Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 18 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Блаж. Іеронимъ Стридонскій († 419 г.)

Преп. Іеронимъ Стридонскій родился въ 330 г. въ г. Стридонѣ, въ предѣлахъ Далмаціи и Панноніи, отъ богатыхъ и благочестивыхъ родителей. Ища образованія, онъ посѣтилъ Римъ (изучивъ здѣсь классическую мудрость), Галлію и другія мѣста. Почувствовавъ пустоту свѣтской жизни, въ 373 г. онъ отправился на востокъ и въ Антіохіи принялъ санъ священника и началъ свои труды по переводу и изъясненію Священнаго Писанія, ведя при семъ строгую жизнь отшельника. При посѣщеніи Константинополя, онъ слушалъ св. Григорія Богослова и переводилъ бесѣды Оригена на книги пророковъ Іезекіиля и Іереміи. Возвратившись въ 382 г. въ Римъ, своими трудами и подвигами онъ пріобрѣлъ множество почитателей и своими наставленіями много способствовалъ исправленію нравовъ изнѣженнаго Рима. Съ 385 г. снова поселившись въ Палестинѣ, въ тѣсной пещерѣ въ Виѳлеемѣ, онъ совершилъ переводъ Священнаго Писанія на латинскій языкъ и написалъ свои толкованія на Новый Завѣтъ, изучивъ для сего еврейскій и халдейскій языки. Скончался онъ 30 сентября въ 419 или въ 420 г. Въ 642 г. мощи его были перенесены изъ Виѳлеема въ Римъ и положены въ церкви Богоматери въ Маджіоре; гдѣ онѣ нынѣ — неизвѣстно. Честная рука его находится въ Римѣ, въ церкви его имени.

Творенія

Блаж. Іеронимъ Стридонскій († 419 г.)
Письма.

Отдѣлъ III, содержащій письма, писанныя изъ Виѳлеемскаго монастыря, отъ 386 г. до конца IV вѣка и до осужденія Оригена на соборѣ Александрійскомъ въ 400 году.

73. Книга истолковательная къ Фабіолѣ.
О сорока двухъ станахъ израильтянъ въ пустынѣ.

Въ семьдесятъ седьмомъ псалмѣ, который, по евангелисту Матѳею (гл. 13 ст. 35), мы признаемъ изглаголаннымъ отъ лица Господа, излагается исторія десяти казней въ Египтѣ и исхода Израиля въ пустыню. Никто не сомнѣвается, что написанное здѣсь такъ составлено, что какъ бы иное говоритъ буква и иное должно уразумѣвать сокрытымъ подъ нею: отверзу, говоритъ, въ притчахъ уста моя, провѣщаю гаданія исперва, Елика слышахомъ и познахомъ я, и отцы наши повѣдаша намъ (Псал. 77, 2-3). Отсюда и апостолъ выражаетъ ту же мысль и въ тѣхъ же словахъ: Сія же вси образи прилучахуся онѣмъ: писана же быша въ наученіе наше, въ нихъ же концы вѣкъ достигоша (1 Кор. 11), и: не хощу васъ не вѣдѣти, братіе, яко отцы наши вси подъ облакомъ быша и вси сквозѣ море проидоша: и вси въ Моисея крестишася въ облацѣ и въ мори: и вси тожде брашно духовное ядоша и вси тожде пиво духовное пиша. Піяху же отъ духовнаго послѣдующаго камене: камень же бѣ Христосъ (тамъ же 1 и слѣд.). Итакъ, если часть исторіи пути изъ Египта принимается въ смыслѣ духовномъ, то и прочее, что апостоломъ по недостатку времени, опущено, также должно быть понимаемо въ томъ же смыслѣ. Ибо тотъ же пророкъ, который въ другомъ мѣстѣ говорилъ: вселихся въ селеніи кидарскими: много пришельствова душа моя (Псал. 119, 5), будучи не въ состояніи переносить удаленія отъ Святой Земли, со слезами вопіетъ и говоритъ: сія помянухъ и изліяхъ на мя мя душу мою: яко (пока не) пройду въ мѣсто селенія дивна даже до дому Божія, во гласѣ радованія и исповѣданія, шума празднующаго (Псал. 31, 5) и въ другомъ псалмѣ говоритъ: открый очи мои, и уразумѣю чудеса отъ закона Твоего (Псал. 118, 18) и Павелъ говоритъ: законъ духовенъ есть (Рим. 7, 14) и Самъ Господь: аще бысте вѣровали Моисеови, вѣровали бысте убо и Мнѣ: о Мнѣ бо той писа (Іоан. 5, 46) и евангеліе отъ Луки: и наченъ отъ Моисея и отъ всѣхъ пророкъ, сказаше има отъ всѣхъ писаній, яже о Немъ (Лук. 24, 27). Итакъ іудеи — эти малолѣтніе, которые не могутъ вкушать твердой пищи и питаются еще млекомъ младенцевъ (1 Кор. 3) — пусть читаютъ о плотскомъ Фараонѣ и Чермномъ морѣ, по которому онъ плаваетъ въ Индію, и маннѣ, похожей на коріандръ; пусть въ плотскомъ смыслѣ понимаютъ все написанное: о проказѣ домовъ и о проказѣ кожи и жилъ, о волѣ-убійцѣ и животномъ, виновномъ въ прелюбодѣяніи и о проколотомъ шиломъ ухѣ еврея, желающаго служить за жену и дѣтей. А мы, оставивъ Капернаумъ, — прекрасное нѣкогда поле — и вышедши съ Іисусомъ въ пустыню, будемъ питаться Его хлѣбами (Матѳ. 14. Марк. 6), — если неразумны и подобны безсловеснымъ — ячменными, если же разумны — пшеничными, смолотыми изъ того зерна, которое, упавъ на землю и умерши, принесло много плодовъ. Девятью казнями пораженъ былъ Египетъ и вынужденъ Фараонъ отпустить народъ Божій. Наконецъ, онъ лишился первенцевъ, чтобы первенцы Израиля были посвящены Богу. Тѣ, кои прежде старались удержать (израильтянъ), теперь настойчиво выгоняютъ ихъ. Истребитель преходитъ и не смѣетъ коснуться пастушеской и влажной страны Гессемской, поелику вереи дверей (postes) израильтянъ были отмѣчены кровью агпца и самымъ дѣломъ говорили: знаменася на насъ свѣтъ лица Твоего, Господи (Псал. 4, 7). Отсюда и самый праздникъ называется Phase, чтó мы можемъ назвать прехожденіемъ, потому что отъ худшаго, достигая лучшаго, оставляемъ мрачный Египетъ. Но пора уже, по обѣщанію, прослѣдить порядокъ израильскихъ становъ.

Въ послѣдней части книги Числъ (гл. 33), которая у евреевъ называется vaiedabber, написано: сіи станове сыновъ израилевыхъ, егда изыдоша изъ земли египетскія съ силою своею рукою Моисеевою и Ааронею (ст. 1), — станы, которые греки называютъ ἀπάρσεις, а мы, по особенности языка, точнѣе перевели словомъ mansiones (станы), или такъ какъ говорится о войскѣ — castra (лагери). Излагается перечень становъ отъ перваго до послѣдняго, и всѣхъ насчитывается сорокъ два, о которыхъ Матѳей говоритъ: отъ Авраама до Давида родове четыренадесяте, и отъ Давида до преселенія вавилонскаго родове четыренадесяте, и отъ преселенія вавилонскаго до Христа родове четыренадесяте (Матѳ. 1, 17), т. е. всѣхъ родовъ сорокъ два. Чрезъ эти-то станы проходитъ истинный еврей, который поспѣваетъ перейти отъ земли на небо, и, оставивъ Египетъ міра сего, идетъ въ землю обѣтованія. И неудивительно, если мы достигаемъ Царства Небеснаго въ этомъ таинствѣ числа (42-хъ): чрезъ это число Господь и Спаситель отъ перваго патріарха достигъ дѣвы, — какъ-бы Іордана, который, разливаясь полнымъ потокомъ водъ, изобиловалъ благодатію Духа Святаго. А что написано, что народъ вышелъ рукою Моисея и Аарона, то разумѣй подъ этимъ законъ и священство, дѣла и богопочтеніе, изъ коихъ одно необходимо должно соединяться съ другимъ, ибо какъ добродѣтель не приноситъ пользы безъ познанія Творца, такъ и богопочтеніе не приводитъ ко спасенію безъ исполненія заповѣдей Создателя. Сими двумя руками, какъ-бы двумя серафимами мы возносимся на исповѣданіе святыя Троицы, взывая: святъ, святъ, святъ Господь Богъ Саваоѳъ.

Первый станъ.

Воздвигошася отъ Рамессы въ мѣсяцъ первый, въ пятыйнадесять день перваго мѣсяца: наутріе Пасхи изыдоша сынове израильтестіи рукою высокою предъ всѣми египтяны. И египтяне погребаху умершія отъ нихъ вся, яже изби Господь всякаго первенца въ земли египетстѣй: и въ бозѣхъ ихъ сотвори отмщеніе Господь (Числ. 33, 3-4).

Рамесса нѣкоторыми переводится: бурное волненіе, или горечь и съѣденіе моли, а я полагаю, что вѣрнѣе перевести: громъ радости. Въ этотъ городъ, лежавшій на границѣ, собрался народъ, хотѣвшій выйти въ пустыню, потому что, оставляя треволненіе міра, отъ прежнихъ пороковъ и отъ тли грѣховъ, поядающей прежде всего саму себя, воздвигался слышать претворяющій всякую горечь въ сладость гласъ Божій, гремящій съ небеси на горѣ Синаѣ. А что глаголы божественные и изрѣченія Священнаго Писанія въ круговоротѣ вѣка и міра сего называются громомъ, — это показываетъ псалмопѣвецъ, говоря: гласъ грома Твоего въ колеси (Псал. 76, 19). И слышавшіе гласъ Бога Отца при крещеніи Спасителя считали его громомъ [1]. Воздвигнутые евангельскою трубою и возбужденные громомъ радости, мы выходимъ въ первый мѣсяцъ, когда «зима прейде, отъиде себѣ» (Пѣсн. 2, 11), когда начинается весна, прозябаетъ земля, когда все обновляется; и выходимъ въ пятнадцатый день перваго мѣсяца (Исх. 12) въ наутріе Пасхи, при полномъ свѣтѣ луны, вкусивъ агнца непорочнаго и, по апостолу, обувши ноги и препоясавши чресла истиною (Ефес. 6, 14-15) и съ жезлами въ рукахъ. Хотя, празднуя Пасху въ четырнадцатый день мѣсяца, мы вкусили агнца въ Египтѣ, но полный свѣтъ озаряетъ насъ тогда, когда рукою высокою мы оставляемъ Рамессу (— высокою она называется какъ потому, что поразила Египетъ, такъ и потому, что спасла Израиля въ глазахъ египтянъ, которые удивляются, что мы оставляемъ міръ, терзаются ненавистію и затѣмъ, желая удержать насъ, погибаютъ, преслѣдуя насъ), когда египтяне погребаютъ первенцевъ своихъ и отцы, умершіе въ земныхъ дѣлахъ, погребаютъ мертвыхъ сыновей своихъ. Первенцы египетскіе, — это, кажется мнѣ, мнѣнія философовъ, которыми они удерживаютъ обольщенныхъ и обманутыхъ ими людей. Когда живой Израиль избѣжалъ ихъ, они облекаютъ ими своихъ мертвецовъ, чтобы они не подражали примѣру уходящихъ. Относительно дальнѣйшаго: «и въ богахъ ихъ сотворилъ судъ» (Числ. 33, 4), или какъ перевели Семьдесятъ, мщеніе — евреи полагаютъ, что въ ту ночь, когда вышелъ народъ, всѣ храмы въ Египтѣ были разрушены или землетрясеніемъ, или молніями. Но духовно (понимая это), мы уразумѣваемъ, что когда мы выходимъ изъ Египта, то падаютъ идолы заблужденій и сокрушается всякая мудрость ложныхъ ученій.

Станъ второй.

И воздвигшеся сынове Исраилевы отъ Рамессы, ополчишася въ Сокхоѳѣ (Числ. 33, 5).

Второй станъ. Здѣсь пекутъ опрѣсноки и сначала раскидываютъ палатки, отъ чего получило названіе и самое мѣсто, поелику Сокхоѳъ на нашемъ языкѣ значитъ палатки или шатры (tabernacula sive tentoria), и отсюда праздникъ Кущей въ седьмой мѣсяцъ, въ пятнадцатый день мѣсяца (Лев. 23, 4). Итакъ, вышедши изъ Египта, сначала ставимъ палатки, зная, что намъ должно простираться далѣе. Тогда мы не вкушаемъ хлѣба египетскаго, хлѣба зла и неправды, но питаемся опрѣсноками чистоты и истины (1 Кор. 5), исполняя на дѣлѣ заповѣдь Господа: блюдитеся отъ кваса фарисейска (Матѳ. 16, 6). Въ этомъ станѣ намъ повелѣвается всегда помнить о выходѣ изъ Египта, праздновать прехожденіе, т. е. Пасху Господню, чтобы вмѣсто пораженныхъ первенцевъ египетскихъ, посвящать Богу первенцевъ чрева своего и всѣхъ добродѣтелей.

Станъ третій.

И отправившись изъ Сокхоѳа, поставили лагерь въ Еѳамѣ, который находится на краю пустыни (Числ. 33, 6).

Третій станъ ставится послѣ палатокъ, и здѣсь въ первый разъ Господь является ночью въ столпѣ огненномъ, и днемъ въ столпѣ облачномъ, чтобы предшествовать народу и указывать путь, Еѳамъ — значитъ мужество и совершенство, о которомъ и Давидъ воспѣваетъ: «ты сокрушилъ рѣки еѳамскія» (Псал. 73, 15), т. е. сильныхъ. Великое мужество — оставить Египетъ и остановиться на краю пустыни. Изъ этого заключаемъ, что мѣсто Сокхоѳъ было еще около областей Египта, потому что слова: «въ Еѳамѣ, который находится на крайнихъ предѣлахъ пустыни», — показываютъ, что Сокхоѳъ былъ на границѣ между пустынею и Египтомъ. Уготовимъ себѣ мужество, стяжимъ совершенную силу, дабы среди тмы заблужденій и мрака ночи являлся намъ свѣтъ вѣденія Христова, и дабы день нашъ имѣлъ прикрывающее облако, — чтобы при этихъ руководителяхъ мы могли достигнуть Святой Земли.

Станъ четвертый.

И отправившись изъ Еѳама, возвратились къ Фіагироту, который находится противъ Веель-сефона, и поставили палатки противъ Магдола (Числ. 33, 7).

Четвертый станъ — Фіагиротъ, что значитъ уста благородныхъ и пишется чезъ букву heth. Нѣкоторые несправедливо hiroth переводятъ деревни; ошибка очивидная, потому что вмѣсто предшествующей частицы читаютъ букву аі. Веель-сефонъ на нашъ языкъ переводится: Господь сѣвера, или всходъ на башню, или имѣющій тайны. Далѣе Магдолъ значитъ величіе или башня. Итакъ, стяжавши мужество, облагороживаемся въ Господѣ, презираемъ тайны идола Веель-сефона и унижаемъ его славу и превознесенную гордыню. Ибо онъ не отъ юга, откуда пришелъ Господь, и не отъ полудня, гдѣ женихъ возлежитъ въ цвѣтахъ, но обладаетъ сѣвернымъ, самымъ холоднымъ вѣтромъ, отъ котораго распространяются несчастія по землѣ. Будучи самымъ холоднымъ, онъ называется благопріятнымъ, присвояя себѣ ложное имя добродѣтели и счастія, тогда какъ производитъ только несчастія.

Станъ пятый.

И отправившись изъ Фіагирота, перешли по срединѣ моря въ пустынѣ: и шли три дня въ пустынѣ Еѳамъ, и стали станомъ въ Мара (Числ. 33, 8).

Пятый станъ въ Мара, — что въ переводѣ значитъ горечь. Израильтяне не иначе могли перейти пучины Чернаго моря и видѣть погибель Фараона съ войскомъ своимъ, какъ стяжавъ почести въ устахъ, то есть добродѣтели въ исповѣданіи Господа, не иначе, какъ тогда, когда увѣровали въ Бога и Моисея — раба Его, и услышали отъ него: Господь поборетъ по васъ, вы же умолкнете (Исх. 14, 14) и когда, какъ побѣдители, за запѣвающею Маріею, въ тимпанахъ и ликахъ воспѣли пѣсни торжествующихъ: поимъ Господеви, славно бо прославися: коня и всадника вверже въ море (Исх. 15, 1). Послѣ проповѣди евангелія, послѣ кущей людей странствующихъ, стяжавъ мужество, послѣ почести исповѣданія, снова встрѣчаются египтяне и Фараонъ. Изъ этого мы поучаемся всегда остерегаться ковъ врага и призывать милосердіе Божіе, чтобы избѣжать преслѣдующаго насъ Фараона, чтобы онъ потопляемъ былъ въ насъ духовнымъ крещеніемъ. Отправившись отъ Чермнаго моря, израильтяне вступили въ пустыню Суръ, которая называется и пустынею Еѳамъ; шли здѣсь три дня и не имѣли воды, и пришли въ Мара, которая получила имя отъ горечи. Источникъ имѣлъ воду, но не имѣлъ сладости. Ропщетъ народъ, видя воды, которыхъ не можетъ пить. Мара — разумѣй вóды буквы, которая убиваетъ; если къ нимъ примѣшивается исповѣданіе креста и если съ ними соединяются таинства страданія Господня, то все непріятное, горькое и грубое превращается въ сладость. Посему и написано: положи Господь народу оправданія и суды, и искуси его (Исх. 15, 25), ибо гдѣ величіе благодати, тамъ и сила искушенія. И не страшись, если послѣ побѣды придешь къ огорченію, ибо совершающіе истинную пусху ѣдятъ опрѣсноки съ горькими травами, и терпѣніе производитъ опытность, опытность — надежду, надежда — спасеніе (Рим. 5, 4). И у врачей нѣкоторое противоядіе, умѣряющее вредныя испаренія, составляется изъ горькихъ веществъ, но возстановляя здоровье, оказывается сладкимъ, и наоборотъ: наслажденія и роскошь оканчиваются горькими послѣдствіями, по слову писанія: яже на время наслаждаетъ твой гортань, послѣди же горчае желчи обрящеши (Прит. 5, 3-4).

Станъ шестой.

И отправившись изъ Мара, пришли въ Елимъ, гдѣ было двѣнадцать источниковъ водъ и семьдесятъ пальмъ, и поставили тамъ станъ (Числ. 33, 9).

Шестой станъ въ переводѣ значитъ овны и сильные. Какъ хорошъ порядокъ добродѣтелей: послѣ побѣды искушеніе, послѣ искушенія отдохновеніе. Отъ горечи приходимъ къ овнамъ и сильнымъ пастырямъ стада, которымъ Господь чрезъ Іезекіиля (гл. 34) грозитъ судомъ за то, что одни изъ нихъ не поили водою и притѣсняли овецъ, а другіе были слабы и снисходительны. О нихъ и двадцать осьмой псаломъ говоритъ: принесите Господеви сынове Божіи, принесите Господеви сыны овни. На шестомъ станѣ — мы наслаждаемся гостепріимствомъ. Прежде никогда не встрѣчались чистѣйшіе источники, развѣ только тамъ, гдѣ прорывалось ученіе наставниковъ. Безъ сомнѣнія рѣчь идетъ здѣсь о двѣнадцати апостолахъ, отъ источниковъ коихъ разлитыя воды напояютъ жаждущую почву всего міра. Подлѣ этихъ водъ выросли семьдесятъ пальмъ, въ которыхъ также уразумѣваемъ учителей втораго чина, какъ свидѣтельствуетъ евангелистъ Лука, что было двѣцадцать апостоловъ и семьдесятъ учениковъ низшей степени, которыхъ также Господь посылалъ предъ Собою по двое (Лук. гл. 6 и 10). О нихъ говоритъ и Павелъ (1 Кор. 15, 5. 6. 7), что Господь сначала явился одиннадцати, а потомъ всѣмъ апостоламъ, — желая показать, что одни должны считаться первыми, другіе второстепенными учениками Христа. Утолимъ жажду изъ этихъ источниковъ, и вкусивъ сладкихъ плодовъ побѣды, приготовимся къ дальнѣйшішъ станамъ.

Станъ седьмой.

И отправившись изъ Елима, поставили станъ при Чермномъ морѣ (Числ. 33, 10).

Чермное море, которое по еврейски называется jam suph, представляетъ седьмой станъ. Спрашивается, какимъ образомъ послѣ перехода чрезъ Чермное море, послѣ источника Мара и послѣ Елима опять пришли они къ Чермному морю? Можетъ быть на дальнѣйшемъ пути они встрѣтили какой-нибудь заливъ, около котораго расположились лагеремъ, потому что иное дѣло перейти море и иное — вблизи его стать лагеремъ. Изъ этого мы научаемся, что и послѣ ученія евангельскаго и самыхъ сладкихъ плодовъ побѣды иногда появляется предъ нами море и прежнія опасности возстаютъ предъ глазами, — хотя большая разница — перейти море и видѣть его издали. Слово jam suph у евреевъ составлено изъ словъ: море и красный, а suph значитъ и красный и тростникъ. Отсюда мы можемъ предполагать, что они пришли къ нѣкоторому болоту или озеру, которое было покрыто осокою и тростникомъ. А что всякое собраніе воды св. Писаніе называетъ моремъ, — въ этомъ нѣтъ никакого сомнѣнія. Въ книгѣ Исходъ этого стана нѣтъ, а вмѣсто него сказано, что отъ Чермнаго моря они пришли въ пустыню Синъ, яже есть между Елимомъ и Синою (Синаемъ), въ пятый надесять день втораго мѣсяца изшедшимъ имъ отъ земли египетскія (Исх. 16, 1), т. е. въ тридцать первый день послѣ выхода изъ Рамессы.

Станъ восьмой.

И отправившись отъ Чермнаго моря, поставили станъ въ пустынѣ Синъ (Числ. 33, 11).

Хотя восьмой станъ по порядку становъ въ книгѣ Исходъ есть только седьмой, но нужно замѣтить, что вся пустыня до горы Синая називается Синъ и отъ всей страны получило имя и мѣсто одного стана, подобно тому, какъ Моавъ есть имя и города и страны. Въ этой пустынѣ было пять становъ: Ямъ-суфъ, о которомъ мы говорили выше, пустыня Синъ, Дефка, Алусъ и Рафидимъ, о которыхъ будемъ говорить впослѣдствіи. А Синъ значитъ кустъ или ненависть, изъ коихъ и то и другое приводитъ къ таинственному смыслу, поелику, достигши того мѣста, съ котораго будетъ говорить къ намъ Господь, навлечемъ на себя великую ненависть врага. Тогда увидимъ купину горящую и не сгараемую — Церковь, сожигаемую гоненіями и не погибающую, такъ какъ въ ней глаголалъ Господь. И замѣть, что въ восьмомъ станѣ, въ которомъ наши точила, — почему и восьмой псаломъ подписывается этимъ именемъ, — мы уразумѣваемъ пустыню купины, — въ томъ смыслѣ, многа чада пустыни паче, нежели имущія мужа (Исаіи 54).

Станъ девятый.

И отправившись изъ пустыни Синъ, поставили станъ въ Дефкѣ (Числ. 33, 12).

Девятый станъ. Имя это у евреевъ называется κρούμα, т. е. толканіе, какъ и Господь говоритъ: толцыте и отверзется вамъ (Матѳ. 7). А въ книгѣ еврейскихъ именъ я перевелъ это имя словами: сцѣпленіе и отпущеніе, — что не должно смущать читателя. Да не думаетъ онъ, что здѣсь противорѣчіе: потому что тамъ я перевелъ по народному употребленію, когда средина слова пишется чрезъ букву beth, а здѣсь въ еврейскомъ спискѣ я нашелъ это слово написаннымъ чрезъ phe, что означаетъ больше толканіе, чѣмъ сцѣпленіе. Смыслъ очевиденъ: послѣ глаголовъ Господа, послѣ восьмаго числа воскресенія [2] мы начинаемъ толкать въ тайны Христовы. Мудраго и любознательнаго читателя прошу помнить, что я перевожу имена по еврейскому тексту, въ греческихъ же и латинскихъ кодексахъ, за немногими исключеніями, я нашелъ все извращеннымъ, и удивляюсь, что нѣкоторые ученые мужи и учители Церкви рѣшались переводить то, чего нѣтъ въ еврейскомъ и изъ неправильно переведеннаго выводили ложныя объясненія, такъ, что въ настоящемъ случаѣ вмѣсто Дефка читали Рефка, принимая одну букву за другую — такъ какъ далетъ отличается отъ решъ только небольшимъ верхомъ — и переводили это слово леченіемъ и отсюда выводили сообразный съ этимъ таинственный смыслъ.

Станъ десятый.

Отправившись изъ Дефки, поставили станъ въ Алусѣ (Числ. 33, 13).

Десятаго стана въ книгѣ Исходъ нѣтъ; полагаютъ, что онъ былъ также въ пустынѣ Синъ, какъ говоритъ таже книга: «отправилось все множество сыновъ Израилевыхъ изъ пустыни Синъ чрезъ станы свои до устъ Господа (juxta os Domini) и пришли въ Рафидимъ» (Исх. 17, 1). Отсюда видно, что именемъ одной страны (Синъ) обозначаются многіе станы. Алусъ же значитъ закваска, которую, вземши, жена скры въ сатѣхъ трехъ муки, дондеже вскисоша вся (Матѳ. 13, 33). Въ этой пустынѣ народъ поднимаетъ ропотъ по причинѣ голода и обратившись видитъ вдали славу Божію въ облакѣ, и получаетъ вечеромъ крастелей и на утро слѣдующаго дня — манну (Числ. 11).

И замѣть, что на десятомъ станѣ полагается закваска и послѣ насыщенія мясами посылается манна и исполняется Писаніе: хлѣбъ ангельскій яде человѣкъ (Псал. 77, 25).

Станъ одиннадцатый.

Отправившись изъ Алуса, поставили станъ въ Рафидимѣ, и не было тамъ воды для народа (Числ. 33, 14).

Въ книгѣ еврейскихъ именъ я нашелъ одиннадцатый станъ (Рафидимъ) неправильно переведеннымъ словами: узрѣлъ лице покровительствующее имъ, или собственно: видѣніе лица сильныхъ; лучше переводить это: пораженіе сильныхъ или здравіе сильныхъ, или же, примѣнительно къ языку сирійскому: опущеніе рукъ. Объ этомъ станѣ говорится и въ Исходѣ (гл. 17, 1) послѣ выхода изъ пустыни Синъ. Здѣсь народъ поднимаетъ ропотъ по причинѣ жажды: изъ скалы Оривъ прорывается и течетъ источникъ; и поелику израильтяне искушали Бога, то и мѣсто получило имя Рафидимъ и Мессе, т. е. искушеніе. Моисей восходитъ на гору: Іисусъ ратуетъ противъ Амалика; во образъ креста врагъ побѣждается, когда же опускаются руки молящагося, то побѣждаютъ враги и гонятъ израильтянъ. Моисей садится на камень, о которомъ говоритъ Захарія (гл. 2, ст. 5), камень, который имѣлъ семь очей и который въ книгѣ Самуила называется aben ezer, т. е. камень помощи (1 Цар. 4, 1), и обѣ руки его (Моисея) поддерживаютъ Ааронъ и Уръ, т. е. обитающій въ горахъ и свѣтлый. Послѣ побѣды надъ врагомъ приходитъ Іоѳоръ, приводитъ Сепфору и обоихъ сыновей, подаетъ совѣтъ объ избраніи семидесяти старѣйшинъ и во образъ Церкви, собранной изъ язычниковъ, слабость Закона восполняется помощію Евангелія. Хорошо Рафидимъ называется пораженіемъ или здравіемъ сильныхъ — какъ потому, что здѣсь пораженъ былъ Амаликъ, такъ и потому, что укрѣпленъ Израиль. А если Рафидимъ по сирійски значитъ опущеніе рукъ, то такое имя дано этому мѣсту по причинѣ преступленія народа — поелику онъ возропталъ на Господа. — Я не столько излагаю, сколько касаюсь всего этого, довольствуясь краткимъ указаніемъ, что послѣ закваски Алуса и Мессы (служащей образомъ) Церкви, обыкновенно возстаютъ противъ насъ многоразличныя искушенія демоновъ.

Станъ двѣнадцатый.

И отправившись изъ Рафидима, поставили станъ въ пустынѣ Синайской (Числ. 33, 15).

Станъ двѣнадцатый. Тотчасъ тебѣ должно придти на мысль число апостоловъ. Одинъ изъ многихъ, но бóльшій всѣхъ, этотъ станъ не отдѣляется отъ другихъ по порядку, но превосходитъ по важности. Къ этому мѣсту израильтяне пришли въ сорокъ седьмой день, какъ говоритъ Писаніе: мѣсяца же третіяго изшествія сыновъ Израилевыхъ отъ земли египетскія, въ сій день пріидоша въ пустыню Синайскую: и воздвигошася отъ Рафидина пріидоша въ пустыню Синайскую, и ополчися тамо Израиль прямо горы. Моисей же взыде на гору Божію: и воззва его Богъ отъ горы, глаголя (Исх. 19, 1-3) и пр. И еще: рече же Господь Моисею: сотедъ, засвидѣтельствуй людемъ и очисти я днесь и утрѣ: и да исперутъ ризы. И да будутъ готовы въ день третій: въ третій же день снидетъ Господь на гору Синайскую, предъ всѣми людьми (тамъ же ст. 10-11). Это и исполнилось. Омыли израильтяне одежды свои, отдѣлились отъ сообщенія съ женами, и въ третій день Господь сошелъ на гору; въ то время, какъ она была покрыта дымомъ, при блескѣ молніи, громѣ, мракѣ и трубномъ звукѣ, которыя ужасали сердца смертныхъ, Моисей говорилъ и Господь отвѣтствовалъ ему. Если высчитаемъ число, то найдемъ, что законъ данъ былъ на горѣ Синайской въ пятьдесятый день по выходѣ израильтянъ изъ Египта. Поэтому и празднуется праздникъ Пятидесятницы и потомъ таинство Евангелія восполняется сошествіемъ Святаго Духа, такъ что какъ древнему народу законъ былъ данъ въ пятьдесятый день, — въ этотъ истинный юбилей, въ истинный годъ отпущенія и въ соотвѣтствіе тѣмъ истиннымъ пятистамъ пятидесяти динаріямъ, которые отпускаются должникамъ: — такъ въ этотъ же день и Духъ Святый сошелъ на апостоловъ и бывшихъ съ ними, собравшихся въ числѣ ста двадцати — въ числѣ лѣтъ Моисея, — и по раздѣленіи языковъ вѣрующихъ, весь міръ исполнился евангельской проповѣди. Долго было бы развивать все, что предписано въ законѣ: — какъ устроена скинія, какія были жертвы, сосуды, одежды первосвященника и священниковъ, обряды и служеніе левитовъ, какъ исчисленъ былъ народъ. Скажу только, что къ этому стану относится половина книги Исходъ, вся книга Левитъ и многія постановленія книги Числъ — раздѣленіе народа по отдѣльнымъ колѣнамъ и приношенія князей, и для всего этого едва ли достаточно будетъ многотомнаго разсужденія. А sinai значитъ кусты, — не одинъ, какъ выше, въ пустынѣ Синъ, а многіе, такъ какъ тамъ было начало, а здѣсь завершеніе; тамъ единственное число, здѣсь множественное; ибо иное дѣло получить одну благодатную силу, и иное — получить всѣ.

Станъ тринадцатый.

И отправившись изъ пустыни Синайской, поставили станъ въ гробахъ похотѣнія (Числ. 33, 16).

Тринадцатый станъ, имя коего видно взъ перевода, у евреевъ называется cabaroth atthava. Смыслъ же его виденъ изъ Евангелія — что Іисусъ тотчасъ послѣ крещенія возведенъ былъ Духомъ въ пустыню и искушаемъ отъ діавола. Итакъ и Израиль послѣ ближайшей бесѣды съ Господомъ, пробывъ около горы Синая годъ и четыре дня и по удивительному расположенію становъ, вступивъ въ пустыню Фаранъ, что значитъ дикій оселъ или свирѣпость, подчиняется здѣсь злому звѣрю [3], презирая хлѣбъ небесный и желая мясъ египетскихъ; — тогда внезапный огонь истребилъ очень многихъ и пожирающее пламя только по молитвѣ Моисея пояло землю (humum consumpsit). Тогда получаютъ крастелей и ѣдятъ ихъ до тошноты и рвоты. Избираются семьдесятъ старѣйшинъ, идутъ къ дверямъ скиніи, а двое изъ нихъ — Елдадъ и Модадъ остаются — не по пренебреженію къ своей власти, а по смиренію, такъ какъ считаютъ себя недостойными этой почести, — и поэтому и вдали отъ скиніи пророчествуютъ; по насыщеніи народа, еще брашну сущу во устѣхъ ихъ, и гнѣвъ Божій взыде на ня и уби множайшая ихъ, и избраннымъ израилевымъ запятъ (Псал. 77, 30-31), чтобы не стремились они ко злу: поэтому и мѣсто названо было гробы похотѣнія, или, какъ читаемъ у Седмидесяти, память желанія. Изъ всего этого всѣ мы научаемся, что, оставивъ мудрость мірскую и презрѣвъ котлы египетскіе, мы не должны роптать противъ небеснаго хлѣба Писаній, должны искать не прянностей египтянъ дебелоплотныхъ [4], а простой пищи манны; иначе, если опять захотимъ домогаться ихъ, будемъ ѣсть ихъ до тошноты и немедленно будемъ поражены огнемъ Господа и желаніе наше обратится въ могилы для насъ, такъ, что мы будемъ гробы повапленные, иже внѣуду являются красны, внутрьуду же полни суть костей мертвыхъ и всякія нечистоты.

Станъ четырнадцатый.

И отправившись отъ гробовъ похотѣнія, поставили станъ въ Асероѳѣ (Числ. 33, 17).

Четырнадцатый станъ — въ пустынѣ Фаранъ, что переводится: притворы. На этомъ станѣ Ааронъ и Маріамъ ропщутъ на Моисея изъ-за эѳіоплянки и въ прообразъ ревности противъ Церкви, собранной изъ язычниковъ, народъ іудейскій поражается смрадною проказою и не возвращается въ станъ и не получаетъ прежняго здравія до тѣхъ поръ, пока не исполнится опредѣленное время исполненія языковъ. И на то обрати вниманіе, мудрый читатель, что, поелику достигши въ двѣнадцатомъ числѣ [5] высшей добродѣтели, Израиль возгордился и въ гробахъ похотѣнія возжелалъ египетскихъ мясъ: то теперь полагаетъ онъ новое основаніе и вступаетъ въ притворы, т. е. въ преддверіе добродѣтели, показывая намъ, что и стоящіе могутъ падать и падшіе могутъ возставать. Ибо Іисусъ лежитъ на паденіе и на возстаніе многихъ (Лук. 2) и Самъ говоритъ чрезъ пророка: еда падаяй не возстаетъ (Іер. 8, 4)?

Станъ пятнадцатый.

И отправившись изъ Асероѳа, поставили станъ въ Реѳмѣ (Числ. 33, 18). Вмѣсто этого выше въ той же книгѣ читаемъ: послѣ того, какъ народъ отправился изъ Асероѳа, поставили станъ въ пустынѣ Фаранъ (Числ. 13, 1).

А это пятнадцатый станъ. Нужно замѣтить, что и дальнѣйшіе восьмнадцать становъ, которые теперь кратко перечисляются, — отъ Реѳмы до Асіонгабера, т. е. до тридцать втораго стана, заключаются въ пустынѣ Фаранъ. Думаю, что все написанное объ этихъ станахъ совершалось въ различныя времена, но такъ какъ все это не распредѣлено по отдѣльнымъ станамъ, то и я скажу объ этомъ общо, чтобы потомъ перейти къ дальнѣйшему. Реѳма значитъ въ переводѣ звукъ или можжевельникъ, хотя многіе доказываютъ, что ἄρκευθον у грековъ обозначаетъ дерево другаго рода. О можжевельникѣ говоритъ и первый псаломъ степеней по еврейскому подлиннику, — гдѣ написано: «что дастся тебѣ, или что приложится тебѣ — къ языку льстивому?» (Псал. 119, 3-4) и пророкъ отвѣчаетъ: «стрѣлы сильнаго изощренныя съ углями можжевельниковъ», — вмѣсто чего у насъ читается: «съ углями опустошительными». Дерево это, говорятъ, очень долго сохраняетъ огонь, такъ что если горячія уголья его будутъ покрыты пепломъ этого же дерева, то могутъ сохраниться около года. Изъ этого научаемся, что послѣ гробовъ похотѣнія и притворовъ мы переходимъ къ дереву, которое долго сохраняетъ жаръ, — чтобы пламенѣть духомъ и яснымъ и возвышеннымъ голосомъ проповѣдывать Евангеліе Господа. Съ этого стана и до тридцать втораго содержатся исторіи подобнаго рода. Посылаются въ Святую Землю двѣнадцать соглядатаевъ, приносится на деревѣ виноградная кисть, и вкратцѣ представляется страданіе Христово. Народъ іудейскій поднимаетъ ропотъ, страшась нападенія исполиновъ; вопреки волѣ Божіей вступаетъ въ войну съ амаликитянами и хананеями и, потерпѣвъ пораженіе, уразумѣваетъ, какія жертвы онъ долженъ былъ совершить въ Святой Землѣ. Даѳанъ и Авиронъ и сыновья Корея возстаютъ противъ Моисея и Аарона и поглощаются разверзшеюся землею. Первосвященникъ, вооруженный кадильницею проходитъ по срединѣ между мертвыми и живыми, и голосомъ священника останавливается ярость гнѣва Божія. Жезлъ Аароновъ произращаетъ цвѣтъ и листья, и прозябшее сухое дерево освящается въ вѣчное воспоминаніе. Нѣтъ еще храма и есть уже служители, нѣтъ еще священниковъ, и левиты приносили жертвы, и таинственное слово описываетъ виды ихъ. Рыжая юница сожигается во всесожженіи, и пепелъ ея дѣлается очистительнымъ окропленіемъ (Числ. 19). Всѣ эти образы требуютъ особыхъ книгъ, и я предпочитаю не говорить о нихъ, чѣмъ говорить немного.

Станъ шестнадцатый.

И отправившись изъ Реѳмы, поставили станъ въ Реммонъ-Фаресѣ (Числ. 33, 19).

Шестнадцатый станъ переводится по гречески ῥοιᾶς ἂποκοπὴ, а по латыни mali punici divisio — раздѣленіе гранатоваго яблока. Плодъ этотъ въ священномъ Писаніи принимается въ двоякомъ значеніи: или относительно нѣдра Церкви, которая обнимаетъ своимъ покровомъ всю совокупность вѣрующихъ, или относительно различія и вмѣстѣ согласія добродѣтелей, примѣнительно къ словамъ Писанія: народу же вѣровавшему бѣ сердце и душа едина (Дѣян. 4, 32), — добредѣтелей, которыя между собою такъ раздѣлены, что всѣ поддерживаются одною и тою же связію.

Станъ семнадцатый.

И отправившись изъ Реммонъ-Фареса, поставили станъ въ Лебна (Числ. 33, 20).

Семнадцатый станъ можемъ перевести словомъ кирпичь, хотя нѣкоторые, читая lebbona, неправильно переводили словомъ бѣлизна. Въ книгѣ Исходъ читаемъ о египетскихъ кирпичахъ, дѣлая которые стеналъ народъ (Исх. 1, 14); читаемъ о кирпичахъ у Малахіи, — что по разрушеніи ихъ Идумея старается замѣнить ихъ шлифованными камнями (Мал. 1, 4); и у Іезекіиля упоминается кирпичь, на которомъ изображается видъ осажденнаго Іерусалима (Іез. 4, 1). Изъ этого научаемся, что на поприщѣ жизни сей, переходя отъ одного къ другому, мы то возрастаемъ, то умаляемся, и по устроеніи церковнаго чина, часто переходимъ къ дѣланію кирпичей.

Станъ восьмнадцатый.

И отправившись изъ Лебна, поставили станъ въ Ресса (Числ. 33, 21).

Восьмнадцатый станъ въ переводѣ значитъ удила. Ибо если послѣ совершенства мы опять погрязаемъ въ дѣлахъ неправды, то должны быть обуздываемы, и безпорядочныя и опрометчивыя стремленія наши должны быть направляемы удилами Писанія. Сколько помнится, я не знаю, чтобы гдѣ нибудь въ другомъ мѣстѣ встрѣчалъ я это слово въ св. Писаніи у евреевъ, кромѣ апокрифической книги, которую греки называютъ λεπτὴ т. е. малая книга Бытія; тамъ въ повѣствованіи о построеніи башни оно употреблено вмѣсто поприща, на которомъ состязаются бойцы и атлеты и испытывается быстрота скороходовъ. И Псалмопѣвецъ говоритъ: браздами и уздою челюсти ихъ востягнеши, не приближающихся къ тебѣ (Псал. 31, 9). И апостолъ: не вѣсте ли, яко текущіи въ позорищи вси убо текутъ, единъ же пріемлетъ почесть? тако тецыте, да постигнете (1 Кор. 9, 24).

Станъ девятнадцатый.

И отправившись изъ Ресса, поставили станъ въ Гаалѳа (Числ. 33, 22).

Девятнадцатый станъ въ переводѣ значитъ церковь. Въ безпорядочныхъ движеніяхъ своихъ состязающіеся на поприщѣ удилами привлекаются въ церковь и снова поспѣшаютъ войти въ двери, которыя прежде оставили.

Станъ двадцатый.

И отправившись изъ Гаалѳа, поставили станъ на горѣ Саферъ (Числ. 33, 23).

Двадцатый станъ значитъ красота и поставленъ на горѣ красоты, о которой говоритъ и начало четырнадцатаго псалма: Господи! кто обитаетъ въ жилищи твоемъ, или кто вселится во святую гору твою? Смотри, какъ полезны удила. Они отвлекаютъ насъ отъ грѣховъ, вводятъ въ сонмы добродѣтелей и вселяютъ во Христѣ, — горѣ прекраснѣйшей. Этотъ-то камень, по Даніилу, оторвавшись отъ горы безъ помощи рукъ, возросъ въ гору великую и наполнилъ всю землю (Дан. 2, 34); онъ, по Іезекіилю, поразилъ князя тирскаго (Іез. 27); къ нему-то по Исаіи и Михею стекаются народы, говоря: пріидите, взыдемъ на гору Господню и въ домъ Бога Іаковля, и наставитъ насъ въ путяхъ Своихъ и пойдемъ во стезяхъ Его» (Ис. 2, 2; Мих. 4, 1).

Станъ двадцать первый.

И отправившисъ отъ горы Саферъ, поспгавили станъ въ Арада (Числ. 33, 24).

Двадцать первый станъ въ переводѣ значитъ чудо. Какой прекрасный порядокъ, какое чудное сочетаніе совершенствъ вѣрующихъ! Послѣ плинѳодѣланія обуздываемся, послѣ обузданія вводимся въ церковь, за обитаніемъ въ церкви восходимъ на гору — ко Христу и здѣсь изумѣваемъ и чудимся, такъ что въ славословіи Его безсильно слово наше, — чудимся, обрѣтая въ Немъ ихъ же око не видѣ и ухо не слыша и на сердце человѣку не взыдоша (1 Кор. 2, 9).

Станъ двадцать вторый.

И отправившись изъ Арада, поставили станъ въ Мацелоѳѣ (Числ. 33, 25).

Двадцать вторый станъ въ переводѣ значнтъ собраніе, ибо здѣсь собирается множество вѣрующихъ — Церковь первородныхъ, согласіе всѣхъ добродѣтелей. Тогда поистинѣ можемъ сказать: се что добро, или что красно, но еже жити братіи вкупѣ (Псал. 132, 1)? и: Богъ вселяетъ единомысленныя въ домът (Псал. 67, 7).

Станъ двадцать третій.

И отправившись изъ Мацелоѳа, поставили станъ въ Тааѳѣ (Числ. 33, 26).

Двадцать третій станъ можно переводить: внизу, но правильнѣе мы переведемъ: страхъ. Вступилъ ты въ церковь, взошелъ на прекраснѣйшую гору, въ изумленіи и благоговѣніи исповѣдуешь величіе Христа, видишь тамъ многихъ собратій своихъ по добродѣтели: — не высокомудрствуй, но бойся. Господь гордымъ противится, смиреннымъ же даетъ благодать (Іак. 4, 6). Страхъ есть стражъ добродѣтели; а безпечность ведетъ къ паденію. Поэтому-то и въ одномъ псалмѣ пророкъ, сказавши: Господь пасетъ мя и ничтоже мя лишитъ, на мѣстѣ злачнѣ тамо всели мя (Псал. 22, 2), присоединяетъ къ этому страхъ, который есть стражъ счастія, и присовокупляетъ: жезлъ Твой и палица Твоя та мя утѣшиста (Псал. 22, 4). Смыслъ этого такой: страшась наказаній, я сохранилъ благодать, которую получилъ.

Станъ двадцать четвертый.

И отправившись изъ Тааѳы, поставили станъ въ Фаре (Числ. 33, 27).

Двадцать четвертый станъ нѣкоторые переводятъ словами: злоба или пастбище; они не ошибались бы, если бы это слово писалось чрезъ букву ai, но такъ какъ въ послѣднемъ слогѣ двойное придыханіе, то причина ошибки очевидна. Въ вышеупомянутой апокрифической книгѣ Бытія я нашелъ написанное тѣми же буквами имя отца Авраама, который (по словамъ этой книги), прогнавши вороновъ, опустошавшихъ посѣвы, получилъ имя отгонятеля, или изгнателя. Итакъ будемъ и мы подражать Ѳаррѣ, и заботливо будемъ отгонять птицъ небесныхъ, которыя слетаются клевать посѣянную при пути пшеницу. Ибо и патріархъ Авраамъ, прообразуя Израиля, изъ жертвенныхъ животныхъ отдѣлилъ тѣ части жертвоприношенія, которыя не допускаетъ пожирать птицамъ (Быт. 15, 11). Презрительное око исторгаютъ вороны дебрей [6]; истинный Моисей женится на эѳіоплянкѣ, и Илія получаетъ пищу отъ вороновъ. Если будешь имѣть страхъ, то будешь рачителенъ, а если будешь рачителенъ, то не проникнетъ левъ въ загоны овецъ твоихъ. Понимай это или въ отношеніи къ предстоятелямъ церквей, или въ отношеніи къ охраненію души своей, въ которую левъ — діаволъ старается проникнуть чрезъ различныя отверстія грѣховъ (1 Петр. 5, 8).

Станъ двадцать пятый.

И отправившись изъ Ѳаре, поставили станъ въ Меѳка (Числ. 33, 28).

Двадцать пятый станъ значитъ: сладость. Ты вошелъ на высоту, дивился сонмамъ добродѣтелей, страшился паденія, прогналъ злоумышленниковъ: теперь слѣдуетъ тебѣ награда за трудъ и подобно ученію, за горькіе корни вознаградятъ тебя сладкіе плоды, и ты скажешь: коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда устомъ моимъ (Псал. 118, 103), и услышишь обращенную къ тебѣ пѣснь Жениха: «медъ капаютъ уста твои, сестра моя невѣста» (Пѣсн. 4, 11). Ибо чтó пріятнѣе учености, чтó лучше образованности, чтó угоднѣе Господу? Вкусите и видите, яко благъ Господь (Псал. 33, 9). Поэтому и Сампсонъ, отгонявшій птицъ отъ плодовъ своихъ, связавшій лисицъ, истребляющихъ виноградники, и убившій рыкающаго льва, въ устахъ убитаго нашелъ сотъ.

Станъ двадцать шестой.

И отправившись изъ Меѳка, поставили станъ въ Асмона (Числ. 33, 29).

Двадцать шестой станъ на нашемъ языкѣ означаетъ поспѣшность, — подобно тому, какъ въ псалмѣ говорится: «придутъ послы изъ Египта», или, какъ въ еврейскомъ: «придутъ поспѣшающіе изъ Египта». Пожавши плоды труда, не будемъ успокоиваться въ бездѣятельности и праздности, но, снова поспѣшая къ дальнѣйшему, забудемъ прошедшее и будемъ стремиться къ будущему.

Станъ двадцать седьмой.

И отправившись изъ Асмона, поставили станъ въ Мозероѳѣ (Числ. 33, 30).

Двадцать седьмой станъ означаетъ узы или науки, — чтобы ускоряли мы стопы свои къ учителямъ, чаще посѣщали жилища ихъ, и заповѣди добродѣтелей и тайны писаній считали вѣчными для себя узами, подобно тому, какъ говорится у Исаіи: И Саваимстіи мужи высоцыи къ тебѣ пріидутъ, и тебѣ будутъ раби и въ слѣдъ тебе пойдутъ связани узами ручными (Ис. 45, 14) и у ап. Павла: азъ, Павелъ, юзникъ Іисусъ Христовъ (Ефес. 3, 1). Въ Писаніи говорится объ узахъ двоякого рода: одни, разорвавъ которыя Сампсонъ побѣдилъ враговъ, которыя видимъ у блудницы: узы въ руку ея (Еккл. 7, 27) и о которыхъ отъ лица Господа говорится: расторгнемъ узы ихъ и отвержемъ отъ насъ иго ихъ (Псал. 2, 3) и въ другомъ мѣстѣ: сѣть сокрушися и мы избавлени быхомъ (Псал. 123, 7). Узы же Христа — добровольныя и превращаются въ объятія; связанный ими скажетъ: шуйца Его подъ главою моею, и десница Его обыметъ мя (Пѣсн. 2, 6).

Станъ двадцать восьмой.

И отправившись изъ Мозероѳа, поставили станъ въ Ванейяканѣ (Числ. 33, 31).

Двадцать восьмой станъ переводится словами: сыны принужденія или скрежета. Если начнешь отъ одного и постепенно прибавляя, дойдешь до числа семи, то производится число двадцать восемь [7]. Кто это сыны принужденія — показываетъ намъ тотъ самый (двадцать восьмой) псаломъ: принесите Господеви сынове Божіи, принесите Господеви сыны овни (Псал. 28, 2). Какое же это столь сильное принужденіе, которое налагается противъ воли? Когда изучишь Писаніе и законы и свидѣнія его признаешь узами истины, то будешь препираться съ противниками, свяжешь ихъ и въ узахъ отведешь въ плѣнъ и изъ прежнихъ враговъ, несчастныхъ и плѣнныхъ, сдѣлаешь чадъ Божіихъ, такъ что скоро скажешь: «я неплодна и нераждающая, переселенная и плѣнная, и кто воспиталъ ихъ? Я оставлена и одинока: и гдѣ были они?» (Ис. 49, 21). Дивишься ты Исаіи: познай тайны того же псалма: гласъ Господень въ крѣпости, гласъ Господень въ великолѣпіи, гласъ Господа сокрушающаго кедры (Псал. 28, 4-5), такъ что по сокрушеніи враговъ и пораженіи оставленныхъ прежде народовъ языческихъ, уготовляются олени въ горахъ и является возлюбленный яко сынъ единорожь и въ храмѣ Его всѣ провозглашаютъ славу. Далѣе, чтó мы перевели сыны скрежета — понимай въ томъ смыслѣ, что вѣрующіе, по страху мученій и того мѣста, гдѣ плачь и скрежетъ зубовъ (Лук. 13, 28), оставляя узы діавола, преклоняютъ выи Господу Христу.

Станъ двадцать девятый.

И отправившись изъ Ванейякана, поставили станъ въ горѣ Гадгадъ (Числ. 33, 32).

Двадцать девятый станъ, значитъ вѣстникъ или походъ и препоясаніе, или собственно (чтó я считаю болѣе вѣрнымъ) κατακοπὴ, т. е. разсѣченіе. Мы, наставники учениковъ и вѣрующихъ, не иначе можемъ сдѣлать ихъ сынами принужденія, какъ умертвивши ихъ учителей. Мы должны быть безпощадны въ избіеніи ихъ; рука наша не должна дрожать, когда нужно вытащить руку или край уха изъ устъ льва. Проклятъ творяй дѣло Господне съ небреженіемъ и возбраняяй мечу своему отъ крове (Іер. 48, 10). Поэтому и Давидъ говоритъ: воутрія избивахъ вся грѣшныя земли (Псал. 100, 8). О вѣстникѣ же и препоясаніи мы можемъ кратко сказать только то, что сынамъ принужденія мы должны представлять высокія побужденія къ добродѣтели, возвѣщая имъ будущія мздовоздаянія и научая ихъ подвизаться препоясанными. Наставникъ, исполнившій эти три обязанности, утверждается на горѣ.

Станъ тридцатый.

И оптравивишсь изъ горы Гадгадъ, поставили станъ въ Етабаѳѣ (Числ. 33, 33).

Тридцатый станъ значитъ доброта — чтобы, достигшій въ мужа совершенна, въ священническій чинъ и въ возрастъ исполненія Христова (Ефес. 4, 13), въ которомъ Іезекіиль былъ на рѣкѣ Хобаръ (Іез. 1, 1), мы могли съ Давидомъ воспѣвать въ тридцатомъ псалмѣ: на Тя, Господи, уповахъ, да не постыжуся во вѣкъ (Псал. 30, 1): ибо пастырь добрый душу свою полагаетъ за овецъ своихъ (Іоан. 10, 11).

Станъ тридцать первый.

И отправившись изъ Етабаѳы, поставили станъ въ Евронѣ (Числ. 33, 34).

Тридцать первый станъ значитъ παρέλευσις, т. е. «перехожденіе», или «переходъ». Къ этому стану приходитъ истинный еврей, т. е. περάτης, или «прохожій», который можетъ сказать: мимошедъ, увижду видѣніе великое сіе (Исх. 3, 3); объ этомъ станѣ и Псалмопѣвецъ воспѣваетъ: и не рѣша мимоходящіи: благословеніе Господне на вы (Псал. 128, 8). Ибо образъ міра сего преходитъ и поэтому святые желаютъ перейти къ лучшему и не удовлетворяясь настоящимъ положеніемъ, воздыхаютъ на всякъ день. Сія помянухъ и изліяхъ на мя душу мою, яко пройду въ мѣсто селенія дивна даже до дому Божія (Псал. 41, 5). Долго было бы, если бы я захотѣлъ собрать свидѣтельства всего Священнаго Писанія о словѣ «перехожденіе».

Станъ тридцать второй.

И отправившись изъ Еврона, поставили станъ въ Асіонъ-Гаверѣ (Числ. 33, 35).

Тридцать вторый станъ въ переводѣ значитъ: «срубленныя деревья мужа» или «оскабливанія человѣка», что точнѣе по гречески выражается словами ξυλοκισμοὶ ανδρὸς, и пишется чрезъ букву аинъ, а не чрезъ гимель, какъ неправильно думаютъ греки и латиняне. Откуда въ пустынѣ множество деревьевъ — если чрезъ это не обозначается ученіе рачительнаго и опытнаго наставника, посѣкающаго безобразныя деревья, оскабливающаго ихъ и дѣлающаго различные сосуды, которые нужны въ дому великомъ (2 Тим. 2, 20)? «Срубленныя деревья мужа», могутъ изображать различные роды лѣса и всякихъ деревьевъ и чрезъ это — множество вѣрующихъ, какъ говоритъ Давидъ: «обрѣли оное (т. е. селеніе Божіе) въ поляхъ дубравы» (Псал. 131, 6). — Описываемые доселѣ восьмнадцать становъ, указанные въ перечнѣ становъ, но не упоминаемые въ предшествующемъ изображеніи пути, — находятся въ пустынѣ Фаранъ.

Станъ тридцать третій.

И отправившись изъ Асіонъ-Гавера, поставили станъ въ пустынѣ Синъ: это — Кадесъ (Числ. 33, 36).

Спрашивается: какимъ образомъ восьмой станъ теперь является тридцать третьимъ? Но нужно замѣтить, что тотъ пишется чрезъ букву самехъ и значитъ «кустъ», или «ненависть», а этотъ чрезъ цаде и въ переводѣ значитъ «повелѣніе». Другое же слово: «Кадесъ» значитъ не «святая», какъ многіе думаютъ, а «измѣненная» или «перенесенная». Въ книгѣ Бытія, въ томъ мѣстѣ, гдѣ говорится, что Іуда, считая Ѳамарь блудницею, послалъ ей дары (Быт. 38, 21), — въ еврейскомъ подлинникѣ читаемъ, что посланный съ дарами спрашиваетъ: гдѣ cadesa, т. е. «блудница», платье которой было отмѣнно отъ прочихъ женщинъ. И во многихъ мѣстахъ встрѣчаемъ тоже самое. А если же переводится «святая», то это нужно понимать κατὰ ἀντίφρασιν [8], — подобно тому какъ Парки называются такъ, потому что совершенно безпощадны, война — потому что нисколько не прекрасна и роща — потому что нисколько не свѣтитъ [9]. На этомъ станѣ умираетъ и погребается Марія, изъ-за водъ прерѣканія (Числ. 20, 13) Моисей и Ааронъ прогнѣвляютъ Господа и имъ воспрещается переходъ чрезъ Іорданъ, чрезъ пословъ просятъ у Едома позволенія пройти чрезъ него и не получаютъ. Послѣ столь великихъ успѣховъ кто могъ бы опасаться ропота народа, паденія учителей и отказа въ переходѣ чрезъ землю Едомскую? Мнѣ кажется, что въ Маріи умерло пророчество, что въ кончинѣ Моисея и Аарона положенъ конецъ закону и священству іудейскому; кажется, что и сами они не могли перейти въ землю обѣтованія, и вѣрующій народъ не могли вывести изъ пустыни міра сего. И замѣть, что послѣ смерти пророчества являются и воды прерѣканія, и евреи не могутъ перейти чрезъ плотской и земной Едомъ, не получаютъ позволенія на это даже послѣ многихъ просьбъ и усилій, но противъ нихъ выступаетъ Едомъ со множествомъ народа и рукою сильною. И значеніе имени соотвѣтствуетъ смерти и оскорбленію и отказу въ переходѣ. Ибо гдѣ повелѣніе, тамъ грѣхъ; гдѣ грѣхъ, тамъ оскорбленіе; гдѣ оскорбленіе, тамъ смерть. Объ этомъ-то станѣ Псалмопѣвецъ воспѣваетъ: «потрясетъ Господь пустыню Кадесъ» (Псал. 28, 8).

Станъ тридцать четвертый.

И отправившись изъ Кадеса, поставили станъ на горѣ Оръ, на границѣ земли Едомской. И взошелъ Ааронъ священникъ на гору, по повелѣнію Господа, и умеръ тамъ въ сороковой годъ изшествія сыновъ израилевыхъ изъ земли египетской, въ мѣсяцъ пятый, въ первый день мѣсяца. И былъ Ааронъ ста двадцати трехъ лѣтъ, когда умеръ на горѣ Оръ. И услышалъ хананейскій царь Арадъ, который жилъ къ югу, въ землѣ ханаанской, что пришли сыны Израилевы (Числ. 33, 37 и слѣд.).

Тридцать четвертый станъ многіе переводятъ «свѣтъ», — что не было бы ошибочно, если бы слово Оръ писалось чрезъ букву алефъ; другіе переводятъ «кожа» — что также было бы справедливо, если бы стояло аинъ; нѣкоторые переводятъ «скважина» — что можно было бы допустить, если бы была частица гетъ: но такъ какъ читается чрезъ ге, то лучше переводить словомъ «гора» и читать: взошелъ Ааронъ священникъ на гору «горы», т. е. на вершину горы. Отсюда замѣчаемъ, что первосвященникъ умеръ не просто на горѣ, но на горѣ горы, — чѣмъ обозначается мѣсто достойное заслугъ его. Умираетъ же онъ въ тотъ годъ, въ который новый народъ имѣлъ войти въ землю обѣтованія, на границѣ страны Идумейской, и хотя на горѣ оставилъ онъ священство сыну своему Елеазару, чтобы законъ исполнителей своихъ возводилъ къ высшену (совершенству); но самая высота — не за струями Іордана, а на крайнихъ предѣлахъ земныхъ дѣлъ. И оплакиваетъ его народъ въ продолженіе тридцати дней. Ааронъ оплакивается, а Іисусъ не оплакивается. Въ законѣ схожденіе во адъ, въ Евангеліи переселеніе въ рай. И услышалъ Хананей, что пришелъ Израиль и на мѣстѣ соглядатаевъ, гдѣ нѣкогда народъ прогнѣвалъ Господа, вступаетъ въ битву и беретъ плѣнниковъ у Израиля; снова даетъ сраженіе на томъ же мѣстѣ; въ слѣдствіе обѣта побѣдитель побѣждается, побѣжденные побѣждаютъ и дается имя мѣсту тому «Орма», т. е. анаѳема. Не трудно для меня и необходимо для читателей сказать и то, что судьба человѣческая на поприщѣ жизни сей постоянно измѣняется, и что одинъ умираетъ въ долинѣ, другой на поляхъ, иной на горѣ, и не просто на горѣ, но и на горѣ горы, т. е. на высокой вершинѣ. И когда на насъ, лишившихся помощи Божіей, нападетъ врагъ и отведетъ въ плѣнъ, не будемъ отчаяваться во спасеніи, но снова вооружимся къ борьбѣ. Можетъ быть, что тамъ, гдѣ были побѣждены, мы побѣдимъ и восторжествуемъ на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ прежде были взяты въ плѣнъ.

Станъ тридцать пятый и тридцать шестой.

И отправившись отъ горы Оръ, поставили станъ въ Селмонѣ. И отправившись изъ Селмона пришли въ Финонъ (Числ. 33, 41-42).

Этихъ двухъ становъ — тридцать пятаго и тридцать шестаго нѣтъ въ ряду историческаго повѣствованія, но вмѣсто нихъ написано: и воздзигшеся отъ Ора горы путемъ, иже къ морю Чермному, и обыдоша землю Едомлю (Числ. 21, 4). Изъ этого видно, что эти станы были на границахъ и по окружности земли Едомской. И не говорится по обычаю: «и отправившись отъ горы Оръ, поставили станъ въ Селмонѣ» или «въ Финонѣ», но обошедши землю идумейскую, пришелъ (Моисей) на конецъ ея и сказалъ: «отправившись, сыны израилевы поставили станъ въ Овоѳѣ» (Числ. 21, 10); не сказалъ: «отправились изъ того или другаго мѣста», потому что умолчалъ о двухъ станахъ, но умолчавъ о нихъ въ подробномъ изложеніи, представляетъ ихъ въ общемъ выводѣ. Первый станъ — Селмона, — значитъ маленькое изображеніе, второй — Финонъ — уменьшительное отъ слова «ротъ» [10]. На этихъ станахъ, по смерти Аарона, народъ поднимаетъ ропотъ противъ Бога и Моисея, высказываетъ недовольство манною, уязвляется змѣями и ядъ діавола уничтожается прообразомъ Спасителя, на древѣ крестномъ побѣдившаго истиннаго и древняго змія. Отсюда и «маленькое изображеніе» истиннаго и точнаго образа Сына Божія, и взирающій на страданіе Его исцѣляется, и чему вѣруетъ сердцемъ, исповѣдуетъ устами, по слову апостола: сердцемъ вѣруется въ правду, усты же исповѣдуется во спасеніе (Рим. 10, 10). И замѣть при этомъ, что тотъ и другой станъ называются уменьшительно, поелику отчасти видимъ и отчасти пророчествуемъ, и видимъ нынѣ якоже зерцаломъ въ гаданіи (1 Кор. 13, 12).

Станъ тридцать седьмой.

И отправившись изъ Финона, поставили станъ въ Овоѳѣ (Числ. 33, 43).

Тридцать седьмой станъ значитъ «волхвы» или «чревовѣщатели» или, по словамъ Геліу, сбольшія бутылки, которыя, будучи наполнены свѣжимъ виномъ и закупорены, разрываются отъ него». Волхвы ратовали противъ Моисея и Аарона (Исх. 7 и слѣд.); царь израильскій обольщается женщиною, которая жила въ Ендорѣ и имѣла, по Семидесяти толковникамъ, духа чревовѣщательнаго, а по еврейскому подлиннику — духа волшебнаго (1 Цар. 28, 7). Много очарованій, безчисленное множество сѣтей опутываютъ души человѣческія, но мы, уповая на Господа, будемъ говорить: сѣть сокрушися и мы избавлени быхомъ (Псал. 123, 7) и аще пойду посредѣ сѣни смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси (Псал. 22, 4): «въ сторонѣ отъ насъ падетъ тысяча, и десять тысячъ одесную насъ» (Псал. 90, 7). Не убоимся отъ нападенія и духа полуденнаго, но заткномъ уши свои, чтобы не слышать голоса соблазнителей и будемъ презирать чары сиренъ. Послѣ образа Божія, который начертывается въ помышленіи сердца, и исповѣданія вѣры, которое произносится устами, возстаютъ змѣи и діавольскія козни вызываютъ насъ на борьбу. Но мы, имѣющіе драгоцѣннѣйшее сокровище въ сосудахъ скудельныхъ (2 Кор. 4, 7), которые могутъ сокрушиться, такъ, что едва останется черепокъ, которымъ можно почерпнуть немного воды, — всякимъ храненіемъ будемъ блюсти сердце свое.

Станъ тридцать восьмой.

И отправившись изъ Овоѳа, поставили станъ въ Іеабаримѣ, на границахъ Моава (Числ. 33, 44).

Тридцать восьмой станъ значитъ: «кучи камней прохожихъ». Есть святые камни, которые катятся по землѣ, легкіе, гладкіе и круглою формою своею похожіе на колеса, есть и другіе камни, которые пророкъ повелѣваетъ снимать съ дороги, чтобы объ нихъ не претыкались ноги проходящихъ. Кто же эти прохожіе? Конечно, тѣ путешественники и прохожіе, которые чрезъ міръ сей спѣшатъ перейти къ инымъ обителямъ. А что говорится «на границахъ Моава» и какъ выше сказано (Числ. 21, 11) «въ пустынѣ, которая обращена къ Моаву противъ востока солнца», — то этимъ — въ буквальномъ смыслѣ — показывается, что доселѣ они были на границахъ земли идумейской, а теперь, переходя отъ одной страны къ другой, пришли къ предѣламъ Моава. Ибо не объ одной добродѣтели нужно всегда заботиться, но по писанному: пойдутъ отъ силы въ силу (Псал. 81, 8), отъ одной добродѣтели должно переходить къ другой, поелику онѣ взаимно соединяются и такъ связаны между собою, что не имѣющій одной, не имѣетъ и всѣхъ другихъ. И однакоже переходить отъ одной добродѣтели къ другой собственно возможно только тѣмъ, кои созерцаютъ восходъ солнца правды.

Станъ тридцать девятый.

И отправившись изъ Іеабарима, или (какъ въ другомъ мѣстѣ въ еврейскомъ) Іима, поставили станъ въ Дивонъ-Гадѣ (Числ. 33, 45).

Тридцать девятый станъ въ переводѣ значитъ: «сильно ощущаемое искушеніе». Вмѣсто этого въ историческомъ повѣствованіи написано иное. Послѣ того, какъ поставили станъ въ Іеабаримѣ на границахъ Моава противъ востока солнца — послѣ этого читается: «отправились оттуда и обратились къ потоку Заредъ. И отиравившись изъ этого мѣста, поставили станъ за Арнономъ, который находится въ пустынѣ предѣловъ аморрейскихъ, потому что Арнонъ на границѣ между моавитянами и аморреями (Числ. 21, 12-13), и послѣ этого пришли къ колодезю, гдѣ воспѣлъ Израиль эту вѣсть: «возвеличься, колодезь, который ископали князи и открыли вожди народовъ въ законодателѣ и жезлѣ его»: и изъ пустыни (пришли) въ Матѳанá, и изъ Матѳанá къ источникамъ Божіимъ, и отъ источниковъ Божіихъ на возвышенности, и съ возвышенностей въ долину, которая находится въ странѣ моавитской, на вершинѣ Фасга, обращенной къ пустынѣ» (тамъ же 17 и слѣд.). Нѣкоторые, объясняя эти мѣста въ предѣлахъ аморрейскихъ, думаютъ, что это не станы, а переходы, и что подробнаго изложенія не должно предпочитать перечню становъ; нѣкоторые же, объясняя духовное духовно, полагаютъ, что обозначаются не области, а подъ именами мѣстностей разумѣются совершенства добродѣтелей: именно, что послѣ волхвовъ и собранія камней, мы часто приходимъ къ источникамъ «Заредъ», что значитъ «неудобный спускъ», и остановившись на спускѣ, переходимъ въ Арнонъ, что значитъ «проклятіе», которое лежитъ въ предѣлахъ Аморреевъ, то есть, или «жестокихъ» враговъ, или «велерѣчивыхъ» гордецовъ. А если перейдемъ границы Моава, который рожденъ отъ кровосмѣшенія и удалился отъ истиннаго отца, то тотчасъ встрѣчается намъ колодезь, который ископалъ не кто либо изъ простаго народа, не кто либо неблагородный, но князи и вожди, которые даютъ законы народамъ. Воспѣвая пѣснь на водѣ колодезя и радуясь дарамъ Божіимъ, пророчествуютъ (израильтяне), куда они должны итти, къ какимъ мѣстамъ стремиться, т. е. что изъ пустыни должны итти въ Матѳанá, что значитъ «даръ» и изъ Матѳанá въ Нааліилъ, то есть къ источникамъ Божіимъ» и изъ Нааліила въ Вамоѳъ, что значитъ «возвышенности» или «приближающаяся смерть». Когда мы дѣлаемся сообразны смерти Христовой, то встрѣчается намъ долина уничиженія, которая однако находится на вершинѣ горы Фасга, что значитъ «обдѣланный» — что не имѣетъ ничего безобразнаго и грубаго, но обдѣлано рукою художника. Гора эта обращена къ пустынѣ, что по еврейски называется Исимонъ; ибо когда мы будемъ поставлены на вершинѣ добродѣтелей, тогда увидимъ ничтожество всего міра и пустоту всѣхъ грѣшниковъ. — При бѣгломъ разсужденіи я почти забылъ сказать почему «Дивонъ-Гадъ» означаетъ «сильно ощущаемое искушеніе». Послѣ Дивонъ-Гада ведется война съ Сеономъ, царемъ аморрейскимъ, и Огомъ, царемъ васанскимъ; и мы научаемся, что достигши вершины и вкусивши отъ источника князей и царей, взошедши на гору Фасга, — мы не должны надмѣваться гордостію, но должны представлять лежащую предъ нами пустыню. Ибо сердце мужа возносится предъ сокрушеніемъ и смиряется предъ славою.

Станъ сороковой.

И отправившись изъ Дивонъ-Гада, поставили станъ въ Алмонъ-Девлаѳаимѣ (Числ. 33, 46).

Сороковой станъ въ переводѣ значитъ: презрѣніе смоквъ или поношеній. И чрезъ этотъ станъ мы научаемся презирать въ мірѣ всѣ наслажденія и приманки похотей и не упиваться виномъ, въ немъ же есть блудъ (Ефес. 5, 18). Медъ не приносится въ числѣ жертвоприношеній Богу (Лев. 2), и не воскъ, содержащій сладость, освѣщаетъ скинію, а масло самое чистое (Исх. 25), которое производится изъ горькой оливы. Ибо «медъ каплетъ съ устъ жены блудницы» (Прит. 5), отъ котораго въ таинственномъ смыслѣ думаю вкусилъ Іонаѳанъ, — случайно уличенный и едва спасенный просьбами народа (1 Цар. 14). А что должно презирать поношенія и что они даютъ блаженство, если они несправедливы, — то объ этомъ весьма пространно учитъ Спаситель.

Станъ сорокъ первый.

И отправившись изъ Алмонъ-Девлаѳаима, поставили станъ въ горахъ Аваримскихъ предъ лицемъ Наво (Числ. 33, 47).

Сорокъ первый станъ значитъ горы проходящихъ и находится въ виду горы Наво, гдѣ умираетъ и погребается Моисей, увидѣвъ прежде землю обѣтованія. Наво въ переводѣ значитъ заключеніе, въ которомъ оканчивается законъ и не обрѣтается памяти его. Благодать же Евангелія распространяется безконечно: «во всю землю прошло вѣщаніе его и въ концы вселенной глаголы его» (Псал. 18). И однакоже обрати вниманіе и на то, что хотя жилище путешественниковъ находится на горахъ, но оно еще требуетъ усовершенія. Послѣ очень многихъ горъ мы нисходимъ на долины Моава и къ потокамъ Іордана, что значитъ нисхожденіе. Ибо, какъ мы часто говорили, ничто такъ не опасно, какъ честолюбіе, тщеславіе и надмѣнность въ сознаніи добродѣтелей.

Станъ сорокъ второй.

И отправившись отъ горъ Аваримскихъ, поставили станъ въ долинахъ Моава на Іорданѣ подлѣ Іерихона, и тамъ поставили палатки. Отъ дома пустыни до Авель-Ситима въ равнинѣ Моавитской (Числ. 33, 48-49).

Разскажемъ кратко о случившемся на сорокъ второмъ станѣ, который вмѣстѣ есть и послѣдній станъ. Находясь на этомъ станѣ, народъ по повелѣнію Божію благословляется прорицателемъ Валаамомъ, котораго подкупилъ Валакъ, сынъ Сепфоровъ, и проклятіе превращается въ славословіе: народъ слышитъ гласъ Божій, провѣщающій устами язычника: возсіяетъ звѣзда отъ Іакова, и возстанетъ человѣкъ отъ Израиля, и погубитъ князи моавитскія и плѣнитъ вся сыны Сиѳовы и будетъ Едомъ наслѣдіе его (Числ. 22, 17-18). Любодѣйствуетъ съ дочерьми мадіамскими: и Финеесъ, сынъ Елеазара, возревновавши ревностію о Господѣ, пронзаетъ ножемъ Замврія и блудницу мадіанитянку: за что и получилъ награду — въ вѣчную память — плечо жертвы. Снова исчисляется народъ (Числ. 26), чтобы по избіеніи нечестивыхъ, сдѣлать перепись новаго народа Божія. Пять дочерей Салфаада обращаются съ просьбою и по опредѣленію Господа получаютъ наслѣдіе между братьями своими (Числ. 36, 6), и такимъ образомъ и женскій полъ не исключается изъ наслѣдія Божія. Іисусъ послѣдуетъ за Моисеемъ на гору и поучается отъ закона, чтó долженъ онъ духовно совершать въ церкви, — во-первыхъ, чтó долженъ совершать ежедневно, потомъ, чтó въ субботу, чтó въ первый день мѣсяца, чтó въ пасху, пятьдесятницу, въ новомѣсячіе седьмаго мѣсяца, чтó въ постъ того же мѣсяца въ десятый день, чтó въ праздникъ кущей, когда устрояются палатки, въ пятнадцатый день вышеупомянутаго мѣсяца. Напоминается, что обязательства женъ и дочерей безъ утвержденія отцовъ и мужей не имѣютъ силы; ведется война съ мадіанитянами, умираетъ прозорливецъ Валаамъ, раздѣляется добыча и часть ея приносится въ скиніи Божіей. Рувимъ и Гадъ и половина колѣна Манассіина первые получаютъ владѣнія въ пустынѣ за Іорданомъ; ибо колѣна эти имѣли много скота и еще не достигли до того, чтобы могли жить съ храмомъ. Народъ получаетъ наставленіе разрушить идоловъ въ святой землѣ и не оставлять въ живыхъ никого изъ прежнихъ ея обитателей. Описывается давно желанная страна и отдѣляется наслѣдіе половинѣ двухъ колѣнъ. Перечисляются князи колѣнъ, которые должны войти въ святую землю (Числ. 34); Левиты получаютъ сорокъ два города съ ихъ предмѣстьями на тысячу лактей въ окружности — столько же числомъ, сколько и становъ. Присоединяется къ нимъ шесть городовъ для ищущихъ убѣжища — три по сю и три по ту сторону Іордана, такъ, что вмѣстѣ составляется сорокъ восемь городовъ (Числ. 35), и опредѣляется, кто изъ ищущихъ убѣжища долженъ быть принятъ, кто долженъ быть умерщвленъ, кто долженъ быть охраняемъ до смерти великаго первосвященника. Послѣдуетъ за тѣмъ Второзаконіе — второй законъ — руководство къ Евангелію, и изъ него узнаемъ вкратцѣ, что Моисей говорилъ народу между Фараномъ и Тофелемъ, и Лабаномъ и Азероѳомъ и золотыми мѣстами (loca aurea) и, отвергши несчастнѣйшаго Іуду — въ одиннадцать дней пути отъ Хорива чрезъ гору Сеиръ до Кадисъ-Варни; — и наконецъ поется пѣснь (Втор. 32), въ которой весьма явно отвергается синагога и собирается церковь Господу: уты, утолстѣ, разжирѣ: и остави Бога возлюбленный и отступи отъ Бога Спаса своего (Втор. 32, 15) и еще: злѣйшій родъ, сыны неразумные: сами подвигли Меня къ ревности въ томъ, кто не былъ богъ. Раздражили Меня въ идолахъ своихъ и Я раздражу противъ нихъ народы и противъ народа неразумнаго возбужду ихъ (Втор. 32, 20-21). Благословляются сыны израилевы. И опять въ Симеонѣ исключается несчастный Іуда. Моисей восходитъ на гору Наво, на вершину Фасга, которая находится противъ Іерихона и показываетъ ему Господь всю землю Галаадскую до Дана и Нефѳалима и Ефрема и Манассіи, и всю землю Іудину до моря великаго къ югу, и равнину Іерихона, города пальмъ, до Сегора (Втор. 34). Кто можетъ постигнуть столь великія тайны? Тотъ, кто, будучи поставленъ на границахъ закона и на предѣлахъ жизни сей, понимаетъ, что ему постоянно должно воинствовать и что полная побѣда дается тогда, если онъ будетъ на равнинѣ, если въ Авель-Ситимѣ, что значитъ плачъ терній, онъ оплачетъ прежніе грѣхи и тѣ тернія, которыя заглушили сѣмя слова Божія (Лук. 8) и о которыхъ пророкъ говоритъ: возвратихся на страсть, егда унзе ми тернъ (Псал. 31, 4). Тогда приготовившись, по прекращеніи манны, пусть подъ предводительствомъ Іисуса перейдетъ онъ Іорданъ (Іис. 3) и препоясавшись мечемъ Евангелія, прежде всего пусть вкуситъ отъ небеснаго хлѣба; тогда-то явится ему архистратигъ силы Господней, чтобы вкушать истинную Пасху не въ Египтѣ, но въ предѣлахъ Святой Земли. О глубина богатства премудрости и разума Божія; яко неиспытани судове Его и неизслѣдимы путіе Его. Ибо правы пути Господни и праведные пойдутъ въ нихъ; противники же падутъ на нихъ.

Примѣчанія:
[1] Не при крещеніи, а въ то время, когда Господь молился: Отче! прослави имя Твое (Іоан. 12, 28-29). Нѣкоторые предполагаютъ, что Іеронимъ приводитъ эгу мысль изъ какого-нибудь, неизвѣстнаго теперь, апокрифическаго евангелія; въ одномъ экземплярѣ италійскаго перевода говорится, что при крещеніи Спасителя явился великій, необыкновенный свѣтъ.
[2] Сближеніе числа становъ съ числомъ воскресенія Христова — во едину отъ субботъ, какъ бы въ восьмой день недѣли.
[3] Malae bestiae, т. е. діаволу.
[4] Virulentias aegyptiorum, qui sunt magnarum carnium. Вѣроятно Іеронимъ употребляетъ выраженіе пр. Іезекіиля: и соблудила съ сынами египетскими, сосѣды твоими дебелоплотными (Іез. 16, 26).
[5] Т. е. на двѣнадцатомъ станѣ, при горѣ Синайской, гдѣ былъ данъ законъ.
[6] Іеронимъ выражаетъ здѣсь мысль книги Притчей: око ругающееся отцу и досаждающее старости матерни, да исторгнутъ е вранове отъ дебрія (Прит. 30, 17).
[7] Т. е. 1+2+3+4+5+6+7 = 28.
[8] Т. е. въ смыслѣ противоположномъ.
[9] Чтобы понять смыслъ этого, нужно припомнить, что имя Парки (жестокія богини мести) происходитъ отъ глагола parco — щажу, война — bellum отъ bellus прекрасный, роща — lucus — отъ lux свѣтъ.
[10] Въ подлинникѣ добавлено: «os» — ab ore, non ab osse.

Источникъ: Творенія блаженнаго Іеронима Стридонскаго. Часть 2-я: Письма (44-86). — Изданіе второе. — Кіевъ: Типографія И. И. Чоколова, 1894. — С. 294-331. (Библіотека твореній св. отцевъ и учителей Церкви западныхъ, издаваемая при Кіевской Духовной Академіи, Кн. 4.)

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0