Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 30 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Блаж. Ѳеодоритъ Кирскій († 457 г.)
ТОЛКОВАНIЕ НА СТО ПЯТЬДЕСЯТЪ ПСАЛМОВЪ.

Изъясненіе псалма 9-го.

(1). Въ конецъ о тайныхъ [1] сына, псаломъ Давиду. Симмахъ перевелъ: побѣдная пѣснь о смерти сына; Акила: побѣдодавцу сына юности; а Ѳеодотіонъ: о цвѣтушей юности сына. Поэтому всѣ, упомянувъ согласно о сынѣ, научаютъ тѣмъ насъ, что и сей псаломъ содержитъ въ себѣ пророчество о побѣдѣ надъ смертію Владыки Христа; потому что, небоязненно и мужественно побѣдивъ грѣхъ, и смерти не давъ ни малаго повода къ уловленію Себя, сокрушилъ ея державу. Сокровенною же назвали Седмьдесятъ тайну сію; потому что она сокрыта была отъ всѣхъ прочихъ и отъ самыхъ Апостоловъ. Свидѣтель сему — Евангелистъ. Поелику Господь неоднократно говоритъ имъ: се восходимъ во Іерусалимъ, и Сынъ человѣческій преданъ будетъ на пропятіе, и убіютъ Его, и въ третій день воскреснетъ; то Евангелистъ присовокупилъ: и сіе было сокровенно отъ очей ихъ (Лук. 18, 31-34). Посему и блаженный Павелъ взываетъ; глаголемъ премудрость Божiю, въ тайнѣ сокровенную, юже никтоже отъ князей вѣка сего разумѣ: аще бо быша разумѣли, не быша Господа славы распяли (1 Кор. 2, 7. 8); и еще: тайну сокровенную отъ вѣкъ и отъ родовъ (Кол. 1, 26). Посему Седмьдесятъ справедливо смерть Сына наименовали тайною.

(2). Исповѣмся Тебѣ Господи всѣмъ сердцемъ моимъ, повѣмъ вся чудеса Твоя. (3). Возвеселюся и возрадуюся о Тебѣ: пою имени Твоему Вышній. Совершеннымъ свойственно Богу предоставлять все сердце и Ему посвящать весь умъ. Ибо сказано: возлюбиши Господа Бога твоего отъ всего сердца твоего и отъ всея души твоея, и всею крѣпостiю твоею, и всѣмъ помышленіемъ твоимъ (Лук. 10, 27). А кто дѣлитъ помыслы свои между мамоною и Богомъ, между Христомъ и золотомъ, между настоящею и будущею жизнію, тотъ не можетъ по правдѣ сказать: исповѣмся Тебѣ, Господи, всѣмъ сердцемъ моимъ. Пророкъ же, духовными очами прозрѣвая въ будушее, не только исповѣдуется всѣмъ сердцемъ, но и повѣдываетъ всѣ чудеса Божіи, дѣлая слушателей сообщниками пѣснопѣнія, желая пѣснословить единаго Благодѣтеля, и поводомъ къ радованію имѣть не богатство и владычество, не здравіе и крѣпость тѣла, но памятованіе о Богѣ. Ибо говоритъ: возвеселюся и возрадуюся о Тебѣ. Такъ и въ другомъ мѣстѣ сказалъ: помянухъ Бога и возвеселихся (Псал. 76, 4); и еще въ другомъ: веселитеся о Господѣ, и радуйтеся праведніи (Псал. 31, 11); и еще: возвеселится сердце ищущихъ Господа (Псал. 104, 3).

(4). Внегда возвратитися врагу моему вспять, изнемогутъ и погибнутъ отъ лица Твоего. Симмахъ перевелъ сіе такъ: буду пѣть имени Твоему, Вышній, когда враги мои будутъ обращены вспять, преткнутся и погибнутъ отъ лица Твоего. Ибо увидѣвъ, что непріязненные мнѣ сокрушены и обращены въ бѣгство, а потомъ взяты въ плѣнъ и преданы конечной гибели, буду пѣснословить Тебя, и не престану воспѣвать Твои благодѣянія. Сіе говоритъ Пророкъ о человѣческомъ естествѣ, какъ избавившійся отъ губителя, и по благодати Божіей пріобрѣтшій свободу. Ибо псаломъ сей не отъ лица Самого Спасителя, какъ предполагали нѣкоторые, но къ Нему паче, какъ къ Благодѣтелю, произносится ощутившими на себѣ Его благодѣянія, что показываютъ самыя выраженія псалма.

(5). Яко сотворилъ еси судъ мой, и прю мою. Какимъ же образомъ? Сѣлъ еси на престолѣ, судяй правду. И какой произнесъ приговоръ?

(6). Запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый, имя его потребилъ еси въ вѣкъ, и въ вѣкъ вѣка, то есть, не потерпѣлъ, чтобы долѣе оставался безъ призрѣнія человѣческій родъ, несчастно порабощенный злымъ мучителемъ; но подобно нѣкоему судіи, возсѣдшему на высокомъ нѣкоемъ престолѣ среди страшнаго судилища, наложилъ на него такое наказаніе, что память его предана будетъ конечному забвенію. А слова: запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый имѣютъ слѣдующій смыслъ: чрезъ священныхъ Апостоловъ, и бывшихъ послѣ нихъ проповѣдниковъ истины, преподалъ Ты язычникамъ божественные догматы. И поелику язычники приняли ихъ, и освободились отъ заблужденія; то погибе нечестивый, не имѣя у себя обольщенныхъ и покланяющихся ему. Такъ Павелъ и Варнава, когда Ликаоняне покушались принести жертву, запрещали сіе, взывая: мужіе, что сія творите? И мы подобострастни есмы вамъ человѣцы, отъ сихъ суетныхъ обращающіе васъ къ Богу (Дѣян. 14, 15). Такъ блаженный Павелъ выговаривалъ Галатамъ: о несмысленніи Галате, кто вы прельстилъ есть, имже предъ очима Іисусъ Христосъ преднаписанъ бысть распятъ (Гал. 3, 1). Такъ выговаривалъ и Коринѳянамъ: отнюдъ слышится въ васъ блуженіе, и таково блуженіе, яково же ни во языцѣхъ именуется (1 Кор. 5, 1). Посему запретилъ языкомъ, и погибе нечестивый, и имя его истребилъ въ вѣкъ вѣка. Совершенно уничтожены и конечному преданы забвенію нечестивые обряды, такъ что изъ живущихъ нынѣ никто и не знаетъ таинствъ нечестія.

(7). Врагу оскудѣша оружія въ конецъ, и грады разрушилъ еси. Врагъ лишился собственныхъ своихъ оружій, не имѣя у себя служителей нечестія. Которые самихъ себя предавали ему въ орудія, тѣ, перешедши нынѣ на противную сторону, ведутъ брань противъ него. И города, по сокрушеніи водворявшагося въ нихъ древле нечестія, пріяли на себя трудъ назидать благочестіе. Ибо невозможно было утвердить благочестіе, не сокрушивъ прежде нечестія. Сіе сказалъ и божественный Апостолъ: явися благодать Божія, спасительная всѣмъ человѣкомъ, наказующи насъ, да отвергшеся нечестія и мірскихъ похотей, цѣломудренно и благочестно поживемъ въ нынѣшнемъ вѣцѣ и т. д. (Тит. 2, 11). Такъ каждый не прежде воскресаетъ со Христомъ, какъ пріявъ общеніе въ смерти Его. Почему и говоритъ божественный Павелъ: аще бо снасаждени быхомъ подобію смерти Его, то и воскресенія будемъ (Рим. 6, 5); и еще: аще же умрохомъ, и живи будемъ. Такъ Богъ, сокрушивъ нечестіе враговъ, наздалъ благочестіе.

Погибе память его съ шумомъ. (8). И Господь во вѣкъ пребываетъ. Врагъ вверженъ въ видимую для всѣхъ и весьма явную погибель. Сіе и означаетъ выраженіе: съ шумомъ, взятое отъ домовъ, падающихъ во время землетрясенія и производящихъ великій трескъ. Богъ же и Владыка нашъ, говорить Пророкъ, имѣетъ вѣчную державу и негиблющее царство.

Уготова на судъ престолъ Свой. (9). И Той судити имать вселеннѣй въ правдѣ, судити имать людемъ въ правотѣ. Ибо не только въ настоящей жизни являетъ Свою силу, но и въ будущей откроетъ страшное свое судилище, судя на немъ всѣхъ людей, и воздавая каждому, чего достоинъ.

(10). И бысть Господь прибѣжище убогому, помощникъ въ благовременіихъ, во скорбехъ. Сіе: во благовременiихъ Акила перевелъ: во время, а Симмахъ: при времени. Показываетъ же слово сіе, что Господь совершилъ наше спасеніе въ благопотребное время. Ибо убогимъ Пророкъ называетъ человѣческое естество, по великой нищетѣ беззаконія. Благопотребность же сего времени указываетъ блаженный Павелъ; ибо говоритъ: егда быхомъ млади, подъ стихіями бѣхомъ міра порабощени: егда же пріиде кончина лѣта, посла Богъ Сына Своего, раждаемаго отъ жены, бываема подъ закономъ, да подзаконныя искупитъ, да всыновленіе воспрiимемъ (Гал. 4, 3-5).

(11). И да уповаютъ на Тя знающіи имя Твое: яко не оставилъ еси взыскающихъ Тя Господи. Да уповаютъ Акила и Симмахъ перевели: будутъ увѣрены, вмѣсто повелительнаго употребивъ опредѣленный образъ рѣчи. По содѣланіи Тобою сего спасенія, говоритъ Пророкъ, познавшіе Тебя, Творца и Бога, на Тебя будутъ возлагать надежды Свои.

(12). Пойте Господеви живущему въ Сіонѣ. Пророкъ сказалъ это, сообразно съ древнимъ мнѣніемъ Іудеевъ. Впрочемъ изъ апостольскаго ученія дознали мы, что есть и небесный Сіонъ. Ибо сказано: приступисте къ Сіонстѣй горѣ, и ко граду Бога живаго, Іерусалиму небесному (Евр. 12, 22).

Возвѣстите во языцѣхъ начинанiя Его. Реченіе: начинанія Симмахъ выразилъ: искусныя мѣры, Акила же: измѣненія. И дѣйствительно великое совершилось измѣненіе. Древніе враги сдѣлались друзьями, далекіе — близкими, рабы — сынами, бывшіе въ невѣдѣніи пріобрѣли вѣдѣніе, бывшіе во тмѣ теперь во свѣтѣ, мертвые имѣютъ упованіе жизни, нищіе стали наслѣдниками небеснаго царства. Іудеи содѣлались далекими, а язычники близкими, сыны — псами, а псы — сынами. Но и мѣры, употребленныя Спасителемъ, Боголѣпны; потому что даровано смертнымъ безсмертіе, смертію — жизнь, безчестіемъ — честь, проклятіемъ — благословеніе, крестомъ — спасеніе. Таковы искусныя мѣры, таковы начинанія Бога нашего.

(13). Яко взыскаяй крови ихъ помяну, не забы званiя убогихъ. Тотъ, говоритъ Пророкъ, кто надъ всѣмъ надзираетъ, и въ точности разыскиваетъ происходящее, видѣлъ, что діаволъ усиливается чрезъ обольщеніе умерщвлять людей, и потому пришелъ на помощь терпящимъ обиду. Сіе и означаютъ слова: не забы званія убогихъ. Ибо званіемъ называетъ здѣсь Пророкъ, не молитву и не прошеніе, но то жалкое состояніе, навлеченное грѣхомъ, въ которомъ постигаютъ и безвременная смерть, и плачъ, и бѣдствія.

(14). Помилуй мя Господи, виждь смиреніе мое отъ врагъ моихъ. Таково, говоритъ Пророкъ, было взываніе сѣтованій и воплей, заключавшее въ себѣ какъ бы нѣкое прошеніе объ избавленіи отъ обдержащихъ золъ.

Возносяй мя отъ вратъ смертныхъ: (15) яко да возвѣщу вся хвалы Твоя. Вотъ, говоритъ Пророкъ, конецъ всѣхъ благъ — избавленіе отъ тлѣнія и сокрушеніе смерти. Насладившись симъ, всегда будемъ пѣснословить благодѣянія Твои.

Во вратѣхъ дщере Сіони возрадуемся о спасеніи Твоемъ. Сіономъ называетъ Пророкъ небесный градъ, какъ научилъ насъ блаженный Павелъ (Евр 12, 22). Вратами же града именуетъ церкви, сущія по всей землѣ, чрезъ которыя вѣрующіе вошли въ оный градъ. Въ нихъ-то, говоритъ Пророкъ, радуясь и ликовствуя въ надеждѣ воскресенія, будемъ пѣснословить Виновника сихъ благъ. И поелику упомянулъ о сокрушеніи смерти; то кстати присовокупилъ:

(16). Углѣбоша языцы въ пагубѣ, юже сотвориша: въ сѣти сей, юже скрыша, увязе нога ихъ. (17). Знаемь есть Господь судьбы творяй: въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ. Словомъ языцы Пророкъ и здѣсь означаетъ полчище демоновъ, потому что, соорудивъ спасительный крестъ, чрезъ него лишились власти мучительствовать. И въ сѣти, юже скрыша, увязе нога ихъ, и въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ. Но если разсматриваемое изреченіе разумѣть о народахъ неувѣровавшихъ, предавшихъ смерти добропобѣдныхъ Апостоловъ и мучениковъ; то и въ такомъ случаѣ найдемъ истинность пророчества. Ибо чрезъ умерщвленіе ихъ утверждена проповѣдь благочестія, и болѣе, нежели сколько уловили они при жизни, плѣнено ими по смерти. И въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ, и познанъ Господь, творяй судъ, то есть, премудро и праведно домостроительствующій.

(18). Да возвратятся грѣшницы во адъ, вси языцы забывающіи Бога. (19). Яко не до конца забвенъ будетъ нищій, терпѣніе убогихъ не погибнетъ въ вѣкъ. Тѣ, говоритъ Пророкъ, которые не увѣровали по божественной проповѣди, весьма скоро будутъ преданы смерти, и низойдутъ во адъ, не причинивъ ни малаго вреда гонимымъ ими; потому что терпѣніе убогихъ не погибнетъ во вѣкъ. Ибо претерпѣвый до конца той спасенъ будетъ (Матѳ. 10, 22). И блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царствіе небесное (Матѳ. 5, 3). Потомъ, издали прозрѣвъ пророческими очами, какъ проповѣдники благочестія расхищаются злочестивыми, Давидъ молитвенно изрекаетъ:

(20). Воскресни Господи, да не крѣпится человѣкъ, да судятся языцы предъ Тобою. (21). Постави Господи законаположителя надъ ними, да разумѣютъ языцы, яко человѣцы суть. При семъ справедливо будетъ спросить кому-либо Іудеевъ, какого Законоположителя даровать умоляетъ здѣсь Пророкъ? Ибо великій Моѵсей, въ давнемъ еще времени бывшій служитель Божія законоположенія, кончилъ уже жизнь; другаго же законоположителя послѣ него не возставало (Втор. 34, 10). Если же оказывается, что никто другой не былъ поставленъ законоположителемъ, ни Іудеямъ, ни язычникамъ; то остается уразумѣтъ, что указуется Законоположителемъ язычниковъ Владыка Христосъ, который въ Священномъ Евангеліи взываетъ: речено бысть древнимъ: не убіеши. Азъ же глаголю вамъ: яко всякъ гнѣвайся на брата своего всуе, повиненъ есть суду. Речено бысть древнимъ: не прелюбы сотвориши. Азъ же глаголю вамъ: яко всякъ, иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ. (Матѳ. 5, 21, 28). А подобно сему и прочее. Поэтому Пророкъ умоляетъ Его, чтобы законоположеніе даровано было язычникамъ, и чтобы они, оставивъ жизнь звѣроподобную, узнали, яко человѣцы суть. Ибо человѣкъ, какъ говоритъ Пророкъ, въ чести сый не разумѣ, приложися скотомъ несмысленнымъ, и уподобися имъ (Псал. 48, 13). Почему и здѣсь сказано: да разумѣютъ языцы, яко человѣцы суть.

ПСАЛОМЪ ДЕСЯТЫЙ У ЕВРЕЕВЪ.

(22). Вскую Господи отстоя далече, презираеши во благовременіихъ, въ скорбехъ? (23). Внегда гордитися нечестивому, возгарается нищій: увязаютъ въ совѣтѣхъ, яже помышляютъ. Поелику не защищаешь обидимыхъ, то представляется, будто бы Ты, Владыка, далече отстоишь, и не взираешь на дѣла человѣческія. Обидимые же, какъ бы отъ нѣкоего огня, истаеваютъ отъ малодушія, видя высокомѣріе дѣлающихъ обиды. И весьма прилично о предающихся малодушію Пророкъ употребилъ слово: возгарается; потому что уподобляются они попаляемымъ огнемъ и какъ бы нѣкій дымъ, изъ устъ ихъ исходятъ воздыханія. Пророкъ говоритъ, что отъ малодушія произойдетъ для нихъ вредъ; потому что не помыслами благолѣпными водятся, но сомнѣваются въ Твоемъ Промыслѣ. Ибо сіе означаютъ слова: увязаютъ въ совѣтѣхъ, яже помышляютъ. И показывая тому причину, Пророкъ присовокупилъ:

(24). Яко хвалимь есть грѣшный въ похотѣхъ души своея, и обидяй благословимь есть. Производя тысячи золъ, пріобрѣтаютъ себѣ за это похвалы отъ льстецовъ.

(25). Раздражи Господа грѣшный: по множеству гнѣва своего. Здѣсь должно поставить знакъ препинанія, и потомъ присовокупить: не взыщетъ, въ такомъ значеніи: раздражи Господа, говоря: не взыщетъ. Предавшись безумію и неистовству, какъ будто никто не надзираетъ надъ нимъ, устремляется на всякое беззаконіе, и не помнитъ, что Судія взыщетъ за сдѣланное. Потомъ Пророкъ выражаетъ сіе яснѣе:

Нѣсть Бога предъ нимъ. Какая же сему причина?

(26). Оскверняются путіе его на всяко время: отъемлются судьбы Твоя отъ лица его. Совершенно пренебрегаетъ законы Твои, все время проводитъ въ беззаконіи.

Всѣми враги своими обладаетъ. Однако же, и такъ поступая, благоуспѣваетъ. Потомъ Пророкъ изображаетъ чрезмѣрность гордыни.

(27). Рече бо въ сердцѣ своемъ: не подвижуся отъ рода въ родъ безъ зла. Яснѣе перевелъ это Симмахъ: не совращусь въ родъ и родъ, не буду терпѣть зла. Такой предается онъ дерзости, и думаетъ, что не подвергнется ничему худому, утопая въ порокахъ всякаго рода.

(28). Егоже клятвы уста его полна суть, и горести, и льсти: подъ языкомъ его трудъ и болѣзнь; потому что строитъ козни, ухищряется на зло, всю жизнь проводитъ въ умыслахъ противъ убогихъ.

(29). Присѣдитъ въ ловительствѣ съ богатыми, въ тайныхъ, еже убити неповиннаго. Засѣдая въ собраніяхъ и въ сонмищахъ, уготовляетъ невиннымъ какія-либо сѣти и уловленія.

Очи его на нищаго презираетѣ. (30). Ловитъ въ тайнѣ, яко левъ во оградѣ своей: ловитъ, еже восхитити нищаго, внегда привлещи и. (31). Въ сѣти своей смиритъ его. Какъ левъ озирается туда и сюда, ища себѣ добычи; такъ и онъ день и ночь придумываетъ средства къ хищенію и лихоимству. Однако же преклонится и падетъ, внегда ему обладати убогими. Когда надъ всѣми восторжествуетъ; никакъ не избѣгнетъ челюстей смерти, но подобно другимъ сойдетъ въ могилу.

(32). Рече бо въ сердцѣ своемъ: забы Богъ, отврати лице Свое, да не видитъ до конца. Нисколько не помогутъ ему злочестивыя слова, безбожные помыслы; но на самомъ дѣлѣ узнаетъ, что Правитель всяческихъ назираетъ за дѣлами человѣческими. Злочестивыми словами сими крайне огорчившись, Пророкъ снова превращаетъ рѣчь свою въ молитву, и говоритъ:

(33). Воскресни Господи Боже мой, да вознесется рука Твоя, незабуди убогихъ Твоихъ до конца. Поелику предающіеся злочестію и беззаконію самыми дѣлами какъ бы говорятъ: Богъ забылъ; то научи ихъ опытомъ, что не забываешь Ты, не отвращаешь лица Своего, но имѣешь попеченіе объ обидимыхъ. И еще болѣе оскорбившись хулами злочестивыхъ, Пророкъ присовокупилъ:

(34). Чесо ради прогнѣва нечестивый Бога? Рече бо въ сердцѣ своемъ: не взыщетъ. Но хотя и тысячу разъ помышляетъ объ этомъ; Ты видишь.

(35). Видиши, яко Ты болѣзнь и яросшь смотряеши, да преданъ будетъ въ руцѣ Твои. Такъ раздѣлилъ слова сiи и Симмахъ: видишь, потому что призираешь на трудъ и раздраженіе, и Акила: знаешь, потому что обращаешь взоръ на трудъ и раздраженіе. Хотя преданные злочестію, говоритъ Пророкъ, тысячу разъ будутъ утверждать, что не взираешь Ты на дѣла человѣческія, но мы знаемъ, что смотришь и призираешь на ихъ беззаконія, и подвергнешь ихъ достойному наказанію. Ибо Тебѣ оставленъ есть нищій, сиру Ты буди помощникъ. Посему умоляю Тебя:

(36). Сокруши мышцу грѣшному и лукавому. А сіе будетъ, если восхощешь только взыскать грѣхъ его. Если же будетъ сіе сдѣлано; то немедленно окажется онъ безсильнымъ, и преданъ будетъ конечной погибели. Ибо сіе выразилъ Пророкъ, сказавъ: взыщется грѣхъ его, и не обрящется, по причинѣ самаго грѣха. Но яснѣе сказалъ это Симмахъ: взыщется нечестіе его, чтобы не обрѣстись ему; потому что, какъ скоро будетъ разыскано и объявлено нечестіе, нечестивый погибнетъ.

(37). Господь царь во вѣкъ и въ вѣкъ вѣка. Поелику злочестивые говорили, что Богъ не взыскиваетъ, не смотритъ; то пророческое слово кстати научаетъ, что Богъ будетъ царствовать, и не просто царствовать, но въ вѣкъ вѣка. Царю же свойственно промышлять о подданныхъ.

Погибнете языцы отъ земли Его, языцы, преданные беззаконію, непріявшіе спасительной проповѣди.

(38). Желаніе убогихъ услышалъ еси Господи, уготованію сердца ихъ внятъ ухо Твое. Слово: уготованіе Симмахъ замѣнилъ словомъ: намѣреніе. Ты въ точности знаешь, говоритъ Пророкъ, чего вожделѣваютъ нищіе, и какое имѣютъ намѣреніе. Потомъ означаетъ сіе яснѣе.

(39). Суди сиру и смирену. Сего, говоритъ Пророкъ, желаетъ каждый изъ обидимыхъ.

Да не приложитъ ктому величатися человѣкъ на земли. Когда будутъ наказаны живущіе нечестиво и беззаконно; будетъ отъ того великая польза для другихъ людей, потому что, взирая на нихъ, не осмѣлятся и сами поступать подобно имъ. Пророкъ же не просто присоединилъ сіе къ настоящему псалму, но во-первыхъ съ намѣреніемъ показать, въ какомъ состояніи былъ древле человѣческій родъ, и какъ Единородное Божіе Слово, вочеловѣчившись, благовременно приложило къ язвамъ потребныя врачевства; а сверхъ сего Пророкъ учитъ, что не восхотѣвшихъ сколько либо воспользоваться симъ благодѣяніемъ Богъ всяческихъ предастъ тягчайшимъ казнямъ въ день втораго пришествія.

Примѣчаніе:
[1] Ὑπὲρ τῶν κρυϕίων, о сокровенныхъ.

Печатается по изданію: Творенiя блаженнаго Ѳеодорита, епископа Кирскаго. Часть вторая. — М.: Въ типографiи В. Готье, 1856. — С. 49-62. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, томъ 27.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0