Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 25 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Кириллъ Александрiйскiй († 444 г.)
Бесѣда при вступленіи во святую Четыредесятницу
[1].

1. Опять возсіяваетъ время святаго праздника нашего. Посему нужда настоитъ намъ вспомнить, что вѣщаетъ Вседержитель Богъ. Слышите жерцы и засвидѣтельствуйте дому Іакова, говоритъ Господь Богъ Вседержитель (Ос. 5, 1). Итакъ засвидѣтельствуемъ и скажемъ, что настало время, въ которое надлежитъ намъ благоукраситься приличными Святымъ добродѣтелями и обогатиться совершенствами Евангельской жизни. А мнѣ кажется, наставники въ добрѣ заслуживаютъ почтеніе. Ибо истинны слова Пророка: коль красны ноги благовѣствующихъ благая (Ис. 52, 7), благовѣствующихъ блага, конечно, не временныя и гибнущія, не тѣ, которыя служатъ къ наслажденію перстнымъ тѣламъ нашимъ; напротивъ такія блага, которыя уготованы благодатію Спасителя нашего, — которыя своихъ обладателей дѣлаютъ треблаженными и торжествующими какъ надъ душевными, такъ и надъ тѣлесными страданіями. Ибо лучше имя доброе, неже богатство много, какъ говоритъ Соломонъ (Притч. 22, 1). Итакъ для благомыслящихъ и никогда не бываетъ такого времени, въ которое бы они не считали для себя приличнымъ являться таковыми: но если, сверхъ того, предложится имъ еще и обязанность — добровольно подъять подвиги добродѣтели, тогда они, изгнавши изъ сердца всякую безпечность и быстро устремляясь на все, что только есть удивительнаго, труды считаютъ за наслажденіе и въ упованіи будущихъ благъ находятъ пищу для своего благодушія. Дѣятельный и трудолюбивый земледѣлецъ, когда наступитъ время пахать землю и сѣять сѣмена, хотя предстоятъ ему тогда весьма многіе и продолжительные труды, ни во что однакожъ ставитъ ихъ, но тщится только о удобреніи поля — и весьма благоразумно. Ибо, хотя онъ только еще запрягаетъ вола, но уже видитъ ниву, тучнѣющую класами; хотя только еще ввергаетъ въ землю зерно, но уже веселится (помышляя) о жнецахъ, и очами надежды съ удивленіемъ взираетъ на падающую подъ серпомъ жатву, созерцаетъ гумно, наполненное снопами. А занимающійся мореплаваніемъ и торговлею лишь только увидитъ, что море тихо волнуется весенними вѣтрами, тотчасъ оставляетъ покой и смѣло пускается въ море; хотя онъ и знаетъ, что тамъ подвергнется волненію и свирѣпому напору вѣтровъ: однакожъ нисколько не боится сего, имѣя въ виду прибыль и обогащеніе. Итакъ крайне постыдно, что, тогда-какъ эти люди, для тлѣнныхъ и земныхъ вещей, рѣшаются перенесть всякой трудъ, мы, чающіе божественныхъ и превышающихъ разумѣніе плодовъ, не съ радостію срѣтаемъ это время, которое предшествуетъ святому празднику нашему, и которое, хотя воспрещаетъ намъ, излишество въ пищѣ и питіи, но за то обогащаетъ насъ духовными дарованіями. Посему, когда самое время возбуждаетъ насъ къ мужеству, никто не предавайся нѣгѣ, напротивъ, бодро иди, куда ни поведетъ Господь. А я считаю должнымъ (опять) сказать то, что Богъ вѣщалъ устами Іереміи: возмите оружіе и щиты, и идите на брань, осѣдлайте кони, и всѣдайте всадникы, и станите въ шлемѣхъ вашихъ, уставите копія, и облецытеся вь броня ваша (Іер. 46, 34). Ибо надлежитъ намъ съ усердіемъ и великимъ мужествомъ возстать противъ удовольствій, влекущихъ ко грѣху, и, облекшись въ духовное всеоружіе, сражаться со страстями, такъ какъ божественный Павелъ пишетъ: плоть похотствуетъ на духа, духъ же на плотъ (Гал. 5, 17). Они другъ другу противятся, — и когда одолѣваетъ плоть, то побѣжденный (духъ) становится гнуснымъ и нечистымъ и всякой грязи сквернѣйшимъ; напротивъ, когда плоть побѣждаема бываетъ и покоряется духу, то побѣдителямъ даются блистательные и вожделѣнные вѣнцы: ибо они тотчасъ будутъ чисты отъ скверны, удалены отъ порока и украшены блескомъ добродѣтелей. А я думаю, мы должны всѣми силами уклоняться отъ того, что наноситъ вредъ, и блюсти себя отъ зла, а напротивъ пещись о томъ, что заслуживаетъ удивленіе. Ибо никто, конечно, не станетъ оспоривать того, что доброе здравіе тѣла есть вожделѣнное благо. Когда же случится намъ заболѣть, мы тотчасъ посылаемъ за искуснымъ въ леченіи врачемъ, который умѣетъ припадкамъ болѣзни противопоставить пособія своего искусства, а вмѣстѣ съ тѣмъ, отказавшись отъ угожденія чреву, какъ бы заграждаемъ самый источникъ болѣзни тѣмъ, что избѣгаемъ пресыщенія, и чрезъ малояденіе устраняемъ то, что причиняетъ вредъ. Вотъ какое мы употребляемъ стараніе о тѣлѣ! Но если мы увидимъ болящимъ то, что несравненно превосходнѣе тѣла, то есть, душу, и потомъ станемъ изыскивать способъ къ возстановленію ея здравія, а сіе не иначе можетъ быть, какъ только чрезъ воздержаніе: то какъ же мы не примемъ съ охотою постъ, если только мы въ добромъ умѣ и здоровье цѣнимъ выше болѣзни? Итакъ очистимъ себя отъ всякой скверны плоти и духа, какъ написано, памятуя, что Богъ говоритъ чрезъ Пророка: будите святи, яко святъ есмь Азъ (Лев, 11, 44), и чрезъ одного изъ святыхъ учениковъ: братіе, молю яко пришелцевъ и странниковъ, огребатися отъ плотскихъ похотей, яже воюютъ на душу (1 Петр. 2, 11). — Считается удивительнымъ и всякой похвалы достойнымъ, когда кто рѣшается вытерпѣть, если случится, и самую смерть, смѣло подвергая себя такой опасности ради дѣтей и жены. Равномѣрно, когда истребляющіе страны или города опустошаютъ поля и обитателей лишаютъ всѣхъ средствъ жизни; тогда подвергшимся такому бѣдствію не въ честь будетъ оставаться покойными, напротивъ, надлежитъ ополчиться противъ золъ, и лучше съ мужествомъ пасть, нежели продолжать бѣдственную жизнь. — Если же все это такъ бываетъ между нами, и ни кто, я думаю, не станетъ порицать сказаннаго мною: то какъ же не необходимо намъ ратоборствовать ради пользы души, когда ее готова поработить себѣ плоть? Ратоборствовать же мы можемъ посредствомъ трудовъ, низлагая гордыню плоти, дабы она покорилась волѣ духа. Ибо такимъ образомъ мы пойдемъ прямымъ путемъ долга, шествуя по стезѣ, ведущей ко всему преславному, и стяжавая себѣ надежду жизни вѣчной: потому что всѣ мы въ этомъ мірѣ странники и пришельцы, и время плотской жизни чрезвычайно кратко, напротивъ продолженіе будущей нескончаемо. Итакъ надлежитъ намъ, отторгши умъ отъ временнаго и отвергши, какъ постыдное и нечистое, наслажденіе плотскими удовольствіями, жаждать будущихъ благъ и считать достойнымъ всякаго почтенія и удивленія то, что отъ Бога приготовлено святымъ. Ибо око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша, яже уготова Богъ любящимъ Его (Ис. 64, 4; 1 Кор. 2, 9). А какой это способъ, коимъ любящіе Бога угодили Ему, скажемъ о семъ по возможности, въ нѣкоторое поощреніе вашего усердія къ добру.

Давидъ, возсѣдавшій на престолѣ царскомъ и имѣвшій безчисленное множество подданныхъ, которые привыкли побѣждать на сраженіяхъ, въ тѣхъ случаяхъ, когда нѣкоторые изъ сосѣдственныхъ народовъ возмущали Іудеевъ войною, хотя и повелѣвалъ воинамъ вооружиться и отражать нападенія враговъ; однакожъ, ограждая себя и другихъ небесною защитою, усерднѣйшія творилъ молитвы и просилъ Господа силъ, чтобы Онъ соединился съ нимъ и помогъ ему одержать побѣду и восторжествовать надъ свирѣпостію непріятелей. Посему-то и надежда его никогда не была тщетна, и вотъ, послушай, что онъ говоритъ: азъ же, внегда они стужаху ми, облачахся во вретище, и смиряхъ постомъ душу мою, и молитва моя въ нѣдро мое возвратится (Псал. 34, 13). Слышишь, онъ постился и одѣвался во вретище, то есть, велъ себя какъ прилично сѣтующему: былъ печаленъ и проливалъ слезы, не предавался роскоши, не веселился, не утопалъ въ наслажденіи, но изнурялъ себя подвигомъ поста. Какой же отсюда плодъ, какая прибыль? Мы сейчасъ слышали, что самъ онъ говоритъ: и молитва моя въ нѣдро мое возвратится. Ибо дающіе кому-либо подарки, если хотятъ показать свою щедрость, вкладываютъ оные въ пазуху (получающихъ подарки), считая малыми горсти рукъ. И Господь всяческихъ, когда ущедряетъ кого своими милостями, то подобнымъ же образомъ даетъ ему какъ-бы въ пазуху, обиліемъ своихъ даровъ превышая самую надежду просящаго. Итакъ постился Давидъ, сей мужъ, достойный всякой похвалы и даже удивленія, мужественный и мудрый, украшенный вѣнцемъ царскимъ, обладавшій множествомъ наслажденій и богатства, — и онъ былъ въ плачѣ и постѣ для того, чтобы получить благоволеніе свыше. За то онъ и надъ врагами торжествовалъ и одерживалъ побѣды на сраженіяхъ, и былъ всѣми прославляемъ и ублажаемъ.

Если же кто пожелаетъ, сверхъ сего, видѣть и трехъ оныхъ юношей, разумѣю Ананію, Азарію и Мисаила, то и здѣсь найдетъ воздержаніе благотворнымъ. Они родомъ были Іудеи; и когда Персидскіе государи овладѣли Іерусалимомъ, и вмѣстѣ съ другими отвели ихъ въ плѣнъ, то имъ, какъ отличнымъ юношамъ, было назначено жить при дворѣ царя. Ибо, такъ какъ Персы всегда любили пышность, то они всѣхъ лучшихъ плѣнниковъ, отличавшихся предъ другими видомъ и ростомъ, воспитывали для своего царя; посему-то этимъ плѣнникамъ мясо давалось въ чрезвычайно великомъ количествѣ, чтобы они были всегда тучны и, показывая зрителямъ на лицахъ своихъ цвѣтъ радости, представляли видъ, соотвѣтствующій славѣ царской. Что же сдѣлали въ такихъ обстоятельствахъ мужественные юноши? Презрѣвши сибаритскую трапезу и отвергнувши изысканныя яства, возлюбили — какъ матерь и воспитательницу всякой для нихъ красоты — постъ и труды приняли за наслажденіе. Что же отсюда? Они заслужили удивленіе и у враговъ, восторжествовали надъ кознями и превзошли даже тѣхъ, которые славились между оными, потому что Богъ всяческихъ возлюбилъ и соблюдалъ ихъ; побѣдили пламень и, ставъ превыше силы огня, ликовствовали вмѣстѣ съ горними силами; а для земнородныхъ сдѣлались наставниками, какъ-бы всю тварь убѣждающими воздавать Творцу подобающія Ему славословія. Итакъ, кто рѣшился подражать красотѣ добродѣтели святыхъ, тотъ, безъ сомнѣнія, равныя получитъ и награды. Ибо онъ безъ труда побѣдитъ противниковъ своихъ и легко восторжествуетъ надъ жестокостію враговъ. Пусть постыдныя страсти нападаютъ на его душу, подобно огню и пламени: онъ и ихъ преодолѣетъ, укрѣпляемый Богомъ. Какъ Ангелъ, сошедшій въ печь къ Ананіи и бывшимъ вмѣстѣ съ нимъ, укротилъ пламень огненный и чуднымъ образомъ заставилъ огонь покориться человѣческимъ тѣламъ: такъ и Христосъ, посредствомъ Духа Святаго, вошедши въ нашъ умъ и сердце, несомнѣнно укротитъ свирѣпый пламень порочныхъ пожеланій и, содѣлавши насъ побѣдителями козней демонскихъ, учинитъ гражданами неба, и расширитъ намъ путь ко всякой добродѣтели.

Что такую помощь отъ Бога мы можемъ получить, какъ награду за постъ и какъ плодъ добрыхъ подвиговъ, о семъ свидѣтельствуетъ все Священное Писаніе. Ибо въ книгѣ Ездры пишется такъ: и обѣщахъ ту постъ юношамъ предъ Господемъ Богомъ нашимъ, да взыщемъ отъ него благій путь намъ, и сущимъ съ нами чадомъ нашимъ, и скотомъ. Усрамихбося просити отъ царя пѣшихъ и конниковъ и проводниковъ ради охраненія намъ отъ супостатъ. Рекохомъ бо царю: яко сила Господа нашего будетъ со ищущими Его на всякое управленiе. И паки помолихомся Господу Богу нашему о сихъ, и милостива получихомъ (2 Ездр. 8, 49-53). Видишь, Ездра говоритъ, что Іудеи постомъ испросили себѣ благополучный путь, горнюю помощь и несокрушимое огражденіе Того, Кто можетъ спасать, — постомъ испросили благоволеніе Бога, который весьма легко совершаетъ все и щедрою рукою даруетъ блага просящимъ. Слѣдовательно и насъ, если будемъ поститься, избавитъ и освободитъ отъ всякаго зла, откроетъ и намъ путь ко всякой добродѣтели; легко умягчитъ кажущееся жесткимъ, неудобопроходимое сдѣлаетъ способнымъ и удобнымъ къ шествію.

Впрочемъ къ посту должно присоединять и занятіе молитвою. Ибо обѣ сіи добродѣтели живутъ какъ-бы рядомъ одна съ другою, и весьма спасительно дѣйствуютъ, когда находятся въ союзѣ между собою. По моему мнѣнію, отсутствіе одной изъ сихъ добродѣтелей дѣлаетъ другую менѣе полезною и благочестіе — какъ-бы храмлющимъ. Итакъ будемъ молиться, въ чистотѣ постясь. А весьма велика сила молитвы къ Богу. И сіе опять мы увидимъ изъ самаго богодухновеннаго Писанія. Во время странствованія Израиля по пустынѣ, когда безумные Амаликитяне (народъ варварскій), воспламенившись нечестивою завистію, вооружились и начали воевать съ Израильтянами; тогда блаженный Моисей далъ такое повелѣніе Іисусу: избери себѣ мужи сильны и изшедъ ополчися на Амалика заутра (Исх. 17, 9). И между-тѣмъ какъ юноши стали подъ оружіемъ, и великое множество искусныхъ въ дѣлѣ бранномъ и весьма сильныхъ мужей устремилось на непріятельскія фаланги: самъ блаженный Моисей, ставши на верху горы, творилъ молитвы къ Богу. А какая отсюда была польза для сражавшихся, это мы видимъ изъ Писанія: и бысть, сказано, егда воздвизаше Моисей руцѣ, одолѣваше Израиль: егда же опускаше руцѣ, одолѣваше Амаликъ (ст. 11). Смотри, какъ руки Моисея были сильнѣе оружій и фаланги всадниковъ! Ибо, доколѣ онѣ простираемы были на молитву, дотолѣ Израиль былъ непобѣдимъ, а когда опускались, — возмогалъ Амаликъ. А блаженный Павелъ вотъ что пишетъ о случившемся съ древними: сія вся образи прилучахуся онѣмъ: писана же быша въ наученіе наше, въ нихъ же концы вѣкъ достигоша (1 Кор. 10, 11).

Сказаннаго, кажется, достаточно къ показанію пользы молитвы. Впрочемъ ничто не мѣшаетъ намъ коснуться еще и другаго повѣствованія, по своему содержанію родственнаго съ предъидущимъ. Нѣкогда умъ Израильтянъ уклонился къ обоготворенію камней и деревьевъ, такъ что, оставивши единаго по естеству Бога, каждый изъ нихъ боготворилъ то, что ему вздумалось. Чрезъ сіе раздраживши противъ себя Господа, они преданы были нѣкоторымъ изъ сосѣднихъ народовъ и порабощены врагами, а страна ихъ была плѣнена. Тогда-то наконецъ они, бывъ сильно поражены чрезвычайными бѣдствіями, совершенно перемѣнили свое нечестивое расположеніе и, познавъ свой грѣхъ, чрезъ покаяніе взыскали помилованіе, и пришедши къ блаженному Пророку Самуилу, вотъ что отъ него тотчасъ услышали: Соберите ко мнѣ всего Израиля въ Массифаѳъ, и помолюся о васъ ко Господу. И собрашася людіе въ Массифаѳъ, и почерпаху воду, и проливаху предъ Господемъ на землю: и постишася въ той день, и рѣша: согрѣшихомъ предъ Господомъ. И судяше Самуилъ сыны Израилевы въ Массифаѳѣ (1 Цар. 7, 5), И далѣе: и взыдоша воеводы иноплеменничи на Израиля: и слышаша сынове Израилевы, и убояшася отъ лица иноплеменникъ. И рѣша сынове Израилевы къ Самуилу: не премолчи о насъ вопія ко Господу Богу нашему, да избавитъ ны отъ руки ипоплеменничи. И взя Самуилъ ягня едино ссущее, и принесе е на всесожженiе со всѣми людьми Господеви: и возопи Самуилъ ко Господу о Израили, и послуша его Господь. И бяше Самуилъ возносяй всесожженіе, и иноплеменницы приближашася на брань на Израиля: и возгремѣ Господь гласомъ велiимъ вь день онъ на иноплеменники, и смятошася, и падоша предъ Израилемъ (ст. 7-10).

Итакъ, что постъ благотворенъ и для мудрыхъ имѣетъ дивную силу, при содѣйствіи ему молитвы, это ясно доказано и тѣмъ, что выше было сказано, и тѣмъ повѣствованіемъ, которое я сейчасъ предложилъ. Напали на Израильтянъ враги, прежде побѣждавшіе ихъ, думая, что и теперь покорятъ ихъ своей власти легко и безъ труда: но вотъ, сами они (враги) побѣждены и пали, встрѣтивъ не многочисленное пѣшее и конное войско, опытное въ войнѣ и искусное въ дѣлѣ бранномъ, но непреодолимое сопротивленіе поборающаго Израильтянамъ Бога. Ибо противъ нихъ (враговъ) сильно и грозно возгремѣло небо, и тѣ, кои прежде гордо мечтали о себѣ, теперь, пораженные страхомъ, обратились въ бѣгство; а Израильтяне одержали побѣду надъ своими побѣдителями силою поста и молитвы.

Кстати теперь разсмотримъ, если угодно, какой это родъ жертвоприношенія былъ у Израильтянъ. Ибо мы найдемъ, что они спасены и побѣдили о Христѣ, хотя это дѣлалось еще въ образахъ и гаданіяхъ, прекрасно показуя силу таинства Христова. И собрашася, сказано, людiе въ Массифаѳъ, и почерпаху воду, и проливаху предъ Господемъ на землю. Что это значитъ? справедливо спроситъ кто-либо. Что за сила такого жертвоприношенія? Что они сдѣлали угоднаго Богу? Законъ повелѣлъ чрезъ Моисея приносить въ жертву воловъ и посвящать Богу горлицъ или голубей (Лев. 1, 5. 14). Но нигдѣ не заповѣдалъ этого рода жертвоприношенія, чтобы проливать воду на землю. Что же сдѣлали древніе, и съ ними Пророкъ, обладавшій вожделѣннымъ вѣдѣніемъ священныхъ и божественныхъ велѣній? Мы утверждаемъ, что онъ, какъ Пророкъ, имѣя умъ, исполненный Духа Святаго, всеконечно зналъ досточтимую и великую тайну вочеловѣченія Единороднаго; и разсуждалъ притомъ, что спасти бѣдствующихъ можетъ и самый образъ истины, написуя какъ-бы на самомъ себѣ силу спасенія, даруемаго Христомъ. И такъ по возможности изъяснимъ, какимъ образомъ истина совершалась еще въ сѣни.

Единородное Слово Божіе, будучи по естеству жизнь, подвергло себя добровольному истощанію, содѣлалось подобнымъ намъ, то есть, человѣкомъ, не измѣнивъ однакожъ притомъ собственной природы на земную плоть, — потому что Божественная природа неизмѣнна въ своихъ совершенствахъ, но облекшись въ земное тѣло наше, соединенное съ разумною душею. Сіе-то Пророкъ Самуилъ изображая для древнихъ какъ-бы на водѣ, пролилъ воду на землю. Здѣсь вода есть символъ жизни, земля — плоти. И слово плоть бысть, по ученію Іоанна Богослова (Іоан. 1, 14); и пришли въ чудное и непостижимое единеніе животворящее Божество и земное человѣчество. И вотъ наконецъ мы видимъ единаго изъ двухъ Емманнуила, и изъ предѣловъ Божества невыступившаго для воспріятія плоти, и неотринувшаго содѣлаться подобнымъ намъ, по естественной Ему кротости, и по премудрому о семъ дѣлѣ домостроительству. Ибо, такъ какъ Онъ благоволилъ претерпѣть, для доставленія всѣмъ жизни, смерть, и смерть конечно по плоти, дабы, и воскресши изъ мертвыхъ, разрушилъ, какъ жизнь и Богъ, владычество смерти: то воспринялъ на себя тѣло, подлежащее смерти, то есть, человѣческое, или плоть, дабы, чрезъ нее упразднивши древле необоримое тлѣніе, возвести человѣческую природу къ жизни. Ибо Онъ воскресъ не по собственной природѣ, по которой Онъ представляется и есть Богъ, совершающій воскресеніе, но для того, чтобы мы въ Немъ получили сей богатый даръ. По сему-то Онъ и названъ начаткомъ усопшихъ (1 Кор. 15, 20) и перворожденнымъ изъ мертвыхъ (Кол. 1, 18). На сіе-то самое указывая древнимъ, блаженный Самуилъ, когда творилъ молитвы за Израиля, не только представилъ имъ, какъ въ тѣни и загадкѣ, образъ вочеловѣченія, чрезъ пролитіе воды на землю, но тутъ же присовокупилъ и остальное, то есть, смерть (Iисуса Христа) за весь міръ. И взя, говорится, Самуилъ ягня едино ссущее, и принесе на всесожженіе со всѣми людьми Господеви. И возопи Самуилъ ко Господу о Израили, и послуша его Господь. Слышишь, онъ заклалъ агнца, во образъ истиннаго Бога? на котораго и блаженный Іоаннъ какъ-бы простертою рукою указывалъ и говорилъ: се Агнецъ Божій, вземляй грѣхи міра (Іоан. 1, 29). Ибо оная непорочная жертва есть Христосъ, честною кровію коего мы спасены и освящены.

3. Эту-же тайну Богъ и Отецъ повелѣлъ предъизобразить и чрезъ премудраго Моисея. Израильтяне были въ рабствѣ у Египтянъ; — это были свирѣпые и весьма жестокіе люди; они, какъ говоритъ Писаніе, болѣзненну тѣмъ жизнь творяху, бреніемъ и плинѳодѣланіемъ и наказаніями за самыя работы отягощая ихъ (Исх. 1. 14). Когда же Богъ умилосердился надъ несчастными и восхотѣлъ избавить ихъ отъ насилія обладателей; то повелѣлъ премудрому Моисею возвѣстить имъ (Израильтянамъ), что они помилованы будутъ и не долго спустя пойдутъ въ обѣщанную отцамъ ихъ землю, свергнувши несносное иго рабства. Поелику же могло случиться, что Израильтяне, потерявши надежду на лучшую будущность, не примутъ словъ Моисея: то Богъ всяческихъ повелѣлъ ему совершать чудеса. Ибо чудо всегда имѣетъ какую-то силу привлекать къ вѣрѣ и способно возбуждать надежду на лучшее и въ такой душѣ, которая низпала до крайняго унынія. Посему-то Богъ, повелѣвши Моисею творить знаменія, присовокупилъ: аще же не увѣруютъ тебѣ, ниже послушаютъ гласа знаменiя перваго, увѣруютъ тебѣ ради гласа знаменія втораго. И будетъ, аще не увѣруютъ тебѣ двѣма знаменiями сими, ниже послушаютъ гласа твоего, да возмеши отъ воды рѣчныя, и пролiеши на сухо: и будетъ вода, юже возліеши отъ рѣки, кровію на сусѣ (Исх. 4, 8-9). Источнику уподобляется природа Бога — и Отца и Сына, а рѣкою и водою называются — иногда Отецъ, иногда и Сынъ, а иногда и Духъ Святый. Такъ у Іереміи Богъ Отецъ говоритъ о себѣ: ужасеся небо о семъ, и вострепета попремногу зѣло, глаголетъ Господь. Два бо зла сотвориша людіе мои: Мене оставиша источника воды живы, и ископаша себѣ кладенцы сокрушенныя, иже не возмогутъ воды содержати (Іерем. 2, 12-13). И Сынъ самъ говоритъ о себѣ чрезъ Пророковъ: се Азъ уклоняю на ны, аки рѣку мира, и аки потокъ наводняемый, славу языковъ (Иса. 66, 12). А блаженный Давидъ, играя намъ на духовной лирѣ, говоритъ о себѣ къ Отцу Небесному: умножилъ еси милость твою, Боже: сынове же человѣчестіи въ кровѣ крилу Твоею надѣятися имутъ. Упіются отъ тука дому Твоего, и потокомъ сладости Твоея напоиши я. Яко у Тебе источникъ живота. (Пс. 35, 8-10). Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ изливаемаго чрезъ Него отъ Отца Духа животворящаго назвалъ водою, въ бесѣдѣ съ женою Самарянскою: аще бы вѣдала еси даръ Божій, и кто есть глаголяй ти: даждь ми пити: ты бы просила у него, и далъ бы ти воду живу. И далѣе: всякъ піяй отъ воды сея вжаждется паки: а иже піетъ отъ воды, юже Азъ дамъ ему, не вжаждется во вѣки: но вода, юже азъ дамъ ему, будетъ въ немъ источникъ воды текущiя въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 10. 13. 14). И такъ отъ Бога-Отца, какъ отъ источника или рѣки, раждается животворная вода — Сынъ, оживотворяетъ все, и о Немъ мы живемъ, движемся и есмы (Дѣян. 17, 28). Сіе-то самое какъ-бы чрезъ образы показуя намъ и изъясняя малыми еще примѣрами, Богъ такъ сказалъ премудрому Моисею: да возмеши отъ воды рѣчныя (воды изъ рѣки) и проліеши на сухо (на землю). Ибо, какъ я сказалъ, рѣкѣ весьма прилично уподобляется природа Отца, а водѣ — рожденный отъ Него по естеству Сынъ. Сія-то вода изъ рѣки смѣшалась съ землею. Ибо слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), по домостроптельному единенію. А что Сынъ, однажды сдѣлавшись человѣкомъ, всячески и неизмѣнно восхотѣлъ и умереть за насъ плотію, и это Богъ показалъ, говоря: и будетъ вода, юже возмеши отъ рѣки, кровію на сусѣ. А кровь здѣсь означаетъ не другое что, какъ смерть, потому что, доколѣ Слово не содѣлалось плотію, дотолѣ не было и кровію; ибо живая и животворящая природа, всеконечно, превыше смерти. Но послѣ того, какъ Оно содѣлалось подобнымъ намъ, усвоило себѣ и смерть по собственной плоти; и съ тѣхъ поръ говорится о Немъ, что Само Оно умерло за насъ, и своею кровію стяжало поднебесную, которая, хотя всегда Ему принадлежала, — ибо Оно есть Создатель вселенныя, — но уклонилась отъ Него, чрезмѣрно увлекшись въ грѣхи и восхотѣвши покланяться твари и воздавать почтеніе стихіямъ міра.

Это падаетъ на Еллиновъ. А Іудеи, презрѣвши Законъ Божій, объявленный чрезъ Моисея, уклонились къ ученіямъ и заповѣдямъ человѣческимъ, и такимъ образомъ, какъ говоритъ блаженный Давидъ, вси уклонишася, вкупѣ неключими быша: нѣсть творяй благостыню, нѣсть до единаго (Псал. 13, 3). По сей-то причинѣ Единородное Слово Божіе явилось во плоти и съ человѣки поживе, какъ написано (Вар. 3, 38), и, прежде всѣхъ другихъ людей, Израильтянамъ проповѣдало о спасеніи и жизни: но, какъ говоритъ блаженный Іоаннъ, во своя пріиде и свои Его не прiяша (Іоан. 1, 12). Ибо они нисколько не внимали Спасителю всѣхъ, напротивъ причиняли Ему оскорбленія, звѣрски совершали всякой родъ нечестія, и дошли наконецъ до такой степени неистовства, что даже пригвоздили ко кресту Начальника жизни, и возмнили о себѣ, что могутъ смертію преодолѣть Побѣдителя смерти. Ибо Онъ возсталъ въ третій день, опустошивши адъ и заключеннымъ въ преисподней духамъ отворивши двери смерти; для человѣческой же природы содѣлавшись путемъ, дверію и начаткомъ къ нетлѣнію, возшелъ къ сущему на небесахъ Отцу и Богу, и есть сопрестоленъ Ему и вмѣстѣ съ Нимъ владычествуетъ надъ всѣмъ. Но по скончаніи вѣка пріидетъ Онъ судити вселеннѣй въ правду, какъ написано (Псал. 9, 9).

Итакъ, поелику, какъ говоритъ премудрый Павелъ, всѣмъ явитися намъ подобаетъ предъ судищемъ Христовымъ, да пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага, или зла (2 Кор. 5, 10), будемъ поститься въ чистотѣ, удаляясь всякаго рода грѣховъ и всякой видъ нечистоты изгоняя изъ своего сердца. Къ сему же будемъ добры, братолюбивы, сострадательны, милостивы къ сиротамъ, благотворительны къ вдовицамъ, попечительны о больныхъ, сердобольны къ заключеннымъ въ темницахъ, вообще постараемся совершить всякую добродѣтель. Ибо такимъ-то свѣтлымъ и боголюбезнымъ украшаясь житіемъ, мы будемъ въ чистотѣ праздновать, начиная святую Четыредесятницу съ двадцать третьяго дня мѣсяца Февраля, а седмицу спасительныя Пасхи — съ двадцать осьмаго дня Марта, постъ же оканчивая въ третій день мѣсяца Апрѣля, въ глубокій вечеръ, по слову Евангельскому, а самый праздникъ совершая съ разсвѣтомъ слѣдующаго за тѣмъ воскреснаго дня, — четвертаго того-же Апрѣля мѣсяца, присовокупляя къ сему и послѣдующія семь седмицъ святыя Пятьдесятницы. Ибо такимъ образомъ мы наслѣдуемъ царство небесное о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу со Святымъ Духомъ слава и держава во вѣки. Аминь.

Примѣчанiе:
[1] Сія бесѣда есть 13-я въ ряду 30-ти бесѣдъ, извѣстныхъ подъ именемъ: «Homilia de festis paschalibus», которыя св. Кириллъ говорилъ къ Александрійской паствѣ, при наступленіи Великаго Поста, каждогодно по одной, съ 414-го по 442-й годъ по Р. Хр. — См. S. Cyrilli Alexandr. oper. tom. v. pars 11. pag. 235 etc. edit. joan. Auberti Lutetiae. 1638.

Печатается по изданiю: Святаго Кирилла, архiепископа Александрiйскаго Бесѣда при вступленіи во святую Четыредесятницу. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». СПб.: Въ типографiи А. Бородина и К – 1842 г. – Часть I. – с. 326-351.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0