Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 30.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ родился ок. 347 г. отъ знатныхъ, богатыхъ и благочестивыхъ жителей Антіохіи, Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, онъ росъ подъ руководствомъ своей благочестивой матери, отличавшейся высокими умственными и нравственными качествами и посвятившей себя, несмотря на свою молодость, исключительно его воспитанію. Благочестивая и цѣломудренная вдовица своей нѣжной любовію воспитывала въ своемъ сынѣ любящее сердце, свойственное его природѣ, а примѣромъ своей истинно-христіанской жизни учила его покорности волѣ Божіей, самоотреченію ради высшихъ нравственныхъ цѣлей и непоколебимой твердости въ преслѣдованіи этихъ цѣлей и въ борьбѣ съ испытаніями и невзгодами жизни. Все свое раннее дѣтство св. Іоаннъ провелъ въ занятіяхъ Священнымъ Писаніемъ, изучая его подъ руководствомъ своей матери. Раннее знакомство съ Библіей и благотворное вліяніе на сердце св. Іоанна его добродѣтельной матери воспитали въ немъ пламенное стремленіе къ добродѣтельной и святой жизни и отвращеніе къ господствующей въ его время повсюду пышности и всякого рода порокамъ. Юношею св. Іоаннъ слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія. далѣе>>

Творенія

Свт. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.)
Похвальныя бесѣды на праздники Господа нашего Іисуса Христа и Его святыхъ.

Похвала святому отцу нашему Евстаѳію, архіепископу Антіохіи Великой [1].

1. Одинъ мудрый и опытный въ любомудріи мужъ, въ точности изучившій природу дѣлъ человѣческихъ и познавшій ихъ непрочность, что ничего нѣтъ надежнаго и вѣрнаго, внушаетъ всѣмъ вообще людямъ не ублажать никого прежде смерти (Сир. 11, 28). Посему, такъ какъ блаженный Евстаѳій уже скончался, мы со всею смѣлостію уже можемъ прославлять его, потому что если никого не должно ублажать прежде смерти, то ублажать достойныхъ послѣ ихъ кончины можно безукоризненно. Подлинно, онъ уже прошелъ пучину житейскихъ дѣлъ, избавился отъ возмущенія волнъ, приплылъ въ тихую и безмятежную пристань, не подлежитъ неизвѣстности будущаго, не подверженъ паденію, но, какъ бы стоя теперь на какомъ-нибудь камнѣ и высокой скалѣ, смѣется надъ всякими волнами. Итакъ, ублажать его — безопасно, прославлять его — безукоризненно, потому что онъ уже не боится перемѣны, не опасается паденія. Мы, еще живущіе, подобно колеблющимся среди моря, подлежимъ многимъ перемѣнамъ; какъ тѣ то поднимаются вверхъ, когда воздымаются волны, то низвергаются въ самую бездну, при чемъ ни это возвышеніе не безопасно, ни это низверженіе не постоянно, потому что то и другое зависитъ отъ водъ, текущихъ и не останавливающихся, — такъ точно и въ дѣлахъ человѣческихъ нѣтъ ничего твердаго и постояннаго, но часты и быстры перемѣны. Одинъ счастіемъ вознесенъ на высоту, а другой несчастіемъ низринутъ въ глубокую бездну; но и тотъ пусть не гордится, и этотъ не отчаивается, потому что каждаго постигнетъ весьма скорая перемѣна, — тотъ же не (испытываетъ этого), кто переселился на небо, отошелъ къ вожделѣнному Іисусу, пришелъ въ страну безмятежную, откуда отбѣже болѣзнь и печаль и воздыханіе (Ис. 25, 10). Тамъ нѣтъ ни подобія перемѣны, нѣтъ ни тѣни измѣненія, но все твердо и непоколебимо, все крѣпко и устойчиво, все нетлѣнно и безсмертно, все неразрушимо и пребываетъ навсегда. Поэтому и говорится: прежде смерти не блажи никогоже (Сир. 11, 28). Почему? Потому, что будущее неизвѣстно, и естество наше слабо; воля не дѣятельна, грѣхъ легко овладѣваетъ нами и много сѣтей: познавай, говорится, яко посредѣ сѣтей минуеши (Сир. 9, 18); непрестанныя искушенія, великое множество дѣлъ, постоянное нападеніе бѣсовъ, непрерывныя возстанія страстей: вотъ почему и говорится: прежде смерти не блажи никогоже. Итакъ, ублажать достойнаго послѣ его смерти безопасно; или лучше, не просто послѣ его смерти, но послѣ смерти такой, когда кто окончитъ жизнь съ вѣнцемъ, съ исповѣданіемъ и вѣрою нелицемѣрною. Если нѣкто назвалъ блаженными и просто умершихъ, то не гораздо ли болѣе (можно такъ назвать) умершихъ такимъ образомъ?

Кто же, скажешь, назвалъ блаженными просто умершихъ? Соломонъ, премудрый Соломонъ. Не будь невнимателенъ къ этому мужу, но представь, кто онъ былъ, какъ жилъ, въ какой безопасности и наслажденіи провелъ пріятную и безпечальную жизнь. Онъ прошелъ всѣ роды удовольствій, обдумалъ всѣ способы душевнаго наслажденія, изыскалъ различные и многообразные виды радостей, и, повѣствуя о нихъ, говорилъ: создахъ ми домы, насадихъ ми винограды, сотворихъ ми вертограды и сады, сотворихъ ми купѣли водныя, притяжахъ рабы и рабыни, и домочадцы быша ми, и стяжаніе скота и стадъ ми бысть, собрахъ злато и сребро, подобно песку, сотворихъ ми, поющихъ и поющыя, виночерпцы и виночерпицы (Еккл. 2, 4-8). Итакъ, что самъ онъ говоритъ при такомъ обиліи богатства, имуществъ, удовольствій и наслажденій? Ублажихъ азъ, говоритъ, умершихъ паче живыхъ, и благъ паче сихъ, иже еще не бысть (Еккл. 4, 2-3). Поистинѣ достовѣрный обличитель наслажденій, произносящій о нихъ такой приговоръ. Если бы кто-нибудь изъ жившихъ въ бѣдности и нищетѣ произнесъ этотъ приговоръ противъ удовольствій, то можно было бы подумать, что онъ осуждаетъ ихъ не по справедливости, а по незнанію ихъ; но когда порицаетъ ихъ тотъ, кто прошелъ всѣ эти удовольствія и изслѣдовалъ каждый путь ихъ, то осужденіе уже не подлежитъ сомнѣнію. Можетъ быть, вы думаете, что слово наше уклонилось отъ настоящаго своего предмета; но если мы вникнемъ, то найдемъ, что сказанное находится съ нимъ въ ближайшемъ отношеніи. Въ дни памяти мучениковъ необходимо послѣдовательно и бесѣды вести о любомудріи. Говоримъ это не осуждая настоящую жизнь, — да не будетъ, — но порицая удовольствія, потому что не жизнь есть зло, но — жизнь безцѣльная, необдуманная.

2. Итакъ, кто прожилъ настоящую жизнь въ добрыхъ дѣлахъ и въ надеждѣ будущихъ благъ, тотъ возможетъ сказать, подобно Павлу, что иже жити во плоти, много паче лучше; сіе бо плодъ дѣла (Флп. 1, 22-24), — какъ было и съ блаженнымъ Евстаѳіемъ, который и жизнію и смертію воспользовался по надлежащему. Онъ потерпѣлъ смерть за Христа не въ собственной странѣ, а въ чужой. Это — дѣло враговъ; они изгнали его изъ отечества, дабы посрамить его, но онъ сдѣлался еще славнѣе и знаменитѣе чрезъ изгнаніе на чужбину, какъ доказалъ и конецъ дѣлъ. Такова слава его, что, тогда какъ тѣло его покоится во Ѳракіи, память его ежедневно процвѣтаетъ у насъ, и, хотя гробъ его находится въ той варварской странѣ, но любовь наша, не смотря на столь великое разстояніе и столь долгое время, ежедневно возрастаетъ: или лучше, если нужно сказать правду, и гробъ его у насъ, а не только во Ѳракіи. Памятниками святыхъ служатъ не могилы, гробницы, столбы и надписи, но добрыя дѣла, ревность по вѣрѣ и чистая предъ Богомъ совѣсть. Подлинно, блистательнѣе всякаго столба воздвигнута мученику эта церковь, заключающая въ себѣ письмена не безгласныя, но самыми дѣлами громче трубы возвѣщающія его память и славу; и каждый изъ васъ, присутствующихъ здѣсь, есть гробница этого святого, гробница одушевленная и духовная. Если я раскрою совѣсть каждаго изъ васъ, присутствующихъ, то найду, что этотъ святой пребываетъ внутри души вашей. Видите ли, какъ враги не пріобрѣли ничего, какъ они не угасили славы его, но еще болѣе возвысили ее и сдѣлали блистательнѣйшею, устроивъ столько гробницъ вмѣсто одной, гробницъ одушевленныхъ, гробницъ издающихъ голосъ, гробницъ приготовляющихся къ такой же ревности? Поэтому я и называю тѣла святыхъ источниками, и корнями, и мѵромъ духовнымъ. Почему? Потому, что каждый изъ упомянутыхъ предметовъ не удерживаетъ собственной доброты въ себѣ только, но и распространяетъ ее на далекое разстояніе. Напримѣръ: источники даютъ много воды и не удерживаютъ ее въ своихъ нѣдрахъ, но, производя длинныя рѣки, соединяются съ моремъ, и длиною ихъ, какъ бы протянутою рукою, берутся за морскія воды. Также корень растеній скрывается внизу, въ нѣдрахъ земли, но не удерживаетъ всей силы своей въ глубинѣ; и особенно таково свойство виноградныхъ лозъ, вьющихся по деревьямъ. Когда онѣ распространяютъ свои вѣтви по высокимъ стволамъ, то простираютъ вьющіяся по этимъ подпоркамъ отрасли на далекое разстояніе, образуя густотою своихъ листьевъ какую-то длинную кровлю. Таково свойство и мѵра: часто оно лежитъ въ каморкѣ, но благоуханіе его, распространяясь чрезъ окна на улицы, переулки и площади, и ходящимъ внѣ даетъ знать о скрывающейся внутри добротѣ ароматовъ. Если же источникъ, и корень, и растенія, и ароматы по природѣ своей имѣютъ такую силу, то гораздо болѣе тѣла святыхъ; а что сказанное мною неложно, свидѣтели — вы сами. Такъ, тѣло этого мученика лежитъ во Ѳракіи; а вы, не во Ѳракіи находясь, но отстоя далеко отъ той страны, ощущаете благоуханіе на такомъ разстояніи, — и поэтому и собрались, такъ что ни дальность пути не воспрепятствовала, ни продолжительность времени не заглушила. Таково свойство духовныхъ доблестей; онѣ не прерываются никакимъ тѣлеснымъ препятствіемъ, но цвѣтутъ и возрастаютъ каждый день, и ни продолжительность времени не ослабляетъ ихъ, ни пространство пути не преграждаетъ.

Не удивляйтесь однакожъ, что, начиная это слово и похвалы, я назвалъ этого святого мученикомъ; онъ своею смертію окончилъ жизнь: какъ же онъ мученикъ? Я часто говорилъ вашей любви, что мученикомъ дѣлаетъ не одна только смерть, но и душевное расположеніе. Не за конецъ дѣла, но и за намѣреніе часто сплетается вѣнецъ мученичества. И не я, но Павелъ даетъ такое опредѣленіе мученичеству, говоря именно такъ: по вся дни умираю (1 Кор. 15, 31). Какъ ты умираешь каждый день? Какъ возможно одному смертному тѣлу принять множество смертей? Расположеніемъ, говоритъ, и готовностію къ смерти. Такъ судитъ и Богъ; и Авраамъ не окровавилъ меча, не обагрилъ жертвенника, не заклалъ Исаака, — однакоже совершилъ жертвоприношеніе. Кто говоритъ это? Самъ принявшій жертву: не пощадѣлъ еси, говоритъ Онъ, сына твоего возлюбленнаго Мене ради (Быт. 22, 12). Между тѣмъ Авраамъ взялъ его живымъ и возвратилъ здоровымъ; какъ же онъ не пощадѣлъ? А такъ, что о такихъ жертвахъ я сужу, говоритъ Господь, не по концу дѣлъ, но по расположенію рѣшающихся. Не умертвила рука, но умертвило намѣреніе; не вонзился мечъ въ горло отрока, не перерѣзалъ шеи, но бываетъ жертва и безъ крови. Знаютъ, о чемъ говорится, посвященные въ тайны. Посему и та жертва совершилась безъ крови, такъ какъ она имѣла быть прообразомъ этой. Видишь ли, какъ еще въ Ветхомъ Завѣтѣ предначертанъ образъ? Не отрицай же истины.

3. Итакъ этотъ мученикъ, — а наше слово показало его мученикомъ, — готовъ былъ на безчисленныя смерти, и всѣ ихъ претерпѣлъ расположеніемъ и ревностію, — много опасностей, постигшихъ его, перенесъ и самымъ опытомъ. И изъ отечества изгнали его, и на чужбину отправили, и многое другое воздвигли тогда противъ этого блаженнаго, хотя не имѣли никакой справедливой причины къ обвиненію, а только то, что, слушаясь словъ Павла: почтоша и послужиша твари паче Творца (Рим 1, 25), онъ удалился отъ нечестія и убоялся беззаконія; но это достойно вѣнцовъ, а не обвиненія. Ты же посмотри на злобу діавола. Такъ какъ еще недавно прекратилась языческая война и всѣ церкви только что отдохнули отъ жестокихъ и непрерывныхъ гоненій, и еще немного прошло времени, какъ затворены были всѣ храмы (идольскіе), погашены жертвенники и сокрушено все бѣсовское неистовство, то это печалило злого бѣса, и онъ не могъ спокойно переносить мира церкви; что же онъ дѣлаетъ? Онъ производитъ еще другую жестокую войну. Та была внѣшняя, а эта внутренняя; въ такой же войнѣ гораздо труднѣе сберечь себя, и легче погибнуть подвергающимся ей.

Въ это-то время блаженный этотъ управлялъ нашею церковію. Болѣзнь эта, какъ нѣкоторая сильная зараза, поднялась изъ странъ Египта; потомъ, пройдя чрезъ промежуточные города, скоро вторглась и въ нашъ городъ. Но онъ, бодрствуя, и наблюдая, и предвидя издалека все, имѣвшее случиться, отклонялъ приближавшуюся войну, и, какъ мудрый врачъ, прежде чѣмъ болѣзнь вторглась въ городъ, пребывая здѣсь, приготовлялъ лѣкарства, и управлялъ этимъ священнымъ кораблемъ съ великою предусмотрительностію, посѣщая всѣ мѣста, воодушевляя корабельщиковъ, мореходцевъ, всѣхъ пловцевъ, и возбуждая ихъ къ вниманію и бодрствованію, какъ будто морскіе разбойники нападали и покушались отнять сокровище вѣры. И не только здѣсь онъ примѣнялъ такое попеченіе, но и повсюду посылалъ людей, которые бы учили, убѣждали, совѣтовали, заграждали доступъ противникамъ. Онъ былъ хорошо наученъ благодатію Духа, что предстоятель церкви долженъ заботиться не о той одной церкви, которая вручена ему Духомъ, но и о всей церкви по вселенной; этому научился онъ изъ священныхъ молитвъ. Если должно, говорилъ онъ, творить молитвы за вселенскую церковь, отъ концевъ до концевъ вселенной, то тѣмъ болѣе должно проявлять и попеченіе объ ней о всей, равно заботиться о всѣхъ (церквахъ) и пещись о всѣхъ. И что было со Стефаномъ, это случилось и съ нимъ. Какъ іудеи, не въ силахъ будучи противиться мудрости Стефана, побили того святого камнями (Дѣян. 7, 58), — такъ и эти, не въ силахъ будучи противиться мудрости Евстаѳія и видя, что укрѣпленія охраняются, изгоняютъ наконецъ проповѣдника изъ города. Но голосъ его не замолкъ; человѣкъ былъ изгнанъ, а слово ученія не было изгнано. Такъ и Павелъ былъ связанъ, а слово Божіе не было связано (2 Тим. 2, 9); и этотъ былъ въ чужой странѣ, а ученіе его съ нами. Итакъ, изгнавши его, они стремительно напали, подобно сильному потоку, но ни растеній не исторгли, ни сѣмянъ не залили, ни воздѣланной нивы не повредили: такъ укоренилось хорошо и искусно воздѣланное его мудростію! Впрочемъ нужно сказать, для чего Богъ попустилъ ему быть изгнаннымъ отсюда. Эта церковь только что передохнула; имѣла не малое утѣшеніе въ управленіи Евстаѳія; онъ со всѣхъ сторонъ ограждалъ ее и отражалъ нападенія враговъ.

Для чего же онъ былъ изгнанъ, для чего Богъ попустилъ гонителямъ его? Для чего? Не подумайте, что слова мои послужатъ къ разрѣшенію одного только этого недоумѣнія; нѣтъ, если случится вамъ говорить о подобномъ и съ язычниками, или еретиками, то, что будетъ сказано, будетъ достаточно къ разрѣшенію всякаго недоумѣнія. Богъ попускаетъ истинной и апостольской вѣрѣ Своей подвергаться многимъ нападеніямъ, а ересямъ и язычеству попускаетъ наслаждаться спокойствіемъ; для чего? Для того, чтобы ты позналъ слабость ихъ, когда онѣ, и не тревожимыя, сами собою разрушаются, и чтобы ты убѣдился въ силѣ вѣры, которая терпитъ нападенія, и чрезъ самихъ противниковъ умножается. А что это не моя догадка, но божественный отвѣтъ, данный свыше, послушаемъ, чтó говоритъ объ этомъ Павелъ, — и онъ вѣдь нѣкогда испытывалъ нѣчто человѣческое, потому что, хотя онъ былъ и Павелъ, но причастенъ былъ нашего естества. Что же онъ испытывалъ? Онъ былъ гонимъ, подвергался нападеніямъ, терпѣлъ бичеванія, подвергался безчисленнымъ кознямъ отвнѣ и извнутри, отъ казавшихся своими, отъ чужихъ; и нужно ли исчислять, сколько онъ перенесъ бѣдствій? Итакъ, изнемогая и уже не перенося нападеній враговъ, которые всегда разрушали его ученіе и противились его слову, онъ припадаетъ къ Господу, призываетъ Его и говоритъ: дадеся ми пакостникъ плоти, ангелъ сатанинъ, да ми пакости дѣетъ: о семъ трикраты Господа молихъ, и рече ми: довлѣетъ ти благодать Моя: сила бо Моя въ немощи совершается (2 Кор. 12, 7-9). Знаю, что нѣкоторые считаютъ это немощью тѣлесною; но это не такъ, не такъ, — а называетъ онъ ангеломъ сатаны людей, противодѣйствовавшихъ ему, потому что это сатана есть слово еврейское; сатана значитъ: противникъ. Такимъ образомъ орудія діавола и людей, служащихъ ему, Павелъ называетъ ангелами его. Почему же, скажутъ, прибавлено: плоти? Потому, что плоть подвергалась бичеваніямъ, но душа была легка, возбуждаясь надеждою будущихъ благъ; козни враговъ не касались души его и не сокрушали внутреннихъ помысловъ, но достигали только плоти, и эта война не могла проникнуть внутрь. Такъ какъ плоть была раздираема, бичуема, связываема — связать же душу невозможно было, — то онъ и говоритъ: дадеся ми пакостникъ плоти, ангелъ сатанинъ, да ми пакости дѣетъ, намекая на искушенія, скорби, гоненія. Потомъ что? О семъ трикраты, говоритъ, Господа молихъ, то есть, часто я молился, говоритъ, чтобы хотя немного отдохнуть отъ искушеній. Но вы помните причину, о которой я сказалъ, что Богъ попускаетъ рабамъ Своимъ терпѣть бичеванія, быть гонимыми и испытывать безчисленныя бѣдствія, именно для того, чтобы показать Свою силу. Вотъ и здѣсь апостолъ, молившійся о томъ, чтобы отступили отъ него безчисленныя бѣдствія и противники, не получилъ просимаго; приводитъ и причину, почему онъ не получилъ просимаго. Какая же это причина? Ничто не препятствуетъ опять напомнить ее. Довлѣетъ ти, говоритъ Онъ, благодать Моя: сила бо Моя въ немощи совершается.

4. Видишь ли, что Богъ для того попускаетъ ангеламъ сатаны нападать на рабовъ Его и причинять имъ безчисленныя бѣдствія, чтобы проявилась сила Его? Поистинѣ, съ язычниками ли или съ жалкими іудеями мы станемъ разсуждать, для насъ достаточно будетъ для доказательства божественной силы то, что вѣра, подвергаясь безчисленнымъ войнамъ, одержала верхъ, и тогда какъ вся вселенная противоборствовала и всѣ съ великимъ жаромъ гнали тѣхъ двѣнадцать человѣкъ, т. е. апостоловъ, они, бичуемые, гонимые и терпѣвшіе безчисленныя бѣдствія, были въ состояніи въ короткое время съ полнымъ превосходствомъ побѣдить причинявшихъ имъ это. Для того Богъ попустилъ и блаженному Евстаѳію быть отправленнымъ на чужбину, чтобы еще болѣе показать намъ и силу истины и безсиліе еретиковъ. Итакъ онъ, отправляясь въ ссылку, хотя покинулъ городъ, но любви къ вамъ не покинулъ, и хотя былъ изгнанъ изъ церкви, но не считалъ себя чуждымъ предстоятельства и попеченія о васъ, а тогда еще болѣе оказывалъ попеченіе и заботливость, и, призвавъ всѣхъ, увѣщевалъ не отлучаться, не уступать волкамъ и не предавать имъ паствы, но оставаться внутри, заграждая имъ уста и обличая ихъ, а простѣйшихъ изъ братьевъ утверждая. А что онъ повелѣлъ хорошо, это показалъ конецъ дѣла: если бы вы тогда не остались въ церкви, то большая часть города погибла бы, потому что въ пустынѣ волки пожираютъ овецъ; но его рѣчь воспрепятствовала имъ безстыдно обнаружить свою злобу. Впрочемъ, не одинъ только конецъ дѣла показалъ это, но и слова Павла, такъ какъ онъ по наставленію апостола сдѣлалъ такое увѣщаніе. Что же говоритъ Павелъ? Готовясь нѣкогда быть отведеннымъ въ Римъ въ послѣднее путешествіе, послѣ котораго уже не надѣялся видѣть учениковъ, онъ говорилъ: я болѣе не увижу васъ; говорилъ это, не опечалить ихъ желая, но утвердить. Итакъ, намѣреваясь отправиться оттуда, онъ утверждалъ ихъ такими словами: вѣмъ, яко по отшествіи моемъ внидутъ въ васъ волцы тяжцы, и отъ васъ самѣхъ востанутъ мужіе глаголющіи развращенная (Дѣян. 20, 29-30). Троякая война: естество дикихъ звѣрей, жестокость войны, то, что нападаютъ не чужіе, а свои, поэтому естественно война болѣе жестока. Въ самомъ дѣлѣ, если кто станетъ нападать на меня и воевать отвнѣ, то я легко смогу побѣдить его; если же рана зарождается внутри, отъ самого тѣла, то зло становится трудно исцѣлимымъ. Такъ точно было и тогда. Поэтому онъ и увѣщевалъ, говоря: внимайте себѣ и всему стаду (Дѣян. 20, 28); не сказалъ: покинувъ овецъ, бѣгите вонъ. Слѣдуя этому наставленію, и блаженный Евстаѳій увѣщевалъ учениковъ своихъ, — что именно слышалъ этотъ мудрый и доблесткый учитель, это слово исполнилъ онъ на дѣлѣ. Такъ, при нападеніи волковъ, онъ не покинулъ овецъ, и хотя не восходилъ на престолъ начальствованія, но это ничего не значило для благородной и любомудрой души. Почести начальниковъ онъ оставлялъ другимъ, а труды начальниковъ переносилъ самъ, обращаясь среди волковъ. Зубы звѣрей нисколько не вредили ему: настолько вѣра его была сильнѣе ихъ угрызеній! Такимъ образомъ, вращаясь внутри, и занимая всѣхъ ихъ борьбою съ нимъ самимъ, онъ доставлялъ овцамъ великую безопасность. Но онъ не одно только это дѣлалъ, что заграждалъ уста врагамъ, и отражалъ богохульства, но обходилъ и самыхъ овецъ и узнавалъ, не уязвленъ ли кто стрѣлою, не получилъ ли тяжелой раны, и тотчасъ прикладывалъ лѣкарство. Дѣлая это, онъ во всѣхъ вложилъ закваску истинной вѣры, и не прежде отошелъ, какъ когда уже, по устроенію Божію, блаженный Мелетій пришелъ принять все это тѣсто; тотъ посѣялъ, а этотъ пришедши пожалъ. Такъ было и при Моисеѣ и Ааронѣ. Они, подобно закваскѣ, обращаясь среди египтянъ, сдѣлали многихъ ревнителями своего благочестія. Объ этомъ свидѣтельствуетъ и Моисей, когда говоритъ, что многи пришельцы изыдоша вмѣстѣ съ израильтянами (Исх. 12, 38). Этому Моисею подражая, блаженный еще прежде начальствованія исполнялъ дѣла начальства, потому что и Моисей, еще не получивъ руководительства народомъ, весьма сильно и мужественно наказывалъ обижающихъ, защищалъ обижаемыхъ, и оставивъ царскую трапезу, почести и преимущества, поспѣшилъ къ глинѣ и дѣланію кирпичей, полагая, что попеченіе о своихъ почтеннѣе всякой роскоши, удовольствія и почестей. На него взирая тогда, и этотъ увѣщевалъ всѣхъ начальниковъ имѣть попеченіе о народѣ, и предпочелъ покою труды и изгнанія отовсюду, подвергаясь непрестаннымъ озлобленіямъ каждый день. Но все для него было легко, потому что самое дѣло доставляло ему достаточное утѣшеніе въ случившемся. За все это воздавъ благодарность Богу, будемъ подражать добродѣтелямъ этихъ святыхъ, чтобы участвовать съ ними и въ вѣнцахъ, благодатію и человѣколюбіемь Господа нашего Іисуса Христа, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу, со Святымъ Духомъ, слава, честь и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Слово это произнесено въ Антіохіи позднѣе бесѣды объ обличеніи ап. Петра ап. Павломъ и предъ похвалою св. мученику Роману. Память св. Евстаѳія празднуется 17 ноября.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ второй: Въ двухъ книгахъ. Кн. II. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1896. — С. 642-650.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0