Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Iоаннъ Златоустъ († 407 г.)
I. Проповѣди на двунадесятые праздники.

Проповѣди на Святую Пасху.
Бесѣда на Святую Пасху
[1].

Прообразы, указанные въ законѣ, имѣютъ значеніе, — и это подтверждается самой истиной. Такъ, сказанное въ законѣ о пасхальной жертвѣ, а именно, что, взятый въ десятый день мѣсяца, агнецъ безъ порока, мужескаго пола, однолѣтній, закалается въ четырнадцатый день къ вечеру, причемъ самое счисленіе мѣсяцевъ идетъ съ того времени, когда совершалась Пасха (Исх. 12, 3-6), — все это относится ко Христу и къ страданіямъ Его, и во всей полнотѣ оправдывается на Немъ; между тѣмъ какъ, взятое само по себѣ, оно не можетъ имѣть никакого значенія. Не вѣдающіе Христа не въ состояніи найти оправданія онымъ требованіямъ законнымъ, и не могутъ объяснить, для чего это Богъ далъ таковыя повелѣнія о ветхозавѣтной пасхѣ, потому что и въ дѣйствительности нѣтъ никакого другого основанія для узаконенія жертвы за спасеніе первенцевъ и окропленія жертвенной кровью входовъ.

И въ самомъ дѣлѣ, какая сила заключалась въ принесеніи въ жертву животныхъ для спасенія первородныхъ? Какая была необходимость дѣлать кровью знаки на домахъ? Несомнѣнно, Богу и безъ знаковъ были вѣдомы дома еврейскіе, такъ что оставалось бы только дивиться самимъ словамъ онымъ: узрю кровь, и покрыю вы (Исх. 12, 13). Однако же разсматривая эти узаконенія при свѣтѣ истины, ты уразумѣешь подобающее имъ значеніе — что, впрочемъ, выше мы и подтвердили уже нѣсколькими примѣрами. Итакъ, когда непорочный Агнецъ былъ закланъ за насъ, то, начавшаяся съ перваго человѣка, смерть упраздняется, живущій во всѣхъ насъ первозданный человѣкъ, оживотворяемый воскресеніемъ Христовымъ, получаетъ спасеніе. И потому справедливо для всѣхъ причастниковъ оной Жертвы содѣлывается спасительнымъ знакомъ та жизнь, которою разрѣшаются узы грѣха и смерти. Только взирая на оную Жертву, Богъ даруетъ спасеніе тѣмъ, которые помазуются вѣрою въ Него, и которые не иначе, какъ, именно, ради пролитой за насъ по человѣколюбію крови, могутъ избѣгнуть праведной казни отъ ангела. Видишь, какой смыслъ кроется въ прообразѣ, когда ты смотришь согласно съ истиной? Итакъ, если кто либо изъ іудеевъ вздумаетъ говорить: «зачѣмъ Христосъ претерпѣлъ страданія, какъ будто и безъ оныхъ міръ не могъ быть спасенъ?» — то на это нужно сказать въ отвѣтъ: «а зачѣмъ приносилась пасха для избавленія первенцевъ іудейскихъ, какъ будто бы и безъ того они не могли бы быть спасены?» И онъ будетъ не въ состояніи возразить что-либо (поелику Богу, разумѣется, не было надобности ни въ жертвѣ, ни въ знакѣ, дабы различить домы). Къ нашему благу служитъ обстоятельство это и еще разъ подтверждаетъ непреложность святой вѣры, показывая, какъ правдою Христовою уничтожается наша неправедность, — иныхъ средствъ къ разрѣшенію ея и не было, — и какъ жизнію Христа упраздняется смерть наша, подобно тьмѣ, разсѣеваемой свѣтомъ. Потому-то и священна та жертва, что она прообразовала собою Жертву истинную; а эта истинная, по невѣдѣнію нечестивыхъ преданная смерти и погребенію, но смотрѣніемъ Божіимъ принятая именно, какъ жертва священная и содѣлавшаяся по своему хотѣнію приношеніемъ для Отца, — священна по существу, какъ истинная жертва, согласно сказанному, что Отецъ предалъ Сына за насъ, и Христосъ принесе Себе Отцу за ны приношеніе и жертву въ воню благоуханія (Ефес. 5, 2). И однимъ, т. е., искавшимъ смерти Христовой, оное смотрѣніе принесло погибель, а другимъ, т. е., искавшимъ спасенія себѣ въ смерти Христовой, ихъ вѣра и послужила во спасеніе: мщеніе и смерть проходятъ мимо нихъ, ибо смерть не имѣетъ своей губительной власти надъ таковыми, по слову Спасителя: аще кто слово Мое соблюдетъ, смерти не имать видѣти во вѣки (Іоан. 8, 51). Во имя пролитой за насъ крови, мы пріемлемъ Духа Святаго; а вмѣстѣ соединяются кровь и Духъ, именно, для того, чтобы чрезъ однородную съ нашей кровь мы могли принять неоднороднаго съ нами Духа Святаго и тѣмъ пресѣкли бы доступъ къ себѣ смерти, доступъ смерти двоякій, подобно тому, какъ и кропленіе кровію дѣлалось также двояко: на обѣихъ косякахъ, — сказано, — и на перекладинахъ (Исх. 12, 7). Смерть, по слову апостола, входитъ чрезъ грѣхъ. А грѣхъ бываетъ въ насъ то послѣдствіемъ страсти — двоякой, состоящей въ чувственномъ влеченіи души къ изнѣженности, или же въ ожесточеніи сердца, — то плодомъ помысловъ, когда они пойдутъ путемъ неправильнымъ и незаконнымъ. Подобно верхней перекладинѣ на дверяхъ, разсудокъ, какъ главный и высшій по природѣ, лежитъ надъ обоими столбами страсти: страсть (ее можно уподобить столбу) находится ниже разсудка точно такъ же, какъ и столбы стоятъ подъ перекладиною. Какія же страсти приводятъ къ разслабленію? — объядѣніе, пьянство, сладострастіе. А какія грубыя душевныя страсти? — гнѣвъ и разные виды самолюбія, перечисляя каковые, Павелъ говоритъ: не козлогласованіи и піянствы, не любодѣяніи и студодѣяніи, не рвеніемъ и завистію, но облецытеся Господемъ нашимъ Іисусомъ Христомъ (Рим. 13, 13-14). Это облеченіе подобно древнему помазанію, когда, воспринимая въ себя образъ страданій Христовыхъ, мы облекаемся святостію Христовою, именно, не предаваясь наслажденіямъ и не ожесточаясь гнѣвомъ. Обстоятельнѣе же говоря, оное помазаніе обозначаетъ собою, именно, ту самую одежду, въ которую мы облекаемся во Христѣ, — мудрость не плотскую, но Христову, такъ что умомъ плотскимъ мы умерщвляемся и становимся какъ бы мертвыми, но зато украшаемся умомъ духовнымъ. Когда мы облекаемся такимъ образомъ, то уже ни чрезъ безразсудныя похоти (1 Тим. 6, 9), ни чрезъ нечистые помыслы грѣхъ не можетъ приблизиться къ намъ, и смерть не можетъ господствовать надъ нами. Вотъ — непреложное, таинственное знаменованіе помазанія.

За помазаніемъ слѣдуетъ вкушеніе, чрезъ каковое въ насъ вселяется Божественное Тѣло, и мы приходимъ въ единеніе съ нимъ, Сказано: Пусть съѣдятъ мясо въ сію самую ночь, испеченное на огнѣ (Исх. 12, 8). Ночь это есть настоящій вѣкъ, по слову Павлову: Нощь прейде (Рим. 13, 12). Вкушеніе Святаго Тѣла при посредствѣ огня обозначаетъ горячую, пламенную ревность, какъ сказано: духомъ горяще (Рим. 12, 11); огня, — говоритъ Христосъ, — пріидохъ воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгорѣся (Лук. 12, 49)? Когда рѣчь идетъ объ употребленіи мяса, то огнемъ указывается на горячую поспѣшность, опрѣсноками обозначается простота, а горькими травами — послѣдующія муки. И опрѣсноки, — сказано, — пусть съѣдятъ съ горькими травами (Исх. 12, 8). Нравъ человѣка дѣлается простымъ и незлобивымъ, когда онъ освободится какъ бы отъ закваски, отъ всякой ветхости и лукавства, и воспріиметъ новое и безхитростное, дабы оно квасило: Пасха бо наша, — сказано, — пожренъ бысть Христосъ. Тѣмже да празднуемъ не въ квасѣ ветсѣ, ни въ квасѣ злобы и лукаветва, но въ безквасіихъ чистоты и истины (1 Кор. 5, 7-8). Горечь обозначаетъ скорби, о чемъ сказано такъ: и хвалимся въ скорбехъ, вѣдяще, яко скорбь терпѣніе содѣловаетъ, терпѣніе же искусство, искусство же упованіе: упованіе же не посрамитъ (Рим. 5, 3-5). Многими скорбьми подобаетъ намъ внити въ царствіе (Дѣян. 14, 22); и потому мы принимаемъ скорби какъ бы въ видѣ приправы, въ чаяніи удостоиться чрезъ это царствія. Запрещено было въ законѣ — вкушать мясо сырымъ (Исх. 12, 9). Буквально, плотски разумѣя это, мы никогда не поймемъ, для чего Богъ воспрещаетъ то, чего никогда и не дѣлается: ибо никто не будетъ ѣсть сырого, а между тѣмъ это воспрещеніе весьма важно для насъ. Мы не должны приступать къ принятію Божественнаго Тѣла безъ приготовленія: поелику оно остается не воспринятымъ у тѣхъ, кто принимаетъ его небрежно, не приготовивишсь къ такому общенію добрыми дѣлами: Вѣра бо, — сказано, — безъ дѣлъ мертва есть (Іак. 2, 20). Потому-то на безпечныхъ насылаются скорби для ихъ же блага, дабы они, по слову Павла, имѣли участіе въ святости Христовой (Евр. 12, 10). Любовію къ плотскимъ наслажденіямъ порождается безпечность и въ дѣлахъ духовныхъ, — почему, обозначая это другимъ прообразомъ, законодатель и запрещаетъ вкушать мясо сваренымъ въ водѣ (Исх. 12, 9): ибо мясо варится для того, чтобы оно сдѣлалось пріятнѣе на вкусъ, а при вкушеніи Божественнаго питанія нельзя помышлять объ удовольствіи: духовная сила не совмѣщается съ плотскимъ чувствомъ. Поэтому повелѣно не варить священнаго мяса, съ разными приправами, но вкушать его просто испеченнымъ на огнѣ, съ напряженнымъ вниманіемъ, далекимъ отъ удовольствія. Любовь къ удовольствію, по слову Апостола, не совмѣстима съ любовію къ Богу; и для тѣхъ, имже богъ чрево (Флп. 3, 19), богъ не есть Богъ. Апостолъ Павелъ не одобряетъ тѣхъ, кто превращаетъ причастіе въ роскошныя пиршества, пользуясь святымъ пріобщеніемъ, какъ поводомъ къ обильному питанію и разнообразному питью; таковымъ онъ говоритъ: Нѣсть Господскую вечерю ясти: кійждо бо свою вечерю предваряетъ въ снѣденіе, и овъ убо алчетъ, овъ же упивается. Еда бо домовъ не имате, во еже ясти и пити? Или о церкви Божіей нерадите, и срамляете не имущія? Что вамъ реку? Похвалю ли вы о семъ? Не похвалю (1 Кор. 11, 20-23)... Таковымъ-то небреженіемъ къ святой снѣди Апостолъ объясняетъ и посѣщающія ихъ искушенія, поелику они приступали къ святынѣ въ нечистотѣ: отъ того, — говоритъ онъ, — изъ васъ многіе немощны и больны, и не мало усыпающихъ. Аще бо быхомъ себе разсуждали, не быхомъ осуждени были (1 Кор. 11, 30-31). И мы бываемъ повинны предъ Господомъ въ нечестіи, когда безъ надлежащаго приготовленія тѣлеснаго приступаемъ къ общенію съ Его тѣломъ, которое Онъ даровалъ намъ для того, чтобы мы, соединившись съ нимъ, могли входить въ единеніе съ Духомъ Святымъ. Слово Божіе отдало всего Себя тѣлу и, по Евангельскому реченію, стало плотію (Іоан. 1, 14), для того, именно, чтобы мы, неспособные имѣть общеніе съ Нимъ, какъ Словомъ, пріобщились Ему, воспринявшему плоть, содѣлавъ, елико возможно, плоть свою сродной съ духовной плотью и духъ со Святымъ Духомъ, дабы уподобились Христу и содѣлались храмомъ Духа, согласно реченіямъ апостольскимъ: храмъ Божій есте; или не вѣсте, яко тѣлеса ваша храмъ живущаго въ васъ Святаго Духа суть, Его же имате отъ Бога (1 Кор. 3, 16; 6, 19)? Чрезъ соединеніе съ Духомъ мы касаемся и тѣла Христова и, пребывая въ святости, становимся удами Христовыми: Не вѣсте ли, — говорится, — яко телѣса ваша удове Христовы суть? Вземъ ли убо уды Христовы, сотворю уды блуднични? Да не будетъ (1 Кор. 6, 15).

Такъ обстоятельно узаконено было приготовленіе священной пищи, и такъ направлялись къ нашему спасенію древніе оные прообразы. Главу же ѣшьте, — сказано, — съ ногами и со утробою (Исх. 12, 9). Головою обозначается начало явленія къ людямъ, первое пришествіе (Христово), — а ноги указываютъ на конецъ, на второе пришествіе, безъ котораго нельзя вѣрить и первому, поелику на немъ сбылось не все, предреченное пророками; потому-то іудеи и не вѣруютъ въ пришедшаго Христа, думая, что пришедшій въ такомъ видѣ не есть Христосъ, ибо еще не исполнилось все, относящееся къ славному Его пришествію. Итакъ, законъ соединилъ вмѣстѣ главу съ ногами, т. е., первое пришествіе со вторымъ, дабы и въ уничиженно принесенномъ въ жергву Агнцѣ ты позналъ Господа, и могъ узрѣть въ Немъ грядущаго со славою Царя, То и другое предсказалъ пророкъ Исаія; и ты посему не требуй избавленія Іерусалима теперь же, но ожидай его впослѣдствіи. Пріидетъ Сіона ради избавляяй, и отвратитъ нечестіе отъ Іакова (Ис. 59, 20), когда Онъ Самъ спасетъ остатокъ (Рим. 9, 27) народа, имѣющаго обратиться къ Нему; а при первомъ пришествіи Христовомъ, какъ можешь видѣть самъ, исполнилоеь обратное: оставихъ домъ Мой: оставихъ достояніе Мое (Іер. 12, 7); а также: и дамъ лукавыя вмѣсто погребенія его, и богатыя вмѣсто смерти его (Ис. 53, 9). Такимъ образомъ, изреченіе — главу съ ногами — предостерегало іудеевъ, дабы они не отдѣляли уничиженнаго пришествія Господа отъ славнаго и дабы, по невѣрію, не были разлучены отъ общенія съ Нимъ. Сказано еще: и со утробою. Что это значитъ? — то, чтобы вы не смущались однимъ видимымъ, но примѣчали и внутреннее, — не считали Его человѣкомъ наравнѣ съ собою потому только, что Онъ — человѣкъ по тѣлу, но познавали Его духовно и узнали въ Немъ Отца. Пока ты не видишь сокровеннаго внутри и не имѣешь внутренняго общенія съ Нимъ, ты еще не узрѣлъ Христа, помышляя, что Онъ — человѣкъ, а не — Богъ; а Онъ Самъ говоритъ: видѣвый Мене видѣ Отца (Іоан. 14, 9). Слѣдуетъ обратить вниманіе также и на такія слова закона: не оставляйте отъ агнца до утра (Исх. 12, 10). И эти слова объясняетъ намъ Павелъ, говоря, что воспоминаніе о страданіяхъ Господнихъ будетъ совершаться, доколѣ Онъ придетъ (1 Кор. 11, 26): оно совершается столько времени и даруетъ спасеніе совершающимъ, пока не окончится настоящая ночь, и, съ наступленіемъ утра, съ неба не возсіяетъ намъ живой Христосъ, спасая жизнію Своею, какъ нынѣ Онъ спасаетъ смертію, — о чемъ сказано: аще врази бывше примирихомся Богу смертію Сына Его, множае паче примирившеся спасемся въ животѣ Его (Рим. 5, 10). Итакъ, нынѣ мы уже получаемъ спасеніе смертію Христа, а тогда будемъ спасаться и жизнію Его, — вотъ прообразовательное значеніе запрещенія — не оставлять ничего изъ жертвеннаго мяса до утра (Исх. 12, 10). И мы также будемъ тогда живыми и наша нынѣшняя смерть оканчивается; но, въ то время, какъ нынѣ мы спасаемся только чрезъ смерть, тогда мы получимъ спасеніе жизненное. Не земная мудрствуйте, — сказано, — умросте бо, и животъ вамъ сокровенъ есть со Христомъ въ Бозѣ. Егда же Христосъ явится, животъ вашъ, тогда и вы съ Нимъ явитеся во славѣ (Кол. 3, 2-4). Остающееся изъ жертвеннаго мяса предается огню, дабы мы знали, что въ нынѣшнемъ вѣкѣ Христосъ умеръ за грѣхъ однажды, и смерть болѣе не обладаетъ Имъ, но упразднена силою Духа, какъ бы огнемъ, когда жизнь овладѣла знаменемъ смерти. Кость же не сокрушится отъ него (Исх. 12, 46), — сіи слова блаженный Іоаннъ относитъ къ тѣлу Христову, которое было сохранено, потому что голени Его не были перебиты (Іоан. 19, 33); однако же, оныя слова имѣютъ и духовное значеніе, — а именно, что твердость Его осталась несокрушимою, и что тлѣніе не коснулось тѣла Его: ибо оное тѣло покоилосъ на самой прочной и не поколебимой твердынѣ, было устроено не тѣлеснымъ, а Божественнымъ образомъ, было по происхожденію Божіимъ, — почему и не подвержено было человѣческому тлѣнію: Ни плоть Его видѣ истлѣнія (Дѣян. 2, 31).

Уяснивъ теперь себѣ спасительное употребленіе священной снѣди, отложимъ дальнѣйшую рѣчь свою до слѣдующаго раза, и попросимъ себѣ у Господа того, чтó просилъ Давидъ: открый очи мои, и уразумѣю чудеса отъ закона Твоего (Псал. 118, 18). Да не будетъ у насъ чтеніе закона столь несмысленнымъ, какъ у іудеевъ, кои закоснѣли на однихъ только прообразахъ, но да сподобимся, размышляя о Божественныхъ прообразахъ божественно, — да сподобимся познанія и самой святой истины во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, чрезъ Него же и съ Нимъ же слава Отцу со Святымъ Духомъ во вѣки. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Бесѣда эта въ изданіи патрологіи Миня отнесена къ разряду сомнительныхъ, какъ только приписываемая св. Iоанну Златоусту. Содержаніе ея состоитъ въ раскрытіи слѣдующихъ мыслей. — Прообразовательное значеніе пасхи ветхозавѣтной подтвердилось на самомъ дѣлѣ: все относилось къ Христу и исполнилось. — Кто не знаетъ Христа, тотъ не могъ бы объяснить, зачѣмъ были даны повелѣнія о ветхозавѣтной пасхѣ; объясненіе этой мысли. — Весь смыслъ ветхозавѣтной жертвы и заключался въ томъ, что она была прообразомъ истинной жертвы. — Ради пролитой за насъ Iисусомъ Христомъ крови мы получаемъ Духа Святаго. — Дальше идетъ объясненіе тѣхъ подробностей, которыми — какъ символами — было обставлено приготовленіе ветхозавѣтной пасхи, причемъ — свои мысли св. Іоаннъ подтверждаетъ свидѣтельствами Священнаго Писанія и въ частности — апостольскими словами. — Въ заключеніе бесѣды онъ увѣщаваетъ слушателей просить Бога о томъ, чтобы чтеніе закона не было у нихъ такимъ неразумнымъ, какъ у іудеевъ, которые остановились на образахъ, но чтобы они достигли самой истины во Христѣ Іисусѣ.

Печатается по изданію: Творенія иже во святыхъ отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго. – Томъ шестой. – Безплатное приложеніе къ журналу «Русскій паломникъ» за 1916 г. – Издательство П. П. Сойкина, Петроградъ, 1916. – С. 73-80.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0