Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 26 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Iоаннъ Златоустъ († 407 г.)
I. Проповѣди на двунадесятые праздники.

Проповѣди на Святую Пасху.
Слово о воскресеніи
[1].

Мы отложили бремя поста, но не будемъ откладывать плодовъ поста; ибо можно отложить бремя поста и собирать плоды поста. Прошелъ трудъ подвиговъ, но не должно проходить усердіе къ добрымъ дѣламъ; прошелъ постъ, но пусть останется благочестіе; или, лучше сказать, не прошелъ и постъ. Впрочемъ — не бойтесь; это сказалъ я, не думая проповѣдывать вамъ о другой четыредесятницѣ, но желая внушить вамъ такія же добродѣтели. Прошелъ постъ тѣлесный, но не прошелъ постъ духовный; этотъ лучше того, и тотъ установленъ для этого. Какъ тогда, когда вы постились, и говорилъ вамъ, что постясь можно не поститься, — такъ и теперь говорю, что можно не постясь поститься. Можетъ быть, эти слова кажутся загадкою, но я приведу и разрѣшеніе вопроса: какъ можно постясь не поститься? Это бываетъ тогда, когда кто-нибудь воздерживается отъ яствъ, а не воздерживается отъ грѣховъ. Какъ можно не постясь поститься? Это бываетъ тогда, когда кто-нибудь употребляетъ пищу, но не касается грѣха. Этотъ постъ лучше того, и не только лучше, но и легче; во время того поста многіе ссылались на свою тѣлесную слабость, на жестокую чесотку; «я страдаю чесоткой, — говорили они, — не могу выносить не омовенія; питье воды вредно мнѣ; я не могу употреблять въ пищу овощей». Много такого слышалъ я тогда отъ многихъ; а при этомъ постѣ нельзя сказать ничего подобнаго. Пользуйся омовеніями, участвуй въ трапезѣ, употребляй вино умѣренно; если хочешь вкушать мясо, — никто не препятствуетъ; пользуйся всѣмъ, но только воздержись отъ грѣха. Видишь ли, какъ этотъ постъ удобенъ для всѣхъ? При немъ нельзя ссылаться на слабость тѣлесную; это — чистое дѣло души. Можно и не пивши вина быть пьянымъ, равно можно пить вино и быть трезвымъ. А что бываетъ опьяненіе безъ вина, — послушай пророка, который говоритъ: Горе, піяніи безъ вина (Ис. 28, 1); а какъ можно упиваться безъ вина? Когда ты не будешь удерживать опьяняющихъ страстей благочестивыми мыслями. Можно пить вино и не быть пьянымъ; если бы это было невозможно, то Павелъ въ посланіи къ Тимоѳею не далъ бы такого наставленія: Мало вина пріемли, стомаха ради твоего и частыхъ твоихъ недуговъ (1 Тим. 5, 23). Опьяненіе есть не что иное, какъ неестественное изступленіе мыслей, извращеніе разсудка, недостатокъ разсужденія, оскудѣніе благоразумія. А это происходитъ не отъ одного опьяненія виномъ, но и отъ опьяненія гнѣвомъ и непристойною похотью. Какъ горячку производитъ и безсонница, производитъ и утомленіе, производитъ и печаль, производятъ и испорченные соки и различныя причины, а страданіе и болѣзнь бываетъ одна и та же, — такъ и здѣсь: опьяненіе происходитъ какъ отъ вина, такъ происходитъ и отъ похоти, происходитъ и отъ испорченныхъ соковъ и отъ различныхъ причинъ, а страданіе и болѣзнь одна и та же. Будемъ же воздерживаться отъ пьянства; не говорю: будемъ воздерживаться отъ вина, но: будемъ воздерживаться отъ пьянства; не отъ вина происходитъ пьянство; — ибо вино есть созданіе Божіе, а созданіе Божіе не причиняетъ ничего худого, — но порочная воля производитъ пьянство. А что можно упиваться и иначе, не однимъ виномъ, — послушай, чтó говоритъ Павелъ: Не упивайтеся виномъ, выражая, что можно упиваться и иначе, не упивайтеся виномъ, въ немже есть блудъ (Ефес. 5, 18). Удивительнымъ образомъ въ краткихъ словахъ выразилъ онъ все осужденіе пьянству. Чтó значитъ: Не упивайтеся виномъ, въ немже есть блудъ? Блудными называемъ мы тѣхъ молодыхъ людей, которые, получивъ отцовское наслѣдство, тратятъ все сразу, не разсуждая, кому что дать, и когда дать, но безъ разбора: и одежды, и золото, и серебро, и все отцовское богатство издерживаютъ на блудницъ и развратниковъ. Таково пьянство: овладѣвая умомъ пьянствующихъ, какъ бы распутнымъ юношею и плѣнивъ ихъ разсудокъ, оно заставляетъ ихъ истрачивать весь запасъ мыслей неосмотрительно и безъ всякой осторожности. Пьяный не знаетъ, что нужно говорить и о чемъ молчать, но постоянно открытъ его ротъ; нѣтъ ни затвора, ни дверей на его устахъ; пьяный не умѣетъ располагать своихъ рѣчей съ благоразуміемъ, не умѣетъ распоряжаться богатствомъ мыслей, не умѣетъ одно приберечь, а другое издержать, но все тратитъ и извергаетъ. Пьянство есть добровольное неистовство, низвращеніе мыслей; пьянство есть несчастіе, достойное смѣха, болѣзнь, достойная осмѣянія, произвольное бѣснованіе, оно хуже даже умопомѣшательства.

Хочешь ли знать, какъ пьяный бываетъ хуже и бѣсноватаго? Бѣсноватаго всѣ мы жалѣемъ, а этого отвращаемся; тому сострадаемъ, а на этого гнѣваемся и негодуемъ. Почему? Потому, что у того болѣзнь отъ несчастія, а у этого отъ безпечности, у того — отъ злоумышленія враговъ, а у этого — отъ дурного настроенія мыслей; но терпитъ пьяный то же самое, что и бѣсноватый; такъ же кружится, такъ же приходитъ въ изступленіе, такъ же падаетъ, такъ же извращаетъ глазные зрачки, такъ же трясется, лежа на землѣ, испускаетъ изо рта пѣну, изливаетъ нечистую слюну, и уста его наполняются невыносимымъ зловоніемъ. Такой человѣкъ непріятенъ для друзей, смѣшонъ для враговъ, презирается слугами, отвратителенъ для жены, несносенъ для всѣхъ, противнѣе самыхъ безсловесныхъ. Безсловесныя животныя пьютъ дотолѣ, пока чувствуютъ жажду, и ограничиваютъ пожеланіе потребностію, а этотъ — по невоздержанію своему — простираетъ пожеланіе далѣе потребности и становится безразсуднѣе безсловесныхъ. Особенно тяжело то, что эта болѣзнь, производящая столько золъ и столько несчастій, даже не считается виною; но за столами богачей бываетъ соперничество и состязаніе въ этомъ безчинствѣ и сильно спорятъ другъ съ другомъ о томъ, кто болѣе осрамитъ себя, кто болѣе возбудитъ смѣха, кто болѣе ослабитъ свои нервы, кто болѣе изнуритъ свои силы, кто больше оскорбитъ общаго Владыку; тогда можно видѣть дьявольское состязаніе и соревнованіе. Пьяный жалокъ болѣе мертваго. Тотъ лежитъ безъ чувствъ и не дѣлаетъ ни добра, ни зла; а этотъ способенъ дѣлать зло и, заключивъ душу въ своемъ тѣлѣ, какъ во гробѣ, носитъ помертвѣвшее тѣло. Видишь ли, какъ онъ жалокъ болѣе бѣсноватаго, какъ безчувственнѣе мертвыхъ? Хочешь ли, я скажу еще нѣчто важнѣйшее и ужаснѣйшее всего этого? Пьянствующій человѣкъ не можетъ войти въ царство небесное. Кто говоритъ это? Павелъ. Не льстите себе: блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодѣи, ни малакіи, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни татіе, ни піяницы, ни досадители, ни хищницы царствія Божія не наслѣдятъ (1 Кор., 6, 9-10). Слышалъ ли, въ какой сонмъ онъ помѣстилъ его? Вмѣстѣ съ развратниками, съ блудниками, съ идолослужителями, съ прелюбодѣями, съ хульниками, съ любостяжателями, съ грабителями. «Неужели же, — скажешь, — пьяница и развратникъ одно и то же? Неужели пьяница и идолослужитель одно и то же?» Не говори мнѣ этого, человѣкъ; я прочиталъ тебѣ Божественныя заповѣди; не требуй у меня отчета; спроси Павла, и онъ отвѣтитъ тебѣ. Я не могу сказать, вмѣстѣ ли съ ними, или не вмѣстѣ съ ними онъ подвергнется наказанію; но что онъ, подобно идолослужителю, будетъ лишенъ царства, — это я могу утверждать со всею силою; а если это несомнѣнно, то для чего ты требуешь у меня отчета въ томъ, какъ велика мѣра этого грѣха? Если онъ останется за дверями, если онъ лишится царства, если не получитъ спасенія, если будетъ посланъ на вѣчное мученіе, то для чего ты представляешь мнѣ мѣры, вѣсы и степени грѣховъ? Поистинѣ, возлюбленные, тяжкое и весьма пагубное дѣло — пьянство. Не о васъ я говорю; — да не будетъ; — я вполнѣ убѣжденъ, что ваша душа чиста отъ этой болѣзни и этой страсти, и доказательствомъ вашего здоровья служитъ пребываніе ваше здѣсь, усердное собраніе, внимательное слушаніе; ибо никто, упивающійся виномъ, не можетъ чувствовать расположенія къ божественнымъ изреченіямъ. Не упивайтеся виномъ, въ немже есть блудъ; но исполняйтеся Духомъ (Ефес, 5, 18). Вотъ — прекрасное опьяненіе: насыщай душу свою Духомъ, чтобы не насыщать ея пьянствомъ; напередъ наполни этимъ свой умъ и свои мысли, чтобы не нашла мѣста въ нихъ та безстыдная страсть. Посему — онъ и не сказалъ: причащайтесь Духа, но: исполняйтеся Духомъ. До верха наполни Духомъ свою душу, какъ чашу, чтобы діаволъ уже не могъ вложить въ нее ничего; ибо нужно не просто причащаться Духа, но исполняться Духомъ, — псалмами, пѣніями, и пѣснями духовными (Ефес. 5, 19), которыми вы исполнились сегодня. Поэтому, я и увѣренъ въ вашемъ воздержаніи. Есть у насъ прекрасная чаша для опьяненія, — чаша для опьяненія, производящая воздержаніе, а не разслабленіе. Какая же? Чаша духовная, чаша спасительная, чистая чаша крови Господней. Она не производитъ пьянства, не производитъ разслабленія; ибо она не изнуряетъ силъ, а возбуждаетъ силы; не ослабляетъ нервовъ, но напрягаетъ нервы; ибо она производитъ бодрость; она служитъ предметомъ благоговѣнія для ангеловъ, предметомъ ужаса для бѣсовъ, предметомъ почитанія для людей, предметомъ любви для Владыки. Послушай, что говоритъ Давидъ объ этой чашѣ духовной, предлежащей на этой трапезѣ: Уготовалъ еси предо мною трапезу, сопротивъ стужающымъ мнѣ, умастилъ еси елеемъ главу мою, и чаша Твоя упоявающи мя яко державна (Псал. 22, 5). Дабы ты, услышавъ слово упоеніе, тотчасъ не испугался и не подумалъ, что оно производитъ разслабленіе, — онъ прибавилъ: яко державна и сильна. Это новый родъ опьяненія, который придаетъ крѣпость, дѣлаетъ бодрымъ и сильнымъ. Ибо онъ истекаетъ изъ духовнаго камня; онъ не извращаетъ мыслей, а прибавляетъ мысли духовныя.

Будемъ же упиваться этимъ упоеніемъ, а отъ того будемъ воздерживаться, чтобы намъ не посрамить настоящаго праздника; ибо настоящій праздникъ есть праздникъ не земли только, но и неба. Нынѣ радость на землѣ, нынѣ радость и на небѣ. Ибо если при обращеніи одного грѣшника бываетъ радость на землѣ и на небѣ (Лук. 15, 10), то тѣмъ болѣе будетъ радость на небѣ, когда вся вселенная исторгнута изъ рукъ діавола. Нынѣ ликуютъ ангелы, нынѣ радуются архангелы, нынѣ херувимы и серафимы празднуютъ съ нами настоящій праздникъ; они не стыдятся сослужителей своихъ, но радуются вмѣстѣ съ нами нашимъ благамъ. Ибо хотя нами получена эта благодать отъ Владыки, но веселіе общее у нихъ съ нами. Что я говорю о нашихъ сослужителяхъ? Самъ Владыка ихъ и нашъ не стыдится праздновать вмѣстѣ съ нами. Почему же можно сказать, что и Онъ не стыдится? Желаніемъ, — говорилъ Онъ, — вожделѣхъ сію пасху ясти съ вами (Лук. 22, 15); а если Онъ восхотѣлъ праздновать вмѣстѣ съ нами пасху, то очевидно — праздновать и воскресеніе [2]. Итакъ, когда радуются ангелы и архангелы, и Владыка всѣхъ небесныхъ силъ празднуетъ вмѣстѣ съ нами, то какой можетъ оставаться еще поводъ къ печали? Никто изъ бѣдныхъ пусть не скорбитъ по причинѣ своей бѣдности, ибо это духовный праздникъ; никто изъ богатыхъ пусть не превозносится богатствомъ, ибо отъ богатства нисколько не можетъ увеличиться радость этого праздника. На праздникахъ мірскихъ, житейскихъ, гдѣ бываетъ великое невоздержаніе, гдѣ обильная трапеза и объяденіе, гдѣ безчинство и смѣхъ, гдѣ всякая сатанинская роскошь, тамъ — по справедливости — бѣдному бываетъ грустно, а богатому весело; почему? Потому, что богатый устрояетъ обильную трапезу и болѣе наслаждается объяденіемъ, а бѣдному бѣдность препятствуетъ показать такую же роскошь. А здѣсь нѣтъ ничего подобнаго; одна трапеза для богатаго и для бѣднаго; богатъ ли кто, — онъ не можетъ прибавить ничего къ этой трапезѣ; бѣденъ ли кто, — онъ при своей бѣдности нисколько не меньше можетъ участвовать въ предложенномъ; ибо это — Божественная благодать. И что удивительнаго, если одна и та же трапеза для богатаго и для бѣднаго? Для самого царя, носящаго діадему, облеченнаго въ багряницу, владычествующаго надъ землею, для царя и для бѣдняка, просящаго милостыни, предлагается одна и та же трапеза. Таковы дары Владыки; Онъ допускаетъ къ участію въ нихъ, сообразуясь не съ званіемъ, а съ произволеніемъ и образомъ мыслей. Когда ты увидишь въ церкви бѣднаго, стоящаго вмѣстѣ съ богатымъ, простолюдина съ начальникомъ, незнатнаго съ знатнымъ, внѣ церкви трепетавшаго предъ вельможами стоящимъ внутри церкви безъ страха предъ вельможами, то вспомни изреченіе: тогда пастися будутъ вкупѣ волкъ со агнцемъ (Ис. 11, 6). «Волкомъ» Писаніе называетъ богатаго, а агнцемъ — бѣднаго. Откуда же видно, что богатый съ бѣднымъ будутъ вмѣстѣ, какъ волкъ съ агнцемъ? Слушай внимательно. Часто богатый и бѣдный стоятъ въ церкви; наступаетъ часъ принятія Божественныхъ Таинъ; богатый удаляется, какъ не посвященный, а бѣдный вступаетъ въ небесную обитель, и богатый не изъявляетъ негодованія; ибо знаетъ, что онъ чуждъ Божественныхъ Таинъ. Но, — о, Божественная благодать! — не только равночестность существуетъ въ церкви по благодати Божіей, но и часто бѣдный имѣетъ предъ богатымъ первенство въ благочестіи, когда они стоятъ въ церкви; богатство не приноситъ никакой пользы имѣющему его безъ благочестія и бѣдность нисколько не вредитъ вѣрующему, съ дерзновеніемъ приступающему къ святому жертвеннику. Это я говорю, возлюбленные, объ оглашенныхъ, а не вообще о богатыхъ. Вспомни, возлюбленный, какъ иногда господинъ удаляется изъ церкви, а вѣрующій рабъ приступаетъ къ таинствамъ; госпожа уходитъ, а раба остается. Ибо лица Богъ человѣча не пріемлетъ (Гал. 2, 6). Итакъ, въ церкви нѣтъ раба и свободнаго; но рабомъ Писаніе признаетъ того, кто преданъ грѣху; ибо творяй грѣхъ, — говоритъ оно, — рабъ есть грѣха (Іоан. 8, 34); и того признаетъ свободнымъ, кто освобожденъ Божественною благодатію. Къ этой трапезѣ и царь и бѣднякъ приступаютъ съ одинаковымъ дерзновеніемъ, съ одинаковою честію, а иногда бѣднякъ даже съ бóльшею честію. Почему? Потому, что царь, занятый безчисленными дѣлами, со всѣхъ сторонъ обуревается, какъ корабль, и дѣлается причастнымъ множества грѣховъ; а бѣдный, заботясь только о необходимой пищѣ, провождая необремененную дѣлами и безмятежную жизнь, оставаясь спокойнымъ, какъ бы сидя въ пристани, приступаетъ къ этой трапезѣ съ великою безопасностію. На мірскихъ праздникахъ бѣдняку бываетъ грустно, а богатому весело, по причинѣ разности не только въ трапезѣ, но и въ одеждѣ. Ибо что бываетъ съ ними по отношенію къ трапезѣ, — то же бываетъ и по отношенію къ одеждѣ. Когда бѣдный видитъ богатаго, одѣтаго въ драгоцѣнную одежду, то сокрушается и жалуется всѣмъ на свое злополучіе. А здѣсь устраненъ и этотъ недостатокъ; ибо здѣсь у всѣхъ одна одежда, — спасительная купель: Елицы бо, — сказано, — во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. 3, 27). Итакъ, не будемъ срамить этого праздника пьянствомъ; Владыка нашъ одинаково почтилъ богатыхъ и бѣдныхъ, рабовъ и господъ; воздадимъ же Владыкѣ за такое благоволеніе къ намъ; а самое лучшее воздаяніе — чистота жизни и трезвенность души. Для такого праздника и торжества нужны не деньги и не издержки, а доброе произволеніе и благорасположеніе; таковы здѣсь и предметы купли. Здѣсь предлагается не что-нибудь вещественное, но слушаніе Божественныхъ изреченій, молитвы отцовъ [3], благословенія священниковъ, единомысліе, миръ и согласіе, духовные дары, духовная награда. Будемъ же праздновать этотъ величайшій и свѣтлый праздникъ, въ который воскресъ Господь, будемъ праздновать его свѣтло и вмѣстѣ благочестиво; ибо Господь воскресъ и воскресилъ вмѣстѣ съ Собою вселенную, воскресъ, расторгнувъ узы смерти. Адамъ согрѣшилъ и умеръ; а Христосъ не согрѣшилъ, но также умеръ. Это необычайно и дивно: тотъ согрѣшилъ и умеръ, а этотъ не согрѣшилъ и также умеръ. Для чего? Для того, чтобы согрѣшившій и умершій могъ чрезъ несогрѣшившаго и умершаго освободиться отъ узъ смерти. Такъ бываетъ и въ денежныхъ дѣлахъ: часто одинъ бываетъ должникомъ и, не имѣя возможности заплатить, содержится въ узахъ; а другой, не бывъ должникомъ, но имѣя возможность заплатить, уплачиваетъ и освобождаетъ виновнаго. Такъ было и съ Адамомъ; Адамъ сдѣлался должникомъ и былъ во власти діавола, но не имѣлъ возможности заплатить; Христосъ не былъ должникомъ и не находился во власти діавола, но могъ заплатить долгъ. Онъ пришелъ и разрушилъ смерть за того, кто былъ во власти діавола, чтобы избавить его.

Видишь ли дѣйствія воскресенія? Мы умерли двоякою смертію, и потому — ожидаемъ двоякаго и воскресенія. Христосъ умеръ одною смертію; потому — Онъ и воскресъ однимъ воскресеніемъ. Какъ это? Я скажу. Адамъ умеръ и по тѣлу и по душѣ, умеръ и грѣхомъ и естествомъ: Въ оньже аще день снѣсте отъ древа, смертію умрете (Быт. 2, 17). Однако, естествомъ онъ не умеръ въ тотъ же день, но умеръ грѣхомъ; это — смерть души, а то — смерть тѣла. Впрочемъ, когда ты слышишь о смерти души, то не подумай, что душа умираетъ; она безсмертна; а смерть души есть грѣхъ и вѣчное наказаніе. Посему — и Христосъ говоритъ: Не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити: убойтеся же паче могущаго и душу и тѣло погубити въ гееннѣ (Матѳ. 10, 28); а погибшее существуетъ, но только незримо для того, кто лишился его. Смерть, какъ я сказалъ, у насъ двоякая; потому — и воскресеніе должно быть двоякое. А у Христа одна смерть; ибо Христосъ не согрѣшилъ; но и эта одна смерть была для насъ; ибо Онъ не подлежалъ смерти, такъ какъ Онъ былъ не причастенъ грѣха, а слѣдовательно — и смерти. Посему — Онъ и воскресъ воскресеніемъ только отъ одной смерти; а мы, умершіе двоякою смертію, воскресаемъ и двоякимъ воскресеніемъ. Однимъ мы воскресли пока отъ грѣха; ибо погреблись вмѣстѣ съ Нимъ въ крещеніи, и возстали вмѣстѣ съ Нимъ чрезъ крещеніе. Это — одно воскресеніе, отпущеніе грѣховъ, а второе воскресеніе — воскресеніе тѣла, Онъ далъ тебѣ бóльше, ожидай и меньшаго; первое воскресеніе гораздо важнѣе послѣдняго; ибо гораздо важнѣе — избавиться отъ грѣховъ, нежели видѣть тѣло воскресшимъ. Тѣло погибло потому, что согрѣшило; посему, если грѣхъ есть начало паденія, то начало возстанія есть освобожденіе отъ грѣха. Мы уже возстали бóльшимъ воскресеніемъ, избавившись отъ тяжкой смерти грѣховной и снявъ съ себя ветхую одежду; не будемъ же отчаиваться въ меньшемъ. И мы нѣкогда возстали этимъ воскресеніемъ, когда были крещены; равно какъ и вчера вечеромъ удостоившіеся крещенія, эти преславные агнцы. Третьяго дня [4] Христосъ былъ распятъ, но воскресъ въ прошедшую ночь, и они третьяго дня были объяты грѣхомъ, но возстали вмѣстѣ съ Нимъ; Онъ умеръ тѣломъ и возсталъ тѣломъ; а они были мертвы грѣхомъ и возстали, освободившись отъ грѣховъ. Земля произращаетъ намъ въ это время весны розы, лиліи и другіе цвѣты; а воды явили намъ лугъ болѣе пріятный, нежели земля. Не удивляйся, что изъ водъ произрасли цвѣты; и земля производитъ растенія не по собственной природѣ, а по повелѣнію Владыки. И въ началѣ вóды произвели движушихся животныхъ: Да изведутъ, — сказано, — воды гады душъ живыхъ (Быт., 1, 20), и повелѣніе стало дѣломъ, и неодушевленное вещество произвело одушевленныхъ животныхъ; такъ и нынѣ да изведутъ воды не гады душъ живыхъ, но духовные дары. Тогда воды произвели безсловесныхъ и безгласныхъ рыбъ, а нынѣ онѣ произвели рыбъ словесныхъ и духовныхъ, — рыбъ, уловленныхъ апостолами: Грядита, — сказалъ имъ Христосъ, — и сотворю вы ловца человѣкомъ (Матѳ. 4, 19); Онъ говорилъ тогда объ этой ловлѣ. Поистинѣ, это — новый способъ ловли; рыболовы извлекаютъ изъ воды, а мы ввергаемъ въ воду и, такимъ образомъ, уловляемъ. Была нѣкогда купель и у іудеевъ; но послушай, какую имѣла силу эта купель, чтобы тебѣ узнать бѣдность іудеевъ, чтобы узнать богатство Церкви. То была купель водная, и ангелъ сходилъ туда и возмущалъ воду; потомъ, послѣ возмущенія воды, погружался въ нее одинъ изъ больныхъ и исцѣлялся, одинъ только въ годъ исцѣлялся, и тотчасъ благодать отнималась, не по бѣдности Дающаго, а по слабости принимающихъ. Такимъ образомъ, ангелъ сходилъ въ купель и возмущалъ воду, и одинъ изъ больныхъ исцѣлялся; сошелъ Владыка ангеловъ въ Іорданъ и возмутилъ воду и исцѣлилъ всю вселенную. Посему — тамъ второй, сходившій послѣ перваго, не исцѣлялся; ибо такая благодать дана была іудеямъ немощнымъ, бѣднымъ, а здѣсь если послѣ перваго войдетъ второй, послѣ второго третій, послѣ третьяго четвертый, и хотя бы десять, хотя бы двадцать, хотя бы сто, хотя бы тысячи, и хотя бы ты ввергъ и всю вселенную въ эту купель, — благодать не изсякаетъ, даръ не истощается, струи не оскверняются. Новый родъ очищенія; ибо онъ не тѣлесный; тамъ, чѣмъ больше тѣлъ будетъ омывать вода, тѣмъ болѣе загрязняется; а здѣсь, чѣмъ больше лицъ омываетъ она, тѣмъ дѣлается чище. Видишь-ли величіе дара? Соблюдай же, человѣкъ, этотъ великій даръ. Не позволительно тебѣ жить безразлично; назначь себѣ законъ со всею точностію; ибо жизнь есть подвигъ и борьба; а подвизаяйся отъ всѣхъ воздержится (1 Кор. 9, 25). Сказать-ли тебѣ одинъ лучшій и безопасный образъ дѣйствій? Будемъ оберегать душу отъ того, чтó кажется безразличнымъ, но произвóдитъ грѣхи. Ибо изъ дѣйствій — одни суть грѣхи, а другія — не грѣхи, но бываютъ причиною грѣховъ; напримѣръ, смѣхъ по свойству своему не есть грѣхъ, но онъ бываетъ грѣхомъ, если простирается чрезъ мѣру, ибо отъ смѣха происходитъ насмѣшливость, отъ насмѣшливости — срамнословіе, отъ срамнословія — постыдныя дѣла, а за постыдными дѣлами — наказаніе и мученіе. Исторгни же прежде корень, чтобы уничтожить всю болѣзнь; если мы будемъ остерегаться безразличнаго, то никогда не позволимъ себѣ запрещеннаго. Такъ, для многихъ кажется безразличнымъ — смотрѣть на женщинъ; но отъ этого рождается сладострастная похоть, отъ похоти — прелюбодѣяніе, а за прелюбодѣяніемъ опять — наказаніе и мученіе. Такъ, и роскошь кажется нисколько не порочнымъ дѣломъ, но отсюда — пьянство и безчисленное множество золъ, сопряженныхъ съ пьянствомъ. Итакъ, во всемъ будемъ истреблять начало грѣховъ. Для этого вы получаете непрестанныя наставленія каждый день; для этого мы собираемся подрядъ семь дней, предлагая вамъ духовную трапезу, преподавая вамъ Божественныя изреченія, назидая васъ каждый день, вооружая васъ противъ діавола; ибо нынѣ онъ свирѣпѣе нападаетъ; чѣмъ больше даръ, — тѣмъ больше и борьба. Если діаволъ не потерпѣлъ, видѣвъ одного въ раю, то какъ, скажи мнѣ, потерпитъ онъ, видя столь многихъ на небѣ? Ты раздражилъ звѣря, но не бойся; ты получилъ большую силу, изощренный мечъ; имъ поражай змія. Для того Богъ и попустилъ ему разсвирѣпѣть противъ тебя, чтобы ты на самомъ опытѣ узналъ могущество силы твоей. Какъ превосходный учитель ратоборства, взявъ какого-нибудь ратоборца нечистаго, безсильнаго и находившагося въ пренебреженіи, и намастивъ его, укрѣпивъ и исправнвъ тѣло его, не позволяетъ ему потомъ оставаться въ бездѣйствіи, но повелѣваетъ выйти на подвиги, чтобы показать на опытѣ, какая сообщена ему сила, — такъ сдѣлалъ и Христосъ. Онъ могъ уничтожить врага; но дабы ты позналъ провосходство благодати, величіе духовной силы, которую ты получилъ въ крещеніи, — Онъ попускаетъ ему вступать съ тобою въ борьбу, доставляя тебѣ много случаевъ къ полученію вѣнцовъ. Поэтому — семь дней подрядъ вы слушаете наставленія, чтобы въ точности научиться этимъ подвигамъ. Съ другой стороны — совершающееся теперь есть духовный бракъ; а брачное торжество продолжается семь дней. Посему — и мы установили, чтобы вы семь дней присутствовали здѣсь при этомъ священномъ бракѣ. Но тамъ послѣ семи дней торжество прекращается; а здѣсь, если хочешь, можешь постоянно присутствовать при священномъ бракѣ. Въ мірскихъ бракахъ невѣста послѣ перваго или второго мѣсяца бываетъ уже менѣе любезною жениху; а здѣсь не такъ, но чѣмъ бóльше проходитъ времени, тѣмъ пламеннѣе дѣлается любовь жениха, тѣмъ искреннѣе объятія, тѣмъ духовнѣе общеніе, если мы будемъ бодрствовать. Кромѣ того, для тѣхъ послѣ юности наступаетъ старость; а здѣсь — послѣ старости — юность, и юность, никогда не имѣющая конца, если мы захотимъ этого. Велика благодать, но она будетъ еще бóльше, если мы захотимъ; и Павелъ былъ великъ, когда крестился, но сталъ еще больше впослѣдствіи, когда проповѣдывалъ, когда опровергалъ іудеевъ; потомъ онъ былъ восхищенъ въ рай, восходилъ на третіе небо. Такимъ образомъ, и намъ можно, — если пожелаемъ, — возрастать, увеличивать благодать, данную намъ въ крещеніи; а увеличиваетея она чрезъ добрыя дѣла, дѣлается свѣтлѣйшею и намъ доставляетъ яснѣйшій свѣтъ. Если это будетъ, то мы съ великимъ дерзновеніемъ войдемъ въ брачный чертогъ вмѣстѣ съ Женихомъ [5] и станемъ наслаждаться благами, уготованными любящимъ Его, которыхъ да сподобимся всѣ мы благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, съ Которымъ Отцу и Святому Духу слава и поклоненіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ заглавіи этого слова сказано: «Противъ пьянствующихъ и о воскресеніи слово, сказанное во святой и великій воскресный день Пасхи». Предполагаютъ, что слово это произнесено св. Iоанномъ Златоустомъ въ Антіохіи въ 395 г. — Въ началѣ св. Іоаннъ указываетъ, въ чемъ долженъ состоять истинный постъ, а именно — въ воздержаніи отъ грѣха, чему не можетъ препятствовать слабость здоровья, а слѣдовательно — такой постъ могутъ содержать всѣ. Далѣе изображается состояніе упившагося человѣка и, въ связи съ этимъ, объясняются слова ап. Павла (Ефес. 5, 18); отсюда выводъ — есть упоеніе духовное, какое даетъ, напримѣръ, день воскресенія Христова, когда бываетъ радость на небѣ и на землѣ. Затѣмъ рѣчь идетъ о томъ, что участвовать въ этой радости могутъ всѣ, такъ какъ родъ человѣческій умеръ въ лицѣ Адама и воскресъ въ лицѣ Iисуса Христа. Въ заключеніе — увѣщаніе къ новокрещеннымъ избѣгать даже и безразличныхъ вещей, — какъ, напримѣръ, смѣхъ, — ибо и они могутъ повести, въ дальнѣшемъ. къ порокамъ.
[2] Здѣсь и нѣсколько дальше — почти буквально то же, что и въ предыдущей бесѣдѣ.
[3] Т. е. духовныхъ пастырей.
[4] Т. е. въ Великую пятницу.
[5] Съ Іисусомъ Христомъ.

Печатается по изданію: Творенія иже во святыхъ отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго. – Томъ шестой. – Безплатное приложеніе къ журналу «Русскій паломникъ» за 1916 г. – Издательство П. П. Сойкина, Петроградъ, 1916. – С. 48-58.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0