Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 23 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Свт. Проклъ Константинопольскій († 446 г.)
Бесѣда на Святую Пасху.

Настоящее спасительное торжество столь чудно, что и обильнѣйшій въ словѣ витія не можетъ изобразить величіе онаго, и многорѣчивѣйшій языкъ, чувствуя свою неспособность достойно прославить благодѣянія Распятаго, долженъ умолкнуть, и признать свое безсиліе. Въ самомъ дѣлѣ, совершалось ли отъ начала вѣковъ что либо подобное тому, что мы нынѣ зримъ очами вѣры? Представляло ли воображеніе, помышлялъ ли умъ постигало ли чувство, изрекалъ ли языкъ, видѣло ли око, слышало ли ухо, что нибудь подобное тому, что Христосъ во плоти нынѣ даровалъ міру?

Никогда не зрѣло солнце, чтобы на древѣ совершилось осужденіе діавола. Никогда крестъ не избавлялъ твари отъ проклятія. Никогда цѣна искупленія всего міра не полагалась въ тридцать сребренниковъ. Никогда страданія Невиннаго и Непричастнаго грѣху не были очищеніемъ грѣховъ всего человѣчества. Никогда Жизнь не висѣла на древѣ, и Воплотившійся безъ сѣмени мужескаго не торжествовалъ надъ врагомъ. Никогда гробъ не воспринималъ въ себя Низложителя смерти. Никогда небо не облекалось мракомъ въ ясный полдень, дабы не зрѣть жестокаго поруганія, причиненнаго Богу, которое впрочемъ коснулось одной Его плоти. Никогда земля не украшалась такою гробницею, которая содѣлалась вмѣстилищемъ Жизни. Но что я говорю? это была не гробница, а брачный чертогъ! — Ибо положенный во гробѣ не видѣлъ истленія, но сошелъ въ оный для того, дабы торжествовать свой бракъ. Никогда природа, въ теченіи трехъ дней и трехъ ночей, не произращала плода воскресенія. Ибо Тотъ, Кто во чревѣ Дѣвы образовалъ себѣ плоть, одному только Ему извѣстнымъ способомъ, Самъ же и душу свою, разлучившуюся съ тѣломъ, паки соединилъ съ нимъ, и воскресилъ себя отъ мертвыхъ въ третій день. Тамъ рожденіе показывало, что Родившійся есть человѣкъ: а здѣсь гробъ свидѣтельствуетъ о могуществѣ Его, яко Бога. Никогда Агнецъ, подъявшій на себѣ грѣхи міра, не былъ возлагаемъ на жертвенникъ прежде, нежели Богъ принялъ зракъ раба, и Создатель непостижимымъ образомъ облекся въ естество своего созданія. Плоть Его есть жизнь, кровь — цѣна искупленія, духъ — запечатлѣніе, существо — Божественно и безначально!

Прекрасно сказалъ блаженный Павелъ: древняя мимоидоша, се быша вся нова (2 Кор. 5, 17). Новымъ, сдѣлалось небо; потому что Снизшедшій съ неба возпрославилъ его своимъ вознесеніемъ. Новою сдѣлалась земля; потому что освятилъ ее своимъ снизхожденіемъ Тотъ, Кто родился плотію въ ясляхъ. Обновилось море, потому что положены и оставлены на немъ такіе слѣды, кои не плоть оставила по себѣ, и не грѣхъ положилъ. Обновился міръ, потому что Господь освободилъ его отъ брани, и даровалъ ему всесовершенную тишину. Обновилось человѣчество, потому что Господь омылъ нечистоты его водою, и попалилъ ихъ огнемъ Святаго Духа. Новое образовалось и служеніе Богу: ибо теперь уже не курится дымъ отъ сожигаемыхъ жертвъ, и не совершается обрѣзаніе, но сіяетъ вѣра, которая хвалебными пѣснями прославляетъ Троицу Единосущную.

Предвозвѣщая сіи радостныя событія, пророкъ Исаія воскликнулъ: въ день оный возсіяетъ Богъ въ совѣтѣ со славою на земли (Ис. 4, 2)! — Въ какой день, скажи намъ, пророче? Въ тотъ день, когда Господь, воспріявъ плоть, одному только Ему извѣстнымъ образомъ, совершилъ безчисленныя чудеса; когда Дѣва, не познавшая мужа, родила таинственнаго Сына; когда милосердый и благопромыслительный о родѣ человѣческомъ Богъ пребывая неизмѣннымъ въ существѣ Своемъ, содѣлался человѣкомъ; когда смерть изпустила изъ челюстей своихъ Того, Кого поглотила, не вѣдая, кто Онъ; когда гробъ сталъ сокровищницею жизни и воскресенія, и плѣнъ — источникомъ свободы; кратко сказать, въ тотъ день, когда Богъ Слово, содѣлавшись человѣкомъ, распялся на крестѣ. Ибо здѣсь страдала одна плоть Его, а Божество обладало своимъ могуществомъ и властію.

Но изъясни намъ, пророче, какимъ образомъ Богъ возсіяетъ для живущихъ на земли? — Ужели подь одеждою человѣческаго естества, ужели во плоти? — Такъ, око наше не выдержало бы блистанія чистаго Божества, и діаволъ не вступилъ бы съ Нимъ въ борьбу. Смерть трепещетъ предъ Создателемъ, и не можетъ поглотить естества, непричастнаго тлѣнію. Адъ ужасается Бога, непокровеннаго плотію. Если и самые херувимы не смѣютъ взирать на Него, то не вострепещетъ ли предъ Нимъ преисподняя? Слѣдственно, Ему надлежало прикрыть свое Божество плотію, не потому впрочемъ, чтобы Самъ Онъ имѣлъ какую-либо нужду въ семъ покровѣ, но чтобы сокрыть въ себѣ Мстителя за нанесенную намъ обиду. Ему нужно было не покрывало Моисеево, коимъ заграждалась слава Божія отъ немощныхъ очей Израильтянъ (Исх. 34, 35); не завѣса, которая соткана была изъ разноцвѣтныхъ веществъ (Исх. 26, 31); не златая дщица, коею украшалась глава Первосвященника (Исх. 28, 36); не рукотворенные Херувимы, — сіи дивныя произведенія искусства (Исх. 25, 18): нѣтъ, Ему потребна была одежда овчая, дабы ею, какъ приманкою, привлечь къ себѣ, и поразить волка, жаждущага гибели человѣческой.

Но вотъ выступаетъ іудей, который съ упорнымъ ожесточеніемъ всегда противится Духу Святому, и язвительными словами поноситъ высокую проповѣдь пророка. Что же онъ пустословитъ? «Не вѣрю тому, — говоритъ онъ, — чтобы Богъ явился на землѣ; не вѣрю, чтобы Тотъ, Кого не возможно представить ни подъ какимъ образомъ, ни подъ какимъ видомъ, воспріялъ образъ и видъ человѣческій». О іудей! ты и Закону не покаряешься, и Пророковъ поносишь лживымъ языкомъ своимъ, и Евангеліе отвергаешь, и на Апостоловъ взираешь гордымъ окомъ. Итакъ, если ты не вѣришь имъ; то вопроси стихіи, и увидишь, что онѣ также наименуютъ Господомъ Того, Кто пострадалъ плотію. Скажи намъ, солнце, почему ты сокрыло лучи свои при распятіи Господа? Ужели потому, что Распятый былъ простой человѣкъ? Такъ надлежало бы тебѣ сдѣлать тоже и тогда, когда былъ умерщвляемъ праведный Авель. — Вопросимъ и небо. Скажи намъ, небо, отъ чего ты въ самый полдень облеклось мракомъ, когда іудеи пригвоздили ко кресту Господа? Ужели отъ того, что Распятый былъ простой человѣкъ? Почему же ты не сѣтовало, когда Навуѳей побиваемъ былъ камнями? — Вопросимъ и землю. Объяви намъ, земля, отъ чего ты вострепетала, когда враги Божіи съ нечестивою дерзостію совершали оное злодѣяніе? Ужели отъ того, что Пригвожденный ко кресту былъ простой человѣкъ? Почему же ты не трепетала тогда, когда видѣла, что Исаія, по повелѣнію Манассіи, былъ перепиленъ деревянною пилою? — Вопросимъ наконецъ и храмъ. Возвѣсти намъ, храмъ, почему ты, при распятіи Христовомъ, раздралъ свою завѣсу? Ужели потому, что Вознесенный на крестъ былъ простой человѣкъ? Почему же ты не раздралъ сей завѣсы въ то время, когда во внутренности твоей проливалась кровь Захаріи?

Вся тварь, не произнося словъ, отвѣтствуетъ и восклицаетъ: мы сѣтованіемъ своимъ проповѣдали Господа! Не о страданіи подобнаго намъ раба мы сѣтовали: нѣтъ, мы ужаснулись, видя, сколь жестокое оскорбленіе люди нанесли своему Богу. Небо вопіетъ: Богъ былъ Тотъ, Кто воспріялъ естество человѣческое, и плотію пригвожденъ былъ ко кресту; Кто Божественною властію преклонилъ меня, и снизшелъ на землю. Солнце вопіетъ: Господь мой былъ Тотъ, Кто плотію распялся на крестѣ; убоясь Его Божественнаго сіянія, я сокрыло лучи свои. Земля вопіетъ: Творецъ воплотившійся былъ Тотъ, Кого пригвоздили ко кресту; ибо хотя я вмѣстила плоть Его въ ясляхъ, но не могла объять Божественной силы Его. Море вопіеть: не рабъ, подобный мнѣ, былъ Тотъ, Кто плотію распялся на крестѣ; стопы Петра, который былъ такой же рабъ, какъ и я, отягощали хребетъ мой; но стопы Господа освящали мое естество. Храмъ вопіетъ: Тотъ, Кому издревле покланялись внутри меня, яко Богу, нынѣ облеченный плотію терпитъ жесточайшее озлобленіе, и я, ужаснувшись неистовства злодѣевъ, раздралъ свою завѣсу. Самый адъ вопіетъ: не простой человѣкъ былъ Тотъ, Кто сошелъ сюда; со мною случилось нѣчто новое и необычайное: я принялъ плѣнника, и обрѣлъ въ Немъ всемогущаго Бога!

Но ты, іудей, и стихіямъ не вѣришь? Вопросимъ же Силы небесныя: Ангелы, Архангелы, и всѣ небесныя Силы! возвѣстите намъ, кто есть Явившійся на землѣ и плотію Пригвоздившійся ко кресту? — И вотъ, всѣ они велегласно отвѣствуютъ намъ устами пророка Давида: Господъ силъ, Той есть Царь славы (Псал. 23, 10)! Аминь.

Печатается по изданiю: Святаго Прокла архіепископа Константинопольскаго, Бесѣда на Святую Пасху. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — СПб.: Въ Типографiи Медицинскаго Департамента Министерства Внутреннихъ Дѣлъ — 1835 г. — Часть II. — С. 3-11.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0