Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 29 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ родился ок. 347 г. отъ знатныхъ, богатыхъ и благочестивыхъ жителей Антіохіи, Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, онъ росъ подъ руководствомъ своей благочестивой матери, отличавшейся высокими умственными и нравственными качествами и посвятившей себя, несмотря на свою молодость, исключительно его воспитанію. Благочестивая и цѣломудренная вдовица своей нѣжной любовію воспитывала въ своемъ сынѣ любящее сердце, свойственное его природѣ, а примѣромъ своей истинно-христіанской жизни учила его покорности волѣ Божіей, самоотреченію ради высшихъ нравственныхъ цѣлей и непоколебимой твердости въ преслѣдованіи этихъ цѣлей и въ борьбѣ съ испытаніями и невзгодами жизни. Все свое раннее дѣтство св. Іоаннъ провелъ въ занятіяхъ Священнымъ Писаніемъ, изучая его подъ руководствомъ своей матери. Раннее знакомство съ Библіей и благотворное вліяніе на сердце св. Іоанна его добродѣтельной матери воспитали въ немъ пламенное стремленіе къ добродѣтельной и святой жизни и отвращеніе къ господствующей въ его время повсюду пышности и всякого рода порокамъ. Юношею св. Іоаннъ слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія. далѣе>>

Творенія

Полное собраніе твореній свт. Іоанна Златоуста

Сакра Гонорія Августа, посланная къ Государю востока Аркадію [1].

Хотя по поводу женскаго изображенія [1], въ новой копіи пущеннаго по провинціямъ и, по причинѣ толковъ людей недоброжелательныхъ, сдѣлавшагося извѣстнымъ во всемъ свѣтѣ, я напоминалъ въ другомъ письмѣ, что, вслѣдствіе сожалѣнія о такомъ фактѣ и вслѣдствіе пріостановки въ выполненіи предположенія, завистливая молва ослабѣваетъ, и народный языкъ не имѣетъ матеріала для своихъ обличеній, — хотя и относительно гибели Иллиріи съ искреннимъ расположеніемъ выразили мы предъ вами свое сожалѣніе о томъ, почему вы не хотите признать этого ущербомъ для государства и отчего это сдѣлалось извѣстнымъ изъ другихъ источниковъ, а не изъ письма вашей любви, — но не подобаетъ намъ скрыть предъ вашей свѣтлостью и того, что недавно произошло въ церковныхъ дѣлахъ не безъ опасности для государства и о чемъ быстрая молва, всегдашняя вѣстница всего худого, не умолчала, и, соотвѣтственно природѣ человѣческой, всегда возбуждающейся къ злословію новыми случаями, она, при оказавшемся поводѣ къ порицанію, по пристрастію къ жестокимъ пересудамъ, направляетъ свою злобу на несчастные случаи.

Недавно передавали, что въ Константинополѣ, въ священнѣйшій день досточтимой Пасхи, когда богослуженіе, долженствовавшее совершиться въ присутствіи государей, собрало въ одно мѣсто почти все населеніе сосѣднихъ городовъ, вдругъ каѳолическія церкви были заперты, священнослужители заключены подъ стражу, чтобы именно въ то время, когда милостію государевою открываются для преступниковъ печальные затворы темницъ, ужасная тюрьма заключила въ себѣ служителей благочестиваго закона и мира; совершеніе всѣхъ таинствъ встрѣтило препятствія, какъ въ военное время; нѣкоторые убиты въ самыхъ святилищахъ церковныхъ, и около алтарей свирѣпствовало такое насиліе, что и досточтимые епископы отправлялись въ ссылку, и кровь человѣческая — страшно сказать! — обагряла небесныя тайны.

Внезапно услышавъ объ этомъ, мы — признаюсь — были встревожены. Да и кто при такомъ кровавомъ преступленіи не побоялся бы гнѣва всемогущаго Бога? Или какимъ образомъ онъ могъ бы считать себя находящимся внѣ крайней опасности, угрожавшей римскому міру и всѣмъ людямъ, когда — о, великіе государи, братъ и племянникъ, досточтимые Августы! — самъ основатель нашей имперіи и правитель ввѣреннаго намъ государства, всемогущій Богъ, гнѣвается на гибельныя и отвратительныя преступленія? И если бы между представителями церкви шло дѣло о какомъ-нибудь религіозномъ вопросѣ, должно бы состояться совѣщаніе епископовъ, — такъ какъ имъ принадлежитъ истолкованіе предметовъ вѣры. Однако пусть попеченіе государево простирается нѣсколько дальше — на таинственные и каѳолическіе вопросы; неужели же возбужденное неудовольствіе должно было доходить до изгнанія священнослужителей, до убійства людей, такъ что тамъ, гдѣ приносятся чистыя молитвы, даются искренніе обѣты, совершаются жертвоприношенія, тамъ же обнажился бы мечъ, не легко устремляемый и на гортань преступниковъ? Сами наконецъ факты показываютъ, какими очами воззрѣлъ на это Богъ. Прежде всего, именно это было признакомъ предстоящаго напоминанія, и, о, если бы только это одно! Боязливость человѣческая, проникнутая сознаніемъ такого великаго преступленія, производитъ то, что, испытавъ ужасное мщеніе, мы боимся чего-либо болѣе тяжкаго, отъ чего да избавитъ всемогущій Богъ.

Слышу, что святой храмъ, украшенный отъ богатствъ столь многихъ императоровъ, знаменитый цѣнными украшеніями, почитаемый вслѣдствіе моленія въ немъ государей, горѣлъ, и это несравненное украшеніе константинопольской церкви, по Божію попущенію, превратилось въ пепелъ: Богъ оставилъ оскверненныя тайны и отвратилъ Свои глаза отъ того мѣста, которое напитала уже кровь, чтобы никто не могъ обращаться съ мольбами къ небесному милосердію у окровавленныхъ алтарей. Священныя зданія, славившіяся не меньшимъ великолѣпіемъ, вслѣдствіе свирѣпствовавшаго пожара, когда пламя распространилось шире, также были пожраны огнемъ; и устроенныя нашими предками украшенія общественныхъ мѣстъ также сгорѣли, — какъ будто наступилъ нѣкоторый конецъ міра. Хотя я, довольно часто испытывавшій несправедливости, долженъ былъ бы молчать, и любезнѣйшему брату своему и соучастнику въ царствѣ не указывать на это съ такою точностію, — но, выполненіе обязанностей родственныхъ предпочитая мученіямъ безмолвной скорби, я убѣждаю и увѣщеваю, чтобы все это, если возможно, было исправлено съ измѣненіемъ образа дѣйствій въ послѣдующее время къ лучшему, и чтобы божественный гнѣвъ, который, какъ видно изъ обстоятельствъ, возбужденъ, усердными моленіями былъ утоленъ.

Примите отъ меня высшее доказательство откровенности. Потому именно считаю я нужнымъ указать на это вашей милости, чтобы самое молчаніе мое не сдѣлало меня предъ кѣмъ-либо подозрительнымъ, какъ будто я приношу безмолвное поздравленіе, и чтобы кто-нибудь не подумалъ, что я единомышленъ съ этимъ, и чтобы не показалось, что я, часто напоминавшій, какъ бы этого не случилось, не скорблю, когда фактъ совершился. Кто, не забывшій, что онъ — христіанинъ, могъ бы не испытывать скорби при видѣ внезапно проникшихъ въ область религіи волненій, настолько значительныхъ, что все положеніе каѳолической вѣры необходимо колеблется? Указанное дѣло было дѣломъ внутреннимъ епископовъ, и оно должно было кончиться по созваніи собора; послѣ отправленія той и другой стороной пословъ къ епископамъ вѣчнаго города и Италіи, ожидалось, на основаніи общаго взгляда, рѣшеніе, которое опредѣлило бы правила дисциплины; слѣдовало бы быть безпристрастнымъ и ничего новаго не предпринимать, пока вырабатывалось бы опредѣленіе. Между тѣмъ явилась удивительная какая-то поспѣшность, такъ что, не дождавшись писемъ епископовъ, къ которымъ обратились за совѣтами обѣ стороны чрезъ своихъ пословъ, не изслѣдовавши дѣла, отлравляютъ въ изгнаніе предстоятелей, присужденныхъ къ карѣ прежде, чѣмъ стало извѣстно рѣшеніе епископскаго суда. Наконецъ, какъ преждевременно было это осужденіе, показало само дѣло. Тѣ, отзывъ которыхъ ожидался, предварительно сообщивъ епископу Іоанну объ общеніи мира, рѣшили утвердить это единеніе и положили, что раньше суда никто не долженъ быть удаляемъ отъ общенія.

Что теперь остается иного, какъ не то, чтобы каѳолическую вѣру раздирали схизмы, чтобы на почвѣ такого разномыслія возникали ереси, всегда враждебныя единенію, чтобы народу уже не вмѣнялось въ вину его раздѣленіе на несогласныя секты, если сама государственная власть даетъ матеріалъ для несогласій и если ею раздувается горящій трутъ раздоровъ. Дабы этого вновь не произошло, на великую пагубу роду человѣческому, нужно молиться, чтобы Богъ, снисходя къ человѣческимъ прегрѣшеніямъ, дурное дѣло направилъ къ доброму концу и благопоспѣшенію. Что касается насъ, мы можемъ только бояться современнаго; что же касается милости всегда милосердаго Бога, то освобожденіе отъ наказанія будетъ свидѣтельствовать не о заслугѣ, а о снисхожденіи.

Примѣчанія:
[1] Т. е. Sacra epistola = августѣйшее посланіе.
[1] См. «Полное собраніе Твореній св. Іоанна Златоуста», т. I, стр. XCVI.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ третій: Въ двухъ книгахъ. Кн. ІІ. — СПб.: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1897. — С. 560-563.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0