Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 18 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Iоаннъ Златоустъ († 407 г.)
I. Проповѣди на двунадесятые праздники.

Проповѣди на Святую Пасху.
Бесѣда на Пасху
[1].

Уже засіяли священные лучи свѣта Христова, и взошли ясныя звѣзды чистаго Духа, а царевы власти на небѣ отверзли сокровищницы Божества. Миновала продолжительная и темная ночь, упразднена мрачная смерть, для всѣхъ открыта жизнь, все исполнено неприступнаго свѣта, надъ всѣмъ владычествуетъ Востокъ Востоковъ, и, Рожденный прежде денницы (Псал. 109, 3), передъ всѣми является свѣтлѣе солнца безсмертный и великій Христосъ. Нынѣ насталъ постоянный, нескончаемый и непрестающій для насъ, вѣрныхъ, свѣтлый день, пасха таинственная, прообразовательно праздновавшаяся въ то время, когда владычествовалъ законъ, пасха — досточудное дѣло величія и силы Божіей.

Воистину, это торжество — во вѣки живой памятникъ! изъ страсти произникло безстрастіе, изъ смерти — безсмертіе, изъ умерщвленія — возрожденіе, изъ уязвленія — врачеваніе, изъ паденія — возстаніе, изъ нисхожденія — восхожденіе. Такъ Господь совершаетъ великое! Такъ, изъ невозможнаго Онъ творитъ нечаемое нами, дабы мы уразумѣли, что для Его изволенія все возможно (Матѳ. 19, 26). Поэтому, если въ законѣ учреждаются оные прообразы, если ангелъ предвозвѣщаетъ великое явленіе великаго Царя, если тамъ истина преднаписуется тѣми событіями, при коихъ умерло множество первенцевъ египетскихъ, а израильтяне были спасены таинственною кровью, то все это — только тѣнь будущаго: сбытіе прообразовъ и исполненіе видѣній — у насъ: вмѣсто тѣни, у насъ — сама всесовершенная и непреложная истина. Тамъ вземлется агнецъ изъ стада, здѣсь — Агнецъ сходитъ съ небесъ; тамъ видъ крови временно избавлялъ отъ опасности, здѣсь — Само Слово, сосудъ, исполненный Божественной крови и Духа; тамъ — овенъ изъ стада овчаго, здѣсь вмѣсто овна — Самъ Пастырь, яко овча на заколеніе ведомый (Ис. 53, 7). Вотъ, какъ оными событіями предвозвѣщалось совершенное спасеніе. Одни только образы, и тѣ служили во спасеніе. Итакъ, да радуются небеса небесъ (Псал. 148, 4), какъ восклицаетъ Духъ Божій, проповѣдуя славу Господню; да празднуютъ на небееахъ ангелы и архангелы; да торжествуютъ и всѣ силы небесныя, видя во плоти приходящаго ходатаемъ Самого Владыку горнихъ воинствъ; да ликовствуютъ хоры звѣздъ, являя Того, Кто возшелъ прежде денницы; да торжествуетъ и воздухъ, безмѣрно простирающійся въ глубину и въ широту; да празднуютъ и воды морскія, сподобившіяся священнаго шествованія по онымъ, да радуется и земля, омовенная Божественною кровію; да веселится и всякая человѣческая душа, возрождениая воскресеніемъ Христовымъ. Пасха — это общее для всѣхъ торжество, ради совершенія воли Отца Небеснаго, ниспосланія въ міръ Христа, Божественнаго Востока на землю; это — вѣчное радованіе ангеловъ и архангеловъ, жизнь безсмертная для всей вселенной и смертоносная для смерти, нетлѣнное блаженство человѣковъ на небесахъ, священное торжество исполненія древнихъ и новыхъ таинствъ, зримыхъ на небесахъ и на землѣ, созерцаемыхъ съ священнымъ разумѣніемъ. Вотъ, что можно вообще сказать о настоящемъ торжествѣ, о всенародно чтимомъ праздникѣ пасхи. Вкусимъ же и мы оной мысленной пасхи, пріобщаясь не земного, но небеснаго, съ духовнымъ гореніемъ, какъ и Христосъ, желаніемъ возжелѣлъ ѣсть съ нами пасху (Лук. 22, 15). Пріобщимся и мы къ слову, какъ бы къ пиршеству, и кротко побесѣдуемъ сперва о томъ, что предписывалось закономъ пасхальнымъ, и какъ исполнялся оный, и почему законъ былъ данъ по исходѣ израильтянъ изъ Египта; далѣе, скажемъ и о томъ, какая цѣль учрежденія пасхи, и что это — за таинство, всячески и все превышающее — святая пасха.

И первѣе всего, для болѣе обстоятельнаго и успѣшнаго разсмотрѣнія предмета съ возможною ясностью, припомнимъ самыя слова Писанія Священнаго: Рече же Господь къ Моисею и Аарону въ земли Египетстѣй, глаголя: мѣсяцъ сей вамъ начало мѣсяцей, первый въ мѣсяцѣхъ лѣта. Рцы ко всему сонму сыновъ Израилевыхъ, глаголя: въ десятый день мѣсяца сего да возметъ кійждо овча по домамъ отечествъ, кійждо овча по дому. Аще же мало ихъ есть въ дому, яко не довольнымъ быти на овча, да возметъ съ собою сосѣда ближняго своего по числу душъ: кійждо довольное себѣ сочтетъ на овча. Овча совершенно, мужескъ полъ, непорочно и единолѣтно будетъ вамъ, отъ агнецъ и отъ козлищъ пріимете. И будетъ вамъ соблюдено даже до четвертагонадесять дне мѣсяца сего: и заколютъ то все множество собора сыновъ Израилевыхъ къ вечеру. И пріимутъ отъ крове, и помажутъ на обою подвою, и на прагахъ въ домѣхъ, въ нихъ же снѣдятъ тое. И снѣдятъ мяса въ нощи той печена огнемъ, и опрѣсноки съ горькимъ зеліемъ снѣдятъ. Не снѣсте отъ нихъ сурово, ниже варено въ водѣ, но печеное огнемъ, главу съ ногами и со утробою. Не оставите отъ него до утрія, и кости не сокрушите отъ него: останки же отъ него до утра, огнемъ сожжете. Сице же снѣсте е: чресла ваша препоясана, и сапози ваши на ногахъ вашихъ, и жезлы ваши въ рукахъ вашихъ: и снѣсте е со тщаніемъ: пасха есть Господня. И пройду землю Египетскую сея нощи, и убію всякаго первенца въ земли Египетстѣй, и во всѣхъ бозѣхъ египетскихъ сотворю отмщеніе: Азъ Господь. И будетъ кровь... и покрыю вы, и не будетъ въ васъ язвы, еже погибнути, егда поражу землю Египетскую. И будетъ вамъ день сей въ память вѣчную: празднуйте его. Седмь дней опрѣсноки ядите (Исх. 12, 1-15). И опять сказалъ Господь къ Моисею и Аарону: сей законъ пасхи: всякъ иноплеменникъ да не ястъ отъ нея: и всякаго раба или купленаго обрѣжеши его, и тогда да ястъ отъ нея. Въ дому единомъ да снѣстся: и не изнесите мясъ вонъ изъ дому, и кости не сокрушите отъ него. Весь сонмъ сыновъ Израилевыхъ сотворитъ сіе. Всякъ необрѣзаный да не ястъ отъ нея. Законъ единъ да будетъ тоя земли жителю, и пришельцу пришедшему въ васъ (Исх. 12, 43-44. 46-49). Вотъ, въ какихъ чертахъ въ словѣ Божіемъ таинственно предначертано наше священное торжество. Итакъ, внимательно и съ возможною полнотою разсмотримъ только что прочитанныя слова и, напутствуемые вашими молитвами, проникнемъ въ глубокую тайну Писанія, не извращая, конечно, истины написаннаго, но изъясняя подлинный смыслъ того, что облечено въ указанные здѣсь образы (ибо и скинію устроить заповѣдалъ Духъ Божій Моисею, изрекши такъ: какъ покажу Я тебѣ, такъ ты и устрой ее). Что созерцаемъ мы при помощи разныхъ прообразовъ, то должно — разумѣть — таинственно, — именно, — какъ первообразъ и подлинникъ сбывающагося на нашихъ глазахъ.

Первоначально мы уяснимъ себѣ, какой это мѣсяцъ есть начало мѣсяцевъ, и почему пасхальный мѣсяцъ является первымъ среди мѣсяцевъ года? Затѣмъ скажемъ о томъ, что это за агнецъ, выбираемый въ десятый день мѣсяца, — агнецъ безъ порока, мужескаго пола, однолѣтній? кто это — ближайшій сосѣдъ, приглашаемый въ домъ для снѣденія пасхи? для чего это агнецъ хранится до четырнадцатаго дня и закалается къ вечеру, — закалается, притомъ, всѣмъ собраніемъ общества израильскаго? что обозначаетъ кровь на обоихъ косякахъ и на перекладинѣ? почему вкушаютъ мясо ночью, и притомъ испеченнымъ на огнѣ, а не сырымъ, или свареннымъ въ водѣ? для чего ѣдятъ голову съ ногами и внутренностями и не сокрушаютъ при этомъ костей? что такое — прѣсный хлѣбъ и горькія травы, и для чего это надлежитъ вкушать пасху съ поспѣшностію? Что это такое — за чресла, кои должны быть препоясаны, и что это — за обувь на ногахъ и посохи въ рукахъ? Вообще, что обозначаетъ оная пасха Господня, и почему кровь агнца пасхальнаго для тѣхъ домовъ, на коихъ она была, имѣла такую великую силу, что Господь говоритъ о ней: увижу кровь и пройду мимо васъ, и не будетъ между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую? Зачѣмъ это заповѣдано было семь дней ѣсть прѣсный хлѣбъ, а иноплеменнику не дозволялось вкушать пасхи? Что это значитъ повелѣніе ѣсть пасху въ одномъ дому и не выносить мяса вонъ изъ дома, — костей ея не сокрушать и никому изъ необрѣзанныхъ не ѣсть ея, а также совершать ее всему обществу Израилеву? Какое это — общество? Одинъ да будетъ законъ и для природнаго жителя и для пришельца, поселившагося между вами: для тѣхъ и другихъ — одинъ и тотъ же законъ. Вотъ — прообразы и символы таинственные, у израильтянъ видимо наблюдавшіеся, а у насъ духовно сбывающіеся. Сказавъ нѣсколько объ этомъ, мы такимъ путемъ достигнемъ сущности таинъ: что разумѣть о пришествіи Христовомъ послѣ закона? для чего Христосъ явился и именно — во плоти? что это — за пасха, которую Онъ желалъ ѣсть съ нами? отчего Онъ, однимъ словомъ воскрешавшій мертвецовъ, не уничтожилъ смерти совершенно, оставшись живымъ, и для чего Онъ Самъ претерпѣлъ смерть, притомъ крестную? что обозначаютъ терновый вѣнецъ, коимъ Онъ былъ увѣнчанъ, а также оцетъ и желчь, которые Онъ вкушалъ? что знаменуется прободеніемъ ребра, изъ коего истекли кровь и вода? зачѣмъ Онъ молился, дабы миновала Его чаша, которую Онъ имѣлъ испитъ до конца? кто — эти, распятые вмѣстѣ съ Господомъ, разбойники, и какой изъ нихъ — въ раю? почему духъ Христовъ предается въ руки Отца, а тѣло полагается въ новомъ гробѣ? Что обозначаютъ слова Іисуса: со Мною будеши въ раи (Лук. 23, 43) примѣнительно къ настоящему положенію? что знаменуютъ три дня, проведенные Господомъ подъ землею? Почему раньше всѣхъ видятъ Іисуса воскресшаго жены, и ангелъ приноситъ имъ благую вѣсть: радуйтеся (Матѳ. 28, 9)? Вотъ — наша пища во время священнаго торжества! Вотъ — трапеза духовная! Вотъ — безсмертная снѣдь и наслажденіе!

Вкусивъ хлѣба небеснаго и испивъ чашу веселія, кипящую и пламенѣющую (поелику кровь согрѣта свыше пламеннымъ дуновеніемъ), перейдемъ къ самому слову и сперва покажемъ, каковъ былъ законъ (ветхозавѣтный), и что это за домостроительство подзаконное, — и изъ этого сопоставленія мы уразумѣемъ, что такое — слово и что такое — свобода слова. Данный чрезъ Моисея законъ есть сочетаніе различиыхъ потребныхъ наставленій, общеполезное указаніе всего нужнаго для жизни, таинственное подобіе устроенія жизни небесной (свѣтильники и свѣщи, огонь и свѣтъ это — отблескъ небеснаго свѣта) есть прообразъ благочестія и пособіе въ благоустроеніи жизни, узда для грѣховнаго зачатка и предуказаніе на грядущую истину. Данный чрезъ Моисея законъ есть начертанное перстомъ Божіимъ (поелику въ противномъ случаѣ сохранялась бы высокая рука) наказаніе египетскаго нечестія, есть училище благочестія, вождь къ праведности, свѣтильникъ для слѣпыхъ, вразумитель младенцевъ, узы для согрѣшающихъ, узда для жестокосердыхъ, удила для замышляющихъ худое. Данный Моисеемъ законъ есть воспитаніе мудрецовъ, упражненіе въ неотложныхъ дѣлахъ, училище для познанія вселенной, есть образное и не вполнѣ ясное сокращеніе грядущей благодати, прообразами говорящее объ исполненіи будущей истины, жертвами — о святѣйшей Жертвѣ, кровью — о крови Христовой, агнцемъ — объ Агнцѣ Божіемъ, голубицею — о небесномъ голубѣ, жертвенникомъ — о Первосвященникѣ, храмомъ — о домѣ Божества, жертвеннымъ огнемъ, вообще о свѣтѣ, свыше озаряющемъ вселенную. Теперь уяснимъ себѣ таинственный смыслъ закона.

Итакъ, прежде всего, надлежало, чтобы законъ данъ былъ, именно, по выходѣ евреевъ изъ Египта, дабы уничтожить зло въ душѣ, совершенно погрузившейся въ плоть, — дабы въ сердцѣ, настроенномъ по-египетски, какъ бы плугомъ искоренить заросшіе терніемъ внутренніе помыслы, — дабы въ глубинѣ души провести борозды и обновить ее для воспріятія небеснаго слова Божія. Потому-то Духъ Божій и взываетъ: поновите себѣ поля, и не сѣйте на терніи (Іер. 4, 3); потому-то начало пасхи таинственно полагается раньше всего въ Египтѣ; Пасха это — первое пораженіе тьмы идольскаго служенія, это — таинственное посѣченіе нечестиваго идольскаго безумія, законное попраніе (ночное) первородныхъ сѣмянъ прельщенія. Въ Египтѣ, какъ извѣстно, происходило избіеніе первенцевъ, и всѣ новорожденные младенцы умирали, и это для того, чтобы жестокосердый фараонъ, не вразумлявшійся первыми казнями, вразумился хотя бы послѣднею, а израильтяне столь дивно были спасены, и Богъ прославился во всемъ. Египтяне во множествѣ подвергались казнямъ, а израильтяне торжествовали пасху, которая потому и именуется пасхой въ празднествѣ Господнемъ, и въ которой было сокрыто много священныхъ таинъ человѣколюбія Божія. Смыслъ же всего этого таковъ: Египетъ это — великій и мрачный образъ темнаго и глубокаго нечестія; именно, здѣсь появились первые зачатки того прельщенія, въ силу коего почитали за боговъ и боготворили тельцовъ и рыбъ, звѣрей и птицъ и всѣхъ подобнаго рода живыхъ существъ. Потому-то, когда съ небесъ открылся праведный гнѣвъ и всю землю объяло великое смятеніе, то прежде всего попирается суевѣрная и безумная идольская прелесть, какъ и сказано: во всѣхъ бозѣхъ египетскихъ сотворю отмщеніе: Азъ Господь (Исх. 12, 12). Казни подвергались всѣ перворожденные, ибо у египтянъ, кои приписывали себѣ самую глубокую древность, совершалось идолослуженіе съ самыхъ отдаленныхъ временъ. Казнь происходила среди ночной тьмы, поелику были темны, печальны, непріятны и беззвучны требища нечистыхъ дѣлъ и демоновъ. И дамъ, сказано, чудеса на небеси горѣ, и знаменія на земли низу, кровь, и огнь, и куреніе дыма: солнце обратится во тьму, и луна въ кровь, прежде неже пріити дню Господню великому и просвѣщенному (Іоил. 2, 30-31). Для чего вамъ этотъ день Господень? Онъ — тьма, а не свѣтъ. — Тоже, какъ если бы кто убѣжалъ отъ льва и попался бы ему навстрѣчу медвѣдь, или если бы пришелъ домой и оперся рукою о стѣну, и змѣя ужалила бы его. Тако будетъ день Господень тьма, и нѣсть свѣтъ въ немъ (Амос. 5, 18-20). А кровь является знаменіемъ печати Христовой и есть мое таинство. Самъ по себѣ знакъ не обозначалъ истины, а лишь предуказывалъ на имѣющую наступить истину: ибо всѣхъ тѣхъ, у кого есть знакъ крови на душѣ его, подобно тому, какъ и тѣхъ, у кого на жилищахъ было помазаніе кровью, согласно предписанію закона, — всѣхъ тѣхъ миновала губительная казнь, о чемъ и было сказано: на какихъ домахъ Я увижу кровь, и пройду мимо васъ, и не будетъ между вами язвы губительной, когда буду поражать землю египетскую (Исх. 12, 13). Такимъ образомъ кровь у евреевъ была знакомъ предохранительнымъ для ихъ жилищъ и душъ; и поелику вѣрою душа уготовляется въ святолѣпное жилище для Духа Божія, то этотъ знакъ и спасаетъ вѣрующихъ. Вотъ — таинственное знаменованіе пасхи для вселенной!

Насколько будемъ въ состояніи, уяснимъ себѣ теперь и подробности, на каковыя ты обрати свое вниманіе. Конечно, что здѣсь есть непреложная истина, то вѣдомо Богу-Слову, учредившему пасху чрезъ Себя Самого и для Себя Самого; намъ же, какъ земнороднымъ, да будетъ оказано милосердіе въ случаѣ, если относительно чего-либо мы и погрѣшимъ. Возвращаясь къ сказанному ранѣе, мы уяснимъ сперва оныя слова: мѣсяцъ начало мѣсяцевъ. Почему это мѣсяцъ пасхальный есть первый среди мѣсяцевъ года? Древнее еврейское преданіе гласитъ, что этотъ мѣсяцъ есть то время, когда Владыка временъ и Создатель Богъ только что сотворилъ весь міръ: то былъ первый цвѣтъ созданія, красота вселенной, когда Самъ Создатель мысленно созерцалъ все благолѣпіе, стройно движущееся и состоящее въ дивномъ строеніи небесъ, благопріятномъ сочетаніи временъ года, въ правильномъ теченіи солнечномъ, въ скоромъ прозябеніи растеній, въ цвѣтистыхъ побѣгахъ деревьевъ, въ нарождающихся поколѣніяхъ стадъ. Это было время, когда вся земля зеленѣетъ, деревья цвѣтутъ и готовятся къ плодоношенію, когда земледѣлецъ даетъ отдыхъ и сохѣ, отвязавъ отъ нея ярмо, и, бросивъ въ землю плоды, ожидаетъ свыше небесныхъ дождей, — когда и пастухъ собираетъ густое молоко, и пчела вылѣпливаетъ изъ воска сладкіе соты, и морякъ съ смѣлыми замыслами отважно пускается въ морской путь. Это — время всеобщаго единенія и совершеннаго благоустройства, какъ бы благодатное время, есть весна во всей своей красотѣ, есть первый начатокъ времени. И я полагаю, вѣрю и даже не сомнѣваюсь, что начальнымъ и главнымъ мѣсяцемъ, вождемъ всякаго времени дóлжно почитать, именно, тотъ пасхальныый мѣсяцъ, во время коего совершалось и священнодѣйствовалось оное великое таинство, такъ что какъ Господь отъ начала есть перворожденный Первенецъ всего невидимаго и мыслимаго, такъ и этотъ мѣсяцъ (по значенію священнаго торжества) сталъ первымъ мѣсяцемъ въ году и начаткомъ вообще всякаго времени. Это есть именно то лѣто, о которомъ въ Священномъ Писаніи сказано: проповѣдати лѣто Господне пріятно (Лук. 4, 19). Овца есть священная жертва, ибо и Самъ Господь, по реченному, яко овча на заколеніе ведеся, и яко агнецъ прямо стригущему его безгласенъ (Дѣян. 8, 32); или, какъ сказано у Іоанна: се Агнецъ Божій, вземляй грѣхи міра (Іоан. 1, 29). Агнецъ долженъ быть однолѣтній и непорочный (непорочный агнецъ — тотъ, который считается таковымъ на землѣ); а годъ, считаясь мѣрою времени на землѣ, производя кругъ и возвращаясь къ самому себѣ, этимъ круговымъ движеніемъ и обращеніемъ въ самого себя уподобляется безмѣрной вѣчности. Великій прообразовательный смыслъ заключается и въ томъ, что агнецъ берется въ 10 день мѣсяца. Предшествовавшее Евангелію время было заполнено закономъ; а главнѣйшее ученіе въ законѣ есть десятословіе; и вотъ, именно послѣ десяти заповѣдей закона является въ міръ таинственный Агнецъ съ небесъ. Агнецъ (ветхозавѣтный) хранился по закону въ теченіе нѣсколькихъ промежуточныхь дней: этимъ въ Писаніи знаменуется время пребыванія Спасителя во плоти до крестныхъ страданій и заключенія Его подъ стражею въ домѣ архіерейскомъ. Приглашаемый къ ядѣнію агнца ближній, сосѣдъ, — это я: поелику ты, Израиль, не вмѣстилъ въ себѣ Агнца Христа. Далѣе, агнецъ закалается къ вечеру, ибо и священный Агнецъ (Христосъ) умерщвляется также при закатѣ солнца. Агнца закалаетъ все многочисленное собраніе общества израильскаго: поелику всѣ израильтяне своимъ невѣріемъ приняли на себя вину за оную драгоцѣнную кровь Христову, — всѣ израильтяне, тогда распинавшіе Христа и поднесь не познавшіе его; потому-то противъ нихъ и было сказано Духомъ Божіимъ: руки ваша исполнены крове (Исх. 1, 15). Перекладина, помазанная кровію, это — Церковь; два косяка это — два народа, ибо Спаситель не ограничился тѣмъ, что сперва послалъ апостоловъ къ тебѣ, Израиль; а говорилъ: нѣсмь посланъ къ вамъ, но ко овцамъ погибшимъ дому Израилева (Матѳ. 15, 24). Подобно псу, я сидѣлъ возлѣ чужой трапезы и не смѣлъ ѣсть хлѣба, а только питался крошками, падающими съ чужого стола; когда же ты не принялъ манны небесной, то черезъ вѣру я перенесъ хлѣбъ къ себѣ и, вмѣсто пса ставъ уже сыномъ, вкушаю мясо. И предъ дивнымъ сіяніемъ Тѣла Христова померкъ свѣтъ вселенной. Пріимите, ядите: сіе естъ Тѣло Мое (Матѳ. 26, 26).

Мясо должно быть испеченное на огнѣ, ибо умосозерцаемое Тѣло Христово есть огонь: Огня пріидохъ воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгорѣся (Лук. 12, 49)? Мясо — не сырое, дабы и слово было удобопріемлемое, сладостное и спасительное; мясо — не сваренное въ водѣ, дабы слово не было водянистымъ, расплывчатымъ и не имѣющимъ силы. Главу съ ногами и со утробою. Это обозначаетъ начало, средину и конецъ: ибо Христосъ все объемлетъ, содержитъ и соединяетъ въ Себѣ несокрушимыми узами, содѣлавшись воистину посредникомъ между Богомъ и человѣками (1 Тим. 2, 5). Главу съ ногами и внутренностями. Высота, глубина и широта (Ефес. 3, 18) вотъ — основанія земли. Кости не сокрушите отъ него (Исх. 12, 46), — въ удостовѣреніе того, что воскресеніе Христово послѣдовало съ плотію. Принеси, — сказано, — персты твои въ язвы гвоздинныя (Іоан. 20, 27. 25), дабы знать, яко духъ плоти и кости не имать (Лук. 24, 39). Опрѣсноки заповѣдано вкушать съ горькими травами, ибо онѣ непріятны на вкусъ твой и знаменуютъ собою горькія дѣла. Земля ваша пуста, гради ваши огнемъ пожжени, страну вашу предъ вами чуждіи поядаютъ, и опустѣ низвращена отъ людей чуждихъ (Исх. 1, 7). Снѣсте пасху со тщаніемъ (Исх. 12, 11): это значитъ, что всякій, имѣющій приступить къ оному тѣлу, долженъ быть чистымъ и трезвеннымъ. Чресла ваша препоясана, т. е., должны быть устранены всѣ естественныя преграды — плотскія похоти и нечистыя наслажденія. Сапози ваши на ногахъ вашихъ, — это для того, чтобы стопы ваши были правыя, чтобы вы ходили прямо ногами своими, утверждаясь въ истинѣ (Ефес. 6, 15; Евр. 12, 13). Сандаліи ваши, которыя Моисей развязалъ, а Христосъ подвязалъ, должны быть на ногахъ вашихъ. Иззуй, — сказано, — сапоги отъ ногъ твоихъ (Исх. 3, 5): этимъ указывается на временное значеніе закона; Ему же нѣсмь достоинъ отрѣшити ремень сапогу Его (Лук. 3, 16): этимъ показано всеобщее значеніе заключеннаго Христомъ завѣта, Жезлы ваши въ рукахъ вашихъ: это обозначаетъ силу Божественную, опору твердости въ мысляхъ. Жезлъ Моисеевъ, жезлъ Аароновъ, жезлъ миндальный, жезлъ, разсѣкающій глубины морскія, жезлъ, услаждающій горечь водъ, жезлъ, на коемъ почіютъ семь святыхъ даровъ Духа Божія: духъ премудрости и разума, духъ совѣта и крѣпости, духъ вѣдѣнія и благочестія, духъ страха Божія исполнитъ Его (Исх. 11, 12). Вотъ — пасха, Господня пасха! возгласилъ Духъ Божій: ибо она не есть только помыслъ воображенія и не — тѣнь, но воистину пасха Господня. Кровь есть знаменіе, именно знаменіе грядущей истины, прообразъ Духа истиннаго, подражаніе великому помазанію. И узрю кровь, и покрыю вы. Воистину, Іисусе, Ты избавилъ насъ отъ великой гибели, простерши отеческія длани, и покрывъ насъ крылами Своими; Ты пролилъ Свою Божественную кровь на землѣ и совершилъ спасеніе наше, запечатлѣвъ оное кровію Своею по милосердію Твоему; Ты отгналъ отъ насъ праведный гнѣвъ и возстановилъ для насъ оный древній миръ. Послѣ сего пусть іудеи вкушаютъ опрѣсночный хлѣбъ въ теченіе семи дней и наблюдаютъ здѣсь седмеричное время, употребляя пищу земную, предписанную закономъ земнымъ: наша пасха есть жертва Христова, у насъ есть новое тѣло для Его священнаго смѣшенія (1 Кор. 5, 7-8), — дабы, совершенно заквасившись наивысшею силою, мы могли соединиться съ Духомъ Его. Даже самое царство небесное заквашено для меня смѣшанной закваской, сообразно тремъ мѣрамъ пшеничной муки (Матѳ. 13, 21). Въ этомъ и состоитъ пасха. Пришлецъ да не ястъ. Я не метаю бисера предъ свиніями и не даю святаго псамъ (Матѳ. 7, 6); и, кто прежде работалъ грѣху, тотъ пусть сперва обрѣжетъ сердце, освободится отъ горькаго рабства, а затѣмъ достойно приступаетъ къ таинству: тогда онъ будетъ вкушать пасху, какъ свободный, поелику Христосъ ны искулилъ есть отъ клятвы законныя, бывъ по насъ клятва (Гал. 3, 13). Въ дому единомъ да снѣстся, и не изнесите мясъ вонъ изъ дому (Исх. 12, 46). Есть одно собраніе и одинъ домъ; это — Церковь, въ которой предлагается въ снѣдь святое Тѣло Христово; и потому изъ единаго дома Церкви тѣло не выносится наружу, а кто вкушаетъ его въ иномъ мѣстѣ, тотъ, какъ нечестивецъ и тать, подлежитъ наказанію. Законъ единъ будетъ свободному и пришельцу. Гдѣ есть Христосъ, тамъ для всѣхъ — свобода (2 Кор. 3, 17), равенство, одинъ законъ: ибо всѣ куплены драгоцѣнною кровію Его (1 Кор. 6, 20). Посему ты уже не — рабъ (Гал. 4, 7), ты уже не — іудей, а свободный, ибо всѣ мы освобождены во Христѣ.

Послѣ этихъ прообразовъ и ветхозавѣтнаго строительства ты обрати вниманіе на домостроительство Христово по пришествіи Его на землю. Что такое пришествіе Христа? Это спасеніе отъ рабства, избавлеше отъ древней тяготы, усыновленіе насъ Богу, источникъ прощенія грѣховъ, воистину нескончаемая жизнь для всѣхъ. Видя съ небесъ, что мы подвержены смерти, окованы узами тлѣнія, течемъ по неизбѣжному и безповоротному пути, Слово Божіе, явившись и принявъ на Себя, согласно изначальному опредѣленію въ совѣтѣ Отчемъ, образъ, не поручило служеніе для насъ архангеламъ, но Само вступило въ подвигъ за насъ, повинуясь велѣніямъ Отца. Поелику чистый Духъ Божій ни для кого не былъ доступенъ и не всѣ могли воспринять непосредственное вѣяніе Его, то Онъ Самъ (Іисусъ), по благому изволенію, явился именно такимъ, какимъ восхотѣлъ, не умаляя и не ухудшая Себя, не утрачивая славы и, по избытку Отеческаго всемогущества, не лишаясь того, что Онъ имѣлъ, но присоединяя еще и то, чего у Него не было. Христосъ явился такимъ, какимъ могли воспринять Его. И поелику потребно было какое-либо вмѣстилище для Духа Божія, дабы люди стали участниками человѣческаго естества и существа, то, очистивъ, отдѣливъ и отринувъ то, что было нечисто и непотребно, а чистое, ясное и свѣтлое возжегши, озаривъ и освѣтивъ, содѣлавъ нѣкоторымъ храмомъ и воспитавъ въ чистотѣ и какъ бы возведши до высоты ангельской, Онъ тѣлесно воспринялъ на Себя человѣческій образъ, имѣя происхожденіе духовное (востокъ), а видъ принявъ на Себя человѣческій. Поэтому въ Священномъ Писаніи весьма таинственно говорится о Христѣ: Се мужъ, востокъ имя Ему (Зах. 6, 12), именно востокъ какъ бы по духу, а мужъ по тѣлу, поелику сказано: Духъ Святый найдетъ на Тя, и сила Вышняго осѣнитъ Тя, тѣмъ же и рождаемое свято наречется Сынъ Вышняго (Лук. 1, 35). Происхожденіе Его было дивно и Божественно; потому-то и Самъ Духъ Божій удивился, говоря: Родъ же Его кто исповѣсть (Ис. 53, 8)? Извѣстны четыре особыя наименованія Божественности, наиболѣе подходящія въ томъ случаѣ, когда говорится о Духѣ: это — господство, Божественность, сыновство и вѣчное царство. И гляди, не удостоился ли Христосъ получить эти добродѣтели и славу. И прежде всего обрати вниманіе: Онъ есть Господь. Рече Господь Господеви Моему: сѣди одесную Мене (Псал. 109, 1). Видишь-ли, что Онъ есть Господь отъ Господа? Смотри: Христосъ есть и Сынъ Его. Той призоветъ мя: Отецъ Мой, и Азъ первенца положу Его (Псал. 88, 27-28); Сынъ Мой еси Ты, Азъ днесь, родихъ Тя. Проси отъ Мене, и дамъ Ти языки достояніе Твое (Псал. 2, 7-8). Видишь-ли, что Онъ есть Сынъ Единородный и Перворожденный? Но смотри далѣе: Онъ есть и Богъ. Мужи высоцыи къ Тебѣ прейдутъ, и въ Тебѣ помолятся, и въ Тебѣ поклонятся, и въ слѣдъ Тебѣ пойдутъ связани узами ручными. Ты бо еси Богъ, зане въ Тебѣ Богъ есть (Ис. 45, 14-15). Замѣчаешь-ли, что Онъ есть Богъ? Но гляди: Онъ есть и Царь вѣковъ. Престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка: жезлъ правости, жезлъ царствія Твоего. Возлюбилъ еси правду, и возненавидѣлъ еси беззаконіе: сего ради помаза Тя Боже Богъ Твой елеемъ радости паче причастникъ Твоихъ (Псал. 41, 7-8). Видишь-ли, что Христосъ есть Царь? Обрати вниманіе и на то, что Онъ, будучи Царемъ, есть и Господь силъ. Возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вѣчная: и внидетъ Царь славы. Кто есть сей Царь славы? Господь силъ, Той есть Царь славы (Псал. 23, 7-10). Видишь-ли, что Онъ, будучи Царемъ, есть вмѣстѣ съ тѣмъ и Господь силъ? А изъ послѣдующихъ словъ ты увидишь, что Онъ былъ и вѣчнымъ Первосвященникомъ. Клятся Господь, и не раскается: Ты іерей во вѣкъ (Псал. 109, 4). Итакъ, если Онъ есть Господь, Богъ, Сынъ, Царь, Господь силъ и вѣчный Первосвященникъ, то, по Своему изволенію, Онъ есть и человѣкъ. Кто познаетъ Его? Не подлежитъ сомнѣнію, что по виду Онъ есть человѣкъ, а предвѣчно есть Богъ. Но, дабы кому либо не показалось, что Онъ есть случайный и неимѣющій происхожденія призракъ, или явившійся на землѣ духъ, — обрати вниманіе на то, что Онъ былъ и Младенцемъ. Слышите убо доме Давидовъ: еда мало вамъ есть трудъ даяти человѣкомъ, и како даете Господеви трудъ. Сего ради дастъ Господь Самъ вамъ знаменіе: се Дѣва во чревѣ зачнетъ, и родитъ сына, и наречеши имя ему Еммануилъ (Ис. 7, 13-14). И восхотятъ, да быша огнемъ сожжени были. Яко отроча родися намъ, его же начальство на рамѣ его: и нарицается имя Его: велика совѣта ангелъ, чуденъ совѣтникъ, Богъ крѣпкій, князь мира, Отецъ будущаго вѣка (Ис. 9, 5-6). Непреложно, что сей великій Іисусъ явился къ намъ, какъ Богъ и человѣкъ; и въ этомъ никто не долженъ сомнѣваться. Владыка вмѣстился въ человѣческомъ тѣлѣ. Подобно сему и Адамъ принялъ первое таинственное дыханіе Отца на землѣ, самъ будучи перстію (ибо Духу Божію не причиняетъ вреда соединеніе Его съ тѣломъ); и если первозданная персть вмѣстила въ себѣ священнаго Духа, то одушевленное тѣло вмѣщаетъ въ себѣ безсмертную жизнь Христову. Посему, когда бы только Духъ вселился въ того, кто былъ порабощенъ грѣху и смерти, то излишне было бы великое явленіе тѣла въ томъ случаѣ, если бы не были побѣждены оные грѣхъ и смерть; но подобало, чтобы и грѣхъ былъ упраздненъ. Итакъ, Христосъ беззаконія не сотвори, ниже обрѣтеся лесть во устѣхъ Его (Ис. 53, 9); потому Онъ первоначально облекся въ это немощное смертное тѣло, согласно реченію о Немъ Духа Божія: Нѣсть вида Ему, ниже славы: и видѣхомъ Его, и не имяше вида, ниже доброты: но видъ Его безчестенъ, умаленъ паче всѣхъ сыновъ человѣческихъ (Ис. 53, 2). Въ подобіи плоти грѣха Онъ, безгрѣшный, осудилъ грѣхъ (Римл. 8, 3), показавъ, что во врачѣ имѣютъ нужду не здоровые, но больные (Матѳ. 9, 12). Онъ врачуетъ наши немощныя тѣла, особенно же всемогущею Своею силою исцѣляетъ недуги душевные, дабы исполнилось предреченное: Азъ Господь Богъ призвахъ тя въ правдѣ, и удержу за руку десную твою, и укрѣплю тя въ завѣтъ рода Моего, во свѣтъ языковъ, отверсти очи слѣпыхъ, извести отъ узъ связанныя во тьмѣ. Азъ Господь Богъ, сіе Мое есть имя... Услышите, глусіи, словеса книги. И сѣдящимъ во тьмѣ свѣтъ возсія. Тогда вскочитъ хромый, яко елень, и ясенъ будетъ языкъ гугнивыхъ (Ис, 42, 6-8. 18; 29. 18; 35. 5-6). А когда зло въ частяхъ своихъ было упразднено, то былъ пораженъ и послѣдній врагъ — смерть.

Вотъ какова была пасха, которую Іисусъ возжелалъ принести за насъ, страданіями Своими избавившій насъ отъ страстей, смертію побѣдившій смерть и видимою снѣдію даровавшій намъ безсмертную жизнь. Вотъ — спасительное возжелѣніе (Лук. 22, 15) Христа и высочайшая духовная любовь Его — предложить образы и преподать святое тѣло вѣрующимъ въ Него. Пріимите, ядите, сіе есть тѣло Мое. Пійте отъ нея: сія есть кровь Моя новаго завѣта, яже за многія изливаемая во оставленіе грѣховъ (Матѳ. 26, 26-28). Потому то Христосъ не столько желаетъ вмѣстѣ ѣсть, сколько страдать, дабы чрезъ вкушеніе мы избавились отъ страданій; потому-то, вмѣсто онаго древа райскаго, Онъ водрузилъ древо крестное и, пригвоздивъ на немъ длани, способствовавшія древле грѣхопаденію прародителя нашего, тѣмъ показалъ, что все средоточіе истинной жизни заключается въ Немъ. Ты, Израиль, не могъ вкушать пасху Христову, а мы съ полнымъ разумѣніемъ духовно вкусили и, вкусивъ, не умираемъ. Это древо (крестное) служитъ вѣчному спасенію моему; въ немъ заключается мое питаніе и пища, въ корняхъ его я имѣю для себя твердыню; вмѣстѣ съ вѣтвями онаго древа распространяюсь и я, и живу самымъ духомъ его; какъ-бы воздухомъ; подъ тѣнью сего древа я устроилъ себѣ скинію и спасаюсь здѣсь отъ нестерпимаго зноя, находя себѣ прохладу и покой; я свободно пользуюсь его плодами и безпрепятственно вкушаю плоды, сохраненные для меня изначала. Это — снѣдь для утоленія моей алчбы, источникъ для удовлетворенія моей жажды, одѣяніе моего нагого тѣла; здѣсь самые листья — не смоковничные листья, а именно духъ жизни. Когда я трепещу Бога моего, оно для меня — охрана; когда я смущаюсь — успокоеніе, когда подвизаюсь — воздаяніе, когда я торжествую — побѣдоносное знамя; оно для меня — узкій и тѣсный путь (Матѳ. 7, 13); оно — лѣствица Іаковлева, по коей восходятъ и нисходятъ антелы, а на верху утверждается Господь (Быт. 28, 12-13). Это древо весьма высоко и простирается отъ земли до небесъ; это безсмертное и утвержденное среди неба и земли насажденіе есть основаніе для всей вселенной и міровая связь, незримо соединяющая земнороднаго съ Богомъ; своимъ верхомъ оно касается небесъ, стопами утверждается въ землѣ, а неизмѣримыми дланями отовсюду объемлетъ все находящееся въ серединѣ. Христосъ былъ весь всюду и во всемъ, и только по Своему хотѣнію вышелъ на брань съ воздушными властями; и въ этомъ подвигѣ Онъ, какъ бы подъ нѣкіимъ воздѣйствіемъ немощи, умолялъ, дабы миновала бы Его чаша (Матѳ. 26, 39), подтверждая тѣмъ несомнѣнность Своего человѣческаго естества, но потомъ, памятуя о томъ, для чего Онъ низшелъ, и желая совершить домостроительство, Іисусъ восклицаетъ: не якоже Азъ хощу, но якоже Ты: духъ убо бодръ, плоть же немощна (Матѳ. 26, 39. 41). Подвизаясь за душу человѣческую, Христосъ, подобно обычному побѣдителю, сперва возлагаетъ на святую главу Свою вѣнецъ терновый, снявъ съ земли все древнее проклятіе, божественною главою очистивъ землю отъ терній, разросшихся черезъ грѣхъ; испиваетъ уксусъ, смѣшанный съ желчью Тотъ, Кто усладилъ для насъ источники водные. Восхотѣвъ упразднить грѣхъ жены и спасти ту, которая явилась на свѣтъ изъ ребра и принесла смерть, Христосъ Самъ отдалъ на прободеніе Свое святое ребро, изъ коего истекли кровь и вода, совершенныя и священныя знаменія духовно-таинственнаго брака, сыноположенія и возрожденія. Той вы креститъ Духомъ Святымъ и огнемъ (Лук. 3, 16), — водою какъ Духомъ, а кровью, какъ огнемъ. Вмѣстѣ съ Нимъ были распяты два разбойника (обозначающіе собою два народа), одинъ изъ коихъ черезъ покаяніе содѣлался благоразумнымъ и чрезъ исповѣданіе — праведнымъ предъ Господомъ; а другой остался жестокосердымъ и неразумнымъ и закоснѣлъ въ своемъ прежнемъ нечестіи добровольно. Подобно сему, и въ душѣ человѣческой происходитъ бореніе въ двухъ направленіяхъ мыслей: одно изъ нихъ, оставляя свои прежнія заблужденія, устремляется ко Господу, почему за покаяніе и удостоивается милосердія и прославленія; а другое остается безъ измѣненія и до конца пребываетъ разбойникомъ, а потому и не удостоивается оправданія. Когда борьба во вселенной уже близиласъ къ концу, и Подвигоположникъ былъ близокъ къ побѣдѣ и, не превозносясь, какъ Богъ, однако, и не будучи побѣжденъ, какъ человѣкъ, предъ лицемъ всего міра воздвигалъ уже Свое побѣдное знамя, и Самъ въ себѣ торжествовалъ низложеніе врага, — тогда все преклонилось предъ величіемъ долготерпѣнія Его, и небеса поколебались; силы небесныя — престолы и власти вострепетали, при видѣ висящаго на древѣ Владыки всяческихъ; еще мало, и звѣзды ниспали бы съ неба, видя закатившуюся денницу; на нѣкое время померкъ даже свѣтъ солнечный, видя незаходимое Солнце помрачившимся. Тогда камни на землѣ разсѣлись, обличая неразуміе израильтянъ, не познавшихъ того духовнаго Камня, изъ котораго они пили (1 Кор. 10, 4), пока были послушны; раздралась церковная завѣса, сострадая Христу и, воистину, свидѣтельствуя въ Немъ небеснаго Архіерея; отъ ужаса страданій погибла бы и вся вселенная, если бы великій Іисусъ не воскликнулъ: Отче, въ руцѣ Твои предаю духъ Мой (Лук. 23, 46), и не попустилъ Божественный духъ Свой. Вообще все поколебалось и было потрясено, все отъ ужаса пришло въ смятеніе, а потомъ, при возвращеніи Божественнаго Духа, опять все одушевилось и оживотворилось, какъ будто крестныя страданія Христовы коснулись всего, какъ будто Божественное напряженіе проявилось во всемъ; подлинно, единое было въ единомъ и все во всемъ... Итакъ, Недѣлимый дѣлится на части, дабы все спаслось, дабы и долу лежащее мѣсто не осталось чуждо для Божественнаго явленія Его. Мы сами не лицезрѣли Его, но гласъ Его слышали, ибо еще во время земной жизни Своей Онъ царственнымъ мановеніемъ расторгнулъ узы смерти, изрекши: Лазаре, гряди вонъ (Іоан., 11, 43); отроковице, востани (Лук. 8, 54), и тѣмъ показавъ Свою всемогущую силу. А нынѣ Онъ всего Себя предалъ на смерть, дабы поразить ненасытнаго звѣря и расторгнуть ненаполняемые затворы. Для безсмертнаго Своего тѣла Онъ всюду искалъ приличествующей ему пищи, которая не сопрягалась бы какъ либо со страстію, съ озлобленіемъ, неповиновеніемъ и вообще съ древнимъ грѣхомъ, какъ первой пищей смерти, согласно сказанному: жало смерти — грѣхъ (1 Кор. 15, 56). И поелику во Христѣ не обрѣлось ничего, что могло бы доставить пищу для смерти, то она, оставшись сама по себѣ и потерявъ силу, сама для себя стала смертью, что и предрекли многіе праведники о воскресеніи Перворожденнаго изъ мертвыхъ (Ис. 25, 8; Ос. 13, 14). Христосъ для того и претерпѣлъ тридневное пребываніе на землѣ, дабы, замѣнивъ Собою законъ, Самому спасти всѣхъ земнородныхъ; для того Онъ и сталъ, именно, тридневнымъ, дабы возстановить духъ, душу и тѣло.

По воскресеніи Спасителя изъ мертвыхъ, Его прежде всѣхъ срѣтаютъ жены. Жена впервые внесла грѣхъ въ міръ, она же раньше всѣхъ проповѣдуетъ и жизнь міру; потому-то жены и слышатъ священный гласъ: радуйтеся (Матѳ. 28, 9), дабы древняя скорбь смѣнилась радостью воскресенія, и дабы сами невѣрные увѣровали въ воскресеніе Христа вмѣстѣ съ плотію Его. Но поелику Христосъ принялъ на Себя видимый образъ ветхаго человѣка и, облекшись имъ, преобразовалъ его въ небесный, то сей, соединившійся съ Іисусомъ человѣческій образъ, вмѣстѣ съ Нимъ, вознесенъ былъ и на небеса; и силы небесныя, при видѣ великаго таинства — человѣка, возносимаго въ Богѣ, согласно повелѣнію, радостно восклицали горнимъ воинствамъ: Возмите врата, князи ваша, и возмитеся врата вѣчная, и внидетъ Царь славы. Между тѣмъ оныя горнія воинства, созерцая новое чудо — человѣка обоженнаго, также взывали и вопрошали: Кто есть сей Царь славы? А долу находящіяся силы отвѣчали вопрошающимъ: Господь силъ, Той есть Царь славы, крѣпкій, державный и славный въ брани (Псал. 23, 7-10). Вотъ — таинственное домостроительство и священное торжество — Божественная пасха, съ небесъ нисходящая на землю и отъ земли возносящаяся на небо. Вотъ — для вселенной новое празднество, для всѣхъ — радостъ и слава, питаніе и услажденіе, отъ коихъ упразднилась мрачная смерть, на всѣхъ распространилась жизнь, отверзлись небесныя врата, плотски явился Богъ и божески вознесся земнородный, разоривъ адовы врата и разрушивъ несокрушимыя узы; а находившіеся долу — въ землѣ люди возстали изъ мертвыхъ, возвѣщая объ этомъ находившимся вверху, и изъ земли составили хоръ. О, Божественная пасха, нынѣ духовно соединяющая насъ съ Богомъ, всецѣло сходящимъ съ небесъ, — съ Богомъ, чрезъ Коего великій брачный чертогъ наполняется брачными пиршествами, причемъ для всѣхъ уготовано брачное одѣяніе, и никто не изгоняется вонъ, какъ не имѣющій онаго! О, пасха, просвѣщеніе новымъ свѣтомъ и украшеніе свѣтоноснаго брачнаго шествія! Нынѣ уже не гаснутъ свѣтильники въ душахъ нашихъ; у всѣхъ въ тѣлахъ и душахъ таинственно и богодухновенно возжигается благодатный огонь, питаемый елеемъ Христовымъ. Посему мы и молимъ Тебя, Боже и Господи, Царю Христе, простри великія Твои руки на святую Церковь Твою и на благочестно вѣрующихъ людей Твоихъ, ограждая и соблюдая, предохраняя и предостерегая ихъ, низлагая и сокрушая всѣхъ враговъ нашихъ, видимыхъ и невидимыхъ, какъ и древле Ты низлагалъ ихъ. Самъ воздвигни нынѣ знаменіе побѣды и сподоби насъ вмѣстѣ съ Моисеемъ воспѣть побѣдную пѣснь: поелику Твоя есть слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Настоящая бесѣда патрологами тоже только приписывается св. Iоанну Златоусту. Въ содержаніи ея раскрываются слѣдующія главныя мысли. — Воскресеніемъ Господа Іисуса Христа упразднена господствовавшая въ мірѣ смерть и для всѣхъ открыта вѣчная жизнь. — Господь творитъ изъ невозможнаго для того, чтобы мы уразумѣли, что для Него все возможно; въ связи съ этимъ идетъ рѣчь о тѣхъ ветхозавѣтныхъ прообразахъ, которые предъизображали собою воскресеніе Христово. — Далѣе говорится о томъ, что предписывалось пасхальнымъ закономъ, какъ онъ исполнялся и почему былъ данъ по исходѣ израильтянъ изъ Египта. — Затѣмъ въ подробностяхъ объясняется, какая была цѣль учрежденія Пасхи. Въ концѣ бесѣды идетъ картинное изображеніе искупительной жертвы Господа Іисуса Христа и, въ связи съ этимъ, противопоставляется ветхозавѣтная пасха Пасхѣ новозавѣтной: послѣ вкушенія первой люди умирали, а вторая служитъ вѣчному спасенію и плодомъ оной является вѣчная жизнь.

Печатается по изданію: Творенія иже во святыхъ отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго. – Томъ шестой. – Безплатное приложеніе къ журналу «Русскій паломникъ» за 1916 г. – Издательство П. П. Сойкина, Петроградъ, 1916. – С. 92-107.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0