Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ родился ок. 347 г. отъ знатныхъ, богатыхъ и благочестивыхъ жителей Антіохіи, Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, онъ росъ подъ руководствомъ своей благочестивой матери, отличавшейся высокими умственными и нравственными качествами и посвятившей себя, несмотря на свою молодость, исключительно его воспитанію. Благочестивая и цѣломудренная вдовица своей нѣжной любовію воспитывала въ своемъ сынѣ любящее сердце, свойственное его природѣ, а примѣромъ своей истинно-христіанской жизни учила его покорности волѣ Божіей, самоотреченію ради высшихъ нравственныхъ цѣлей и непоколебимой твердости въ преслѣдованіи этихъ цѣлей и въ борьбѣ съ испытаніями и невзгодами жизни. Все свое раннее дѣтство св. Іоаннъ провелъ въ занятіяхъ Священнымъ Писаніемъ, изучая его подъ руководствомъ своей матери. Раннее знакомство съ Библіей и благотворное вліяніе на сердце св. Іоанна его добродѣтельной матери воспитали въ немъ пламенное стремленіе къ добродѣтельной и святой жизни и отвращеніе къ господствующей въ его время повсюду пышности и всякого рода порокамъ. Юношею св. Іоаннъ слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія. далѣе>>

Творенія

Свт. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.)
Бесѣды о покаяніи.

Изъ девяти бесѣдъ о покаяніи принадлежность св. Златоусту первыхъ шести (отъ 1-й до 6-й включительно) не подлежитъ сомнѣнію; онѣ говорены были въ Антіохіи, но въ какомъ году и въ какомъ порядкѣ одна за другою — неизвѣстно; первая бесѣда, какъ видно изъ заглавія и самаго начала ея, произнесена св. Златоустомъ по возвращеніи его изъ села, куда удалялся онъ изъ Антіохіи для поправленія своего здоровья.


Бесѣда первая.
О покаяніи, по возвращеніи изъ села.

Помнили-ль вы о насъ, когда мы въ теченіе этого времени были въ разлукѣ съ вами? Я такъ никогда не могъ забыть васъ, но, и оставивъ городъ, не оставилъ памяти о васъ. Какъ любители красивыхъ тѣлъ, куда бы ни пошли, вездѣ носятъ съ собою любимый образъ, такъ и мы, возлюбивъ красоту вашей души, всегда носимъ съ собою прекрасный образъ вашего духа. И какъ живописцы, смѣшивая различныя краски, дѣлаютъ изображенія тѣлъ, такъ и мы, вашу ревность къ собраніямъ, усердіе къ слушанію, благосклонность къ проповѣднику, и всѣ другія добрыя дѣла смѣшавъ, какъ бы различныя краски добродѣтели, начертали образъ вашей души, и, поставивъ его предъ очами ума, отъ созерцанія его получали немалое утѣшеніе въ разлукѣ съ вами. И этимъ мы занимались постоянно — и когда сидѣли дома и вставали, и когда ходили и отдыхали, и когда входили и выходили, всегда представляли себѣ вашу любовь. И этимъ созерцаніемъ услаждались мы не только днемъ, но и ночью; съ нами тогда было тоже, о чемъ сказалъ Соломонъ: азъ сплю, а сердце мое бдитъ (Пѣсн. 5, 2); потребность сна смыкала наши вѣжды, но сила любви вашей пробуждала отъ сна очи души моей; и часто казалось мнѣ, будто я во снѣ бесѣдую съ вами. И въ самомъ дѣлѣ, душа, обыкновенно, ночью представляетъ то, о чемъ размышляетъ днемъ; это же было тогда и съ нами: и не видя васъ плотскими глазами, я видѣлъ васъ очами любви, и не бывши съ вами тѣломъ, былъ съ вами душою, а уши мои постоянно оглашались вашимъ воплемъ. Поэтому, хотя болѣзнь тѣлесная и побуждала меня оставаться тамъ (въ селѣ) долѣе и пользоваться цѣлительнымъ для плотского здоровья воздухомъ, но сила любви вашей не позволяла этого, напротивъ, вопіяла и не переставала докучать дотолѣ, пока не заставила меня встать еще раньше надлежащаго времени и ваше сообщество поставить наравнѣ и съ здоровьемъ, и съ наслажденіемъ, и со всѣмъ, что только есть добраго. И мы, склонившись на ея убѣжденія, лучше захотѣли возвратиться съ остатками болѣзни, чѣмъ, стараясь о совершенномъ исцѣленіи отъ немощи тѣлесной, опечаливать долѣе любовь вашу. Живя и тамъ, я слышалъ ваши упреки, — частыя письма доносили ихъ до насъ; и упрекающимъ я внималъ не менѣе, чѣмъ хвалящимъ, потому что упреки тѣ были выраженіемъ души, умѣющей любить. Вотъ почему я всталъ и поспѣшно пришелъ; вотъ почему я никогда не могъ выкинуть васъ изъ своего ума! И чтó удивительнаго въ томъ, что я, живя въ селѣ и наслаждаясь свободою, помнилъ о вашей любви, когда Павелъ, обложенный узами, живя въ темницѣ, и видя безчисленное множество грозившихъ ему опасностей, — и въ темницѣ, какъ бы среди луга, помнилъ о братіяхъ, и писалъ имъ такъ: якоже есть праведно мнѣ сіе мудрствовати о васъ, за еже имѣти ми въ сердцѣ васъ, во узахъ моихъ и во отвѣтѣ и извѣщеніи благовѣстія (Флп. 1, 7)? Снаружи цѣпь отъ враговъ, а внутри цѣпь любви къ ученикамъ; но наружная (цѣпь) скована изъ желѣза, а внутренняя составлена изъ любви; ту часто онъ и снималъ, а этой никогда не разрывалъ. Напротивъ, какъ жены, испытавшія болѣзни рожденія и сдѣлавшіяся матерями, всегда привязаны бываютъ къ своимъ дѣтямъ, гдѣ бы они ни были, такъ, или еще гораздо крѣпче ихъ, и Павелъ всегда привязанъ былъ къ ученикамъ своимъ, и тѣмъ крѣпче, чѣмъ болѣзненнѣе духовное рожденіе плотского. Въ самомъ дѣлѣ, и онъ былъ въ мукахъ рожденія, и не однажды, но для однихъ и тѣхъ же дважды, и потому вопіялъ: чадца моя, ими же паки болѣзную (Гал. 4, 19). Этого никогда не можетъ испытать жена, никогда не вытерпитъ она въ другой разъ тѣ же муки рожденія; а Павелъ вытерпѣлъ то, чего нельзя видѣть въ природѣ, — онъ снова зачалъ тѣхъ, которыхъ уже разъ родилъ, снова перенесъ для нихъ жестокія муки рожденія. Поэтому, желая пристыдить ихъ, онъ и говорилъ: ими же паки болѣзную, какъ бы такъ говоря: пощадите меня; никакой сынъ въ другой разъ не подвергалъ матерняго чрева мукамъ рожденія, а вы заставляете меня терпѣть это. Притомъ, тѣ болѣзни мучатъ одно мгновеніе, и прекращаются, коль скоро дитя выйдетъ изъ утробы матерней, а эти не такъ, напротивъ, продолжаются даже по цѣлымъ мѣсяцамъ. Павелъ часто по цѣлому году былъ въ мукахъ рожденія, и не могъ родить зачатыхъ имъ. Тамъ трудъ плоти, а здѣсь болѣзни терзаютъ не чрево, но поражаютъ самую силу души. И чтобы увѣриться, что эти болѣзни (духовнаго рожденія) тяжелѣе, (подумай), какая мать рѣшилась когда-либо пойти въ геенну за своихъ дѣтей? А Павелъ не только рѣшается пойти въ геенну, но и желаетъ отлученъ быть отъ Христа, только бы ему родить іудеевъ, для которыхъ онъ всегда и непрерывно былъ въ мукахъ рожденія; и какъ это не сбывалось, то онъ съ горестію говорилъ: скорбь ми есть велія, и непрестающая болѣзнь сердцу моему (Рим. 9, 2). И здѣсь опять: чадца моя, имиже паки болѣзную, дондеже вообразится Христосъ въ васъ (Гал. 4, 19). Что блаженнѣе той утробы, которая могла рождать такихъ дѣтей, кои способны имѣть въ себѣ Христа? Что плодоноснѣе той, которая родила всю вселенную? Что сильнѣе той, которая родившихся и возросшихъ недоносковъ могла снова затать и преобразовать? Это въ естественныхъ родахъ невозможно. Но почему Павелъ не сказалъ: чадца моя, ихже паки рождаю, но: имиже паки болѣзную, хотя въ другомъ мѣстѣ говоритъ о себѣ, что онъ рождаетъ: о Христѣ бо Іисусѣ азъ вы родихъ (1 Кор. 4, 15)? Потому, что тамъ онъ хотѣлъ показать только сродство, а здѣсь старался выставить и трудъ. Какъ же онъ называетъ чадами тѣхъ, которые еще не родились? Если онъ болѣзнуетъ, значитъ, еще не родилъ: какъ же называетъ чадами? Дабы ты зналъ, что онъ терпитъ уже не первыя муки рожденія, и этого довольно было, чтобы пристыдить ихъ (галатянъ). Я, говоритъ, былъ уже разъ отцемъ и перенесъ для васъ, какія слѣдовало, муки рожденія; и вы разъ сдѣлались уже чадами: для чего же снова подвергаете меня вторичнымъ мукамъ рожденія? Довольно скорбей и отъ перваго рожденія: для чего же снова терзаете меня болѣзнями? Въ самомъ дѣлѣ, паденія вѣрныхъ причиняли ему не меньшую скорбь, чѣмъ и (грѣхи) еще неувѣровавшихъ: невыносимо тяжко было видѣть, какъ они (вѣрующіе), послѣ участія въ такихъ таинствахъ, уклонялись въ нечестіе. Поэтому онъ весьма горько и жалобнѣе всякой жены плакалъ и говорилъ: чадца моя, имиже паки болѣзную, дондеже вообразится Христосъ въ васъ (Гал. 4, 19). А это говорилъ онъ для того, чтобы въ то же время и ободрить и устрашить (галатянъ). Показавъ, что Христосъ не вообразился въ нихъ, Павелъ повергъ ихъ въ смущеніе и страхъ; а давъ понять, что Онъ можетъ вообразиться, — опять возбудилъ въ нихъ бодрость. Слова: дондеже вообразится — показываютъ и то, что (Христосъ) еще не вообразился, и то, что Онъ можетъ снова вообразиться. Еслибъ это было невозможно, то (Павелъ) напрасно бы и говорилъ имъ: дондеже вообразится Христосъ въ васъ, и льстилъ бы ихъ суетными надеждами.

2. Итакъ, зная это, не станемъ и мы отчаиваться, но и не будемъ совершенно безпечны: то и другое пагубно. Отчаяніе не позволяетъ встать лежащему, а отъ безпечности падаетъ и стоящій; то обыкновенно лишаетъ пріобрѣтенныхъ благъ, эта не дозволяетъ избавиться отъ постигшихъ золъ. Нерадѣніе низвергаетъ и съ самаго неба, а отчаяніе сводитъ въ самую бездну зла, тогда какъ отсутствіе отчаянія скоро изводитъ и оттуда. Вотъ, смотри на силу того и другого. Діаволъ прежде былъ добръ; но, сдѣлавшись безпечнымъ и отчаявшись, палъ въ такую злобу, что послѣ уже и не возсталъ. А что онъ былъ добръ, — такъ послушай, что (Христосъ) говоритъ: видѣхъ сатану, яко молнію съ небесе спадша (Лук. 10, 18). Сравненіе съ молніей показываетъ и свѣтлость прежняго состоянія, и быстроту паденія. Павелъ былъ хулитель, и гонитель, и обидчикъ; но какъ возревновалъ и не предался отчаянію, то и возсталъ и сдѣлался равнымъ ангеламъ. Напротивъ, Іуда былъ апостоломъ, но, предавшись безпечности, сдѣлался предателемъ. Опять, разбойникъ, такъ какъ не отчаялся и послѣ такой злой жизни, то прежде всѣхъ другихъ вошелъ въ рай; фарисей, по самонадѣянности, упалъ съ самаго верха добродѣтели; мытарь, не поддавшись отчаянію, такъ исправился, что упредилъ и того (фарисея). Хочешь, покажу тебѣ и цѣлый городъ, сдѣлавшій это? Такъ спасся цѣлый городъ ниневитянъ. Хотя приговоръ повергалъ ихъ въ отчаяніе, — такъ какъ (пророкъ) не сказалъ, что, если они покаются, то спасутся, но просто: еще три дни, и Ниневія превратится (Іона. 3, 4), — однакожъ, несмотря на то, что Богъ угрожалъ, и пророкъ вопіялъ, и приговоръ не допускалъ ни отсрочки, ни ограниченія, они не упали духомъ, и не потеряли доброй надежды. Богъ для того не сдѣлалъ (въ этомъ приговорѣ) ограниченія и не сказалъ: если покаются, то спасутся, чтобы и мы, когда услышимъ Божій приговоръ, произносимый безъ ограниченія, тоже не отчаивались и не унывали, взирая на этотъ примѣръ (ниневитянъ). Но человѣколюбіе Бога видно не изъ того только, что Онъ, хотя и не сдѣлалъ ограниченія въ приговорѣ, однакожъ примирился съ покаявшимися, а даже изъ того, что произнесъ безусловный приговоръ. Онъ сдѣлалъ это, чтобы увеличить (въ ниневитянахъ) страхъ и поразить великую ихъ безпечность. Да и самое время покаянія показываетъ неизреченное Его человѣколюбіе: чтó такое могли значить три дня, чтобы загладить столь великіе пороки? Не видишь ли, какъ и отсюда открывается Божія попечительность? Она-то преимущественно и содѣйствовала спасенію этого города.

Итакъ, зная это, не будемъ никогда отчаиваться, потому что нѣтъ ни одного столь сильнаго оружія у діавола, какъ отчаяніе. И мы не такъ радуемъ его, когда грѣшимъ, какъ — когда отчаиваемся. Можешь видѣть на блудникѣ, какъ Павелъ страшился отчаянія больше грѣха. Пиша къ коринѳянамъ, онъ такъ говорилъ: отнюдь слышится въ васъ блуженіе, и таково блуженіе, яковоже ни во языцѣхъ именуется (1 Кор. 5, 1). Не сказалъ: на каковое не рѣшаются даже между язычниками, но: ниже именуется, то есть, чтó у нихъ не терпимо даже по имени, на то у васъ дерзнули самымъ дѣломъ. И вы разгордѣсте. Не сказалъ: и онъ (блудникъ) разгордѣлся; но, оставивъ согрѣшившаго, обращается къ здоровымъ, подобно тому, какъ поступаютъ врачи, которые, оставивъ больного, много говорятъ съ родными его. Съ другой стороны, и сами (здоровые) были причиною гордости его, потому что не осуждали и не устрашали его. Поэтому Павелъ сдѣлалъ вину общею, чтобы удобнѣе было лѣченіе раны. Худо грѣшить, но гораздо хуже еще гордиться грѣхами. Если надменіе праведностію уничтожаетъ праведность, тѣмъ болѣе надменіе грѣхами причинитъ намъ крайній вредъ, и будетъ гораздо виновнѣе самыхъ грѣховъ. Поэтому (Господь) говоритъ: егда сотворите вся повелѣнная, глаголите, яко раби неключими есмы (Лук. 17, 10). Если же сотворившіе все должны уничижать себя, тѣмъ болѣе грѣшнику прилично и плакать, и считать себя между послѣдними. На это именно указывая тогда, (апостолъ) говорилъ: и не паче плакасте (1 Кор. 5, 2). Что говоришь? Другой согрѣшилъ, а я буду плакать? Да, говоритъ, потому что всѣ мы связаны между собою на подобіе тѣла и членовъ, а въ тѣлѣ мы видимъ, что, если и нога получитъ рану, то склоняется голова. Что, кажется, почетнѣе головы? Но она не смотритъ на (свое) достоинство во время несчастія; такъ и ты поступи. Поэтому и Павелъ увѣщеваетъ: радоватися съ радующимися, и плакати съ плачущими (Рим. 12, 15). Поэтому и коринѳянамъ онъ говоритъ: и не паче плакасте, да измется отъ среды васъ содѣявый дѣло сіе (1 Кор. 5, 2). Не сказалъ: и вы не постарались, — но что? Не паче плакасте, какъ будто всеобщая болѣзнь и зараза постигла городъ. Какъ бы такъ говоритъ онъ: потребны молитва и исповѣдь, и усердныя моленія, чтобы эта болѣзнь изгнана была изъ всего города. Видишь, какой навелъ на нихъ страхъ? Они думали, что зло остановилось только на согрѣшившемъ, и потому апостолъ возбуждаетъ въ нихъ безпокойство, говоря: не вѣсте ли, яко малъ квасъ все смѣшеніе кваситъ (1 Кор. 5, 6)? А это значитъ вотъ что: зло, распространяясь мало по малу, касается и прочихъ членовъ; поэтому тебѣ нужно озаботиться, какъ подобаетъ пекущемуся объ общемъ бѣдствіи. Не говори мнѣ, что онъ согрѣшилъ одинъ; посмотри на то, что этотъ грѣхъ есть нѣкотораго рода ядъ, и (отъ одного члена) распространяется по всему остальному тѣлу. И какъ во время пожара, и тѣ, которые еще не пострадали отъ него, суетятся не менѣе подвергшихся уже этому несчастію, и употребляютъ всѣ усилія, чтобы огонь, распространяясь, не дошелъ и до ихъ дверей; такъ и Павелъ возбуждаетъ коринѳянъ, говоря: пожаръ занялся; предупредимъ несчастіе; погасимъ пожаръ, прежде чѣмъ онъ объялъ церковь. Если же ты не обращаешь вниманія на грѣхъ, потому что онъ совершился въ тѣлѣ другого, то и въ этомъ случаѣ поступаешь весьма худо: вѣдь согрѣшившій есть членъ всего тѣла (церкви).

3. Но смотри еще на то, что, если ты полѣнишься и не обратишь вниманія (на чужой грѣхъ), онъ когда-нибудь овладѣетъ и тобою. Посему, если не ради брата, то, по крайней мѣрѣ, ради самого себя воспряни и останови заразу, не дай распространяться яду и прекрати губительныи недугъ. Итакъ, сказавъ это и больше этого, и повелѣвъ предать грѣшника сатанѣ, Павелъ послѣ того, какъ (грѣшникъ) перемѣнился и сдѣлался лучше, говоритъ: довольно таковому запрещеніе сіе, еже отъ многихъ. Тѣмъ же утвердите къ нему любовь (2 Кор. 2, 6. 8). Такъ какъ онъ всѣмъ представилъ его, какъ общаго врага и непріятеля, отлучилъ отъ стада, и отсѣкъ отъ тѣла, то смотри, сколько употребляетъ теперь старанія, чтобы снова сблизить и присоединить его. Не просто сказалъ: полюбите его, но — утвердите къ нему любовь, то есть, покажите любовь твердую и неизмѣнную, жаркую, горячую и пламенную; покажите благосклонность, равносильную прежней враждѣ. Что сталось, скажи мнѣ? Не сатанѣ ли ты предалъ его? Да, говоритъ; только не для того, чтобы онъ оставался въ рукахъ сатаны, но чтобы скорѣе избавился изъ-подъ власти его. Смотри же, сколько Павелъ, какъ я сказалъ, боялся отчаянія, какъ сильнаго оружія діавола. Сказавши: утвердите къ нему любовь, присовокупляетъ и причину: да не како многою скорбію пожертъ будетъ таковый (2 Кор. 2, 7). Овца, говоритъ, въ пасти волка: поспѣшимъ же, исхитимъ ее, пока (волкъ) не поглотилъ и не погубилъ нашего члена. Корабль обуревается волнами: постараемся спасти его, пока не потонулъ. Какъ ладья тонетъ, когда море воздымается и волны возстаютъ со всѣхъ сторонъ, такъ и душа, когда отвсюду обнимаетъ ее печаль, скоро гибнетъ, если никто не подастъ ей помощи; и спасительная печаль о грѣхахъ отъ неумѣренности становится гибельною. И смотри, какая точность въ словахъ. Не сказалъ: да не погубитъ его діаволъ, но что? Да необидими будемъ отъ сатаны (2 Кор. 2, 11); а здѣсь слово обида (πλεονεξία) значитъ похищеніе чужого. Итакъ, показавъ, что согрѣшившій чрезъ покаяніе сдѣлался уже чужимъ для діавола и своимъ въ стадѣ Христовомъ, Павелъ говоритъ: да необидими будемъ отъ сатаны, потому что если сатана и послѣ этого будетъ удерживать его, то онъ похищаетъ уже нашъ членъ, беретъ овцу изъ нашего стада, такъ какъ тотъ уже сложилъ съ себя грѣхъ чрезъ покаяніе.

Такъ Павелъ, зная, что сдѣлалъ діаволъ съ Іудою, боялся, чтобы и здѣсь не случилось то же самое. Что же сдѣлалъ (діаволъ) съ Іудою? Іуда раскаялся: согрѣшихъ, говоритъ, предавъ кровь неповинную (Матѳ. 27, 4). Услышалъ эти слова діаволъ; понялъ, что Іуда вступаетъ на путь къ лучшему и идетъ къ спасенію — и устрашился такой перемѣны. Человѣколюбивъ, говоритъ, у него Господь: когда хотѣлъ (Іуда) предать Его, Онъ плакалъ о немъ и многократно вразумлялъ его: не гораздо ли болѣе приметъ его кающагося? Когда онъ былъ неисправимъ, и тогда влекъ и звалъ его къ себѣ: не гораздо ли болѣе привлечетъ къ себѣ исправившагося и познавшаго свой грѣхъ? Для этого-то Онъ пришелъ и на распятіе. Что же (діаволъ) сдѣлалъ? Смутилъ Іуду, омрачилъ чрезмѣрностію печали, гналъ, преслѣдовалъ, пока не довелъ до петли, пока не вывелъ изъ настоящей жизни и не лишилъ намѣренія покаяться. А что спасся бы и Іуда, еслибы остался живъ, это видно изъ примѣра распинателей. Если (Господь) спасъ вознесшихъ Его на крестъ, и на самомъ крестѣ умолялъ Отца и просилъ имъ прощенія въ грѣхѣ, то явно, что Онъ со всѣмъ благоволеніемъ принялъ бы и предателя, еслибъ этотъ принесъ надлежащее покаяніе; но онъ не въ состояніи былъ воспользоваться симъ врачествомъ, бывъ поглощенъ чрезмѣрною скорбію. Этого-то именно опасаясь, Павелъ понуждаетъ коринѳянъ исхитить того человѣка изъ челюстей діавола. И зачѣмъ говорить о томъ, что было у коринѳянъ? Петръ трижды отрекся послѣ участія въ таинствахъ, но слезами загладилъ все. Павелъ былъ гонитель, богохульникъ и обидчикъ, гналъ не только Распятаго, а также и всѣхъ послѣдователей Его; но — раскаялся, и сталъ апостоломъ. Богъ требуетъ отъ насъ только малаго повода, и даруетъ намъ отпущеніе многихъ грѣховъ. Скажу вамъ и притчу, которая служитъ подтвержденіемъ этого.

4. Были два брата; они раздѣлили между собою отеческое имѣніе, и одинъ изъ нихъ остался дома, а другой прожилъ все, что было ему дано, и ушелъ въ чужую сторону, не въ состояніи будучи переносить стыда отъ бѣдности. Эту притчу нашелъ я нужнымъ сказать для того, чтобы вы знали, что отпускаются и грѣхи, сдѣланные послѣ крещенія, — если мы будемъ внимательны. А это говорю не для того, чтобы вовлечь васъ въ безпечность, но чтобы отвлечь отъ отчаянія, потому что отчаяніе причиняетъ намъ больше зла, нежели безпечность. Итакъ, этотъ (блудный) сынъ представляетъ собою образъ падшихъ послѣ крещенія; а что онъ означаетъ падшихъ послѣ крещенія, видно вотъ откуда: онъ называется сыномъ, а сыномъ никто не можетъ назваться безъ крещенія. Онъ и жилъ въ домѣ отеческомъ, и получилъ долю во всемъ отеческомъ имуществѣ, а прежде крещенія нельзя воспользоваться отеческимъ достояніемъ, ни получить наслѣдство. Такимъ образомъ все это указываетъ намъ на общество вѣрныхъ. Притомъ, (блудный сынъ) былъ братомъ жившаго честно, а братомъ не могъ быть безъ духовнаго возрожденія. Итакъ, этотъ (блудный сынъ), дойдя до крайней степени порока, что говоритъ? Возвращусь опять ко отцу моему (Лук. 15, 18). Отецъ для того и отпустилъ его и не помѣшалъ ему уйти на чужую сторону, чтобы онъ опытомъ узналъ, сколько получалъ благодѣяній, живя дома. И Богъ часто, когда не убѣдитъ словами, даетъ урокъ самыми дѣлами, — объ этомъ Онъ говорилъ къ іудеямъ. Такъ Онъ, когда, потративъ чрезъ пророковъ множество словъ, не убѣдилъ и не склонилъ (ихъ), то, опредѣливъ дать имъ урокъ наказаніемъ, говоритъ къ нимъ: накажетъ тя отступленіе твое, и злоба твоя обличитъ тя (Іер. 2, 19). Слѣдовало бы вѣрить Ему и прежде самаго событія, но какъ они были столько безчувственны, что не вѣрили Его увѣщаніямъ и совѣтамъ, коими Онъ предотвращалъ ихъ отъ порока, то Онъ уже попускаетъ самымъ событіямъ вразумить ихъ, дабы хотя такимъ образомъ снова привлечь ихъ къ себѣ. Когда же блудный сынъ, ушедши на чужую сторону и дознавши опытомъ, какъ гибельно удаленіе изъ дома отеческаго, возвратился, — отецъ не позлопамятствовалъ, но принялъ его съ распростертыми руками. Отчего же такъ? Оттого, что онъ былъ отецъ, а не судья. И вотъ уже ликованія и пиршества, и праздники, и свѣтелъ и радостенъ сталъ весь домъ! Что говоришь? Это ли плата за порокъ? Не за порокъ, человѣкъ, но за возвращеніе (въ домъ); не за грѣхъ, но за покаяніе; не за худыя дѣла, но за исправленіе. И что еще больше, — когда старшій сынъ огорчился этимъ, отецъ и его ласково успокоилъ, говоря: ты всегда со мною еси, а сей изгиблъ бѣ, и обрѣтеся, мертвъ бѣ, и оживе (Лук. 15, 31-32). Когда, говоритъ, нужно спасти погибшаго, то тутъ время не суда и строгаго изслѣдованія, но только человѣколюбія и прощенія. Ни одинъ врачъ, вмѣсто того, чтобы дать лѣкарство больному, не подвергаетъ его взысканіямъ и наказанію за безпорядочную жизнь. Если же блудному сыну надлежало непремѣнно понести и наказаніе, то достаточнымъ наказаніемъ для него была жизнь на чужой сторонѣ. Вѣдь столько времени онъ провелъ вдали отъ нашего сообщества, боролся и съ голодомъ, и съ униженіемъ, и съ крайними бѣдствіями. Поэтому говоритъ: изгиблъ бѣ, и обрѣтеся, мертвъ бѣ, и оживе. Не смотри, говоритъ, на настоящее, но подумай о великости прежняго несчастія; предъ тобою братъ, не чужой. Онъ возвратился къ отцу, который не можетъ помнить прежняго, а охотнѣе помнитъ только то, что можетъ побудить къ состраданію, милосердію, любви и снисходительности, свойственной родителямъ. Поэтому и сказалъ (отецъ) не о томъ, что сдѣлалъ (блудный сынъ), но о томъ, что онъ потерпѣлъ; напомнилъ не о томъ, что онъ истратилъ имущество, но о томъ; что перенесъ множество несчастій. Съ такою же, или еще съ большею, ревностію искалъ онъ овцу. Здѣсь сынъ самъ возвратился, а тамъ самъ пастырь пошелъ и, найдя овцу, привелъ ее и радовался о ней больше, чѣмъ о всѣхъ, возвратившихся благополучно. Смотри еще, какъ и возвратилъ: не бичемъ погонялъ, но, возложивъ на плеча, принесъ и снова соединилъ съ стадомъ. Итакъ, зная, что (Богъ) не только не отвращается отъ обращающихся, но и принимаетъ ихъ не хуже добродѣтельныхъ; что не только не подвергаетъ наказанію, но и Самъ идетъ отыскивать заблудшихъ и, найдя ихъ, радуется (о нихъ) болѣе, чѣмъ о тѣхъ, которые были въ безопасности, — не будемъ ни отчаиваться о грѣхахъ, ни излишне надѣяться на добрыя дѣла, но, и живя добродѣтельно, будемъ бояться, чтобы отъ излишней надежды не пасть, а когда согрѣшимъ, станемъ каяться. Что сказалъ я вначалѣ, то говорю и теперь, а именно, что и излишняя надежда стоящаго, и отчаяніе лежащаго, то и другое гибельны для нашего спасенія. Потому Павелъ, остерегая стоящихъ, говорилъ: мняйся стояти да блюдется, да не падетъ (1 Кор. 10, 12), и опять: боѣся, да не како, инымъ проповѣдуя, самъ неключимь буду (1 Кор. 9, 27); а возставляя лежащихъ и побуждая къ большей ревности, писалъ къ коринѳянамъ такъ: да не како восплачуся многихъ прежде согрѣшшихъ, и не покаявшихся (2 Кор. 12, 21), показывая этимъ, что слезъ достойны не столько согрѣшающіе, сколько нераскаивающіеся во грѣхахъ. Да и пророкъ къ нимъ (грѣшникамъ) говоритъ: еда падаяй не востаемъ, или отвращаяйся не обратится (Іер. 8, 4)? И Давидъ ихъ же убѣждаетъ, говоря: днесь, аще гласъ его услышите, не ожесточите сердецъ вашихъ, яко въ прогнѣваніи (Псал. 24, 8). Итакъ, доколѣ говорится это днесь, не будемъ отчаиваться, но имѣя благія надежды на Господа, и помышляя о безднѣ Его человѣколюбія, изгнавъ изъ совѣсти все злое, съ великимъ усердіемъ и надеждою возьмемся за добродѣтель и покажемъ самое глубокое покаяніе, дабы, здѣсь сложивъ всѣ грѣхи, съ дерзновеніемъ могли мы стать предъ судилищемъ Христовымъ и получить Царство небесное, котораго да сподобимся всѣ мы по благодати и человѣколюбію Господа нашего Іисуса Христа, съ Которымъ Отцу со Святымъ Духомъ слава, держава, честь, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ второй: Въ двухъ книгахъ. Кн. I. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1896. — С. 305-314.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0