Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Кириллъ Александрiйскiй († 444 г.)
Γλαϕυρα, или искусныя объясненія избранныхъ мѣстъ изъ книги Бытія.

КНИГА ПЕРВАЯ.

О томъ, что всѣми писаніями Моисея прообразовательно указуется таинство Христа.

Испытайте писаній, взывалъ къ народу іудейскому Христосъ (Іоан. 5, 39), весьма ясно говоря, что не иначе можетъ достигнуть вѣчной жизни кто бы то ни было, какъ только если онъ, какъ бы нѣкое сокровище раскапывая письмя закона, будетъ отыскивать сокровенный въ немъ бисеръ, то есть Христа, въ Немже суть вся сокровища премудрости и разума сокровенна, по слову блаженнаго Павла (Кол. 2, 3). О столь почтенной и досточудной премудрости и разумѣ сказалъ нѣгдѣ и Соломонъ: аще взыщеши ея яко сребра, и якоже сокровища испытаеши ю: тогда уразумѣеши страхъ Господень, и познаніе Божіе обрящеши (Прит. 2, 4-5). И съ симъ ни что не можетъ сравниться для тѣхъ, которые восхваляютъ непорочную жизнь, рѣшились совершать одно только лучшее изъ всего и превосходнѣйшее и наполняютъ свой умъ свѣтомъ Божественнымъ: потому что должно непрестанно услаждаться тѣмъ, что говорится о Богѣ и какъ бы нѣкимъ свѣтильникомъ поставлять для себя Священное Писаніе, согласно съ святымъ Псалмопѣвцемъ, взывающимъ и говорящимъ: свѣтилникъ ногама моима законъ Твой, и свѣтъ стезямъ моимъ (Псал. 118, 105). Итакъ, поелику ясно и очевидно, что прилежное исканіе таинства Христова доставляетъ жизнь вѣчную и служитъ для насъ путемъ ко всякому благодушію, то, снова приложивъ трудъ, полезный прежде всего намъ самимъ, постараемся собрать тѣ мѣста, въ которыхъ ясно указуется намъ таинство Христа, и изложить, какой смыслъ имѣетъ каждое изъ нихъ. Быть можетъ слова наши, заключающія въ себѣ тонкія умозрѣнія, когда либо послужатъ для благоразумныхъ добрымъ поводомъ къ созерцанію истины и нѣкотораго рода ступенями, возводящими къ лучшему и высшему познанію. Итакъ, мы прежде всего съ пользою изложимъ совершившееся исторически, давая этому соотвѣтствующее разъясненіе и, какъ бы преобразуя повѣствованіе изъ образа и сѣни, сдѣлаемъ его яснымъ, при чемъ слово наше будетъ клониться къ таинству Христа и Его имѣть предѣломъ, если истинно то, что кончина закона и пророковъ есть Христосъ (Рим. 10, 4; срав. Матѳ. 5, 17). Если же намъ случится гдѣ либо въ столь великой тонкости и неясности умозрѣній погрѣшить противъ наиболѣе приличествующаго, то читатели да будутъ къ намъ снисходительны. Должно знать также и то, что, составивъ семнадцать книгъ О поклоненіи и служеніи въ духѣ и истинѣ [1] и собравъ въ нихъ великое множество умозрѣній, мы намѣренно опустили и оставили тамъ безъ изслѣдованія поставленныя въ предлежащемъ сочиненіи главы, хотя быть можетъ иногда и случалось по необходимости упоминать о чемъ либо изъ этого. И такъ, начнемъ съ того, что въ книгѣ Бытія заслуживаетъ болѣе искуснаго объясненія; а за тѣмъ, прослѣдивъ по порядку всѣ пять книгъ Моисеевыхъ, кромѣ ихъ старательно изслѣдуемъ и то, что полезно для предположенной нами цѣли изъ другихъ Писаній.

О Адамѣ.

1. Истинно свѣдущій въ законѣ и священнѣйшій Павелъ, проразумѣвавшій таинство спасенія чрезъ Христа, говоритъ, что въ Немъ возглавлено будетъ яже на небѣ и яже на земли, по благоволенію и хотѣнію Бога и Отца (Ефес. 1, 10. 9). Словомъ: возглавлено онъ обозначаетъ возстановленіе всего и приведеніе поврежденнаго въ первоначальное состояніе: ибо напоминаетъ, какъ и естественно, слова Бога, говорящаго устами пророковъ: не поминайте первыхъ и ветхихъ не помышляйте: се Азъ творю новая, яже нынѣ возсіяютъ, и увѣсте я (Ис. 43, 18-19). Посему и онъ, какъ воспитанный на словѣ Божіемъ, заключающееся въ этихъ словахъ предсказаніе представляетъ намъ какъ уже исполнившееся во Христѣ, говоря: тѣмже аще кто во Христѣ, нова тварь: древняя мимоидоша, се быша вся нова (2 Кор. 5, 17): ибо мы преобразуемся во Христѣ и становимся новою тварію. Въ Немъ, и только въ Немъ одномъ мы получили и новое имя: мы названы Христовыми. Потому-то самъ Божественный Павелъ опять о насъ и говоритъ въ одномъ мѣстѣ: а иже Христовы суть, плоть распяша со страстми и похотми (Гал. 5, 24): ибо у тѣхъ, которые во Христѣ, жизнь святолѣпна и стоитъ превыше плотскихъ страстей и земной нечистоты. А что намъ дано будетъ новое имя, дарованое намъ во Христѣ, это можетъ быть ясно изъ словъ Бога, взывающаго устами святыхъ: служащимъ Мнѣ дано будетъ имя ново, которое благословено будетъ на землѣ (Апок. 2, 17; 3, 12): ибо благословятъ Бога истиннаго. Итакъ, поелику никто изъ рѣшившихся мыслить право и по надлежащему не можетъ сомнѣваться, что все содѣлалось новымъ во Христѣ, то разсмотримъ теперь, что такое обветшаніе и относительно чего говорено было, что содѣлалось возстановленіе его къ лучшему, отъ не совершенной ли цѣлости и неповрежденности, или же отъ поврежденія и нечаяннаго перехода къ тому состоянію, въ которомъ оно не было въ началѣ. Такимъ образомъ всякій пойметъ, и весьма правильно, къ чему клонится цѣль предлагаемой нами рѣчи, и никоимъ образомъ не скроется отъ насъ истинный смыслъ повѣствуемаго.

2. Высочайшій Художникъ всяческихъ Богъ, во всемъ, что должно было дѣлать, пользуясь своею вседѣтельною силою, то есть Сыномъ: ибо вся Тѣмъ быша, и безъ Него ничто же бысть (Іоан. 1, 3), въ началѣ и прежде всего другаго небо и землю сотворилъ и призвалъ къ бытію, хотя онѣ никогда не существовали. Если же, быть можетъ, кто либо спроситъ, какимъ образомъ и откуда, то онъ услышитъ отъ насъ слѣдующее мудрое и по истинѣ превосходное слово: кто разумѣ умъ Господень? или кто совѣтникъ Ему бысть? (Римл. 11, 34). Если кто хочетъ познать это, для того не будетъ сомнѣнія въ томъ, что во всякомъ случаѣ его умъ и разсудокъ далеко не имѣетъ многаго по сравненію съ умомъ Божіимъ. А что все наше малозначительно и даже совершенно ничтожно въ сравненіи съ Божественнымъ, это заявляетъ Самъ Богъ, говоря: не суть бо совѣти Мои, якоже совѣти ваши, ниже якоже путіе ваши, путіе Мои. Но якоже отстоитъ небо отъ земли, тако отстоитъ путь Мой отъ путей вашихъ, и помышленія ваша отъ мысли Моея (Ис. 55, 8-9). Итакъ, пусть оставлено будетъ, какъ излишнее и не достигающее цѣли, изслѣдованіе о семъ: потому что Богъ творитъ, какъ знаетъ и какъ можетъ. Послѣ того какъ сотворены были небо и земля въ началѣ, а за тѣмъ множество водъ собралось въ одно мѣсто, необходимо повинуясь Говорящему: да соберется вода въ собраніе едино (Быт. 1, 9), стала покрываться земля, повсюду зазеленѣла разнообразными травами и необычнымъ путемъ дала отъ себя бытіе крѣпкоствольнымъ плодовитымъ деревьямъ. Появились круги солнца и луны, и законъ Божій распредѣлилъ каждому изъ этихъ свѣтилъ мѣру начала его: ибо то поставлено на день и свѣтъ, а это на ночь и тьму. И самое небо наше явилось все усѣяннымъ звѣздами. Даже и то, для какой цѣли онѣ содѣланы, Богъ опредѣлилъ, говоря: и да будутъ въ знаменія, и во времена, и во дни, и въ лѣта. И да будутъ въ просвѣщеніе на тверди небеснѣй, яко свѣтити по землѣ (ст. 14-15). Поелику же Зиждитель всяческихъ по природѣ своей есть Жизнь, то и самую природу водъ содѣлалъ матерію плавающихъ въ нихъ и летающихъ по воздуху. Землѣ же опять повелѣлъ произвести многообразную природу скотовъ и безчисленные роды дикихъ звѣрей. И несомнѣнно Онъ произвелъ все, что Ему было угодно и выше всякаго ума. Въ каждомъ изъ сотворенныхъ дѣлъ Зиждителемъ было Слово, и одно только мановеніе давало бытіе всему. А послѣ того, какъ и Самимъ Художникомъ всяческихъ было одобрено благоукрашеніе во всемъ произшедшемъ, наступило наконецъ время къ сотворенію того, ради котораго все оное приведено въ бытіе, разумѣю человѣка: ибо по истинѣ должно было, чтобы Зиждитель всяческихъ, будучи благъ по естеству, или лучше, будучи самою благостію, какова она есть, былъ познанъ и нами. Должно было, чтобы земля была полна тѣми, которые умѣли бы Его славословить, и чтобы отъ красоты созданій была усматриваема слава Создавшаго все, какъ написано (срав. Рим. 1, 20): ибо, какъ говоритъ пророкъ Исаія, Ты не вотще сотворилъ ю, то есть землю, но на вселеніе (Ис. 45, 18). Итакъ, необходимо было образовать на ней животное разумное, послѣ того какъ напередъ явилось все то, что служило къ увеселенію его и казалось хорошо сотвореннымъ. Поэтому, явивъ напередъ въ подобающемъ украшеніи землю и небо, и все, что на нихъ, Богъ приступаетъ къ сотворенію человѣка, бытіе котораго Онъ имѣлъ въ мысли раньше того. И всякое другое созданіе Онъ творилъ сразу повелѣніемъ своимъ и приводилъ въ бытіе словомъ своимъ, какъ Богъ. Поелику же человѣкъ есть животное по истинѣ благообразное и богоподобное, то, дабы не показалось, что онъ, — подобіе высочайшей славы, сотворенъ одинаково съ тѣмъ, что не таково же, какъ онъ, Богъ удостоиваетъ его созданіе предварительнаго совѣта и личнаго участія. Образовавъ фигуру тѣла его изъ земли, Онъ дѣлаетъ его разумнымъ животнымъ и, чтобы онъ выдѣлялся изъ всѣхъ разумностію своей природы, тотчасъ же назнаменалъ его нетлѣннымъ и животворящимъ духомъ: ибо написано: и вдуну въ лице его дыханіе жизни: и бысть человѣкъ въ душу живу (Быт. 2, 7). За тѣмъ удостоилъ его рая сладости и даровалъ ему власть надъ всѣмъ, что на землѣ, поставилъ его начальникомъ надъ плавающими и летающими, подчинилъ ему стада дикихъ звѣрей, даже и породы ядовитыхъ животныхъ вмѣстѣ съ другими подчинилъ ему. А чтобы человѣкъ имѣлъ страхъ, Онъ повелѣлъ ему повиноваться естественнымъ законамъ. Итакъ человѣкъ былъ отображеніемъ высочайшей славы и образомъ боголѣпной власти на землѣ. Но поелику достигшему такой славы и сладости во всякомъ случаѣ должно было знать, что онъ Бога имѣетъ своимъ Предстоятелемъ, Царемъ и Господомъ: то, дабы отъ избытка благоденствія онъ не впалъ весьма легко въ помыслъ объ освобожденіи отъ власти и преобладанія Имѣющаго державу, Онъ тотчасъ далъ ему законъ и ближайшимъ послѣдствіемъ преступленій поставилъ наказующую угрозу. Доколѣ существовалъ одинъ и только одинъ человѣкъ, еще не было на землѣ и никакого способа грѣшить. А чтобы онъ былъ и подъ закономъ, для него придуманъ былъ и нѣкоторый видъ сохраненія заповѣди: ибо отъ всякаго древа, сказано, еже въ раи, снѣдію снѣси: отъ древа же, еже разумѣти доброе и лукавое, не снѣсте отъ него: а въ оньже аще день снѣсте отъ него, смертію умрете (Быт. 2, 16-17). За тѣмъ изъ одного взятаго у Адама ребра Богъ творитъ жену, имѣвшую и служить ему для рожденія дѣтей, и сожительствовать ему, какъ существо однородное съ нимъ, и наконецъ просто пребывать съ нимъ. Когда же лестію діавола она увлечена была къ преступленію и вкусила отъ запрещеннаго древа, а вмѣстѣ съ нею палъ и самъ праотецъ Адамъ, то природа ихъ была тотчасъ осуждена на смерть. И къ женѣ Богъ взывалъ: въ болѣзнехъ родиши чада (Быт. 3. 16); а къ Адаму: проклята земля въ дѣлѣхъ твоихъ (ст. 17). И сверхъ этого они лишены были того многовожделѣннаго мѣстопребыванія, которымъ пользовались въ началѣ, а также и рая сладости. И только тогда познали они, что были наги и лишены одежды, а потому имѣютъ нужду въ одеждахъ. По милосердію Божію, у нихъ явились для сего нижнія одежды кожаныя. И матерію своею они признали землю, подверглись уловленію въ сѣти тлѣнія и вообще, какъ я думаю, ничего недоставало у нихъ къ тому, чтобы оказатъся въ крайне бѣдственномъ состояніи.

3. Но кто нибудь, думаю, скажетъ: если сотворенный человѣкъ имѣлъ дойти до столь великаго несчастія, то не справедливо ли думать, что ему гораздо лучше было бы и не имѣть бытія? Богъ содѣлалъ славнымъ и досточуднымъ того, который спустя немного времени имѣлъ быть жалкимъ и достойнымъ состраданія, повиннымъ проклятію и наказанію. Богъ, какъ Зиждитель по естеству, конечно не могъ не знать будущаго. Поелику же, вѣдая это, творилъ Онъ его, то не обличаетъ ли Себя болѣе вреда, нежели пользы принесшимъ человѣку, если имѣющимъ быть несчастными по истинѣ лучше было бы совершенно не родиться, согласно слову самого Спасителя, сказанному Имъ объ ученикѣ предателѣ: добрѣе было бы ему, аще не бы родился человѣкъ той (Марк. 14, 21). На это я скажу, что очень опасно и близко къ крайнему безумію, или лучше, прямо было бы безуміемъ и даже гораздо болѣе того — порицать Божественныя намѣренія, какъ не правильныя, и естество высочайшее или не считать заботящимся о надлежащемъ, или же считать его способнымъ погрѣшать относительно полезнаго и лучшаго для насъ. Лучше было бы, если бы мы, считая естество Божественное непогрѣшимымъ въ его совѣтахъ и дѣлахъ, удерживались отъ того, чтобы мудрствовати паче, еже подобаетъ мудрствовати (Рим. 12, 3) и оставляли излишнее занятіе этимъ, какъ не свободнымъ отъ вины. И сверхъ того, думаю, должно было обратить вниманіе еще на слѣдующее: тѣмъ, которые получили бытіе и при томъ во благо, лучше ли было бы не родиться, или родиться и содѣлаться причастниками благости Зиждителя? Но въ этомъ, какъ я думаю, никто не усумнится: ибо какъ имѣющимъ быть несчастными, если они уже приведены въ бытіе, по справедливости лучше и вожделѣннѣе было бы не получать этого бытія, такъ точно, думаю, наоборотъ, и для тѣхъ, которые не будутъ таковыми, является добрымъ и достохвальнымъ дѣломъ — произойти на свѣтъ и жить. Такъ что же? Полагаю, что наша рѣчь объ этомъ должна быть переносима и на существа гораздо высшія насъ: разумѣю блаженныхъ ангеловъ. Сотворены отъ Бога и изъ небытія приведены въ бытіе Ангелы и Архангелы, Престолы и Власти, Силы и Начала, и превысшіе ихъ Серафимы. Въ числѣ приведенныхъ въ бытіе былъ и самъ змій отступникъ, и бывшія съ нимъ лукавыя силы. Они были вмѣстѣ съ другими святыми и разумными созданіями, наполняя вышнія обители, отличаясь славою и по сравненію съ нами находясь въ состояніи несравнимо лучшемъ и превосходнѣйшемъ. Потому и отъ Господа сказано: съ Херувимами вчинихъ тя (Іез. 28, 14). Но святые Херувимы имѣютъ утвердившуюся славу и твердо сохраняютъ свое первоначальное состояніе. Тысящи тысящъ служатъ Богу, и тмы темъ предстояху Ему (Дан. 7, 10). Вмѣстѣ съ другими палъ сатана и лишился своей славы. Итакъ, когда онъ вознамѣрился оставить свое первоначальное состояніе, тогда, произвольно склонившись къ оскорбленію Бога, произвелъ то, что Зиждитель всяческихъ престалъ отъ творенія, разумѣю святыхъ ангеловъ, и отвергъ столь славное и досточудное созданіе. Послѣ того какъ же не казалось бы обиднымъ, если бъ не приводимо было въ бытіе доселѣ предстоящее и служащее Ему множество, соблюдающее себя въ цѣлости по отношенію къ сотворившему его Богу и не допускающее помысла о томъ, чтобы прійти въ забвеніе о своемъ первоначальномъ состояніи? И что же, скажи мнѣ, очень вреднаго для сего въ томъ, что нѣкоторые, въ слѣдствіе надменія, утратили свое прежнее благосостояніе? Тѣ, которые лучше сихъ, остаются съ Богомъ, и, богатно исполняемые Его благостію, воздаютъ Ему честь продолжительными и непрерывными славословіями. И о нихъ то, думаю, говоритъ блаженный Давидъ: блажени всѣ, живущіи въ дому Твоемъ: въ вѣки вѣковъ восхвалятъ Тя (Псал. 83, 5). Окончивъ рѣчь о семъ, теперь то же самое изслѣдованіе приложимъ и къ себѣ самимъ.

4. Человѣкъ сотворенъ былъ въ началѣ надѣленный властію надъ собственными своими хотѣніями и обладая свободнымъ стремленіемъ къ чему бы ни захотѣлъ: ибо свободно Божество, по образу Котораго онъ сотворенъ. Такъ, думаю, а не иначе онъ былъ бы достохваленъ, если бы являлся свободнымъ дѣлателемъ добродѣтели и чистоту въ дѣлахъ имѣлъ бы какъ плодъ расположенія, а не какъ послѣдствіе естественной необходимости, которая совершенно не позволяла бы ему выходить изъ предѣловъ добра, хотя бы онъ захотѣлъ дѣлать и не то, что таково. Итакъ, человѣкъ въ началѣ получилъ свободное и непринужденное стремленіе ума ко всему тому, что должно было дѣлать; но по обольщенію отъ змія неразумно обратился къ тому, что не слѣдовало дѣлать, и за ничто почелъ совершить преступленіе. За это и осужденъ былъ на смерть и тлѣніе, такъ какъ Богъ, думаю, предвидѣлъ имѣвшую быть отъ произшедшаго большую пользу ибо какъ скоро человѣкъ однажды уклонился ко грѣху, и естество его стало недуговать стремленіемъ къ порочному, почти наподобіе того, какъ и естество нечистыхъ духовъ, онъ постоянно изобличаемъ былъ во злѣ, совершаемомъ имъ на землѣ. Итакъ, съ пользою придумана смерть плоти, не къ совершенной погибели приводящая животное, но скорѣе къ обновленію и, такъ сказать, къ будущей передѣлкѣ соблюдающая его, какъ бы разбитый сосудъ. А что живому существу придется потерпѣть истлѣніе, этого не не вѣдалъ Зиждитель, но напротивъ зналъ, что вмѣстѣ съ этимъ послѣдуетъ и разрушеніе непотребныхъ дѣлъ, и уничтоженіе тлѣнія, и возведеніе къ лучшему состоянію, и воспріятіе первоначальныхъ благъ. Онъ зналъ, что пошлетъ по времени Сына своего въ человѣческомъ образѣ, имѣвшаго умереть за насъ и разрушить державу смерти, дабы обладать и живыми и мертвыми. Но что же? Если не всѣ увѣровали, то уже самое безчисленное множество спасенныхъ какъ бы ослабляетъ значеніе погибели оныхъ и являетъ пустою печаль о нихъ, едва не говоря такъ: снѣдятъ своихъ путей плоды (Прит. 1, 31): потому что, имѣя возможность, если бы захотѣли, быть спасенными и избѣжать зла, въ которое впали, они не пріемлютъ искупителя, то есть Христа. Такъ если бы какой садовникъ наполнилъ свой садъ превосходнѣйшими деревьями; но за тѣмъ не всѣмъ деревьямъ по разнымъ причинамъ случилось бы избѣжать поврежденія: то не подумаетъ никто, чтобы рѣшившійся заняться садоводствомъ не хотѣлъ правильно вести это дѣло. И никто, думаю, не сталъ бы порицать его. Даже и напротивъ: онъ прилагалъ всю должную заботу о посаженныхъ деревьяхъ, а они пострадали отъ своей слабости. Неужели мы скажемъ, что лучше бы онъ совершенно не приступалъ къ садоводству и не усаживалъ бы сада превосходнѣйшими растеніями, но напротивъ уничтожилъ бы совсѣмъ способы садоводства, чтобы не потерпѣли вреда нѣкоторыя изъ посаженныхъ растеній? Не совершенно ли неразумно было бы считать это правильнымъ?

5. Итакъ, если мы будемъ здраво судить, то не Зиждителя, приведшаго насъ въ бытіе, обвинимъ, а напротивъ себя самихъ, отъ своего произволенія терпя вредъ. Что приводя человѣка въ бытіе, Богъ имѣлъ въ виду и то, что онъ подпадетъ тлѣнію, но зналъ и способы врачеванія, въ этомъ ясно убѣждаетъ насъ Божественный Павелъ, свидѣтельствуя о томъ, что спасеніе чрезъ Христа издавна предувѣдѣно было Духомъ. Именно такъ пишетъ онъ въ посланіи къ ученику своему Тимоѳею: не постыдися убо страстію [2] Господа нашего, ни мною юзникомъ Его: но спостражди благовѣствованію по силѣ Бога, спасшаго насъ, и призвавшаго званіемъ святымъ, не по дѣломъ нашимъ, но по своему благоволенію [3] и благодати даннѣй намъ о Христѣ Іисусѣ прежде лѣтъ вѣчныхъ: явлшейся же въ послѣднія времена просвѣщеніемъ Спасителя нашего Іисуса Христа (2 Тим. 1, 8-10). И къ другимъ опять: вѣмы, яко любящимъ Бога вся поспѣшествуютъ во благое, сущимъ по предувѣдѣнію званнымъ. Ихже бо предувѣдѣ, (тѣхъ) и предустави сообразныхъ быти образу Сына своего, яко быти Ему первородну во многихъ братіяхъ: а ихже предустави, тѣхъ и призва. А ихже призва, сихъ и оправда: а ихже оправда, сихъ и прослави (Рим. 8, 28-30). Слышишь ли, какъ говоритъ, что благодать во Христѣ дана прежде лѣтъ вѣчныхъ, и что предувѣдѣны и предопредѣлены ясно отъ Бога и Отца тѣ, которые будутъ сообразными образу Сына Его? Ибо предувѣдѣнъ, какъ я сказалъ, образъ вочеловѣченія. А въ надлежащее время совершено и разрѣшеніе отъ немощей, чему свидѣтелемъ будетъ опять Павелъ, такъ написавшій: могущему же васъ утвердити по благовѣствованію моему, и проповѣданію Іисусъ Христову, по откровенію тайны, лѣты вѣчными умолчанныя, явлшіяся же нынѣ, писаніи пророческими, по повелѣнію вѣчнаго Бога, въ послушаніе вѣры во всѣхъ языцѣхъ познавшіяся, единому премудрому Богу Іисусъ Христомъ, Ему же слава во вѣки, аминь (Рим. 14, 24-26). Тайна была умолчана, но явлена нынѣ посредствомъ закона и пророковъ, по изволенію Бога и Отца. И во Христѣ мы возстановлены въ первоначальное состояніе, съ ниспроверженіемъ того, что потомъ привходило къ намъ въ слѣдствіе лести діавольской. Ибо Павелъ опять такъ сказалъ о Спасителѣ всѣхъ насъ Христѣ: о Немже имамы избавленіе кровію Его и оставленіе прегрѣшеній по богатству благости Его, юже преумножилъ есть въ насъ во всякой премудрости и разумѣ, сказавъ намъ тайну воли своея, по благоволенію своему, еже прежде положи въ Немъ: въ смотрѣніе исполненія временъ, возглавити всяческая о Христѣ, яже на небесѣхъ и яже на земли въ Немъ: въ Немже и наслѣдницы, сотворихомся, прежде наречени бывше по прозрѣнію вся дѣйствующаго по совѣту воли своея, яко быти намъ въ похваленіе славы Его прежде уповавшимъ во Христа (Ефес. 1, 7-12). Вотъ опять мы предопредѣлены (прежде наречени) по предположенію (по прозрѣнію) Отца; да и самымъ упованіемъ мы обогатились какъ бы раньше, нежели бытіемъ, такъ какъ Богъ имѣлъ о семъ предвѣдѣніе и въ своихъ совѣтахъ преднаписалъ то, что имѣло совершиться съ нами. Ибо послѣ того какъ изобрѣтатель грѣха обольстилъ въ началѣ Адама и сдѣлалъ его повиннымъ грѣху легкомыслія, онъ приведенъ былъ къ смерти, и тогда осужденіе перешло на всѣхъ людей, такъ какъ страсть переходила какъ бы отъ корня на вѣтви: потому что она царствовала отъ Адама даже до Моисея и надъ (не)согрѣшившими по подобію преступленія Адамова (Рим. 5, 14). Зиждитель промышлялъ о созданіяхъ своихъ и устроилъ намъ какъ бы вторый корень рода, возводящій насъ въ прежнее нетлѣніе, чтобы какъ образъ перваго и земнаго назнаменалъ насъ необходимостію смерти и уловленіемъ въ сѣти тлѣнія, такъ, наоборотъ, второе послѣ онаго начало, то есть Христосъ, и уподобленіе Ему духомъ назнаменало насъ свободою отъ погибели; и чтобы какъ въ томъ (Адамѣ) непослушаніе привело насъ къ наказанію, такъ въ этомъ (Христѣ) уступчивость и благопокорливость во всемъ явила насъ причастниками благословенія свыше и отъ Отца. Такъ и сказано: бысть первый человѣкъ Адамъ въ душу живу, послѣдній Адамъ въ духъ животворящъ (1 Кор. 15, 45). И еще иначе разъясняетъ намъ это Апостолъ, говоря: первый человѣкъ отъ земли перстенъ: вторый человѣкъ, Господь съ небесе. Яковъ перстный, такови и перстніи: и яковъ небесный, тацы же и небесніи: и яко же облекохомся во образъ перстнаго, да облечемся и во образъ небеснаго (ст. 47-49). И опять: Христосъ ны искупилъ есть отъ клятвы законныя, бывъ по насъ клятва (Гал. 3, 13). Смирилъ Себе, какъ написано (Флп. 2, 8), и добровольно снизошелъ до всего того, что есть въ насъ, Единородный — Слово Божіе, не для того, чтобы вмѣстѣ съ нами быть въ подданствѣ царству смерти, такъ какъ бы и на Него Адамъ перенесъ смертность (ибо Онъ Самъ есть все оживотворяющій), но для того, чтобы, явивъ видъ подчиненнымъ тлѣнію, перевести его къ жизни. Поэтому-то Онъ и плоть бысть (Іоан. 1, 14). Такъ и премудрый Павелъ пишетъ: понеже бо человѣкомъ смерть бысть, и человѣкомъ воскресеніе мертвыхъ. И якоже о Адамѣ вси умираютъ, такожде и о Христѣ вси оживутъ (1 Кор. 15, 21-22). Ибо неразумно было бы думать, что земнородный и простый человѣкъ Адамъ силу положеннаго на него проклятія, какъ бы какое наслѣдство, естественно переходящее, распространилъ на весь родъ; а Тотъ, Который свыше и съ небеси, Который есть Богъ по естеству, Еммануилъ, воспріявшій на Себя подобіе намъ и содѣлавшійся для насъ вторымъ Адамомъ, въ свою очередь, не содѣлалъ въ избыткѣ причастными Его жизни тѣхъ, которые захотѣли бы пріобщиться къ родству съ Нимъ по вѣрѣ. Мы содѣлались стѣлесниками Его чрезъ таинственное благословеніе. Соединены мы съ Нимъ и инымъ способомъ, поелику содѣлались общниками Божественнаго естества Его чрезъ Духа: ибо Онъ обитаетъ въ душахъ святыхъ, и какъ блаженный Іоаннъ говоритъ: о семъ разумѣемъ, яко пребываетъ въ насъ, отъ Духа, Егоже далъ есть намъ (1 Іоан. 3. 24). Итакъ, Онъ Самъ есть жизнь наша, Самъ и оправданіе. Написано также еще: тѣмже убо, якоже единаго прегрѣшеніемъ во вся человѣки вниде осужденіе: такожде и единаго оправданіемъ во вся человѣки вниде оправданіе жизни (Рим. 5, 18). И еще: якоже бо ослушаніемъ единаго человѣка грѣшни быша мнози, сице и послушаніемъ единаго человѣка праведни будутъ мнози (ст. 19). Итакъ ясно, что и въ первомъ Адамѣ прообразуемо было тогда таинство Христа, не во всемъ сходныя черты образа сохраняющее, но различныя и даже противоположныя. Именно тотъ былъ для рода человѣческаго началомъ къ смерти, проклятію и осужденію; а Сей — ко всему противоположному: къ жизни, благословенію и оправданію. Тотъ принялъ жену въ плоть едину (Быт. 2, 24) и чрезъ нее погибъ: Христосъ же, соединяя съ Собою Церковь духомъ, избавляетъ и спасаетъ, и дѣлаетъ ее побѣдительницею лести діавольской. Поэтому Апостолъ и убѣждаетъ вопіять: не неразумѣваемъ бо умышленій его (2 Кор. 2, 11). Праотецъ Адамъ въ возмездіе за грѣхъ и въ наказаніе за преступленіе получилъ тлѣніе: Христу же вмѣнена была въ вину праведность, по безумію Іудеевъ. Посему за страсть смертную Онъ и увѣнчавается честію и славою, по слову блаженнаго Павла (Евр. 2, 9; сн. Флп. 2, 9). И Адаму едва подчинено было одно то, что есть на землѣ: Христу же все; ибо Ему всяко колѣно поклонится, небесныхъ и земныхъ и преисподнихъ: и всякъ языкъ исповѣсть, яко Господь Іисусъ Христосъ въ славу Бога Отца (Флп. 2, 10-11). Аминь.

О Каинѣ и Авелѣ.

1. Природа человѣческая въ Адамѣ, какъ въ начальникѣ рода, какъ я сказалъ недавно, подверглась смерти и грѣху: искуплена же не иначе, какъ только чрезъ одного Христа. Такъ и ученикъ Его пишетъ: нѣсть иного имене подъ небесемъ даннаго въ человѣцехъ, о немже подобаетъ спастися намъ (Дѣян. 4, 12): ибо подлинно нужно было, чтобы Тотъ, чрезъ Котораго все приведено въ бытіе, содѣлался и возобновителемъ растлѣннаго и устранилъ поврежденіе, произведенное грѣхомъ, упразднилъ зло и снова богатно даровалъ благо тѣмъ, которые произведены имъ. Я призналъ бы славнымъ дѣломъ боголѣпной силы и власти какъ то, чтобы привести изъ небытія въ бытіе, такъ и то, чтобы уклонившееся отъ состоянія добра и неповрежденности едва не снова призывать къ благосостоянію. Итакъ, въ Адамѣ показанъ былъ образъ сего. Но всякій можетъ видѣть, что не мѣнѣе того ясно этотъ образъ начертывается и въ произшедшихъ отъ него. Во Христѣ Богъ и Отецъ возглавляетъ все что на небесахъ и что на землѣ, и падшее до состоянія не надлежащаго возводитъ къ состоянію первоначальному, такъ какъ чрезъ Него только одного привзошедшее по времени уничтожается, и то, что на землѣ, возстановляется къ обновленію твари: ибо въ Немъ — нова тварь (2 Кор. 5, 17; Гал. 6, 15); и это слово истинно. Итакъ, усматривай и въ Авелѣ, и Каинѣ таинство Христа, чрезъ которое мы спасены. Въ книгѣ Бытія написано такъ: Адамъ же позна Еву жену свою, и заченши, роди Каина, и рече: стяжахъ человѣка Богомъ. И приложи родити брата его, Авеля. И бысть Авель пастырь овецъ: Каинъ же бѣ дѣлаяй землю. И бысть по днехъ, принесе Каинъ отъ плодовъ земли жертву Господу: и Авель принесе и той отъ первородныхъ овецъ своихъ, и отъ туковъ ихъ: и призрѣ Богъ на Авеля и на дары его: на Каина же и на жертвы его не внятъ. И опечалися Каинъ зѣло, и испаде лице его. И рече Господь Богъ Каину: вскую прискорбенъ былъ еси? и вскую испаде лице твое? Еда, аще право принеслъ еси, право же не раздѣлилъ еси, не согрѣшилъ ли еси? Умолкни. Къ тебѣ обращеніе его, и ты тѣмъ обладаеши (Быт. 4, 1-7). И немного спустя: и рече Каинъ ко Авелю брату своему: пойдемъ на поле. И бысть внегда быти имъ на поли, воста Каинъ на Авеля брата своего, и уби его. И рече Господь Богъ ко Каину: гдѣ есть Авель братъ твой? Онъ же рече: не вѣмъ. Еда стражъ брату моему есмь азъ? И рече Богъ: что сотворилъ еси сіе? Гласъ крове брата твоего вопіетъ ко Мнѣ отъ земли. И нынѣ проклятъ ты на земли, яже разверзе уста своя, пріяти кровь брата твоею отъ руки твоея. Поелику дѣлаеши землю, и не приложитъ силы своея дати тебѣ: стеня и трясыйся будеши на земли. И рече Каинъ ко Господу: вящшая вина моя, еже оставитися ми. И аще изгониши мя днесь отъ лица земли, и отъ лица Твоего скрыюся, и буду стеня и трясыйся на земли: и будетъ, всякъ обрѣтаяй мя, убіетъ мя. И рече ему Господь Богъ: не тако: всякъ убивый Каина, седмижды отмстится. И положи Господь Богъ знаменіе на Каинѣ, еже не убити его всякому обрѣтающему его. Изыде же Каинъ отъ лица Божія (ст. 8-16).

2. Итакъ Каинъ, а равно и Авель, оба родились отъ Адама и были какъ бы нѣжные и цвѣтущіе отпрыски, произшедшіе въ началѣ, отъ одного и перваго корня; и на нихъ естество человѣческое впервые упражнялось въ плодородіи, и только начало являть способность раститься и множитъся и укрѣпляться въ силѣ. Но Каинъ въ отношеніи къ рожденію предшествовалъ на нѣсколько времени. Авель же слѣдовалъ за нимъ и родился послѣ него; и пока они оба были нѣжны и юны, они какъ бы какіе птенцы воспитывались у родителей. Когда же изъ юношескаго пришли въ болѣе зрѣлый возрастъ и уже оказывались въ возрастѣ мужескомъ, то обратились къ различнымъ занятіямъ. И Каинъ, услаждаемый свѣжестью земной зелени и особенно видя землю украшенною прекрасными деревьями и зрѣлыми плодами, думалъ, что при стараніяхъ она должна представляться очамъ взирающихъ на нее еще болѣе воздѣланною; и о томъ, что само по себѣ и естественно вызывало къ себѣ любовь и само собою достигаетъ до такой красоты, онъ размышлялъ, — и по справедливости, — что если приложить къ сему земледѣльческій трудъ, то оно будетъ являться взору несравненно болѣе красивымъ. Такъ онъ велъ жизнь приличествующую земледѣльцамъ и хотѣлъ достигать цѣли, пользуясь всею силою тѣлесною. Природа дала ему вѣдѣніе о семъ, а Божественный и неизреченный законъ начерталъ въ умѣ его познаніе о томъ, чего онъ хотѣлъ. Къ этому прилагалъ стараніе и трудъ Каинъ. Мудрый же Авель, оставивъ трудъ надъ деревьями и заступомъ, не держась за серпъ, обратился къ стадамъ овецъ. Привели его къ такой мысли, быть можетъ, ягнята, еще тонкимъ голосомъ блеющіе въ подражаніе своимъ матерямъ, даже едва блеющіе, нѣжными и только что укрѣпившимися ногами легко прыгающіе по цвѣтущей травѣ; а также и блеющія козы, безъ труда перепрыгивающія на высочайшія крутизны скалъ. И прекрасно, какъ я думаю, рѣшеніе, по которому онъ, будучи очень мудрымъ, предпочелъ пастырскую жизнь, полагая ее какъ бы какимъ предварительнымъ упражненіемъ въ управленіи людьми и считая таковымъ это дѣло. Называть правителей племенъ, городовъ или народовъ пастырями народовъ обычно и самому богодухновенному Писанію [4] и избраннымъ писателямъ еллинскимъ [5]. Итакъ, когда оба юноши склонились, одинъ къ земледѣлію, а другой къ превосходнѣйшему занятію, именно къ пастырству, то съ теченіемъ времени у Каина сады наполнились густыми деревьями и зрѣлыми плодами, у Авеля же собралось великое множество скота. Потомъ законъ врожденнаго намъ богопознанія побудилъ этихъ мужей къ исполненію долга приносить благодарственныя жертвы всѣхъ Зиждителю и подателю намъ всякаго блага Богу. Ибо, хотя и повреждена и быть можетъ не является истинною точка зрѣнія идолопоклонниковъ на то, кто есть творецъ всяческихъ, однако врожденный и необходимый законъ производитъ и самопроизвольное познаніе возбуждаетъ въ насъ мысль о существѣ высшемъ и несравненно превосходнѣйшемъ насъ, то есть Богѣ. Такъ священный и премудрый Авель приводитъ отборное и наилучшее изъ своего стада. Принесе, сказано, отъ первородныхъ овецъ своихъ, и отъ туковъ ихъ, то есть превосходнѣйшее и избранное. Не не вѣдая и самый способъ священнодѣйствія, онъ предлагаетъ туки. Каинъ же не такъ, но гораздо небрежнѣе: наилучшіе изъ плодовъ онъ оставилъ для своего удовольствія, а второстепенными почтилъ всѣхъ Бога, и тѣмъ оскорбилъ Его. Такимъ образомъ сошедшій съ неба на дары Авеля огонь, истребивъ ихъ, уготовалъ жертвоприношеніе. На Каина же и на жертвы его не внятъ, сказано: ибо не обычнымъ образомъ сошелъ на принесенное въ жертву огонь. Поэтому Каинъ очень опечаливается и ужасно падаетъ духомъ. Зная же причину отвращенія и предпочтенія жертвы Авеля, онъ не обратился къ исправленію своей вины, но, пришедши въ неумѣренный гнѣвъ, первый изъ людей зачинаетъ неукротимое убійство. Но едва не самому Богу всяческихъ мстя за отвращеніе, онъ съ коварствомъ подходитъ къ почтенному брату и попираетъ законъ любви, имѣя умъ наполненный діавольскою злобою и нечестивыми намѣреніями, а на словахъ поддѣлываясь подъ доброту: пойдемъ, говоритъ, на поле. Слышишь ли, какъ онъ вызываетъ его на поля, какъ будто бы съ тѣмъ, чтобы онъ могъ быть зрителемъ его прилежанія въ земледѣліи и насладиться разнообразнымъ зрѣлищемъ цвѣтовъ? Но онъ нечествуетъ и отдаетъ единокровнаго какъ бы въ первую добычу и начатокъ смерти, и такимъ образомъ открываетъ природѣ человѣческой путь къ скверноубійству. Когда же Богъ спрашивалъ его и говорилъ: гдѣ Авель братъ твой? несчастный прибѣгаетъ къ лжи и сурово отвѣчаетъ, говоря: не вѣмъ. А послѣ того какъ изобличенъ былъ въ убійствѣ и подвергнутъ проклятію, онъ сталъ думать въ свою очередь, что и самъ умретъ, хотя этого Богъ и не желалъ, и что этимъ разрѣшится гнѣвъ Божій на него. Онъ говорилъ: аще изгониши мя днесь отъ лица земли, и отъ лица Твоего скрыюся, и буду стеня и трясыйся на земли: и будетъ, всякъ обрѣтаяй мя, убіетъ мя. Но что всячески и во всякомъ случаѣ онъ будетъ подлежать проклятію и понесетъ накаканіе за свои нечестивыя дѣянія, проводя на землѣ несчастнѣйшую жизнь, это было несомнѣнно, такъ какъ Богъ ясно говорилъ: не тако: поелику всякъ убивый Каина, седмижды отмстится. А семь полагаетъ вмѣсто многаго, какъ бы такъ говоря: за многія и нечестивыя прегрѣшенія наказаніе братоубійцѣ Каину откроетъ тотъ, кто лишитъ его тѣлесной жизни. Если же кто захотѣлъ бы сказать, что отмщеніе касается именно числа семи, то и въ этомъ нѣтъ ошибки. Въ такомъ случаѣ первый грѣхъ у Каина былъ тотъ, что онъ неправильно раздѣлилъ и не посвятилъ Богу того, что было превосходнѣе всего. Второй — тотъ, что онъ, познавъ грѣхъ, не обратился къ покаянію и не исправилъ прегрѣшенія своего обращеніемъ къ лучшему, но возгорѣлъ гнѣвомъ и раздраженъ былъ прославленіемъ ближняго, тогда какъ должно было бы лучше соревновать послѣднему, а не считать его врагомъ и взирать на него неправедными очами. Третій же и какъ бы какой приступъ къ совершенію дикаго убійства — неукротимая зависть. Четвертый — то самое: пойдемъ на поле — доказательство коварства и лести. Пятый — преступленіе нечестиваго скверноубійства. Въ шестый грѣхъ ему можетъ быть вмѣнена ложь передъ Богомъ. Въ седьмый же — мысль, что онъ можетъ, вопреки изволенію Божію, избѣжать наказанія, будучи лишенъ тѣлесной жизни не добровольно. Но положи, сказано, Богъ знаменіе на Каинѣ, еже не убити его всякому обрѣтающему его. Изыде же Каинъ отъ лица Божія. И тотчасъ онъ подвергся проклятію, и послѣдовалъ способъ отвращенія: ибо какимъ образомъ всечистое и святѣйшее естество можетъ взирать на человѣка, дошедшаго до крайняго предѣла всякаго зла?

3. Это пусть сказано будетъ нами пока въ буквальномъ и историческомъ смыслѣ. Но какъ бы наводя краски на очертаніе образа, заключающуюся въ буквѣ тѣнь преобразуя въ истину и тонко изслѣдуя каждую подробность, скажемъ теперь и то, что всякій можетъ видѣть и таинство Христово предъизображеннымъ въ началѣ какъ бы въ тѣни, — въ совершившемся. Такъ какъ естество человѣческое впало въ грѣхъ и неожиданно уловлено было въ сѣти смерти, то должно, поистинѣ должно было, чтобы предвозвѣщено было таинство возстановленія къ лучшему и чтобы не было неизвѣстнымъ то, что ради насъ и за насъ умретъ по времени Христосъ. Итакъ, состворенъ былъ праотецъ Адамъ, по свидѣтельству Священныхъ Писаній, по образу и по подобію Божію. Отъ него родились и произошли, первый Каинъ, а второй послѣ него Авель. Каинъ пусть представляетъ у насъ лице Израиля. И Самъ Христосъ, указывая на одинаковость нравовъ народа іудейекаго съ нравами Каина, предозначалъ его. Именно Онъ говорилъ: аще вы пребудете во словеси моемъ, воистинну ученицы Мои будете. И уразумѣете истину, и истина свободитъ вы (Іоан. 8, 31-32). Они же, не разумѣя красоты отеческой свободы, пытались блистать плотскою славою, говоря: сѣмя Авраамле есмы, и никомуже работахомъ николиже: како ты глаголеши: яко свободни будете? (ст. 33). Что же на это отвѣчалъ Христосъ? Аще чада, говоритъ Онъ, Авраамля бысте были дѣла Авраамля бысте творили. Нынѣ же ищете Мене убити, человѣка, иже истину вамъ глаголахъ, юже слышахъ отъ Отца: сего Авраамъ нѣсть сотворилъ (ст. 39-40). А какъ на отца ихъ, указываетъ на сатану, говоря: вы творите дѣла отца вашего. Онъ человѣкоубійца бѣ искони, и во истинѣ не стоитъ, яко ложъ есть, какъ и отецъ лжи (ст. 41. 44). Правильно разумѣя эти слова, мы никакъ не можемъ думать, что Христосъ упоминаетъ здѣсь о лукавомъ и виновникѣ зла демонѣ. Нѣтъ! бѣсновавшимся Іудеямъ и замышлявшимъ противъ Него нечестивое скверноубійство, Онъ даетъ въ отцы перваго человѣкоубійцу и виновника лжи, разумѣю Каина и отца послѣдняго — сатану [6], изобрѣтателя грѣха. Такъ какъ нѣкоторые спрашиваютъ, кого мы дадимъ въ отцы діаволу, или что мы называемъ первообразомъ злонравія его; то мы отвѣтимъ, что какъ бы отображеніемъ первообраза въ Каинѣ Онъ считаетъ тѣхъ, которые во всемъ недугуютъ подобіемъ присущаго ему нечестія. А что Спасителю Христу обычно называть сатаною того, кто уподобляется ему нравомъ, это мы безъ большаго труда можемъ увидѣть изъ Его словъ къ святымъ ученикамъ: не Азъ ли васъ дванадесяте избрахъ, и вотъ единъ отъ васъ діаволъ есть? (Іоан. 6, 70). Такъ должно уподобить Каину и Израиля, о которомъ написано: сынъ Мой первенецъ Израиль (Исх. 4, 22). Послѣ же первороднаго Израиля какъ бы вторымъ по времени и самымъ младшимъ явился Христосъ, Который и Самъ былъ сынъ Адама. Потому-то и Сыномъ человѣческимъ Онъ мудро и смотрительно именовалъ Себя повсюду [7]. Но Израиль думалъ чтить Бога приношеніемъ вещей привременныхъ и легко увядающихъ, и весьма не важныхъ, и какъ бы весь умъ свой прилагалъ къ занятіямъ земнымъ. Ибо Каинъ обратился къ земледѣлію, Авель же бысть пастырь овецъ, такъ какъ Еммануилъ управляетъ словеснымъ стадомъ, и Самъ есть Пастырь добрый (Іоан. 10, 11). Который на мѣстѣ тучнѣ и на пажити хорошей, какъ написано (Ис. 30, 23), пасетъ вышнія и земныя стада. Къ Нему взывало и пророческое слово: паси люди твоя жезломъ стражбы твоей, овцы наслѣдія твоего (Мих. 7, 14). Итакъ Израиль чтилъ Бога земными вещами, плодонося дѣла совершаемыя по закону и посвящая нежеланныя для Него жертвы. По этому и слышалъ изъ устъ святыхъ слова: всесожженія овновъ твоихъ, и тука агнцовъ, и крове юнцовъ и козловъ не хощу. Ниже приходите явитися Ми: кто бо изыска сія изъ рукъ вашихъ? Ходити по двору Моему не приложите. Аще принесете Ми семидалъ, всуе: кадило, мерзость Ми есть (Ис. 1, 11-13). И еще: вскую Мнѣ кадило отъ Савы приносите, и кинамонъ отъ земли дальнія? Всесожженія ваша не суть пріятна, и жертвы ваша не усладиша Мя (Іер. 6, 20). Это ясно означается тѣмъ, что Богъ не обратилъ вниманія на жертвы Каина. Праведный же Авель, то есть Христосъ, дароприносилъ Богу первородное изъ словесныхъ стадъ, то есть, мягкихъ сердцемъ, младенчествующихъ злобою, избранныхъ по добродѣтелямъ и въ уподобленіи Ему носящихъ славу первородства. Ибо собраніе званныхъ чрезъ вѣру къ освященію именуется у Божественнаго Павла Церковію первородныхъ на небесѣхъ написанныхъ (Евр. 12, 23). А священнодѣйствователемъ этого святаго собранія и стада первородныхъ содѣлался Христосъ. Зане Тѣмъ имамы приведеніе въ дусѣ къ Богу и Отцу (Ефес. 2, 18; Рим. 5, 2). И мы содѣлались жертвою доброю и благопріятною паче телца юна, роги износяща и пазнокти (Псал. 68, 32): ибо приношеніе кровавое есть низменное и земное и не имѣетъ благоуханія предъ Богомъ. Служеніе же въ духѣ и чрезъ Христа гораздо болѣе пріятно Отцу. Такъ и къ тѣмъ изъ сыновъ Израилевыхъ, которые приносили въ жертву земное, Богъ взывалъ: не пріиму отъ дому твоего телцовъ, ниже отъ стадъ твоихъ козловъ. Яко Мои суть вси звѣріе дубравніи, скоти въ горахъ и волове. Познахъ вся птицы небесныя, и красота сельная со Мною есть. Аще взалчу, не реку тебѣ: Моя бо есть вселенная и исполненіе ея (Псал. 49, 9-12). Къ намъ же, оправдываемымъ во Христѣ и освященнымъ въ Духѣ, Онъ взывалъ, говоря: пожри Богови жертву хвалы, и воздаждь Вышнему молитвы твоя: и призови Мя въ день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя (ст. 14-15). Итакъ, духовныя приношенія лучше земныхъ и жертва, приносимая чрезъ Христа, гораздо превосходнѣе жертвы, приносимой по закону. И не къ жертвамъ Каиновымъ склонялся Богъ, но къ жертвамъ Авелевымъ. По какой же причинѣ? Израиль приносилъ правильно: ибо должно было приносить жертвы Богу; но онъ раздѣлялъ неправильно, успокоиваясь на образахъ и думая, что Богъ услаждается сѣнію. Посему онъ и согрѣшилъ, и получилъ повелѣніе молчать, то есть, прекратить древніе и совершаемые по закону обычаи и ставить вождемъ Христа. Ибо Каину было сказано: согрѣшилъ еси, умолкни; объ Авелѣ же: къ тебѣ обращеніе его, и ты тѣмъ обладаеши (Быт. 4, 7). Но еслибы Израиль, отвергнувъ приношеніе земнаго и безполезное служеніе по закону, восхотѣлъ ставить Христа начальникомъ и руководителемъ на пути къ лучшему, то былъ бы вмѣстѣ съ нами свободенъ и написанъ въ книгѣ животной, по Писаніямъ (Апок. 3, 5). Поелику же, подобно Каину, прославленіе Спасителя нашего онъ сдѣлалъ поводомъ къ зависти и началомъ скверноубійства, то подпалъ проклятію и содѣлался повиннымъ седмикратному отмщенію. И подлинно многимъ отмщеніямъ они повинны стали, и тяжкимъ наказаніямъ подвергнуты, стеня и трепеща, проводятъ жизнь несчастные: вездѣ они странники и пришельцы, вездѣ живутъ полные страха и не имѣя дерзновенія, которое наиболѣе всего приличествуетъ свободнымъ. Впрочемъ Каинъ получилъ знаменіе, чтобы никто не убивалъ его: и Израиль не совсѣмъ погибъ, но спасенъ отъ него останокъ, по слову пророка (Ис. 10, 21), который, вѣдая о семъ, предвѣщалъ, говоря: и аще не бы Господь Саваоѳъ оставилъ намъ сѣмене, яко Содома убо были быхомъ, и яко Гоморру уподобилися быхомъ (1, 9). Сверхъ того также и Божественный Псалмопѣвецъ умолялъ Бога всяческихъ, чтобы Израиль не совсѣмъ былъ истребленъ: не убій ихъ, да не когда забудутъ законъ Твой (Псал. 58, 12). Кромѣ того Каинъ удалился отъ лица Божія. А написано такъ: изыде же Каинъ отъ лица Божія (Быт. 4, 16). Нѣчто подобное потерпѣли и Израильтяне, которымъ сказано было устами пророка: егда прострете руки ваша ко Мнѣ, отвращу очи Мои отъ васъ: и аще умножите моленіе, не услышу васъ: руки бо ваша исполнены крове (Ис. 1, 15). Ибо они убили Господа всяческихъ и дерзнули сказать отъ чрезмѣрнаго нечестія: кровь Его на насъ и на чадѣхъ нашихъ (Матѳ. 27, 25). Впрочемъ кровь Авеля, быть можетъ, вопіяла только противъ одного убійцы; честная же кровь Христова вопіяла противъ жестокости и неблагодарности Іудеевъ, но избавила міръ отъ грѣха, какъ проліянная за него. Поэтому Божественный Павелъ говоритъ, что мы, оправдываемые вѣрою, приступили къ крови кропленія, лучше глаголющей, нежели Авелева (Евр. 12, 24). Но прилично, я думаю, къ сказанному присоединить и слѣдующее: по убіеніи Авеля, сказано, позна Адамъ Еву жену свою, и заченши роди сына: и именова имя ему Сиѳъ, глаголющи: воскреси бо ми Богъ сѣмя другое вмѣсто Авеля, егоже уби Каинъ (Быт. 4, 25). За тѣмъ, спустя немного: поживе, сказано, Адамъ лѣтъ двѣстѣ тридесять, и роди сына по виду своему, и по образу своему, и нарече имя ему, Сиѳъ (5, 3). Итакъ, смотри, послѣ смерти Авеля болѣе всего сходнымъ съ сотвореннымъ по образу и по подобію Божію, то есть съ Адамомъ, раждается опять сынъ Сиѳъ. Ибо и послѣ того, какъ умеръ по плоти Еммануилъ, тотчасъ возникло иное сѣмя Адаму, изобилующее въ себѣ высочайшею красотою Божественнаго образа, такъ какъ мы, вѣрующіе, преобразуемся во Христа чрезъ Духа (Гал. 4, 19). А что для нихъ какъ бы какимъ корнемъ рода и предлогомъ содѣлалась смерть Христа, въ этомъ Онъ Самъ удостовѣряетъ, говоря: аминь, аминь, глаголю вамъ, аще зерно пшенично падъ на земли не умретъ, то едино пребываетъ: аще же умретъ, многъ плодъ сотворитъ (Іоан. 12, 24). Итакъ, когда Онъ палъ на землю, какъ бы какое зерно, на подобіе колоса, то возникъ въ многочисленномъ видѣ, такъ какъ въ Немъ естество человѣческое преобразуется по первоначальному образу, по которому первый человѣкъ сотворенъ былъ.

4. Достойно того, чтобы мы занялись изслѣдованіемъ и о родѣ, произшедшемъ отъ того и другаго, то есть отъ Каина и отъ Сиѳа: потому что и отсюда можетъ выйти нѣчто служащее намъ на пользу. Написано же такъ: и позна Каинъ жену свою, и заченши, роди Еноха: и бѣ зиждяй градъ: и именова градъ во имя сына своего Енохъ. Родися же Еноху Гаидадъ, и Гаидадъ роди Мавіаела [8]: и Мавіаелъ роди Маѳусала: Мавусалъ же роди Ламеха. И взя себѣ Ламехъ двѣ жены: имя единой, Ада: и имя вторѣй, Селла. Рече же Ламехъ женамъ Адѣ и Селлѣ: услышите гласъ мой, жены Ламеховы, внушите моя словеса: яко мужа убихъ въ язву мнѣ, и юношу въ струпъ мнѣ: яко седмицею отмстися отъ Каина, отъ Ламеха же седмьдесятъ седмицею (Быт. 4, 17-19. 23-24). Въ этихъ словахъ ты имѣешь ясное повѣствованіе о потомствѣ Каиновомъ. Посмотримъ теперь, какое потомство происходило отъ Сиѳа. Написано же опять такъ: поживе же Сиѳъ лѣтъ двѣстѣ пять, и роди Еноса (5, 6), о которомъ Священное Писаніе говоритъ: сей упова призывати имя Господа Бога (4, 26). И быша вси дніе Сиѳовы, лѣтъ девятьсотъ и дванадесять: и умре. И поживе Еносъ лѣтъ сто девятьдесятъ, и роди Каинана, И быша вси дніе Еносовы, лѣтъ девять сотъ и пять: и умре. И поживе Каинанъ лѣтъ сто седмьдесятъ, и роди Малелеила. И быша вси дніе Каинановы, лѣтъ девятъ сотъ и десять: и умре. И поживе Малелеилъ лѣтъ сто шестьдесятъ пять, и роди Іареда. И быша вси дніе Малелеиловы, лѣтъ осмь сотъ и девятьдесятъ пять: и умре. И поживе Іаредъ лѣтъ сто шестьдесятъ два: и роди Еноха (5, 8. 9. 11. 12. 14. 15. 17. 18). За тѣмъ сказано: и угоди Енохъ Богу, и не обрѣташеся, зане преложи его Богъ (ст. 24). Итакъ обрати вниманіе, и прежде всего прочаго на то, какъ именуются произшедшіе отъ Каина, и какъ идетъ повѣствованіе о преемствѣ родовъ его: здѣсь не указывается ясно, на какое число лѣтъ простиралось время жизни каждаго, какъ это сдѣлано въ отношеніи къ произшедшимъ отъ Сиѳа. Въ отношеніи къ послѣднимъ точно указывается время жизни каждаго. сколько онъ жилъ, какъ прежде рожденія дѣтей, такъ и послѣ того, о чемъ всякій обстоятельно и точно можетъ узнать изъ Священныхъ Писаній. Итакъ это также можетъ служить яснымъ для рѣшившихся вообще правильно судить о семъ указаніемъ на то что Богъ не терпитъ того, чтобы знать жизнь любителей грѣха. Они услышатъ Христа, говорящаго съ Божественнаго судилища: аминь, глаголю вамъ, николиже знахъ васъ (Матѳ. 25, 12; 7, 23), хотя ничто, подлежащее вѣдѣнію, не проходитъ мимо Бога всяческихъ. Но вѣдая, Онъ не вѣдаетъ любителей грѣха, по причинѣ чрезмѣрнаго отвращенія къ нимъ. Поэтому-то и умолчано время жизни потомства Каинова: потому что они не сдѣлали ничего достойнаго памяти; но по всей вѣроятности сдѣлали то, что могло бы служить во вредъ для тѣхъ, которые стали бы читать свѣдѣнія о нихъ. Такимъ образомъ весьма справедливо, что они не удержались въ памяти у Бога. И напротивъ, Онъ за важное считаетъ знать точно жизнь святыхъ, и ничто, думаю, изъ относящагося къ нимъ, не можетъ ускользнуть отъ чистаго ума Божественнаго. А удостовѣритъ насъ въ этомъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ, говорящій: не двѣ ли птицы цѣнятся единымъ ассаріемъ? и ни едина отъ нихъ падетъ на земли, безъ Отца вашего, Который на небесахъ: вамъ же и власи главніи вси изочтени суть (Матѳ. 10, 29-30). Если же Богъ обращаетъ вниманіе и на число волосъ нашихъ, такъ какъ ясно знаетъ все, касающееся насъ, и заботится о насъ, то какимъ образомъ Ему могло бы быть неизвѣстнымъ время самой жизни? ибо очи, сказано, Господни на праведныя (Псал. 33, 16). И вторый прямо послѣ Каина Енохъ имѣлъ на землѣ городъ соименный себѣ, тогда какъ святые считали какъ бы за похвалу думать и говорить: не имамы здѣ пребывающаго града, но грядущаго взыскуемъ, емуже художникъ и содѣтель Богъ (Евр. 13, 14; 11, 10). Жизнь въ этомъ мірѣ они считали и называли пресельничествомъ. Такъ Божественный Давидъ поетъ въ одномъ мѣстѣ: ослаби ми, яко преселникъ азъ есмь на землѣ и пришлецъ, якоже вси отцы мои (Псал. 38, 14-13) А о тѣхъ, которые помышляютъ земное, онъ въ 48 псалмѣ говоритъ: нарекома имена своя въ родахъ своихъ (ст. 12). Отъ Сиѳа произошелъ Божественный Еносъ, о которомъ написано: сей упова называться именемъ Господа Бога своего (Быт. 4, 26): ибо родъ во Христѣ святъ и священенъ и живетъ въ упованіи славы, которая превыше человѣка. Хотя мы и отъ земли, однако призваны къ сыноположенію у Владыки всѣхъ и къ тому, чтобы быть братьями Христа, Который ради насъ содѣлался подобенъ намъ, дабы и мы ради Его находились въ лучшемъ положеніи и пріобрѣли славу, превысшую человѣка, то есть именовались бы богами, очевидно по благодати и человѣколюбію. Азъ рѣхъ, сказано, бози есте и сынове Вышняго вси (Псал. 81, 6; Іоан. 10, 34). Такъ и Еносъ упова быть названнымъ отъ другихъ по имени Господа Бога своего, то есть богомъ. Поелику онъ заслуживалъ удивленіе, отличаясь славою святости, то и наименовали его богомъ нѣкоторые изъ наиболѣе благорасположенныхъ, желавшіе увѣнчать его высшею почестію. Такъ рѣчь наша пусть приближается къ своей цѣли. Что Іудеи, представляющіе собою образъ потомства Каинова, существуютъ, это извѣстно всѣхъ Богу, а что они не написаны въ книгѣ животной, это можетъ быть ясно изъ умолчанія о жизни потомства Каинова. Что, напротивъ, родъ во Христѣ написанъ и находится въ памяти у Бога, это, какъ я думаю, ясно можетъ быть доказано написаніемъ жизни праведныхъ, разумѣю потомковъ Сиѳа. И вторый прямо послѣ Каина Енохъ имѣлъ городъ, названный по его имени: ибо только объ одномъ земномъ помышляютъ несчастные Іудеи, не знающіе Церкви первородныхъ и не стремящіеся къ вышнему граду. Напротивъ, очень великую стяжалъ славу произшедшій отъ Сиѳа, то есть Еносъ: ибо именуется даже и богомъ. Такою же славою обогатились и мы, съ вѣрою прибѣгающіе ко Христу и твердо держащіеся упованія на Него. Къ сказанному я присоединилъ бы еще и другое необходимое замѣчаніе. Если бы кто захотѣлъ вести родословіе потомства Каинова и Сиѳова, предположивъ Адама какъ бы нѣкоторымъ корнемъ того и другаго, то нашелъ бы Ламеха седмымъ въ числѣ произшедшихъ отъ Каина, а Еноха — седмымъ въ числѣ рожденныхъ отъ Сиѳа. Исчисленіе рожденныхъ отъ того и другаго имѣетъ такой порядокъ: Адамъ, Каинъ, Енохъ, Гаидадъ, Мавіаелъ, Маѳусалъ, Ламехъ. А съ другой стороны: Адамъ, Сиѳъ, Еносъ, Каинанъ, Малелеилъ, Іаредъ, Енохъ. Итакъ, мы видимъ, какимъ является каждый изъ нихъ. Ламехъ имѣлъ общеніе съ женами своими, говоря: услышите гласъ мой жены Ламеховы, внушите моя словеса: яко мужа убихъ вь язву мнѣ и юношу въ струпъ мнѣ. Яко седмицею отмстися отъ Каина, отъ Ламеха же седмьдесятъ седмицею (Быт. 4, 23-24). Праведный же Енохъ вѣрою преложенъ бысть не видѣти смерти, по слову блаженнаго Павла: и не обрѣташеся, зане преложи его Богъ (Евр. 11, 5). То есть, въ послѣднія времена, въ которыя явилось субботство во Христѣ, Израиль оказывается полнымъ страха и боязни наказанія, какъ убившій мужа и судимый за кровь святую; притомъ даже гораздо болѣе, нежели самъ Каинъ. Ибо этотъ, согрѣшившій противъ одного изъ подобныхъ намъ, содѣлался повиннымъ седмикратному отмщенію; а тотъ, нечествовавшій противъ самого Еммануила, гораздо бóльшему подлежитъ наказанію. Отъ Каина отмстися седмицею, а отъ Израиля седмьдесятъ седмицею: потому что нечестію соотвѣтствуетъ и наказаніе. Стяжавшіе же славу во Христѣ чрезъ вѣру во время пришествія Его уже не обрѣтутся, когда ихъ будетъ искать сатана. Ибо они преложены будутъ отъ Бога къ несравненно лучшей и славнѣйшей жизни, отъ смерти и тлѣнія къ долговѣчной жизни, отъ помышленія о плотскомъ къ желанію дѣлать угодное Богу, отъ безчестія къ славѣ, отъ немощи къ силѣ, во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу слава со Святымъ. Духомъ во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] См. твореній св. Кирилла въ русскомъ переводѣ ч. I-III.
[2] свидѣтельствомъ.
[3] предложенію.
[4] Такъ напримѣръ въ Іез. 34, 23 и 37, 24 именуется царь Давидъ.
[5] Такъ напр. у Гомера называются Агамемнонъ (Ил. II, 243. 254. 772; IV, 413 и мн. др.), Ахиллесъ (Ил. XVI, 2), Несторъ (Ил. II, 85; XXIII, 411; Од. XV, 151 и др.) и многіе другіе. Срав. также Платона, О Закон. 321; Фил. 38; Полит. IV, 440 и др.
[6] Чтобы понять смыслъ этого изъясненія, нужно имѣть въ виду, что въ греческомъ подлинникѣ Іоан. 8, 44 въ концѣ стиха поставлено: ϰαὶ ὁ πατὴρ αὐτοῦ — и отецъ его, а въ славянскомъ переведено: и отецъ лжи.
[7] См. напр. Матѳ. 8, 20; 9, 6; 10, 23; 11, 19; 12, 8. 32. 40 и др. Марк. 2, 10. 28; 8, 38; 9, 9. 12. 31 и др. Лук. 5, 24; 6, 5. 22; 7, 34; 9, 22. 26. 44 и др. Іоан. 1, 52; 3, 13-14; 6, 27. 53. 62 и др.
[8] Въ Библіи: Малелеила, по переводу LXX и славянскому. У св. Кирилла ближе къ еврейскому подлиннику.

Источникъ: Творенiя святаго Кирилла Александрiйскаго. Часть четвертая: ΓΛΑΦΥΡΑ, или искусныя объясненiя избранныхъ мѣстъ изъ книги Бытiя. М.: — Типографiя М. Г. Волчанинова, 1886. — С. 5-45. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, Томъ 53.)

Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0