Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 24 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ родился ок. 347 г. отъ знатныхъ, богатыхъ и благочестивыхъ жителей Антіохіи, Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, онъ росъ подъ руководствомъ своей благочестивой матери, отличавшейся высокими умственными и нравственными качествами и посвятившей себя, несмотря на свою молодость, исключительно его воспитанію. Благочестивая и цѣломудренная вдовица своей нѣжной любовію воспитывала въ своемъ сынѣ любящее сердце, свойственное его природѣ, а примѣромъ своей истинно-христіанской жизни учила его покорности волѣ Божіей, самоотреченію ради высшихъ нравственныхъ цѣлей и непоколебимой твердости въ преслѣдованіи этихъ цѣлей и въ борьбѣ съ испытаніями и невзгодами жизни. Все свое раннее дѣтство св. Іоаннъ провелъ въ занятіяхъ Священнымъ Писаніемъ, изучая его подъ руководствомъ своей матери. Раннее знакомство съ Библіей и благотворное вліяніе на сердце св. Іоанна его добродѣтельной матери воспитали въ немъ пламенное стремленіе къ добродѣтельной и святой жизни и отвращеніе къ господствующей въ его время повсюду пышности и всякого рода порокамъ. Юношею св. Іоаннъ слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія. далѣе>>

Творенія

Свт. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.)
Похвальныя бесѣды на праздники Господа нашего Іисуса Христа и Его святыхъ.

Похвальная бесѣда о святомъ отцѣ нашемъ Мелетіѣ, архіепископѣ Антіохіи Великой, и о ревности собравшихся [1].

Со всѣхъ сторонъ обводя глазами это священное стадо и видя городъ весь здѣсь присутствующимъ, не знаю, кого мнѣ ублажать прежде, — святого Мелетія, что онъ и по смерти пользуется такою честію, или вашу любовь, что вы оказываете столько расположенія къ своимъ пастырямъ и послѣ ихъ смерти. Подлинно, блаженъ онъ, что смогъ оставить такое очарованіе любви во всѣхъ васъ; блаженны и вы, что, принявъ залогъ любви, донынѣ постоянно сохраняете его неизмѣннымъ въ отношеніи къ тому, кто далъ его вамъ. Уже пятый годъ прошелъ съ того времени, какъ онъ отошелъ къ вожделѣнному Іисусу, но вы поспѣшили настрѣчу ему сегодня съ такою кипучею ревностію, какъ будто видѣлись съ нимъ вчера или третьяго дня. Поэтому можно позавидовать ему, что произвелъ такихъ дѣтей; но можно позавидовать и вамъ, что вашимъ жребіемъ было имѣть такого отца. Благороденъ и удивителенъ корень, но и плоды достойны этого корня. Въ самомъ дѣлѣ, какъ корень какой-либо дивный, скрываясь въ нѣдрахъ земли, хотя самъ и не виденъ, обнаруживаетъ однакожъ добрую силу свою чрезъ плоды, такъ точно и блаженный Мелетій, скрытый въ этой гробницѣ, хотя самъ невидимъ для насъ для глазъ тѣлесныхъ, обнаруживаетъ однакожъ чрезъ васъ плоды свои, силу своей благодати; и если бы мы стали молчать, то и одно это празднество и горячее ваше усердіе достаточно для того, чтобы громче трубы возгласить о любви святаго Мелетія къ дѣтямъ, потому что онъ воспламенилъ въ душѣ вашей такую любовь къ себѣ, что вы и имя его одно горячо принимаете и возбуждаетесь при самомъ его названіи.

Поэтому и я теперь не просто, но нарочито и съ намѣреніемъ постоянно вставляю среди моихъ словъ это имя, и какъ иной, сплетая золотой вѣнецъ и осыпая его перлами, множествомъ камней дѣлаетъ діадему блистательнѣе, такъ и я, сплетая сегодня вѣнецъ похвалъ для блаженной этой главы, вставляю въ словѣ своемъ постоянныя упоминанія его имени, какъ-бы множества перловъ, надѣясь этимъ сдѣлать его болѣе пріятнымъ и блистательнымъ. Таковъ законъ и таково свойство любящихъ, — привязываться и къ однимъ только именамъ любимыхъ, и къ самымъ названіямъ относиться съ горячностію, чтó и вы испытали въ отношеніи къ сему блаженному. Въ самомъ началѣ, какъ онъ прибылъ въ городъ и вы приняли его, каждый изъ васъ называлъ свое дитя его именемъ, думая чрезъ это имя ввести святого въ домъ свой, и матери, минуя отцевъ, дѣдовъ и прадѣдовъ, давали новорожденнымъ дѣтямъ имя блаженнаго Мелетія. Благочестивая ревность побѣждала природу, и дѣти съ этого времени были любезными для родителей не по естественной только любви, но и по расположенію къ такому имени. Самое имя это считали и украшеніемъ родства, и утвержденіемъ дома, и спасеніемъ для называющихся имъ, и утѣшеніемъ любви; и какъ сѣдящіе во тьмѣ, какъ скоро зажжена одна лампада, зажигаютъ отъ нея много свѣтильниковъ, и каждый вноситъ ихъ въ домъ свой, такъ точно и тогда, когда это имя, какъ свѣтъ, явилось въ городѣ, каждый вносилъ въ свой домъ имя этого блаженнаго, какъ бы зажигая свѣтильникъ и какъ бы пріобрѣтая чрезъ такое названіе сокровище безчисленныхъ благъ. Подлинно, происходившее тогда было обученіемъ благочестію: по необходимости постоянно вспоминая это имя и содержа въ душѣ самого святого, находили въ имени его оружіе для отгнанія всякой безумной страсти и помысла; и сдѣлалось оно столь общеупотребительнымъ, что вездѣ, и на улицахъ, и на торжищахъ, и на поляхъ, и на дорогахъ, отовсюду слышалось это имя. Впрочемъ не къ имени только его вы питали такую привязанность, но и къ внѣшнему его виду. Какъ вы поступали съ его именемъ, такъ поступали и съ его изображеніемъ. Многіе начертывали этотъ святой образъ и на перстняхъ — вмѣсто камней, и на печатяхъ, и на чашахъ, и на стѣнахъ комнатъ, вездѣ, — чтобы не только слышать святое имя его, но и вездѣ видѣть тѣлесный образъ его, и имѣть двойное утѣшеніе въ разлукѣ съ нимъ.

Тотчасъ по вступленіи онъ былъ изгнанъ изъ города, потому что враги истины преслѣдовали его; а Богъ попустилъ это, желая показать вмѣстѣ и его добродѣтель, и ваше мужество. Такъ какъ онъ, пришедши какъ бы Моисей въ Египетъ, избавилъ городъ отъ еретическаго заблужденія и, отсѣкши гнилые и неисцѣльно больные члены отъ остального тѣла, возвратилъ цѣлой церкви совершенное здоровье, то враги истины, не вынося такого исправленія, склонили тогда царя изгнать его изъ города, надѣясь такимъ образомъ восторжествовать надъ истиною и разрушить исправленіе прежде бывшаго. Но случилось противное тому, чего они ожидали, и еще болѣе обнаружилась ваша ревность, и еще яснѣе просіяло его умѣнье научать: его (умѣнье) — въ томъ, что въ теченіе неполныхъ тридцати дней онъ смогъ такъ утвердить васъ въ ревности по вѣрѣ, что когда и безчисленные вѣтры потомъ налегали, ученіе это осталось непоколебимымъ; а ваша ревность обнаружилась въ томъ, что вы съ такимъ тщаніемъ приняли сѣмена, посѣянныя имъ въ теченіе неполныхъ тридцати дней, что они пустили корни въ глубину вашей души и не поддались уже ни одному изъ случавшихся послѣ того искушеній.

2. Несправедливо было бы опустить и то, чтó случилось при самомъ изгнаніи. Когда начальникъ города, посадивъ на колесницѣ близъ себя святого, проѣзжалъ быстро среди площади, то камни, какъ градъ, со всѣхъ сторонъ посыпались на голову начальника, потому что граждане не переносили разлуки и хотѣли лучше лишиться настоящей жизни, нежели видѣть отторгнутымъ этого святого. Что же сдѣлалъ тогда этотъ блаженный? Увидѣвъ бросаемые камни, онъ покрылъ голову начальника своими одеждами, и враговъ пристыдивъ чрезмѣрною кротостію, и вмѣстѣ ученикамъ своимъ преподавъ наставленіе, какое должно оказывать незлобіе къ обижающимъ, и какъ не только не слѣдуетъ дѣлать имъ никакого зла, но, если и отъ другихъ угрожаетъ имъ опасность, то и ее отклонять со всею ревностію. Кто не изумлялся тогда, видя и неистовую любовь гражданъ, и поражаясь высокимъ любомудріемъ учителя, его смиреніемъ и кротостію? Подлинно, неожиданно было случившееся тогда. Пастырь былъ изгоняемъ, а овцы не разсѣивались; кормчій былъ выбрасываемъ, а ладья не погружалась; земледѣлецъ подвергался преслѣдованію, а виноградъ приносилъ большій плодъ. Такъ какъ вы были связаны другъ съ другомъ союзомъ любви, то ни наведенныя искушенія, ни возникшія опасности, ни дальность пути, ни продолжительность времени, и ничто другое не смогло отлучить васъ отъ общенія съ блаженнымъ пастыремъ. Онъ былъ изгоняемъ для того, чтобы сталъ далекимъ отъ дѣтей; но случилось противное: онъ еще тѣснѣе соединился съ вами узами любви, и отправился въ Арменію, взявъ съ собою весь городъ. Тѣло его, конечно, оставалось въ томъ отечествѣ, но сердце и умъ, воспаряя благодатію Духа, какъ бы на какихъ крыльяхъ, и постоянно присутствуя среди васъ, содержали весь этотъ народъ въ душѣ его. То же самое испытали и вы. Сидя здѣсь въ предѣлахъ этого города, вы духомъ любви ежедневно улетали въ Арменію, смотрѣли на святое лице, слушали пріятнѣйшій и блаженный голосъ, и затѣмъ опять возвращались. По этой причинѣ Богъ и попустилъ ему тотчасъ быть изгнаннымъ изъ города, чтобы, какъ я прежде сказалъ, показать нападающимъ на васъ врагамъ и твердость вашей вѣры, и его опытность въ ученіи.

Это ясно и изъ того, что, возвратившись послѣ перваго изгнанія, онъ пробылъ здѣсь не тридцать только дней, но (цѣлые) мѣсяцы и годы, не одинъ и не два, а больше, и такъ какъ вы дали достаточное доказательство твердости въ вѣрѣ, то Богъ и далъ вамъ снова безбоязненно наслаждаться отцемъ. Подлинно, величайшее было наслажденіе — видѣть святое лице его. Не только когда онъ училъ, или говорилъ, но и когда просто смотрѣли на него, онъ былъ въ состояніи внѣдрить всякое ученіе добродѣтели въ душу зрителей. Поэтому, когда онъ возвращался къ вамъ и весь городъ перешелъ на дорогу, то одни близко подходили къ нему, прикасались къ ногамъ, цѣловали руки и слушали голосъ; а другіе, задержанные толпою, только издали глядя на него, получали отъ лицезрѣнія его какъ будто достаточное благословеніе, чувствовали себя нисколько не хуже находившихся вблизи, и такимъ образомъ уходили съ полнымъ довольствомъ. И что бывало при апостолахъ, то же случилось и при немъ. Какъ при апостолахъ, тѣ, которые не могли подойти и быть близко, отъ тѣни ихъ, простиравшейся и издали касавшейся ихъ, получали такую же благодать и одинаково здоровыми уходили, — такъ точно и теперь тѣ, которые не могли подойти, чувствовали какъ бы нѣкоторую духовную славу, исходившую отъ святой главы сей и достигавшую до самыхъ отдаленныхъ, и всѣ уходили, отъ одного лицезрѣнія его исполнившись всякаго благословенія.

3. Когда наконецъ общему всѣхъ Богу угодно было воззвать его изъ настоящей жизни и поставить въ ликъ ангеловъ, то и это произошло не просто, но вызываетъ его грамата царя, подвигнутаго къ тому Богомъ, — вызываетъ его не въ близкое какое-либо и сосѣднее мѣсто, въ самую Ѳракію, чтобы и галаты, и виѳиняне, и киликійцы и каппадокійцы и всѣ живущіе близъ Ѳракіи узнали наше сокровище, чтобы епископы всей земли, взирая на святость его, какъ на первоначальный образецъ, и получивъ въ немъ очевидный, ясный примѣръ служенія въ этомъ достоинствѣ, имѣли вѣрное и яснѣйшее правило, по которому должно устроять церкви и управлять. Тогда многіе изъ многихъ мѣстъ вселенной стеклись туда, какъ ради величія города, такъ и по причинѣ пребыванія въ немъ царя; епископы же церквей всѣ созваны были туда царскими граматами, потому что церкви, оправившись отъ долгой войны и бури, начинали пользоваться миромъ и тишиною. Поэтому тогда прибылъ туда и онъ (святой Мелетій). И какъ при трехъ отрокахъ, когда они имѣли быть прославленными и увѣнчанными, погасивъ силу огня, поправъ гордость властителя и обличивъ всякій видъ нечестія, сидѣли зрители со всей вселенной, (сатрапы же и власти высшія и мѣстныя со всей земли были созваны по другой причинѣ, но сдѣлались зрителями и этихъ подвижниковъ), такъ точно случилось и теперь, чтобы составилось для блаженнаго блестящее собраніе зрителей: присутствовали созванные по иной причинѣ епископы, управлявшіе церквами всей земли, и созерцали этого святого. Когда же они насмотрѣлись на него, и вѣрно познали его благочестіе, мудрость, ревность по вѣрѣ и всякую совершенную въ немъ добродѣтель, подобающую священнослужителю, тогда Богъ воззвалъ его къ Себѣ.

Случилось же это и изъ жалости къ нашему городу. Если бы онъ здѣсь испустилъ духъ, невыносимо должно бы было стать бремя этого несчастія. Кто могъ бы видѣть этого блаженнаго испускающимъ послѣдніе вздохи? Кто могъ бы видѣть вѣки глазъ его закрывающимися и уста смыкающимися, вѣщающими послѣднія слова? Кто, видя это, не палъ бы духомъ отъ великаго несчастія? Посему, чтобы не было этого, Богъ устроилъ, что онъ испустилъ духъ въ чужой странѣ, дабы въ промежуточное время размысливъ о несчастіи и пріучивъ нашъ умъ къ горести, мы не были потрясены въ душѣ, когда увидимъ его прибывшаго мертвымъ, какъ дѣйствительно и случилось. Когда городъ встрѣчалъ святое тѣло его, то, хотя и въ такихъ обстоятельствахъ сѣтовалъ и сильно рыдалъ, но скоро оставилъ этотъ плачъ какъ по сказанной причинѣ, такъ и по другой, о которой намѣреваюсь сказать.

Именно: человѣколюбивый Богъ, сжалившись надъ нашею скорбію, скоро указалъ намъ другого пастыря [2], который съ великою точностію сохраняетъ черты предшественника и представляетъ образецъ всякой добродѣтели, который, по вступленіи на престолъ, тотчасъ сложилъ съ насъ печальную одежду и угасилъ скорбь, а память о блаженномъ возобновилъ еще болѣе. Боль исчезла, уныніе совершенно устранено, а любовь воспламенилась еще сильнѣе, хотя обыкновенно этого не бываетъ и при потерѣ самыхъ любимыхъ. Когда кто-нибудь потеряетъ любимаго сына или жена — уважаемаго мужа, то, доколѣ сохраняетъ о немъ живую память, и скорбь болѣе сильно снѣдаетъ душу; а когда время проходя смягчитъ скорбь, то вмѣстѣ съ силою скорби угасаетъ и живость воспоминанія. Съ этимъ же блаженнымъ было напротивъ: уныніе уже совершенно изгнано, а память о немъ не исчезла вмѣстѣ съ печалію, но еще больше возрасла. И свидѣтели этому — вы, которые, спустя столько времени (послѣ его кончины), какъ пчелы сотъ, окружили тѣло блаженнаго Мелетія. Побужденіемъ къ тому было не естественное расположеніе къ нему, но здравое сужденіе ума; поэтому память о немъ и не угасла съ его смертію и не ослабѣла отъ времени, но увеличивается и болѣе возрастаетъ не только въ тѣхъ изъ васъ, которые видѣли его, но и въ невидавшихъ. Это-то и удивительно, что даже и тѣ, которые были еще очень молоды при его жизни, сами воспламеняются любовію къ нему. Такимъ образомъ вы, старцы, имѣете преимущество предъ невидѣвшими его въ томъ именно, что были вмѣстѣ съ нимъ и наслаждались святымъ общеніемъ; а невидѣвшіе имѣютъ то преимущество предъ вами, что, не видѣвъ этого мужа, оказываютъ любовь къ нему не менѣе васъ, видѣвшихъ его. Будемъ же молиться всѣ вмѣстѣ, начальники и подчиненные, жены и мужи, старцы и юноши, рабы и свободные, — имѣя самого блаженнаго Мелетія участникомъ этой молитвы (а нынѣ у него большее дерзновеніе и болѣе горячая любовь къ намъ), чтобы эта любовь въ насъ возрастала, и чтобы всѣмъ намъ удостоиться подобно тому, какъ здѣсь находимся близъ его гробницы, такъ и тамъ имѣть возможность быть близъ его вѣчной обители, и получить уготованныя блага, которыхъ да сподобимся всѣ мы, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу, со Святымъ Духомъ, слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Память св. Мелетія празднуется 12 февраля, и въ этотъ же день, въ 387 году, по всей вѣроятности произнесена бесѣда.
[2] Т. е. епископа Флавіана.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ второй: Въ двухъ книгахъ. Кн. II. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1896. — С. 557-562.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0