Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 30 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Кириллъ Александрійскій († 444 г.)
ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГЕЛІЕ ОТЪ ІОАННА.

Предисловіе.

Господь дастъ глаголъ благовѣствующимъ силою многою (Псал. 67, 12), прекрасно возглашаетъ Псалмопѣвецъ, — и приступать къ сему, думаю, подобаетъ не всѣмъ вообще, но только просвѣщеннымъ благодатію свыше, такъ какъ всяка премудрость отъ Господа, какъ написано, (Сир. 1, 1), и всяко даяніе благо, и всякъ даръ совершенъ свыше есть сходяй отъ Отца свѣтовъ (Іак. 1, 17 ср. Лук. 21, 15; 1 Кор. 1, 30; Іов. 12, 13; Прит. 2, 6 и др.). И дѣйствительно, разсужденіе о Высочайшей всѣхъ Сущности и Ея тайнахъ оказывается дѣломъ опаснымъ и для многихъ не безвреднымъ, молчаніе же о семъ свободно отъ опасностей. Но насъ, хотя и думающихъ, что надлежало бы конечно хранить молчаніе, выводитъ изъ него Сущій надъ всѣмъ Богъ, говоря одному изъ святыхъ (это былъ Павелъ): глаголи, и да не умолкнеши (Дѣян. 18, 9). Такую же заповѣдь имѣетъ и законъ (Моисеевъ), какъ бы въ чувственномъ образѣ указывающій на предметы духовные. Призваннымъ къ божественному священству онъ повелѣваетъ трубными звуками объявлять народу о томъ, что онъ долженъ былъ узнать. Богъ, думаю, желавшій дать совершеннѣйшій законъ, не считалъ должнымъ, чтобы вожди народовъ, положивъ руку на уста, по написанному (ср. Суд. 18, 19 и Іов. 39, 34), изъ опасенія не показаться дерзко берущимися за предметы, превышающіе умъ человѣческій, отказывались отъ разсужденія, столь необходимаго для научаемыхъ благочестію и богопознанію, и избирали молчаніе, вредное для приступающихъ къ наукѣ. Но при этомъ и устрашаетъ насъ Христовъ ученикъ, говоря: не мнози учителіе бывайте (Іак. 3, 1). Также и Премудрый Екклесіастъ, указывая на опасность ученія таковымъ предметамъ, говоритъ: разсѣцаяй дрова бѣду пріиметъ въ нихъ, аще спадетъ сѣчиво, и самъ лицемъ смятеся, и силы укрѣпитъ (Еккл. 10, 9). Сѣчиву (топору) уподобляетъ остроту ума, какъ могущаго проникать и доходить до внутреннѣйшаго, хотя бы ему и препятствовала грубость и дебелость матеріи, — а деревами также образно называетъ созерцанія богодухновеннаго Писанія, устрояющія изъ книгъ, въ коихъ содержатся, какъ бы нѣкій духовный садъ и порождающія кромѣ того и плодоношеніе Святаго Духа. Кто эти духовныя дерева, тоесть божественныя и таинственныя созерцанія богодухновеннаго Писанія, пытается раскрыть посредствомъ изслѣдованія и сильнѣйшаго напряженія ума и остроты, тотъ бѣду пріиметъ (можетъ подвергнуться опасности) въ особенности тогда, когда, говоритъ, спадетъ сѣчиво (топоръ), тоесть, когда умъ не будетъ правильно понимать истинный Смыслъ Писанія и, какъ бы оставивъ прямую дорогу, устремится по нѣкоему другому пути созерцанія, удаленному отъ истины. Подвергшійся сему въ смятеніе приведетъ лице своей души, тоесть сердце, и укрѣпитъ въ себѣ злыя и противныя силы, кои горькими и извращенными разсужденіями прельщаютъ умъ заблуждающихся, не дозволяя ему взирать на красоту истины, извращая его различнымъ образомъ и склоняя къ увлеченію непристойными мыслями, ибо никто же речетъ анаѳема Іисуса, развѣ только Веельзевуломъ (1 Кор. 12, 3). Но да не по думаетъ кто, заблуждаясь, что здѣсь дается изъясненіе этихъ словъ ложное или какое-либо обманное. Деревами, какъ мы уже сказали, Священное Писаніе обыкновенно называетъ созерцанія, содержащіяся въ богодухновенныхъ Писаніяхъ. Такъ и чрезъ премудраго Моисея Богъ всяческихъ говоритъ нѣчто подобное же къ тогдашнимъ людямъ: аще же обсядеши окрестъ [1] града [2] дни многи воевати его въ пріятіе его [3], да не истребиши садовія его — возложити [4] нань желѣзо, но отъ него да яси [5], самого же не посѣчеши. Еда человѣкъ [6] древо еже въ дубравѣ [7]внити [8] отъ лица твоего въ забрала? Но древо, еже вѣси, яко не ястся плодъ его [9], сіе потребиши и посѣчеши (Втор. 20, 19-20). Хотя всякому, предполагаю, и очевидно, что Богъ всяческихъ не удостоилъ бы положить намъ такой законъ, если бы сказанное разумѣлось о деревьяхъ, выростающихъ изъ земли, однакоже и изъ другой заповѣди, думаю, можно доказать, что Богъ отнюдь не щадилъ ихъ (деревья) и не придавалъ имъ никакого значенія. Ибо что опять повелѣваетъ Онъ касательно лжеименныхъ боговъ? Требища ихъ, говоритъ, разсыплете, и столпы ихъ сокрушите, и дубравы ихъ посѣчете (Втор. 7, 5). Вблизи же Своего жертвенника Онъ совсѣмъ не дозволяетъ возращать дерева, ибо ясно возвѣщаетъ: да не насадити себѣ [10] дубравы близъ олтаря Господа Бога твоего (Втор. 16, 21). И если къ этому нужно еще присоединить что либо, то скажу подобно премудрѣйшему Павлу: еда о деревахъ радитъ Богъ? или насъ ради всяко глаголетъ? (1 Кор. 9, 9-10), — посредствомъ чувственныхъ образовъ руководя къ созерцанію предметовъ духовныхъ. Посему скажемъ уже, что подъ городами можно разумѣть сочиненія нечестивыхъ еретиковъ, не безъ украшеній нѣкіихъ укрѣпленныя мудростію міра и хитросплетенными обманами мыслей. Но приступаетъ для осажденія ихъ и нѣкоторымъ образомъ облагаетъ кругомъ, воспріявъ щитъ вѣры и мѣчь духовный, иже есть глаголъ Божій (Ефес. 6, 16-17), всякій, кто сражается за священные догматы Церкви и со всею силою выступаетъ противъ ихъ лжеученій, стараясь, какъ говоритъ Павелъ, помышленія низложить и всяко возношеніе, взимающееся на разумъ Божій, и плѣняюще всякъ разумъ въ послушаніе Христово (2 Кор. 10, 4-5). Итакъ, когда, говоритъ, такой воинъ Христовъ окружаетъ ненавистныя сочиненія еретиковъ какъ бы нѣкую иноплеменную землю и встрѣчается съ деревами садовыми, то-есть если найдетъ слова изъ богодухновеннаго Писанія, очевидно или изреченія пророковъ, привлеченныя для цѣли ихъ, или и свидѣтельства изъ Новаго Завѣта: тотъ да не наводитъ на нихъ (мѣста Священнаго Писанія) остроту своего ума, какъ бы нѣкую сѣкиру, для уничтоженія и отсѣченія ихъ. Вѣдь слово Божіе отнюдь конечно не должно быть отвергаемо только потому, что оно употребляется не умѣющими правильно толковать его. Но поелику оно плодоносно, то скорѣе послужитъ тебѣ въ помощь и пищу. И дѣйствительно, обращая въ правое доказательство вѣры то, чѣмъ они иногда пользуются неразумно, мы не только не окажемся немощными, но содѣлаемся напротивъ сильными въ основаніяхъ противъ ереси. Приводитъ тотчасъ же и основаніе, нѣкоторымъ образомъ убѣждающее слушателей въ томъ, что стремленія защиты должны направляться не къ разрушенію божественныхъ словесъ, а наоборотъ — къ уничтоженію того, что неправильно говорится противниками: еда, говоритъ, человѣкъ (есть) древо еже въ дубравѣвнити отъ лица твоего въ забрала? Неужели, говоритъ, ты можешь подумать когда либо, что взятое изъ священныхъ писаній изреченіе, подобно какому-либо изъ ересіарховъ, можетъ само по себѣ выступать на борьбу съ тобою, а не наоборотъ — насильственно привлекается къ этому безуміемъ тѣхъ (ересіарховъ)? Итакъ, не вырубай, говоритъ, но да будетъ тебѣ и пищею, древо же, еже вѣси, яко не ястся плодъ его, потребиши и посѣчеши; ибо для желающихъ мыслить право не съѣдобенъ плодъ сочиненій ихъ. Противъ нихъ-то и да устремляется всякая сѣкира, тамъ да проявляется сила духовныхъ древосѣковъ, на нихъ да блистаетъ топоръ крѣпкій въ защитѣ (истины). А негодность и безполезность болтовни иномыслящихъ превосходно изъяснилъ намъ и пророкъ Осія въ словахъ: рукоять не имущая силы еже сотворити муку, аще же и сотворитъ, то чуждіи поядятъ ю (Ос. 8, 7), ибо старающіеся отчуждить себя отъ любви къ Богу будутъ поядать пустое и безсильное ученіе своего невѣжества.

Но теперь слѣдуетъ, думаю, возвратиться къ тому, что мы говорили въ началѣ. Весьма трудно изъясненіе божественныхъ тайнъ и быть можетъ лучше молчаніе. Но такъ какъ, трудолюбивѣйшій братъ, многія основанія побуждаютъ насъ посвятить сочиненіе свое, какъ бы нѣкій плодъ устъ и духовную жертву, то и не умедлю сдѣлать это, возложивъ надежду на Бога, умудряющаго слѣпцовъ и требующаго отъ насъ не того, что выше нашихъ силъ, но пріемлющаго какъ жертву и приношенія отъ бѣдныхъ. Такъ желающему принести даръ во всесожженіе Господу, какъ читается въ началѣ книги Левитъ, Законодатель повелѣлъ жертвовать тельцовъ. Но опредѣливъ этимъ мѣру прообразовательнаго ветхозавѣтнаго благочестія, Онъ потомъ уменьшаетъ ее, говоря, что тѣмъ, кои не имѣли бы достатка для такого дара, дóлжно приносить въ жертву мелкій скотъ [11]. Но зналъ Онъ конечно и то, что ужасная и безвыходная бѣдность можетъ заставить кого либо быть не въ состояніи и на такую жертву, почему и говоритъ: и принесетъ отъ горлицъ, или отъ голубовъ даръ свой (Лев. 1, 14). Но и еще болѣе бѣднаго, чѣмъ эти, и приходящаго съ еще менѣе цѣнными жертвами Онъ удостоиваетъ пріятія, ибо говоритъ: мука пшенична будетъ даръ его (Лев. 2, 1), назначая такимъ образомъ даръ, легко доступный, могу думать, всякому и не очень обременяющій даже и крайнюю бѣдность. Законодатель зналъ, что лучше конечно и превосходнѣе приносить хотя бы и немного плодовъ, чѣмъ совсѣмъ не приносить и, изъ стыда не показаться (въ этомъ) ниже другихъ, доходить до мысли о ненужноси почитать (жертвами) Владыку всяческихъ.

Вполнѣ убѣжденный всѣми этими основаніями и удаливъ изъ моей души боязливость, покровительницу молчанія, я буду думать, что дóлжно почитать моего Владыку тѣмъ, что есть у меня, — и, какъ бы нѣкую пшеничную муку, смоченную елеемъ, принесу питательное и пріятное читателямъ разсужденіе.

Начнемъ [12] съ писанія Іоанна, принимаясь хотя и за весьма великое дѣло, но не унывая по вѣрѣ. Безспорно надлежитъ сознаться, что мы скажемъ и изъяснимъ конечно менѣе того, чѣмъ должно. Но великая трудность этого писанія (евангелія Іоанна) или и, что вѣрнѣе, немощь нашего ума должны побуждать меня просить справедливаго извиненія въ этомъ. Повсюду направляя разсужденіе къ догматическому изслѣдованію, мы будемъ, по мѣрѣ силъ, опровергать лжемнѣнія ересеучителей, не простирая размѣры слова на столько, сколько возможно, но удаляя излишнее и стараясь удержаться въ должныхъ предѣлахъ.

Нижеслѣдующее обозначеніе главъ приведетъ въ ясность, о чемъ у насъ идетъ болѣе подробное разсужденіе, къ коимъ мы присоединили и цифры, чтобы читателямъ было удобнѣе находить искомое.

Примѣчанія:
[1] περι какъ въ греч. но слав. опускаетъ.
[2] Слав. приб.: единъ Ват. и др. мн., но Ал. и др. мн. опуск.
[3] αυτης, но Слав.: себѣ.
[4] επιβαλειν, но Слав.: возложивъ = επιβαλων какъ код. 53 у Holm.
[5] Слав.: но токмо (=αλλη какъ Ват. и др. но Ал. какъ св. Кир. да яси плодъ отъ нихъ απ’ αυτων и код. 53).
[6] Слав. приб.: есть.
[7] δρυμω и Алекс. и др. но Ват. и др.: αγρω.
[8] εισελϑειν, Слав.: еже внити.
[9] ου ϰαρποβρωτον εστι — букв.: не плодосъѣдобно есть.
[10] Св. Кир. приб. здѣсь: παν, но въ др. м. безъ этой прибавки, какъ и др. греч.
[11] овецъ, агнцевъ и козлищъ.
[12] Отсюда видно, что это былъ первый истолковательный трудъ Святаго Отца.

Печатается по изданію: Творенiя святаго Кирилла Александрiйскаго. Часть двѣнадцатая. / [Переводъ и примѣчанiя М. Д. Муретова]. – Сергiевъ Посадъ: Вторая типографiя А. И. Снегиревой, 1899. – С. 1-7. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, томъ 64.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0