Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 27 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Кириллъ Александрiйскiй († 444 г.)
Γλαϕυρα, или искусныя объясненія избранныхъ мѣстъ изъ книги Бытія.

КНИГА ВТОРАЯ.

О Ноѣ и ковчегѣ.

1. Ной былъ человѣкъ добрый, истинный любитель высшаго благочестія и славу въ этомъ предпочитавшій всему (срав. Быт. 6, 9). Поелику же былъ славенъ, обращалъ на себя общее вниманіе, весьма знаменитъ былъ и извѣстенъ, будучи увѣнчанъ высшими похвалами, то по справедливости былъ предметомъ удивленія. Итакъ, рѣчь наша обращается къ нему и мы, полагая въ совершившемся относительно его какъ бы какое изображеніе и прообразъ спасенія чрезъ Христа, не мало, думаю, принесемъ пользы читателямъ. Будемъ же разъяснять, насколько возможно, въ отдѣльности все, до него касающееся, уменьшая грубость историческаго смысла и совершившеся въ дѣйствительности искусно возводя къ духовному созерцанію.

2. Отъ Адама, послѣ убіенія Авеля, родился Сиѳъ, отъ Сиѳа же Еносъ, который упова призывати имя Господа Бога своего (Быт. 4, 26): ибо Еносъ отъ современниковъ своихъ названъ былъ богомъ. Удивившись величію присущей ему праведности, они наименовали его богомъ, думая что такое наименованіе болѣе всего приличествуетъ добродѣтели этого мужа. Отъ Еноса же, названнаго богомъ, произошли другіе, послѣ которыхъ и Ламехъ, отецъ Ноя, оказавшійся пророкомъ при рожденіи сына, подобно тому какъ и Захарія при рожденіи блаженнаго Крестителя. Ибо Ламехъ наименовалъ сына своего Ноемъ, что значитъ успокоеніе, если перевести это слово на нашъ языкъ. Какъ бы представляя причину таковаго названія, Ламехъ говоритъ: сей упокоитъ насъ отъ дѣлъ нашихъ, и отъ земли, юже прокля Господь Богъ (Быт. 5, 29). При такихъ-то свѣтлыхъ и весьма блестящихъ надеждахъ предвозвѣщено было древнимъ рожденіе Ноя. И онъ былъ десятый отъ Адама, если вести родословіе чрезъ Сиѳа, и достигъ того, что произшедшіе отъ Еноса, прозваннаго богомъ, отъ всѣхъ названы были богами. Но бѣ Ное, сказано, лѣтъ пяти сотъ, и роди сыны три, Сима, Хама, Іафеѳа (Быт. 5, 32). И Симъ, если перевести это слово съ еврейскаго на греческій языкъ, означаетъ совершенство или растеніе, Хамъ же — теплоту, а Іафетъ — широту [1]. За тѣмъ Священное Писаніе говоритъ: и бысть егда начаша человѣцы мнози бывати на земли, и дщери родишася имъ. Видѣвше же сынове Божіи дщери человѣчи, яко добры суть, пояша себѣ жены отъ всѣхъ, яже избраша. И рече Господъ Богъ: не имать Духъ Мой пребывати въ человѣцѣхъ сихъ во вѣкъ, зане суть плоть: будутъ же дніе ихъ лѣтъ сто двадесять. Исполини же бяху на земли во дни оны. И потомъ, егда вхождаху сынове Божіи къ дщеремъ человѣческимъ, и раждаху себѣ: тіи бяху исполини, иже отъ вѣка, человѣцы именитіи (Быт. 6, 1-4). Послѣ того какъ родъ человѣческій распространился до великаго множества, сынове Божіи, сказано, впали въ неразумнѣйшую похотливость къ женщинамъ и пояша себѣ жены отъ всѣхъ, яже избраша. Мы знаемъ, что нѣкоторые изъ списковъ Библіи ясно имѣютъ такое чтеніе: видѣвше же ангелы Божіи дщери человѣчи [2]. За тѣмъ нѣкоторые отклоняютъ обвиненіе въ плотолюбіи (отъ ангеловъ) и вину въ столь гнусной похоти возлагаютъ на падшихъ ангеловъ, не соблюдшихъ своего начальства, какъ написано (Іуд. ст. 6) [3]. Я же утверждаю и соглашаюсь съ тѣмъ, что имъ приличествуетъ всякій недугъ духовный; но мнѣ кажется, было бы безраpсуднѣе всего и вполнѣ несообразно съ здравымъ разумомъ придавать этому вѣру въ отношеніи къ самому дѣлу. Наша дѣль — усматривать истину во всемъ написанномъ, но во всякомъ случаѣ не уразумѣвать недуги скопища демоновъ. Мы видимъ, что похоти всегда и всего болѣе слѣдуютъ существующимъ въ насъ самихъ и врожденнымъ намъ побужденіямъ: ибо мы или плотскія страсти любимъ, или имѣемъ обыкновеніе считать за весьма важное то, посредствомъ чего совершаются дѣла плоти. И удовольствія не отдаляютъ насъ отъ законовъ естественныхъ, какъ мнѣ самому кажется хорошимъ и истиннымъ Какъ напримѣръ, ястіе и питіе, а также и естественное общеніе съ женщинами суть дѣла и страсти плотскія. А желанія богатства и славы служатъ удовольствіямъ плоти, и почти всѣ страсти въ мірѣ происходятъ чрезъ это, согласно сказанному мудрымъ ученикомъ (Христовымъ): яко все, еже въ мірѣ, похоть плотская, и похоть очесъ, и гордость житейская (1 Іоан. 2, 16). Такого рода горестныя и опасныя похоти легко уловляютъ насъ къ тому, чтобы думать и дѣлать дѣла плоти. А любить то, чтó внѣ тѣла и не естественно, никакое слово не убѣдитъ насъ. За тѣмъ не было ли бы почти безуміемъ говорить, что духи, которые превыше плоти и свободны отъ нея, любятъ плотское? Какое бы имѣли они естественное побужденіе къ тому, или какой законъ побуждалъ бы ихъ, подобно какъ насъ самихъ побуждаетъ къ тому, чтобы жаждать такихъ и другихъ подобныхъ страстей? Мы, конечно, не освобождаемъ демонское скопище отъ вины въ этомъ: ибо оно нечестиво и скверно, и удобопреклонно ко всему гнусному. Пусть оно недугуетъ, вмѣстѣ съ другими, если угодно, и противоестественными удовольствіями. Но когда Божественное Писаніе говоритъ, что они сходились съ женщинами, а женщины родили такъ называемыхъ исполиновъ, то есть, огромныя чудовища, впрочемъ все таки людей разумныхъ: то какъ объ этомъ должно разсуждать? Вѣдь не отъ духовъ, совершенно свободныхъ отъ плоти, можетъ произойти въ женщинѣ зарожденіе человѣка. Пустословятъ же нѣкоторые и мудруютъ надъ этимъ, вѣроятными, какъ они думаютъ, умозаключеніями, прикрывая невожможное: ибо произшедшее среди людей зло они считаютъ демонскимъ и чрезъ нихъ полагаютъ совершившимся вверженіе сѣмени. Но мы найдемъ мнѣніе ихъ весьма нелѣпымъ и полнымъ невѣжества: ибо чего не изрекло Божественное Писаніе, то какимъ образомъ мы можемъ принять и считать за истинное? Мы будемъ читать скорѣе: видѣвше же сынове Божіи дщери человѣчи, яко добры суть, пояша себѣ жены отъ всѣхъ, яже избраша. Въ правильности этого чтенія утверждаетъ насъ и переводъ другихъ толковниковъ. Напримѣръ Акила говоритъ: сыны боговъ, увидѣвъ дщерей человѣческихъ. Симмахъ же, вмѣсто: сыны боговъ, перевелъ: сыны владычествующихъ. Сынами боговъ, а также владычествующихъ они именовали произшедшихъ отъ Сиѳа и Еноса, ради присущей имъ святости и любви къ Богу и ради того, что они въ силахъ побѣждать всѣхъ противовозстающихъ, при чемъ, какъ и справедливо, Богъ помогалъ имъ и ясно являлъ этотъ родъ священнѣйшимъ и святымъ. Родъ этотъ не смѣшивался съ другимъ, то есть, съ произшедшими отъ Каина и Ламеха, который, идя по слѣдамъ отца, былъ даже убійцею; ибо признается, яко мужа убихъ въ язву мнѣ, и юношу въ струпъ мнѣ. Доколѣ священный родъ пребывалъ самъ по себѣ и не смѣшивался съ худшимъ, красота благочестія предъ Богомъ сіяла въ нихъ чистою неподдѣльною и дѣлала ихъ досточудными. Когда же они впали въ плотоугодіе и, увлеченные женскою красотою, уклонились къ отступничеству: пояша, сказано, отъ всѣхъ, яже избраша изъ дщерей человѣческихъ, то есть, произшедшихъ отъ Каина: то, хотя именовались богами и сынами боговъ, владычествующихъ, однако напослѣдокъ уклонились къ нравамъ оныхъ и къ постыдному, и скверному житію и жизни. И жены стали рождать чудовища, такъ какъ Богъ обезображивалъ и самую красоту тѣлъ человѣческихъ за невоздержаніе тогдашнихъ людей въ блудныхъ стремленіяхъ. Раждаемые были исполины, то есть дикіе и крѣпкіе силою, страдавшіе великимъ безобразіемъ и превосходившіе другихъ величиною тѣла. Должно знать, что обладающихъ весьма крѣпкою силою слово богодухновеннаго Писанія обыкновенно называетъ исполинами. Такъ напримѣръ о Персахъ и Мидянахъ устами пророка сказано: исполини идутъ исполнити ярость Мою, радующеся, вкупѣ и укоряюще (Ис. 13, 3). Но мы отнюдь не будемъ внимать лжесловесію Еллиновъ: ибо ихъ избранные писатели, особенно же поэты, имѣютъ обыкновеніе, по своему соображенію и произволу, истолковывать и преобразовывать природу вещей, высоко поднимать незначительное и отверженное, и думать, что излишнимъ лжесловесіемъ прикрашивается разсказъ, хотя бы самъ по себѣ онъ былъ и далекъ отъ истины Изъ нихъ одинъ говоритъ, что цѣлая Сицилія однимъ изъ исполиновъ заброшена была на небо [4], Другой выдумываетъ о другомъ еще болѣе несообразное [5]. Исполины были, какъ я сказалъ, страшны на видъ, обладали непомѣрною силою, были жестоки и неприступны, превосходили другихъ величиною тѣла, но не касались головою облаковъ, какъ баснословятъ о нихъ поэты [6].

3. Когда такимъ образомъ роды смѣшались одни съ другими и всѣ уклонились къ необузданному грѣху, тогда увидѣлъ Господь Богъ, сказано, яко умножишася злобы человѣковъ на земли: и всякъ помышляетъ въ сердцѣ своемъ прилѣжно на злая во вся дни, и помысли Богъ, или раскаялся, по другому переводу, разумѣю Акилы, яко сотвори человѣка на земли, и размысли, и рече: потреблю человѣка, его же сотворихъ, отъ лица земли, отъ человѣка, даже до скота, и отъ гадъ даже до птицъ небесныхъ: зане размыслихъ яко сотворихъ я. Ное же обрѣте благодать предъ Господемъ Богомъ (Быт. 6, 5-8). Понимаешь ли, что Богъ рѣшилъ потребить всякаго человѣка? Поелику же Ной украшенъ былъ подвигами благочестія, то его одного пощадилъ Богъ и не погубилъ съ другими, а спасъ со всѣмъ домомъ. И говоритъ ему: время всякаго человѣка пріиде предъ Мя, яко исполнися земля неправды отъ нихъ: и се Азъ погублю ихъ и землю. Сотвори убо себѣ ковчегъ отъ древъ (негніющихъ) четвероуголныхъ: гнѣзда сотвориши въ ковчезѣ, и посмолиши его внутрьуду и внѣуду смолою. И тако сотвориши ковчегъ: трехъ сотъ лактей долгота ковчега, и пятидесяти лактей широта, и тридесяти лактей высота его. Собирая сводомъ сотвориши ковчегъ, и въ лакоть свершиши его свыше (Быт. 6, 13-16). И немного спустя еще: внидеши же въ ковчегъ ты, и сынове твои, и жена твоя, говоритъ, и жены сыновъ твоихъ съ тобою, и отъ всѣхъ звѣрей, и отъ всѣхъ скотовъ, и отъ всякія плоти два два. Отъ всѣхъ введеши въ ковчегъ, да питаеши съ собою: мужескій полъ и женскій будутъ. Отъ всѣхъ пернатыхъ по роду, и отъ всѣхъ скотовъ по роду, и отъ всѣхъ гадовъ ползающихъ по земли по роду ихъ, два два. Отъ всѣхъ внидутъ къ тебѣ питатися съ тобою, мужескій полъ и женскій. И отъ всѣхъ чистыхъ седмь седмь собери, а отъ нечистыхъ два два (Быт. 6, 18-20; срав. 7, 2. 8). Итакъ, когда все это было исполнено, какъ повелѣлъ Богъ всяческихъ, погублена была всякая плоть, такъ какъ всю поднебесную наводнили дожди и ливни и стремительнѣйшіе потоки водъ, посланныхъ свыше и съ неба. Ковчегъ же плавалъ на поверхности, имѣя грузомъ своимъ души праведныхъ. А когда воды немного опали, то сѣде, сказано, ковчегъ на горахъ Араратскихъ. И отверзе Ное оконце ковчега, и посла врана видѣти, аще уступила вода отъ лица земли: онъ же не возвратися. За тѣмъ посла голубицу по немъ, и не обрѣтши, сказано, голубица покоя ногама своима, возвратися къ нему въ ковчегъ, яко вода бяше по всему лицу земли: и простеръ Ной руку свою, пріятъ ю, и внесе ю къ себѣ въ ковчегъ. И по истеченіи седми дней выслана была другая голубица, и возвратися къ вечеру, имѣя сучецъ масличенъ во устѣхъ своихъ. Тогда чрезъ семь дней выслалъ еще третью; она же не приложи, сказано, возвратитися къ нему потомъ (Быт. 8, 4. 6-12). Такимъ образомъ онъ понялъ наконецъ, что вся вода изсякла на землѣ и что земля снова стала сухою, равно какъ и то что находится на ней. Когда же онъ вмѣстѣ съ дѣтьми своими и со всѣми собранными въ ковчегѣ вышелъ изъ него и увидѣлъ землю освобожденною отъ водъ, онъ тотчасъ воздвигъ жертвенникъ и постарался принести во всесожженіе чистыхъ и нескверныхъ изъ скота и пернатыхъ, вознося, какъ я думаю, благодарственныя жертвы спасшему его Богу. Когда это совершено было, обоня, сказано, Господь Богъ воню благоуханія, и рече Господь Богъ, размысливъ: не приложу ктому прокляти землю за дѣла человѣческая: зане прилѣжитъ помышленіе человѣку прилѣжно на злая отъ юности его: не приложу убо ктому поразити всякую плоть живущую, якоже сотворихъ. Во вся дни земли сѣятва и жатва, зима и зной, лѣто и весна, день и нощь не престанутъ (Быт. 8, 21-22). А кромѣ того еще и благослови, сказано, Господь Богъ Ноя и сыны его, и рече имъ: раститеся и множитеся, и наполните землю, и обладайте ею. И страхъ вашъ и трепетъ вашъ будетъ на всѣхъ звѣрехъ земныхъ, и на всѣхъ скотѣхъ, и на всѣхъ птицахъ небесныхъ, и на всѣхъ движущихся по земли, и на всѣхъ рыбахъ морскихъ: въ руцѣ ваши вдахъ (я) (Быт. 9, 1-2).

4. Когда такимъ образомъ слово наше достигло сего, состоя въ изложеніи буквальнаго смысла и исторіи, то съ этой стороны, какъ я думаю, совершенно ничего не опущено. Теперь, по слѣдамъ сказаннаго проводя сокровенное внутри его умозрѣніе, изслѣдуемъ таинство Христа и покажомъ, какъ образъ совершеннаго чрезъ Него спасенія, самого Ноя и относящееся къ ковчегу мудрое и неизреченное домостроительство. Итакъ Ной рожденъ Ламехомъ, не тѣмъ, который убилъ мужа и юношу, но одноименнымъ ему, произшедшимъ отъ Сиѳа. И Господь нашъ Іисусъ Христосъ произошелъ отъ Израиля, святаго ради отцевъ, но отъ народа, единонравнаго Ламеху и единомышленнаго убійцѣ и даже одноименнаго убійцѣ. Въ одномъ мѣстѣ сказано Іудеямъ: кого отъ пророкъ не убиша отцы виши? (Дѣян. 7, 52). И отъ Христа: и вы исполните мѣру отецъ вашихъ (Матѳ. 23, 32). А также и устами Исаіи сказано: егда прострете руки (ваши) ко Мнѣ, отвращу очи Мои отъ васъ: и аще умножите моленіе, не услышу васъ: руки бо ваша исполнены крове (Ис. 1, 15). За тѣмъ Ной — одиннадцатый отъ Адама. Въ свою очередь и Христотъ родился по плоти какъ бы въ крайнее и одиннадцатое время и началъ домостроительство нашего спасенія. Что все это такъ было и истинно, въ томъ можешь быть убѣжденъ отъ Священныхъ Писаній. Нанимавшій дѣлателей въ виноградникъ за вознагражденіе въ одиннадцатомъ часу взывалъ къ нѣкоторымъ, — а это были язычники: — что здѣ стоите весь день праздны? Когда же они откровенно сказали; никтоже насъ наятъ; — ибо прежде пришествія Спасителя нашего никто не призывалъ язычниковъ къ богопознанію, — Онъ благостно и милосердо говоритъ имъ: идите и вы въ виноградъ Мой, и еже будетъ праведно, отдамъ вамъ (Матѳ. 20, 6-7). И законъ, данный чрезъ Моисея, повелѣлъ совершать закланіе агнца вечеромъ и при свѣтильникахъ (Исх. 29, 39. 41; Числ. 28, 4 и др.): ибо, когда время приходило уже какъ бы къ самому западу и едва не сокращался настоящій вѣкъ, Единородный — Слово Божіе содѣлался человѣкомъ и претерпѣлъ за всѣхъ закланіе, освобождая отъ наказанія и осужденія и дѣлая увѣровавшихъ весьма далекими отъ всякаго страха за сіе. Самъ Онъ есть истинный Ной, то есть правда и покой: такъ толкуется это имя: ибо мы оправданы, по Писаніямъ, не отъ дѣлъ праведности, ихже сотворихомъ мы, но по многой Его милости (Тит. 3, 5; Рим. 3, 24). Итакъ, Христосъ содѣлался для увѣровавшихъ правдою и покоемъ, если истинно сказанное: Той мученъ бысть за беззаконія наша и преданъ былъ за грѣхи наша, и извою Его мы исцѣлѣхомъ. И: Господь предадѣ Его грѣхъ ради нашихъ, по слову пророка (Ис. 53, 5-6). Такимъ образомъ, поелику Христосъ пострадалъ за насъ плотію, мы блаженны и достойны соревнованія. Что же? Ужели не къ тому мы призваны? Ужели не наслаждаемся небесныхъ дарованій и не обогащаемся причастіемъ ихъ, и, свергши неудобоносимое бремя грѣха, не успокоиваемся наконецъ въ благоденствіи духовномъ? Онъ Самъ призывалъ насъ къ сему, говоря: Пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи, и Азъ упокою вы. Возмите иго Мое на себе и научитеся отъ Мене, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ, и обрящете покой душамъ вашимъ (Матѳ. 11, 28-29). Что Христосъ имѣлъ упокоить насъ, объ этомъ и архангелъ Гавріилъ предвозвѣщалъ Святой Дѣвѣ, говоря: не бойся Маріамь: обрѣла бо еси благодать у Бога. И се зачнеши во чревѣ, и родиши сына, и наречеши имя ему Іисусъ: Той бо спасетъ люди своя отъ грѣхъ ихъ (Лук. 1, 30-31; Матѳ. 1, 21). А также и Божественные пророки точно предвозвѣщали имѣвшій чрезъ Него быть покой. Такъ одинъ изъ нихъ говорилъ: дерзай Сіоне, да не ослабѣютъ руцѣ твои, Господь Богъ твой въ тебѣ сильный спасетъ тя, и обновитъ тя въ любви своей (Соф. 3, 16-17). Исаія же едва не наглядно представляетъ дѣло, говоря: укрѣпитеся руцѣ ослабленыя, и колѣна разслабленая, утѣшитеся малодушніи умомъ, укрѣпитеся, не бойтеся: се Богъ нашъ. Се Господь съ крѣпостію идетъ, и мышца Его со властію. Аки пастырь упасетъ паству свою, и мышцею своею соберетъ агнцы, и имущія во утробѣ утѣшитъ (Ис. 35, 3-4; 40, 10-11). Итакъ Христосъ содѣлался для насъ правдою и покоемъ; Онъ же спасъ насъ и отъ земли, которую проклялъ Господь Богъ: ибо это говорилъ намъ о Ноѣ Ламехъ пророчествуя (Быт. 5, 29). Не сомнительно же, что вина преступленія Адамова разрѣшена опять во Христѣ; ибо Онъ былъ по насъ клятва, согласно написанному (Гал. 3, 13), избавляя землю отъ древняго проклятія. Чрезъ Него, говоримъ, Отецъ и Богъ все возстановилъ въ древнее состояніе; и древняя мимоидоша, но быша вся нова и аще кто во Христѣ, нова тварь (2 Кор. 5, 17). Онъ есть вторый Адамъ, послушаніемъ ниспровергающій вину первозданнаго, разумѣю вину, бывшую въ началѣ, преслушаніе. Такъ мыслить угодно было и Божественному Павлу; ибо онъ пишетъ такъ: якоже бо ослушаніемъ единаго человѣка грѣшни быша, сице и послушаніемъ единаго праведни будутъ мнози (Рим. 5, 19). А Христосъ послушливъ былъ Отцу даже досмерти, смерши же крестныя (Флп. 2, 8). Какъ проклята была земля за бывшее въ началѣ преступленіе Адамово, такъ стала благословенною за послушаніе Христово. Но Онъ искупилъ насъ и иначе отъ земли, содѣлавшейся проклятою; ибо нова небесе и новы земли по обѣтованіямъ Его чаемъ, какъ сказалъ мудрый ученикъ Спасителя (2 Петр. 3, 13; Апок. 21, 1). Онъ же возобновилъ намъ и восхожденіе на высоту и на небо (Евр. 10, 20); и предтечею о насъ (Евр. 6, 20) вошелъ во святую землю, наслѣдовать которую, по Его словамъ (Матѳ. 5, 5), имѣютъ кротцыи, то есть дѣтоводимые къ кротости евангельскими ученіями. Законъ повелѣвалъ обидчикамъ воздавать око за око, зубъ за зубъ и язву за язву (Исх. 21, 24-25). Намъ же Христосъ говоритъ: біющему тя въ десную ланиту, обрати ему и другую (Лук. 6, 29; Матѳ. 5, 39). Итакъ Ной былъ одиннадцатый отъ Адама чрезъ Сиѳа и Еноса, который упова призывати имя Господа Бога своего (Быт. 4, 26) по причинѣ величайшаго благочестія и боголюбезнаго житія. И Господь нашъ Іисусъ Христосъ, какъ передаютъ святые Евангелисты, ведетъ свое родословіе отъ Адама и до самого Іосифа, во всемъ, такъ сказатъ, святаго, такъ какъ до него достигаетъ родословіе.

5. Но скажемъ теперь и о бывшемъ смѣшеніи, и взаимномъ сліяніи родовъ, святаго, говорю, и не таковаго, то есть сквернаго и гнуснѣйшаго. Какъ произшедшіе отъ Еноса, по прозванію бога, воспламенились любовію къ дщерямъ человѣческимъ, въ слѣдствіе чего тотчасъ содѣлись инонравными и, рѣшившись жить по ихъ нравамъ и законамъ, стали недуговать отпаденіемъ ко всему наихудшему: такъ и произшедшіе отъ сѣмени Израиля, пока проводили святолѣпное житіе и были ревностнѣйшими подражателями прародительскаго благочестія, удаляли отъ себя всякій видъ порочности и соблюдали въ себѣ совершенно неповрежденною похвалу доброхвальнаго житія. Когда же вошли въ общеніе съ сопредѣльными племенами (языческими), хотя законъ и осуждадъ это, то вскорѣ исполнились присущей имъ мерзости, стали удобопреклонны и легко совратимы ко злу, и въ чемъ самомъ дурномъ не могли быть изобличены? И вотъ что всего болѣе странно: язычники, хотя и служили твари помимо Создателя и Творца, и уклонились въ заблужденіе многобожія, однако съ полною искренностію чтили демонскія скопища; Израиль же, святый по происхожденію свыше и отъ отцевъ, совершенно за неважное считалъ отступничество. По сему Богъ устами святыми говоритъ ему: пріидите во островы Хеттимъ, и видите, и въ Кидаръ послите, и разсмотрите прилѣжно, и видите, аще сотворена быша таковая: аще премѣниша языцы боги своя, и тіи не суть бози: людіе же Мои премѣниша главу свою на то, отъ негоже не упользуются. Ужасеся небо о семъ, и вострепета земля по премногу зѣло, глаголетъ Господь. Два бо зла сотвориша людіе Мои: Мене оставиша источника воды живы, и ископаша себѣ кладенцы сокрушеныя, иже не возмогутъ воды содержати (Іер. 2, 10-13). И еще: по числу бо градовъ твоихъ, быша бози твои, Іудо, и по числу путей Іерусалимскихъ жряху Ваалу. Вскую глаголете ко Мне? Вси вы беззаконновасте, и вси вы нечествовасте ко Мнѣ, глаголетъ Господь (Іер. 2, 28-29). Они доходили до такой степени развращенія мыслей, или лучше дѣйствій, что имѣли сообщеніе съ жещинами блудно живущими. Когда же онѣ раждали, и когда нужно было тотчасъ же назнаменать младенцевъ признаками служенія іудейскаго, именно обрѣзаніемъ въ осмый день и жертвами при семъ: тогда они уносили отъ освященнаго народа въ даръ нечистымъ демонамъ. И въ этомъ-то смыслѣ, какъ я думаю, сказано о нихъ устами пророка: сынове чуждіи рождены имъ (Псал. 17, 46). Посему, такъ какъ святый родъ чрезъ соприкосновеніе съ худшимъ былъ наконецъ поврежденъ и, что касается до качества и различія въ мнѣніи, образѣ жизни, и нравахъ, все это сведено было въ немъ къ одному, то Зиждитель всяческихъ по справедливости рѣшилъ погубить Израиля и всѣ народы, существующіе на землѣ. Но побѣждаемый врожденною благостію, Онъ навелъ гнѣвъ, не равносильный грѣхамъ ихъ. Дабы не совсѣмъ погибъ родъ земный, Онъ предуказалъ чрезъ Ноя какъ бы оправданіе въ вѣрѣ и отпущеніе чрезъ воду. Посему-то содѣлался человѣкомъ и съ человѣки поживе Единородный, согласно написанному (Вар. 3, 38); — истиннѣйшій Ной, который въ прообразѣ древняго онаго и славнаго ковчега устроилъ Церковь. Входящіе въ нее избѣгаютъ угрожающей міру погибели. Такъ и Божественный Павелъ истолковываетъ таинство о ковчегѣ, говоря: вѣрою отвѣтъ пріимъ Ное, сотвори ковчегъ во спасеніе дому своего (Евр. 11, 7), въ немже, какъ и Петръ говоритъ, мало, сирѣчь, осмь душъ спасошася отъ воды, егоже воображеніе нынѣ и насъ спасаетъ крещеніе, не плотскія отложеніе скверны, но совѣсти благи вопрошеніе у Бога (1 Петр. 3, 20-21). Какимъ образомъ былъ устроенъ ковчегъ? Трехъ сотъ лактей, сказано, сотвориши долготу ковчега, и пятидесяти широту, высоту же тридесяти. Собирая сводомъ сотвориши ковчегъ, и въ лакоть свершиши его свыше (Быт. 6, 14-16). А что такое устройство указывало на таинство Христа, хотя и очень не ясно, это для всякаго можетъ быть явно, и очень легко, изъ того, что Божественный Павелъ пишетъ къ оправдываемымъ въ вѣрѣ, что онъ творитъ о нихъ непрерывную молитву: да возмогутъ разумѣти со всѣми святыми, что широта и долгота и высота и глубина, разумѣти же преспѣющую разумъ любовь Христову (Ефес. 3, 18-19).

6. Какой смыслъ размѣровъ ковчега? Они представляютъ прямое и отчетливое указаніе на Святую и единосущную Троицу, и на единое Божество, имѣющее цѣлость и совершенство во всемъ, что можетъ видѣть всякій указываемымъ въ предлежащихъ числахъ, обращая вниманіе на то, что богодухновенному Писанію обычно дѣлать символами совершенства тѣ числа, которыя имѣютъ кругообращеніе въ самихъ себѣ. Такъ напримѣръ седмеричное число, начинаясь отъ перваго, въ субботѣ завершается въ седмомъ днѣ. За тѣмъ опять мы исчисляемъ дни по порядку, начиная отъ перваго и доводя опять до седмаго. Подобнымъ образомъ и достигши десятаго числа, мы опять идемъ, начиная отъ перваго въ слѣдующемъ десяткѣ. Точно такимъ образомъ и на томъ же основаніи слагается и совершенное изъ совершенныхъ число, то есть, сто, состоящее изъ десяти десятковъ и имѣющее кругообращеніе и возвращеніе опять къ единицѣ. Какъ я сказалъ, символомъ совершенства въ Божественномъ Писаніи служитъ всякое число, какъ бы возвращающееся назадъ по достиженіи приличествующаго ему и назначеннаго предѣла. Итакъ усматривай же всесовершенство Святыя Троицы какъ бы въ трехъ стахъ лактей: ибо такова длина ковчега. А что совершенство совершенствъ, такъ сказать, есть Божество въ единицѣ, на это очень хорошо указываетъ широта, достигающая пятидесяти лактей, то есть, какъ числа, состоящаго изъ седми седмицъ, съ присоединеніемъ единицы, потому что естество Божества едино. Да и самая высота не иную пораждаетъ въ насъ мысль, какъ эту. Она достигаетъ трехъ десятковъ лактей, но сокращается опять въ одномъ самомъ верхнемъ и превысшемъ, ибо тридесяти, сказано, лактей высота его, и въ одинъ лакоть свершиши его (Быт. 6, 15-16). И Святая Троица, какъ бы разширяясь въ три различія Ѵпостасей и собственныхъ Лицъ, такъ сказать, сокращается во единомъ естествѣ Божества. Еллины чтутъ путь заблужденія многобожія. Мы же, Отца и Сына и Святаго Духа, счисляя и полагая Ихъ истинно въ собственныхъ Ѵпостасяхъ, обыкли вѣнчать единствомъ естества. И въ тождествѣ существа едва не собирая все къ вершинѣ, завершаемъ въ одномъ лактѣ долгій и широкій и высокій ковчегъ. Итакъ спасаетъ насъ вѣрою Христосъ и какъ бы въ ковчегъ вводитъ насъ въ Церковь, въ коей пребывая, мы избавимся отъ страха смерти и избѣгнемъ осужденія вмѣстѣ съ міромъ: ибо съ нами праведный Ной, то есть Христосъ.

7. Заслуживаетъ, я думаю, тщательнаго и тонкаго изслѣдованія также то, кого должно разумѣть подъ вошедшими съ Ноемъ въ ковчегъ и получившими спасеніе чрезъ вѣру и воду. Написано, что вниде Ное въ новчегъ, и сынове его, и жена его, и жены сыновъ его съ нимъ (Быт. 7, 7). Вмѣстѣ съ сими ввелъ онъ туда и изъ всѣхъ животныхъ и пернатыхъ, чистыхъ по семи, а нечистыхъ по два. Такъ угодно было постановить Богу. Имена сынамъ его были: Симъ, Хамъ, Іафетъ. Симъ значитъ растеніе и совершенный, Хамъ — теплота, а Іафетъ — широта [7]: ибо спасены во Христѣ чрезъ вѣру мы, изъ несовершеннаго какъ бы жительства по закону, на подобіе нѣкоторыхъ нѣжныхъ вѣтокъ пересаженные на совершенство евангельскаго наставленія. По сему и Божественный Давидъ порицалъ народъ іудейскій, не принимавшій оправданія во Христѣ, говоря: возлюбилъ еси злобу паче благостыни, неправду, неже глаголати правду. Возлюбилъ еси вся глаголы потопныя, языкъ льстивъ (Псал. 51, 5-6): ибо они неудержимо злословили Сына. Сего ради, говоритъ онъ же, Богъ разрушитъ тя до конца: восторгнетъ тя, и преселитъ тя отъ селенія твоего, и корень твой отъ земли живыхъ (Псал. 51, 7). О возлюбившихъ же оправданіе и жизнь во Христѣ: насаждени въ дому Господни, во дворѣхъ Бога нашего, процвѣтутъ (Псал. 91, 15). А что не безъ Божественнаго и мысленнаго огня, и не безъ теплоты Духа произвелъ въ насъ Еммануилъ посылаемую отъ Него благодать, въ этомъ удостовѣритъ насъ и Божественный Павелъ, желающій, чтобы призванные къ освященію являлись духомъ горяще (Рим. 12, 11). Отнюдь не менѣе того утверждаетъ насъ и мудрый Іоаннъ, говоря: азъ убо крещаю вы водою въ покаяніе, грядый же по мнѣ крѣплій мене есть, Емуже нѣсмь достоинъ сапоги понести, Той вы креститъ Духомъ Святымъ и огнемъ (Матѳ. 3, 11). Ибо охладѣла любовь Іудеевъ по той причинѣ, что умножилось беззаконіе ихъ, какъ написано (Псал. 15, 4). Очень теплы къ тому же и мы. Посему говоримъ: кто ны разлучитъ отъ любве Божія? скорбь ли, или тѣснота, или гладъ, или гоненіе, или нагота, или бѣда, или мечъ? (Рим. 8, 35). Итакъ очень яснымъ образомъ горящихъ духомъ можетъ служить Хамъ, имя котораго значитъ теплота. А что мы приведены и къ широтѣ сердца, избѣгая скорби жизни законной, на это указываетъ намъ третій, — Іафетъ, имя котораго означаетъ широту: ибо къ Іудеямъ взывалъ Богъ устами Исаіи: услышите слово Господне мужіе озлобленніи, и князи людей сущихъ въ Іерусалимѣ (Ис. 28, 14). И еще: услышите утѣсняемые (Ис. 66, 5). Вышедшій изъ этой тѣсноты въ законѣ Павелъ взываетъ къ нѣкоторымъ, уже увѣровавшимъ: уста наша отверзошася къ вамъ, Коринѳяне. Сердце наше распространися. Не тѣсно вмѣщаетеся въ насъ, утѣсняетеся же во утробахъ вашихъ. Тожде же возмездіе, якоже чадомъ глаголю, распространитеся и вы. Не бывайте (удобь) преложни ко иному ярму, якоже невѣрніи (2 Кор. 6, 11-14): ибо они еще слѣдовали правиламъ іудейскимъ и безполезнымъ пустымъ совѣтамъ. Поетъ также въ одномъ мѣстѣ и Давидъ Спасителю всяческихъ Христу какъ бы отъ лица новаго, христіанскаго народа: путь заповѣдей Твоихъ текохъ, егда разширилъ еси сердце мое (Псал. 118, 32): ибо разширился умъ нашъ для премудрости, такъ какъ вселился и обитаетъ въ душахъ всѣхъ чрезъ духа Еммануилъ. Таковы суть тѣ, которые — во Христѣ чрезъ вѣру.

8. Что чистѣйшее общество оправданныхъ вѣрою весьма многочисленно, а общество іудейское гораздо меньше, это безъ труда можетъ всякій узнать изъ нижеслѣдующаго. Ной ввелъ въ ковчегъ по семи изъ животныхъ чистыхъ, но по два — изъ нечистыхъ, то есть, убійцъ Господа Іудеевъ: ибо спасенъ останокъ, по слову пророка (Ис. 10, 22; срав. Рим. 9, 27). Но предъизображено было опять и то, что нѣкоторые изъ племени Израилева по времени имѣли отступить и уклониться отъ вѣры; ибо посла, сказано, изъ ковчега врана видѣти, аще уступила вода: онъ же не возвратися (Быт. 8, 6). Утонулъ онъ, я думаю, въ водахъ, не нашедши опоры и мѣста для стоянія. Посему отпаденіе и удаленіе отъ вѣры Христовой во всякомъ случаѣ причиняетъ погибель. Такъ и блаженный Павелъ говоритъ тѣмъ, которые послѣ принятія вѣры усовершаются или думаютъ быть совершенными въ законѣ: упразднистеся отъ Хрисша, иже закономъ оправдаетеся: отъ благодати отпадосте. Мы бо духомъ отъ вѣры упованія правды ждемъ (Гал. 5, 4-5). Смотри же, какъ воронъ изъ нечистыхъ пернатыхъ былъ отступникомъ: ибо были нѣкоторые изъ Іудеевъ, которые послѣ принятія оправданія во Христѣ возвращались назадъ къ тѣнямъ закона. И о нихъ-то, я думаю, также мудрый Іоаннъ пишетъ: отъ насъ изыдоша, но не бѣша отъ насъ: аще бы отъ насъ были, пребыли убо быша съ нами (1 Іоан. 2, 19). И Духъ ясно говоритъ, что въ послѣдняя времена отступятъ нѣцыи отъ вѣры, внемлюще духовомъ лестчимъ (1 Тим. 4, 1). Усматривай и сего ясный образъ въ томъ, что совершилось чрезъ Ноя. Онъ послалъ первую и вторую голубицу съ намѣреніемъ увидѣть, сталъ ли уменьшаться потопъ. Онѣ же возвратились въ ковчегъ, какъ бы въ клѣтку, при чемъ одна имѣла въ устахъ своихъ нѣкоторую вѣтку какъ написано (Быт. 8, 11); а это была вѣтвь маслины. Посылаются и отъ Христа святые съ тѣмъ, чтобы видѣть міръ и тѣхъ, которые въ немъ. Но они возвращаются, какъ бы возвѣщая миръ: ибо на это, я думаю, косвенно указывается масличною вѣткою въ устахъ голубицы, такъ какъ это растеніе всегда служитъ символомъ мира. Итакъ, боголюбивы очищенные вѣрою и какъ бы въ кротости евангельскаго житія избранны у Бога. Но что и изъ нихъ нѣкоторые отступятъ въ послѣднія времена, какъ я сказалъ недавно, на это также указано въ прообразѣ. Именно третья и послѣдняя голубица посылается и уже не заботится о возвращеніи, но остается. Когда же потопъ окончился, сѣде ковчегъ на горахъ Араратскихъ (Быт. 8, 4), имя которыхъ толкуется, какъ свидѣтельство схожденія: ибо высоки и какъ бы на горахъ находятся, по причинѣ возвышенности евангельскаго житія, сущіе во Христѣ чрезъ вѣру, свыше и съ небеси снизшедшаго Бога Слово всюду проповѣдующіе, къ которымъ и Самъ Богъ взывалъ устами пророка: будите Ми свидѣтели, и Азъ свидѣтель, глаголетъ Господь Богъ и Отрокъ, Его же избрахъ (Ис. 43, 10). Итакъ, похвалы тѣхъ, которые во Христѣ, выше мірскихъ предметовъ.

9. А что Еммануилъ содѣлался для насъ и Архіереемъ, чрезъ Котораго мы имамы и приведеніе ко Отцу и Богу (Ефес. 2, 18) и обновлены въ изначальное состояніе, съ разрѣшеніемъ проклятія, — разумѣю положенное на первозданнаго, — объ этомъ смотри въ написанномъ далѣе. Послѣ того какъ высохла земля, изыде, сказано, Ное изъ ковчега и всѣ, которые были съ нимъ. И созда, сказано, жертвенникъ Богу: и взя отъ всѣхъ скотовъ чистыхъ, и отъ всѣхъ птицъ чистыхъ, и вознесе во всесожженіе на жертвенникъ. И обоня Богъ воню благоуханія, и рече Господь Богъ размысливъ: не приложу ктому прокляти землю за дѣла человѣческія (Быт. 8, 18-21). И чрезъ нѣсколько словъ опять: и благослови Господь Богъ Ноя и сыны его, и рече имъ: раститеся и множитеся, и наполните землю, и обладайте ею. И страхъ вашъ и трепетъ будетъ на всѣхъ звѣрехъ, и на всѣхъ скотѣхъ земныхъ, и на всѣхъ птицахъ небесныхъ, и на всѣхъ движущихся по земли, и на всѣхъ рыбахъ морскихъ: въ руцѣ ваши вдахъ (я) (Быт. 9, 1-2). Итакъ, когда Христосъ содѣлался Архіереемъ нашимъ, и мы принесены были Имъ мысленно въ воню благоуханія Богу и Отцу, тогда мы богатно удостоены были и благоволенія Его и имѣемъ твердое обѣтованіе, что смерть уже не будетъ имѣть силу надъ нами. Прекращены и послѣдствія гнѣва, устранены и послѣдствія онаго древняго проклятія. Мы благословены во Христѣ, чрезъ Котораго и съ Которымъ Богу Отцу слава со Святымъ Духомъ во вѣки вѣковъ. Аминь.

О наготѣ Ноя и о Хамѣ.

1. Послѣ того какъ все совершено было относительно ковчега и прошелъ потопъ, когда Ной сталъ воздѣлывать землю, тогда пусть слово наше изслѣдуетъ еще то, чтó сдѣлано было ему отъ Хама. Оно конечно убѣдитъ избравшихъ жизнь законную совсѣмъ ничего не ставить выше уваженія къ родителямъ и избѣгать, самаго опаснаго во всѣхъ отношеніяхъ дѣла, насмѣшки надъ ними, хотя бы они, увлекаемые немощію природы, легко уклонялись и къ не приличному. Что мы обязаны всегдашнимъ почтеніемъ къ родителямъ, о томъ и Божественный законъ наставляетъ насъ. Повелѣвъ напередъ любить единаго и по естеству Бога отъ всей души и отъ всего сердца, онъ говоритъ: чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будетъ, и да долголѣтенъ будеши на земли (Исх. 20, 12): ибо родители какъ бы изображаютъ собою Бога и подражаютъ Ему. Помяни, сказано, яко тѣма рожденъ еси (Сир. 7, 30). Посему еще сказано; око ругающееся отцу, и досаждающее старости матерни, да исторгнутъ е вранове отъ дебрія (Прит. 30, 17). Итакъ, что проклятіемъ и осужденіемъ преслѣдуется мысль о томъ, что не должно чтить родителей и оказывать имъ всякое уваженіе, объ этомъ всякій очень легко можетъ узнать и изъ примѣра Хама. Быша, сказано, сынове Ноевы изшедшіи изъ ковчега, Симъ, Хамъ, Іафеѳъ: Хамъ же бяше отецъ Ханаань. Тріе сіи суть сынове Ноевы: отъ сихъ разсѣяшася по всей земли. И начатъ Ное человѣкъ дѣлатель (быти) земли, и насади виноградъ: и испи отъ вина, и упися, и обнажися въ дому своемъ. И видѣ Хамъ отецъ Ханаань наготу отца своего, и изшедъ вонъ повѣда обѣма братома своима. И вземше Симъ и Іафеѳъ ризу, возложиша (ю) на обѣ рамѣ свои, и идоша вспять зряще, и покрыша наготу отца своего. И лице ихъ вспять зря, и наготы отца своего не видѣша. Истрезвися же Ное отъ вина, и разумѣ елика сотвори ему сынъ его юнѣйшій. И рече: проклятъ (буди) Ханаанъ отрокъ: рабъ будетъ братіямъ своимъ. И рече: благословенъ Господь Богъ Симовъ: и будетъ Ханаанъ отрокъ (рабъ) ему. Да распространитъ Богъ Іафеѳа, и да вселится въ селеніихъ Симовыхъ, и да будетъ Ханаанъ рабъ ему (Быт. 9, 18-27). Ной, насадивъ виноградъ, покончилъ труды свои и впалъ въ необычное состояніе опьяненія. Въ слѣдствіе неожиданнаго опьяненія онъ невольно обнажился и въ такомъ положеніи былъ дома, не видимый многими. Не твердый же въ мысляхъ, разумѣю Хама, сдѣлалъ неприличіе зрѣлища сего поводомъ къ преступной насмѣшкѣ, тогда какъ долженъ былъ бы одѣть и даже защитить родителя, побѣжденнаго опьяненіемъ и подвергшагося дурнымъ послѣдствіямъ излишняго употребленія вина. Но оставивъ это и пренебрегая почтеніемъ къ родителю, онъ стремится сдѣлать и другихъ свидѣтелями этого зрѣлища и, сдѣлавъ изъ старца какъ бы театральную сцену, убѣждаетъ и братьевъ къ смѣху. Они же были выше его худаго совѣта и, порицая случившееся и безобразіе зрѣлища скрывая одеждами, шествовали вспять зряще. Они предпочитали быть благочестивыми и уважать чресла отца, чрезъ которыя получили и бытіе. Когда же отецъ, пробудившись, узналъ дѣло, то сейчасъ проклялъ того, который безразсудно нарушилъ законы приличія и уваженія къ нему и по справедливости наложилъ на него иго рабское, именуя Ханаана ради произшедшихъ отъ него хананеевъ, которые и имѣли быть причастными наказанію его: ибо онъ наказываемъ былъ со всѣмъ родомъ своимъ. Но почтившіе Ноя были благословены отъ него.

2. Гадательно указываемо было еще и на другое таинство, касающееся Іудеевъ. Три народа было всѣхъ: бывшій въ первое время, какъ и Симъ; бывшій въ среднее время, соотвѣтствено проклятому Хаму: наконецъ третій, подразумѣваемый въ послѣднемъ — Іафетѣ, имя котораго толкуется, какъ широта. Когда же Богъ и Отецъ открылъ намъ Сына своего, Который означается посредствомъ чреслъ и, насколько можно сказать въ отношеніи къ мысленной красотѣ Божества, безобразенъ и непривлекателенъ по причинѣ человѣчества; ибо Онъ не имѣяше вида, ни доброты, по слову пророка (Ис. 53, 2): тогда, и только тогда, какъ могло бы засвидѣтельствовать и самое событіе вещей, первый и послѣдній народъ, то есть какъ въ началѣ и въ числѣ первыхъ увѣровавшіе, такъ и призванный въ послѣднихъ, постыдились Еммануила. Они же и благословены чрезъ Него отъ Бога и Отца. А бывшій посреди двоихъ бы посмѣявшійся надъ Христомъ по причинѣ безобразія человѣчества и отъ Бога явившагося Сына многообразно обезчестившій подпалъ состоянію рабства и потерялъ свободу отцевъ. Но что увѣровавшіе въ послѣднія времена изъ Іудеевъ имѣли быть общниками и едва не домочадцами первыхъ, также какъ и собранными въ одинъ городъ или дворъ, или домъ, то есть въ Церковь, на это указалъ, сказавъ: да распространитъ Богъ Іафеѳа (Быт. 9, 27), то есть третьяго и послѣдняго, такъ какъ Іафетъ — третій; и да вселится въ селеніихъ Симовыхъ (ст. 27), то есть перваго; и да будетъ Ханаанъ рабъ ихъ (тамъ же). Это, я думаю, означаетъ тоже самое, что сказалъ Христосъ народу іудейскому: аминь аминь глаголю вамъ: яко всякъ творяй грѣхъ, рабъ есть грѣха. Рабъ же не пребываетъ въ дому во вѣкъ: сынъ пребываетъ во вѣкъ. Аще убо Сынъ вы свободитъ, свободни будете (Іоан. 8, 34-36). Ибо посмѣявшіеся надъ домостроительствомъ Спасителя нашего несчастные Іудеи, не почтившіе Его откровенія, бывшаго къ намъ отъ Бога и Отца, пребыли въ духѣ рабства.

О столпѣ и его устройствѣ.

Ничего недоставало для человѣческой природы къ тому, чтобы быть хорошею и благоденствовать: ибо Творецъ всяческихъ сдѣлалъ ее полною и исполненною всякаго блага. Но прежде бывшая великою, въ короткое время она, вслѣдствіе поврежденія, уменьшилась, потерявъ то, чрезъ что была почтенною и прекрасно созданною для великой славы. Какимъ образомъ? — Посредствомъ измѣненія нетлѣнія въ Адамѣ въ тлѣніе: ибо сказано было ему: земля еси и въ землю отъидеши (Быт. 3, 19). За тѣмъ она лишена была духа: потому что когда Богъ видѣлъ, что живущіе на землѣ хотятъ думать объ однѣхъ только нечестивыхъ и гнуснѣйшихъ страстяхъ плоти, то сказалъ: не имать Духъ Мой пребывати въ человѣцѣхъ сихъ, зане суть плоть (Быт. 6, 3). Но вотъ она испытываетъ еще и иное нѣчто. Нѣкоторые, осужденные за нечестивыя намѣренія и безразсудные пустые совѣты, начинаютъ говорить и языкомъ инымъ и не согласнымъ. Бѣ, сказано, вся земля устнѣ единѣ, и гласъ единъ всѣмъ. И бысть внегда поити имъ отъ востокъ, обрѣтоша поле въ земли Сенаарстѣй, и вселишася тамо. И рече человѣкъ ближнему: пріидите, сотворимъ плинѳы, и испечемъ ихъ огнемъ. И бысть имъ плинѳа въ камень, и бреніе вмѣсто мѣла. И рекоша: пріидите, созиждемъ себѣ градъ и столпъ, егоже верхъ будетъ даже до небесе: и сотворимъ себѣ имя, прежде неже разсѣятися по всей земли. За тѣмъ сходитъ Богъ, какъ говоритъ Священное Писаніе, смѣшиваетъ языки ихъ и разсѣяваетъ ихъ по всей землѣ (Быт. 11, 1-9). Богъ всяческихъ не одобрялъ ихъ предпріятій и не допустилъ исполненія ихъ; но такъ какъ они задумали нѣчто надменное, то Онъ, руководясь врожденною благостію, останавливаетъ ихъ предпріятія смѣшеніемъ языковъ, означая этимъ, что намѣренія, превышающія возможность человѣческую и неисполнимыя, Онъ не оставляетъ ненаказанными. Онъ смѣшиваетъ самые языки, которые и нуждаются въ одномъ только художествѣ и могуществѣ Зиждителя, и относиться могутъ не къ кому другому, какъ только къ Нему Одному. Преобразованіе языка и раздѣленіе рѣчи на звуки различные всякій по справедливости и по истинѣ припишетъ также только Одному и по естеству Зиждителю. И по справедливости совершенное ими вполнѣ заслуживаетъ осмѣянія: ибо они предположили, — не знаю какимъ образомъ, — что они во всякомъ случаѣ и непремѣнно могутъ изъ кирпича и земли построить столпъ вышиною до самыхъ небесъ. Могутъ быть, думаю, и они образомъ неразумія Іудеевъ, предполагавшихъ найти свое родство съ Богомъ, но только не въ приближеніи къ небу, не въ желаніи дѣлать угодное и любезное Ему, не въ вѣрѣ во Христа, а какъ бы возстановленіемъ нѣкотораго столпа, — въ невѣжественномъ превозношеніи одною только пустою славою отцевъ. Они постоянно изобличаемы были въ томъ, что повсюду выставляли имя Авраама и какъ бы созидали славу свою на земныхъ похвалахъ. Но Богъ положилъ запрещеніе на строившихъ столпъ и раздѣлилъ ихъ на многіе языки. Случившееся тогда съ ними мы считаемъ какъ бы нѣкоторымъ предвозвѣщеніемъ случившагося съ Іудеями: ибо и ихъ, очень высоко думавшихъ о себѣ и искавшихъ пути на небо не посредствомъ того, что должно, Богъ разсѣялъ во многіе языки, то есть, во всѣ народы. Будучи изгнаны изъ страны, города и домовъ своихъ, они разсѣяны и стали заблуждающіи во языцѣхъ, по слову пророка (Ос. 9, 17). Но во Христѣ многоязычіе было добрымъ знаменіемъ: ибо, когда собраны были ученики въ день Пятьдесятницы въ одинъ домъ, бысть, сказано, внезапу съ небесе шумъ, яко носиму дыханію бурну, и исполни весь домъ, идѣже бяху сѣдяще: и явишася имъ раздѣлени языцы яко огненни, сѣде же на единомъ коемждо ихъ. И исполнишася вси Духа Свята, и начаша глаголати иними языки, якоже Духъ даяше имъ провѣщавати (Дѣян. 2, 2-4). Что же говорили они? Съ помощію Духа говорили о шествіи на высоту, о восхожденіи на небеса во Христѣ чрезъ вѣру и о стеченіи всѣхъ языковъ вселенной, или народовъ, или племенъ къ единенію въ Духѣ: ибо всякій языкъ смертныхъ исповѣдывался Христу и глаголалъ тайны Его. Итакъ многоязычіе при столпотвореніи было знаменіемъ разсѣянія и изгнанія во всѣ народы, а при Христѣ — знаменіемъ стеченія къ единенію чрезъ Духа и шествія на высоту: ибо Христосъ содѣлался для насъ столпомъ крѣпости, по слову Псалмопѣвца (Псал. 60, 4), преводя находящихся на землѣ въ вышній градъ и соединяя съ ликами святыхъ ангеловъ.

Объ Авраамѣ и Мелхиседекѣ.

1. Богъ всяческихъ далъ въ помощъ законъ: ибо такъ написано (Гал. 3, 24). Но то, что законъ дѣтоводитъ, а усовершаетъ уже таинство Христово, не трудно намъ видѣть изъ самыхъ Священныхъ Писаній, если мы будемъ тщательно изыскивать удостовѣренія въ этомъ и собирать истинное. Достаточно же, думаю, и того, что говоритъ Божественный Павелъ о двухъ завѣтахъ: отлаганіе убо бываетъ прежде бывшія заповѣди за немощное ея и неполезное. Ничтоже бо совершилъ законъ: привведеніе же есть лучшему упованію, имже приближаемся къ Богу (Евр. 7, 18-19). Итакъ войти, и очень легко, въ близость къ Богу можетъ кто бы то ни было не чрезъ первую, Моисееву, заповѣдь, но чрезъ привведеніе, какъ сказано, упованія, которое взирающему на истину тайноводителю угодно было вѣнчать высшимъ одобреніемъ. Онъ ясно говоритъ объ отлаганіи того, что заключается въ законѣ и, опредѣляя, что прежде бывшая заповѣдь не можетъ ни въ чемъ усовершить, пишетъ къ Евреямъ: аще бо бы первый онъ непороченъ былъ, не бы второму искалося мѣсто. Укоряя бо ее глаголетъ: се дніе грядутъ, глаголетъ Господь: и совершу на домъ Израилевъ, и на домъ Іудовъ завѣтъ новъ: не по завѣту, егоже сотворихъ отцемъ ихъ въ день, въ оньже емшу Ми ихъ за руку, извести ихъ отъ земли Египетскія: зане тіи не пребыша въ завѣтѣ Моемъ, и Азъ нерадихъ о нихъ, глаголетъ Господь. Яко сей завѣтъ, егоже завѣщаю дому Израилеву по онѣхъ днехъ, глаголетъ Господь, дая законы Моя въ мысли ихъ, и на сердцахъ ихъ напишу ихъ: и буду имъ Богъ, и тіи будутъ Мнѣ людіе. И не имать научити кійждо искренняго своего, и кійждо брата своего, глаголя: познай Господа: яко вси увѣдятъ Мя отъ мала даже и до велика ихъ: зане милостивъ буду къ грѣхамъ ихъ, и беззаконій ихъ не имамъ помянути ктому (Евр. 8, 7-12). А къ сему тотчасъ присовокупляетъ: внегда же глаголетъ, новъ, обветши перваго: а обветшавающее и состарѣвающееся близъ есть истлѣнія (Евр. 8, 18). Итакъ немощенъ законъ и представляется уже очень не дѣйствительнымъ къ тому, чтобы, говорю, быть въ силахъ усовершать къ освященію. А что оправданіе во Христѣ и служеніе лучше, о томъ ты можешь слышать Бога, ясно взывающаго устами пророковъ къ тѣмъ, которые чтили законное служеніе и какъ бы неотступно привязаны были къ обветшавшей заповѣди, въ одномъ случаѣ: измыйтеся, (и) чисти будите (Ис. 1, 16), а въ другомъ: милости хощу, а не жертвы, и увѣдѣнія Божія, нежели всесожженія (Ос. 6, 6; сн. Матѳ. 12, 7). Ибо мы помилованы во Христѣ и въ Немъ мысленно созерцаемъ Отца и познаемъ Того, Который есть Богъ по естеству.

2. Очень легко было бы къ сказанному прибавить и еще безчисленное множество подобнаго же, а къ тому присовокупить и слова святыхъ пророковъ, изъ которыхъ всякій можетъ видѣть, и очень ясно, что служеніе по закону непріятно Богу. Но чтобы не отвлечь слово отъ предположенной цѣли и не сдѣлать длинною рѣчь, переводя ее на другую какъ бы стезю, мы перейдемъ къ самому Божественному Аврааму. Онъ, когда узналъ, что сынъ брата его Лотъ неожиданно подвергся опасности (а жилъ онъ въ Содомѣ и уже попалъ въ рабство, бывъ плѣненъ въ войнѣ), вооружаетъ домочадцевъ своихъ и нѣкоторыхъ иныхъ изъ союзниковъ, — Есхола, Анну и Мамврія [8], выводитъ ихъ противъ побѣдителей не безъ мужества и освобождаетъ человѣка изъ подъ власти ихъ. И вмѣстѣ съ нимъ спасаетъ великое множество другихъ, обиженныхъ и подвергшихся опасности также какъ онъ. Когда же онъ возвращался домой и несъ славныя знаменія мужественно веденной противъ враговъ войны, то къ нему естественно вышли навстрѣчу получившіе пользу отъ его трудовъ. Объ этомъ написано такъ: изыде же царь Содомскій въ срѣтеніе ему, повнегда возвратитися ему отъ сѣча Ходоллогоморскаго, и царей сущихъ съ нимъ, въ юдоль Савину (Быт. 14, 17). Это было поле царя. Прибавляетъ же, что и Мелхиседекъ царь Салимскій изнесе ему хлѣбы и вино: бяше же священникъ Бога вышняго. И благослови Аврама, и рече: благословенъ Аврамъ Богомъ вышнимъ, иже созда небо и землю. И благословенъ Богъ вышній, иже предаде враги твоя подъ руки тебѣ: и даде ему десятину (Аврамъ) отъ всего (Быт. 14, 18-20). Замѣчай, какъ ясно блистаютъ въ Мелхиседекѣ образы совершенства, которое во Христѣ, и насколько ниже мѣра служенія по закону. Несомнѣнно, что всячески и во всякомъ случаѣ меншее отъ большаго благословляется, согласно написанному (Евр. 7, 7). А между тѣмъ какъ бы корень произшедшихъ отъ Израиля, Божественный Авраамъ, а также преимуществующее и избранное въ немъ самомъ, — Левій увѣнчавается славою Божественнаго священства. Но онъ еще въ чреслѣхъ (отчихъ) бяше (Евр. 7, 10): потому что блаженный Авраамъ былъ въ возможности отцемъ имѣвшихъ по времени произойти отъ него. И это, я думаю, значитъ мудро сказанное о Левіѣ: еще бо въ чреслѣхъ отчихъ бяше, егда срѣте его Мелхиседекъ (тамъ же). Итакъ праведность по закону благословена отъ служенія во Христѣ, прообразомъ котораго служитъ Мелхиседекъ. А что несравненно превосходнѣе это благословеніе, нежели благословеніе, лишенное силы благословенія, въ этомъ развѣ можетъ кто либо сомнѣватъся? Но на этомъ мы не надолго остановимся болѣе тонкимъ и отчетливымъ разсмотрѣніемъ.

3. Быть можетъ кто либо, и прежде другихъ желающій христіанскаго наученія, полюбопытствуетъ о томъ, кто такой былъ Мелхиседекъ. Различныя мнѣнія о немъ выдумываютъ нѣкоторые, неразумно впадшіе въ пустую болтовню и не очень внимающіе обычаямъ богодухновеннаго Писанія. Такъ одни говорятъ, что побѣдившему Аврааму встрѣтился и ему одному явился въ видѣніи и только въ образѣ человѣческомъ Духъ Святый. Другіе же не такъ разсуждаютъ. Опасаясь, какъ я думаю, уклоненія въ нелѣпость при этомъ мнѣніи, они утверждаютъ, что это была славная и превосходная сила изъ множества ангеловъ. Но ихъ привелъ къ такому мнѣнію недѣятельный, какъ кажется. и презрѣнный ихъ умъ. Поелику, говорятъ они, Салимъ значитъ: миръ (срав. Евр. 7, 2); а царемъ Салимскимъ наименованъ Мелхиседекъ, то подъ нимъ долженъ разумѣться не человѣкъ, а Духъ. Миръ свойствененъ Богу, и Самъ Онъ одинъ есть начальникъ мира. Прибавляютъ же къ сему: если онъ не имѣетъ ни начала днемъ, ни животу конца (Евр. 7, 3): то не было ли бы поводомъ къ обвиненію въ безразсудствѣ усвоеніе человѣку безначальности и безконечности? Итакъ подъ нимъ долженъ разумѣться Духъ. Хотя онъ и уподобляется, говорятъ, Сыну Высочайшаго однако пребываетъ и священникомъ во вѣкъ. Какимъ же образомъ мы не будемъ считать Мелхиседека во всѣхъ отношеніяхъ не человѣкомъ? За тѣмъ, приплетая къ этимъ еще другія соображенія, они думаютъ утверждать истину, не знаю, на какомъ основаніи. Мы же необходимо должны говорить то, что приходитъ на умъ, противопоставляя ихъ предположеніямъ наилучшее и правильное мнѣніе [9]. Прежде всего, если они хотятъ мыслить правильно, городъ, какъ и сами они признаютъ, есть Салимъ, въ которомъ однако Мелхиседекъ былъ не первымъ и единственнымъ царемъ, но во всякомъ случаѣ были и еще очень многіе, частію прежде, частію послѣ него. Если же кто подумаетъ, что мы говоримъ ложь, тотъ пусть пойдетъ и покажетъ Мелхиседека и доселѣ царствующаго въ Салимѣ, такъ какъ и одинъ есть городъ въ Іудеѣ, по всей вѣроятности переименованный въ Іерусалимъ. (Это имя также значитъ: видѣніе мира). Но никто не можетъ доказать сего. Итакъ неразумно было бы, основываясь на толкованіи именъ, дерзать на уничтоженіе яснаго и признаннаго. А что это неразумно и рѣчь объ этомъ полна была бы безразсудства, мы безъ труда усмотримъ, принявъ во вниманіе нижеслѣдующее. Іерусалимъ, какъ я недавно сказалъ, значитъ: видѣніе мира или возвышающійся надъ смертію [10]; Израиль — умъ, видящій Бога [11]; а Іуда — похвала и воспѣваніе [12]. Но сколько было по времени нечестивыхъ и скверныхъ царей въ Іерусалимѣ надъ Израилемъ и Іудою, объ этомъ ясно гласитъ Священное Писаніе. Итакъ земный царь не могъ быть царемъ видѣнія мира, похвалы и воспѣванія, или ума видящаго Бога. Но человѣку даже и не приличествуетъ, основываясь на толкованіи именъ, говорить, что царствовавшіе по времени суть тѣни и образы, а совсѣмъ даже и не люди, но скорѣе — Духъ, какъ и о Молхиседекѣ сказано. А что сила именъ или толкованій никоимъ образомъ не вынуждаетъ къ признанію въ нихъ самой природы вещей, объ этомъ ты можешь узнать изъ слѣдующаго. Развѣ не подумаетъ кто либо, даже болѣе того, развѣ не сочтетъ во всякомъ случаѣ и всячески за истинное, что если Іерусалимъ есть видѣніе мира, то подъ нимъ нельзя не разумѣть Христа? Той бо есть миръ нашъ, по Писанію (Ефес. 2, 14). Но онъ не видѣлъ очами ума Того, чрезъ Котораго имамы приведеніе и прилѣпляемся въ духовномъ единствѣ ко Отщу (Ефес. 2, 18), — Того, Который сотворилъ обоя едино и два народа создалъ во единаго новаго человѣка (Ефес. 2, 14-15). Какимъ же образомъ онъ есть видѣніе мира, если не видѣлъ Христа? И если онъ есть возвышающійся надъ смертію, то есть, провосходнѣйшій и высшій ея, то какимъ образомъ онъ, несчастный, погибъ за невѣріе во Христа? Самъ Христосъ взывалъ къ Іудеямъ, говоря: аминь глаголю вамъ, аще не имете вѣры, яко Азъ есмь, умрете во грѣсѣхъ вашихъ (Іоан. 8, 24. 34). И если Израиль значитъ умъ видящій Бога, то почему онъ не видѣлъ славу Христа, чрезъ Котораго и въ Которомъ мы познали Отца? Почему онъ одержимъ мракомъ? или почему о немъ и руководителяхъ его сказано: оставите ихъ: вожди суть слѣпи слѣѣщемъ (Матѳ. 15, 14)? Какая можетъ быть подразумѣваема слѣпота въ умѣ, видящемъ Бога? Итакъ признакомъ полнаго невѣжества было бы, на основаніи качествъ именъ, всячески и во всякомъ случаѣ усвоять силу и самымъ вещамъ. Такимъ образомъ совершенно ничто, думаю, не можетъ препятствовать тому, чтобы правильно и по надлежащему считать Мелхиседека человѣкомъ, царствовавшимъ въ извѣстное время въ Салимѣ, хотя бы это имя и значило: миръ.

4. Кромѣ сказаннаго должно обратить вниманіе и на слѣдующее: Божественныя тайны мы едва видимъ нынѣ якоже зерцаломъ и гаданіемъ (1 Кор. 13, 12); не имѣя же изъ существующаго ни чего, что бы всецѣло уподоблялось Божественному и неизреченному естеству, изъ безчисленнаго множества примѣровъ умѣренное число соберемъ, чтобы возможно было что либо о немъ или помыслить или высказать, на сколько то постижимо для насъ. Таинство о Христѣ далеко не очень ясно и мысль о вочеловѣченіи не всякому постижима: ибо Единородный, будучи Богъ и отъ Бога по естеству, содѣлался человѣкомъ и вселися въ ны (Іоан. 1, 14). Нареченъ Онъ также и Посланникомъ и Святителемъ нашимъ (Евр. 3, 1) и избавилъ насъ отъ косноязычнаго закона и перевелъ къ благозвучію ученій евангельскихъ. Но не только это одно сдѣлалъ онъ, а и освободилъ насъ плѣнниковъ, низложивъ князя вѣка сего, освободилъ усопшихъ изъ вертеповъ ада, основалъ Церковь, поставленъ былъ въ Князя надъ нами, перевелъ въ вѣрѣ чрезъ Іорданъ, далъ обрѣзаніе въ духѣ и ввелъ въ царствіе небесное. Что Онъ содѣлался подобенъ намъ, для этого достаточно, я думаю, будетъ словъ Божественнаго Евангелиста: и Слово плоть бысть, и вселися въ ны (Іоан. 1, 14). А что Онъ помазанъ былъ и во священника и посланника, на это очень ясно указываетъ образъ въ Ааронѣ: ибо сей помазанъ былъ освященнымъ елеемъ, поставленъ былъ въ князя и начальника священниковъ и народа, а также и на вершинѣ чела имѣлъ золотую дщицу или пластинку, на которой написано было имя Господа. Это было яснымъ знаменіемъ царя Спасителя нашего и какъ бы блестящею и всѣмъ видною діадимою. А что служеніе чрезъ Христа выше служенія законнаго, это всякій можетъ видѣть въ Ааронѣ, также какъ несомнѣнно и въ Мелхиседекѣ. Левиты по законамъ принимали десятины отъ сыновъ Израилевыхъ. Но Богъ повелѣлъ изъ десятины Левитовъ отдѣлять десятину, какъ начальнику, Аарону, по должности священства облеченному высшими почестями. Итакъ понимаешь ли, какъ и въ лицѣ Аарона пріемлющій десятины Левій одесятствованъ? Ааронъ же представляетъ собою лице Христа. И всѣ другіе Левиты и священники совершали жертвы по закону, имѣя стояніе при первой скиніи. Но только одинъ изъ всѣхъ Божественный Ааронъ единою въ лѣто, согласно написанному, входилъ во Святая Святыхъ, при томъ не безъ крове, по закону (Евр. 9, 7; сн. Лев. 16, 15; 17, 11 и Евр. 9, 22). И это можетъ служить образомъ Христа, единою о грѣсѣхъ нашихъ умершаго, по Писаніямъ (1 Петр. 3, 18; сн. Евр. 9, 26. 28) и вошедшаго въ вышнюю и священнѣйшую скинію (Евр. 9, 11-12). Онъ обновилъ намъ этотъ путь, освящая Своею кровію Церковь (Евр. 10, 19-20). И Божественный Моисей, предъизбранный къ посольству, молился Богу, говоря: молюся Ти Господи, не доброрѣчивъ есмь прежде вчерашняго и третіяго дне, ниже отнелѣже началъ еси глаголати рабу Твоему, худогласенъ и косноязыченъ азъ есмь (Исх. 4, 10). А къ сему прибавлялъ: избери могуща инаго, его же послеши (Исх. 4, 13). За тѣмъ ему отвѣчалъ Богъ всяческихъ: не се ли братъ твой Ааронъ Левитинъ? вѣмъ, яко глаголя возглаголетъ онъ вмѣсто тебе. И се той изыдетъ во срѣтеніе тебѣ, и узрѣвъ тя возрадуется въ себѣ. И речеши къ нему, и вдаси словеса Моя во уста его: и устрою вамъ яже имате творити. И той возглаголетъ отъ тебе къ людемъ, и той будетъ уста твоя (Исх. 4, 14-16). Такъ безспорно косноязыченъ и не доброрѣчивъ ветхій законъ, едва лишь чрезъ долгій періодъ, разумѣю букву Писанія, да и то невнятно возвѣщавшій намъ волю Божію. Благогласнѣйшія же уста Моисеевы — Христосъ, премѣняющій образы въ истину и предлагающій повсюду находящимся готовое вѣдѣніе необходимаго. По этому и сказано въ сорокъ осмомъ Псалмѣ: услышите сія вси языцы, внушити вси живущіи по вселеннѣй (Псал. 48, 1). Христосъ предъизображенъ былъ какъ бы въ Ааронѣ. Но есть нѣчто и еще болѣе странное. Ты не удивишься, если услышишь, что въ познавшихъ Его и свѣдущихъ въ законѣ Онъ сѣннописалъ величіе Своего превосходства, даже когда явился и въ иноплеменномъ мужѣ, освободившемъ Израиля отъ плѣна, давшемъ основаніе святому и священному граду и имѣвшемъ непреоборимую для всѣхъ силу. Я уясню разсказъ, стараясь быть сколько возможно болѣе краткимъ въ рѣчи.

5. Іудея нѣкогда была взята въ плѣнъ и Израильтяне долгое время провели въ Вавилонѣ, удручаемые жестокимъ и варварскимъ рабствомъ. Когда же Киръ, сынъ Камбиза, получившій власть надъ Мидянами и Персами, поднялъ войну противъ Ассиріянъ, бывшихъ ему сопредѣльными и сосѣдями, тогда, взявъ силою и самый Вавилонъ, освободилъ Іудеевъ, оплакивавшихъ владычество Ассиріянъ и со слезами прибѣгавшихъ къ нему. Іудеи утверждали даже, что предсказано было и отъ Бога устами святыхъ, что онъ придетъ по времени, побѣдитъ противниковъ и самъ освободитъ обиженныхъ отъ узъ, что самъ же опять воздвигнетъ въ Іерусалимѣ храмъ, который сожгли Ассиріяне, нечествуя противъ Бога. И мы не найдемъ, чтобы Израильтяне въ этомъ говорили ложь, если тщательно изслѣдуемъ писанія святыхъ пророковъ. Говорилъ же Богъ устами Исаіи такъ: сице глаголетъ Господь избавляяй тя, и создавый тя отъ чрева: Азъ Господь совершаяй сіе, разпрострохъ небо единъ, и утвердихъ землю. Кто инъ разсыплетъ знаменія чревоволшебниковъ, и волшбы отъ сердца? отвращаяй мудрыя вспять, и совѣты ихъ обуяяй, и уставляя глаголъ раба своего, и совѣтъ вѣстниковъ своихъ истиненъ творяй: глаголяй Іерусалиму: населишися, и градомъ Іудейскимъ, возградитеся, и пустини его просіяютъ. Глаголяй безднѣ, опустѣеши, и рѣки твоя изсушу. Глаголяй Киру смыслиши, и вся воли Моя сотворитъ: глаголяй Іерусалиму, возградитися, и храмъ святый Мой осную. Сице глаголетъ Господь Богъ помазанному моему Киру, егоже удержахъ за десницу, повинути предъ нимъ языки, и крѣпость царей разрушу. Отверзу предъ нимъ врата, и гради не затворятся. Азъ предъ тобою пойду, и горы уравню, врата мѣдная сокрушу, и вереи желѣзныя сломлю, и дамъ ти сокровища темная сокровенная: невидимая отверзу тебѣ, да увѣси, яко Азъ Господь Богъ твой прозывая имя твое, Богъ Израилевъ. Ради раба Моего Іакова, и Израиля избраннаго Моего, Азъ прозову тя именемъ твоимъ, и пріиму тя: ты же не позналъ еси, яко Азъ Господь Богъ, и нѣсть равѣ Мене еще Бога, и не позналъ еси Мене (Ис. 44, 24-28; 45, 1-5). Слышишъ, какъ ясно говоритъ; не позналъ еси Мене, даже и въ числѣ познавшихъ Бога не удостоивая поставлять столь славнаго, котораго Самъ поставлялъ и выше царей и владыкою безчисленнаго множества народовъ: ибо относящееся до него было прообразомъ дѣяній, совершенныхъ чрезъ Христа. Онъ предсказалъ, что разсыплетъ ложныя прорицанія Вавилонянъ и знаменія чревоволшебниковъ. Совѣты же и предсказанія своихъ пророковъ, которыхъ Онъ наименовалъ и вѣстниками, являетъ неложными. Предсказалъ также, что возсоздастъ города Іудеи и сдѣлаетъ пустою бездну и всѣ рѣки ея изсушитъ. Бездною, я думаю, называетъ Вавилонъ, по причинѣ множества населяющихъ его; рѣками же ея — народы, отовсюду стекающіеся къ нему на помощь. Но скажемъ яснѣе о Кирѣ, искусно перенося содѣланное имъ на таинство Христово.

6. Киръ былъ рожденъ отъ матери Манданы, дочери Астіага, правителя Мидянъ, а отъ отца Камбиза, Перса родомъ, но очень кроткаго нравомъ. Отсюда нѣкоторые изъ древнѣйшихъ называли Кира муломъ и инороднымъ [13], по причинѣ, какъ я думаю, различія отца и матери его по роду: ибо Персы — иной народъ, нежели Мидяне. Нѣчто таковое же ты можешь видѣть и въ отношеніи ко Христу. Со стороны матери онъ былъ по плоти отъ Святыя Дѣвы, бывшей подобною намъ и человѣкомъ по природѣ; Отца же имѣлъ отнюдь не подобнаго намъ, но, такъ сказать, инороднаго совсѣмъ, превышающаго природу и превосходящаго все произведенное. По этому Онъ и говорилъ Іудеямъ, думавшимъ, что Онъ подобенъ намъ и содѣлался такимъ, каковы мы: вы отъ нижнихъ есте, Азъ отъ вышнихъ есмь (Іоан. 8, 23). И Киръ обладалъ безчисленнымъ множествомъ народовъ, и всякій городъ принималъ его. Получилъ онъ и сокровища темныя, сокровенныя, невидимыя и избавилъ Израиля отъ долгаго рабства. Еммануилъ также царствовалъ надъ поднебесною, и всякій городъ принимаетъ Его, какъ всяческихъ Спасителя и Искупителя; освобождаетъ Онъ также отъ рабства и корыстолюбія діавольскаго весь родъ, который терпѣлъ отъ діавола насиліе и принуждаемъ былъ дѣйствовать по его повелѣнію. Сошедши же во адъ, опустошилъ сокровища темныя, сокровенныя, невидимыя. Онъ сокруши врата мѣдныя, и вереи желѣзныя сломи (Псал. 106, 16; срав. Ис. 45, 2); говорилъ сущимъ во узахъ, изыдите, и сущимъ во тмѣ, открыйтеся (Ис. 49, 9). Посему и древле говорилъ Іову, терпѣливѣйшему и непобѣдимому борцу: пришелъ ли еси на источникъ моря? въ слѣдахъ же бездны ходилъ ли еси? Отверзаются же ли тебѣ страхомъ врата смертная? вратницы же адовы видѣвше тя убояшася ли? (Іов. 38, 16-17). Мы будемъ читать это, какъ поставленное въ вопросахъ, при чемъ рѣчь наша будетъ показывать дѣла Христа, совершенныя Имъ въ самыхъ тайникахъ ада: ибо для того Христосъ и умеръ и ожилъ, чтобы и мертвыми и живыми обладать. За тѣмъ Киръ въ древности, давъ деньги, повелѣлъ возсоздать храмъ въ Іерусалимѣ. Еммануилъ же основалъ Церковь, истинно святый и славнѣйшій градъ, ниспровергнувъ совсѣмъ, какъ бы нѣкоторый Вавилонъ, надменное и дерзостное идолослуженіе. О Кирѣ Богъ говоритъ, что онъ вся воли Моя сотворитъ. Взывалъ также и Спаситель всѣхъ насъ къ народу іудейскому, уничижавшему Его: вы по плоти судите (Іоан. 8, 15). И въ другомъ мѣстѣ: и если Я сужду, то судъ Мой истиненъ есть, яко не ищу воли Моея, но воли пославшаго Мя Отца (Іоан. 5, 30). Киру Богъ сказалъ: Я прозвалъ тя именемъ Моимъ. Еммануилъ же есть истинно Господь, хотя и явился человѣкомъ. А что прообразомъ славы Христа служитъ повѣствуемое о Кирѣ, это вполнѣ уяснитъ далѣе сказанное устами пророка: Азъ сотворихъ землю, и человѣка на ней. Азъ рукою Моею утвердихъ небо, и всѣмъ звѣздамъ заповѣдахъ. Азъ возставихъ его съ правдою, и вси путіе его правы. Сей созиждетъ градъ Мой, и плѣненій людей Моихъ возвратитъ, не по мздѣ, ни по даромъ, рече Господь Саваоѳъ. Тако глаголетъ Господь: утрудися Египетъ, и купли Еѳіопскія, и Саваимстіи мужи высоцыи къ тебѣ прейдутъ, и тебѣ будутъ раби, и въ слѣдъ тебѣ пойдутъ связани узами ручными, и поклонятся тебѣ, и въ тебѣ помолятся: яко въ тебѣ Богъ есть, и [14] нѣсть Бога развѣ тебе. Ты бо еси Богъ, и не вѣдѣхомъ, Богъ Израилевъ Спасъ. Постыдятся и посрамятся вси противящіися ему, и поидутъ въ студѣ (Ис. 45, 12-16). Сотворившій землю и человѣка на ней, Украсившій звѣздами небо воздвигъ намъ правду, — Іисуса, искупляющаго туне, — ибо мы оправданы вѣрою (Рим. 5, 1), — освобождающаго отъ узъ и плѣненія, духовно созидающаго мысленный Іерусалимъ, и основывающаго Церковь, которую не поколеблютъ и самыя врата адовы и не побѣдятъ враги. Познавая сего, Бога по естеству, древніе, заблуждаясъ, говорятъ: Ты бо еси Богъ нашъ, и не вѣдѣхомъ. И нѣсть Богъ развѣ Тебе. Сему поклонятся и Ему поклонится всяко колѣно, и всякъ языкъ исповѣсть, яко Господь Іисусъ Христосъ въ славу Бога Отца (Флп. 2, 10-11). Сему дерзнули противостать нѣкоторые изъ сыновъ Израилевыхъ. Но они постыдились и пали и назадъ пошли, согласно слову пророка. Итакъ Киръ, сынъ Камбиза, основалъ домъ Божій въ Іерусалимѣ въ прообразъ Христа. А что Самъ Еммануилъ намѣренъ былъ довершить это дѣло духовно и мысленно, это всякій тотчасъ можетъ узнать и изъ инаго образа. Послѣ того какъ Киръ освободилъ Израиля отъ рабства вавилонскаго тотчасъ явились вождями и какъ бы князьями народа Зоровавель, сынъ Салаѳіиля, изъ колѣна Іудина, и Іисусъ, сынъ Іоседековъ, великій священникъ. Когда они достигли Іерусалима, на нихъ Богъ, говорившій устами пророка Аггея, возложилъ заботу о домѣ Своемъ. Объ этомъ написано такъ: во второе лѣто, при Даріи царѣ въ шестый мѣсяцъ, въ первый (день) мѣсяца, бысть слово Господне рукою Аггея пророка, глаголя: рцы къ Зоровавелю Салаѳіилеву отъ колѣна Іудова, и ко Іисусу сыну Іоседекову, іерею великому, глаголя: сице глаголетъ Господь Вседержитель: людіе сіи глаголютъ: не пріиде время создати храмъ Господень. И бысть слово Господне рукою Аггея пророка, глаголя: аще время убо вамъ есть жити въ домѣхъ вашихъ истесаныхъ, храмъ же Господень запустѣ? (Агг. 1, 1-4). И чрезъ нѣсколько словъ еще: и воздвиже Господь духъ Зоровавеля Салаѳіилева отъ колѣна Іудова, и духъ Іисуса Іоседекова іерея великаго, и духъ прочіихъ всѣхъ людей, и внидоша, и творяху дѣла въ храмѣ Господи Вседержителя Бога своего (Агг. 1, 14). Замѣть, какъ въ предъизображеніи и двойномъ образѣ представляется Еммануилъ, — какъ Царь, въ Зоровавелѣ, который былъ изъ колѣна Іудина, имѣвшаго тогда власть въ Израилѣ, — а какъ Архіерей, въ одноименномъ съ Нимъ Іисусѣ, архіереѣ великомъ, но также и какъ вождь по пути во святый градъ изъ земли иноплеменныхъ, разумѣю землю Вавилонянъ. Усматривай въ Немъ и художественнаго строителя, заботящагося о святомъ храмѣ. Слѣдуя вѣрою за вождемъ Христомъ, какъ Царемъ и Архіереемъ, мы уходимъ изъ области діавольской и какъ бы изъ земли иноплеменныхъ, отъ лести мірской, и входимъ во святый градъ, въ Церковь первородныхъ, которую Самъ Христосъ воздвигнетъ какъ бы на камняхъ мысленныхъ. А засвидѣтельствуетъ объ этомъ Павелъ, пишущій къ искупленнымъ вѣрою и рѣшившимся слѣдовать стопамъ Христа: о Немже и вы созидаетеся въ жилище Христово духомъ (Ефес. 2, 22). А что слава Церкви превосходнѣе перваго и древняго, то есть построеннаго изъ камней храма, на это Богъ указалъ, изрекши опять устами Аггея: кто отъ васъ, иже видѣ храмъ сей въ славѣ его прежней? и како вы видите его нынѣ якоже не суща предъ вами? (Агг. 2, 4). И немного спустя еще: Мое сребро, и мое злато, глаголетъ Господь Вседержитель: зане велія будетъ слава храма сего послѣдняя паче первыя, глаголетъ Господь Вседержитель: и на мѣстѣ семъ дамъ миръ, и миръ души въ снабдѣніе всякому зиждущему, еже возставити церковь сію (Агг. 2, 9-10). И еще могъ бы всякій безъ труда собрать многія черты, которыми въ древнихъ изображаемъ былъ для насъ Христосъ. Но чтобы множествомъ примѣровъ слово наше не казалось отвлекаемымъ отъ приличествующаго, мы, опустивъ все остальное, скажемъ слѣдующее: намъ во всякомъ случаѣ должно будетъ выбрать одно изъ двухъ: или совсѣмъ уничтожить тѣхъ, чрезъ коихъ оное совершилось, считая прообразы не очень безупречными, если тѣ разумѣются, какъ произшедшіе отъ подобныхъ намъ людей, или же, утверждая, что Духъ всегда преобразуется въ нашъ видъ, по необходимости признать, что Онъ преобразовался нѣкогда и въ Кира, не вѣдавшаго Бога; ибо ему сказано: ты же не позналъ еси Мене (Ис. 45, 5). Если же уничтожать дѣйствительность прообразовъ, то и Ааронъ будетъ пожалуй только тѣнію, и Зоровавель Салаѳіилевъ, и Іисусъ Іоседековъ, великій священникъ, будутъ представлять собою одни только пустыя имена.

7. Но я думаю, что убѣждаемые здравымъ разсудкомъ скорѣе согласятся съ справедливостію той мысли, что Мелхиседекъ былъ человѣкъ, царствовавшій въ городѣ Салимѣ. Образомъ же Христа дѣлалъ его Павелъ, имѣвшій тонкій умъ для духовныхъ созерцаній (Евр. 7, 1 и дал.). Возстававшіе же противъ сего потомъ тѣмъ не менѣе говорятъ, что Мелхиседекъ не былъ человѣкомъ, но что напротивъ былъ Духъ Святый, или другая какая либо сила изъ вышнихъ и небесныхъ, имѣющая служебный чинъ. Такъ угодно думать нѣкоторымъ; но мы необходимо должны сказать, что они погрѣшаютъ вдвойнѣ: съ одной стороны Божественное и неизреченное естество Духа низводятъ до неприличествующаго ему образа, а съ другой — рожденное и сотворенное созданіе безразсудно возводятъ къ славѣ, его превышающей. Какимъ образомъ, — объ этомъ я скажу сейчасъ, О Мелхиседекѣ написано, что онъ бяше священникъ Бога вышняго (Быт. 14, 18). Если же Мелхиседекъ есть Духъ Святый, то уже Духъ низводится въ число священнодѣйствователей и имѣетъ служебное положеніе. Такимъ образомъ и Онъ будетъ, вмѣстѣ съ святыми ангелами, воспѣвать высочайшаго Бога: ибо написано: благословите Господа вси ангели Его, слуги Его творящіи волю Его (Псал. 102, 20-21). Отнюдь не можетъ быть сомнѣнія въ томъ, что во всякомъ случаѣ кто священнодѣйствуетъ иному, тотъ священнодѣйствуетъ не себѣ самому, но Богу, какъ высшему существу. Итакъ, если мы говоримъ, что Духъ священствуетъ, то во всякомъ случаѣ ставимъ Его ниже Божественнаго естества; даже болѣе того, — въ такомъ случаѣ Онъ ставится въ числѣ произведенныхъ существъ и будетъ поклоняться вмѣстѣ съ нами. И освящать будетъ во всякомъ случаѣ не Себя Самого, поелику освящаемое освящается конечно высшимъ по естеству, нежели оно само, существомъ. А тогда Онъ будетъ освящаемъ вмѣстѣ съ нами. Какимъ же образомъ будетъ и Богомъ по естеству освящаемое? Развѣ не всякій іерей освящается и такимъ образомъ приступаетъ къ исполненію обязанности священнодѣйствія? ибо никтоже самъ себѣ пріемлетъ честь, какъ написано, но званный отъ Бога, якоже и Ааронъ (Евр. 5, 4). Прибавилъ же Павелъ, что и Самъ Христосъ не себе прослави быти первосвященника, но глаголавый къ Нему: Сынъ Мой еси Ты, Азъ днесь родихъ Тя: якоже и индѣ глаголетъ: Ты еси священникъ во вѣкъ, по чину Мелхиседекову (Евр. 5, 5-6; сн. Псал. 2, 7 и 109, 4). Необходимо вѣдать, что Самъ Сынъ, произшедшее отъ Бога Отца Слово, не могъ бы, какъ сказано, священствовать и быть въ служебномъ чинѣ, если бы не представляемъ былъ, какъ содѣлавшійся подобнымъ намъ и, какъ Онъ названъ, пророкомъ (Дѣян. 3, 22; сн. Втор. 18, 15) и посланникомъ (Евр. 3, 1), по человѣчеству, также какъ и священникомъ (Евр. 5, 6; Псал. 109, 4). Ему приличествуетъ видъ рабства, раболѣпіе. И это есть истощаніе: ибо сый во образѣ Отца и въ равенствѣ съ Нимъ, будучи Тотъ, Которому предстоятъ и самые вышніе Серафимы, Которому служатъ тысящи тысящъ ангеловъ (Дан. 7, 10), когда Себе умалилъ (Флп. 2, 6-7), тогда, и только тогда явился святымъ служитель и скиніи истиннѣй, какъ сказано (Евр. 8, 2). Тогда же и освященъ былъ вмѣстѣ съ нами, будучи превысшимъ всякой твари. И святяй бо, сказано, и освящаеміи, отъ единаго вси: еяже ради вины не стыдится братію нарицати ихъ глаголя: возвѣщу имя Твое братіи моей (Евр. 2, 11-12; Псал. 21, 23). Итакъ, освящая, какъ Богъ, Онъ, когда содѣлался человѣкомъ и вселися въ ны (Іоан. 1, 14) и нареченъ братомъ по человѣчеству, и освящается вмѣстѣ съ нами, какъ сказано. Такимъ образомъ и обязанность священства, и освященіе Его вмѣстѣ съ нами принадлежитъ домостроительству Божію относительно плоти. Вотъ что мы припишемъ мѣрѣ истощанія, если рѣшимся мыслить правильно и безупречно. Если же скажемъ, что Духъ (Святый), отнюдь не претерпѣвавшій истощанія, священствуетъ, то лишимъ Его боголѣпной славы и сопричислимъ къ подчиненнымъ Богу, приписывая Ему значеніе существа сотвореннаго. Или же пусть покажутъ намъ, что Духъ вочеловѣчился и потерпѣлъ опредѣленное домостроительствомъ умаленіе, какъ то несомнѣнно въ отношеніи къ Сыну: ибо, на основаніи того, что святая и покланяемая Троица единосущна, нельзя приписывать дѣло вочеловѣченія какому бы то ни было изъ Лицъ Ея по произволу. Содѣлался человѣкомъ не самъ Отецъ, и не Духъ Святый, но одинъ только Сынъ. Такъ насъ тайноводятъ Божественныя Писанія. Посему зачѣмъ же дѣлаютъ насиліе истинѣ и приписываютъ истощаніе Духу Святому, Который даже и не можетъ подвергнуться истощанію, тѣ, которые причисляютъ Его къ священнодѣйствующимъ? ибо Мелхиседекъ былъ свяшенникъ. Но, говорятъ, въ честь Сына и въ прообразъ имѣвшаго быть по времени священства Его, Самъ Собою преобразовался Духъ. Итакъ, скажу, Духъ Святый пренебрегъ честію и любовію къ Сыну и за неважное считаетъ заботу о семъ дѣлѣ. Но какъ же не было бы пустословіемъ такъ думать или говорить? ибо прославитъ Сына Утѣшитель, то есть Духъ. И о Немъ говоритъ Сынъ: Онъ мя прославитъ (Іоан. 16, 14). Итакъ Онъ, желающій чтить и притомъ непрерывно, почему скорѣе не содѣлался Аарономъ? или Киромъ, царемъ персидскимъ и мидійскимъ? или же Іисусомъ Іоседековымъ, Зоровавелемъ Салаѳіилевымъ, изъ колѣна Іудина, или Моисеемъ, которому, какъ явившему на себѣ посредничество Христа, сказано: пророка возставлю имъ отъ среды братій ихъ, якоже тебе, и вдамъ слова Мои во уста Его, и возглаголетъ имъ, якоже заповѣдаю ему (Втор. 18, 17; срав. Дѣян. 3, 22)? Почему не содѣлался Онъ Іисусомъ Навиномъ, бывшимъ послѣ Моисея вождемъ, который перевелъ сыновъ Израилевыхъ чрезъ Іорданъ, совершалъ обрѣзаніе каменными ножами и ввелъ ихъ въ землю обѣтованія? Развѣ не во Христѣ мы крещены и обрѣзаны обрѣзаніемъ нерукотвореннымъ чрезъ Духа (Кол. 2, 11) и содѣлались наслѣдниками Царствія небеснаго? Не ясно ли все это? Итакъ, или Духа мы будемъ представлять постоянно преобразующимся, при томъ какъ бы въ каждаго изъ поименованныхъ выше, дабы почтить Сына, или же будетъ истинно то слово, что Онъ изобличается въ малой заботливости о приличествующемъ: ибо Онъ входилъ въ нѣкоторыхъ изъ древнѣйшихъ, чтобы представить чрезъ это образъ и подобіе Сына. Прочь такое безразсудство помысловъ! Итакъ Мелхиседекъ есть человѣкъ, а не Духъ Святый.

8. А что онъ не долженъ быть представляемъ и святою, служебною силою, какъ угодно было нѣкоторымъ думать, объ этомъ скажемъ теперь, собирая правильныя соображенія въ доказательство истины. По ихъ собственному мнѣнію, ихъ слово составлено мудро. Поелику, говорятъ они, о Мелхиседекѣ написано, что онъ былъ безъ отца, и безъ матере и безъ причта рода (Евр. 7, 8), а между тѣмъ благословилъ столь великое имѣвшаго значеніе Авраама, безъ всякаго же прекословія меншее отъ большаго благословляется (Евр. 7, 7): то онъ не долженъ быть представляемъ за подобнаго намъ, но быть по природѣ ангеломъ или же одною какою либо изъ высшихъ и служебныхъ силъ, почтенною и прославленною. Я же, возлюбленные, весьма удивляюсь тому, что благоговѣніе къ Божественному Аврааму отвлекло ихъ отъ стремленія къ полезному и приличному и удалило отъ разсужденій, необходимыхъ для изысканія истины. Представляя Мелхиседека подобіемъ и образомъ Еммануила, они не взираютъ на качество вещей и не испытываютъ образъ священства, а напротивъ изслѣдуютъ природу лицъ, къ которымъ относится эта должность. Но всякій можетъ по справедливости возразить имъ: что препятствуетъ Аврааму получить благословеніе отъ Мелхиседека, даже и какъ отъ человѣка, хотя бы послѣдній и не представляемъ былъ какъ превосходнѣйшій его? ибо не природа каждаго изъ нихъ, но смыслъ дѣйствій ихъ испытывается, и слова истины проявляются какъ превосходнѣйшія гаданій, заключающихся въ тѣняхъ. Что было бы весьма безразсудно не противополагать тѣнямъ то, что ими знаменуется, а скорѣе изслѣдовать природу относящихся сюда лицъ, это можно видѣть изъ слѣдующаго: Ааронъ былъ избранный предстоятель и вождь святой скиніи, увѣнчанный высшими почестями священства. Но какъ онъ былъ посвящаемъ? Закалаемъ былъ овенъ, и кровію его помазуемъ былъ край праваго уха, а также руки и ноги: и такимъ образомъ онъ посвященъ былъ на священство. Но если хорошо останавливаться на природѣ освящающихъ и освящаемыхъ, то я сказалъ бы этимъ людямъ: не лучше ли отъ образа и сѣни переходить къ красотѣ истины, къ тому именно, какимъ образомъ меньшее благословляется отъ большаго? Что въ семъ большее? пусть скажутъ они. Неужели мы и Аарона поставимъ ниже овна? Безсловеснымъ животнымъ посвящается словесное существо. Кровію овчею, скажемъ, освящается избранный на священство, и пепелъ телицы окропляющій тѣхъ, которые пріобщаются ему, освящаетъ ихъ къ плотской чистотѣ. Что же все это значитъ? Что за глубина смысла сего? Всѣ эти дѣйствія были прообразами и изображеніями, и, такъ сказать, предуказаніемъ освященія во Христѣ. Прообразъ же усматривается въ дѣлахъ, а не въ природѣ освящающихъ или освящаемыхъ: поелику, какъ я сказалъ недавно, большее благословляется отъ меньшаго, если только природа человѣка выше природы телицы и овна. Поэтому пусть не стыдятся того, что гораздо высшій Мелхиседека Авраамъ благословляется, какъ сказано, отъ него. Побѣдителемъ былъ прообразъ, а не природа благословляющаго. Удивляюсь же и тому, что, представляя его подобіемъ и образомъ Сына, считаютъ его однако ангеломъ, какъ не имѣющаго матери и отца, хотя Христосъ нѣкоторымъ образомъ имѣлъ и ту и другаго. У Него была матерь на землѣ, святая Дѣва. Былъ также и есть на небѣ Отецъ, Богъ. Но я думаю, что образы должны быть начертываемы по первообразамъ. Поелику же Божественный Павелъ сказалъ о Мелхиседекѣ, что онъ ни начала днемъ, ни животу конца не имѣетъ (Евр. 7, 3): то и усиливаются утверждать и говорятъ, что онъ — разумная сила и священнодѣйствователь, не понимая того, что упускаютъ изъ виду необходимое; ничто сотворенное не можетъ быть безначально по времени; но что вообще приведено къ бытію, то имѣетъ и начало жизни и дней. Такъ какая же была цѣль рѣчи блаженнаго Павла? или какимъ образомъ онъ представляетъ Мелхиседека образомъ и подобіемъ Христа? (Евр. 7, 3). Итакъ, устранивъ умъ отъ этого безразсудства помысловъ, разсмотримъ теперь сіе и скажемъ, что возможно.

9. Будучи наученъ въ законѣ, Павелъ ведетъ рѣчь съ Іудеями не на основаніи простыхъ соображеній, но на основаніи Моисеевыхъ писаній, которымъ даже и по неволѣ должны были уступать они, привыкшіе ратовать противъ истины. Итакъ, онъ принимаетъ Мелхиседека за подобіе и предъизображаніе Христа, называя его царемъ правды и мира (Евр. 7, 2): ибо это можетъ приличествовать одному только Тому, Который въ таинственномъ смыслѣ есть Еммануилъ. Онъ-то явился виновникомъ и раздаятелемъ правды и мира для сущихъ на землѣ. Въ Немъ мы оправданы (Рим. 5, 1; 1 Кор. 6, 11), отвергнувъ бремя грѣха. Имѣемъ и миръ съ Отцемъ и Богомъ, омывшись отъ стоявшей между Имъ и нами и раздѣлявшей насъ отъ Него нечистоты нравовъ и какъ бы соединяясь съ Нимъ посредствомъ духа: ибо прилѣплялйся Господеви, сказано, единъ духъ есть (1 Кор. 6, 17). Итакъ, въ переводѣ на греческій языкъ Мелхи значитъ: царь, а Седекъ, — правда. И всякій можетъ видѣть, что Мелхиседекъ, по собственному своему названію и по силѣ значенія этого названія, есть царь правды; а по названію царя Салимскаго есть царь мира (Евр. 7, 2). Такъ, на основаніи яснаго и очевиднаго уподобленія Мелхиседека, Божественный Павелъ примѣнилъ таковое же и ко Христу. Но онъ принимаетъ и образъ высшаго, нежели законное, священства въ благословеніи Авраама и въ предложеніи ему вина и хлѣбовъ: ибо мы не иначе благословляемся отъ Христа, великаго и истиннаго священника. Мы благословляемся по благословенію Божественнаго Авраама, мужественнѣйшимъ образомъ воюя съ князьями вѣка сего, являясь сильнѣйшими руки непріятельской и ни въ чемъ мірскомъ не нуждаясь, а напротивъ считая мысленнымъ богатствомъ то, что происходитъ отъ Бога, и славное и неувядающее раздѣленіе вышнихъ дарованій. Обрати вниманіе на то, что Авраама, побѣдившаго враговъ и возвращавшагося отъ сѣча царей, какъ написано (Быт. 14, 17), но не удостоившаго взять что либо отъ князя Содомскаго въ свою собственность, благословилъ Мелхиседекъ (Быт. 14, 19). Вождь Содомлянъ говорилъ Аврааму, какъ побѣдителю: даждь ми мужи, а кони возми себѣ (Быт. 14, 21); онъ же, не желая присвоять себѣ ничего изъ принадлежащаго тому, говоритъ ему: воздвигну руку мою къ Богу вышнему, иже сотвори небо и землю; аще отъ нити до ременя сапожнаго возму отъ всего твоего, да не речеши: азъ обогатихъ Авраама (Быт. 14, 22-23): ибо у святыхъ нѣтъ обычая радоваться мірскому богатству. Итакъ, побѣждая видимыхъ и невидимыхъ враговъ и ничего не принимая отъ міра, а напротивъ чествуя вышнее богатство, мы получаемъ благословеніе чрезъ Христа, Царя мира. Получаемъ же благословеніе, принимая таинственное, какъ бы даръ неба и напутствіе жизни. Пусть же будетъ умолчано объ этомъ пока, если угодно. Благословляемся же отъ Христа и посредствомъ предстательства Его за насъ предъ Богомъ. Мелхиседекъ благословлялъ Авраама, говоря такъ: благословенъ Богъ вышній, иже предаде враги твоя подъ руки тебѣ (Быт. 14, 20). Господь же нашъ Іисусъ Христосъ, очистилище для всѣхъ насъ, говоритъ: Отче святый, соблюди ихъ во истинѣ Твоей (Іоан. 17, 11. 17). И изъ самаго толкованія именъ Апостолъ извлекаетъ полезное для предъизображенія Христа. И самый образъ священства дѣлаетъ яснымъ указаніемъ на тоже. Мелхиседекъ изнесе хлѣбы и вино (Быт. 14, 18). Но чтобы онъ былъ безъ отца или безъ матере, или же безъ причта рода, или ни начала днемъ, ни животу конца имѣя (Евр. 7, 8), на это нигдѣ не указало Священное Писаніе. Такъ что же, скажетъ пожалуй кто либо, стало быть Божественный Павелъ обманулъ насъ? Мы не говоримъ этого. Да не будетъ! Онъ говоритъ истину. Даже болѣе того: искусный тайноводитель принимаетъ и установленное домостроительствомъ повѣствованіе о семъ, возводя его къ прообразу славы Еммануила. Ибо, что Мелхиседекъ былъ только священникъ, объ этомъ объявило намъ богодухновенное Писаніе, не поименовавъ рода его, или того, отъ какого отца или матери произошелъ онъ; но мы не находимъ сказанія о томъ, до какого числа лѣтъ дожилъ онъ, или какія преемства священства оказывается имѣющимъ. Итакъ повѣствованіе о семъ какъ бы изображаетъ предъ нами вѣчность и безначальность Христа, поколику Онъ мыслится какъ Богъ. Безначальность же разумѣю въ отношеніи къ количеству, то есть по времени: ибо Онъ Самъ есть Творецъ вѣковъ. Указываетъ кромѣ того и на непрерывность священства. По тому, говоритъ блаженный Павелъ о Мелхиседекѣ, что ни начала днемъ, ни животу конца имѣя, уподобленъ же Сыну Божію, онъ и пребываетъ священникъ выну (Евр. 7, 8). Но казалось бы, можно еще и нѣчто иное мудрое предложить; а что это такое, о томъ я попытаюсь высказаться, на сколько могу.

10. Іудеи противодѣйствовали проповѣди о Христѣ и дерзали едва не насмѣхаться надъ стараніями апостольскими, противопоставляя слѣдующія два возраженія: первое, что невозможно оставлять безъ исполненія данную отцамъ устами премудраго Моисея заповѣдь и отвергать законъ, противъ ожиданія вводя иныя правила жизни, никому изъ древнихъ неизвѣстныя; второе же, что не должно, какъ утверждали они, славѣ священства выходить за предѣлы избраннаго колѣна, то есть Левіина, такъ какъ повсюду Богъ устраняетъ отъ служенія при храмѣ тѣхъ, которые не изъ этого колѣна, и опредѣляетъ имъ прямо крайнее наказаніе за дерзновеніе приступать къ этому служенію. Итакъ наученный въ законѣ Павелъ ведетъ борьбу противъ сего и пытается доказать, какъ изъ соображеній здраваго разума, такъ и изъ самаго богодухновеннаго Писанія, что и обновленіе закона, и премѣненіе самаго священства были предвозвѣщены въ немъ, и что указаніе на то и другое предвозсіяло въ прообразахъ. Такъ онъ выставляетъ на видъ, что Мелхиседекъ былъ не изъ колѣна Левіина. За тѣмъ показываетъ, что онъ есть священникъ Бога вышняго, принесшій хлѣбы и вино, и такъ сказалъ о немъ: видите же, еликъ сей, емуже и десятину далъ есть Авраамъ патріархъ отъ избранныхъ. И пріемлющіи убо священство отъ сыновъ Левіинъ, заповѣдь имутъ одесятствовати люди по закону, сирѣчь братію свою, аще и отъ чреслъ Авраамовыхъ изшедшую: не причитаемый же родомъ къ нимъ, одесятствова Авраама, и имущаго обѣтованія благослови: безъ всякаго же прекословія меншее отъ большаго благословляется (Евр. 7, 4-7). Но не въ природѣ Мелхиседека мы полагаемъ преимущество его, а въ образѣ священства, чего не отвергалъ и праотецъ Авраамъ, напротивъ даже какъ бы приписывалъ ему преимущество тѣмъ, что оказалъ ему честь и принесъ десятины. Получаютъ десятины съ народа, хотя и съ братій, произшедшіе отъ колѣна Левіина; а между тѣмъ не причитаемый родомъ къ нимъ, то есть Мелхиседекъ (ибо онъ не былъ изъ колѣна Левіина), одесятствовалъ Авраама и благословилъ его. И образъ въ семъ состоитъ. Христосъ же, въ свою очередь, изображаемый въ тѣняхъ, не причисляемый къ родословію тѣхъ, которые на священство поставлены по закону (ибо Онъ возсіялъ изъ колѣна Іудина, о немже Моисей о священствѣ ничесоже глагола, Евр. 7, 14), одесятствовалъ сыновъ Левія, то есть священство законное. Одесятствовалъ же древле въ Мелхиседекѣ, а въ послѣдствіи въ Ааронѣ, такъ какъ и этотъ послѣдній одесятствовалъ сыновъ Левія, нося въ себѣ образъ священства Христова, какъ мы уже прежде о томъ сказали.

11. Итакъ, на Мелхиседекѣ доказано, что нѣкогда отнимется званіе священства отъ священствовавшаго по закону колѣна, и что возсіяетъ иной образъ и законъ священнодѣйствія. Ибо необходимо было, чтобы вмѣстѣ съ измѣненіемъ и отнятіемъ священнодѣйствія измѣненъ и отмѣненъ былъ и самый законъ. Посему и Божественный Павелъ любомудрствуетъ объ этомъ и говоритъ: аще убо совершенство Левитскимъ священствомъ было: людіе бо на немъ взаконени быша: кая еще потреба, по чину Мелхиседекову иному востати священнику, а не по чину Ааронову глаголатися? Прелагаему бо священству, по нужди и закону премѣненіе бываетъ (Евр. 7, 11-12). И опять: и лишшее еще явѣ есть, яко по чину Мелхиседекову востаетъ священникъ инъ, иже не по закону заповѣди плотскія бысть, но но силѣ живота неразрушаемаго: свидѣтельствуетъ бо, яко ты еси священникъ во вѣкъ по чину Мелхиседекову (Евр. 7, 15-17). Видишь ли, какъ осуждаетъ законное священство, какъ не могшее привести ни къ какому совершенству, показывая всю пользу привнесенія лучшей заповѣди. Ибо если бы въ ономъ, говоритъ, была необходимость, то почему не лучше было бы явиться иному священнику по чину Аарона, а не по чину Мелхиседека, который былъ подобіемъ и образомъ Христа, уже отнюдь не по плоти священствовавшаго, но скорѣе по силѣ живота неразрушаемаго? Онъ воспитываетъ насъ для неувядающей жизни таинственными священнодѣйствіями, хотя Ааронъ священствовалъ и по плоти. Чрезъ Аарона совершаемы были принесеніе воловъ въ жертву и закланія овецъ и пепелъ телицъ, окроплявшій пріобщавшихся ему для чистоты плоти, и все другое кромѣ сего, не приводившее служащихъ къ совершенству по совѣсти. Не возможно бо крови юнчей отпущати грѣхи (Евр. 10, 4). Итакъ, когда введенъ къ намъ иной способъ священнодѣйствія, удаляющій отъ первыхъ и древнѣйшихъ обычаевъ, то иной конечно долженъ быть и священникъ. И если Богъ обѣтовалъ новый завѣтъ, такъ какъ первый обветшалъ, то священникомъ по чину Мелхиседекову, котораго прилично было бы представлять и существующимъ во вѣкъ, можетъ быть никто иной, какъ только Господь нашъ Іисусъ Христосъ, чрезъ Котораго и съ Которымъ Богу и Отцу слава со Святымъ Духомъ, во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Имя: Симъ, съ еврейскаго (שֵׁם), собственно значитъ знакъ, знаменіе, имя, извѣстность, слава. См. Быт. 11, 4; 2, 19-20; 12, 2; 3 Цар. 5, 11 и др. Имя послѣдняго сына Ноева производятъ и отъ פָתָהразширять, какъ объясняетъ св. Кириллъ, и отъ יָפֶהкрасивый, относя это имя къ Іафету, какъ родоначальнику племенъ европейскихъ.
[2] Таково именно чтеніе кодексовъ греческой Библіи, обозначаемыхъ у издателей буквами AX. Большинство же кодексовъ имѣетъ чтеніе: сынове Божіи.
[3] Срав. Оригена, Contra Celsum. t. XIX, pag. 271 ed. Lommatzsch. Berolini, 1846.
[4] См. такъ называемую Γιγαντομαχία — «Борьбу исполиновъ» (съ богами) неизвѣстнаго автора древности. См. извлеченіе изъ этого сочиненія у Аполлодора въ его «Bibliotheca» I, 6: 1-2. Срав. также Овидія, Метам. I, 151 и дал.
[5] См. напр. представленіе Гезіода и др. о Тифоеѣ.
[6] См. миѳъ объ Атласѣ у Гезіода въ его Ѳеогоніи ст. 517 и дал., 746 и дал.; срав. Гомера Од. I, 51 и дал. и др.
[7] Срав. выше объясненіе тѣхъ же именъ.
[8] Мѣсто Библіи, которое здѣсь имѣется въ виду, читается собственно такъ: извѣстили Авраама, иже живяше у дуба Мамврійскаго, Аморрея брата Есхоля, и брата Авнаня, иже бѣша союзницы Авраамовы (Быт. 14, 13).
[9] Срав. сводъ различныхъ мнѣній о Мелхиседекѣ и разборъ ихъ въ книгахъ св. Епифанія противъ ересей т. 2, 435-453 по изданію въ русскомъ переводѣ при Московской Духовной академіи.
[10] Іерусалимъ, съ еврейскаго (יְרוּשָׁלַםִ или халд. יְרוּשְׁלֵם)и значитъ: видѣніе, явленіе мира.
[11] Израиль (יִשְׂרָאֵל), согласно Быт. 32, 28, значитъ: — богоборецъ. Срав. Быт. 35, 10.
[12] При этомъ, вѣроятно, имѣется въ виду Быт. 49, 8, а не точное значеніе имени.
[13] Въ греческомъ, а отсюда и въ славянскомъ переводѣ Библіи добавлено: и рекутъ: нѣсть Бога и пр.
[14] См. Геродота, Ист. I, 55.

Источникъ: Творенiя святаго Кирилла Александрiйскаго. Часть четвертая: ΓΛΑΦΥΡΑ, или искусныя объясненiя избранныхъ мѣстъ изъ книги Бытiя. М.: — Типографiя М. Г. Волчанинова, 1886. — С. 46-112. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, Томъ 53.)

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0