многое, касающееся нашей жизни и познанія, то есть, Господа. Ибо тѣ изреченія, которыя болѣе глубоки по смыслу и въ избыткѣ утверждаютъ нашу душу, служатъ преткновеніемъ для не пріявшихъ познанія Божія, какъ говоритъ Осія пророкъ: кто смысленъ и уразумѣетъ сія? и кому дано слово разума Господня, и увѣсть сія? яко правы путіе Господни, а нечестивіи преткнутся въ нихъ (Ос. 14, 10), Правы, но нечестивые претыкаются о пути Господни, такъ какъ эти послѣдніе сами по себѣ не служатъ къ преткновенію для людей. Претыкающіеся о камень претыканія претыкаются по безпечности. Ибо преткнулись о камень претыканія и соблазнились во-первыхъ іудеи, которые, видя единороднаго Сына Божія во плоти пришедшаго, совершающаго Божественныя знаменія и не удостоенные познанія небеснаго, говорили: кто есть сей человѣкъ, иже глаголетъ хулы (Лук. 5, 21)? и при другомъ случаѣ: если бы человѣкъ сей былъ отъ Бога, то не нарушилъ бы субботу (Іоан. 9, 16). Итакъ они не признавали Божества Его, а считали Его простымъ лишь человѣкомъ. Другіе же, и Богомъ Его познавшіе, но не признававшіе совершенной Его славы, услышавъ въ глубокомъ смыслѣ сказанныя изреченія о Немъ и о содѣланномъ для насъ спасительномъ домостроительствѣ, претыкаясь о Божество Его, склоняются къ худымъ мнѣніямъ: ибо заблуждается разумъ ихъ. Какъ іудеи впали въ заблужденіе, услышавъ это, такъ и они, слыша, впадали въ заблужденіе. Тѣ видѣли предсказанное пророками, но не признавая исполнившимся пришествіе Христа во плоти, смутились: а сіи опять, слыша предсказанія о Его домостроительствѣ, но разумѣя ихъ просто, смущаются и обращаютъ въ свою собственную погибель то, что служитъ къ нашему созиданію, и говорятъ: но Онъ (Христосъ) сказалъ: Я восхожду къ Богу Моему и Богу вашему, и ко Отцу Моему и Отцу вашему (Іоан. 20, 17). Видишь ли, что и Самъ Онъ есть одна изъ тварей, богохульствуя дерзаютъ говорить они.

28. Итакъ видишь ли, что ихъ вводитъ въ заблужденіе домостроительство пришествія во плоти? Они берутъ во вниманіе то, что было сначала, и спрашиваютъ о временахъ и лѣтахъ. Ибо исходи Его, сказано, отъ дней вѣка (Мих. 5, 2). Такъ посмотримъ на то, что было прежде. Отецъ говоритъ: сотворимъ человѣка по образу нашему и по подобію (Быт. 1, 26). Не сказалъ: сотворю человѣка по образу Моему. Изобличенъ будь, имѣющій окаменѣлое сердце, согласно написанному: но окаменѣло сердце ихъ (Іоан. 12, 40), и познай Сына всегда сущаго у Отца. Ибо слово: сотворимъ не одного означаетъ, но Отца, говорящаго съ Сыномъ. Изобличенъ будь говорящій, что Сынъ не подобенъ Отцу. Ибо когда онъ сказалъ: по образу нашему, то не различилъ подобія Сына отъ Отца и не раздѣлилъ чего либо въ тождествѣ Отца съ Сыномъ; потому что не сказалъ: по образу Моему, или: по образу Твоему, но явилъ единое существо и Божество Отца и Сына и Святаго Духа. Ибо говоритъ: по образу нашему и по подобію, такъ чтобы разумѣть единое Божество Отца и Сына и Святаго Духа а человѣка — сотвореннымъ по образу единаго Божества Отца и Сына и Святаго Духа. Изобличенъ будь и ты, Арій, и послушай чтó Отецъ говоритъ Сыну: сотворимъ, называя Его созиждителемъ. Я часто слыхалъ нѣкоторыхъ говорящихъ, что Сынъ ничего не сотворилъ, и что однако чрезъ Него произошло то, что произошло (Іоан. 1, 3). Если чрезъ Него произошло, то Онъ Самъ и сотворилъ, какъ ясно доказано нами. Ибо первохудожникъ — Слово (ср. Прем. 7, 21) есть Творецъ всего и чрезъ Него Отецъ дѣлаетъ. Да слышатъ, что ясно говоритъ Онъ: Отецъ Мой доселѣ дѣлаетъ, и Азъ дѣлаю (Іоан. 5, 17). И такимъ образомъ, говоря это, Онъ называетъ Отца созиждителемъ Своимъ. Но съ другой стороны да не обольщаетъ тебя разумъ твой, и не приступай къ Сыну, какъ рабу, а не какъ истинному Владыкѣ; потому что если бъ Онъ былъ рабъ, а не истинный Владыка, то какимъ образомъ зракъ раба принялъ бы пришедшій, во образѣ Божіи сый (Флп. 2, 6-7)? — какимъ образомъ Онъ называлъ бы Себя Созиждителемъ Его, если бъ не имѣлъ совершенства? Такъ приступай же къ Сыну, какъ къ Богу совершенному и Сыну истинному, сущему отъ Отца.

29. Но не говори по худомыслію: Отецъ сказалъ Сыну: сотворимъ, Сынъ же не сказалъ Отцу: сотворимъ; и Сынъ не говоритъ, что Я дѣлаю и Отецъ Мой дѣлаетъ, но ставитъ первымъ Отца, говорящаго и дѣлающаго. Потому что это говоришь ты неразумно и хочешь въ Божествѣ представлять много началъ, тогда какъ одно есть начало и одно и тоже Божество; и нигдѣ Сынъ не говоритъ по Божеству: Богъ Мой. Говорю это не въ томъ смыслѣ, чтобы Сынъ отрицалъ честь у Отца, а въ томъ смыслѣ, что это согласно съ природою Божества. И еще: и услышалъ Адамъ, сказано, Бога ходяща въ раи по полудни (Быт. 3, 8). И нигдѣ не говоритъ Сынъ: Богъ Мой и Богъ вашъ, но говоритъ здѣсь о Богѣ самосовершенномъ. И еще: и рече Богъ Ною (Быт. 6, 13), и нигдѣ не приводится такого изреченія. И явися, сказано, Богъ Аврааму, сѣдящему ему у дуба Мамврійска: и се тріе мужи: и притече въ срѣтеніе, и поклонися до земли и рече: аще обрѣтохъ благодать предъ Тобою (Быт. 18. 1-3). Симъ показывается, что одинъ есть Богъ, а сопутствовавшіе Ему другіе два были ангелы Его. Ибо о Немъ и сказано: возшелъ Богъ отъ Авраама (ст. 16). Самъ же Онъ, пришедшій къ нему, говоритъ: еда утаю Азъ отъ Авраама раба Моего (ст. 17)? Вопль Содомскій и Гоморрскій, говоритъ Онъ, умножися ко Мнѣ (ст. 20), и прочее. (И нигдѣ въ эти времена не встрѣчается выраженіе: Богъ Мой и Богъ вашъ). И пріидоста два мужа въ Содомъ (Быт. 19, 1), такъ какъ бы Возшедшій на высоту отъ Авраама оставилъ двухъ вошедшихъ въ Содомъ для разрушенія. О Возшедшемъ же Писаніе говоритъ: и Господь одожди на Содомъ и Гоморръ отъ Господа огнь и жупелъ (ст. 24). И здѣсь не было нужды въ выраженіи: Богъ Мой и Богъ вашъ. И Моисей говоритъ въ пѣсни: и да поклонятся Ему вси ангели Божіи (Втор. 32, 43). Если же говоритъ: ангели Божіи, огнь отъ Господа, а не говоритъ одно лишь: ангели, то говоритъ сіе, дабы показать единое царство Отца и Сына, и потому ангелы не дѣлятся на начала, но суть ангегелы Божіи, а покланяются Сыну и Богу; ангелъ же ангелу не покланяется. И нигдѣ здѣсь не говорится: Богъ Мой и Богъ вашъ.

30. Давидъ также говоритъ: рече Господь Господеви моему: сѣди одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножіе ногъ Твоихъ (Псал. 109, 1). Господь, говоритъ, Господеви Моему, ибо еще не было домостроительства воплощенія, ради котораго нужно было бы сказать: Богъ Мой и Богъ вашъ. И: се дѣва во чревѣ пріиметъ, и родитъ Сына, и наречеши имя Ему Еммануилъ: еже есть сказаемо, съ нами Богъ (Ис. 7, 14 и Матѳ. 1, 23). И тутъ еще не могло быть сказано: Богъ Мой и Богъ вашъ.И ты Виѳлееме доме Евфраѳовъ, еда малъ еси, еже быти въ тысящахъ Іудиныхъ? изъ тебе бо Мнѣ изыдетъ, еже быти въ князя во Израили, исходи же Его изъ начала отъ дней вѣка (Мих. 5, 2). Или по другимъ спискамъ: и ты Виѳлееме, ничимже менши еси во владыкахъ Іудовыхъ: изъ тебе бо изыдетъ вождь, и упасетъ люди Моя Израиля (Матѳ. 2, 6). Видишь ли, что еще не было нужды говорить: Богъ Мой и Богъ вашъ? Когда же исполнилось пророчество Іереміи, также какъ и Исаіи, о томъ, что Слово родится отъ Дѣвы и будетъ имѣть плоть, какъ говоритъ Іеремія: и человѣкъ есть, и кто познаетъ его (Іер. 17, 9)? тогда, содѣлавшись причастнымъ плоти, образовавъ Себѣ безъ сѣмени мужескаго отъ Богородицы Маріи эту самую святую плоть, согласно сказанному: раждаемый отъ жены (Гал. 4, 4), и сдѣлавшись причастнымъ нашего естества ради нашего спасенія — тогда-то говоритъ: Богъ Мой. А по причинѣ вѣчности Своего родства съ Нимъ по естеству говоритъ: Отецъ Мой, и по благодати Его къ ученикамъ Своимъ: Отецъ вашъ, а по естественному отношенію между самими учениками въ разсужденіи Божества Его и между вѣчнымъ Отцемъ Его: Богъ вашъ. Ибо Онъ былъ Богъ учениковъ, но Отецъ Господа по естеству, Отецъ же учениковъ по благодати. Тотъ же Отецъ есть Богъ Сына по плоти, а Отецъ по причинѣ вѣчности и непостижимости Его рожденія и родства съ Нимъ; потому что Онъ есть воистину Его Отецъ, родившій Его безлѣтно и безначально по Божеству. Но Богомъ Онъ счелъ нужнымъ назвать Его по причинѣ домостроительства, ради насъ совершившагося, будучи всегда рожденнымъ отъ Отца безначально Словомъ, во плоти же отъ Маріи въ послѣдніе дни рожденнымъ по плоти, отъ Маріи Святыя Дѣвы чрезъ Духа Святаго.

31. Итакъ да разумѣютъ глубины дѣйства Божія и да не обращаются къ дару благодати съ неблагодарностію тѣ, которые подвергаютъ безславію несказанное и непостижимое спасительное для насъ естество Божіе. Но о Богѣ, говорятъ они, написано: ни взалчетъ, ни вжаждетъ, ниже есть изобрѣтеніе премудрости Его (Ис. 40, 28); а о Сынѣ сказано, что Онъ взалкалъ въ пустынѣ при искушеніи (Матѳ. 4, 2). Еще сказано: Богъ вашъ не утрудится (Ис. 40, 28); Господь же Іисусъ утрудился отъ пути (Іоан. 4, 6). И еще: не вздремлетъ, ниже уснетъ храняй Израиля (Псал. 120, 4); Господь же, сказано, уснулъ на кораблѣ (Матѳ. 8, 24). О суетные помыслы разсуждающихъ такимъ образомъ! Не только тяготы наши воспріяло за насъ пришедшее Святое Слово, но и было осязаемо и плоть пріяло, и обрѣтеся яко человѣкъ, и книжниками схвачено было, и плещи своя отдало на бичеваніе, и лица Моего не отвратихъ отъ студа заплеваній (Ис. 50, 6). Но и заплакалъ, какъ находится въ неисправленныхъ спискахъ Евангелія отъ Луки, и этимъ свидѣтельствомъ пользуется Святый Ириней въ книгѣ Противъ ересей, для опроверженія говорящихъ, что Христосъ явился призрачно [7]. Православные же уничтожили это слово, устрашившись и не уразумѣвъ цѣли его и силы. И бывъ въ подвизѣ, вспотѣлъ, и бысть потъ Его, яко капли крове. И явися Ангелъ укрѣпляя Его (Лук. 22, 44-43). Но не только это, а и вопрошалъ какъ человѣкъ: гдѣ положисте Лазаря (Іоан. 11, 34)? И о кровоточивой: кто есть коснувыйся Мнѣ (Лук. 8, 45)? И объ искавшихъ Его: кого ищете (Іоан. 18, 4)? И учениковъ какъ человѣкъ вопрошалъ: кого Мя глаголютъ человѣцы быти Сына человѣческаго (Матѳ. 16, 13)? Также говорилъ: колико хлѣбы имате съ собою (Марк. 6, 38)? Утрудившись отъ пути, Онъ сѣлъ при студенцѣ въ Самаріи (Іоан. 4, 6). Равно и отроча растяше и крѣпляшеся духомъ (Лук. 2, 40). И преспѣваше возрастомъ и премудростію Іисусъ (ст. 52). И еще: прежде неже разумѣти отрочати назвати отца или матерь, пріиметъ силу Дамаскову, и корысти Самарійскія (Ис. 8, 4). Будучи премудростію и научая людей разуму, насаждей ухо человѣку (Псал. 93, 10. 9), даровавшій сынамъ человѣческимъ членораздѣльную рѣчь и сдѣлавшій яснымъ языкъ гугнивыхъ (Прем. 10, 21), все таковое претерпѣлъ за насъ, чтобы, сохранивъ весь порядокъ устроеннаго ради насъ вочеловѣченія, не изгладить образа истины.

32. Но чтобы свидѣтельствъ, которыя мы привели, собравъ ихъ изъ Божественныхъ Писаній, по мнѣнію противниковъ какъ бы противорѣчащія истинѣ, и худо разумѣваемыя ими, не оставить такимъ образомъ не истолкованными, мы изложимъ умозрительную сторону силы, заключающейся въ каждомъ изъ нихъ, по какой причинѣ каждое сказано какъ бы человѣкообразно, и за тѣмъ еще многое скажемъ, когда будемъ говорить о выраженіи: Богъ Мой и Богъ вашъ, именно, что это сказано благословно, какъ то можно узнать всякому, имѣющему умъ, изъ самаго порядка рѣчи. Ибо человѣкъ есть, сказано, и кто познаетъ его (Іер. 17, 9)? — Въ одномъ и томъ же изреченіи Божественное Писаніе являетъ нѣчто двоякое: видимое и невидимое: въ отношеніи къ видимому благословно сказано: Богъ Мой, въ отношеніи же къ невидимому сказако: Отецъ Мой, причемъ нѣтъ никакого противорѣчія смыслу. Ибо какимъ образомъ Онъ не былъ бы познаваемъ, если былъ человѣкъ? Если же Онъ не былъ человѣкъ, то какимъ образомъ назывался человѣкомъ? Во всякомъ случаѣ кто бы то ни было произшедшій отъ людей познается отъ людей, отъ родившей напримѣръ, отъ сродниковъ, отъ домашнихъ, отъ сосѣдей, отъ сожителей или отъ согражданъ. И въ отношеніи къ простому человѣку нельзя приложить этого, а только возможно приложить къ Богу Слову и Сыну Божію, именно того, чтобы сказать: человѣкъ есть воистину; но кто познаетъ его? Потому что Онъ есть Богъ; потому что Онъ причастенъ сугубому естеству: Онъ есть человѣкъ и Богъ, не познаваемый людьми по непоствжимости Своей, но какъ человѣкъ рожденный отъ Маріи воистину безъ сѣмени мужа. И Дѣва во чревѣ зачнетъ (Ис. 7, 14); ибо пророкъ возвѣщалъ о будущемъ времени: Дѣва во чревѣ зачнетъ. Будущимъ было то, что она родитъ Сына. Итакъ если Дѣва, то уже не отъ мужей устроеніе зачатія, потому что уже прежде сего времени сказано было Ахазу: проси себѣ знаменія во глубину, или въ высоту (Ис. 7, 11). Онъ же смиренномудрствуя говоритъ: не имамъ просити, ниже искушу Господа Бога моего (ст. 12), отказавшись просить знаменія. Тотчасъ же за то, что онъ самъ не просилъ знаменія, Богъ, подающій человѣкамъ великіе дары, даруетъ два знаменія отъ высоты, пославъ Слово по Своему хотѣнію и по собственному хотѣнію Самого Слова; а отъ глубины, устроивъ Слову плоть Своимъ и Его благоволеніемъ. Послѣ того сказано: и нарекутъ имя Ему Емминуилъ; не сказано: нареку, но нарекутъ; потому что людямъ открывался Богъ, неузнанный ими. Но не тотчасъ же принимаетъ Онъ это имя, ибо не сказано: нареку имя Ему Еммануилъ, но нарекутъ.

33. Изреченіе же: раждаемый отъ жены (Гал. 4, 4), какъ мною выше изъяснено, сказано для того, чтобы выраженіе: раждаемый исполнилось въ томъ, что Онъ родился отъ жены, а между тѣмъ ясно былъ явленъ всѣмъ какъ вѣчное Слово. Если же и изреченіе: не возжаждетъ должно разумѣть о Богѣ, а о Сынѣ, что Онъ взалкалъ и возжаждалъ, то это необходимо для насъ устроено. Ибо какимъ образомъ домостроительство оказалось бы истиннымъ, если бъ не было тутъ необходимаго, свойственнаго человѣку, обыкновенія? Въ этомъ показаны намъ разрѣшенія всѣхъ спорныхъ мнѣній еретиковъ. Напримѣръ тотчасъ разрушено этимъ мнѣніе манихеевъ; потому что когда говорится, что Онъ ѣстъ и пьетъ, тѣмъ самымъ показывается, что плоть была истинная. Затѣмъ разрушено заблужденіе лукіанистовъ и ниспровергнута сила Арія; ибо Лукіанъ и всѣ лукіанисты отрицаютъ принятіе Сыномъ Божіимъ души: говорятъ, что Онъ имѣлъ только плоть, чтобы конечно приписать Богу-Слову человѣческую страсть, жажду и алчбу, утомленіе и плачъ, скорбь и смущеніе, и все то, что соединяется съ пришествіемъ Его во плоти. А между тѣмъ было бы неразумно разсуждать такъ о Божествѣ Сына Божія. Но, говорятъ, плоть сама по себѣ ни ѣстъ, ни пьетъ, ни утруждается, ни другое что либо не дѣлаетъ. Я и самъ соглашаюсь, что плоть сама по себѣ не имѣетъ сего. Но пришедшее Слово имѣло все устроеніе: и плоть, и душу, и все что есть въ человѣкѣ; а между тѣмъ удѣломъ души и плоти были: алчба и утомленіе, жажда и скорбь, и прочее. Онъ плачетъ, чтобы обличить заблужденіе манихея и показать, что облеченъ былъ тѣломъ не призрачно, а воистину. И жаждетъ, дабы показать, что имѣетъ не только плоть, но и душу. Ибо не Божество Его, конечно, возжаждало, а душею возжаждалъ Онъ и утрудился отъ путешесествія сообразно свойству плоти и души.

34. А что пришедшее Слово имѣло тѣло и душу, въ томъ да убѣдятъ ихъ Божественныя Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта. Именно Давидъ говоритъ о Немъ, и Петръ говоритъ согласно съ Давидомъ: не оставиши души Моея во адѣ, ниже даси преподобному Твоему видѣти истлѣнія (Псал. 15, 10; Дѣян. 2, 27), дабы можно было разумѣть составъ человѣка Господня и ясно было у насъ познаніе о семъ, чтобы утвердить, что душа Его три дня находилась въ соединеніи съ Божествомъ, чтобы показать, что плоть эта была преподобная, и что Божество съ душею совершало таинство во адѣ не одержимое имъ. Есть и другое свидѣтельство такъ говорящее: въ мертвыхъ свободь (Псал. 87, 6). Слово: свободь означаетъ не господство Его надъ адомъ, а то, что Онъ по собственному хотѣнію снизшелъ до ада съ душею. А Петръ говоритъ: яко же не бяше мощно держиму быти Ему отъ него, то есть, отъ ада (Дѣян. 2.24). Да и Самъ Спаситель говоритъ: область имамъ пріяти душу Мою, и положити ю (Іоан. 10, 18); и: Азъ есмь пастырь добрый, полагающій душу за овцы (ст. 11); и еще говоритъ: душа моя возмутися, и что реку? Какъ бы о сомнительномъ говоря: что реку? Отче, спаси мя отъ часа сего: но сего ради пріидохъ на часъ сей (Іоан. 12, 27), чтобы показать, что Божество Его добровольно пришло на сіе. А слово: возмутися сказано для того, чтобы не смущенъ былъ образъ истины пришествія Его во плоти: потому что не призрачно было пришествіе во плоти. Но это подобно царю, который, ведя великую войну съ менѣе мужественнымъ врагомъ и зная, что врагъ его, если увидитъ его прихоходящимъ въ силѣ и крѣности великой, откажется отъ войны и обратится въ бѣгство, и истребитъ многія страны подданныхъ его, ради этого по своей мудрости прибѣгаетъ къ притворству, обращаетъ къ нему тылъ и самъ предается бѣгству, доколѣ врагъ, взявъ смѣлость, не подумаетъ, что царь трусливъ и безсиленъ, и не станетъ преслѣдовать его. Тогда царь, внезапно обратившись на слабаго противника съ силою своею, всего его захватываетъ въ свои руки. Такъ точно и Господь нашъ не убоялся смерти, еще прежде пришествія къ страданію во время путешествія указавъ, что Сынъ человѣческій будетъ преданъ и распятъ и въ третій день воскреснетъ, и когда Петръ говорилъ: милосердъ Ты, Господи: не имать быти Тебѣ сіе, запретивъ ему: иди за Мною сатано, сказалъ, яко не мыслиши, яже суть Божія, но человѣческая (Матѳ. 16, 22-23; ср. ст. 21). Итакъ, какимъ же образомъ предсказывавшій сіе и для сего пришедшій послѣ того молится, чтобъ миновала Его чаша, дабы не пить ея? Прежде смерти говорившій о смерти, хотя бы для того, чтобы не принятъ былъ за лжеца, не могъ молиться о томъ, чтобъ миновала Его чаша. Но Онъ для того и вызывалъ Своего противника, чтобы, послѣ того, какъ послѣдній вообразилъ, будто Спаситель убоялся смерти, навести на него самого смерть во спасеніе умирающимъ. Это совершено такимъ образомъ ради домостроительства. Но если бъ ты услышалъ и о томъ, что Господь умеръ, то знай, для чего понесена Имъ страсть смертная. Основаніе смерти Его изъясняетъ тебѣ верховнѣйшій изъ Апостоловъ Петръ, говоря: умерщвленъ бывъ плотію, оживъ же духомъ (1 Петр. 3, 18). Ибо Божество Его, воспріявшее страданіе во плоти, и есть безстрастно, и было безстрастнымъ, и пребыло безстрастнымъ, при чемъ не измѣнилось безстрастіе и не уничтожилась вѣчность.

35. И опять, если скажутъ тщеславные: этимъ не можешь насъ убѣдить въ томъ, что Христосъ имѣлъ душу; ибо мы нашли въ Божественныхъ Писаніяхъ, какъ говоритъ Исаія отъ лица Бога и Отца о Единородномъ: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, къ Которому Я благоволилъ, Котораго возлюбила душа Моя (Матѳ. 3, 17; Ис. 42, 1). Что мыслить будешь ты объ Отцѣ, пріялъ ли Онъ въ Себя душу или имѣетъ душу? Но какой безумецъ помыслитъ это объ Отцѣ? Итакъ что говорятъ? Очевидно, что изреченіе то сказано въ образномъ смыслѣ. Посему если говорятъ, что объ Отцѣ сказано въ образномъ смыслѣ, то и о Сынѣ должно принимать въ томъ-же смыслѣ. То есть, хотя Онъ и сказалъ, что душа Моя возмутися (Іоан. 12, 27) и: область имамъ отдать душу Мою и пріяти ю (Іоан, 10, 18); однако Онъ не имѣлъ, говорятъ, души, и это сказано въ смыслѣ образномъ. И это сказано ими, кажется, только по умозаключенію, тогда какъ истина утверждается на многихъ свидѣтельствахъ. Ибо каждый образъ берется отъ вида. Объ Отцѣ напримѣръ нельзя дерзать говорить это, потому что Онъ не носилъ плоти. А что лукіанистами, также какъ и аріанами, исповѣдуется дѣйствительность плоти у Христа, это не можетъ подвергаться сомнѣнію. Но, говорятъ, Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), а не сказано: Слово плоть и душа бысть. Противъ невѣжественнаго возраженія ихъ и я скажу, что созда Богъ человѣка, персть вземъ отъ земли (Быт. 2, 7). Изреченіемъ: созда объемлется все въ совокупности, и въ изреченіи: Слово плоть бысть все содержится. Въ томъ же смыслѣ и мы сами возразимъ имъ, говоря: вотъ Писаніе говоритъ: созда Богъ человѣка, и не сказано: создалъ ему печень или легкія, или сердце, или жилы, или нервы, или другое, что есть въ тѣлѣ. Посему будемъ ли мыслить человѣка, какъ нѣчто единое, цѣльно сплоченное, изъ-за того именно, что Писаніе не изложило въ подробностяхъ составъ всякаго животнаго? Конечно нѣтъ. И потому какъ отъ одного вида заключается къ цѣлому: такъ и изъ понятія плоти ясно, что Спаситель принялъ душу.

36. Такимъ образомъ, если Онъ принялъ душу и тѣло, какъ сказано, то говорятъ, стало быть Божество Его, ничѣмъ не меньшее существа Отца, не подлежитъ страданіямъ, чтобы возжаждать, утруждаться, взалкать и подвергаться подобному, что необходимо для человѣка. Но если написано: не утрудится, ниже есть изобрѣтеніе премудрости Его (Ис. 40, 28), а Спаситель оказывается утрудившимся (Іоан. 4, 6), то это не значитъ, что ради сего именно сошло свыше Слово происходящее изъ Существа Отца. Ибо не на небѣ Онъ утрудился, а будучи во плоти; потому что надлежало плоти утруждаться, дабы не призрачною признаваема она была, а истинною. И прочее, что имѣетъ такое же значеніе, какъ напримѣръ воздремать, уснуть, есть признакъ человѣка, равно какъ и то, что подлежитъ осязанію. Онъ воспріялъ сіе и обрѣтеся человѣкъ (Флп. 2, 7): ибо обрѣтохомъ, сказано, Мессію, Его же писа Моисей (Іоан. 1, 45). Обрѣли же Его по естеству постижимому, то есть, плотскому; поелику въ непостижимомъ Онъ не могъ быть обрѣтенъ. Посему и схватывается отъ книжниковъ и плещи Свои отдалъ на раны, и лица Своего не отвратилъ отъ студа заплеваній (Ис. 50, 6), плакалъ, и все другое имѣлъ, что о Немъ передается. Кто же могъ бы Слово Божіе на небѣ бичевать или ударять по ланитамъ, или оплевывать таковаго несказаннаго и непостижимаго? Если же такъ пострадало безстрастное Слово Божіе, то это есть страданіе тѣлесное, совершившееся внѣ Его безстрастія; но съ другой стороны и не внѣ, по той причинѣ, что Онъ соблаговолилъ на сіе; хотя и не страдалъ Самъ, но страданіе вмѣнено Ему Самому. И какъ пятно на одеждѣ не простирается на тѣло носящаго ее, а между тѣмъ это пятно вмѣняется въ безчестіе носящему: такъ и Богъ пострадалъ во плоти, при чемъ Божество Его отнюдь не страдало, но страданіе плоти носимой Божествомъ вмѣнено Божеству, дабы въ Божествѣ содѣлалось намъ спасеніе.

37. Вспомнилъ я изреченіе изъ Евангелія отъ Луки, и не хочу оставить его неистолкованнымъ. Написано, что бывъ въ подвизѣ, Онъ вспотѣлъ, и бысть потъ Его яко капли крове. Явися же Ангелъ Господень укрепляя Его (Лук. 22, 44-43). Весьма глубокъ смыслъ словъ Писанія, какъ мы часто говорили, и полезенъ для насъ, и не разумѣющіе силы ихъ, вмѣсто пользы, подвергаютъ себя погибели. Ибо ничего нѣтъ сильнѣе сего изреченія. Въ словахъ: былъ въ подвизѣ Писаніе являетъ Господня человѣка истиннымъ человѣкомъ. И чтобы показать, что Онъ былъ истинный человѣкъ, и что подвигъ былъ не отъ Божества, говоритъ: вспотѣлъ, и бысть потъ у Него, яко капли крове: это тѣлесное состояніе, а не духовное. Явися же Ангелъ Господень укрѣпляя Его, не потому, чтобы нуждался въ укрѣпленіи Ангела Тотъ, Кто больше Ангеловъ, Которому всяко колѣно поклоняется небесныхъ и земныхъ и преисподнихъ (Флп. 2, 10), какъ всегда сущему Богу Слову, всегда сущему у Отца и отъ Него рожденному, но дабы исполнилось сказанное въ великой пѣсни Моисея, воспѣтой въ пустынѣ, гдѣ онъ говорилъ: поклонятся Ему вси сыны Божіи и да укрѣпятъ Его Ангелы Божіи (Втор. 32, 43). Изреченіе: да укрѣпятъ Его, употреблено не въ томъ смыслѣ, что они доставляютъ Ему крѣпость, но потому что въ нихъ крѣпло словословіе къ тому, чтобы славить Бога, такъ какъ Онъ прославляется непрестанно отъ Ангеловъ небесныхъ и духовныхъ животныхъ, вопіющихъ и говорящихъ: Тебѣ принадлежитъ сила, Твоя держава, Тебѣ принадлежитъ крѣпость (1 Пар. 29, 11-12). Въ томъ и обнаруживаютъ они поклоненіе и укрѣпленіе, что отдаютъ Ему собственную Его державу крѣпости. Такъ и предъ учениками явился Ангелъ, который покланялся Владыкѣ своему, не невѣдалъ преизбытка человѣколюбиваго домостроительства Его, но удивлялся таковому бывшему въ Немъ дѣйствію крѣпости, побѣдившему діавола, притупившему жало смерти, восторжествовавшему надъ началами и властями, сокрушившему силу грѣха. И по преизбытку удивленія Ангелъ говорилъ въ славословіи, покланяясь: Тебѣ принадлежитъ крѣпость, Владыко. Ибо Ты укрѣпился противъ смерти, противъ ада и противъ діавола, чтобы притупить жало ея и изгнать ее изъ человѣчества.

38. Если же опять Онъ сказалъ подобострастно намъ: гдѣ положисте Лазаря (Іоан. 11, 34)? и о кровоточивой: кто есть коснувыйся Мнѣ (Лук. 8, 45)? или: кого ищете (Іоан. 18, 4)? или: кого Мя глаголютъ человѣцы быти, Сына человѣческаго (Матѳ. 16, 13)? или: отроча растяше и крѣпляшеся (Лук. 2, 40); или: преспѣваше возрастомъ и премудростію (ст. 52); или: прежде неже разумѣти отрочати назвати отца или матерь (Ис. 8, 4): то не видишь ли изъ самаго смысла рѣчи превосходящую разумъ истину, что эти изреченія относятся къ плоти и человѣчеству? Ибо, что въ Ветхомъ Завѣтѣ встрѣчается сказаннымъ отъ лица Бога и Отца къ убѣжденію людей и имѣетъ видъ недовѣдомаго, но что однако же не невѣдомо Богу, это совершило пришедшее Слово, дабы исполнилось сказанное: Отецъ Мой доселѣ дѣлаетъ, и Азъ дѣлаю (Іоан. 5, 17). — Гдѣ положисте Лазаря? спрашивалъ Онъ, бывъ близко отъ мѣста (погребенія Лазаря); прежде же прибытія къ мѣсту, ни отъ кого не слышавъ о Лазарѣ, говорилъ ученикамъ своимъ: Лазарь другъ нашъ успе (Іоан. 11, 11). И такъ неужели, бывъ на такомъ дальнемъ разстояніи отъ мѣста пребыванія Лазаря во время путешествія и зная, что онъ умеръ, Спаситель не зналъ, присутствуя на самомъ этомъ мѣстѣ? — Вовсе нѣтъ. Но Онъ хотѣлъ показать, что между тѣмъ какъ Онъ все это дѣлалъ, еще никто не вѣровалъ въ Него совершенно, дабы тѣмъ явить великое человѣколюбіе снисхожденія Его къ намъ. Ибо не должно было бы сестрамъ Лазаря говорить: четверодневенъ есть: уже смердитъ (Іоан. 11, 39), ни приходить и показывать, а сказать: Ты все вѣдаешь, и если хочешь, онъ оживетъ. Посему-то и восплакалъ Онъ о окаменѣніи сердецъ людей. Итакъ не невѣдая спрашивалъ, но искушая обличаетъ и человѣколюбствуетъ. И еще говоритъ: кто есть коснувыйся Мнѣ? не потому что не зналъ, кто прикоснулся къ Нему, но дабы не имъ самимъ объявлено было совершившееся чудо, но чтобы сама услышавшая вопросъ сей, пришедши, сказала о ниспосланной къ ней благодати и, исповѣдавъ сіе, услышала: вѣра твоя спасе тя (Лук. 8, 48), чтобы она и другихъ обратила къ вѣрѣ, дабы они исцѣлились. Кого Мя, говоритъ, глаголятъ быти, Сына человѣческаго? какъ и въ Ветхомъ Завѣтѣ отъ лица Отца говорится: Адаме, гдѣ еси (Быт. 3, 9)? А Богъ зналъ, гдѣ онъ; посему и обличаетъ его, говоря: отъ древа ялъ еси (ст. 11). И Каину: гдѣ Авель братъ твой (Быт. 4, 9)? И не невѣдая спрашивалъ сіе; ибо говоритъ: проклятъ ты на земли, яже разверзе (уста своя) пріяти кровь брата твоего отъ руки твоея. Се кровь его вопіетъ ко Мнѣ (ст. 11. 10). Итакъ не невѣдалъ говорящій, что кровь вопіетъ, но для того спрашивалъ, чтобы дать ему мѣсто раскаянія къ защищенію себя.

39. Но обращаются опять по невѣжеству къ любоспорливости и говорятъ, что всѣ эти встрѣчающіяся въ Ветхомъ Завѣтѣ слова суть слова Самого Сына. Однако сейчасъ изобличается ихъ лукавство. Ибо сказавшій Моисею: что сіе есть въ руцѣ твоей (Исх. 4. 2)? Самъ же говоритъ: Азъ есмь сый (Исх. 3, 14). И Господь говоритъ саддукеямъ, разсуждая о воскресеніи: о мертвыхъ же, яко востаютъ, рече Богъ: Азъ Богъ, Богъ Авраамовъ, и Богъ Исааковъ, и Богъ Іаковль: нѣсть Богъ мертвыхъ, но живыхъ (Марк. 12, 26-27). И еще во многомъ можно показать, что сказанное въ Ветхомъ Завѣтѣ сказано отъ лица Отца. Но часто говорится и отъ лица Сына, и еще отъ лица Святаго Духа. И гдѣ Сарра жена твоя (Быт. 18, 9)? говорилъ Аврааму пришедшій свыше съ двумя Ангелами Сынъ Божій. Ибо еслибъ Онъ не зналъ, гдѣ она, то не говорилъ бы: разсмѣяся Сарра въ себѣ (ст. 13). [8] Этими словами Онъ хотѣлъ представить скромность ея въ образецъ для женъ хотящихъ благочествовать во истину, чтобы, когда принимаютъ странниковъ, служили имъ своими трудами, но по скромности не показывали лица своего мужчинамъ. Ибо оная блаженная жена изготовила имъ трапезу со всѣмъ тщаніемъ, и изготовивъ, не явилась предъ лице Ангеловъ, представляя въ себѣ образецъ скромности для послѣдующихъ родовъ. Но дабы показать, кто есть присутствующій, называлъ и самое имя жены принятый гостепріимно на то время, такъ что ни имя ея не сокрылось отъ Него, ни дѣло, ни помышленіе человѣческое. Кого Мя, говоритъ, глаголютъ человѣцы быти Сына человѣческаго (Матѳ. 16, 13)? И Самъ исповѣдуя называетъ Себя Сыномъ человѣческимъ, чтобы не подумали, что Онъ вопрошаетъ о невидимомъ. Они же говорятъ: Илію, Іеремію и Іоанна (ст. 14). Вы же кого Мя глаголете? Ты еси Христосъ, Сынъ Бога живаго, говоритъ Петръ (ст. 15-16), и тотчасъ ублажается (ст. 17). Ибо не невѣдая вопрошалъ Онъ, но желая показать, что ученіе Отца есть то, которое возвѣщаетъ Церкви истиннаго Сына, дабы вынужденъ былъ Петръ говорить то, чему наученъ былъ отъ Отца.

40. И не удивляйся, если Онъ сказалъ: Мною приходятъ ко Отцу (Іоан. 14, 6), и не предполагай измѣняемость существа Отца; ибо Самъ Онъ опять учитъ: никтоже приходитъ ко Мнѣ, аще не Отецъ привлечетъ его (Іоан. 6, 44). Посему какъ Отецъ посылаетъ къ Сыну, такъ и Сынъ приводитъ къ Отцу, чтобы показать, что Божество есть одно и тоже. А если написано: преспѣваше возрастомъ и премудростію (Лук. 2, 52), то это значитъ, что Онъ есть Божія Премудрость (ср. 1 Кор. 1, 24) и не нуждается въ премудрости. Но когда говорится: Себе умалилъ, зракъ раба пріимъ (Флп. 2, 7), то это не значитъ, что полнота (Божества) уменьшилась, но сказано это, дабы показать, что Онъ съ неба низшелъ въ человѣчество, то есть, въ утробу Маріи. Ибо мѵро изліяное имя Твое, сказано (Пѣсн. 1, 2). Не сказано: проліянное, но изліяное съ неба на землю, такъ что отъ земли Онъ изливается въ Марію, и отъ Маріи зачинается, содѣлавшись плотію, въ Виѳлеемѣ рождается, изъ Виѳлеема переходитъ въ Назаретъ, изъ Назарета въ Капернаумъ, изъ Капернаума въ Іерусалимъ и на море, когда ходитъ по водамъ. Затѣмъ переходитъ въ предѣлы Тирскіе и въ Наинъ, въ Іудею и Іерихонъ, въ Виѳсфагію и Виѳанію, въ Іерусалимъ и храмъ, на гору Елеонскую, въ Геѳсиманію, въ домъ Каіафы, въ преторію, къ Ироду, на мѣсто, называемое Голгоѳа, во гробъ, и даже до ада; потомъ на землю по воскресеніи, и на небеса. Какъ мѵро изліянное изъ сосуда въ сосудъ всѣ сосуды наполняетъ благовоніемъ: такъ и Христово пришествіе съ неба всю землю освятило, то есть пріемлющихъ его воистину. Онъ есть гора, и гора великая, какъ сказано въ книгѣ пророка Даніила: камень отторгшійся отъ горы безъ рукъ (Дан. 2, 34), то есть рожденный безъ сѣмени мужа. То, что было малымъ, оказывается великимъ, именно камень, снова пріобрѣтающій величину и являющійся опять горою великою, и гора эта не въ одномъ лишь мѣстѣ находится, но наполни всю вселенную (Дан. 2, 35). И сей, будучи премудростію и содѣлавшись человѣкомъ, простеръ силу Свою на весь міръ; чтобы наполнить вселенную благодатію, преспѣваше возрастомъ и премудростію. Если Онъ есть премудрость Отчая, если учитъ людей говорить, даруетъ людямъ членораздѣльный языкъ и насаждаетъ ухо въ слышащихъ, то какимъ образомъ не зналъ бы Онъ, какъ назвати отца или матерь, прежде нежели пріиметъ силу Дамаскову, и корысти Самарійскія, и прочее (Ис. 8, 4)? Но если бы Онъ, едва родившись изъ чрева матери, оказался тотчасъ говорящимъ и произносилъ слова чисто, какъ выросшій отрокъ, то Его плотское рожденіе сочтено было бы неистиннымъ, а призрачнымъ или кажущимся. Для сего-то Онъ выдерживаетъ и малолѣтство возраста, чтобы не уничтожить истинности порядка вещей.

41. Но еретики покушаются привязывать къ Божественнымъ словамъ и другія суетныя предположенія, мыслятъ иначе и говорятъ: какимъ же образомъ написано: пріимите Святителя исповѣданія нашего, вѣрна суща сотворшему Его (Евр. 3, 1-2)? и: разумно буди вамъ, весь домъ Израилевъ, яко Сего Іисуса, Егоже вы распясте, Господа и Христа Его Богъ сотворилъ есть (Дѣян. 4, 10 и 2, 36)? Весьма удивительно для меня, какимъ образомъ люди, привязанные къ порядку рѣчи въ Священномъ Писаніи [9], не хотятъ знать силы высказываемой въ этомъ порядкѣ. Ибо изреченіе: пріимите Святителя, вѣрна суща сотворшему Его, не о Божествѣ сказано. А что Богъ пришелъ въ міръ, это всюду ясно представляютъ намъ Божественныя Писанія: и ничего въ нихъ нѣтъ косвенно или съ хитросплетеніями сказаннаго, но вся права разумѣвающимъ, и права обрѣтающимъ разумъ. Ибо пріимите, сказано, никазаніе, а не сребро (Прит. 8, 9-10). Если кто не пріиметъ отъ Бога наставленія (наказанія), то есть, вѣры истинной, для того все стропотно и развращенно (ст. 8), а для разумѣвающихъ правое и обрѣтающихъ разумъ все право и безупречно. А чтобы обличить ихъ, Апостолъ говоритъ: всякъ бо первосвященникъ, отъ человѣкъ пріемлемъ, за человѣки поставляется во еже приносити дары же и жертвы (Евр. 5, 1 и 8, 3). Посему и Самъ Единородный, такъ какъ Самъ пришелъ на землю родиться ради насъ, воспріялъ отъ насъ плоть, чтобы, происшедши отъ насъ и явившись за насъ приношеніемъ Своему Отцу, Богу, учениковъ назвать братіями. Въ чемъ же исполняется это событіе? — Не иначе какъ въ первосвященствѣ Его: ибо пріимите, сказано, Святителя, вѣрна суща сотворшему Его.

Но чтобы еще болѣе подтвердить сказанное, я воспользуюсь слѣдующимъ примѣромъ. Предположи, что нѣкто вопросилъ бы царя о его собстенномъ Сынѣ и съ дерзновеніемъ сказалъ ему: кто это? Услышавъ же отъ отца правдивое признаніе: это сынъ мой, опять спросилъ бы: по природѣ ли онъ сынъ твой? И когда царь отвѣтствовалъ бы ему: да, еще добавилъ бы вопрошающій: чѣмъ же ты его сдѣлалъ? Тогда тотъ во всякомъ случаѣ скажетъ ему: я сдѣлалъ его царемъ. Итакъ неужели царь, назвавъ достоинство сына, тѣмъ самымъ отрекся отъ того, что онъ родной сынъ его? Если онъ сказалъ послѣднее, то неужели тѣмъ уничтожилъ первое? Никоимъ образомъ. Такъ и Богъ Отецъ родилъ Сына безначально, а во Плоти исполнилось то, что Онъ сотворилъ Его Святителемъ.

42. Написано также, говорятъ: Господь созда Мя начало путей Своихъ въ дѣла Своя (Прит. 8, 22). Но прежде всего суетно мыслящіе не хотятъ знать самаго названія книги. Книга называется «Притчи Соломоновы». А все то, что говорится притчами, не тождественно съ силою простаго слова. Такъ въ притчахъ говоритъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ, и мы видимъ, что эти притчи не такъ близко соотвѣтствуютъ нашему предположенію о смыслѣ ихъ. Подобно есть, говоритъ Онъ напримѣръ, царствіе небесное зерну горушичну (Матѳ. 18, 31). И если мы захотимъ разсуждать о подробностяхъ по нашему разуму, то очевидно, что царствіе небесное есть мѣсто пространное, если только должна быть рѣчь о мѣстѣ томъ, гдѣ Царь есть Богъ и Отецъ, и Богъ Слово и Сынъ Божій, и Святый Духъ Божій, гдѣ находятся ангелы и архангелы, и воинства духовныя, Авраамъ, Исаакъ, Іаковъ и всѣ праведники. Такъ какимъ же образомъ все это умѣстилось бы въ зернѣ горчичномъ? А между тѣмъ здѣсь загадочно высказывается образная рѣчь. Посему приточно высказываемое не тождественно съ силою простаго слова. Уподобляется царствіе небесное также и женѣ, имѣющей десять драхмъ и потерявшей одну, возжегшей свѣтильникъ и ищущей ее (Лук. 15, 8), — неводу, вверженному въ море (Матѳ. 13, 47), и сѣмени, которое сѣется на землѣ (Матѳ. 13, 3 и дал.; Марк. 4, 3 и дал.; Лук. 8, 5 и дал.). Но все это сказано загадочно и не тождественно съ силою простаго слова. Къ тому же мы не знаемъ, дѣйствительно ли о Сынѣ Божіемъ высказалъ то изреченіе приточникъ Соломонъ. Ибо есть разница между Премудростію и премудростію. Такъ и Апостолъ говоритъ: не разумѣ міръ премудростію Бога (1 Кор. 1, 21); и: обуи Богъ премудрость міра (ст. 20). И еще говоритъ: не въ мудрости плотской, но въ силѣ Божіей (сн. 2 Кор. 1, 12 и 1 Кор. 2, 4). И Соломонъ именуетъ премудрость, говоря: любитель быхъ красоты ея, и невѣстою привелъ ее къ себѣ (Прем. 8, 2). Іовъ также знаетъ о премудрости и говоритъ: премудрость же откуду обрѣтеся? и кое мѣсто есть разуму (Іов. 28, 20)? Сказано также: мудрость нищаго уничижена, и самъ онъ есть управитель мудрости своей (Еккл. 9, 16). И въ тоже время: Единородный есть Премудрость Отца (1 Кор. 1, 24).

43. Итакъ что же скажемъ? Если по ихъ мнѣнію Сынъ есть Премудрость Отца, и однако же не произошелъ отъ Него, будучи Слово, Богъ и Премудрость: то и Отецъ не имѣетъ въ Себѣ премудрости. Тогда какимъ образомъ они могутъ сказать: Богу единому, премудрому, невидимому (1 Тим. 1, 17)? И притомъ все это непостижимо и недоступно для людей. Даровалъ Богъ премудрость Соломону и исполнилъ мудростію Веселіила (Исх. 31, 2 и дал.). И премудріи люди скрываютъ стыдъ (Прит. 10, 14). И многое можно говорить о премудрости. Оная же Премудрость Отца есть единственная и не имѣетъ ничего, что можно было бы противоположить Ей. Однако о ней-ли было сказано слово, того я не могу ни утверждать, ни отрицать, а предоставляю Богу вѣдать. Впрочемъ вижу, что высказываемое съ противоположной стороны имѣетъ насильственно навязанный ему смыслъ. Ибо созда Мя, сказано, начало путей Своихъ въ дѣла Своя. Прежде вѣкъ основа Мя. Прежде всѣхъ холмовъ раждаетъ Мя (Прит. 8, 22. 23. 25). Итакъ, какимъ образомъ раждаемое основывается? Какимъ образомъ создаваемое раждается? Если созданное, то уже не ражденное. Мы что раждаемъ, то не создаемъ, и что создаемъ, то не раждаемъ. Мы созданы, и раждаемое нами есть созданное. Въ Богѣ же несозданномъ раждаемое не есть созданное: если Онъ родилъ, то уже не создалъ; если же послѣ созданія опять родилъ, то какимъ образомъ сначала созданное послѣ раждается? Итакъ, если къ Нему относится высказываемое, то оно исполняется на домостроительствѣ пришествія во плоти. И посему сначала говоритъ о ближайшемъ, а послѣ повѣствуетъ о древнѣйшемъ. Желая убѣдить людей ближайшихъ, начинаетъ съ плоти. Ибо началомъ путей праведности евангельской служитъ то, что Слово въ Маріи содѣлалось для насъ плотію (Іоан. 1, 14), а душа основана въ плоти ея для того, чтобы показать высшее содѣлавшееся низшимъ. Говоримъ же о томъ, что изъ нѣдръ Отчихъ съ небесъ Онъ явился на землю; поелику Онъ пришелъ къ намъ послѣ, дабы совершить все домостроительство. Итакъ, неужели Слово есть созданное? — Да не будетъ! и ничего запутаннаго во всякомъ случаѣ не предложило Божественное Писаніе.

44. Но и у толковниковъ собственно не такъ передается чтеніе. Акила [10], напримѣръ, говоритъ: Господь стяжа мя; поелику въ Еврейскомъ читается: Адонаи канани [11], что толкуется точно такъ, какъ мы сказали. И мы также по обычаю о раждаемыхъ говоримъ: онъ пріобрѣлъ дѣтей. Но не такъ твердо запечатлѣна сила толкованія. Ибо выраженіе: Адонаи канани можетъ быть истолковано и такъ: Господь угнѣздилъ (какъ бы высидѣлъ въ гнѣздѣ) [12] Меня. И посему Петръ ясно выражается, говоря: Сего Іисуса, Егоже вы распясте. Не сказалъ: свыше сошедшаго Бога Слова, но Сего, Который есть плоть, своспріятая свыше сошедшимъ Словомъ во чревѣ Маріи, — Сего называемаго такъ по причинѣ произшедшаго отъ Маріи человѣка Господня. На немъ исполняетея и то, что сказано о умерщвленіи, какъ говоритъ Петръ: умерщвленъ бывъ плотію, оживъ же духомъ (1 Петр. 3,18); и еще: Христу убо пострадавшу за ны плотію (1 Петр. 4, 1). И еще: отъ нихже Христосъ по плоти, какъ говоритъ Павелъ (Рим. 9, 5). И Самъ Спаситель говоритъ въ Евангеліи: нынѣ же ищете Мене убити человѣка, иже истину вамъ глаголахъ, и слышахъ отъ Отца (Іоан. 8, 40; 15, 15), дабы показать, что страданіе терпитъ по человѣчеству, а Самъ Онъ есть естественный Сынъ Отца отъ вышнихъ. Согласуется съ этимъ словомъ и Святый Апостолъ Павелъ, говоря: единъ Богъ, единъ и Ходатай Бога и человѣковъ, человѣкъ Іисусъ Христосъ (1 Тим. 2, 5), Иже не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу, но Себе умалилъ, зракъ раба пріимъ (Флп. 2, 6-7). Видишь, какъ назвалъ Его человѣкомъ, впрочемъ не простымъ? Ибо называется Ходатаемъ Бога и человѣковъ, поелику посредствуетъ между ними и Отцемъ Своимъ, будучи Богомъ по естеству и рожденнымъ отъ Него истиннымъ Сыномъ. Въ отношеніи же къ людямъ Онъ есть человѣкъ естественный, истинный, рожденный отъ Маріи безъ сѣмени мужа. Такимъ образомъ Онъ есть Ходатай Бога и человѣковъ, будучи Богомъ и содѣлавшись человѣкомъ, непреложный естествомъ, но являясь Ходатаемъ съ той и другой стороны въ отношеніи къ обѣимъ.

45. Но и опять, не понимая, говорятъ они: видишь ли, что не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу? И не знаютъ самаго названія сего любоспорливые; потому что не сказано: не восхотѣлъ быть равнымъ Богу чрезъ хищеніе, но не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу, то есть быть Богомъ по естеству, чѣмъ и былъ. Ибо если бы Онъ не былъ Богомъ, то какимъ бы образомъ и пріялъ зракъ раба? Этими словами Апостолъ и новое обозначилъ, и превосходнѣйшее сего съ удивленіемъ показалъ, то есть, что хотя Онъ и равенъ Богу, однако Себе умалилъ зракъ раба пріимъ, не для того чтобы поработить свободное, но чтобы въ зракѣ, который принялъ на Себя, освободить послушныхъ Ему рабовъ. И іудеи свидѣтельствуютъ, что Онъ не боялся и не сомнѣвался называть Себя равнымъ Богу, но дерзновенно указывалъ на это, говоря: аще не реку, буду подобенъ вамъ, ложъ (Іоан. 8, 55). Потому они и говорятъ Ему: о добрѣ дѣлѣ не убиваемъ Тебя, но яко Ты человѣкъ сый твориши Себе равнымъ Богу (Іоан. 10, 33; ср. 5, 18). Однако противники наши говорятъ: если мы должны признавать образно сказанное о Немъ, то образнаго много сказано въ Писаніи и нельзя отрицать того, что это сказано о Немъ загадочно, какъ напримѣръ, что Онъ называется дверію, камнемъ, столпомъ, облакомъ, львомъ, овцею, свѣтильникомъ, свѣщникомъ, солнцемъ, ангеломъ, червемъ, скалою, краеугольнымъ камнемъ, путемъ, юнцомъ, тельцомъ и подобными именами. И мы не отрицаемъ того, что въ Немъ исполнилось загадочно о Немъ сказанное; знаемъ также, и по какой причинѣ это написано. Называется Онъ путемъ, потому что Имъ шествуемъ мы къ царствію, къ Нему Самому и къ Отцу; — дверію, потому что чрезъ Него мы входимъ туда; — столпомъ, потому что Самъ Онъ есть утвержденіе нашей вѣры; — скалою, по причинѣ неподвижности; камнемъ, какъ основаніе наше; — солнцемъ правды, какъ освѣтившій наши омраченныя помышленія.

46. Затѣмъ говорятъ; поелику написано о Немъ, что Онъ есть созданіе, то и должно признавать, что Онъ есть созданіе. Но вотъ я изложилъ уже нѣкоторую часть тѣхъ употребленныхъ въ Писаніи названій Его, которыя загадочно исполнились и въ насъ. Пусть скажутъ намъ, въ какомъ смыслѣ употреблено названіе Его созданіемъ? Развѣ не справедливо, хотя и образно, названъ Онъ дверію, чтобы содѣлаться для насъ входомъ и принести пользу? или — путемъ, чтобы шествуя Имъ мы не заблудились? Для чего же въ отношеніи къ намъ является Онъ созданіемъ? Что въ этомъ для насъ пользы? Хорошо, говоритъ однако же тщеславный любитель споровъ: если ты не называешь Его созданіемъ, то приписываешь Отцу страданіе; ибо всякій раждаюшій окруженъ страданіями, такъ какъ или съуживается, или разширяется, или простирается, или истекаетъ, или отягощается, или что либо подобное терпитъ. Прочь такая лукавая и ложная мысль! Кто помыслитъ это о Богѣ? Какая мысль дерзнетъ на это? Очевидно, что никто даже и изъ демоновъ того не помыслитъ. Кто исповѣдуетъ Отца, тотъ вѣруетъ и въ то, что Онъ воистину родилъ Сына. Божество не окружается тяжестію и не есть какъ бы какое беременное тѣло, чтобы потерпѣть вышесказанное. Ибо Духъ есть Богъ (Іоан. 4, 24); духъ же не подлежитъ ни истеченію, ни дѣленію, ни съуженію, ни уменьшенію, ни распространенію, ни чему либо подобному. И такъ поколику Отецъ есть Духъ, Онъ родилъ Сына Бога Слово духовно, безлѣтно, непостижимо и безначально.

47. Но чтобы убѣдить ихъ мыслящихъ такимъ образомъ, мы скажемъ то, что хотя и не заключаетъ сходства, однако сравненіемъ ниспровергаетъ ихъ лукавую увертку. Созданію безпредѣльно и безконечно многаго недостаетъ въ сравненіи съ его Владыкою. Многіе въ пустынѣ, имѣя недостатокъ въ огнѣ, наполняютъ водою стеклянный сосудъ; затѣмъ, принесши какую либо матерію, легко воспламеняющуюся, сдѣланную напримѣръ изо льна или пакли, ставятъ ее противъ солнечнаго луча, отражающагося отъ стекла на лежащей подъ нимъ матеріи. И тотчасъ матерія принимаетъ въ себя пламя отъ огня солнечнаго и зажигается огнемъ. Ужели чрезъ это сообщеніе огня у солнца отсѣкается что либо изъ его существа? Ужели оно терпитъ въ чемъ либо чрезъ это ущербъ? Ужели уменьшается? — Нѣтъ, говорятъ. Итакъ, если даже созданіе не уменьшается, то на сколько же болѣе безпредѣльный, непостижимый и всечистый Богъ, Который, будучи Духомъ, родилъ изъ Себя Бога Слово? несказаннаго, и нетлѣннаго родилъ въ нетлѣніи, не страстію, не дѣленіемъ, не съ ущербомъ для Себя, но совершенный родилъ совершеннаго въ совершенствѣ? И естество огня возжигаетъ много свѣтильниковъ отъ одного, а между тѣмъ первый изъ нихъ не уменьшается въ свѣтѣ. Но одно и тоже существо можетъ опять составляться изъ многихъ частей, то есть, свѣтильниковъ или свѣщниковъ. Между тѣмъ не такъ въ Божествѣ; да не будетъ! Не послѣ пришло Слово и не подверглось сліянію со Отцемъ; но Отецъ есть Отецъ, Сынъ — Сынъ и Святый Духъ — Духъ Святый.

48. Безумно сказано у манихеевъ [13], что, по мысли Манеса, души, произшедши отъ столпа свѣта, суть одно тѣло и, отрѣшаясь отъ тѣлъ, снова образуются однимъ существомъ въ одинъ столпъ по баснословію вымысла ихъ. Но не такъ показываетъ Евангеліе. Здѣсь говорится, что Христосъ преломилъ пять хлѣбовъ и насытилъ пять тысящъ, и не оставилъ избытковъ отъ нихъ, но соберите, говоритъ, ихъ, и ничего не оставляйте отъ укрухъ. И собраша дванадесяте коша (Іоан. 6, 12-13), и сложили вмѣстѣ въ кошницы; однако укрухи не повелѣлъ соединять съ хлѣбами, какъ они были до того времени. Собрали множество хлѣба, но во многихъ укрухахъ, и Онъ повелѣлъ ихъ сложить въ одно собраніе кошницъ. Не предполагая совершеннаго сходства, мы иносказательно изложили это, равно какъ и вышеприведенный примѣръ солнца. Ибо мы не называемъ душъ ни хлѣбами, ни укрухами: да не будетъ! И ни Бога мы не приравниваемъ къ солнцу, Имъ созданному, ни Единороднаго — къ лучу, испускаемому солнцемъ на паклю. Подобнымъ же образомъ и рожденныя души не соединяются въ одномъ сліяніи; да не будетъ! но въ обителяхъ Божіихъ, о которыхъ написано, что у Отца обители многи суть (Іоан. 14, 2), не въ одну кучу сложенныя, но каждая по одиночкѣ исчисляется. Также и говоря, что Богъ родилъ единороднаго Своего Сына, мы не приписываемъ Ему страсть, согласно ихъ злохуленію. Ибо всякій раждающій удрученъ страстію, и не должно называть Сына ни созданіемъ, ни порожденіемъ, по ихъ ученію, дабы намъ не признать Бога удрученнымъ или страждущимъ. Итакъ, гдѣ мы нашли, чтобы въ такомъ смыслѣ Онъ былъ названъ Сыномъ, и почему въ такомъ случаѣ Онъ имѣетъ имя Бога? Но это — мудрованія человѣческія и происходятъ отъ земныхъ помышленій. Ибо наши человѣческія страсти приписывать Богу не слѣдуетъ, когда Богъ ясно говоритъ: не какъ помышленія ваша мысль Моя (Ис. 55, 9). И еще: не яко человѣкъ, тако и Богъ (1 Цар. 16, 7).

49. Итакъ, да престанутъ отъ богохульства, и да научатся они отъ Отца, говорящаго: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ (Матѳ. 3, 17; 17, 5). Еще какъ бы о будущемъ говоритъ: Ты Сынъ Мой возлюбленный, Его же избрахъ (Ис. 44, 2). И затѣмъ въ книгѣ Пѣснь Пѣсней: избранъ отъ темъ (5, 10). Итакъ, откуда это избраніе, пусть скажутъ намъ. Ибо когда говорится: избрахъ, то эти пустословы думаютъ, что Онъ по благодати называется Сыномъ, а не по естеству. Пусть покажутъ намъ, кто подобенъ Ему, чтобы пересмотрѣвъ всѣхъ, Богъ избралъ его. Если Онъ есть Сынъ единородный, то никто не равенъ Ему и не можетъ быть поставленъ на ряду съ Нимъ, будучи подобенъ Сыну въ сынѣхъ Божіихъ (Псал. 88, 7). Явно, откуда избранъ Онъ, и откуда избраніе; потому что многія тмы были на землѣ, а одна Марія обрѣла благодать (Лук. 1, 30), и въ ней избралъ Онъ святую плоть, для того, чтобы на ней почило Его благоволеніе, какъ и Давидъ говоритъ отъ лица апостоловъ, увѣровавшихъ въ Господа и съ радостію возвѣщавшихъ благодать Его народамъ, потому что покори люди намъ, и языки подъ ноги наша, доброту Іаковлю, юже возлюби (Псал. 46, 4-5), то есть, вершину красоты Его, красоту всего Іакова, плоть избранную отъ Маріи чрезъ Духа Святаго. Событіе домостроительства плоти Отецъ показалъ свыше Іоанну Крестителю; ибо благоволилъ Отецъ о пришествіи Христа во плоти; а Божество безпредѣльно по естеству.

50. Называетъ Апостолъ Его также и Сыномъ любви: Иже избави насъ, говоритъ онъ, отъ власти темныя, и престави въ царство Сына любви Своея (Кол. 1, 13). А неразумѣющіе смысла этихъ словъ говорятъ, что Онъ есть Сынъ любви Божіей по преспѣянію. И не знаютъ невѣжды противоположенія этого слова другимъ словамъ. Ибо въ другомъ мѣстѣ Апостолъ говоритъ, что Богъ возлюби насъ во Христѣ (Ефес. 2, 4). Истинно Единородный есть Сынъ возлюбленный; поелику Отецъ есть любовь, и Сынъ есть любовь, такъ какъ любовь происходитъ отъ любви. Итакъ, Онъ есть Сынъ любви ради насъ и ради Его, потому что въ Немъ Онъ возлюби насъ и Сына Своего Единороднаго предалъ за насъ (сн. Ефес. 2, 4 и Іоан. 3, 16). Посему не утруждается дѣлающій и не страждетъ раждающій. И да не собираютъ напрасно хулы на свою погибель. Если Сынъ есть созданный, то Онъ не есть покланяемый, по ихъ ученію, потому что безумно покланяться твари и отвергать первую заповѣдь, говорящую: слыши Израилю: Господь Богъ твой Господь единъ есть (Втор. 6, 4). Итакъ, Святое Слово не есть созданное, потому что есть покланяемое. Поклонились Ему ученики; покланяются Ему Ангелы на небѣ: и да поклонятся Ему вси Ангелы Божіи (Втор. 32, 43); и: да поклонится Тебѣ, Господи, крѣпость моя. Одно остается сказать, краткое и неопровержимое, противъ чего никто не можетъ что либо сказать. Могутъ ли враждующіе противъ Сына Божія привести такое свидѣтельство изъ Ветхаго или Новаго Завѣта, гдѣ бы Отецъ сказалъ: Я создалъ Себѣ Сына? или гдѣ бы Сынъ сказалъ: Меня создалъ Отецъ? Евангелій четыре, въ нихъ тысяча сто шестьдесятъ двѣ главы [14]. Отъ начала до конца говорилъ въ нихъ Сынъ и съ Нимъ — Отецъ, но нигдѣ ни Сынъ не сказалъ: Отецъ создалъ Меня, ни Отецъ: Я создалъ Себѣ Сына, или: Я создалъ Сына Моего.

51. Но любоспорливый и славолюбивый противникъ говоритъ: что ты говоришь? Тѣло воспринято отъ Маріи? А Марія что такое? Созданная или несозданная? Конечно созданная; мы это и сами говоримъ; рожденная отъ мужа и жены. Такъ чѣмъ же ты назовешь произшедшее отъ Маріи? Покланяешься ли ты Спасителю въ тѣлѣ, или не покланяешься? Какъ же не стану покланяться? Если я не буду покланяться, то не буду имѣть жизни. Итакъ вотъ, говорятъ, ты покланяешься тѣлу, созданію. Велико умоповрежденіе у говорящихъ такимъ образомъ. И царю облеченному въ порфиру всѣ покланяются; но что же служитъ предметомъ поклоненія: порфира или царь? Очень ясно, что царь, но съ нимъ вмѣстѣ служитъ предметомъ поклоненія и носимая имъ порфира; но едва только снялъ ее царь и положилъ на мѣсто, какъ порфира уже не служитъ предметомъ поклоненія. Возсѣдаетъ часто царь во дворцѣ на престолѣ своемъ, и покланяющіеся покланяются царю въ собственномъ его дворцѣ и на престолѣ. Но едва только поднялся царь, какъ никто уже не покланяется ни дворцу, ни престолу. Никто также не былъ бы столько безуменъ, чтобы, желая поклониться царю въ дворцѣ его, сказать ему: выйди изъ дворца твоего, чтобы я поклонился тебѣ. Такъ никто не скажетъ и Единородному: оставь тѣло, чтобы я поклонился Тебѣ; но покланяется несозданному Единородному съ тѣломъ Его, со святымъ храмомъ, который Онъ пришедъ воспринялъ. И никто не говоритъ царю: встань съ престола твоего, чтобы я поклонился тебѣ безъ престола; но покланяется царю съ престоломъ. Такъ и Христосъ служитъ предметомъ поклоненія вмѣстѣ съ тѣломъ, погребеннымъ и воскресшимъ.

52. Но говорятъ: что же ты говоришь? По хотѣнію ли родилъ Отецъ Сына, или не по хотѣнію? Поелику ты говоришь: Слово всегда было, то не было времени прежде Слова, хотя и сами аріане, для обольщенія нѣкоторыхъ, говорятъ, что Сынъ Божій рожденъ безлѣтно, но не желаютъ называть Его вѣчнымъ, а говорятъ: было нѣкогда, когда Его не было; а между тѣмъ думаютъ, что нѣкогда не есть время. Но какъ скоро изслѣдуешь самое слово это, то тотчасъ же обличишь невѣждъ. Ибо слово: нѣкогда указываетъ на время, и говорящіе, что они не называютъ это временемъ, въ зловѣріи своемъ впадаютъ въ нелѣпое мнѣніе. Ибо съ насмѣшкою употребляютъ они это слово, мыслію своей жестоко воинствуя противъ Сына Божія, считая Его во всѣхъ отношеніяхъ чуждымъ Божества Отца. — Такъ по хотѣнію ли родилъ Богъ Сына, или не по хотѣнію? Если мы скажемъ: не по хотѣнію, то окружаемъ Божество необходимостію; а если скажемъ: по хотѣнію, тогда признаемъ, что хотѣніе было прежде Слова. И если бы что было не дѣлимымъ и самою малою частію часа, то все же эта малая часть указуетъ на время прежде Слова, и опять мы впадаемъ въ заблужденіе ихъ. А если скажутъ, что Онъ не по хотѣнію родилъ Его, то Божество водится необходимостію естества, а не свободою хотѣнія. Но изъ этого ничего не относится къ Богу, какъ ты понимаешь, о тщеславный: ибо у Бога сего нѣтъ. Итакъ, Онъ родилъ Его и не по нехотѣнію и не по хотѣнію, но по преизбытку естества; потому что Божеское естество провосходитъ совѣтъ и не подлежитъ времени, не водится и необходимостію. Въ насъ ничего нѣтъ готоваго, потому что мы нѣкогда не были и что мы сначала совѣтуемся съ собою о чемъ либо, а потомъ дѣлаемъ то, что дѣлаемъ, или же, когда мы не посовѣтовались, невозможно, чтобы что либо сдѣлано было нами. У Бога же все совершенно и ясно, и все въ Немъ исполнено, и не по нехотѣнію родилъ Онъ вѣчно Сущее, отъ Него рожденное святое Слово и Бога, но въ преизбыточествующемъ и несказанномъ естествѣ Его.

53. Весьма удивительнымъ для меня представляется, о сыны вѣры и церкви, то, какъ употребленное въ собственномъ смыслѣ эти любоспорливые обратили въ иносказательное, а сказанное образно, по заблужденію, принимаютъ за сказанное въ собственномъ смыслѣ. Ибо они отрицаютъ, что Слово рождено, какъ это свойственно Ему по естеству, и говорятъ что Оно есть какъ бы одно изъ порожденій; а что Оно создано, — чтó чуждо Его Божеству, хотя иносказательно иногда и говорится, — это они считаютъ за сказанное о Немъ въ собственномъ смыслѣ. Истинное же скрываютъ, какъ напримѣръ слова Исаіи: видѣхъ Господа Саваоѳа (Ис. 6, 5); и: явися Господь Моисею (Исх. 3, 2); и: явися Господь Аврааму (Быт. 12, 7); и: видѣлъ Даніилъ въ видѣніи Ветхаго денми (Дан. 7, 9) и подобное; и: явился Господь Іезекіилю, и онъ сказалъ: видѣхъ видъ Божій (Іез. 1, 4). Говорятъ, что этого не было, — какъ будто пророки лгутъ; — а основываются на изреченіи евангельскомъ, которое сказалъ Спаситель, научая, что Бога никтоже видѣ нигдѣже (Іоан. 1, 18). Пророки же говорятъ, что они видѣли: посему необходимо предположить, что или Единородный, или пророки лгутъ. И по мнѣнію говорящихъ такимъ образомъ, также какъ и манихеевъ, все у пророковъ ложно. А если пророки не лгутъ, но говорятъ истину, по слову Спасителя: Азъ есмь глаголяй въ пророкахъ, ту есмь (Ис. 62, 6): то дѣло нуждается въ особомъ разумѣніи и иносказательномъ объясненіи. И это часто такъ бываетъ: видимъ напримѣръ море съ части какой либо горы или долины и говоримъ истину, что мы видѣли. Но если бы кто сказалъ и то, что не видѣлъ его, тотъ также не лжетъ, а говоритъ истину; ибо онъ не видѣлъ ни глубины, ни долготы его, не видѣлъ массы воды, не видѣлъ и обширности его [15]. Такъ мы видимъ сквозь малое какое либо отверстіе и человѣка, а во весь ростъ его не знаемъ; и если при этомъ кто нибудь скажетъ: я видѣлъ, то онъ дѣйствительно видѣлъ; и если другой скажетъ: я не видѣлъ, то онъ и дѣйствительно не видѣлъ; ибо мы истинно видимъ, сколько вмѣстить можемъ, а не видимъ всего, какъ оно есть. Такъ и пророки какъ бы чрезъ узкое отверстіе собственнаго тѣла удостоились видѣть Бога, и поистинѣ видѣли; но не видѣли такъ, какъ требуетъ безпредѣльность созерцанія. И такимъ образомъ взаимно согласными являются Божественныя Писанія, когда въ одномъ случаѣ говорятъ, что пророки видѣли Бога, потому что они и воистину видѣли; а въ другомъ — Спаситель говоритъ: Бога никтоже видѣ нигдѣже; ибо не видѣли такъ, какъ Онъ есть. Но и Самъ Онъ видѣлъ естество Божіе способомъ превышающимъ всякое видѣніе и не могшему видѣть далъ силу благодатную, чтобы видѣть силою созерцанія.

54. Но не говори опять хитрословесно: пророки видѣли не очами, но разумомъ, едва разумѣя и видя. Ибо поэтому точно говоритъ Исаія: о окаянный азъ, яко умилихся, яко человѣкъ сый, и нечисты устнѣ имый, посредѣ людей нечистыя устнѣ имущихъ азъ живу: и Господа Саваоѳа видѣхъ, — не сказалъ: видѣхъ разумомъ, но: очима моима (Ис. 6, 5). Итакъ, они видѣли и вмѣстѣ не видѣли; но, сколько возможно, видѣли воистину; не видѣли же, поколику того требуетъ безпредѣльность непостижимости Его. Такъ многіе и о раѣ иносказательно толкуютъ, какъ напримѣръ Богомъ гонимый Оригенъ, который восхотѣлъ болѣе вымыслъ привнести въ жизнь, нежели истину; онъ говоритъ: «нѣтъ рая на землѣ» [16], совершенно вопреки сказанному святымъ Апостоломъ: я зналъ человѣка, прежде лѣтъ четыренадесяти: аще въ тѣлѣ, не вѣмъ: аще ли кромѣ тѣла, не вѣмъ: Богъ вѣсть: восхищена бывша таковаго до третіяго небесе (2 Кор. 12, 2). Не суди ложно и не говори: до третьей части воздуха; ибо, сказавъ: до третіяго небесе, не о третьей части говоритъ, а о трехъ числахъ; и говоритъ: вѣмъ такова человѣка, восхищеннаго въ рай и слышавшаго глаголы, ихже не лѣть есть человѣку глаголати (2 Кор. 12, 3-4). Слава Вседержителю Богу, всячески разъясняющему и до тонкостей раскрывающему все, дабы приверженные къ истинѣ не претыкались. Ибо не въ одной сжатой рѣчи онъ совокупилъ небо и рай, но говоритъ: вѣмъ человѣка, восхищена бывша до третіяго небесе; и еще говоритъ: восхищеннаго въ рай. Слово, поставленное съ членомъ, должно быть принимаемо объ особомъ лицѣ и переносимо къ особому виду; какъ напримѣръ, если кто владѣетъ горою и равниною, а равнина расположена кругомъ горы, и между тѣмъ онъ желалъ бы переправиться на ту сторону горы, находящейся въ равнинѣ его, то онъ можетъ, когда захочетъ, сдѣлать путешествіе по равнинѣ, а также и взойти на такое мѣсто горы, на какое захочетъ; если же захочетъ сначала вступить на гору и съ горы опять переправиться на извѣстное мѣсто равнины по ту сторону горы, то и такъ возможно ему поступить. Такъ разумѣй и сказанное объ Апостолѣ, что сначала онъ взошелъ на небо, согласно сказанному: братъ мой сниде въ вертоградъ свой (Пѣсн. 6, 1). И Спаситель говоритъ: днесь со Мною будеши въ раи (Лук. 28, 43).

55. Если же нѣтъ на землѣ рая, и не истинно написанное въ книгѣ Бытія, но иносказательно изложено: значитъ ничего нѣтъ сказаннаго въ буквальномъ смыслѣ, а все иносказательно должно быть понимаемо. Между тѣмъ въ началѣ сотвори Богъ небо и землю (Быт. 1, 1): это уже не иносказательное, а видимое. И твердь, сказано, сотворилъ, и море, растенія и деревья, траву, зелень, животныхъ, рыбъ, птицъ и все видимое и воистину произшедшее, наконецъ и человѣка, котораго воистину сотворилъ (Быт. 1, 6 и дал.). Сего человѣка, котораго создалъ, Онъ помѣстилъ въ раю, по образу сотворивъ этого самаго человѣка, по образу же Божію (Быт. 1, 26-27). Не изслѣдуй даровъ Божіихъ, по благодати человѣку данныхъ. Мы не отрицаемъ, что всѣ люди сотворены по образу Божію; а какъ это по образу, мы того не изслѣдуемъ. Ибо ни тѣло мы не мыслимъ созданнымъ по образу, ни душу, ни умъ, ни добродѣтель; потому что многое препятствуетъ мнѣ говорить это; но не говоримъ также и того, чтобы тѣло не было создано по образу или душа. Вѣрнымъ свойственно признавать Писаніе и не отвергать его; а невѣрнымъ свойственно отвергать благодать. Итакъ, человѣку принадлежить созданіе по образу; но какъ, это знаетъ только самъ Богъ. Ибо, если скажешь: человѣка сотворилъ Онъ по образу, и этотъ образъ будешь полагать въ тѣлѣ, а между тѣмъ Богъ невидимъ, непостижимъ, необъятенъ для ума: то какъ видимое и постигаемое, и подлежащее осязанію будетъ образомъ невидимаго и непостижимаго? И если скажешь: тѣло не создано по образу, то этому противостоитъ изреченіе: взялъ персть отъ земли, и созда человѣка (Быт. 2, 7); и человѣка Писаніе называетъ перстнымъ, называетъ его и душевнымъ, ибо вдуну сказано, въ лице его: и бысть человѣкъ въ душу живу (Быт. 2, 7). Душу мы представляемъ созданною, и тѣло. Какъ созданною? — Вдуну, сказано. И не говоримъ ни того, что душа есть часть Бога, ни того, что она чужда вдунувшаго. А какъ разумѣть эту тонкость, одному Богу извѣстно.

56. Мы же безъ изслѣдованія и злоумышленія (неизысканно и незлобиво) вѣруемъ Богу, истинствующему во всемъ. И если скажешь, что душа создана по образу, между тѣмъ какъ Апостолъ говоритъ: живо слово Божіе и дѣйственно, и острѣйше паче всякаго меча обоюду остра, и проходящее даже до раздѣленія души (Евр. 4, 12); если, такимъ образомъ, душа имѣетъ раздѣленіе, а Богъ — нераздѣленъ: то какъ можетъ быть душа создана по образу? Душа не вѣдаетъ будущаго, а Богъ все вѣдаетъ. Также мы видимъ переднюю часть тѣла, не зная о задней. А если скажешь, что душа не создана по образу: то сему противорѣчило бы то, что Онъ во всякомъ случаѣ и душу назвалъ человѣкомъ, и человѣкъ состоитъ изъ души и тѣла. Но скажешь, быть можетъ, что умъ созданъ по образу; а между тѣмъ Писаніе говоритъ: вижду инъ законъ противувоюющъ во удѣхъ Моихъ, и плѣняющъ мя въ умѣ моемъ закономъ грѣховнымъ, сущимъ во удѣхъ моихъ (Рим. 7, 23). Какъ же будетъ созданнымъ по образу плѣняемый? Къ тому же сказано: воспою умомъ, воспою и духомъ (1 Кор. 14, 15). И если скажешь, что добродѣтель создана по образу, то я скажу тебѣ: скажи мнѣ объ Адамѣ, какую добродѣтель содѣлалъ онъ прежде, нежели былъ созданъ? Ибо онъ не былъ вначалѣ, но сначала былъ созданъ по образу. А если скажешь, что добродѣтель не создана по образу, то не хорошо говоришь; ибо чему же и приличествуетъ быть созданнымъ по образу, какъ не добродѣтели? Но прежде добродѣтели созданъ былъ по образу человѣкъ. Ибо Адамъ еще не жительствовалъ въ добродѣтели, еще не былъ созданъ. Наконецъ, если скажешь, что крещеніе — по образу: то выходитъ, что не принявшіе крещенія праведные не были созданы по образу. Ибо прообразъ начался отъ Моисея и моря, отъ Іоанна (Крестителя) этотъ прообразъ раскрылся, а во Христѣ совершился даръ.

57. Итакъ, всѣ имѣютъ въ себѣ образъ Божій, но не по природѣ; ибо не по равенству съ Богомъ имѣютъ люди образъ Божій, такъ какъ Богъ непостижимъ, необъятенъ для ума, будучи Духъ и притомъ превысшій всякаго духа и — свѣтъ, превысшій всякаго свѣта. Но что Онъ самъ опредѣлилъ, того мы не лишаемъ значенія. Истиненъ же есть даровавшій по благодати человѣку бытіе по образу Своему, и тому подобное. Ибо мы видимъ, что взялъ Спаситель въ руки свои хлѣбъ, какъ говорится въ Евангеліи, всталъ на вечери, взялъ его и, благодаривъ, сказалъ: сіе есть Мое [17] (тѣло) (Матѳ. 26, 26 и парал.). И мы видимъ, что это (хлѣбъ) ни равно, ни подобно ни воплощенному образу, ни невидимому Божеству, ни чертамъ членовъ; потому что оно есть круговидное и безчувственное, по отношенію къ силѣ. Тѣмъ не менѣе Онъ восхотѣлъ по благодати сказать: сіе есть Мое (тѣло). И никого нѣтъ, кто бы не вѣрилъ этому слову: ибо невѣрующій въ то, что Онъ истиненъ, отпадаетъ отъ благодати и спасенія, какъ Онъ сказалъ (ср. Іоан. 6, 53). А мы, что услышимъ и во что увѣруемъ, о томъ вѣруемъ, что это есть Его. О Господѣ же нашемъ мы вѣдаемъ, что Онъ весь — чувство, весь — одаренный чувствомъ, весь — Богъ, весь — движущій, весь — дѣйствующій, весь — свѣтъ, весь — непостижимый, но съ благодатію намъ сіе даровавшій.

58. Итакъ, оный Адамъ въ раю помѣщенъ былъ и вкушалъ отъ древа. Рай же, сказано, былъ во Едемѣ на востоцѣхъ; и источникъ восходилъ изъ Едема (Быт. 2, 8. 10). Не сказано: «нисходилъ», чтобы мы не считали Едемъ съ неба произшедшимъ; потому что, если бы онъ былъ на небѣ, то сказано было бы: свыше нисходитъ источникъ. Но сказано: рѣка исходитъ изъ Едема. И не сказано: нисходитъ. Сія (рѣка) разлучается въ четыри начала. Имя единой Фисонъ (Быт. 2, 10-11). И мы видимъ Фисонъ очами нашими. Фисонъ есть рѣка, называемая у индійцевъ и эѳіоплянъ Гангомъ, а еллины называютъ эту рѣку Индомъ. Она окружаетъ всю землю Евилатскую (Быт. 2, 11), малую и великую, — части страны Елимэевъ [18]; протекаетъ чрезъ великую Эѳіопію, спускается къ югу и въ странѣ Гадировъ впадаетъ въ великій Океанъ [19]. Вторая рѣка — Геонъ (Быт. 2, 13). И мы видимъ чувственную рѣку, а не иносказательную; ибо она спускается по Эѳіопіи, проходитъ чрезъ малую Эѳіопію, Анувиту, Влеменію и Ексомитиду, орошаетъ части Ѳиваиды и Египта и впадаетъ въ сіе море [20]. Если же кто не вѣритъ, тотъ пусть послушаетъ Іеремію, говорящаго: что вамъ и землѣ египетской, еже пити воду Геонскую мутну (Іер. 2, 18)? Третія, сказано, рѣка, Тигръ, проходящая прямо Ассиріомъ (Быт. 2, 14). Она пересѣкаетъ части востока и за тѣмъ скрывается подъ землю, а изъ Арменіи, среди Кардійцевъ и Армянъ, снова поднимается и вытекаетъ на поверхность, и, раздѣленная въ своихъ потокахъ, напояетъ землю Ассиріянъ. Но и четвертая рѣка Евфратъ (Быт. 2, 14) точно также и подобнымъ образомъ, скрываясь подъ землею, выходитъ на верхъ изъ Арменіи и такимъ образомъ орошаетъ Персію. Итакъ, если нѣтъ чувственнаго рая, то нѣтъ и источника; если нѣтъ источника, то нѣтъ и рѣки; а если нѣтъ рѣки, то нѣтъ и четырехъ началъ. Если нѣтъ Фисона, то нѣтъ и Геона. Если нѣтъ Тигра, то нѣтъ и Евфрата. Если нѣтъ Евфрата, то нѣтъ и смоковницы, нѣтъ листьевъ, нѣтъ Адама, нѣтъ вкушенія отъ плода древа, нѣтъ Евы; она не вкушала отъ древа, не было совсѣмъ Адама. А если нѣтъ Адама, то нѣтъ и людей, но истина есть уже басня, и все иносказательно должно быть понимаемо. А между тѣмъ Адамъ есть; ибо мы — отъ него, будучи всѣ — родъ его по преемству, и его какъ бы самого видимъ во множествѣ его потомства.

59. Адамъ рождаетъ по виду своему Сиѳа. И дабы кто не счелъ созданнаго инымъ и рожденныхъ отъ него иными, Писаніе говоритъ: по виду своему (Быт. 5, 3). Сиѳъ же рождаетъ Еноса, Еносъ — Каинана, Каинанъ — Малелеила, Малелеилъ — Іареда и Еноха, Енохъ — Маѳусала, Маѳусалъ — Ламеха, Ламехъ — Ноя; и за тѣмъ былъ потопъ не иносказательно, но поистинѣ, и погибла всякая душа, осталось же восемь душъ человѣческихъ. Если же услышишь о душахъ, то не считай ихъ вымысломъ: ибо отъ одного вида называется весь человѣкъ. Такъ напримѣръ Іаковъ сошелъ въ Египетъ въ числѣ душъ седмидесяти пяти (Быт. 46, 27), не въ томъ смыслѣ, чтобы души слѣдовали за нимъ безъ тѣлъ, но съ тѣлами. И насъ было въ корабли душъ около осмидесяти, говоритъ Лука, написавшій книгу Дѣяній Апостольскихъ (Дѣян. 27, 37). Есть также обычай и рабовъ называть тѣлами: господинъ, говорится, ста тѣлъ, но и души имѣющихъ; поелику же господство человѣческое относится къ тѣламъ, а не къ душамъ, то посему благоразумно рабовъ назвали тѣлами, соединенными съ душею, чтобы показать употребленіе тѣлъ. Между тѣмъ Ной вышелъ изъ ковчега, родивъ Сима, Хама и Іафета. Симъ же рождаетъ Арфаксада, Арфаксадъ рождаетъ Каинана, Каинанъ — Салу, Сала — Евера, Еверъ — Фалека, Фалекъ — Рагама [21], Рагамъ — Серуха, Серухъ — Нахора, Нахоръ — Ѳарру, Ѳарра — Авраама, Авраамъ — Исаака, Исаакъ — Іакова, Іаковъ — Іуду, Іуда — Фареса, Фаресъ — Есрома, Есромъ — Арама, Арамъ — Аминадава, Аминадавъ — Наасона, Наасонъ — Салмона, Салмонъ — Вооза, Воозъ — Іовида [22] отъ Руѳы, Іовидъ — Іессея, Іессей — Давида царя, Давидъ — Соломона отъ Уріины [23], Соломонъ Ровоама, Ровоамъ — Авію, Авія — Асафа [24], Асафъ — Іосафата, Іосафатъ — Іорама, Іорамъ — Охозію, Охозія — Іоаса, Іоасъ — Емесію [25], Емесія — Озію, называемаго и Азаріею, Озія — Іоаѳама, Іоаѳамъ — Ахаза, Ахазъ — Езекію, Езекія — Манассію, Манассія — Амоса [26], Амосъ — Іосію, Іосія — Іехонію, Іехонія, въ свою очередь, — Салаѳіиля, Салаѳіиль — Зоровавеля, Зоровавель — Авіуда, Авіудъ — Еліакима, Еліакимъ — Асора, Асоръ — Садока, Садокъ — Ахима, Ахимъ — Еліуда, Еліудъ — Елеазара, Елеазаръ — Матѳія [27], Матѳій — Іакова, Іаковъ — Іосифа (сн. Матѳ. 1, 1-16; Лук. 3, 23-38; Быт. 5, 6-32; 11, 10-27; 1 Пар. 1 и дал. и др.).

60. Іосифъ, будучи старъ и вдовъ послѣ взятія первой жены и послѣ рожденія отъ нея четырехъ дѣтей мужескаго пола: Іакова, называемаго братомъ Господа по причинѣ совоспитанія съ Нимъ, Симона, Іуды и Іоанна и двухъ дочерей: Анны и Саломіи: — этотъ Іосифъ, будучи, говорю, старъ и вдовъ, по необходимости, такъ какъ бросаемы были жребіи на вдовыхъ и безбрачныхъ въ каждомъ колѣнѣ для принятія ими отъ храма дѣвъ, бывшихъ при храмѣ по причинѣ посвященія первородныхъ дѣтей мужескаго и женскаго пола, принялъ по жребію святую Дѣву Марію, отъ которой по плоти родился Господь нашъ Іисусъ Христосъ чрезъ Духа Святаго, не отъ сѣмени мужескаго и не отъ совокупленія тѣлеснаго. Итакъ, раждается Господь отъ колѣна Іудина, отъ сѣмени Давидова и Авраамова по плоти, будучи Богъ, на сороковомъ году [28] царствованія Августа.

Августъ же царствовалъ 66 лѣтъ [29] и 6 мѣсяцевъ.

Послѣ него принялъ власть сынъ его Тиверій, правившій 23 года.

Послѣ Тиверія Каій (Калигула) — 3 года, 9 мѣсяцевъ и 22 дня [30].

Послѣ Каія Клавдій — 13 лѣтъ.

Послѣ Клавдія Неронъ — 13 лѣтъ.

Послѣ Нерона Веспасіанъ — 9 лѣтъ.

Послѣ Веспасіана сынъ его Титъ — 2 года.

Послѣ Тита Домиціанъ братъ его — 5 лѣтъ [31] и 6 мѣсяцевъ.

Послѣ Домиціана Нерва — 4 года [32].

Послѣ Нервы Траянъ — 19 лѣтъ.

Послѣ Траяна Адріанъ — 22 года.

Послѣ Адріана Антонинъ Благочестивый — 22 года.

Послѣ Антонина Маркъ Аврелій Антонинъ, который называется и Веромъ — 19 лѣтъ.

Коммодъ — 14 лѣтъ [33].

Пертинаксъ — 6 лѣтъ [34].

Северъ — 18 лѣтъ.

Антонинъ, сынъ его — 7 лѣтъ.

Макринъ — 1 годъ.

Антонинъ иной — 2 года [35].

Александръ, но не Македонскій, — 3 года [36].

Максиминъ — 3 года.

Гордіанъ — 6 лѣтъ.

Филиппъ — 6 лѣтъ.

Декій — 1 годъ.

Галлъ и Волусіанъ — 3 года.

Галіенъ — 15 лѣтъ.

Клавдій иной — 1 годъ.

Авреліанъ — 14 лѣтъ [37].

Тацитъ — 6 мѣсяцевъ.

Пробъ — 6 лѣтъ.

Каръ, Каринъ и Нумеріанъ — 2 года.

Діоклетіанъ — 8 лѣтъ.

Послѣ Діоклетіана Максиміанъ.

Ликиній.

Констанцій.

Константинъ.

Юліанъ.

Іовіанъ.

Валентиніанъ.

Валентъ.

Граціанъ [38].

До года слѣдовавшаго за кончиною Граціана — 70 лѣтъ. Ибо это есть 90-й годъ Діоклетіана, 10-й — Валентиніана и Валента, а Граціана — 6-й, консульства Граціана Августа 3-й и славнѣйшаго Еквитія индиктъ 2-й.

61. Итакъ, мы происходимъ отъ выше поименованнаго Адама по порядку, и рядъ не прерывается, и о томъ, что совершается Богомъ, говорится не иносказательно. Такимъ образомъ существуетъ Адамъ, существуютъ листья смоковницы и смоковница, и древо познанія добра и зла, и древо жизни посреди рая, и змій, и преслушаніе и послушаніе; существуютъ и рѣки, существуетъ и Ева, и сотворенное. Ибо все возможно Богу: и тлѣнное премѣнить въ нетлѣніе и находящееся на землѣ сдѣлать пребывающимъ въ нетлѣніи. И да не дивится кто либо; ибо Онъ подтвердилъ это Своимъ пришествіемъ, пріявъ тлѣнную плоть и облекши ее Божествомъ и показавъ нетлѣнною. Кто станетъ обвинять Бога? Но разсмотримъ и другое. Онъ изринулъ ихъ изъ рая и поставилъ херувима и пламенное оружіе блюсти доступъ къ древу жизни (Быт. 3, 24). И вышедъ изъ рая, Адамъ и жена его поселились прямо рая (тамъ же). Никто да не обольщается пустыми баснями; потому что можетъ Богъ отъ каменія воздвигнути чада (Матѳ. 3, 9); можетъ Богъ и тлѣнное обратить въ нетлѣніе, и можетъ, если восхощетъ, на землѣ сдѣлать райскій покой. Ибо земля не принадлежитъ одному Богу и небо — другому, но все одному и тому же, и Онъ, какъ хощетъ, даруетъ каждому нетлѣніе. И мы знаемъ, что тѣло Адама образовано изъ той же земли, изъ которой и наши тѣла, и мы имѣемъ надежду жизни вѣчной и нетлѣннаго наслѣдія; потому что и тѣло Спасителя было отъ Маріи заимствовано и духовно соединено съ нетлѣніемъ Слова на небѣ. Все это мы собрали здѣсь и предложили, не желая ничего отвергать изъ Писанія, но напротивъ болѣе слѣдовать простотѣ и оказываться вѣрными по отношенію къ Богу въ томъ, чтó Онъ написалъ намъ воистину и даровалъ путь истины и спасеніе наше: Ему одному свойственно вѣдать непостижимое.

62. И еще иную баснословную нелѣпость привнесъ этотъ Оригенъ (да проститъ ему Богъ, предлагающему иносказаніе для обольщенія людей!) говоря, что тѣ ризы кожаныя, о которыхъ Божественное Писаніе говоритъ, что ихъ сотворилъ Богъ Адаму и женѣ его (Быт. 3, 21), не суть кожаныя ризы, но эта кожаная риза, говоритъ, есть плотяность тѣла или самое тѣло, въ которое облечены души послѣ преслушанія и вкушенія отъ древа [39]. Говоритъ такъ — совершенно неразумно. Самъ Оригенъ мудрствуетъ такъ и говоритъ: «неужели Богъ былъ кожевникъ, чтобы, обдѣлавъ кожи, сдѣлать изъ нихъ ризы Адаму и Евѣ»? Такія слова скорѣе приличны скотамъ. Что легче было Богу, небо ли и землю изъ небытія въ бытіе привести или одѣлать кожаныя ризы? Когда Онъ, желая совершить чудныя дѣла свои, не совершалъ ихъ и бездушное не обращалъ въ одушевленное? Когда Онъ не могъ бы чего совершить? Онъ обратилъ сухой деревянный жезлъ Моисеевъ въ одушевленнаго змія, который преслѣдовалъ Моисея и отъ котораго Мойсей обратился въ бѣгство, дабы показать, что совершившееся было не призракъ, но истинное нѣчто. Какимъ образомъ въ сорокъ лѣтъ одежды народа не износились, волосы не росли и обувь не ветшала? Пусть скажутъ мнѣ эти безумцы, послѣдовавшіе въ этомъ вопросѣ умоповрежденію Оригена: когда Христосъ воскресъ изъ мертвыхъ и оставилъ ризы во гробѣ, какъ написано (Іоан. 20, 6; сн. Лук. 24, 12), то нагимъ являлся ученикамъ, воскресши изъ мертвыхъ съ тѣломъ и душею; когда же показывалъ бывшимъ съ Ѳомою кости свои и плоть, руки и бокъ, то, очевидно, не былъ нагъ. Такъ кто же шилъ Ему одежды послѣ воскресенія? Но ты мнѣ скажешь, конечно, что Онъ самъ сдѣлалъ себѣ духовныя одежды. И если эти одежды Онъ могъ себѣ дѣлать, то не могъ ли Онъ сдѣлать по своему хотѣнію и Адаму съ его женою кожаныя ризы? Поистинѣ съ шумомъ падаетъ это иносказаніе Оригена. Ибо если плоть создана Адаму послѣ вкушенія отъ древа, то откуда же Богъ взялъ бокъ? — потому что пробудившись отъ сна, Адамъ говоритъ: кость отъ костей моихъ и плоть отъ плоти моея сіе (Быт. 2, 23).

63. Въ остальномъ никто да не доставитъ намъ труда. Ибо такъ мыслитъ святая Церковь издавна. И не предстанетъ намъ Оригенъ въ день суда. Но я поистинѣ удивляюсь, какъ нѣкоторые держатся того, который богохульствовалъ противъ своего Владыки. Пусть таковые прочтутъ сочиненіе Оригена «О началахъ», и вразумятся думающіе быть сынами Церкви вселенской; и пусть не дерзаютъ отдѣлять Сына отъ Божества Отца; пусть узнáютъ, говорю, какъ открыто утверждалъ Оригенъ, что Сынъ не видитъ Отца. Онъ говоритъ: «какъ Сынъ не можетъ видѣть Отца, такъ и Святый Духъ не можетъ видѣть Сына». И еще: «Ангелы не могутъ видѣть Святаго Духа, и люди не могутъ видѣть ангеловъ». Итакъ, онъ самъ себя ввелъ въ заблужденіе, а болѣе тѣхъ, которыхъ обольстилъ, но только не того, кто разуменъ и вѣренъ, и вѣруетъ истинѣ и духовному ученію. Перестань же Оригенъ, перестаньте ученики Оригена; ибо апостолы и пророки болѣе говорятъ истину, нежели вы и вашъ учитель. Да престанутъ гностики, а по образу жизни — катагностики [40]. Да престанутъ валентиніане и манихеи и маркіониты, во всемъ заблуждающіеся. Да престанутъ аріане, аномеи, саввелліане, пневматиты (хулящіе Святаго Духа Божія), духоборцы и димириты, несмысленно отвергающіе умъ. Во всемъ истину говоритъ Божественное Писаніе; и нужна мудрость) чтобы познавать Бога, вѣровать Ему и словамъ Его, и дарованному отъ Бога, какъ данному уже, такъ и имѣющему быть даннымъ, и познавать, согласно обѣтованію, совершенное воскресеніе мертвыхъ. Ибо лжива всякая ересь не пріявшая Духа Святаго по преданію отцевъ во святой вселенской Церкви Божіей.

64. Но объ этомъ самомъ мы снова еще скажемъ по мѣрѣ немощи нашей. Такъ какъ мы малые и смиренные удостоены отъ Бога принадлежать къ святой Божіей вселенской Церкви и владѣть твердынею ея, то по силѣ нашего смиренія предложимъ отчасти обо всемъ желающимъ заботиться о своей жизни. Объ Отцѣ и Сынѣ и Святомъ Духѣ достаточно было сказано. Но дабы постараться уяснить этоже для вящшаго предостереженія, охраненія и полнаго убѣжденія вѣрныхъ, мы, отовсюду собирая свидѣтельства Божественнаго Писанія, чтобы доставить обильнѣйшую трапезу и веселіе читающимъ вѣрнымъ, не отяготимся и еще показать, сколь непоколебима и тверда наша надежда въ Богѣ, и что никакого нѣтъ различія въ Отцѣ и Сынѣ и Святомъ Духѣ, но что Святая Троица есть равнаго достоинства и единосущна. И не со стороны откуда либо, и не отъ собственныхъ размышленій мы заимствуемъ ученіе, но изъ самой нашей жизни, то есть изъ пророковъ и пришествія Спасителя нашего и Его человѣколюбія. Ибо пришла жизнь наша, пришла, и возсіялъ намъ снова свѣтъ, нашедши насъ заблудшими; потому что мы были погружены въ надменность, богохульство, въ поклоненіе изображеніямъ идоловъ, въ безбожное почитаніе духовъ и въ подчиненіе всему злому. Итакъ, когда это присуще было намъ, помимо нашей воли (ибо я дѣлалъ не то, что хотѣлъ, но старался дѣлать то, чтó ненавидѣлъ, такъ что правда моя была грѣхомъ) (ср. Рим. 7, 15 и 13), святый Отецъ послалъ Сына своего святаго и милостію Его спасъ меня и избавилъ меня отъ всѣхъ растлѣній моихъ.

65. Явися благодать [41] Господа нашего и Спасителя, наказующи насъ, да отвергшеся нечестія и мірскихъ похотей, цѣломудренно и благочестно поживемъ въ нынѣшнемъ вѣцѣ, ждуще блаженнаго упованія и явленія славы великаго Бога и Спаса нашего Іисуса Христа, иже далъ есть себе за ны, да избавитъ ны отъ всякаго беззаконія и очиститъ себѣ люди избранны, ревнители добрымъ дѣломъ (Тит. 2, 11-14), истребивъ еже на ны рукописаніе ученми, еже бѣ сопротивно намъ, взявъ отъ среды и пригвоздивъ на крестѣ: совлекъ начала и власти, изведе въ позоръ дерзновеніемъ, изобличивъ ихъ въ себѣ (Кол. 2, 14-15), врата мѣдная сокрушивъ и вереи желѣзныя сломивъ (Псал. 106, 16), показалъ потомъ свѣтъ жизни, простирая руки, путеводя, указуя на лѣствицу къ небесамъ и удостоивая опять обитанія въ раю. Итакъ, Онъ вселися въ ны (Іоан. 1, 14) и далъ намъ оправданіе закономъ Духа, дабы мы познали Его и то, что о Немъ, чтó есть начало и конецъ жизни. У насъ явился законъ правды, законъ Духа, свободный отъ закона плоти грѣховной. Посему соуслаждаюся закону Божію по внутреннему человѣку (Рим. 7, 22); внутри же насъ Христосъ, если обитаетъ въ насъ. Но умерши, Онъ сдѣлался для насъ путемъ жизни, да живущіи не ктому себѣ живутъ, но умершему за насъ и воскресшему (2 Кор. 5, 16) виновнику жизни. Онъ воспомянулъ клятву, которою клялся за много лѣтъ, по словамъ Давида (Псал. 88, 4). Богъ бѣ во Христѣ, міръ примиряя себѣ, не вмѣняя имъ согрѣшеній ихъ (2 Кор. 5, 19), яко въ немъ благоизволи всему исполненію вселитися и тѣмъ примирити всяческая себѣ, умиротворивъ кровію креста (Кол. 1, 19). Итакъ, Онъ пришелъ въ смотреніе исполненія, какъ обѣтовано было Аврааму и прочимъ святымъ, возглавити всяческая въ Немъ яже на небесѣхъ и яже на земли (Ефес. 1, 10). При долготерпѣніи Божіемъ существовали раздоръ и вражда, но Онъ примири въ тѣлѣ плоти его (Кол. 1, 22), собою сотворивый обоя едино (Ефес. 2, 14). Ибо пришелъ миръ нашъ и средостѣніе ограды разоривый, вражду плотію своею, законъ заповѣдей ученми упразднивъ, да оба созиждетъ собою во единаго новаго человѣка (Ефес. 2, 16). Онъ повелѣлъ быти языкомъ стѣлесникомъ, спричастникомъ и снаслѣдникомъ обѣтованія (Ефес. 3, 6), сказавъ: пріидите вси труждающіися и обремененіи, и Азъ упокою вы (Матѳ. 11, 28). Итакъ, когда я немоществовалъ плотію, посланъ былъ мнѣ Спаситель въ подобіи плоти грѣха (Рим. 8, 3), исполняя таковое домостроительство, дабы искупить меня отъ рабства, тлѣнія и смерти. И бысть мнѣ правда и освященіе и избавленіе (1 Кор. 1, 30): правда, потому что силою вѣры разрушилъ грѣхъ; освященіе, потому что освободилъ меня водою и Духомъ и словомъ Своимъ; избавленіе, потому что предалъ Себя и Свою истинно агнчую кровь въ искупленіе за меня, въ очистилище (Рим. 3, 26) для очищенія міра, въ примиреніе всего на небѣ и на землѣ (Кол. 1, 20), исполняя въ опредѣленное время тайну, сокровенную отъ вѣкъ и отъ родовъ (Кол. 1, 26). Онъ же преобразитъ тѣло смиренія нашего, яко быти ему сообразну славѣ Его, по дѣйству еже возмогати и покорити Ему всяческая (Флп. 3, 21): яко въ томъ живетъ всяко исполненіе Божества тѣлеснѣ (Кол. 2, 9).

66. Итакъ, пріятелище премудрости и Божества — Христосъ, ходатайствующій и все въ себѣ примиряющій съ Богомъ, не вмѣняющій грѣха (2 Кор. 5, 19), исполняющій сокровенныя тайны, съ вѣрою въ завѣтъ Его, предобѣтованный отъ закона и пророковъ, возвѣщается какъ Сынъ Божій и именуется Сыномъ Давидовымъ; ибо то и другое: Богъ и человѣкъ, ходатай Бога и человѣковъ (1 Тим. 2, 5), истинный домъ Божій, святительство свято (1 Петр. 2, 5), податель Духа Святаго, возраждающаго и все обновляющаго Богу. И слово плоть бысть, и вселися въ ны, и видѣхомъ славу Его, славу яко единороднаго отъ Отца (Іоан. 1, 14). Какъ дождь, проникая деревья и растенія, даетъ имъ тѣло и возращаетъ каждый изъ плодовъ сообразно съ природою, такъ что и въ маслинѣ бываетъ жирное масло, сообразное съ ея существомъ, и въ виноградѣ красуется сладкое вино, на смоковницѣ произрастаетъ сладкая смоква, и въ каждомъ сѣмени по виду его умножается растительность: такъ, думаю, Слово Божіе въ Маріи плоть бысть (Іоан. 1, 14) и въ сѣмени Авраама по обѣтованію открывался человѣкъ. Ибо обрѣтохомъ, сказано, Мессію, егоже писа Моисей (Іоан. 1, 45). Моисей сказалъ: да снидетъ, яко дождь, вѣщаніе мое, и яко капля каплющая на землю (Втор. 32, 2 и Псал. 71, 6). И Давидъ: да снидетъ яко дождь на руно (Псал. 71, 6). Шерсть, принимающая росу, умножаетъ пышность руна, а земля, принимающая дождь, умножаетъ плодъ по повелѣнію Владыки, придавая растеніямъ сильный ростъ, и жаждетъ получить отъ Него дождя еще больше. Такъ и Дѣва Марія, когда сказала: почему узнаю, что это будетъ мнѣ? услышала въ отвѣтъ: Духъ Господень найдетъ на тя, и сила Вышняго осѣнитъ тя: тѣмже и раждаемое отъ тебя свято будетъ, и Сынъ Вышняго наречется (Лук. 1, 34-35). Христосъ говоритъ въ лицѣ Ангела, и образуетъ себя въ своемъ видѣ Владыка, зракъ раба пріимъ (Флп. 2, 7). И Марія воспріемлетъ Слово въ зачатіи, какъ земля — дождь; а Слово Божіе, пріемлющее естество смертнаго, являетъ себя святымъ плодомъ. Такъ изъ Дѣвы, подобно землѣ и руну, воспріявшей Его, произошелъ этотъ плодъ истинной надежды, ожиданіе святыхъ, какъ говорила Елисавета: благословена ты въ женахъ и благословенъ плодъ чрева твоего (Лук. 1, 42). Все это приняло отъ природы человѣческой Слово пострадавшее, будучи безстрастнымъ. Сей есть хлѣбъ животный, сшедый съ небесе (Іоан. 6, 50-51) и дарующій жизнь. Онъ есть плодъ истинной маслины, елей помазанія и сложенія, который предобразилъ Моисей (Исх. 30, 25. 37). Онъ есть лоза истинная (Іоан. 15, 1), которую воздѣлываетъ одинъ Отецъ, родившій намъ гроздъ радости. Онъ — вода живая, которую принявъ человѣкъ жаждущій не вжаждется паки, но она во чревѣ его пребываетъ текущею въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 10. 13. 14). Принявъ отъ Него отпрыскъ, новые земледѣльцы передали его въ міръ, а старые земледѣльцы вырвали его и сгубили по невѣрію, Кровію Его освящаются народы; а Духомъ своимъ Онъ ведетъ званныхъ на небеса. Елицы Духомъ Его водятся (Рим. 8, 14), тѣ живутъ для Бога, а которые остаются еще сопричисленными къ смерти, тѣ называются душевными или плотскими (1 Кор. 2, 14). Итакъ, Онъ повелѣваетъ отвергать дѣла плоти, которыя служатъ твердынею грѣха, умерщвлять члены смерти благодатію Его и принять Духа Святаго, котораго мы не имѣли, который животворитъ меня, древле умершаго, и котораго если не получу, умру. Ибо безъ Духа Его всякій мертвъ. Итакъ, аще Духъ Его въ насъ, воздвигій Его изъ мертвыхъ, то ожитворитъ и мертвенная тѣлеса наши живущимъ Духомъ Его въ насъ (Рим. 8, 11). Но я думаю, что въ праведномъ человѣкѣ обитаетъ и тотъ, и другой, и Христосъ, и Духъ Его.

67. Если же вѣруется, что Христосъ отъ Отца, то есть, Богъ отъ Бога, и что Духъ отъ Христа (пріемлетъ), или отъ обоихъ, какъ говоритъ Христосъ: иже отъ Отца исходитъ (Іоан. 15, 26) и: Онъ отъ Моего пріиметъ (Іоан. 16, 14) [42], а Христосъ (рожденъ) отъ Духа Святаго, по слову Ангела (Матѳ. 1, 20; сн. Лук. 1, 35): то искупившее меня таинство я разумѣю вѣрою и единымъ слухомъ и любовію къ Тому, Который пришелъ ко мнѣ. Богъ знаетъ Самого Себя, Христосъ проповѣдуетъ о Самомъ Себѣ, Духъ Святый являетъ Себя святымъ. Въ Святыхъ Писаніяхъ возвѣщается намъ Троица и пріемлется съ вѣрою, при слушаніи символовъ, безъ пытливости, безъ спора. Отъ вѣры этой — спасеніе благодатное: отъ вѣрыправда, безъ дѣлъ закона, какъ написано: (сн. Гал. 2, 16 и Рим. 3, 22); отъ слуха вѣры Духъ Христовъ подается спасаемымъ. Вѣра же каѳолическая, какъ я думаю, научаемый изъ Писаній, на языкѣ проповѣдниковъ выражается такъ: три святые, три вмѣстѣ святые, три образные, три сообразные, три дѣйствующіе, три вмѣстѣ дѣйствующіе, три ипостасные, три соипостасные, соединенные другъ съ другомъ. Эта Троица называется Святою, въ которой три лица, но едино согласіе, едино Божество того же существа, той же силы, той же сущности, подобное изъ подобнаго, по равенству благодати Отца и Сына и Святаго Духа. А какъ это, — предоставляется научить Имъ: ибо никтоже знаетъ Отца, токмо Сынъ, ни Сына, токмо Отецъ, и емуже аще Сынъ откроетъ (Матѳ. 11, 27); а кому Сынъ открываетъ посредствомъ Духа Святаго, тому и Отецъ открываетъ. Итакъ, эти три выраженія: или изъ Него, или отъ Него, или у Него достойнымъ образомъ мыслятся по отношенію къ каждому, какъ открываютъ Лица Сами Себя. Таковы же свѣтъ, огонь, духъ и другія подобныя названія видимыхъ предметовъ, какъ способенъ уразумѣть человѣкъ, этимъ занимающійся. Итакъ, Тотъ Богъ, Который въ началѣ сказалъ: да будетъ свѣтъ, и бысть этотъ видимый свѣтъ (Быт. 1, 3), просвѣтилъ насъ, чтобы видѣть свѣтъ истинный, просвѣщающій всякаго человѣка, грядущаго въ міръ (Іоан. 1, 9). Посли свѣтъ твой и истину твою, говоритъ Давидъ (Псал. 42, 3). Онъ есть Господь, Который сказалъ: въ послѣдняя дни излію отъ Духа моего, и прорекутъ сынове ихъ, и дщери ихъ, и юноши ихъ видѣнія увидятъ (Іоил. 2, 28; сн. Дѣян. 2, 17). Три лица святаго служенія показываетъ Онъ намъ въ троичной ипостаси.

68. Итакъ, глаголю Христа, служителя бывша обрѣзанія по истинѣ Божіей, во еже исполнить обѣтованія (Рим. 15, 8). А что Духъ Святый вмѣстѣ съ Нимъ служитъ, мы приняли это отъ Божественныхъ Писаній. Христосъ посылается отъ Отца; посылается и Духъ Святый. Говоритъ въ святыхъ Христосъ; говоритъ и Духъ Святый. Исцѣляетъ Христосъ; исцѣляетъ и Духъ Святый. Освящаетъ Христосъ; освящаетъ и Духъ Святый. Крещаетъ Христосъ во имя Свое; крещаетъ и Духъ Святый. Такъ говорятъ Писанія: послеши Духа твоего, и обновиши лице земли (Псал. 103, 30); это похоже на слова: послеши Слово твое и истаеши я (Псал. 147, 7). Служащимъ же имъ Господеви и постящимся рече Духъ Святый: отдѣлите ми Варнаву и Савла на дѣло, на неже призвахъ ихъ (Дѣян. 13, 2); это похоже на слова: Господь же рече: вниди во градъ, и тамъ речется ти, что ти подобаетъ творити (Дѣян. 9, 6). Сія убо послана быша отъ Духа Свята, снидоста въ Селевкію (Дѣян. 13, 4). Подобно и Христосъ говоритъ: се Азъ посылаю васъ, яко овцы посредѣ волковъ (Матѳ. 10, 16). Изволися Духу Святому, ничтоже иное возложити тяготы развѣ нуждныхъ сихъ (Дѣян. 15, 28); подобно сему сказано: говорю не азъ, но Господь: женѣ отъ мужа не разлучатися (1 Кор. 7, 10). Прошли же Фригію и Галатійскую страну, возбранени отъ Святаго Духа глаголати слово во Асіи, пришедше же въ Мисію, покушахуся въ Виѳинію поити: и не остави ихъ Духъ (Дѣян. 16, 6-7). Подобно, и Христосъ сказалъ: шедше крестите вся языки (Матѳ. 28, 19). Не носите ни пиры, ни жезла, ни сапоговъ (Лук. 10, 4; сн. 9, 3). Иже, говорится, Павлови глахолаху Духомъ не восходити во Іерусалимъ (Дѣян. 21, 4). И Агавъ говоритъ: тако глаголетъ Духъ Святый: мужа, егоже есть поясъ сей (Дѣян. 21, 11). Это похоже на то, что говорилъ Павелъ: или искушенія ищете глаголющаго во мнѣ Христа (2 Кор. 13, 3)? Или: поминайте слова Господа, яко самъ рече: благо паче даяти, нежели пріимати (Дѣян. 20, 35). — И нынѣ се азъ связанъ Духомъ гряду (Дѣян. 20, 22). Подобно сему говорится: Павелъ юзникъ Іисусъ Христовъ (Флм. ст. 1). — Точію (яко) Духъ по вся грады свидѣтельствуетъ мнѣ, глаголя (Дѣян. 20, 23). Это похоже на слова: Господь свидѣтель душѣ моей, яко не лгу (Гал. 1, 20; сн. Рим. 1, 9). Слова: въ силѣ, по Духу святыни (Рим. 1, 4) подобны сказанному: Святый, во святыхъ почиваяй (Ис. 57, 15). Слова: обрѣзаніе сердца Духомъ (Рим. 2, 29) подобны словамъ: обрѣзани бысте обрѣзаніемъ нерукотвореннымъ въ совлеченіи тѣла грѣховнаго, во обрѣзаніи Христовѣ (Кол. 2, 11). Слова: если Духъ Божій живетъ въ васъ (1 Кор. 3, 16) подобны словамъ: якоже пріясте Христа, въ Немъ ходите (Кол. 2, 6). И еще: Духъ Господень глагола во мнѣ, и слово Его во устахъ моихъ (2 Цар. 23, 2). Также слова: начатокъ Духа имуще (Рим. 8, 23) сходны съ словами: начатокъ Христосъ (1 Кор. 15, 23). Слова: но самъ Духъ ходатайствуетъ о насъ (Рим. 8, 26) сходны съ словами: иже есть одесную Бога, иже и ходатайствуетъ о насъ (Рим. 8, 34). Слова: да будетъ приношеніе еже отъ языкъ благопріятно, освященно Духомъ Святымъ (Рим. 15, 16) похожи на слова: Господь же да освятитъ васъ, да будете чисти и непреткновени въ день Христовъ (1 Сол. 5, 23 и Флп. 1, 10). Слова: намъ же Христосъ открылъ есть Духомъ Своимъ (1 Кор. 2, 10) подобны словамъ: егда благоволи Богъ избравый (мя) отъ чрева матере моея благодатію своею явити Сына своего во мнѣ (Гал. 1, 15-16). Слова: мы же не духа міра пріяхомъ, но Духа иже отъ Бога (1 Кор. 2, 12) похожи на слова: себе искушайте, есть ли Христосъ въ васъ (2 Кор. 13, 5). Слова: храмъ Божій есте, и Духъ Божій живетъ въ васъ (1 Кор. 3, 16) подобны словамъ: вселюся въ нихъ, и похожду и буду имъ Богъ, и тіи будутъ мнѣ людіе (2 Кор. 6, 16; сн. Лев. 26, 11-12).

69. Но и оправданіе, и благодать Писаніе производитъ отъ обоихъ (то есть отъ Христа и Духа Святаго): оправданные именемъ Іисуса Христа Господа нашего и Духомъ Бога нашего (1 Кор. 6, 11). Подобнымъ образомъ сказано: оправдившеся же вѣрою, миръ имамы къ Богу Господемъ нашимъ Іисусъ Христомъ (Рим. 5, 1). — Никтоже можетъ рещи Господа Іисуса, точію Духомъ Святымъ (1 Кор. 12, 3). И еще: никто не можетъ получить Духа Святаго, какъ только отъ Господа (Іоан. 20, 22). — Раздѣленія же дарованій суть, а тойжде Духъ: и раздѣленія служеній суть, а тойжде Господь: и раздѣленія дѣйствъ суть, а тойжде Богъ, дѣйствуяй вся во всѣхъ (1 Кор. 12, 4-6). И еще: отъ славы въ славу, яко же отъ Господня Духа (2 Кор. 3, 18). И слова: не оскорбляйте Духа Святаго, имже знаменастеся въ день избавленія (Ефес. 4, 30) подобны словамъ: если раздражаемъ Господа, еда крѣпчайши его есмы (1 Кор. 10, 22)? А слова: Духъ явственнѣ глаголетъ (1 Тим. 4, 1) сходны съ словами: сице глаголетъ Господь Вседержитель (Агг. 1, 2; 2, 6 и др.). Слова: Духъ мой настоитъ посредѣ васъ (Агг. 2, 6) похожи на слова: аще кто отверзетъ Мнѣ, вниду я и Отецъ, и обитель у него сотворимъ (Апок. 3, 20; Іоан. 14, 23). Исаія говоритъ: и на немъ Духъ Божій (Ис. 11, 2), а Христосъ говоритъ: Духъ Господень на мнѣ, егоже ради помаза мя (Лук. 4, 18); и еще: Іисуса, иже отъ Назарета, котораго (Богъ) помаза Духомъ Святымъ (Дѣян. 10, 38); или: Господь посла мя, и Духъ Его (Ис. 48, 16). Ясенъ и гласъ Серафимовъ взывающій: святъ, святъ, святъ Господь Саваоѳъ (Ис. 6, 3). Если же услышишь слова: десницею Божіею вознесеся и обѣтованіе Духа пріемъ отъ Отца (Дѣян. 2, 33), или: ждати обѣтованія Отча, еже слышасте (Дѣян. 1, 4), или: Духъ изведе Его въ пустыню (Марк. 1, 12), или, что Самъ Христосъ говоритъ: не пецытеся, что возглаголете, потому что Духъ Отца Моего будетъ глаголяй въ васъ (Матѳ. 10, 19-20), или: аще ли же о Дусѣ Божіи изгоню бѣсы (Матѳ. 12, 28), или: хулящій на Духа Святаго, не имать отпущенія и такъ далѣе (Марк. 3, 29; Матѳ. 12, 32) или: Отче, въ руцѣ твои предаю духъ мой (Лук. 23, 46), или: отроча растяше и крѣпляшеся Духомъ (Лук. 1, 80), или: Іисусъ исполнь Духа Свята возвратися отъ Іордана (Лук. 4, 1), или: возвратися Іисусъ силою Духа (Лук. 4, 14), или: рожденное отъ Духа, духъ есть (Іоан. 3, 6), — то всѣ эти слова сходны съ слѣдующими: еже бысть. Въ томъ животъ бѣ (Іоан. 1, 3-4); или: и Азъ умолю Отца, и иного Утѣшителя дастъ вамъ: Духа истины (Іоан. 14, 16-17), или, какъ говорилъ Петръ Ананіи: почто исполни сатана сердце твое, солгати Духу Святому, и потомъ: не человѣкомъ солгалъ еси, но Богу (Дѣян. 5, 3-4). Значитъ, Духъ Святый есть Богъ отъ Бога, — Богъ, которому солгали утаившіе отъ цѣны села (Дѣян. 5, 3). И еще: Богъ явися во плоти, оправдася въ Дусѣ (1 Тим. 3, 16). Больше этого я не имѣю, что сказать. И Сынъ есть Богъ. Отъ нихъ же, говоритъ Апостолъ, Христосъ по плоти, сый надъ всѣми Богъ (Рим. 9, 5). Вѣруй, сказано также, въ Господа Іисуса, и спасешися (Дѣян. 16, 31). И еще: и говорилъ имъ слово Господне. Введъ же я въ домъ, постави имъ трапезу, и возрадовася со всѣмъ домомъ, вѣровавъ Богу (Дѣян. 16, 32. 34). Или: въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово (Іоан. 1, 1). Или: да ученіе Спасителя нашего Бога украшаютъ (Тит. 2, 10). Или: явися благодать Божія спасительная всѣмъ человѣкомъ, наказующи насъ (Тит. 2, 11-12). Или: ждуще блаженнаго упованія и явленія славы Господа и Спаса нашего Іисуса Христа (Тит. 2, 13). Или: вотъ служеніе Духа и Слова. Внимайте же, сказано, себѣ и всему стаду, въ немже васъ Духъ Святый постави епископы пасти церковь Бога (Дѣян. 20, 28). Это похоже на слова: благодарю укрѣпляющаго мя Христа Іисуса Господа нашего, яко вѣрна мя непщева, положивъ въ службу (1 Тим. 1, 12).

70. И, такъ, Сынъ и Духъ Святый, какъ доказано, дѣйствуютъ вмѣстѣ со Отцемъ: ибо Словомъ Господнимъ небеса утвердишася, и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6). Духъ же Святый есть покланяемъ, потому что покланяющіеся Богу должны покланяться Духомъ и истиною (Іоан. 4, 24). Если же истина дѣйствуетъ вмѣстѣ съ Духомъ, то тварь не производитъ твари, ни Божество не бываетъ сотвореннымъ, ни Богъ не разумѣется ограниченнымъ мѣрою или объемомъ; ибо Онъ неописуемъ, невмѣстимъ, непостижимъ, но объемлетъ всѣ дѣла Божіи. Твари же не должно приносить служенія: потому что послужиша твари паче Творца, и объюродѣша (Рим. 1, 25. 22). Дѣйствительно: какъ не глупо твари приписывать Божество и нарушать первую заповѣдь, гласящую: слыши Израилю: Господь Богъ твой Господь единъ есть (Втор. 6, 4), не будетъ тебѣ Богъ новъ (Псал. 80, 10)? Въ святыхъ писаніяхъ различными именами называются Отецъ и Сынъ и Святый Духъ. Отецъ называется Отцемъ вседержителемъ, Отцемъ всѣхъ, Отцемъ Христа, а Сынъ — Словомъ, Христомъ, Свѣтомъ истиннымъ, Духъ же Святый — Утѣшителемъ, Духомъ истины, Духомъ Божіимъ, Духомъ Христовымъ. Итакъ, что же? И Богъ Отецъ разумѣется, какъ свѣтъ, но какъ свѣтъ, чрезмѣрно блестящій, какъ сила и премудрость. Если же Богъ Отецъ свѣтъ, то и Сынъ — свѣтъ отъ свѣта и поэтому во свѣтѣ живый неприступнѣмъ (1 Тим. 6, 16). Богъ же вообще есть сила и потому — Господь силъ. Богъ есть и премудрость, и такимъ образомъ Сынъ есть премудрость отъ премудрости, въ немже вся сокровища премудрости сокровенна (Кол. 2, 3). Богъ есть и жизнь, потому и Сынъ есть жизнь отъ жизни: Азъ есмь истина и животъ (Іоан. 14, 6). Духъ же Святый отъ обоихъ, Духъ отъ Духа; ибо Духъ есть Богъ (Іоан. 4, 24); Божество, раздаятель дарованій, истиннѣйшій, просвѣтительный, утѣшительный, возвѣститель изволеній Отца. Ибо какъ Сынъ — велика совѣта Ангелъ (Ис. 9, 6), такъ и Духъ Святый. Но мы, сказано, пріяхомъ Духа Божія, да вѣмы, яже отъ Бога дарованная намъ, яже и глаголемъ не въ убѣдительныхъ премудрости словесѣхъ, но въ явленіи Духа Божія, духовная духовными сразсуждающе (1 Кор. 2, 12. 13. 4).

71. Но кто нибудь скажетъ: и такъ, мы говоримъ, что существуютъ два Сына? Какъ же такъ, когда Сынъ единороденъ? Тѣмже убо, ты кто еси противуотвѣщаяй Богови (Рим. 9, 20)? Если Писаніе называетъ Сыномъ произшедшаго отъ Отца, а Святаго Духа — отъ обоихъ, то эти два Лица, разумѣваемыя отъ святыхъ только вѣрою, свѣтлыя и свѣта податели, имѣютъ дѣятельность просвѣтительную и во свѣтѣ вѣры хранятъ согласіе съ Самимъ Отцемъ. Послушай ты: Отецъ истинно есть Отецъ Сына, всецѣлый свѣтъ, и Сынъ есть Сынъ истиннаго Отца, свѣтъ отъ свѣта, не такъ, какъ творенія или созданія только наименованіемъ, и Духъ Святый есть Духъ истины, третій свѣтъ отъ Отца и Сына. Прочіе всѣ называются сынами по усыновленію или по сравненію, или по призванію, а не по дѣйствію, сходному съ дѣйствіемъ Сына, или по силѣ, или по свѣту, или по мысли, какъ сказано: сыны родихъ и возвысихъ (Ис. 1, 2), или: азъ рѣхъ: бози есте и сынове Вышняго вси (Псал. 81, 6), или: родивый капли росныя (Іов. 38, 28), или: изъ негоже всяко отечество на небесѣхъ и на земли (Ефес. 3, 15), или: Азъ утвержаяй громъ и созидаяй вѣтръ (Амос. 4, 13). Истинный Отецъ не началъ быть Отцемъ такъ, какъ прочіе отцы или патріархи, и не перестанетъ никогда быть Отцемъ. Ибо если бы Онъ началъ быть Отцемъ, то Сынъ былъ бы нѣкогда сыномъ другаго отца, прежде чѣмъ существовалъ самый Отецъ Единороднаго. Подобно отцамъ и дѣти мыслятся отцами, и для открытія истиннаго отца — родоначальника нужно идти до безконечности. И истинный Сынъ не началъ только что быть Сыномъ, какъ другія чада по усыновленію. Если бы Онъ началъ быть Сыномъ, значитъ было нѣкогда время, когда не существовалъ Отецъ Единороднаго. И Духъ истины не есть существо созданное или сотворенное, какъ прочіе духи. И велика совѣта Ангелъ называется не въ томъ смыслѣ, какъ прочіе ангелы. Тѣ имѣютъ начало и конецъ, а Они (Сынъ и Духъ Святый) имѣютъ непостижимую власть и силу. Они сотворили все, въ безконечные вѣки содѣйствуя Отцу, а тѣ творятся Ими, какъ Они восхотѣли. Тѣ служатъ Имъ, а Они принимаютъ служеніе отъ всѣхъ тварей. Они врачуютъ свои творенія, а эти принимаютъ отъ нихъ врачеваніе. Тѣ подвергаются суду по заслугамъ, а Они творятъ праведный судъ. Тѣ существуютъ во времени, а Они внѣ времени. Они просвѣщаютъ все, а тѣ просвѣщаются. Они призываютъ младенцевъ на высоту, а тѣ призываются отъ Совершеннаго. Они даруютъ всѣмъ, а тѣ получаютъ дары. И вообще сказать: тѣ воспѣваютъ святость на небесахъ небесъ и въ прочихъ невидимыхъ мѣстахъ, а Они, достойно воспѣваемые, дары подаютъ достойнымъ.

72. Писаніе говоритъ о многихъ духахъ: творяй ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный (Псал. 103, 4), и еще: всѣ духи хвалите Господа (Псал. 150, 6). Достойнымъ же подаются дары различенія духовъ (1 Кор. 12, 10). Иные духи суть небесные, радующіеся истинѣ; другіе — земные, подверженные обольщенію и заблужденію; иные же — подземные, чада бездны и тьмы моляху Его, говоритъ Евангеліе, да не пошлетъ ихъ въ бездну (Лук. 8, 31). Равнымъ образомъ Христосъ повелѣвалъ духамъ и изгонялъ духовъ словомъ и не оставляше ихъ глаголати (Марк. 1, 34). Говорится еще о духѣ суда и духѣ зноя (Ис. 4, 4); говорится и о духѣ міра: мы же не духа міра пріяхомъ (1 Кор. 2, 12); говорится и о духѣ человѣка: кто бо вѣсть отъ человѣкъ яже въ человѣцѣ, точію духъ человѣка (1 Кор. 2, 11)? Упоминается и духъ ходяй и не обращаяйся (Псал. 77, 39): яко духъ пройде въ немъ, и не будетъ (Псал. 102, 16); и еще: отъимеши духъ ихъ, и исчезнутъ (Псал. 103, 29). И еще: дуси пророчестіи пророкомъ повинуются (1 Кор. 14, 32); или: вотъ духъ лживый ста предъ Господемъ, и рече ему (Господь): въ чемъ прельстишь Ахаава? Буду, говоритъ, духъ лживъ во устѣхъ пророкъ (3 Цар. 22, 21-22). Говорится также о духѣ умиленія (Рим. 11, 8), о духѣ страха (2 Тим. 1, 7), о духѣ пытливомъ (Дѣян. 16, 16), о духѣ блуженія (Ос. 4, 12), о духѣ бурномъ (Псал. 10, 6), о духѣ многоглаголивомъ (Іов. 8, 2), о духѣ недужномъ (Лук. 13, 11), о духѣ нечистомъ, духѣ глухомъ и духѣ нѣмомъ (Марк. 9, 25), о духѣ гугнивомъ (Марк. 7, 32), о духѣ лютомъ зѣло, который называется легеонъ (Матѳ. 8, 28 и Лук. 8, 30), наконецъ о духахъ злобы (Ефес. 6, 12). Люди умные найдутъ безчисленныя свидѣтельства о духахъ. Но какъ много сыновъ по усыновленію или по названію, а не истинныхъ, которые склонны ко грѣху, потому что имѣютъ начало и конецъ: такъ весьма много и духовъ по усыновленію или названію, которые расположены ко грѣху. Но Святымъ Духомъ называется единый Духъ отъ Отца и Сына, Духъ истины (Іоан. 14, 17), Духъ Божій (Рим. 8, 9; 1 Кор. 2, 11), Духъ Христовъ (Рим. 8, 9) и Духъ благодати; ибо различно каждому даруется благо: овому духъ премудрости, иному же духъ разума, овому духъ силы, иному же духъ исцѣленій, овому духъ пророчества, другому же духъ разсужденія, овому духъ языковъ, другому же духъ сказаній и прочія дарованія, какъ говоритъ Апостолъ: единъ и тойжде Духъ, раздѣляяй коемуждо, якоже хощетъ (1 Кор. 12, 8-11). И Давидъ говоритъ: Духъ Твой благій наставитъ мя (Псал. 142, 10); или: Духъ, идѣже хощетъ, дышетъ (Іоан. 3, 8). Этими словами Писаніе указываетъ намъ на ипостасность Святаго Духа. И гласъ его слышиши, но не вѣси, откуду приходитъ, и камо идетъ (тамъ же). И слова: аще не родитесь отъ воды и Духа (Іоан. 3, 5) подобны словамъ Павла: о Христѣ бо Іисусѣ азъ вы родихъ (1 Кор. 4, 15). О Духѣ Господь сказалъ: егда пріидетъ Утѣшитель, егоже Азъ послю вамъ, Духъ истины, иже отъ Отца исходитъ, той свидѣтельствуетъ о Мнѣ (Іоан. 15, 26); и: еще много имамъ глаголати вамъ, но не можете носити нынѣ: егда же пріидетъ Онъ, Духъ истины, наставитъ вы на всяку истину, не отъ себе бо глаголати имать, но елика аще услышитъ, глаголати имать, и грядущая возвѣститъ вамъ. Онъ мя прославитъ, яко отъ моего пріиметъ, и возвѣститъ вамъ все (Іоан. 16, 12-14).

73. Итакъ, если Духъ отъ Отца исходитъ и отъ моего, говоритъ Господь, пріиметъ, то, подобно тому какъ ни Отца кто знаетъ, токмо Сынъ, ни Сына, токмо Отецъ (Матѳ. 11, 27), и Духа, осмѣлюсь сказать, никто не знаетъ, кромѣ Отца, отъ котораго Онъ исходитъ, и Сына, отъ котораго пріемлетъ, равно какъ и Сына и Отца никто не знаетъ, какъ только Духъ Святый, прославляющій ихъ истинно, научающій всему, свидѣтельствующій о Сынѣ, отъ Отца исходящій и отъ Сына пріемлющій, единый путеводитель къ истинѣ, истолкователь святыхъ законовъ, изъяснитель духовнаго закона, наставникъ пророковъ, учитель апостоловъ, освѣтитель евангельскихъ догматовъ, избиратель святыхъ, свѣтъ истинный отъ истиннаго свѣта. А Сынъ есть естественный, Сынъ истинный, Сынъ законный, единый отъ единаго; съ Нимъ вмѣстѣ и Духъ, но называется Духомъ. Сей Богъ прославляется въ Церкви, — всегда Отецъ, всегда Сынъ, всегда Духъ Святый, высокій отъ высокаго и высочайшій, имѣющій безмѣрную разумную славу, Которому подчинено созданное и сотворенное, и все вообще мыслимое и объемлемое взоромъ. Но у Моисея возвѣщается преимущественно единое Божество, у пророковъ проповѣдуется преимущественно двоица, а въ Евангеліяхъ открывается Троица, сообразно съ временами и поколѣніями болѣе способствующая праведнику къ познанію и вѣрѣ. Это познаніе безсмертія происходитъ отъ самой вѣры или сыноположенія. Но сперва она выражаетъ оправданія плотскія, какъ бы воздвигая внѣшнее огражденіе храма при Моисеѣ, а потомъ излагаетъ оправданія души въ остальныхъ пророчествахъ, какъ бы украшая святилище, въ третьихъ же излагаетъ оправданія духа въ Евангеліяхъ, какъ бы устрояя для собственнаго обитанія очистилище и Святое святыхъ. И вмѣсто святой скиніи, святаго храма, имѣетъ одного Праведника, въ немъ пребывающаго. Въ Немъ обитаетъ единое Божество безпредѣльное, единое Божество нетлѣнное, единое Божество недомыслимое, непостижимое, неизъяснимое, невидимое, одно знающее себя, являющее себя кому хочетъ, воздвигающее для себя свидѣтелей, призывающее, предопредѣляющее, прославляющее, изъ ада возводящее, освящающее, соединяющее опять для своей славы и вѣры въ свидѣтели три сія: небесное, земное и преисподнее, духъ, душу и плоть, вѣру, надежду и любовь, прошедшее, настоящее и будущее, вѣкъ вѣка, вѣки вѣковъ и субботы субботъ, обрѣзаніе плоти, обрѣзаніе сердца и обрѣзаніе Христово въ совлеченіи тѣла грѣховнаго (Кол. 2, 11). Вообще Божество очищаетъ себѣ все, невидимое и видимое, престолы, господства, начала, власти, силы. Во всемъ та же премудрость и тотъ же святый гласъ, отъ славы въ славу взывающій: святъ, святъ, святъ (Ис. 6, 3), и возвѣщающій Отца въ Сынѣ, Сына во Отцѣ со Святымъ Духомъ, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь. И скажетъ такъ вѣрующій: да будетъ, да будетъ!

74. О Троицѣ и о единосущіи Бога Отца и Сына и Святаго Духа мы немощные и простые, ничего не мудрствуя, ни подвергаясь обольщенію со стороны людей, напротивъ изъ Божественныхъ Писаній собравъ для желающихъ свидѣтельства такъ, чтобы вѣрные могли воспользоваться ими, а зловѣрнымъ и тщеславнымъ послужили они въ опроверженіе, сдѣлали выборъ свидѣтельствъ, хотя и неполный. Велика сила вѣры въ Духѣ Святомъ, различно проповѣданная во всѣхъ Божественныхъ Писаніяхъ. Но поелику вся непоколебимость нашего спасенія заключается въ непоколебимомъ исповѣданіи вочеловѣченія Спасителя нашего и Его воплощенія и въ утвержденіи надежды на воскресеніе мертвыхъ и наше пакибытіе, то, еще немногое приложивъ къ этому нашему труду, для пользы желающихъ внимательнѣе читать его, мы продолжимъ собираніе свидѣтельствъ изъ тѣхъ же Божественныхъ Писаній и приложеніе ихъ къ изслѣдованію. Какъ мы знаемъ, уже изъ прежде написаннаго, Самъ Господь нашъ въ Евангеліи Своемъ сказалъ ученикамъ своимъ: шедше крестите вся языки во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще ихъ блюсти заповѣди, которыя заповѣдахъ вамъ (Матѳ. 28, 19-20). Сказалъ это Самъ Святый ипостасный Сынъ, отъ Отца произшедшій, Которымъ вѣки, времена и сроки временъ сотворены. Ибо прежде Сына не было ни срока, ни времени: если бы время существовало прежде Сына, то время было бы болѣе Сына; и какъ же тогда вся тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть (Іоан. 1, 3)? Если что произошло, то чрезъ Него произошло, а Самъ Онъ есть несозданный и всегда сущій, потому что Отецъ всегда; былъ и святый Его Духъ всегда былъ. Если время было прежде Сына, то можно опять спросить; кѣмъ же сотворено предварявшее Сына время? Такъ безуміе обратитъ умъ нашъ къ вымыслу, скрывающемуся въ людскомъ предубѣжденіи, или лучше къ блуженію помысловъ, а не къ цѣломудрію. Итакъ, не было времени прежде Сына, потому что не временами произведенъ Сынъ, но Сыномъ произведены времена и ангелы, и другія всѣ созданія. Не было когда либо времени, въ которое бы не существовалъ Сынъ и не было времени, когда бы не существовалъ Духъ.

75. Но нѣкоторые, неправильно читающіе и не разумѣющіе, думаютъ такъ раздѣлять чтеніе изреченія: вся тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже бысть, только до сего мѣста отдѣляя текстъ и принимая это за основаніе къ хулѣ на Духа Святаго. Они заблуждаются относительно чтенія и отъ заблужденія въ чтеніи храмлютъ, обращаясь къ хулѣ. А чтеніе должно быть таково: вся тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже быть, еже бысть въ немъ; то есть, если что произошло, то чрезъ Него произошло. Итакъ, Отецъ былъ всегда, и Духъ отъ Отца и Сына всегда дышетъ. И ни Сынъ не есть созданный, ни Духъ не есть созданный; а все низшее Отца и Сына и Святаго Духа есть созданное и произведенное, не бывшее нѣкогда, произведено же отъ Отца и Сына и Святаго Духа чрезъ всегда сущее Слово со всегда сущимъ Отцемъ. Итакъ, все созданное произошло чрезъ это самое Слово, Царя небеснаго, ипостасное Слово, Спасителя нашего и благодѣтеля. Это есть Самъ Святый Спаситель, сошедшій съ небесъ и удостоившій совершить наше спасеніе въ храминѣ Дѣвы. Онъ отъ Маріи рожденъ, зачатый отъ Духа Святаго; принялъ плоть: Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), не измѣнившись по естеству; своспріялъ человѣчество къ Божеству Своему; будучи совершеннымъ отъ Отца, совершенное исполнивъ домостроительство, Онъ пришелъ въ міръ ради насъ и ради нашего спасенія. Онъ принялъ плоть и душу человѣческую, будучи совершеннымъ отъ Отца, вочеловѣчившись между нами не призрачно, но поистинѣ, такъ что возсоздалъ въ себѣ совершеннаго человѣка отъ Маріи Богородицы чрезъ Духа Святаго. И не такъ обиталъ въ человѣкѣ, какъ обыкновенно бывало, когда говорилъ въ пророкахъ, обиталъ силою и дѣйствовалъ въ нихъ; но Самъ — Слово плоть бысть, не преложившись въ плоть и не измѣнивъ Божества въ человѣчество, но съ собственнымъ тѣломъ своспріялъ человѣчество въ свою собственную ипостась Божества, ипостаснаго Слова Божія. Человѣчество же разумѣю совершенное, то есть все то, что заключается въ человѣкѣ, всѣ свойства, какими обладаетъ человѣкъ, вообще все то, что составляетъ человѣка. Таковаго именно человѣка, пришедъ, воспріялъ Единородный, дабы въ совершенномъ человѣчествѣ, самъ будучи Богъ, совершенно содѣлать все спасеніе, и ничего изъ человѣческаго не оставилъ для того, чтобы оставленная часть не сдѣлалась снова частію пищи діавола.

76. И если нѣкоторые скажутъ, что Онъ принялъ одну плоть, а душу — нѣтъ [43], приплетая что-то баснословное и Писаніе обращая въ басню, то пусть они изъ сказаннаго: мы же умъ Христовъ имамы (1 Кор. 2, 16), изъ этого самаго поймутъ, что говорящіе: мы же умъ Христовъ имамы, имѣли тотъ же умъ, но и этотъ не отвергали. Если же имѣвшіе вмѣстѣ съ умомъ Христовымъ и собственный умъ, владѣли и тѣмъ, и другимъ, причемъ умъ Христовъ могъ дѣлать ихъ лучшими, а ихъ умъ способенъ былъ къ правильному уразумѣнію, то это же самое должно признавать и относительно Христа, то есть, что Онъ, будучи Богъ и умъ Самъ въ себѣ, принялъ и умъ человѣческій вмѣстѣ съ плотію и душею. И такимъ образомъ, какъ человѣкъ, Онъ не отвергъ ума, но Самъ являлся украсителемъ, направителемъ и улучшителемъ его. Ибо какъ плоть принялъ Онъ, не бывъ побѣжденъ плотію такъ и умъ принявъ, онъ не побѣжденъ отъ ума. Напротивъ, отвергающіе умъ во Христѣ впадаютъ въ тягчайшія противорѣчія. Ибо повсюду Божественныя Писанія, ясно вопія, не противъ ума произносятъ обвиненіе, но противъ плоти: плоды плоти, говорятъ они, суть: блудъ, прелюбодѣяніе, студодѣяніе и тому подобное (Гал. 5, 19), и еще: сущіи же во плоти, Богу угодити не могутъ (Рим. 8, 8), также: плоть похотствуетъ на духа (Гал. 5, 17). Объ умѣ же говорится: воспою духомъ, воспою же и умомъ (1 Кор. 14, 15), и: умъ мой безъ плода есть или съ плодомъ (1 Кор. 14, 14). Въ этихъ мѣстахъ умъ, который Писаніе обыкновенно называетъ сердцемъ, полагается вождемъ, такъ сказать, и браздодержцемъ всего сосуда человѣческаго, разсудителемъ добраго и злаго, испытателемъ хорошаго, въ насъ совершающагося. Ибо умъ словеса разсуждаетъ, гортань же брашна вкушаетъ (Іов. 12, 11). Умъ есть разсудительная способность въ человѣкѣ, а не есть способность соглашаться на все, если только самъ не измѣнитъ себя.

77. Если же это такъ, то почему же разсудилось нѣкоторымъ отвергать умъ въ человѣческой природѣ Господа? Что пользы принесли людямъ обратившіеся къ смятенію? Что принесло намъ это, вредъ или пользу? Не думаютъ ли они этимъ, такъ сказать, угодить Христу? Не думаютъ ли сдѣлать Ему великую милость, когда говорятъ, что Онъ не принялъ ума? Но Галаты называются несмысленніи (Гал. 3, 1), Критяне — присно лживи (Тит. 1, 12), Ефремъголубь безумный (Ос. 7, 11); Господь же нашъ вочеловѣчившійся въ сей жизни все воспринялъ въ совершенствѣ, или лучше, принялъ, Самъ бывъ создателемъ своего тѣла, Самъ пріявъ Себѣ, или вложивъ въ себя душу. А нѣкоторые, желая содѣлать недостаточнымъ пришествіе Христа во плоти и совершенное въ Немъ домостроительство, не знаю, что имѣя въ мысли, говорятъ неправильно, будто Христосъ не принялъ ума. Они же считаютъ умъ ипостасію [44] и дерзаютъ примѣнять къ сему то, что въ Писаніи обыкновенно говорится о духѣ въ человѣкѣ, какъ говоритъ Апостолъ: всесовершенъ вашъ духъ и душа, и тѣло въ день Господа нашего Іисуса Христа да сохранится (1 Сол. 5, 23). Ошибаются они; ибо если духъ есть умъ и умъ — духъ, какъ и они думаютъ, душа же инакова отъ ума и отъ духа, то уже не двѣ ипостаси въ человѣкѣ, соединяемыя въ одной ипостаси; уже не одна ипостасная душа и ипостасное тѣло, но находимъ четыре ипостаси: умъ — одна ипостась, душа — другая ипостась, духъ — третья ипостась, тѣло — четвертая ипостась [45]. И если еще будемъ изслѣдовать, то окажется даже болѣе; потому что много именъ прилагается къ человѣку, какъ напримѣръ внутренній человѣкъ и внѣшній человѣкъ (Рим. 7, 22; Ефес. 3, 16; 2 Кор. 4, 16). И всѣ эти имена Писаніе употребляетъ въ духовномъ смыслѣ, обязывая нашъ умъ къ тому, чтобы ничего не оставляли мы изъ относящагося къ спасенію, и чтобы не было для насъ повода къ избѣжанію предлежащаго намъ. Итакъ, это есть въ человѣкѣ; но не должно и много заниматься этимъ. Однако и по ихъ мнѣнію, если умъ есть духъ, и духъ есть умъ, а между тѣмъ и тотъ, и другой существуетъ внѣ души, то опять на какомъ основаніи говоритъ Апостолъ: воспою духомъ, воспою и умомъ (1 Кор. 14, 16)? Этими словами онъ показалъ, что ни умъ не есть духъ, ни духъ не есть умъ.

78. Затѣмъ еще сказано: душа, яже согрѣшитъ, та умретъ (Іез. 18, 4); не думаю, что здѣсь сказано о душѣ отдѣленной отъ тѣла. Бѣ, сказано, въ корабли душъ около седмидесяти (Дѣян. 27, 37); конечно души не были безъ тѣла, но тѣла были съ душами. И опять люди имѣютъ обыкновеніе называть человѣка однимъ какимъ либо именемъ, какъ напримѣръ: господинъ осмидесяти тѣлъ, конечно не бездушныхъ. Такъ и Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), не безъ души, не безъ всякой ея дѣятельности. Ибо, и когда говорится о душѣ, тѣмъ не показывается, что она безъ тѣла; и когда говоримъ о тѣлахъ, не разумѣемъ ихъ существующими безъ души. Итакъ, что же думали тѣ, которые хотятъ отвергать присутствіе ума въ человѣческой природѣ Христа? Или что пользы принесло это Церкви? не смятеніе ли, напротивъ, принесло это? Размышляющій такимъ образомъ не дѣлаетъ ли неполнымъ наше спасеніе? Что касается до насъ, мы не можемъ почитать умъ чѣмъ либо инымъ и не можемъ называть его особою сущностію, но соединеннымъ съ душею, разумнымъ и мыслящимъ въ каждомъ даже изъ заблуждающихся. Говоря примѣнительно къ понятію человѣческому: что глаза въ тѣлѣ, то и умъ въ душѣ. Но опять и это мы утверждаемъ не съ цѣлію спора, а просто признаемъ умъ мыслительною способностію въ людяхъ. Итакъ, что такое человѣкъ? Душа, тѣло, умъ и т. п. Что спасти пришелъ Господь? Конечно, человѣка совершеннаго. Слѣдовательно, Онъ принялъ совершенно все, что есть въ человѣкѣ; поелику иначе откуда же исполнилось бы въ Немъ все то, что предсказываемо и возвѣщаемо было о Немъ, какъ человѣкѣ, состоящемъ изъ ума, тѣла и души, и всего человѣческаго, кромѣ грѣха? Это ясно предлагаетъ намъ Божественное слово, говоря: се уразумѣетъ Отрокъ Мой возлюбленный, его же изволихъ, нань-же благоволи душа Моя. Положу духъ Мой и прочее (Ис. 42, 1; Матѳ. 12, 18). Итакъ, уразумѣніе въ чемъ исполнилось? Если въ Божествѣ, то значитъ Божество лишено было разумѣнія? — Да не будетъ! Это исполняется въ Господнемъ человѣкѣ. Если же это исполнилось на Господнемъ человѣкѣ, то какъ уразумѣетъ человѣчество Его безъ ума? Это невозможно. Если же вообще: уразумѣетъ относится ко Христу, а Христосъ есть свыше низшедшій Богъ Слово, содѣлавшійся плотію отъ Маріи и по вочеловѣченіи съ нами пожившій, согласно написанному (Вар. 3, 38), то несомнѣнно, что домостроительство вочеловѣченія Онъ принялъ вмѣстѣ съ умомъ, поелику Ему приличествуетъ разумѣніе. Поэтому о Немъ и говоритъ Евангеліе: преспѣваше премудростію и возрастомъ (Лук. 2, 52). Не Божество само принимало прибавленіе возраста, и не оно, само все будучи премудрость, нуждалось въ прибавленіи премудрости. Премудростію же преспѣваше человѣчество Спасителя, не безъ ума существующее, поелику иначе оно не могло бы и быть одареннымъ премудростію. Оно же и возрастомъ преспѣваше, когда Отрокъ укрѣплялся тѣлесно, какъ того требовала истинность воплощенія.

79. Если же, какъ говорятъ еретики, по причинѣ принятія ума Онъ подлежитъ власти грѣха, то тѣмъ болѣе это мы должны бы признать за Нимъ въ виду принятія Имъ плоти, безъ которой грѣхъ не совершается: явлена же суть дѣла плотская (Гал. 5, 19); почему конечно мы должны будемъ признать и то, что Онъ согрѣшилъ во плоти, принявъ плоть. Вѣмъ бо, говоритъ Апостолъ, яко не живетъ во мнѣ ничто доброе, сирѣчь въ плоти моей (Рим. 7, 18). Кто же дерзнетъ сказать, что Спаситель, вслѣдствіе принятія плоти, увлеченъ былъ плотію и совершалъ не благословныя дѣла плоти, какъ свойственныя всему составу ея? Однако, хотя Онъ имѣлъ и слабую плоть человѣческую, но нисколько не подвергавшуюся грѣхопаденіямъ. Ибо снизшедшій свыше отъ Отца Богъ-Слово, благоволивъ быть во плоти, обуздывалъ свой сосудъ (плоть) и, какъ хотѣлъ, могъ удерживать его отъ всякаго неблагопотребнаго плотскаго дѣйствія, и согласно съ своею волею; допускалъ только къ удовлетворенію благословныхъ и приличествующихъ Его Божеству тѣлесныхъ потребностей. Ибо, имѣя умъ воистину, какъ имѣя и всю человѣческую природу воистину, Онъ не простирался къ удовлетворенію неразумныхъ похотей, ни, подобно намъ, дѣлъ плоти не совершалъ или не замышлялъ, но совершалъ все, какъ Богъ, явившійся въ истинной плоти, принятой отъ Дѣвы Маріи, съ плотію, душею, умомъ и всѣмъ составомъ пожившій въ человѣческомъ родѣ, снизшедшій свыше отъ Отца ипостасный Богъ-Слово. Но да не мудрствуютъ нѣкоторые, злоупотребляя такимъ изреченіемъ, какъ разумѣй званіе мое (Псал. 5, 2). Ибо по неправильному словоупотребленію это сказано о молитвѣ, и такое употребленіе ясно; но и образъ плотскаго пришествія Его предсказанъ; потому что истинно сказанное: и преспѣваше возрастомъ.

80. Что же таковые думаютъ говорить, когда мы утверждаемъ, что Христосъ родился отъ Маріи совершеннымъ человѣкомъ или имѣлъ умъ? Не будемъ предполагать, что Онъ подверженъ былъ грѣхамъ. Да не будетъ! Онъ грѣха не сотвори, ни обрѣтеся лесть во устѣхъ Его (1 Пет. 2, 22). Ибо, если Онъ вдохнулъ свою силу въ святыхъ, и о тѣхъ, въ которыхъ Онъ вдохнулъ ее, есть свидѣтельства, что они были святы, праведны, проводили дни свои непорочными, то гораздо болѣе Онъ самъ, въ Которомъ Богъ благоволилъ вселиться всякому исполненію Божества тѣлеснѣ (Кол. 2, 9). Хотя Онъ и принялъ отъ Маріи Приснодѣвы истинную плоть и душу человѣческую истинно, и умъ, и все иное, что только есть въ человѣкѣ; но имѣя въ себѣ все это, обладалъ всѣмъ какъ Богъ, не дѣлая все таковое причастнымъ злу, не допуская себя быть сокрушаемымъ отъ лукаваго, увлекаемымъ въ удовольствія, подвергающимся прегрѣшенію Адамову. Поэтому-то и говоритъ Апостолъ: бываемый подъ закономъ (Гал. 4, 4), и еще: образомъ обрѣтеся якоже человѣкъ (Флп. 2, 7). Выраженія: образомъ и подъ закономъ, съ той и другой стороны сводимыя къ одному, означаютъ совершенство и безстрастіе. Изъ выраженія: бываемый выясняется то, что Онъ совершенъ, а изъ выраженія: подъ закономъ то, что былъ человѣкомъ не призрачно; выраженіе: образомъ означаетъ постоянство вида; изъ выраженія: якоже человѣкъ видна безгрѣшность. Если же это такъ, то никто да не обольщается пустыми баснями. Если рожденный свыше отъ Отца истинно, рожденъ и отъ Маріи, то и рожденіе долу истинно. И если свыше Онъ несовершенъ, то и долу несовершенъ. Если же свыше совершенъ, то и долу совершенъ. Не въ иномъ совершенномъ Онъ обиталъ, но Себя Самого во всемъ имѣлъ совершеннымъ. И воскресъ изъ мертвыхъ, не раздѣлившись во гробѣ на тѣло и Божество, и на душу въ преисподнихъ, уже не подвергаясь болѣе осязанію и не удаляясь, но входя дверемъ затвореннымъ (Іоан. 20, 19), осязаемый Ѳомою, чтобы не уподобиться призраку, но быть истиннымъ человѣкомъ. Когда Ѳома увѣрился, тогда исполнилось предсказанное: Бога взыскахъ рукама моима, и не прельщенъ быхъ (Псал. 76, 8). Одинъ и тотъ же Богъ и одинъ и тотъ же человѣкъ, не содѣлавшій сліянія, но два соединившій во едино, не перешедшій къ небытію, но соукрѣпившій земное тѣло Божествомъ, соединилъ въ одну силу, свелъ къ единому Божеству: единъ Господь, единъ Христосъ, а не два Христа и не два Бога. Въ Немъ тѣло духовное, въ Немъ Божество непостижимое; пострадавшее въ Немъ не есть тлѣнное, безстрастное же нетлѣнно; все въ Немъ нетлѣніе. Онъ есть Богъ Господь, сѣдящій одесную Отца, не оставившій плоти, но соединивъ во едино и все — во единое Божество, сѣдитъ одесную Отца.

81. Сей Единородный, совершенный, несозданный, непреложный, неизмѣнный, непостижимый, невидимый, вочеловѣчившійся среди насъ, воскресшій духовно и уже не умирающій, уже не бѣднѣющій, насъ ради обнищавшій, богатъ сый (2 Кор. 8, 9), весь Духъ, соединившій тѣлесное и Божественное, единый Господь, Царь, Христосъ, Сынъ Божій, возсѣвшій на небѣ одесную Отца превыше всякаго начальства и власти, силы и всякаго имене именуемаго (Ефес. 1, 21), говоритъ въ Евангеліи: шедше крестите вся языки во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19). Частица же: и, находящаяся между ихъ именами, не означаетъ сліянія Сына съ Отцемъ, но ею Сынъ даетъ знать объ Отцѣ, какъ Отцѣ истинномъ, Себя самого представляетъ истиннымъ ипостаснымъ Словомъ и Святаго своего Духа ипостаснымъ Духомъ и Духомъ истины, несозданнымъ, непреложнымъ, неизмѣннымъ; не такъ, какъ если бы кто предположилъ, влекомый коварнымъ замысломъ противъ вѣры, скрывая движеніе ногъ своихъ и коварствуя противъ истины; потому что Богъ испытуетъ сердца и утробы (Псал. 7, 10). Еретикъ говоритъ: несомнѣнно вѣрую, что Отецъ есть Отецъ, Сынъ есть Сынъ и Святый Духъ есть Святый Духъ, и исповѣдую три ипостаси во единомъ существѣ; не говорю объ иномъ существѣ помимо Божества или объ Иномъ Божествѣ помимо существа; но для точности мы называемъ это существомъ, дабы не говорить объ иномъ и иномъ видѣ Божества въ Троицѣ. Таковый, прикрываясь, какъ я сказалъ, легкомысленно и коварно говоритъ: вѣрую, что Отецъ есть Отецъ, Сынъ есть Сынъ, Духъ Святый есть Духъ Святый; сокровенную же мысль имѣетъ такую, что какъ бы уподобивъ Божество намъ, говоритъ въ себѣ: какъ я имѣю тѣло, душу и духъ человѣческій, такъ и Божество. Отецъ есть какъ бы, такъ сказать, видъ или форма; Сынъ — какъ бы душа въ человѣкѣ; а Духъ — какъ бы дышущее посредствомъ человѣка. Ибо нѣкоторые коварствуютъ и такъ думаютъ о Божествѣ. Мы же не такъ научены; но вотъ Отецъ на небѣ свидѣтельствуетъ гласомъ; вотъ Сынъ во Іорданѣ; вотъ Духъ Святый является сходящимъ въ видѣ голубя (Матѳ. 3, 16-17), но является Самъ по Себѣ, будучи Самъ по себѣ ипостасію, не иного существа по сравненію съ существомъ Отца и Сына, но того же самаго. Еще иначе: вотъ Отецъ сѣдитъ на небѣ; при этомъ выраженіе: сѣдитъ опять не въ человѣческомъ смыслѣ понимай, но въ неизъяснимомъ и непостижимомъ смыслѣ. И не сказано: взошелъ Сынъ ко Отцу, но сѣде одесную Отца (Евр. 1, 3; 8, 1; 12, 2; Кол. 3, 1 и др.). И опять, говоря о Духѣ Святомъ, училъ Единородный: иду, и Онъ пріидетъ, Духъ Святый, Духъ истины. Аще бо не иду Азъ, и Онъ не пріидетъ (Іоан. 16, 5-13). А если бы Духъ былъ сліяннымъ съ Нимъ, съ Сыномъ, то не сказалъ бы: иду Я, и Онъ пріидетъ; но Онъ хотѣлъ показать въ Себѣ и въ Немъ особыя ипостаси. Едино же Божество, единъ Богъ, едина истина.

82. Итакъ, я написалъ это для всякаго желающаго знать и возлюбить порядокъ жизни нашей и несомнѣнное исповѣданіе, отъ закона и пророковъ, Евангелій и Апостоловъ, и отъ временъ Апостоловъ до нашихъ временъ въ Церкви вселенской неповрежденно сохраненное. По причинѣ же зависти и возстанія противъ единой и истинной вѣры со стороны воздвигавшихся мало помалу въ извѣстное время ересей, эта самая вѣра и надежда и спасеніе наше, преслѣдуемыя ими (ересями), однако же пребывали въ своей истинѣ, между тѣмъ какъ ереси во всякое время оскверняли себя и отчуждались отъ Церкви. Такъ и недавно еще слышали мы, что нѣкоторые изъ занимающихъ первое мѣсто, по мнѣнію нѣкоторыхъ, въ числѣ подвижниковъ въ Египтѣ, въ Ѳиваидѣ и въ другихъ странахъ мыслятъ подобно іеракитамъ и говорятъ о воскресеніи нашей плоти, не этой самой, но иной какой-то вмѣсто нея [46]. Такъ какъ таковые отвратились отъ истины и обратили истину Божію и твердую нашу надежду въ басни: то посему мы вынуждаемся и о семъ опять сказать.

83. Невѣрные (язычники) совершенно отрицаютъ воскресеніе, а у зловѣрныхъ, нелѣпо и безумно отпадшихъ отъ истинной надежды, таково мнѣніе о воскресеніи. И язычники совершенно отрицаютъ воскресеніе по причинѣ нечестія и множества совершавшихся у нихъ беззаконій; они ненавидятъ воскресеніе, чрезъ которое должны будутъ подвергнуться позору за невѣдѣніе Бога и Его заповѣдей. Но они воскреснутъ, хотя и не желаютъ того. И вся тварь ясно обличаетъ ихъ, каждый день являя видъ воскресенія: день оканчивается и представляетъ образъ смерти, указывая на наше упокоеніе; начинается день, возбуждая насъ отъ сна, и тѣмъ показываетъ знаменіе воскресенія. Снимаются плоды и прекращается обычное положеніе дѣлъ, а тѣмъ самымъ опредѣляется образъ нашего отшествія изъ сей жизни. Земля засѣвается и даетъ ростки, и срубленное послѣ срубки оживаетъ. Саранча умираетъ, схоронивъ въ землѣ изверженный ею нѣкоторый плодъ свой: и по времени земля отдаетъ погребенное. Сѣмена растеній сѣются и прежде умираютъ, а потомъ приносятъ плодъ: ибо если не умрутъ, то и не оживутъ (ср. 1 Кор. 15, 36). Даже и въ насъ самихъ Богъ положилъ печати воскресенія, свидѣтельствующія о надеждахъ нашихъ, посредствомъ десяти ногтей рукъ и десяти же ногтей ногъ; также и посредствомъ вѣнка волосъ Онъ возвѣстилъ наше воскресеніе: ибо кажущееся мертвымъ въ насъ тѣло, то есть волосы, каждый разъ остригаемые и снова вырастающіе, свидѣтельствуютъ о надеждѣ воскресенія.

84. И несказанное число примѣровъ можно привести для убѣжденія невѣрныхъ. Но не можетъ убѣдить ихъ ни птица, называемая дикимъ голубемъ, ни животное именуемое кротомъ: изъ нихъ послѣднее бываетъ мертвымъ въ теченіи шести мѣсяцевъ, а дикій голубь — въ теченіи сорока дней, и послѣ этого времени они снова оживаютъ. А жуки, съ приближеніемъ ихъ смерти, скрываютъ себя самихъ въ навозный шарикъ, соорудивъ таковой шарикъ въ землѣ и зарывъ себя въ немъ; а послѣ того, испустивъ изъ себя нѣкоторую жидкость, оказываются такимъ образомъ снова оживающими сами собою. Объ аравійской же птицѣ фениксѣ излишне было бы мнѣ и говорить: ибо слухъ о ней дошелъ до многихъ вѣрныхъ и невѣрныхъ. Сказаніе о ней является въ такомъ видѣ: завершая пятисотый годъ своей жизни и зная наступающее время своей кончины, она устрояетъ гнѣздо изъ ароматовъ и переноситъ его въ египетскій городъ, такъ называемый Иліополь, на египетскомъ же и на еврейскомъ нарѣчіяхъ именуемый: Онъ. Здѣсь, съ помощію частыхъ ударовъ собственными крыльями въ свою грудь, она производитъ огонь изъ своего тѣла, зажигаетъ имъ какое либо попавшеся на томъ мѣстѣ вещество и такимъ образомъ предаетъ всесожженію себя саму и всю плоть свою съ костями. Но по Божественному промышленію ниспосылается облако и изводитъ изъ себя дождь, который погашаетъ пламя, истребившее тѣло птицы, когда птица уже мертва и почти совсѣмъ изжарена. Когда же пламя погашено, остатки плоти ея еще представляютъ тѣло и, въ одинъ день исчезнувъ, раждаютъ червя. Червь оперяется, являясь птенцемъ, а на третій день выростаетъ совсѣмъ и, выросши, являетъ себя взорамъ мѣстныхъ жителей; но затѣмъ снова улетаетъ въ свое отечество и тамъ успокоивается.

85. Удивлюсь я обольщенному во всемъ разуму невѣрныхъ еллиновъ и другихъ варваровъ, что они въ басняхъ своихъ не стыдятся всячески обозначать воскресеніе и часто проповѣдывать о воскресеніи. Такъ напримѣръ передается въ басняхъ ихъ объ Алкистѣ дочери Пелія, умершей за мужа своего Адмита и Иракломъ черезъ три дня воздвигнутой и возведенной изъ преисподнихъ [47]. Тоже передается и о Пелопсѣ, сынѣ Тантала, послѣ того какъ тѣло его собственнымъ отцемъ его было изрублено для принесенія въ жертву лжеименнымъ богамъ ихъ [48]. Также и Евклеисъ воззванъ былъ къ жизни Асклипіемъ (Эскулапомъ) [49]. Касторъ, ради Полидевка, брата своего, добровольно пожелалъ мѣняться съ нимъ жизнію черезъ день [50]. Подобно тому и Протезилай ради Лаодаміи [51]. Передается также и о Сизифѣ, Танталѣ, о дочеряхъ Кавказа, называемыхъ Эринніями, и о Тирезіи, заключенныхъ въ тартаръ и тамъ несшихъ наказаніе, первьій чрезъ подниманіе камня, второй чрезъ вращеніе колеса, остальные — иного рода наказанія, и еще продолжающихъ нести наказаніе, какъ не перешедшихъ къ небытію, но существующихъ въ тѣлахъ [52]. Ибо если бы они не имѣли тѣлъ, то какъ могли бы быть преданы наказаніямъ посредствомъ подниманія камня и вращенія колеса? И многое объ этомъ можно было бы сказать въ утвержденіе вѣры нашей и въ ихъ изобличеніе.

86. Но и изшедшіе отъ ересей проповѣдуютъ подобное сему и согласное съ такимъ невѣріемъ, при чемъ нѣкоторые изъ еретиковъ говорятъ, что будетъ воскресеніе не тѣла, а души [53]. Такъ точно думаютъ и разсуждаютъ и вышеназванные еллины, такъ что рѣчь ихъ является болѣе пустословіемъ и возбуждаетъ только смѣхъ. Ибо, если еретики говорятъ о воскресеніи и вообще признаютъ воскресеніе, но только относятъ его къ душамъ, то такое мнѣніе нелѣпо: потому что какъ воскреснетъ душа не умершая? Мы не души погребаемъ въ гробахъ, но тѣла; не души падаютъ мертвыми, но тѣла, какъ и есть обычай называть мертвыя тѣла падалью (трупами) [54]. Такимъ образомъ, если исповѣдуется у нихъ воскресеніе, то всякому извѣстно, что это воскресеніе не души, но тѣла умершаго. А язычники совсѣмъ отрицающіе воскресеніе, сами изобличаются тѣмъ, что относятъ въ гробницы пищу и питіе во дни такъ называемыхъ всенародныхъ праздниковъ. Они предаютъ всесожженію яства и возливаютъ вино, никакой пользы не принося мертвымъ, а болѣе себѣ самимъ принося вредъ. Притомъ имѣя такой обычай, они тѣмъ самымъ какъ бы невольно исповѣдуютъ воскресеніе мертвыхъ: ибо приходятъ туда, гдѣ положены тѣла скончавшихся, и взываютъ къ погребеннымъ мертвымъ, поименно говоря: встань, такой-то (при чемъ называютъ его имя), ѣшь, пей и возвеселись. И если они думаютъ, что тамъ пребываютъ души умершихъ, гдѣ погребены останки ихъ, то таковое ожиданіе душъ безцѣльно: потому что онѣ ожидаютъ грядущаго дня и воскресенія въ пакибытіе, доколѣ не получатъ сродныя себѣ и сопряженныя съ ними тѣла, хотя язычники и гнушаются плотію, какъ злою и совершенно исчезающею и не имѣющею надежды на воскресеніе. Если же не для того это дѣлаютъ, то на какомъ основаніи, связывая души, которыя лучше существа тѣлъ, подвергаютъ ихъ болѣе осужденію, когда слѣдуютъ такому мнѣнію? Зачѣмъ приникаютъ къ останкамъ скончавшихся? или съ какимъ ожиданіемъ надежды пребываютъ при нихъ? Пусть скажутъ! Но ясно, что души, какъ они думаютъ, не въ гробницахъ пребываютъ, а въ нѣкоторыхъ отдѣльныхъ назначенныхъ отъ Бога для каждой души мѣстахъ, сообразно достоинству жизни, которою онѣ жили, дѣйствовали и жительствовали; тѣла же каждый изъ нихъ собственными руками полагаетъ вблизи въ помѣщеніяхъ для тѣлъ или костей. И когда у всѣхъ существуетъ общее предположеніе и мнѣніе о воскресеніи, и когда это повсюду признано, глупо, что невѣрными, напротивъ, эта истина отвергается, и возможное для Бога не утверждается у нихъ надеждою.

87. Но объ этомъ достаточно, думаю, сказано, хотя изъ многихъ примѣровъ мы предложили немногое. Что же касается до считающихся Христіанами, а между тѣмъ довѣряющихъ ученію Оригена, исповѣдующихъ воскресеніе мертвыхъ, оживленіе нашей плоти и святаго тѣла Господня, заимствованнаго отъ Маріи, а о настоящей нашей плоти говорящихъ, что она не возстанетъ, но что вмѣсто нея дана будетъ отъ Бога другая, то какъ не сказать намъ о мнѣніи ихъ, что оно нечестивѣе другихъ и неразумнѣе языческихъ мнѣній? Ибо, прежде всего, если, по ихъ мнѣнію, возстанетъ иная плоть вмѣсто этой, то не праведенъ судъ Божій, судящій иную плоть вмѣсто согрѣшившей, или иное тѣло приводящій къ славѣ наслѣдія и Царствія небеснаго, вмѣсто тѣла, подвизавшагося въ пощеніяхъ, бдѣніяхъ и гоненіяхъ за имя Божіе. Да какъ и одна душа, безъ соединенія съ грѣшившимъ вмѣстѣ съ нею тѣломъ, будетъ судима, по ученію еретиковъ? Таковая душа возразитъ противъ суда Божія, говоря, что грѣхи принадлежатъ тѣлу. Она имѣетъ и доказательство противъ ученія увлекаемаго болѣе любовію къ спору, нежели истиною; ибо она можетъ сказать: не я грѣшила, но тѣло; съ того времени какъ вышла я изъ тѣла, я ни соблудила, ни прелюбодѣйствовала, ни украла, ни убила, ни совершала идолослуженія, ни другое что либо сдѣлала изъ злаго и непотребнаго. И ея защита окажется благословною. Если же она благословно защищаться будетъ, то что мы скажемъ? Не упраздняется ли чрезъ это судъ Божій? Не неправедно ли Богъ посылаетъ гнѣвъ свой на людей? Да не будетъ!

88. Мы знаемъ, что все возможно для Бога, и что Онъ можетъ и тѣло одно поднять изъ гроба, безъ души, и исчезнувшія тѣла можетъ снова оживить и привести ихъ въ самостоятельное движеніе безъ душъ, если восхощетъ, какъ Онъ напримѣръ содѣлалъ таковое домостроительство съ тѣлами, явившимися въ видѣніи святому Іезекіилю. Ибо Онъ говорилъ святому пророку: прорцы, сыне человѣчь, чтобы соединялась кость къ кости, каяждо къ составу своему (Іез. 37, 4. 7). И было нужно удивляться силѣ Божіей, что когда еще не были введены души, но кости были сухія, эти кости не только имѣли силу двигаться по дѣйствію Божію, но и исполнены были разума и познанія необыкновеннаго. Ибо кости, лежавшія близъ головы, по забвенію не шествовали къ ногамъ; и шейные позвонки, блуждая около позвоночныхъ составовъ, не искали себѣ тамъ мѣста; но каждая изъ костей и двигалась, и шествовала разумно, и прилагалась къ составу своему. Такъ, если восхощетъ Богъ, то можетъ и тѣла безъ души воздвигнуть. Въ этомъ-то Онъ и показалъ свое могущество, что повелѣніемъ даннымъ Іезекіилю, оживилъ сначала то, что для людей было неожиданно. И не сказалъ: прорцы, сыне человѣчь, чтобы сначала пришелъ духъ; но только уже послѣ совершенія труднѣйшаго, ради увѣренія, то есть, послѣ соединенія тѣлъ, повелѣлъ и душамъ войти въ тѣла. И сташа, сказано, соборъ многъ (Іез. 37, 10). Итакъ, Богъ можетъ, говорю, совершить оживленіе тѣла и безъ души, какъ выше показано, но не можетъ судить одно тѣло само по себѣ; потому что оно имѣетъ правую защиту противъ суда Божія [55]. И оно скажетъ: отъ этой души происходилъ грѣхъ, а я не виновно въ немъ. Ибо съ того времени, какъ она вышла изъ меня, прелюбодѣйствовало ли я? соблудило ли? украло ли? служило ли идоламъ? совершило ли какое нибудь другое изъ таковыхъ преступленій? И будетъ, въ силу такого ученія любоспорливыхъ, напрасенъ судъ Божій. Посему какъ тѣло и душа, вмѣстѣ соединенныя, составляли одного отъ Бога произведеннаго человѣка, такъ праведный Судія воздвигнетъ тѣло и дастъ ему душу его. И такимъ образомъ судъ Божій будетъ праведенъ, когда и то, и другая соединятся или для наказанія за грѣхъ, или для воздаянія за богочестіе и добродѣтель, которое будетъ даровано святымъ.

89. Считая это достаточнымъ для утвержденія истины нашей надежды, мы предложили немногое вмѣсто многаго. Теперь же еще прибавимъ нѣчто къ труду нашему противъ говорящихъ, что воздвигнуто будетъ иное тѣло вмѣсто умершаго, для того чтобы принести пользу желающимъ понять это и старающимся не лишиться спасенія [56]. Ибо должно трудиться намъ малѣйшимъ и ничтожнымъ и приносить всѣмъ пользу, и не отрицать воскресенія плоти нашей, въ которомъ заключается всякое сокровище и основаніе всякаго здраваго разумѣнія, и надежда всякаго благодѣланія, согласно сказанному: имамы сокровище сіе въ скуделныхъ сосудѣхъ, и прочее (2 Кор. 4, 7). Мы упражняемся въ воздержаніи, будучи безсильны, наблюдаемъ чистоту души, стремимся дѣлать милостыню, будучи немощны, для того чтобы насладиться тѣмъ, что надѣемся получить въ воскресеніе мертвыхъ. И такимъ образомъ трудящійся основывается на свидѣтельствѣ вѣры, надежды и любви Божіей и за имя Божіе подвергается гоненіямъ посредствомъ пытокъ и другихъ наказаній человѣческихъ, на ряду съ тѣми, которые не отрицаютъ воскресенія плоти нашей, но вѣруютъ, что она, будучи сѣема въ землѣ, воздвигнута будетъ. Два ясныхъ и истинныхъ свидѣтельства представили намъ Божественныя Писанія, посредствомъ которыхъ мы можемъ познать надежду нашего воскресенія и не соблазниться баснями людей тщеславныхъ, которые и сами обольщены, и родъ человѣческій обольстили своими сочиненіями. Посему, чтобы не приводить многихъ свидѣтельствъ (а ихъ не мало въ Новомъ и Ветхомъ Завѣтѣ о нашемъ упованіи и воскресеніи), я вкратцѣ скажу нижеслѣдующее.

90. Если бы тѣло воскрешаемое было иное, какъ говорятъ нѣкоторые, то Апостолъ не утверждалъ бы, говоря: подобаетъ бо тлѣнному сему облещися въ нетлѣніе (1 Кор. 15, 53). А чтобы утвердить насъ и относительно славы святыхъ, какъ они имѣютъ просвѣтиться и измѣниться въ славѣ послѣ воскресенія, какъ сказано: востаетъ въ славѣ (1 Кор. 15, 43), Святое Писаніе говоритъ: безумне, ты еже сѣеши, не оживетъ, аще не умретъ: и не самое будущее тѣло сѣеши, но аще случится зерно птеницы или иныхъ сѣмянъ, и Богъ даетъ ему тѣло, якоже восхощетъ (1 Кор. 15, 36-38). Это сказало Писаніе во славу имѣющихъ воскреснуть въ свѣтлости. А чтобы показать, что зерно само по себѣ пріемлетъ славу, сказалъ еще въ Евангеліи Тотъ, Который сказалъ и чрезъ Павла о воскресеніи: аще зерно пшенично падъ на земли не умретъ, то едино пребываетъ: аще же умретъ, многъ плодъ сотворитъ (Іоан. 12, 24). Итакъ, Апостолъ сказалъ о зернѣ, и Спаситель тоже самое зерно тѣла показалъ въ Себѣ Самомъ. Такъ что же скажемъ? Не самое ли посѣянное собственное Его тѣло, то есть оное зерно, воскресло? Или же другое было изъ него черезъ три дня воскресшее отъ гроба, какъ говорятъ ангелы: воста, нѣсть здѣ (Марк. 16, 6); или, какъ Самъ Онъ говоритъ Маріи: не прикасайся Мнѣ, не у бо взыдохъ ко Отцу Моему (Іоан. 20, 17); и какъ, показывая Ѳомѣ руки и ребро, говоритъ: не буди невѣренъ (Іоан. 20, 27)? Но не вѣрнымъ свойственно говорить вообще: Онъ не воскресъ; а зловѣрнымъ свойственно говорить: воскресло не то самое тѣло, которое умерло. Вѣрнымъ же свойственно говорить: это самое тѣло воскресло. И въ томъ же самомъ тѣлѣ Онъ воздвигнетъ насъ, дабы утвердить насъ въ надеждѣ истины.

91. Для этого Онъ сохранилъ и язвы гвоздинныя (Іоан. 20, 25), не уничтоживъ ни ихъ, ни язву отъ копья, хотя и входилъ дверемъ затвореннымъ (Іоан. 20, 19. 26). Ибо плотское тѣло Его воскресло духовнымъ, но не инымъ отъ прежде бывшаго, которое, соединившись съ Божествомъ, украсилось нѣкоторою духовною тонкостію. Если бы эта тонкость не была духовною, то какое отверстіе на землѣ могло бы пропустить даже малое тѣло? Но Онъ хотѣлъ показать, что тлѣнное наше облечется въ нетлѣніе (1 Кор. 15, 53). Ибо, хотя оно и смертно, но облекается безсмертіемъ. Онъ вошелъ чрезъ затворенныя двери, чтобы показать грубое тонкимъ, смертное безсмертнымъ и тлѣнное нетлѣннымъ. А чтобы изобличить всѣхъ не вѣрующихъ въ наше спасеніе, говорю о воскресеніи, — Измѣнившій тѣло въ тонкое и Срастворившій воскресеніе съ духовностію, не уничтожилъ язвъ гвоздинныхъ и язвы отъ копья; но показалъ, что оно было тоже самое, которое пострадало и на крестѣ, что не иное было тѣло воскресшее и не иное отъ него произшедшее, но это самое пострадавшее было и безстрастно, и самое падшее въ землю зерно воскресло, а воскресши стало нетлѣннымъ. И не должны мы еще думать, что какая либо часть изъ него воскресла: оно все не вѣдало истлѣнія; оно все воскресло. Ибо сказано: воста, нѣсть здѣ (Марк. 16, 6). Онъ истинно воскресъ, и не ложны Писанія, заключающія въ себѣ жизнь нашу. И чтобы обольщенные не находили предлога къ перетолкованію, Онъ показалъ Ѳомѣ кости и плоть и говорилъ ученикамъ своимъ: видите, яко Азъ есмь: яко духъ костей и плоти не имать, якоже Мене видите имуща (Лук. 24, 39).

92. Если же кто мудрствуя скажетъ, что тѣло Спасителя нашего было избранное, такъ какъ одно только оно зачато отъ Маріи безъ сѣмени мужа: то никто не можетъ этого ни подтвердить, ни доказать. Если же кто опять мудрствуя скажетъ, что одно только Христово тѣло воскресло все, а наше воскреснетъ не тѣмъ же самымъ, но вмѣсто него воскреснетъ иное: то какъ же говорится: Христосъ воста, начатокъ умершимъ бысть (1 Кор. 15, 20)? Тогда и самое тѣло воскрешаемыхъ должно считать начаткомъ. Пусть же узнаютъ, какъ Христосъ начатокъ умершимъ бысть, пусть не обращаются опять къ иному заблужденію и не думаютъ, что другія мѣста въ Писаніяхъ ложны. Ибо прежде Своего воскресенія Христосъ воскресилъ Лазаря и сына вдовицы Наинской. И Илія воскресилъ мертваго; также и Елиссей воскресилъ двухъ мертвыхъ, одного еще на землѣ бывшаго, а другаго уже погребеннаго. Но тѣ воскресшіе опять умерли и ожидаютъ единаго и всеобщаго воскресенія. Христосъ же начатокъ умершимъ бысть въ томъ смыслѣ, что, воставъ, ктому уже не умираетъ, смерть Имъ ктому не обладаетъ, согласно написанному (Рим. 6, 9). Онъ единожды умеръ за насъ, претерпѣвъ страсть за наши страсти; единожды вкусило смерти, смерти же крестныя (Флп. 2, 8), добровольно ради насъ пришедшее на смерть Слово, чтобы смертію смерть умертвить. Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), не страдая въ Божествѣ, но страдая вмѣстѣ съ человѣчествомъ, такъ что страданіе вмѣнялось Ему, но Самъ Онъ пребывалъ въ безсмертіи; ибо Самъ Онъ сказалъ: Азъ есмь животъ (Іоан. 11, 25; 14, 6). И не въ плоти надежда наша, потому что сказано: проклятъ, иже надѣется на человѣка, и будетъ яко въ дивіей мѵрикѣ (Іер. 17, 5-6).

93. Такъ что же скажемъ? Не ясно ли изъ прежде сказаннаго, что Христосъ есть человѣкъ? Думаю, всякому ясно, что мы несомнѣнно признаемъ Господа Слово человѣкомъ не призрачнымъ, но истиннымъ. Но не должно думать, что Онъ есть человѣкъ, только достигшій славы Божества; потому что не на человѣка наша надежда спасенія: никто изъ всѣхъ отъ Адама бывшихъ людей не могъ содѣлать спасенія. Но Богъ Слово содѣлался человѣкомъ, дабы надежда была не на человѣка, а на Бога живаго, содѣлавшагося и истиннымъ человѣкомъ: всякъ бо священникъ, отъ человѣкъ пріемлемь, за человѣки поставляется, согласно написанному (Евр. 5, 1). Посему отъ нашей плоти воспріялъ плоть пришедшій Господь и содѣлался подобнымъ намъ человѣкомъ Богъ Слово, дабы въ Божествѣ даровать намъ спасеніе, а въ человѣчествѣ пострадать за насъ человѣковъ, разрѣшивъ страстію страсть и своею смертію умертвивъ смерть. Но страсть вмѣнилась Божеству, хотя Божество и безстрастно, потому что такъ благоволилъ пришедшій святый и безстрастный Богъ Слово. Нѣкоторое подобіе этого заключается въ томъ, когда кто облеченъ въ одежду, а окропившая одежду кровь запачкаетъ ее, не достигнувъ однакоже тѣла облеченнаго въ нее: при этомъ нечистота отъ крови вмѣняется облеченному въ одежду. Такъ пострадалъ Христосъ во плоти, то есть въ самомъ Господнемъ человѣкѣ, котораго возсоздалъ для себя Самъ пришедшій съ небесъ святый Богъ Слово. Объ этомъ и святый Петръ говоритъ: умерщвленъ бывъ плотію, оживъ же духомъ (1 Петр. 3, 18), и еще: Христу убо пострадавшу за ны плотію, и вы въ туже мысль вооружитеся (1 Петр. 4, 1). Такъ кровь на одеждѣ вмѣняется носящему послѣднюю: и Его Божеству вмѣнено страданіе плоти, хотя само Божество нисколько не пострадало, дабы не на человѣка имѣлъ надежду міръ, но на Господня человѣка, такъ какъ само Божество восхотѣло, чтобы Ему вмѣнено было страданіе, дабы безстрастіе Божества содѣлалось спасеніемъ для міра, и дабы совершившееся во плоти страданіе вмѣнено было Божеству, хотя само Божество отнюдь не страдало. Въ этомъ исполнились слова Писанія: аще бо быша разумѣли, не быша Господа славы распяли, и прочее (1 Кор. 2, 8).

94. Итакъ, распятъ, подлинно распятъ Господь, и мы покланяемся распятому, погребенному, воскресшему въ третій день и на небеса восшедшему. О глубина богатства и премудрости, и разума Божія! согласно написанному (Рим. 11, 33). Отъ части бо разумѣваемъ и отъ части пророчествуемъ (1 Кор. 13, 9), какъ каплю изъ моря почерпая изъ разума Божія и пріемля образъ таковаго домостроительства, благодать упованія нашего, благоволеніемъ Отца, изволеніемъ Сына и Святаго Духа, единаго и того же Бога. Всѣ Писанія имѣли разсѣянною тамъ и сямъ проповѣдь воскресенія; совершенная же проповѣдь о семъ соблюдаема была ко времени пришествія самого ипостаснаго Слова: ибо полнота закона Христосъ, согласно написанному (Рим. 10, 4, срав. Матѳ. 5, 17). Гдѣ не говорило Божественное Писаніе о воскресеніи? Прежде всего кровь Авеля проповѣдуетъ о немъ; потому что даже и послѣ смерти еще глаголетъ, говоритъ Писаніе (Евр. 11, 4). За тѣмъ Енохъ преложенъ бысть, и не обрѣташеся, и не видѣлъ смерти, яко угоди Богу (Евр. 11, 5; сн. Быт. 5, 24). Ной устроилъ ковчегъ по повелѣнію Божію, сдѣлавъ въ немъ для себя и для дома своего какъ бы основаніе пакибытія (Быт. 6, 8 и дал.). Авраамъ, уже устарѣлый, получаетъ дитя, хотя тѣло его было омертвѣвшимъ. И однако и омертвѣвшему Богъ даровалъ надежду, когда притомъ и утроба Сарры была омертвѣвшею: то, что устарѣло и стало близкимъ къ исчезновенію, то есть изсякнувшій токъ обычнаго у женщины, снова получаетъ силу къ вверженію сѣмени, и устарѣлая женщина, на подобіе молодой, зачинаетъ во чревѣ (Быт. 18, 10 и дал.). И Исаакъ, какъ бы отъ смерти перешедшій къ жизни, передается отцу: Богъ, передавшій отцу дитя живымъ отъ оживленія омертвѣвшихъ, тѣмъ самымъ возвѣстилъ надежду воскресенія (Быт. 22, 12; сн. Евр. 11, 19). И Іосифъ самымъ дѣломъ показываетъ, что не на второмъ мѣстѣ полагаетъ надежду воскресенія костей своихъ: ибо заботился о нихъ, не какъ объ имѣющихъ погибнуть, но какъ объ имѣющихъ снова ожить. И не безъ цѣли заповѣдывалъ, чтобы онѣ вынесены были изъ страны египетской, говоря: изнесите кости моя съ собою: ибо присѣщеніемъ присѣтитъ васъ Господь (Исх. 18, 19). Если бы не было надежды воскресенія, то къ чему была бы такая забота о костяхъ? Зачѣмъ праведникамъ давать заповѣдь объ истлѣвающихъ костяхъ? Первымъ словомъ къ Моисею было свидѣтельство Божіе объ этомъ предметѣ: Азъ есмь Богъ Авраамовъ, и Богъ Исааковъ, и Богъ Іаковль, Богъ усопшихъ въ мірѣ, но у Меня живущихъ (Исх. 3, 6; сн. Матѳ. 22, 32; Марк. 12, 26-27; Лук. 20, 37-38). Одинъ и тотъ же Духъ глаголалъ въ законѣ и учитъ въ Евангеліи. Это и Саддукеямъ указалъ Спаситель: глаголяй въ пророкахъ, ту есмь (Ис. 52, 6).

95. Тоже показываетъ и жезлъ Аароновъ, бывшій много лѣтъ сухимъ и отъ вечера до утра оставляемый въ скиніи. И живыя деревья, при уходѣ за ними, едва черезъ двѣнадцать мѣсяцевъ періодически, по истеченіи года, рождаютъ плоды, когда солнце пригрѣваетъ, дожди напояютъ землю, росы способствуютъ зелени развертываться, а ночь и день питаютъ ихъ: здѣсь же въ одну ночь Богъ сдѣлалъ трудное легкимъ. Ибо сухой жезлъ пустилъ ростки, испустилъ листья и произвелъ зрѣлые плоды (Числ. 17, 8). Въ этомъ Богъ показалъ подобіе будущаго воскресенія, виновникомъ котораго Онъ будетъ Самъ. Также когда зачинаются дѣти въ честномъ бракѣ, который установилъ Господь, сначала ввергается сѣмя въ утробу раждающую тѣмъ порядкомъ, какой указалъ Господь; за тѣмъ, съ теченіемъ времени, вверженное въ утробу становится совершеннымъ въ девятимѣсячный срокъ: говорю о томъ, что носимое во чревѣ совершенствуется въ теченіи девяти мѣсяцевъ и потомъ уже рождается. Въ воскресеніи же не такъ. Дѣло совершится мгновенно: вострубитъ бо, и мертвіи востанутъ нетлѣнни (1 Кор. 15, 52), подобно тому какъ это показалъ Господь въ скиніи свидѣнія тѣмъ, что орѣхи, которые на живыхъ деревьяхъ бываютъ только черезъ двѣнадцать мѣсяцевъ, на сухомъ деревѣ выросли и сдѣлались зрѣлыми въ одну ночь; и не только что въ одну ночь, въ продолженіе одного часа Господь совершилъ то, что, какъ сказано, бываетъ лишь черезъ двѣнадцать мѣсяцевъ (Числ. 17, 8). И между тѣмъ какъ девять мѣсяцевъ носимый въ утробѣ младенецъ такимъ образомъ лишь въ теченіе долгаго времени вынашиваемый становится совершеннымъ, въ воскресеніе мертвыхъ мгновенно востаетъ совершеннымъ.

96. Пусть убѣдитъ невѣрныхъ сила Божія: никто не воспротивится волѣ Его (сн. Дан. 4, 32 и Іов. 23,13). Пусть услышитъ Моисей и покажетъ: что есть въ руцѣ твоей? говоритъ Господь; онъ же сказалъ: жезлъ (Исх. 4. 2). А жезлъ былъ деревянный и совершенно сухой. И рече: поверзи его на землю. И верже сухой жезлъ (ст. 3). И сухое Богъ дѣлаетъ влажнымъ, и не только влажнымъ, но и одушевленнымъ, измѣненнымъ въ своей природѣ, перемѣнившимъ свой видъ по самому существу. Дѣло это не было призракомъ. Повелѣніемъ Божіимъ совершается истинное дѣло, а не призрачное. Онъ представилъ чрезъ Моисея истину, чтобы во всемъ сдѣлать правымъ разумѣніе наше. Самъ пророкъ (Моисей) позналъ, что совершившееся не было призрачно, но истинно, показавъ это тѣмъ, что отбѣжалъ; потому что если бы онъ зналъ, что совершившееся было призракомъ, то не отбѣжалъ бы отъ лица змія (ст. 3). Но чтобы и это опять не послужило къ соблазну для любоспорливыхъ и чтобы они не сказали, что жезлъ былъ иной, а Богъ далъ ему иное нѣкоторое тѣло, какое восхотѣлъ, пусть прежде всего узнаютъ, что Онъ одушевилъ не иной жезлъ вмѣсто того, но тотъ самый сухой одушевилъ; что Богъ не призвалъ къ суду это (иное) тѣло, (будто бы) данное жезлу, и приведенный имъ въ движеніе родъ или видъ (животнаго), и не восхотѣлъ судить змія вмѣсто жезла [57], но все дѣло исполнилъ посредствомъ оживотворенія жезла. И въ этомъ Богъ показалъ свое могущество, дабы никто не сомнѣвался въ Его всемогуществѣ. И это сдѣлалъ Онъ со всею предусмотрительностію; ибо не какую либо часть жезла воздвигъ Онъ къ жизни, но цѣлый жезлъ измѣнилъ такъ, какъ восхотѣлъ.

97. А что это такъ, что мертвые имѣютъ надежду жизни вѣчной, и что сущіе во гробахъ воскреснутъ, на это призови мнѣ опять во свидѣтели достовѣрнаго Моисея. Когда Рувимъ согрѣшилъ, то отецъ его, святый патріархъ Іаковъ, заклиналъ его и говорилъ: Рувимъ первенецъ мой, и начало чадъ моихъ, досадилъ еси яко вода да не воскипиши: возшелъ бо еси на ложе отца твоего и открылъ, говоритъ, то, идѣже возшелъ еси (Быт. 49, 3-4). Въ еврейскомъ текстѣ здѣсь поставлено елѳоѳаръ, чтó значитъ: не возвращайся, или не прибавляйся, или еще: не изобилуй (не избыточествуй). При чтеніи же этого слова съ легкимъ дыханіемъ, оно означаетъ тоже, что и да не воскипиши, какъ и передали его толковники [58]. Если хочешь узнать, что это сказано такъ, и что согрѣшившему въ семъ отъ отца опредѣлялась въ наказаніе смерть, то тебѣ уяснитъ это Моисей. Ибо онъ, благословляя двѣнадцать колѣнъ, дошелъ и до Рувима, и зная, что священство принадлежитъ Левію (а согрѣшенія разрѣшаются и связываются властію священства), говоритъ: да живетъ Рувимъ, и да не умретъ (Втор. 33, 6). Какъ могъ жить погребенный сто двадцать шесть лѣтъ тому назадъ? Но поелику онъ (Моисей) зналъ, что воскресеніе во всякомъ случаѣ будетъ, а также зналъ и о второй смерти чрезъ осужденіе въ день суда (сн. Апок. 2, 11; 20, 6. 14; 21, 8) [59], то, желая однимъ наказаніемъ избавить его отъ будущихъ, говоритъ: да живетъ, то есть въ воскресеніе. Ибо онъ зналъ, что всѣ оживутъ. И да не умретъ, то есть, не подвергнется смерти второй чрезъ осужденіе и мученію вѣчному. Если бы у него была забота о наказаніи въ сей жизни, то ему достаточно было бы сказать: да живетъ Рувимъ. Но поелику онъ указуетъ на будущее, то и говоритъ: да живетъ Рувимъ, и да не умретъ.

98. И какъ много можно собрать свидѣтельствъ о нашей надеждѣ и ожиданіи воскресенія во истину, а не призрачно, имѣющаго совершиться! Пусть скажутъ тщеславные и любящіе спорить понапрасну, часть ли какая либо тѣлъ воскреснетъ, или всѣ по какой либо части, или опять у кого либо цѣлое тѣло воздвигнуто будетъ, и у кого часть воскреснетъ, и у кого цѣлое тѣло. Что это такое за лицепріятіе? Развѣ есть лицепріятіе у Бога? Да не будетъ! Изслѣдуемъ, гдѣ или когда святые воскрешали мертваго только отчасти, а не цѣлое тѣло. Сынъ вдовы Сарептской воскресъ весь, и не осталось никакой части его не воскрешенною (3 Цар. гл. 17). Сынъ Суманитяныни воскресъ весь, и никакой членъ тѣла его не остался не воскресшимъ (4 Цар. гл. 4). Также Господь воздвигъ Лазаря и не оставилъ никакого останка во гробѣ, напротивъ, воскресилъ его съ пеленами и другими покровами, хотя конечно въ день суда не будетъ нужды въ одеждахъ (Іоан. гл. 11).Сына вдовы Наинской воздвигъ также цѣлаго (Лук. гл. 7). Тоже совершилъ Онъ и надъ дочерью начальника синагоги (Марк. гл. 5) и надъ дочерью сотника (Матѳ. гл. 8). О суетная мыслъ такъ разсуждающихъ, будто часть воскреснетъ, а часть останется! Изъ самаго предмета нашего разсужденія мы видимъ это и еще изъ того, что уже совершилось, какъ равносильное предмету нашей надежды. Енохъ весь преложенъ былъ и не видѣлъ смерти даже доселѣ (Быт. 5, 22; сн. Евр. 11, 5), дабы въ двухъ живыхъ тѣлахъ представить намъ совершенное воскресеніе, и дабы никто не сомнѣвался въ двухъ образахъ двухъ первенцевъ нашего воскресенія. Енохъ былъ въ необрѣзаніи, и необрѣзаніе не воспрепятствовало воскресенію и пребыванію въ тѣлѣ, принадлежащемъ настоящей жизни. Илія былъ въ обрѣзаніи, дабы воскресеніе не относилось лишь къ тѣмъ или другимъ, но было всеобщимъ. Илія пребылъ въ дѣвствѣ, дабы преимущество дѣвства возвѣщало міру безсмертіе и нетлѣніе тѣла. Но дабы воскресеніе и пребываніе тѣла нетлѣннымъ не было считаемо принадлежащимъ только дѣвству по причинѣ его достоинства, Енохъ не былъ дѣвственникомъ, но былъ цѣломудреннымъ и рождалъ дѣтей. Итакъ, двое эти (Енохъ и Илія) пребываютъ въ числѣ живыхъ, въ тѣлѣ и душѣ для утвержденія нашей надежды и для того, чтобы кто либо не сомнѣвался уже болѣе въ истинѣ воскресенія.

99. А другихъ Богъ во адъ низвелъ съ тѣлами. Ибо разверзла земля уста свои и поглотила Даѳана и Авирона, сыновъ Кореевыхъ, и Авнана, и снидоша во адъ живи тѣломъ и душею (Числ. 16, 38; сн. ст. 32. 1. 24. 25). Съ этого самаго часа они преданы были на судъ, такъ что ни тѣла ихъ не разрушились, ни какимъ либо останкомъ или какою либо частью, но цѣлые съ тѣломъ и душею они преданы были въ наказаніе. Іовъ говоритъ: дондеже паки буду и это тѣло, терпящее сія, и Ты обновишь меня (Іов. 14, 14; 19, 26; сн. 14, 15). И еще: обновится яко орля юность твоя (Псал. 102, 5). Исаія же говоритъ: воскреснутъ мертвіи, и востанутъ иже во гробѣхъ (Иса. 26, 19). Ибо пришелъ разрѣшающій окованныя мужествомъ, такожде преогорчевающія живущія во гробѣхъ (Псал. 67, 7). Говоритъ также Іовъ: человѣкъ же уснувъ уже не востанетъ и не познаетъ мѣста своего (Іов. 14, 12; сн. Псал. 102, 16). Ибо по истинѣ не каждый день будетъ воскресеніе, но на одинъ день назначено. А чтобы показать, что (Іовъ) зналъ, до какого предопредѣленнаго времени ему ожидать воскресенія, тотчасъ разрѣшаетъ вопросъ, говоря: дондеже будетъ небо и земля, тѣла будутъ лежать въ землѣ (Іов. 14, 12). Когда же придетъ свивающій небо, аки свитокъ, и потрясающій землю (Ис. 34, 4), тогда востанутъ иже на земли (Ис. 26, 19). По сему Богъ и говоритъ Іезекіилю: сыне человѣчъ, прорцы, и пусть соберутся кость къ кости и составъ къ составу (Іез. 37, 4. 7). И было такъ. И появились на нихъ нервы и жилы, плоть и волосы, и ногти (ст. 8). И еще сказалъ Господь: рцы сыне человѣчь; отъ четырехъ концовъ пріиди душе (ст. 9), то есть, изъ мѣстъ, отдѣленныхъ для душъ. Но на какомъ основаніи самъ Господь не говоритъ, а повелѣваетъ человѣку говорить? На томъ основаніи, что то, чтó Господь говоритъ, то Онъ и творитъ, и Его слово не нарушается уже. Человѣку же повелѣлъ говорить, дабы потомъ въ воскресеніи имѣющемъ быть въ опредѣленное время, указана была наша надежда спасенія, и дабы нарушилось слово человѣка, а не Господа. Ибо оныя кости имѣли снова умереть. Когда же Господь говоритъ: воскресните, то онѣ востаютъ и уже не умираютъ; потому что слово Божіе не можетъ нарушиться.

100. Посему и Господь, во плоти пришедшій, воздвигалъ мертвыхъ, дабы плотію вызванное къ жизни снова умерло, доколѣ не воскреснетъ сама плоть и уже не умретъ болѣе, и доколѣ не престанетъ Онъ говорить одному только кому либо слова: востани, выйди вонъ изъ гроба, доколѣ не придетъ Онъ и уже не въ единственномъ числѣ скажетъ: востани, но: востаните всѣ, производя всеобщее воскресеніе. Ибо самъ Онъ есть воскресеніе мертвыхъ. Къ тому же послѣ своего воскресенія изъ мертвыхъ Онъ уже не воскрешалъ никого изъ недавно скончавшихся. Но съ Нимъ вмѣстѣ многа тѣлеса усопшихъ святыхъ восташа, и явишася мнозѣмъ (Матѳ. 27, 52-53), вмѣстѣ съ Нимъ вошли въ брачный чертогъ, согласно написанному въ Евангеліи (срав. Матѳ. 9, 15 и парал.). Не сказано: воскресла часть тѣлъ святыхъ, но: тѣлеса святыхъ, и явишася мнозѣмъ. Они не были отличны отъ скончавшихся, но были узнаваемы своими, какъ не задолго до того времени скончавшіеся. И желая показать другимъ чудо, Господь нашъ совершаетъ оное, являя трудное легкимъ. Такъ напримѣръ, когда пришелъ Онъ къ недавно умершей дѣвицѣ, дочери начальника синагоги, поелику она умерла въ тотъ самый часъ, то удостоилъ воззвать къ ней: отроковице, востани (Лук. 8, 54). Словомъ: востини Онъ укрѣпляетъ разслабленное, поелику она была еще на ложѣ. А сына вдовы Наинской, поелику онъ былъ выносимъ уже на одрѣ, еще легче воздвигъ: Онъ коснулся одра и не сказалъ ничего отроку, но только коснулся одра, и отрокъ воскресъ (Лук. 7, 14-15). Но что еще превосходнѣе и выше всякаго чаянія человѣческаго, это — то, когда Онъ пришелъ къ четверодневному Лазарю и не сказалъ ему: востани; не коснулся рукою гроба, но прямо своею властію взываетъ къ нему: Лазаре, гряди вонъ (Іоан. 11, 43). Гораздо легче и удобнѣе сказать: гряди вонъ, нежели коснуться. А коснуться опять гораздо легче, нежели воззвать: отроковице востани. Все это совершаетъ Святое Божіе Слово, дабы намъ показать надежду воскресенія.

101. Но если бы я пожелалъ выбрать всѣ свидѣтельства изъ всѣхъ Писаній, то прежде всего оказалось бы, что умъ нашъ малъ, недостаточенъ и слабъ. Къ тому же я боюсъ, чтобы, по причинѣ множества ихъ, не сдѣлать своего слова очень протяженнымъ. Впрочемъ, сокращая слово, скажу, что путь спасенія нашего кратокъ, такъ какъ для всѣхъ оно заключается въ одной надеждѣ воскресенія, намъ проповѣданнаго. Этому не вѣруютъ невѣрные, это повреждаютъ еретики, этого не пріемлютъ любоспорливые, это отвергаютъ тщеславные. Но всѣмъ подаетъ Богъ милость и проливаетъ свой свѣтъ въ омраченные умы ихъ. Ибо язычники, когда пріимутъ Духа Святаго, изобличены будутъ истиною и всѣми вышеприведенными свидѣтельствами; въ особенности же вами, сынами святыя Божія Церкви и православныя вѣры. Откройте же уста ваши и учите, пріявшіе Духа Святаго, удостоившіеся способности хорошо составлять слова, прежде всего потому, что вы удостоились быть учениками Христа Архипастыря и Предстоятеля душъ нашихъ; и какъ бы пищу собравъ для паствы Христовой — для своего народа, позаботьтесь о томъ, чтобы напитать себя самихъ и стадо Божіе, разумѣю желающихъ всячески получить пользу отъ святой земли, Моисеемъ указуемой. Кто же изъ благомыслящихъ, смотря на васъ благоговѣйныхъ и вѣрныхъ, о православные и сыны Церкви, — [говоря о нѣкоторыхъ, разумѣю всѣхъ сыновъ истины, согласно написанному (ср. Іоан. гл. 8)], кто можетъ сомнѣваться въ этомъ? Ибо вы — сыны той мудрой и мужественнѣйшей жены, слава которой описана у Соломона такими словами: жену доблю кто обрящетъ (Прит. 31, 10)? И такъ какъ такая жена рѣдка, лучше же сказать, она — одна, то вы изберите наилучшее и возлюбите полезное. А подъ доблею женою разумѣйте Церковь Божію, вашу матерь, мужественнѣе которой ничего нѣтъ, которая умираетъ въ каждое воздвигаемое гоненіе за имя своего Мужа.

102. Эта честнѣйшая жена тщательно распрашиваетъ своего жениха въ книгѣ Пѣснь пѣсней; гдѣ пасеши? гдѣ почиваеши въ полудне? (Пѣсн. 1, 6). Пасетъ же Христосъ въ землѣ вышеупомянутой и не только пасетъ, но и повелѣваетъ пасомымъ снимать обувь, какъ и Моисей древле говоритъ (Исх. 3, 5). Отъ него и вы сами, принявъ преданіе, прежде всего непоколебимо руководствуйте приводимыхъ къ святому познанію, заботясь о снятіи обуви каждаго. Обувь же каждаго изъ васъ различна. Каждый какъ бы обувается въ свое собственное дѣяніе. И, слушая васъ, учениковъ Христовыхъ и добрыхъ пастырей, каждый, кто связалъ себя идолослуженіемъ, пусть разрѣшитъ себя отъ этихъ узъ вашимъ внушеніемъ; другой пусть отрѣшится отъ прелюбодѣянія, иной — отъ блуда, иной — отъ воровства, а тотъ — отъ лихоимства. Но не только это, а и отъ ненавистныхъ рѣчей и постыдныхъ словъ отказываясь, съ блаженными надеждами каждый пусть предаетъ себя на то, чтобы пастися подъ крѣпкою рукою добраго пастыря чрезъ васъ, добрыхъ учениковъ. Тогда всякій, конечно, удержится отъ заблужденія. А вы дороже очей поставляйте истину, пресѣкая поклоненіе идоламъ и явно возвѣщая заблужденіе относительно ихъ. Не считайте ихъ мертвыми, потому что они никогда и не жили; а всегда учите, что они по справедливости всѣ тщетны и суетны, и не существуютъ; ибо они не жили когда либо и существовали, а суть не болѣе какъ злые демоны, измышленіе человѣческаго ума, подающее поводъ къ удовольствіямъ. И отсюда каждый дерзаетъ свою страсть сдѣлать предметомъ почитанія. Именно, какъ только введено это было между людьми по злому дѣйству демоновъ, прежде всего заговорили о блудодѣяніи и на картинахъ изображены были идолы. Затѣмъ собственное искусство, какое кто имѣлъ подъ руками и посредствомъ котораго добывалъ себѣ пропитаніе, передавалъ своимъ дѣтямъ какъ достойное почтенія. И изъ вещества; употреблявшагося въ ремеслѣ, сдѣлали себѣ боговъ, именно горшечникъ — изъ глины, плотникъ — изъ дерева, золотыхъ дѣлъ мастеръ — изъ золота, и серебряныхъ дѣлъ мастеръ — изъ серебра.

103. Кромѣ того каждый описывалъ свою собственную страсть по тому образу, который предносился его очамъ. Именно какой либо мужъ кровожадный утверждалъ, что богъ есть Арей [60]; прелюбодѣй или прелюбодѣица, — что богиня есть общая для многихъ Афродита [61]; тираннъ окрылялъ побѣду; жестокосердый и алчный до благъ житейскихъ начертывалъ образъ Кроноса [62]; женолюбивый Цибелу и Рею [63], по причинѣ истеченія [64], думаю, отъ частаго плотскаго совокупленія. Иной легкомысленный, мужчина ли то или женщина, признаетъ богинею Артемиду — покровительницу охоты, и пьянаго Діониса, или много трудовъ понесшаго Геркулеса; а привыкшій къ совокупленію со многими женщинами — Зевса и Аполлона. Но что мнѣ говорить о безчисленномъ множествѣ страстей, существующихъ въ людяхъ? Болѣе же всѣхъ заблудившіеся Египтяне не только страсти свои обоготворили, но даже и птицъ, четвероногихъ, земныхъ и водныхъ животныхъ, и нѣкоторыхъ неукротимыхъ звѣрей, преданныхъ имъ отъ святаго Бога на служеніе, перемѣнили ихъ назначеніе и, будучи скотоподобны разумомъ своимъ, оказывали высшее почтеніе животнымъ, у нихъ находящимся, боготворя ихъ. Они не стыдятся боготворить лающую собаку, питающуюся пресмыкающимися ласточку, похотливаго козла, слабую овцу, многочешуйчатаго и страшнаго крокодила, питающагося ядомъ ибиса, коршуна, ястреба и ворона, и животныхъ, годныхъ для работы, а также извивающагося и непріятнѣйшаго змія. Сказать вообще: о великій позоръ для людей, которые не видятъ глазами изобличенія себѣ, слухомъ не пріемлютъ ощущенія, разумомъ не понимаютъ того, что такъ суетно совершается у нихъ! Гонимые злою судьбою, они не просвѣщаются свѣтомъ ученія и собственныхъ философовъ и не являются созерцателями истины вмѣстѣ съ преподавателями ея. Они не слышатъ Діагора, который, предавъ сожженію, по недостатку дровъ, своего собственнаго деревяннаго идола Геркулеса, насмѣшливо говорилъ ему: ну-ка Геркулесъ, соверши тринадцатый подвигъ, приди и приготовь намъ кушанье! За тѣмъ, схвативъ идола и расколовъ его, съ насмѣшкою надъ собственнымъ богомъ, какъ не существующимъ, съѣлъ, смѣясь, приготовленный съ помощію его ужинъ [65].

104. Другой философъ Гераклитъ такъ говоритъ египтянамъ: «если почитаемые вами суть боги, то почему вы оплакиваете ихъ»? Потому что египтяне скорбятъ, какъ о погребенныхъ, о Тифонѣ, Озирисѣ и другихъ подземныхъ богахъ, сопровождая скорбь свою громкими плачевными пѣснями. Посему такъ говоритъ тотъ философъ: «если они — боги, то для чего вы оплакиваете ихъ? если же они умерли, то напрасно оплакиваете ихъ». Также и комикъ по имени Евдемонъ говоритъ: «если они — боги, то мы не можемъ говорить о нихъ, и я опасаюсь изъяснить то, каковы они. Ибо многое служитъ для меня препятствіемъ къ тому». И Гомеръ говоритъ: «Нѣтъ во многовластіи блага» [66]. И Филимонъ комикъ говоритъ: «Почитающіе единаго Бога имѣютъ добрыя надежды на спасеніе». Аписа, питающагося мякиною тельца, Камбизъ, царь Ассирійскій, поражаетъ мечемъ въ бедро съ тою цѣлью, чтобы, если потечетъ изъ раны кровь, изобличить его, что онъ не богъ. Также и почитатели Кроноса не отрицаютъ того, что онъ скованъ былъ желѣзными цѣпями; напротивъ, даже и признаются въ этомъ [67]. Если же кто находится въ узахъ, то онъ не только подчиненъ кому либо болѣе могущественному, но и въ узахъ пребываетъ какъ злодѣй. А если мнѣ говорить объ Изидѣ, иначе называемой Атѳидою и Іо, дочери Аписа Каппадокійскаго, называемаго также Инахомъ, то я стыжусь и возвѣщать о дѣяніяхъ ея [68]. Однако же не постыжусь говорить о томъ, чему не стыдятся они покланяться. Стыдятся же пусть поклонники ея, которые увѣщаваютъ дочерей своихъ, женъ и сестеръ подражать дѣяніямъ богинь своихъ. Изидѣ воздаютъ божественныя почести, тогда какъ она пылаетъ любовію къ брату своему Тифону, вооружая другихъ противъ своихъ братьевъ. Сколь же великъ долженъ быть стыдъ богини, которая не стыдится и собственнаго брата своего, но пылаетъ къ нему страстію и не довольствуется другими мужчинами, но доходитъ до сожительства съ своимъ собственнымъ братомъ! И она показываетъ друзьямъ своимъ не только примѣръ этого, но и братоубійства, изъ-за своей ненасытной похоти. Она раждаетъ одного сына Ора, которому никто не могъ доставить свѣдѣніе о томъ, кто по истинѣ законный отецъ его: если бы онъ сталъ почитать отцемъ Тифона, то возбуждалось сомнѣніе, дѣйствительно ли онъ отецъ его; если же Озириса, то кто подтвердитъ это съ точностію? Хорошаго же бога воспитывала принявшая его такая мать, которая десять лѣтъ блудодѣйствовала въ Тирѣ! [69] А обоготворяя Сераписа и Аписа, царя Синопскаго [70], Египтяне поработили себя болѣе тиранніи, нежели истинѣ.

105. Вотъ оцѣнка почитаемыхъ у Египтянъ боговъ, о которыхъ, если говорить о каждомъ въ частности, то потратится много времени. Еллины же, думающіе, что они превосходятъ другихъ, любомудрствуя только на словахъ и въ тонкости языка, а не на дѣлѣ, болѣе всѣхъ впали въ заблужденіе. Они производятъ Кроноса отъ Урана, говоря, что онъ рожденъ отъ Урана и оскопилъ собственнаго отца [71]. О злое дѣяніе о постыдное мнѣніе! Какъ будто, если бы онъ не былъ оскопленъ, то много было бы Кроніоновъ. А этотъ храбрецъ, посягнувшій на отца, не удовольствовался первымъ нечестіемъ: между тѣмъ какъ, будучи молодымъ, онъ нанесъ оскорбленіе отцу, въ старости сталъ поглощать собственныхъ своихъ дѣтей: Посидона и Плутона; а ища Зевса и обманутый Реею, вмѣсто младенца, какъ богъ, скоро поглотилъ спеленутый большой камень [72]. Сынъ его, по имени Зевсъ, происходя отъ столь благородныхъ родителей, былъ, кажется, мужемъ едва не всѣхъ женщинъ; и его-то сыномъ былъ между прочимъ Гермесъ. И о если бы онъ былъ законнымъ мужемъ ихъ, а не былъ всегда скрытнымъ прелюбодѣемъ и злодѣемъ! Напримѣръ: растлѣваетъ онъ Пенелопу и ради ея становится козломъ [73]; козломъ же былъ онъ, думаю, названъ отъ частаго совокупленія этого благороднаго бога съ женщинами. Къ Данаѣ же онъ являлся золотымъ, чтобы растлить дѣву цѣломудренную и заключенную въ теремѣ [74]. Золотымъ онъ собственно не могъ быть никогда; но, будучи чародѣй, обольстилъ дѣвицу, поднесши ей золотые подарки. А у Лиды онъ является лебедемъ [75], обозначая тѣмъ полетъ пламени сладострастія. Не возлетая когда либо въ дѣйствительности орломъ, онъ является скорѣе учителемъ дѣторастлѣнія; никогда онъ не былъ орломъ, но въ кораблѣ, который былъ названъ орломъ по причинѣ быстроты своего хода, онъ, приплывъ въ Трою и похитивъ Ганимеда, сына царя Троянскаго, совершилъ надъ нимъ растлѣніе [76]. Къ Пасифаѣ же онъ являлся въ видѣ вола, также какъ и къ Европѣ [77].

106. Но что мнѣ говорить о множествѣ подобныхъ дѣяній этого благороднаго растлителя и учителя растлителей? Его гробница многимъ извѣстна: ее доселѣ указываютъ на островѣ Критѣ въ горѣ, называемой Ласій. Зевсовъ же было не одинъ или два, но три или четыре числомъ. Одинъ изъ нихъ — вышепоименованный Кронидъ, заключившій въ тартаръ собственнаго своего отца въ горѣ Кавказской. Другой — называемый Латріарій, отъ котораго произошли единоборцы; третій — трагикъ, который обжегъ свою руку. Хотя онъ былъ и богъ, но забылъ что огонь жжется и не зналъ того, что огонь говорилъ козлу Сатиру, [78] первому изобрѣтателю огня, пришедшему привѣтствовать сего послѣдняго: «не прикасайся ко мнѣ, козелъ; потому что, прикоснувшись ко мнѣ, ты обожжешь свою бороду». Не одна была и Аѳина, но многія: одна — блуждающая и ходящая около болота Тритоніи [79]; другая — дочь Океана; третья — дочь Кроноса и многія другія [80]. Артемидъ также много: одна — Ефесская; другая — дочь Зевса и иныя также многія. И Діонисъ — одинъ Ѳивскій, другой — сынъ Семелы [81], третій — властвующій надъ Коривантами [82]; за тѣмъ еще — растерзанный Титанами и Куретами [83], оставившій въ наслѣдіе таинства. О всѣхъ дѣяніяхъ Геркулеса, называемаго у нихъ отвратителемъ бѣдъ, я умолчу; а представлю въ примѣръ лишь одно изъ всѣхъ восхваляемое у нихъ. Довольно будетъ ему предпринимать подвигъ для спасенія жизни человѣческой. Если бы онъ не растлилъ въ одну ночь пятидесяти дѣвицъ, то какъ бы могъ быть спасенъ міръ? Напротивъ, онъ бы совершенно погибъ! Вообще, признаюсь тебѣ, я утомляюсь перечисленіемъ и описаніемъ злыхъ дѣяній ихъ. Еще же цари и жесточайшіе тиранны, имѣвшіе любимцевъ и погребшіе ихъ въ землѣ, не имѣя ничего болѣе, чѣмъ бы могли отблагодарить ихъ, такъ какъ и сами по себѣ они люди смертные, въ доказательство расположенія своего къ нимъ, подъ таковымъ худымъ предлогомъ, сдѣлали гробницы ихъ предметомъ нечестиваго почтенія для своихъ подданныхъ, чрезъ что болѣе и болѣе распространялось въ народѣ заблужденіе. Такъ напримѣръ Антиной, погребенный въ городѣ того же имени и положенный во гробъ съ игрушечнымъ кораблемъ, былъ помѣщенъ Адріаномъ въ числѣ боговъ [84]. Также и Тимагенъ въ Азіи и Кановъ, кормчій царя Менелая и жена его Евменуѳида, погребенные въ Александріи на берегу морскимъ, пройдя отъ города двѣнадцать могильныхъ камней, почитаются, какъ божества [85]. Подобнымъ же образомъ почитаются Марнасъ, рабъ Астерія Критскаго, у жителей Газы, а начальникъ корабля Касій у Пелузійцевъ.

107. Когда все это точно разъяснено будетъ въ церкви, вами уничтоженъ будетъ дурной примѣръ смертоноснаго пути для приведенныхъ прежде на этотъ путь. А другихъ отъ прелюбодѣянія ведите къ цѣломудрію, и не только удаляйте ихъ отъ тайнаго сожительства съ чужими женами, но увѣщавайте быть воздержными и съ своею законною женою, яко время прекращено есть, какъ говоритъ святый Апостолъ (1 Кор. 7, 29). Блудниковъ же наставляйте, чтобы, совершая беззаконное дѣяніе передъ Богомъ и людьми, не были наказаны. И когда все это, не устами только подвизаясь, но и на дѣлѣ передадите имъ, тогда убѣждайте принять все это отъ васъ, прежде всего на дѣлѣ все совершая и въ себѣ самихъ представляя имъ образецъ, и тѣмъ содѣлывая достовѣрными слова свои: прежде самихъ себя научите посредствомъ дѣлъ, чтобы потомъ научить и другихъ. Ибо и когда молчите, вы подражаете солнцу, которое молчаніемъ всѣхъ повсюду научаетъ: едва оно восходитъ, какъ тотчасъ научаетъ всѣхъ искусствамъ, хотя и молча. А когда во всемъ этомъ окажете пользу чадамъ своимъ или вѣрнѣйшимъ братіямъ, то предваряйте ихъ, чтобы, шествуя по землѣ, они имѣли житіе небесное (Флп. 3, 20). Ревность къ монашескому житію порождайте въ возможно большемъ числѣ людей вашею собственною твердостію и нелицемѣрною вѣрою. Отъ еретиковъ отрекайтесь, манихеевъ обуздывайте словомъ, маркіонитовъ и прочихъ имъ подобныхъ отгоняйте отъ ограды Божіей, разрушая всѣ ихъ отговорки и замыкая имъ уста. Ибо что эти легкомысленные и лишенные Святаго Духа люди дерзновенно высказываютъ противъ Бога и святыхъ Его пророковъ, въ томъ они хулу произносятъ противъ Зиждителя всяческихъ, и что добраго даровалъ Богъ всѣмъ людямъ чрезъ святыхъ своихъ пророковъ по пророчеству, они ненавидятъ, а глубочайшихъ таинъ закона и пророковъ, какъ земному преданные и тѣлесные, востязуемые (1 Кор. 2, 14), не разумѣютъ. Но напрасно богохульствуютъ они. Вы же не облѣнитесь заблужденіе ихъ устранять отъ вашихъ слушателей посредствомъ истинныхъ доказательствъ; ибо такими словами люди суемудрія увлекаются какъ хворостъ, несущійся по теченію обильной водою рѣки.

108. Но говорятъ: хорошъ Богъ этого закона, что Онъ, не зная, гдѣ Адамъ, спрашивалъ, говоря: Адаме, гдѣ еси (Быт. 3, 9)? И Каину говоритъ: гдѣ Авель, братъ твой (Быт. 4, 9)? и Аврааму: гдѣ Сарра, жена твоя (Быт. 18, 9)? Говоря это и многое другое, они устами только, а не по истинѣ вѣруютъ въ Бога Спасителя, который есть Богъ и имѣетъ предвѣдѣніе. Но и Онъ, также какъ въ Ветхомъ Завѣтѣ, спрашивалъ: гдѣ положисте Лазаря (Іоан. 11, 84)? и: кто есть коснувыйся Мнѣ (Лук. 8, 46)? также: имате ли хлѣбы съ собою (Марк. 6, 38)? и: кого хощете (Матѳ. 27, 21)? или: кого ищете (Іоан. 18, 4)? Впрочемъ удобно и легко обличить ихъ. Ибо какъ Сынъ, имѣя предвѣдѣніе, вопрошалъ, такъ и Отецъ, будучи одинъ и тотъ же и не измѣняемъ, является въ законѣ вопрошающимъ. Если Сынъ сказалъ: гдѣ положисте Лазаря? то это не значитъ, что Онъ не знаетъ ни Евангелія, ни Ветхаго Завѣта. Гдѣ положисте его? говоритъ Онъ, желая изобличить сестеръ Лазаря въ томъ, что онѣ не возъимѣли даже той вѣры, какую имѣла Суманитяныня, хотя эта послѣдняя имѣла дѣло съ человѣкомъ, то есть, съ святымъ пророкомъ Елиссеемъ, а Марѳа и сестра ея имѣли дѣло съ Богомъ. И если Онъ сказалъ: кто есть коснувыйся Мнѣ? то не по невѣдѣнію сказалъ это, но для того, чтобы побудить жену кровоточивую отъ себя самой изъявить исповѣданіе, дабы не Самъ о Себѣ свидѣтельствовалъ Сынъ Божій, но отъ другихъ былъ прославляемъ. А когда сказалъ: имате ли хлѣбы съ собою? то сказалъ для того, чтобы всѣмъ указать на малочисленность хлѣбовъ и всѣхъ изумить величіемъ своего чудодѣянія, явленнаго въ напитаніи столь немногими хлѣбами столь великой толпы народа. Наконецъ, когда сказалъ: кого ищете? то показалъ, насколько обольщены ищущіе Его, ищущіе Іисуса, каковое имя означаетъ Врача и Спасителя [86], такъ что, когда убіютъ Его, лишатся содѣланнаго Имъ спасенія.

109. Итакъ, подобно тому какъ показали мы, что сказанное о домостроительствѣ Господа нашего сказано примѣнительно къ человѣческому разумѣнію, но не исключаетъ и Его предвѣдѣнія (ибо никто изъ благоразумныхъ не скажетъ, чтобы Онъ не зналъ, гдѣ положили Лазаря, такъ какъ Онъ былъ вблизи этого мѣста, а спрашивалъ съ тою цѣлію, о которой мы сказали выше, тѣмъ болѣе, что, бывъ прежде того вдали отъ Галилеи [87], Онъ Самъ же сказалъ, что Лазарь умеръ): такъ точно и относительно Ветхаго Завѣта мы благоразумно разрѣшаемъ эти недоумѣнія. Напримѣръ, слова Бога: Адаме, гдѣ еси? не то значатъ, будто Онъ не зналъ этого, но показываютъ, съ какой высоты и до какой глубины позора ниспалъ Адамъ. Также и слова: гдѣ Авель братъ твой? имѣютъ тоже значеніе, какъ если бы выражены были такъ: тотъ, котораго должно было бы тебѣ имѣть въ объятіяхъ и быть съ нимъ постоянно, повергнутъ тобою на землю. И тѣмъ, что за симъ слѣдовало, Онъ показываетъ, что не по невѣдѣнію спрашивалъ, но для изобличенія Каина сими словами. Ибо далѣе сказано: проклята земля въ дѣлѣхъ твоихъ, и проклятъ ты отъ земли, яже разверзе уста своя, пріяти кровь брата твоего отъ руки твоея: ибо се гласъ его (вопіетъ) ко Мнѣ (Быт. 3, 17; 4, 10-11). И еще: Богъ сказалъ: гдѣ Сарра жена твоя (Быт. 18, 9)? не не вѣдая этого; потому что какъ могъ Онъ не знать этого, когда зналъ, что она смѣялась внутри дома? Итакъ не потому спрашивалъ Онъ, что не зналъ, но дабы предоставить возможность дщерямъ ея [88], дающимъ обѣтъ богочестія, научиться примѣромъ ея поведенія, когда онѣ стараются служить святымъ своими трудами. Ибо она, находясь въ такомъ служеніи, сама заготовляя опрѣсноки и печеные хлѣбы и сама совершая такое служеніе вмѣстѣ съ своими собственными слугами, не видала лица тѣхъ, кому служила, и въ этомъ оставила нашимъ поколѣніямъ образецъ скромности и цѣломудрія. Этого достаточно для опроверженія возраженій людей суетныхъ.

110. А если скажутъ: хорошъ Богъ закона, преобидѣвшій египтянъ и научившій свой народъ взять себѣ въ добычу чужое добро во время исхода изъ земли Египетской: то не вѣдаютъ суетные, что у Бога ничего не погибаетъ, что одно изъ существенныхъ свойствъ Его есть правосудіе и что Богъ поругаемъ не бываетъ (Гал. 6, 7), Ибо что думали египтяне, когда требовали, чтобы іудеи работали на нихъ безвозмездно и не сколько нибудь лѣтъ, а двѣсти пятнадцать, къ которымъ должно приложить еще двѣсти пятнадцать лѣтъ до времени Іосифа? [89] Ибо такъ какъ пресельничество Аврааму и сѣмени его опредѣлено было въ четыреста тридцать лѣтъ, когда сказано ему было: преселено будетъ сѣмя твое въ земли чуждой (Быт. 15, 13): то въ этомъ исполнилось таковое опредѣленіе [90]. Такъ по благоутробію своему Богъ раздѣлилъ на двое лѣта пресельничества его: именно отдѣлилъ для него съ потомствомъ 215 лѣтъ, которыя они провели въ землѣ Ханаанской, а другія 215 отдѣлилъ для обитанія ихъ въ Египтѣ. Число этихъ лѣтъ исчисляется такъ: Аврааму былъ тогда семьдесятъ пятый годъ отъ рожденія. Отъ семьдесятъ пятаго года жизни Авраамовой до рожденія Исаака прошло 25 лѣтъ. Исаакъ раждаетъ Іакова на шестьдесятомъ году своей жизни. Такимъ образомъ выходитъ 85 лѣтъ. Іаковъ, будучи лѣтъ осмидесяти девяти [91], раждаетъ Левія. Выходитъ 174 года. Левій, будучи лѣтъ сорока четырехъ, раждаетъ Кааѳа. А на сорокъ седмомъ году жизни Левія Іаковъ пришелъ въ Египетъ. Такимъ образомъ стало 211 лѣтъ. Кромѣ того по вступленіи ихъ въ Египетъ прошло еще четыре года. И вотъ всѣ 215 лѣтъ. Теперь исчислю еще остальныя 215 лѣтъ пресельничества Израильтянъ въ Египтѣ. Кааѳъ, послѣ переселенія ихъ въ Египетъ, на шестьдесятъ пятомъ году своей жизни [92] раждаетъ отца Моисеева Авраама [93]. Такимъ образомъ отъ семьдесятъ пятаго года жизни перваго Авраама до рожденія послѣдняго Авраама протекло 280 лѣтъ. Отъ переселенія же въ Египетъ — 65 лѣтъ. Авраамъ (послѣдній), будучи семидесяти лѣтъ, раждаетъ Моисея. Такъ выходитъ отъ перваго Авраама 350 лѣтъ; отъ переселенія же въ Египетъ 135 лѣтъ. Моисей на тридцатомъ году своей жизни переходитъ черезъ Чермное море вмѣстѣ съ Израильтянами по выходѣ изъ Египта. И такимъ образомъ выходитъ отъ великаго Авраама 380 лѣтъ; а отъ вступленія въ Египетъ 565 лѣтъ [94]. Остальныя же 50 лѣтъ протекли въ путешествіи Израильтянъ по переходѣ черезъ Чермное море до прибытія въ Палестину, не по причинѣ длины пути, но по причинѣ битвъ и препятствій со стороны встрѣчавшихся на ихъ пути народовъ [95]. Такимъ образомъ отъ семьдесятъ пятаго года жизни великаго Авраама, въ который дано было ему отъ Бога оное предсказаніе, до Моисея и прибытія сыновъ Израилевыхъ въ Палестину прошло 430 лѣтъ. Отъ вступленія же въ Египетъ и до прибытія ихъ въ Палестину протекло 215 лѣтъ.

111. Итакъ, если столько лѣтъ іудеи работали на египтянъ безвозмездно, то не было ли бы справедливымъ и передъ Богомъ, и передъ людьми, чтобы дана была имъ заслуженная ими награда, хотя при концѣ ихъ работы? Такимъ образомъ не былъ несправедливъ Богъ, выведшій оттуда свой народъ съ добычею. Если же кто сомнѣвается въ вѣрности такого исчисленія лѣтъ, тотъ пусть послушаетъ Моисея, говорящаго: обитаніе же сыновъ Израилевыхъ въ земли Ханаани и въ земли Египетстѣй, лѣтъ четыреста тридесять [96] (Исх. 12, 40). Итакъ, если Господь имѣлъ попеченіе о справедливѣйшемъ возмездіи, то какое еще суетное возраженіе остается для желающихъ произносить порицаніе противъ святаго Бога? Но истиннаго Бога никто не можетъ когда либо укорить. Порицающіе же Его себя самихъ порицаютъ. Другое возвѣщаемое ими суетное возраженіе подобно первому, именно: хорошъ Богъ закона, который обидѣлъ Хананеевъ, отдавъ Израильтянамъ мѣсто ихъ: домы, ихже не создали они, масличные, смоковничные и виноградные сады, ихже не насадили они (Втор. 6, 10-11). Я отвѣчу имъ: о суетные! если бы Богъ былъ человѣкъ, то Онъ миновалъ бы своимъ вниманіемъ то, что говорится или дѣлается сегодня, и ничего не оставалось бы въ Его памяти. Но поелику Богъ есть Богъ, а не человѣкъ, то совершаемые противъ Него грѣхи Онъ не забываетъ отмщать во многихъ поколѣніяхъ. Если они не знали этого, то пусть узнаютъ.

112. Всѣ знаютъ праведнаго Ноя, бывшаго останкомъ міра послѣ потопа. Когда остался онъ и три сына его, то онъ, какъ самъ праведный и старавшійся дѣтей своихъ сдѣлать благоговѣйными, дабы не подпали они тѣмъ несчастіямъ, какимъ подверглись люди бывшіе во время потопа, не только словами внушалъ имъ это благоговѣніе, но и посредствомъ клятвы вынуждалъ отъ каждаго изъ нихъ въ отдѣльности благорасположеніе къ брату своему. И какъ поставленный отъ Бога наслѣдникомъ міра, онъ раздѣляетъ тремъ сыновьямъ своимъ весь міръ, распредѣливъ по жребіямъ, каждому отдѣляя особую часть по жребію. При этомъ первородному Симу выпалъ жребій отъ Персиды и Бактръ и отъ страны Индійской до страны Ринокоруровъ. Эта страна Ринокоруровъ лежитъ между Египтомъ и Палестиною противъ Чермнаго моря. Второму сыну Хаму, — отъ страны Ринокоруровъ до страны Гадировъ къ югу. Третьему Іафету, — отъ Мидіи до страны Гадировъ и Ринокоруровъ къ сѣверу.

113. У Сима были дѣти и дѣти дѣтей до тѣхъ поръ пока не раздѣлены были языки. Съ этихъ поръ они разсѣялись по языкамъ, племенамъ и царствамъ. Имена же ихъ слѣдующія: Елимеи [97], Пэоны [98], Лазы [99], Коссесуи [100], Гасфины [101], Палестинцы, Индійцы, Сирійцы, Арабы, которые суть Кайяне [102], Аріане [103], Масесилы [104], Гирканяне [105], Магусэи, Троглодиты [106], Ассирійцы, Карманцы [107], Лидійцы, Месопотамиты, Евреи, Килины [108], Бактріане, Адіавины [109], Камиліи, Сарацины [110], Скиѳы, Хіоняне [111], Гимнософисты, Халдеи, Парѳяне, Еноты [112], Кордилины [113], Массины, Финикіяне, Мадіинеи [114], Комагены [115], Дарданцы [116], Еламасины, Кедрусіи, Еламиты [117], Армяне, Киликійцы [118], Египтяне, Финикіяне, Понтики [119], Мармариды [120], Віоны [121], Карійцы, Халивы [122], Псиллиты [123], Моссиники [124], Ивирійцы [125], Фригійцы [126]. У Хама же, втораго сына Ноева, было дѣтей и внуковъ тридцать два, до самаго раздѣленія языковъ. Отъ нихъ произошли: Еѳіопы, Троглодиты, Аггеи, Гангины [127], Савины [128], Ихѳіофаги [129], Елланики [130], Египтяне, Финикіяне, Мармариды [131], Карійцы, Псиллиты, Моссиники, Фригійцы, Македоняне, Краконы, Сиртиты [132], Лептиты [133], Магниты, Виѳинійцы, Номады, Ликійцы [134], Маріандины [135], Памфилійцы [136], Мосхесидіи [137], Писидійцы [138], Авгалеи, Киликійцы, Маврусіи [139], Критяне, Магарды, Нумидійцы, Африканцы, Визакины, Насамоны [140], Фасгины, Мазики [141], Гарамы [142], Гетулы, Влемміи [143], Авксомиты [144]. Они занимали землю отъ Египта до Океана. Острова, ими занимаемые: Куркуда, Лопадуза, Гавлъ [145], Рида, Мелита [146], Керкира (Корцира) [147], Мина, Сардана [148], Гортина, Критъ, Главкъ [149], Ѳира [150], Аріанъ, Астипалея [151], Хіосъ, Лесбосъ, Тенедосъ, Имвръ, Іазосъ, Самосъ, Косъ, Книда, Нисуросъ, Мегиста и Кипръ [152]. У Іафета же, третьяго сына Ноя, было пятнадцать дѣтей и внуковъ до раздѣленія языковъ. Отъ нихъ произошли: Мидяне, Гарганцы [153], Армяне, Арреи [154], Амазонки [155], Коллы [156], Корзины [157], Венеагины, Галаты, Каппадокійцы, Пафлагонцы [158], Маріандины, Тиварины [159], Халивы, Моссиники [160], Колхяне [161], Меланхлены [162], Сарматы [163], Меоты [164], Скиѳы, Тавры [165], Ѳракійцы [166], Вастерны [167], Иллирійцы, Македоняне, Ливійцы, Фригійцы, Паннонцы [168], Вестеры, Венны [169], Давны [170], Япиги [171], Калабрійцы, Иппики [172], Латиняне, или Римляне, Тирренцы, Галлы, Кельты, Ливистины, Кампанцы, Келтивиры, Аквитанцы [173], Иллиріане, Васанты, Самосцы, Карпетаны [174], Лузитане [175], Вакеи, Британцы, Скотты [176], Испанцы. А острова, имъ принадлежавшіе, суть: Британія, Сицилія, Евбея, Родосъ, Хіосъ, Лесбосъ, Киѳира, Закинѳъ, Кефалинія, Итака, Керкира, Кипръ [177]. Если же кто встрѣтитъ здѣсь имя народа или острова дважды упомянутымъ, то пусть не дивится и не сомнѣвается; это проиходило или отъ того, что различныя страны были въ обладаніи то того, то другаго народа, по сопредѣльности ихъ или по причинѣ бывшихъ по временамъ выселеній, или же по причинѣ захвата Хамова, такъ какъ онъ обидѣлъ Сима и отнялъ часть его владѣній.

114. Итакъ, когда такимъ образомъ эти народы произошли отъ трехъ сыновъ Ноевыхъ, и міръ раздѣленъ былъ между тремя сыновьями на три части, какъ я сказалъ выше, отцемъ потребована была отъ нихъ клятва, чтобы никто не вступался въ жребій брата своего, а кто преступитъ клятвенное постановленіе, тотъ и все сѣмя его истребится по этой клятвѣ. По жребію Палестина и прилежащія къ ней области достались Симу; Ханаанъ же, сынъ Хама, будучи любостяжателенъ, вторгся въ страну, впослѣдствіи названную Палестиною, то есть въ Іудею, и захватилъ ее; но Богъ долготерпѣлъ, давая время на покаяніе, дабы раскаялись потомки Хамовы и отдали потомкамъ Симовымъ ихъ собственное наслѣдіе. Они же не раскаявались, но хотѣли исполнить мѣру грѣховъ своихъ. Тогда Богъ, будучи праведенъ, много поколѣній спустя, отмстилъ наконецъ за преступленіе клятвы. Ибо такъ надлежало исполниться мѣрѣ грѣховъ Аморреевъ (Быт. 15, 16); потому что Симъ родилъ Арфаксада, а Хамъ — Ханаана, Ханаанъ же послѣ захвата земли Симовой родилъ Аморрея, Гергесея, Ферезея, Евея, Арукея, Арадія и Сидонія. Такъ исчисляются роды до отмщенія за Сима. Симъ обиженный родилъ Арфаксада, какъ мы сказали; Арфаксадъ родилъ Каинана, Каинанъ — Салу, Сала — Евера, при которомъ было столпотвореніе. Еверъ родилъ Фалека, при которомъ было раздѣленіе земли и языковъ. Фалекъ родилъ Рагава, Рагавъ — Серуха, Серухъ — Нахора, Нахоръ — Ѳарру, Ѳарра — Авраама, Авраамъ — Исаака, Исаакъ — Іакова, прозваннаго Израилемъ, отъ котораго произошли Израильтяне; Іаковъ — Іуду, Іуда — Фареса, Фаресъ — Есрома, Есромъ — Арама, Арамъ — Аминадава, Аминадавъ — Наассона и Салмона [178]. Это — родъ произшедшихъ отъ Сима. За нихъ-то, обиженныхъ сынами Хама и лишившихся своего собственнаго мѣста, отмстилъ Богъ, истребивъ потомство Ханаана согласно клятвѣ ихъ. И потомство Симово получаетъ обратно свою страну. Такимъ образомъ не обидѣлъ Богъ, отдѣляя каждому по справедливости принадлежащую ему часть: Богъ поругаемъ не бываетъ, какъ я сказалъ выше.

115. Итакъ, учреждая для себя синагогу во время исхода Израильтянъ изъ Египта, Богъ говоритъ Моисею: иззуй сапоги отъ ногъ твоихъ (Исх. 3, 5). Ибо намѣревающійся приступить къ чистой банѣ прежде всего разувается. Когда же прошло много времени, и всѣ мы на пути своемъ заблудихомъ (Ис. 53, 6), и сама синагога пребывала во злѣ своемъ, то еще не открывалъ Богъ бани пакибытія (Тит. 3, 5); но много лѣтъ пропустилъ и наконецъ святой Церкви открылъ всесвятую баню. Въ Моисеѣ Онъ повелѣлъ снимать обувь; въ пророкахъ — снимать одежду верхнюю, только для Іереміи оставивъ чресленикъ (Іер. 13, 1); а въ Іоаннѣ (Предтечѣ) — сбросить всѣ одежды міра и облечься въ одежду изъ верблюжьихъ волосъ (Матѳ. 3, 4); въ самомъ же Спасителѣ и ученикахъ Его Онъ совлекъ одежду міра и послѣ очищенія водами облекъ одѣяніемъ огня и Духа свыше, съ небесъ. Но Израильтяне, видя благодать Его, не познали, что Онъ есть Богъ. Посему и пророкъ Моисей обличительно оплакиваетъ ихъ въ виду будущаго безчестія, которое нанесутъ они Спасителю: сія ли Господеви воздаете, людіе буіи и безсердечные (Втор. 32, 6)? Ибо они не знали, что это Онъ былъ въ началѣ, съ Которымъ Отецъ совѣтовался, говоря: сотворимъ человѣка по образу нашему и по подобію (Быт. 1, 26). Слово: сотворимъ не на единственное число указываетъ, но на то, что Отецъ совѣтовался съ Сыномъ и Святымъ Духомъ. Ибо Словомъ Господнимъ небеса утвердишася, и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6). Не уразумѣли они изреченія, сказаннаго въ той же самой книгѣ, что Господь, пришедшій къ Аврааму, одожди огнь отъ Господа, пославшаго Его, съ небесе (Быт. 19, 24). Не познали они Его, изведшаго ихъ и изъ Египта, и не уразумѣли словъ Пророка: и ты Виѳлееме, еда малъ еси (Мих. 5, 2). Какъ можно назвать малымъ городъ, вмѣстившій Того, Котораго небо и вселенная не могутъ вмѣстить? Далѣе: изъ тебе Мнѣ изыдетъ вождь (тамъ же; сн. Матѳ. 2, 6). Кто исходитъ изъ Виѳлеема? — Человѣкъ. Но почему же Онъ называется Богомъ?

116. Устрашаетъ ихъ и то, что Онъ есть Богъ и человѣкъ. Ибо въ томъ же пророчествѣ слова: исходи Его изъ начала, отъ созданія міра (Мих. 5, 2) относятся уже не къ человѣку, но къ Богу. Не вспоминаютъ они пророчества: се дѣва во чревѣ зачнетъ, и родитъ сына, и нарекутъ имя Ему Еммануилъ (Ис. 7, 14; сн. Матѳ. 1, 28). Слово: нарекутъ указываетъ на образъ дѣйствованія святыхъ и вѣрныхъ сыновъ Церкви. Ибо, когда убійцы Господа іудеи развѣдываютъ у нихъ о Спасителѣ: какимъ образомъ исповѣдуютъ они распятаго, то слышатъ отъ самихъ вѣрныхъ такой отвѣтъ: Тотъ, Кто у васъ распятъ есть съ нами Богъ (сн. Матѳ. 1, 23). Не послушали они также и Давида и не познали страха его, съ которымъ онъ, созерцая во Святомъ Духѣ и трепеща имѣющаго быть воплощенія Самого Господа, говорилъ слова: рече Господь Господеви моему: сѣди одесную Мене, и прочее. (Псал. 109, 1; сн. Матѳ. 22, 44; Дѣян. 2, 34; Евр. 1, 13). Итакъ, прошли древнія субботы, а проповѣдуется у нась истинная суббота. Упразднилось прежнее обрѣзаніе, одинъ малѣйшій членъ обрѣзывавшее; дѣйствуетъ же во всей силѣ обрѣзаніе небесное, обрѣзывающее цѣлое тѣло. Ибо воды крещенія и святое призываніе не одного члена тѣла человѣческаго касаются, но цѣлое тѣло человѣка очищаютъ, обрѣзываютъ, отъ всѣхъ золъ избавляютъ. Такія таинства пріяла святая Церковь; но возстали противъ нея страшные враги, называемые домашними, однако не принадлежащіе истинной вѣрѣ Апостоловъ Господнихъ: ибо если бы отъ нихъ были, пребыли убо быша съ ними (1 Іоан. 2, 19). Но будучи незаконнорожденными и происходя отъ смѣшанныхъ браковъ, они снова похотствуютъ злою похотію къ запаху отъ рыбъ и огурцовъ египетскихъ (сн. Числ. 11, 5), со всѣхъ сторонъ произнося хулы противъ Сына Божія. Таковы аріоманиты, которыхъ мы уже изобличили въ прежнихъ разсужденіяхъ [179]. Таковы и савелліане. Эти савелліане совершенно отрицаютъ бытіе Сына и Святаго Духа, говоря, что Сынъ есть Самъ Отецъ, и Отецъ есть Самъ Сынъ, и Святый Духъ есть Самъ Отецъ, такъ что нѣтъ Сына и Святаго Духа. Такимъ образомъ они изобличаютъ въ себѣ вторыхъ іудеевъ и убійцъ Господа. Аріоманиты же, нечестивѣйшіе изъ всѣхъ, дерзая отдѣлять и отчуждать Сына отъ существа Отчаго, не признаютъ Сына равночестнымъ Отцу и рожденнымъ отъ существа Отца. Другіе, выродившіеся отъ нихъ, раньше нашего времени вошли въ составъ иныхъ ересей, уже образовавшихся дотолѣ, которыхъ едва ли можно сопричислять даже и къ іудеямъ, какъ произносящихъ хулу на Святаго Духа. Это — вторые саддукеи и самаряне, люди темные, мертвые и невѣрные.

117. Но чтобы не много заниматься свидѣтельствами противъ нихъ посредствомъ чернилъ и хартіи, дабы не утомить читателей, достаточно будетъ для нихъ, савелліанъ, вмѣстѣ съ другими свидѣтельствами, еще свидѣтельства при Іорданѣ, какъ я сказалъ уже. Ибо Сынъ истинно пришелъ на Іорданъ, Богъ содѣлавшійся человѣкомъ, не потерпѣвшій измѣненія, но пріявшій плоть, не посредствомъ сѣмени мужескаго, но отъ святыя Дѣвы воспріявшій тѣло, тѣло совершенное, зачатое чрезъ Святаго Духа, то есть человѣка совершеннаго по душѣ и по тѣлу. Такъ на Іорданѣ явился къ Іоанну Богъ и вмѣстѣ человѣкъ, одинъ и тотъ же Сынъ и Христосъ и Господь. Отецъ же возгласилъ свыше, свидѣтельствуя о Сынѣ, явившемся на Іорданѣ: сей есть Сынъ Мой возлюбленный (Матѳ. 3, 17). А Святый Духъ въ видѣ голубя сошелъ на Него, погрузившагося въ воды, дабы показать ихъ чистыми ради имѣвшихъ креститься во имя Отца и Сына и Святаго, Духа. Аріанамъ же, вмѣстѣ съ сказаннымъ прежде, достаточно будетъ сказаннаго Сыномъ: Азъ во Отцѣ, и Отецъ во Мнѣ (Іоан. 14, 10); ибо Онъ показалъ здѣсь свое равенство со Отцемъ и истинное сыновство. Выродившимся отъ аріанъ, хулящимъ Святаго Духа, достаточно будетъ двухъ свидѣтельствъ, уже приведенныхъ послѣ другихъ свидѣтельствъ. Изъ нихъ одно изъ книги пророка Даніила слѣдующее: Седрахъ, Мисахъ, Авденаго, въ пещи огненной, восхваляя Бога, призываютъ вмѣстѣ съ собою для славословія всю тварь Божію и говорятъ: благословите вся дѣла Господня Господа (Дан. 3, 57; срав. ст. 23). При этомъ они исчисляютъ небеса и ангеловъ, луну и солнце, силы, землю и море, и все, что на нихъ находится; но нигдѣ не сопричисляютъ къ тварямъ Сына и Святаго Духа (ст. 68 и дал.) [180]. Равнымъ образомъ и Серафимы прославляютъ Троицу, не единожды, не дважды и не четырежды, но трижды произнося: Святъ (Ис. 6, 3) [181].

118. Пусть изобличитъ ихъ еще Петръ, укоряющій Ананію съ его женою и говорящій: вы искусили Святаго Духа. И далѣе: не человѣку солгали вы, но Богу (Дѣян. 5, 3-4). Апостолъ же зналъ, какъ мы часто говорили, что Духъ не чуждъ Бога Отца, говоря: Онъ испытуетъ и глубины Божія (1 Кор. 2, 10). А тому, кто не есть отъ существа Божія, невозможно испытывать глубины Божія. Мы вѣдаемъ, что Отецъ есть Отецъ, Сынъ — Сынъ, Святый Духъ — Святый Духъ, Троица въ единствѣ. Ибо единство принадлежитъ Отцу и Сыну и Святому Духу, едино существо, едино Господство, едино хотѣніе; одна Церковь, едино крещеніе, едина вѣра (Ефес. 4, 5). И да престанутъ возставать противъ святыя дѣвы Христовой и чистой невѣсты, то есть матери нашей святыя Церкви. Ибо чада ея пріяли отъ святыхъ Отцевъ, то есть, отъ святыхъ Апостоловъ, правило какъ хранить вѣру, такъ и передавать, и возвѣщать ее чадамъ своимъ. Такъ какъ и вы сами, честнѣйшіе братія, изъ числа сыновъ ея, то передавайте и своимъ чадамъ это ученіе. Не переставайте, вѣрные и православные, такъ говорить объ этомъ и тому подобномъ, на Божественныхъ Писаніяхъ утверждать себя самихъ и слушающихъ васъ, уча, показуя путь, наставляя чрезъ оглашеніе. Продолжайте сохранять сію святую вѣру вселенской Церкви, какъ пріяла ее святая и единая дѣва Божія отъ святыхъ апостоловъ Господнихъ. И такъ должны вы наставлять каждаго изъ оглашаемыхъ, имѣющихъ приступить къ святому крещенію. Но не только возвѣщать должны вы вѣру сынамъ своимъ о Господѣ, а и научать ясно говорить, какъ говоритъ сама матерь всѣхъ насъ и васъ:

119. Вѣруемъ во единаго Бога, Отца вседержителя, творца неба и земли, видимаго всего и невидимаго. И во единаго Господа Іисуса Христа Сына Божія единороднаго, отъ Отца рожденнаго прежде всѣхъ вѣковъ, то есть, отъ существа Отца, свѣта отъ свѣта, Бога истиннаго отъ Бога истиннаго, рожденнаго, не сотвореннаго, единосущнаго Отцу, Которымъ все сотворено, чтó на небесахъ и чтó на землѣ. Ради насъ людей и ради нашего спасенія сшедшаго съ небесъ и воплотившагося отъ Духа Святаго и Маріи Дѣвы, и вочеловѣчившагося; распятаго за насъ при понтійскомъ Пилатѣ, страдавшаго и погребеннаго, и воскресшаго въ третій день, по Писаніямъ; и возшедшаго на небеса, и сѣдящаго одесную Отца. И опять имѣющаго прійти со славою судить живыхъ и мертвыхъ, Царствію Котораго не будетъ конца. И въ Духа Святаго, Господа животворящаго, отъ Отца исходящаго, съ Отцемъ и Сыномъ спокланяемаго и спрославляемаго, говорившаго чрезъ пророковъ. Во единую святую соборную и апостольскую Церковь. Исповѣдуемъ одно крещеніе во оставленіе грѣховъ. Ожидаемъ воскресенія мертвыхъ и жизни будущаго вѣка. Аминь. А тѣхъ, которые говорятъ: «было нѣкогда время, когда Его не было», и: «прежде рожденія Онъ не существовалъ», или: «Онъ произошелъ изъ несуществующаго», или говорятъ, что Сынъ Божій произошелъ отъ иной ипостаси или существа, что Онъ текучъ и измѣняемъ, — всѣхъ этихъ анаѳематствуетъ вселенская и апостольская Церковь. Эта самая вѣра передана намъ отъ святыхъ апостоловъ и въ Церкви святымъ городомъ предписана отъ всѣхъ вмѣстѣ собравшихся въ немъ святыхъ епископовъ числомъ свыше трехсотъ десяти [182].

120. Поелику же въ наше время возникли нѣкоторыя иныя однѣ послѣ другихъ ереси, то есть со времени царей Валентиніана и Валента, въ десятый годъ ихъ царствованія и въ шестой годъ царствованія Граціана, то есть въ девяностый годъ владычества Діоклетіанова: то посему вы и мы, и всѣ православные епископы, и, кратко сказать, вся святая вселенская Церковь, противъ возникшихъ ересей, согласно съ вышеизложенною вѣрою святыхъ оныхъ отцевъ, такъ говоримъ, особенно же приступающимъ къ святому крещенію, чтобы они возвѣщали и говорили такъ: Вѣруемъ во единаго Бога, Отца вседержителя, Творца всего невидимаго и видимаго. И во единаго Господа Іисуса Христа Сына Божія, рожденнаго отъ Бога Отца, единороднаго, то есть, отъ существа Отца, Бога отъ Бога, свѣта отъ свѣта, Бога истиннаго отъ Бога истиннаго, рожденнаго, не сотвореннаго, единосущнаго Отцу, чрезъ Котораго все сотворено, что на небесахъ и что на землѣ, видимое и невидимое. Ради насъ людей и ради нашего спасенія сшедшаго и воплотившагося, то есть рожденнаго совершенно отъ святыя Маріи Приснодѣвы чрезъ Духа Святаго, вочеловѣчившагося, то есть пріявшаго совершеннаго человѣка, душу и тѣло, и умъ, и все, что составляетъ человѣка, кромѣ грѣха, не отъ сѣмени мужа и не въ человѣкѣ, но въ Себѣ самомъ плоть образовавшаго и приведшаго въ единое святое единство, не такъ какъ вдохновлялъ Онъ пророковъ, глаголалъ и дѣйствовалъ въ нихъ, но совершенно вочеловѣчившагося; ибо Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), не испытавъ измѣненія и не премѣнивъ Божества своего въ человѣчество; соединившаго въ единое свое святое совершенство и Божество. Ибо единъ есть Господь Іисусъ Христосъ, а не два; тотъ же Богъ, тотъ же Господь, тотъ же царь. Вѣруемъ въ Тогоже пострадавшаго во плоти и воскресшаго, и возшедшаго на небеса въ томъ же самомъ тѣлѣ, славно возсѣвшаго одесную Отца; имѣющаго прійти въ томъ же самомъ тѣлѣ во славѣ судить живыхъ и мертвыхъ, царствію Котораго не будетъ конца. И въ Святаго Духа вѣруемъ, глаголавшаго въ Законѣ и проповѣдавшаго въ пророкахъ, и сошедшаго на Іорданъ, глаголющаго въ апостолахъ, живущаго во святыхъ. Такъ же вѣруемъ въ Него, что Онъ есть Духъ Святый, Духъ Божій, Духъ совершенный, Духъ Утѣшитель, несозданный, отъ Отца исходящій и отъ Сына пріемлющій, и вѣруемый. Во единую соборную и апостольскую Церковь, и въ одно крещеніе покаянія, и въ воскресеніе мертвыхъ, и въ праведный судъ надъ душами и тѣлами, и въ Царствіе небесное, и въ жизнь вѣчную. А тѣхъ, которые говорятъ, что было нѣкогда, время, когда не было Сына или Духа Святаго, или, что Онъ произошелъ отъ несуществующаго, или отъ иной ипостаси или существа, — утверждаютъ, что Сынъ Божій или Святый Духъ прелагаемъ или измѣняемъ, — всѣхъ таковыхъ соборная и апостольская Церковь, матерь ваша и наша анаѳематствуетъ. Еще мы анаѳематствуемъ неисповѣдующихъ воскресенія мертвыхъ и всѣ ереси, не исходящія изъ сей правой вѣры. И если вы, блаженнѣйшіе и чада наши, такъ вѣруете и совершаете предписываемыя сею вѣрою заповѣди, то мы надѣемся, что вы всегда молитесь за насъ, чтобы мы имѣли часть и жребій въ сей самой вѣрѣ и въ жребіи заповѣдей ея. И молитесь за насъ вы, и всякій такъ вѣрующій и соблюдающій заповѣди Господни, во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу слава со Святымъ Духомъ во вѣки. Аминь. Я же, возлюбленные братія, по смиренію своему и немощнымъ силамъ разума, принужденъ былъ исполнить вышеизложенное, побуждаемый вашею честностію и благостію, хотя и не способенъ я превысить мѣру свою, такъ что нуждался въ особенно великой помощи. Но все вѣдаетъ Вѣрный на небѣ. Впрочемъ миръ всякому, шествующему по этому правилу сей истинной и православной вѣры и на Израили Божіи (Гал. 6, 16). Привѣтствуйте всѣхъ святыхъ о Господѣ. Привѣтствуютъ васъ рабы Господни, особенно же я, Анатолій, написавшій эту книгу такъ наименованнаго Якорнаго слова, и молю о томъ, чтобъ быть вамъ здравыми.

Примѣчанія:
[1] Вступленіе Діоклитіана на престолъ послѣдовало въ 285 г. по Р. X.
[2] Слѣдовательно въ 374 г. по Р. X.
[3] כַּר халдейское или арамейское слово, значащее: сынъ (см. Дан. 5, 22; 7, 13 и др.), которому собственно въ еврейскомъ языкѣ соотвѣтствуетъבֵּן. Но что и сродное съ еврейскимъ арамейское (или халдейское) нарѣчіе въ тѣ времена носило названіе еврейскаго, для этого достаточно принять во вниманіе выраженія: еврейскій, еврейски, употребляемыя въ Новомъ Завѣтѣ, какъ напр. Дѣян. 21, 40; 22, 2; Іоан. 5, 2; 19, 13, Апок. 9, 11 и др.
[4] О Савелліѣ и его ереси см. твореній св. Епифанія ч. III, стр. 60-72.
[5] Это мѣсто римскіе католики приводятъ, какъ самое ясное будто-бы доказательство ученія св. Епифанія объ исхожденіи Святаго Духа и отъ Сына (Filioque). Но напрасно. Здѣсь рѣчь о единствѣ Божескаго существа у Святаго Духа съ Отцемъ и Сыномъ, какъ то явствуетъ и изъ приведеннаго въ концѣ изреченія Священнаго Писанія: Духъ есть Богъ.
[6] Въ книгахъ Противъ ересей просто: «Птолемеи», см. напр. Твореній Св. Епифанія ч. I, стр. 8.
[7] См. св. Иринея, Противъ ересей, кн. I, гл. 17.
[8] Здѣсь въ подлинникѣ является незначительный пропускъ.
[9] Разумѣется школа антіохійская, чуждавшаяся аллегорическаго толкованія Священнаго Писанія и наблюдавшая лишь контекстъ рѣчи буквальнаго смысла Писанія.
[10] Акила — іудейскій прозелитъ II в. по Р. Хр., перевелъ ветхозавѣтную Библію съ еврейскаго на греческій языкъ для обитавшихъ въ Малой Азіи іудеевъ.
[11] Собственно по еврейски: יְהוָה קָנָנִי но еще задолго до временъ св. Епифанія вошелъ въ силу между палестинскими и вавилонскими іудеями обычай — священное и неизреченное, по ихъ мнѣнію, имя Іеговы замѣнять въ произношеніи, при чтеніи Библіи, именемъ: Адонаи (—Господь мой) Шаддаи (—Крѣпкій) и т. д.
[12] Употребленіе слова: угнѣздить, см. Сир. 1, 15.
[13] Въ какомъ смыслѣ безумно мнѣніе манихеевъ, объ этомъ можно читать въ книгахъ св. Епифанія противъ ересей, именно въ разсужденіи о 46 (66) ереси (Твореній ч. 3, стр. 241 и дал.).
[14] Такое же почти число главъ или малыхъ отдѣленій насчитываетъ въ четвероевангеліи (именно 1163) и блаж. Іеронимъ. Само собою разумѣется, такое дѣленіе не соотвѣтствуетъ теперешнимъ ни главамъ, ни стихамъ.
[15] См. подобное же сравненіе въ книгахъ противъ ересей, твореній св. Епифанія ч. IV, стр. 251.
[16] Срав. св. Епифанія протявъ ересей, твор. ч. III, стр. 158-159.
[17] Св. Отецъ не именуетъ самаго хлѣба, въ виду таинственности Евхаристіи, не для всѣхъ понятной по своему высокому христіанскому значенію и въ его время служившей предметомъ соблазна для язычниковъ.
[18] Страною Елимэевъ (Елимаидою) у древнихъ называлась мѣстность въ Сузіанѣ, при персидскомъ заливѣ и въ великой Мидіи.
[19] Великимъ Океаномъ у древнихъ назывался не одинъ Атлантическій, а и Восточный, вообще — все водное пространство, окружавшее, по ихъ понятіямъ, сушу.
[20] То есть въ Средиземное, которымъ окруженъ островъ Кипръ, гдѣ былъ епископомъ св. Епифаній. Слѣдовательно подъ Геономъ св Епифаній разумѣетъ рѣку Нилъ.
[21] Въ Быт. 11, 18: Рагава.
[22] Въ Матѳ. 1, 5: Овида.
[23] То есть отъ жены Уріи — Вирсавіи.
[24] Асу. См. Матѳ. 1, 7.
[25] Амасію.
[26] Амона. Матѳ. 1, 10.
[27] Матѳана, въ ев. Матѳ. 1, 15.
[28] Въ своемъ опроверженіи ереси алоговъ (твор. св. Епиф. ч. II, стр. 387) и въ сочиненіи «о мѣрахъ и вѣсахъ» св. Епифаній полагаетъ рожденіе Спасителя нѣсколько иначе, именно на 42 году царствованія Августа.
[29] Полагаютъ, что должно читать здѣсь не 66, а 56 лѣтъ.
[30] Въ сочиненіи «о мѣрахъ и вѣсахъ» — 29 дней.
[31] Вѣроятно ошибка: 15 лѣтъ.
[32] Собственно только 1 годъ и 4 мѣсяца, а не 4 года, въ чемъ, вѣроятно, и была ошибка.
[33] Одинъ царствовалъ почти 13 лѣтъ и съ отцемъ 3 года и нѣсколько мѣсяцевъ.
[34] 6 мѣсяцевъ. Такъ и въ сочиненіи «о мѣрахъ и вѣсахъ» 6 мѣсяцевъ, а не 6 лѣтъ.
[35] Почти 3 года.
[36] 13 лѣтъ. Такъ и въ сочиненіи «о мѣрахъ и вѣсахъ».
[37] Только 6 лѣтъ правилъ.
[38] Въ настоящемъ случаѣ преемства царей въ значительной степени перемѣшаны. Въ сочиненіи «о мѣрахъ и вѣсахъ» правильнѣе устанавливаются эти преемства.
[39] Срав. также и Панарій св. Епифанія (твореній ч. III, стр. 80 и дал.).
[40] Гностики — знающіе, а катагностики — изобличенные, осужденные.
[41] Все отдѣленіе, начиная съ этой и кончая 73-ею главою, съ нѣкоторыми незначительными измѣненіями, повторяется въ книгахъ св. Епифанія противъ ересей. См. твореній его ч. V, стр. 6-27.
[42] Объясненіе этого мѣста въ ученіи св. Епифанія см. въ 5-й части твореній его, стр. 11-12 примѣч.
[43] 3дѣсь имѣется въ виду заблужденіе Димиритовъ, которое св. Епифаній опровергаетъ въ своихъ книгахъ противъ ересей (твореній ч. V, стр. 176. 208 и дал.).
[44] Срав. «Противъ ересей», твореній св. Епифанія ч. V, стр. 209 и дал.
[45] Очевидно, что подъ ипостасію св. Епифаній разумѣетъ здѣсь не лицо, а естественный составъ человѣка, составныя части его природы.
[46] Обличеніе ереси іеракитовъ у св. Епифанія см. въ IV части его твореній стр. 78 и дал.
[47] См. объ этомъ въ особенности у Еврипида въ его драмѣ: Алкиста (Алкеста).
[48] См. Овидія, Метаморф. VI, 404; Виргилія, Георгики, III, 7.; Пиндара, Олимп. I, 25 и дал.
[49] Овидія, Метаморф.
[50] Ил. III. 236-237; Одис. XI, 298-300 и др.
[51] Срав. Геродота VII, 33; IX, 116. 120; Плинія XVI, 99 и др.
[52] Срав. Одисс. XI, 593; Виргилія, Георгики III, 39; Овидія, Метаморф. IV, 459 и др.
[53] Срав. Твореній св. Епифанія ч. IV, стр. 79. 86.
[54] Πὶπτω — πτῶμα; cado — cadaver.
[55] Срав. подобное же въ III-й части твореній св. Епифанія, стр. 218.
[56] Св. Епифаній имѣетъ при этомъ въ виду мнѣніе оригенистовъ, опроверженіе котораго см. въ III-й части твореній св. отца, на стр. 73-222.
[57] Здѣсь св. Епифаній образно высказываетъ мысль, что на послѣднемъ судѣ будетъ судимо то самое воскресшее тѣло, которое человѣкъ имѣлъ при жизни, а не иное какое либо. См. выше гл. 87.
[58] Слова: да не воскипиши по еврейски выражены словами: אַל־תּוֹתַר, чтó значитъ дѣйствительно: не имѣй преимущества, не будь первымъ, не усиливайся.
[59] Замѣчательно, что и іудейскіе таргумисты толкуютъ приведенныя слова Втор. 33, 6 о второй смерти въ будущемъ вѣкѣ.
[60] Арей или Марсъ — Богъ войны.
[61] Афродита или Венера — богиня любви и чувственныхъ наслажденій.
[62] Кронъ или Сатурнъ, по греческой миѳологіи, поглощалъ собственныхъ дѣтей своихъ. См. Гезіодову Ѳеогонію, ст. 459-460.
[63] Кибела или Рея — богиня производительности.
[64] Имя Реи (Ῥέα) св. Епифаній, очевидно, производитъ отъ ῥέω — теку. Отсюда такое объясненіе его.
[65] Діагоръ, по прозванію «безбожный» (ἂϑεος), жилъ въ V столѣтіи до Рожд. Хр. и принадлежалъ къ философской школѣ атомистовъ. Онъ былъ ярымъ противникомъ народной религіи и жестоко осмѣивалъ ее. За это Аѳиняне преслѣдовали его и сожгли его сочиненія. Самую жизнь свою Діагоръ спасъ только бѣгствомъ изъ отечества. См. Цицерона, О природѣ боговъ, I, 1, 2. 23; III, 37 и др.
[66] Иліады II, 204. Переводъ Гнѣдича.
[67] См. Аполлодора Аѳин. Библіот. II, 2, 1.
[68] Іо отождествлялась съ Изидою единственно только потому, что обѣ онѣ изображались съ коровьими рогами. Эсхила, Прометей, ст. 362 и дал.
[69] Тиръ — городъ Финикійскій; а по миѳологіи греческой Іо (она же Изида) уведена была изъ Финикіи и послѣ того нашла себѣ убѣжище въ Египтѣ. См. Геродота, Исторіи, кн. I, гл. 1-4.
[70] Срав. блаж. Августина, О градѣ Божіемъ, кн. XVIII, гл. 5; особенно же Климента Александрійскаго, Увѣщаніе къ еллинамъ, гл. IV § 48; также Стром. кн. I, гл. 21 § 106 и др. Срав. также Плутарха, Объ Изидѣ и Озирисѣ и др.
[71] См. Гезіода Ѳеогонію, ст. 137-138 и 168-182.
[72] Тамъ же, стр. 459-491.
[73] Въ греческой миѳологіи. Это собственно передается не о Зевсѣ, а объ Гермесѣ (см. Лукіана, Разговоры между богами, XXII, 2).
[74] Овидія. Превращенія, кн. IV.
[75] Ovid. Her. 17, 55; Horat. a. p. 147; Sat. 2, 1, 26.
[76] Ил. XX, 231 и дал.; V, 266; Horat. Od. 4, 4, 1 и дал. Ovid. Metam. X, 155 и др. Пиндара, Ол. 1, 44 и др.
[77] Овидія, Превращенія II, 850 и дал.
[78] Здѣсь игра словъ въ греческомъ: трагикъ — τραγῳδὸς и козелъ — τράγος, отъ котораго происходитъ τραγῳδὸς.
[79] Тритонія — болото или не глубокое озеро въ Ливіи.
[80] Но по господствующему миѳу Аѳина есть дочь Зевса, вышедшая изъ головы его, какъ богиня мудрости. См. гимнъ Аѳинѣ въ сочиненіяхъ Гомера.
[81] Подобно тому, какъ Артемида и Ефесская была, по греческой миѳологіи, также дочерью Зевса, но только особенно почитаемою въ Ефесѣ, и Діонисъ былъ сыномъ Зевса и Семелы; но такъ какъ Семела была, по миѳологіи, дочерью Кадма, царя Ѳивскаго, то культъ Діониса особенно былъ распространенъ въ Ѳивахъ, въ Беотіи.
[82] Коривантами назывались жрецы Цибелы или Реи. Этимъ указывается на таинства (мистеріи), въ которыхъ важную роль игралъ Діонисъ.
[83] Титаны — потомки Урана, а Куреты имѣли отчасти тоже значеніе, какое и Кориванты. Преданіе объ этомь растерзаніи Діониса сохранилось преимущественно у орфиковъ.
[84] См. объ этомъ у Павзанія въ его описаніи Греціи VIII, 9, 7.
[85] На мѣстѣ погребенія Канова съ его женою возникъ даже городъ съ его именемъ, теперь не существующій. См. Страбона Географію XVII, 800 и дал.
[86] Основное значеніе имени Іисусъ съ еврейскаго (יְהוֹשׁוּעַ или сокращ. יֵשׁוּעַ) есть — Спаситель; а потомъ — Помощникъ, виновникъ благополучія и т. д.
[87] То есть собственно отъ Виѳаніи.
[88] Дщерямъ Сарры не въ тѣсномъ смыслѣ, а въ болѣе общемъ: женщинамъ, отъ нея или по подобію ея произшедшимъ. У Сарры дочерей не было.
[89] Такъ какъ времясчисленіе здѣсь не вполнѣ точно, то должно полагать, что это мѣсто творенія св. отца попорчено. Отъ обѣтованія Аврааму о рожденіи Исаака до рожденія Іосифа протекло лишь около 175 лѣтъ.
[90] Въ кн. Бытія 15, 13, на которую ссылается св. Епифаній, указывается не 430, а только 400 лѣтъ. У св. Епифанія, очевидно, показывается то число лѣтъ, какое указано у св. Ап. Павла въ Гал. 3, 17. Но вся сущность дѣла въ томъ, какъ разумѣть выраженіе Апостола: обѣтованіе (Аврааму), отъ котораго до Синайскаго законодательства, по его ученію, протекло 430 лѣтъ. Такъ какъ въ ст. 16 Апостолъ говоритъ о многихъ обѣтованіяхъ: Аврааму речени быша обѣты, то ясно, что, дабы сохранить вѣрность библейской хронологіи, нужно предположить, что Апостолъ, въ своемъ исчисленіи, имѣетъ въ виду самое первое обѣтованіе Аврааму, данное въ землѣ Халдейской (Быт. 12, 1-2).
[91] Въ дѣйствительности ему было тогда лишь 87 лѣтъ.
[92] Вѣрнѣе на 62 году.
[93] Св. Епифаній вмѣсто имени Амрама, отца Моисеева, употребляетъ: Авраамъ.
[94] Здѣсь ясно видна ошибка переписчиковъ рукописей св. Епифанія: вмѣсто 565 (по гречески: ϕξε') должно читать: 165 (ρξε').
[95] Это исчисленіе опять несогласно ни съ библейскимъ времясчисленіемъ, ни съ указаніемъ св. Ап. Павла, который 430 лѣтъ исчисляетъ до времени Синайскаго законодательства, бывшаго въ третій мѣсяцъ по изшествіи Израильтянъ изъ Египта (Исх. 19, 1), ни съ его собственными предшествующими и послѣдующими указаніями событій и лѣтъ.
[96] Уже изъ этого видно, какъ непрочно было основаніе, на которомъ опиралось вышеприведенное времясчисленіе св. Епифанія.
[97] Елимеи жители Сузіаны, при Персидскомъ заливѣ.
[98] Жители сѣверной части Македоніи.
[99] Лазы — народъ въ Колхидѣ, на Кавказѣ.
[100] Жители страны къ сѣверу отъ Персіи.
[101] Неизвѣстно мѣстообитаніе этого народа. Предполагаютъ, что онъ жилъ недалеко отъ Индіи.
[102] Такого названія аравійскаго племени не встрѣчается у древнихъ географовъ. Не характеризуется ли этимъ направленіе религіозныхъ убѣжденій части аравійскаго племени? Срав. о ереси кайянъ твор. св. Епиф. ч. II, стр. 83 и дал.
[103] Жители одной изъ персидскихъ провинцій. См. Страб. Геогр. XV.
[104] Нумидійская народность на границахъ Мавританіи. Страб. Геогр. XVII, 829 и дал.
[105] Жители мѣстности между Мидіею, Парѳіею и Каспійскимъ моремъ.
[106] Жители западнаго берега аравійскаго заливавъ Еѳіопіи. Такое же названіе носили жители сѣверной части Кавказа. Страб. XI, 506; XVI, 774 и дал. и др.
[107] Жители персидской области на индійскомъ морѣ. Срав. Страб. XV, 720 и дал.
[108] Жители Келесиріи, равнины между Ливаномъ и Антиливаномъ.
[109] Жители одной изъ областей Ассиріи. Страб. XI, 503 и др.
[110] Жители счастливой Аравіи.
[111] Жившіе по сосѣдству съ персами.
[112] Жители Пафлагоніи, въ Малой Азіи.
[113] Жители восточнаго берега Чернаго моря, на Кавказѣ.
[114] Тоже, что Мадіанитяне, народъ аравійскаго племени.
[115] Комагены или Коммагены, жители части Сиріи, на границахъ Каппадокіи.
[116] Жители мѣстности въ Малой Азіи, близъ древней Трои. Страб. XIII, 592. 596 и др.
[117] Еламасины, Кедрусіи и Еламиты — жители разныхъ частей Малой Азіи ближе къ Средиземному морю.
[118] Также въ Малой Азіи и близъ Средиземнаго моря.
[119] Приморскіе жители, преимущественно обитавшіе на побережьяхъ Понта Евксинскаго, то есть, Чернаго моря.
[120] Жители мѣстности въ Ливіи, между Египтомъ и Киринеею. Страб. XVII, 798 и дал. Птоломей и др.
[121] Не Іоны ли, то есть, іоняне?
[122] Одни изъ жителей на побережьяхъ Чернаго моря.
[123] Народъ въ Ливіи, въ Африкѣ. Страб. XIII, 588; XVII, 838 и др.
[124] Моссиники или Мосиники — народъ на азіатскомъ берегу Чернаго моря.
[125] Обитатели Испаніи. Герод. VII, 165 и дал. Страб. III, 156 и дал. Но былъ народъ съ такимъ же именемъ и въ Азіи (Грузія). Страб. XI, 498.
[126] Карійцы и Фригійцы — жители различныхъ частей Малой Азіи.
[127] Жители Индіи.
[128] Народность въ Счастливой Аравіи.
[129] Названіе жителей мѣстности на востокъ отъ аравійскаго залива (Герод. III, 19; Страб. XVI, 769) и около Ассиріи (Страб. II, 131 и др.).
[130] Не тоже ли, что Еллины, обитавшіе въ Мемфисѣ, въ Египтѣ, гдѣ и самое мѣсто обитанія ихъ называлось ἑλληνιϰὸν?
[131] Жители Мармарики — области, прилегавшей къ Египту и составлявшей часть Киринеи; лежала между Александріею и Пентаполемъ Киринейскимъ.
[132] Жители мѣстности въ Ливіи, въ Африкѣ.
[133] Жители сосѣдственной Сиртитамъ мѣстности. О той и другой см. твор. св. Епифанія ч. IV, стр. 68 прим. 10 и 11 [Лептимана. Большой Лептисъ или Неаполь-городъ въ Ливіи (Strab. 17, 3. 18.); онъ называлсл и Λεπτιμάννα (Plin. 5, 4, 4.—17, 19—P. Mela 1, 7). — Сирта. Большая и малая Сирта (Сидра) песчаныя степи на берегахъ Ливійскаго моря въ сѣверной части Африки (Herod. 2, 32. Strab. 2, 5. 20)].
[134] Магниты или Магнезійцы, Виѳинійцы, Номады или Нумидійцы и Ликійцы — обитатели различныхъ мѣстностей въ Малой Азіи.
[135] Ѳракійскаго происхожденія племя, жившее въ Виѳиніи по берегу Чернаго моря. Аполл. Род. II, 410; Ксеноф. Анаб. V, 10, 1; Страб. XII, 542 и дал. Срав. твор. св. Епифанія ч. IV, стр. 67 прим. 4 [Маріандину, Μαρειανδύνην. Маріандины жили въ Виѳиніи. Думають, что здѣсь вѣрнѣе читать: Μαρεωτιϰήν, что означаетъ мѣстность, лежащую при озерѣ Мареотскомъ въ Египтѣ].
[136] Жители мѣстности въ Малой Азіи между Киликіею и Лидіею.
[137] Жители Кавказа.
[138] Жители одной изъ мѣстностей въ Малой Азіи (въ Таврѣ, въ Палестинѣ).
[139] Маврусіи или Мавританцы, въ Африкѣ. Мавританія заключала въ себѣ Фецъ и Марокко и большую часть Алжира.
[140] Жившій въ Ливійской степи народъ, къ западу отъ Киринеи.
[141] Мазики или Мазіи — народъ обитавшій въ Мавританіи.
[142] Обитатели вышеупомянутой Мармарики.
[143] Народность, обитавшая въ Ливіи при Нилѣ. Ѳеокр. VII, 114; Страб. XVII, 1.
[144] Обитатели Аксомиты или Авксомиты, о которой см. твор. св. Епифанія ч. IV, стр. 68 прим. 16.
[145] На Сицилійскомъ морѣ.
[146] Теперешній островъ Мальта на Средиземномъ морѣ (Страб. VI, 377 и др.). Впрочемъ тоже названіе носилъ и одинъ изъ острововъ Адріатическаго моря.
[147] Самый сѣверный изъ острововъ Іоническаго моря.
[148] Не Сардонъ ли, островъ Тирренскаго моря, теперешняя Сардинія.
[149] Въ Егейскомъ морѣ.
[150] Одинъ изъ спорадскихъ острововъ архипелага.
[151] Одинъ изъ спорадскихъ же острововъ.
[152] Все это острова, тамъ и сямъ разсѣянные по Средиземному морю съ его частями, носящими названіе отдѣльныхъ морей, большею частію впрочемъ ближе къ греческимъ областямъ Европы и Малой Азіи.
[153] Не Георгійцы ли, то есть, нынѣшніе Грузинцы?
[154] Племя жившее въ великой Арменіи.
[155] Жившіе въ Скиѳіи, по сѣверному побережью Чернаго моря. Иліады III, 189; Герод. IV, 110 и др.
[156] Жившіе вблизи Кавказа.
[157] Или Орсины, жившіе въ малой Арменіи.
[158] И Галаты, и Каппадокійцы, и Пафлагонцы — жители сѣверо-западной части Малоазійскаго побережья.
[159] Жители побережья Чернаго моря, обитавшіе по сосѣдству съ Халивами и Моссиниками.
[160] О Маріандинахъ, Халивахъ и Моссиникахъ см. выше въ примѣчаніяхъ.
[161] Жители Колхиды при Черномъ морѣ, около береговъ рѣки Фазоса, на Кавказѣ.
[162] Скиѳское племя, обитавшее въ азіатской Сарматіи, на Кавказѣ.
[163] Сарматы были европейскіе, жившіе около Дона, и азіатскіе, о которыхъ срав. предшествующее примѣчаніе.
[164] Жившіе по берегамъ Азовскаго моря.
[165] Скиѳское племя, жившее на теперешнемъ Крымскомъ (Таврическомъ) полуостровѣ.
[166] Въ Европѣ жили къ сѣверу отъ Македоніи до Чернаго моря, а въ Малой Азіи — въ Виѳиніи.
[167] Вастерны или Вастарны жили на берегахъ Дуная.
[168] Жили въ теперешней Босніи и Венгріи.
[169] По другимъ изданіямъ Унны, то есть Гунны — кочевое племя, теперь исчезнувшее, но въ свое время наводившее страхъ на всю Европу.
[170] Жителями южной Италіи, въ Апуліи.
[171] Жители южной Италіи.
[172] Можетъ быть Опики, подобно Калабрійцамъ, Латинянамъ и Тирренцамъ, жившіе въ Италіи и именно въ Кампаніи.
[173] Галлы, Кельты, Ливистины или Лигистины и Аквитанцы обитали въ областяхъ, занимаемыхъ нынѣ Франціею.
[174] Кельтивиры (Иверійскіе Кельты), Карпетаны, Вакеи и Испанцы обитали въ теперешней Испаніи.
[175] Жили въ теперешней Португаліи.
[176] Нынѣшніе Шотландцы.
[177] Кромѣ Британіи, занимаемой Англичанами, всѣ остальные острова разсѣяны въ разныхъ мѣстахъ Средиземнаго моря. Относительно народностей изъ потомства Іафетова и странъ ими занимаемыхъ срав. въ IV-й части твореній св. Епифанія, стр. 69.
[178] Вѣроятно здѣсь пропускъ: Наассонъ родилъ Салмона, а не Аминадавъ родилъ послѣдняго. Срав. на всю эту главу твор. св. Епиф.ч. IV, стр. 69-70.
[179] См. книги противъ ересей, твореній св. Еиифанія ч. IV, стр. 107 и дал.
[180] См. выше, гл. 24.
[181] Срав. сказанное выше, гл. 26.
[182] Разумѣется составленное на Никейскомъ и Константинопольскомъ соборахъ исповѣданіе вѣры.

Печатается по изданію: Творенiя святаго Епифанiя Кипрскаго. Часть шестая. — М.: Типографiя М. Н. Лаврова и К°, 1884. — С. 5-212. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, томъ 52.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0