Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 17 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

V ВѢКЪ

Блаж. Ѳеодоритъ Кирскій († 457 г.)
ТОЛКОВАНIЕ НА СТО ПЯТЬДЕСЯТЪ ПСАЛМОВЪ.

Изъясненіе псалма 118-го.

Аллилуія. Божественный Давидъ много различныхъ перемѣнъ имѣлъ въ жизни, и бѣгствомъ спасался отъ враговъ, и въ бѣгство обращалъ враговъ, впадалъ въ горести, и потомъ велъ жизнь радостную; проходилъ путь божественный, и претыкался въ шествіи, и снова слѣдовалъ Божественнымъ законамъ. Поэтому все сіе собралъ во едино въ настоящемъ псалмѣ, и всѣ молитвы, какія при каждомъ обстоятельствѣ приносимы были имъ Богу, приведя въ одинъ стройный составъ, предложилъ людямъ единое полезное ученіе, и въ сказанномъ имъ показываетъ, какъ можно преуспѣвать въ дѣятельной добродѣтели. Не оставляетъ же безъ особеннаго вниманія и точности догматовъ, но къ нравственнымъ урокамъ присоединяетъ ученіе и объ оныхъ. А потому псалма сего достаточно къ тому, чтобы желающихъ совершенной добродѣтели усовершить въ ней, живущихъ въ разсѣянности возбудить къ тщанію, воодушевить упадающихъ въ духѣ, исправить нерадивыхъ, и однимъ словомъ, противъ различныхъ человѣческихъ немощей дать всякаго рода врачество.

(1). Блажени непорочніи въ пути. Пророкъ ублажаетъ тѣхъ, которые неуклонно шествуютъ путемъ царскимъ, и слѣдуя внушеніямъ закона, не совращаются ни въ правую, ни въ лѣвую сторону. Кто же сіи блаженные, показываетъ далѣе.

Ходящіи въ законѣ Господни. Ибо жительствующимъ сообразно съ законами Божіими принадлежитъ непорочность. А путемь Пророкъ именуетъ жизнь, которую всѣ мы проходимъ отъ рожденія до гроба.

(2). Блажени испытающіи свидѣнія Его, всѣмъ сердцемъ взыщутъ Его. Еще объясняя осмнадцатый псаломъ, сказали мы, чѣмъ различаются законъ, свидѣнія, оправданія, судьбы, заповѣди. Впрочемъ кратко напомянемъ сказанное тамъ. Закономъ Пророкъ называетъ законъ, данный Богомъ всяческихъ чрезъ божественнаго Моисея; заповѣдями и повелѣніями — тотъ же опять законъ, какъ царственно преподанный и постановленный; оправданіями, какъ имѣющій силу оправдывать исполняющаго оный; судьбами же, какъ указующій Божественныя опредѣленія и достойныя воздаянія живущимъ законно и противозаконно; и свидѣніями, какъ свидѣтельствующій и показывающій, какимъ наказаніямъ подвергнутся преступающіе законъ. Посему и здѣсь Пророкъ ублажаетъ тѣхъ, которые непрестанно испытываютъ свидѣнія Божіи; и всѣмъ сердцемъ взыскуютъ Бога. Но сіе возможно не всякому, а только достигшему самаго верха добродѣтели; ибо таковый не дѣлитъ ума своего на помышленія и о Богѣ, и о житейскихъ попеченіяхъ, но всего себя посвящаетъ Богу.

(3). Не дѣлающіи бо беззаконія, въ путехъ Его ходиша. Сіе раздѣленіе сдѣлалъ Пророкъ и въ первомъ псалмѣ. Ибо тамъ, ублаживъ поучающагося въ законѣ Господни дни и ночи, и показавъ плодъ сего изученія, присовокупилъ: не тако нечестивіи, не тако (Псал. 1, 4). Посему и здѣсь, ублаживъ непорочныхъ, показываетъ, что дѣлатели беззаконія уготовали себѣ иной путь, а оставили путь уложенный Богомъ.

(4). Ты заповѣдалъ еси заповѣди Твоя сохранити зѣло. Сіе повелѣваетъ Владыка и въ законѣ, и у Пророковъ, и въ священномъ Евангеліи; все божественное Писаніе исполнено таковаго законоположенія, потому что предписываетъ не просто сохранять заповѣди, но сохранять зѣло, то-есть, во всей точности.

(5). Да бы исправилися путіе мои, сохранити оправданія Твоя. Поэтому, говоритъ Пророкъ, умоляю, чтобы закономъ Твоимъ, какъ бы нѣкіимъ правиломъ, исправленъ былъ путь мой, и соблюдалъ я оправданія Твои. Показывая же плодъ сего, прибавляетъ:

(6). Тогда не постыжуся, внегда призрѣти ми на вся заповѣди Твоя. Ибо плодъ законопреступленія есть стыдъ. Такъ сказалъ и божественный Апостолъ: кiй убо тогда имѣсте плодъ, о нихже нынѣ стыдитеся (Рим. 6, 21)? А исполняющіе всѣ Божіи заповѣди имѣютъ дерзновеніе въ совѣсти.

(7). Исповѣмся Тебѣ въ правости сердца, внегда научитимися судбамъ правды Твоея. Пророкъ исповѣданіемъ называетъ благодареніе. Тогда, говоритъ, въ состояніи буду принести чистую пѣснь; когда познаю всѣ суды Твои, и буду жить согласно съ оными.

(8). Оправданія Твоя сохраню: не остави мене до зѣла. Божественная Благодать не рѣдко оставляетъ иныхъ ненадолго, направляя и сіе къ ихъ же пользѣ. Такъ великій Илія, бывъ оставленъ, впалъ въ боязнь, и дозналъ немощь естества человѣческаго, но вскорѣ снова пріялъ Божественную благодать. Такъ божественный Петръ отвергшись поползнулся, но вскорѣ подкрѣпилъ его Владыка. А Іуда, вовсе лишившись Божія о немъ промышленія, содѣлался готовою добычею непріязненнаго. И блаженный Давидъ оставленъ былъ послѣ грѣха своего, и впалъ въ тяжкія бѣдствія; но снова воспріялъ дерзновеніе къ Богу, и сподобился Его попеченія. А Саулъ, совершенно лишившись онаго, остался безъ благодати Духа, и вступилъ въ союзъ съ духомъ лукавымъ. Посему, Пророкъ не безъ причины умоляетъ о томъ, чтобы не быть ему оставленнымъ до зѣла, то-есть, чтобы вовсе не быть лишеннымъ промышляющей о немъ благодати.

(9). Въ чесомъ исправитъ юнѣйшій путь свой? Внегда сохранити словеса Твоя. Юность непостоянна и удобопреклонна къ пороку; потому что обуревается разными волненіями страстей. Посему имѣетъ нужду въ путеводителѣ, который бы направлялъ ее къ пристани. А это свойственно словесамъ Божіимъ, потому что они, отвращая отъ путей противныхъ, достаточны къ тому, чтобы направить и наставить на путь Божественный. Что для молодого коня узда и ѣздокъ, то для юноши Божественное слово.

(10). Всѣмъ сердцемъ моимъ взыскахъ Тебе: не отрини мене отъ заповѣдей Твоихъ. Многіе взыскуютъ Бога, но не всѣмъ сердцемъ, потому что удѣляютъ оное не только на заботы о дѣлахъ житейскихъ, но и на неприличныя пожеланія, зависть, обманы, злоумышленіе противъ ближнихъ. А любитель Божественнаго весь умъ посвящаетъ Богу, и постановляетъ себя въ зависимость отъ Его промысла.

(11). Въ сердцѣ моемъ скрыхь словеса Твоя, яко да не согрѣшу Тебѣ. Пріобрѣтшій себѣ золото, или серебро, или драгоцѣнные камни, не кладетъ ихъ на виду, но сокрываетъ во внутреннихъ клетяхъ и храминахъ, чтобы избѣгли рукъ татей. — Такъ стяжавшій богатство добродѣтели скрываетъ оное въ душѣ, чтобы по причинѣ тщеславія не расхитили его грабители душъ. Даетъ же пророческое слово и другій урокъ; ибо повелѣваетъ не всѣмъ предлагать словеса Божіи. Сказано: не дадите святая псомъ: ни пометайте бисеръ вашихъ предъ свиніями (Матѳ 7, 6).

(12). Благословенъ еси Господи, научи мя оправданіемъ Твоимъ; то-есть, кротокъ Ты и человѣколюбивъ, и достоинъ пѣснопѣнія всѣхъ. Посему умоляю Тебя, позволь мнѣ дознать отъ Тебя, чѣмъ можно оправдаться.

(13). Устнама моима возвѣстихъ вся судьбы устъ Твоихъ. Ибо что дознаю отъ благости Твоей, тому научу невѣдущихъ.

(14). На пути свидѣній Твоихъ насладихся, яко о всякомъ богатствѣ. Многотруденъ путь добродѣтели, но весьма вожделенъ для совершенныхъ. Потому и сказалъ Владыка Христосъ: возмите иго Мое на себе: иго бо Мое благо, и бремя мое легко есть (Матѳ. 11, 29-30). Сіе изрекло и пророческое слово, а именно: стяжаніе свидѣній Твоихъ пріятнѣе для меня всякаго богатства. Сіе: о всякомъ богатствѣ прибавлено не безъ намѣренія, но даетъ разумѣть богатство всякаго рода; потому что видовъ богатства много. Богатымъ именуется имѣющій у себя, кто — золото, кто — серебро, кто — много земли, или усаженной деревами, или засѣянной, а кто — много скота. Но Пророкъ все сіе беретъ въ совокупности, и сравнивъ съ Божіими свидѣніями, говоритъ, что ему достолюбезны Божіи свидѣнія, какъ богатолюбивымъ всѣ виды богатства.

(15). Въ заповѣдехъ Твоихъ поглумлюся, и уразумѣю пути Твоя. Поэтому, говоритъ Пророкъ, непрестанно буду упражняться въ поученіи словесамъ Твоимъ, и по Твоимъ путямъ совершать шествіе свое.

(16). Во оправданіихъ Твоихъ поучуся: не забуду словесъ Твоихъ. Сохраню въ себѣ незабвенную память словесъ Твоихъ.

(17). Воздаждь рабу Твоему. Не всякій въ состояніи сказать это. Кто имѣетъ лукавую совѣсть, тотъ не побуждаетъ судію къ воздаянію. А кто водится чистыми помыслами, тотъ съ дерзновеніемъ произнесетъ слова сіи.

Живи мя, и сохраню словеса Твоя. Пользуясь Твоею помощію, избѣгну грѣховной смерти, и обрѣту жизнь въ словесахъ Твоихъ.

(18). Открый очи мои, и уразумѣю чудеса отъ закона Твоего. Не всѣ, читающіе словеса Божіи, уразумѣваютъ чудеса ихъ, но только озаряемые свыше. О семъ и блаженный Павелъ сказалъ: внегда же обратятся ко Господу, взимается покрывало, Господь же Духъ есть (2 Кор. 3, 16-17). И Апостолъ, озаряемый Божественнымъ свѣтомъ, по праву взывалъ: мы же вси откровеннымъ лицемъ славу Господню взирающе, въ тойже образъ преобразуемся отъ славы въ славу, якоже отъ Господня Духа (2 Кор. 3, 18). А намъ надлежитъ умолять Владыку, чтобы, снявъ покрывало съ очей ума нашего, показалъ намъ силу Божественныхъ словесъ.

(19). Пришлецъ азъ есмь на земли: не скрый отъ мене заповѣди Твоя. На землѣ мы не постоянные жители, но пришельцы, потому что, проживъ малое время, преходимъ въ жизнь иную. Но не всѣ желаютъ знать это: иные гордятся настоящими благами, какъ постоянными и прочными. А кто наставленъ въ Божественномъ, тотъ знаетъ скоротечность жизни; потому именуетъ себя пришельцемъ, и молитъ Бога, чтобы не оставаться ему въ невѣдѣніи заповѣдей Божіихъ.

(20). Возлюби душа моя возжелати судбы Твоя на всякое время. Многіе вожделѣваютъ Божіихь судебъ, и желаютъ Царства небеснаго, но не всегда; иногда услаждаются Божественнымъ, а иногда слѣдуютъ тѣлеснымъ страстямъ. Пророку же вожделѣнно непрестанно имѣть сіе желаніе.

(21). Запретилъ еси гордымъ. Небрегущіе о Божественныхъ законахъ впадаютъ въ недугъ гордыни; но пріемлютъ наказаніе отъ праведнаго Судіи. Сему подверглись Авессаломъ, Саулъ, Фараонъ, Сеннахиримъ, Навуходоносоръ и тысячи другихъ. Пророкъ зная сіе, какъ Пророкъ, присовокупилъ:

Прокляти уклоняющіися отъ заповѣдей Твоихъ. Сію клятву и законъ налагаетъ на преступниковъ. Ибо говоритъ: проклятъ всякъ, иже не пребудетъ въ томъ, что положено въ книгѣ закона, еже творити я (Втор. 27, 26).

(22). Отыми отъ мене поношеніе и уничиженіе, яко свидѣній Твоихъ взыскахъ. Пророка поносилъ Навалъ; назвалъ его рабомъ, бѣглецемъ; поносили его Геѳеи. Скорбя о семъ, умоляетъ онъ, чтобы избавиться ему отъ поношеній, какъ взыскавшему Божіихъ свидѣній. Посему настоящее изрѣченіе не можетъ быть приложено къ поношеніямъ Семея; потому что тѣ были послѣ грѣха; а Наваловы и другихъ прежде грѣха.

(23). Ибо сѣдоша князи, и на мя клеветаху. И Саулъ, и Авениръ, и Ахитофелъ, и Авессаломъ злословили Давида.

Рабъ же Твой глумляшеся во оправданіихъ Твоихъ. Признавая Твое владычество, размышлялъ я о Твоихъ оправданiяхъ.

(24). Ибо свидѣнія Твоя поученіе мое есть, и совѣты мои оправданія Твоя. Отвергнувъ всякое человѣческое наставленіе, послѣдую Твоимъ урокамъ.

(25). Прилпе земли душа моя. Пророкъ выразилъ симъ избытокъ смиренія. Ибо такъ сказалъ и въ псалмѣ сорокъ третьемъ: яко смирися въ персть душа наша, прильпе земли утроба наша (Псал. 43, 26).

Живи мя по словеси Твоему. Пророкъ проситъ не жизни неопредѣленно, но жизни сообразной съ закономъ.

(26). Пути моя возвѣстихъ и услышалъ мя еси: научи мя оправданіемъ Твоимъ. Всѣ поступки мои открылъ я Тебѣ, Владыка; и не позволилъ себѣ чтó либо мое скрыть отъ Тебя. Посему склонись на мои прошенія; умоляю же о томъ, чтобы въ точности дознать мнѣ оправданія Твои.

(27). Путь оправданій Твоихъ вразуми ми, и поглумлюся въ чудесѣхъ Твоихъ. Нужно намъ Божественное разумѣніе, чтобы по закону Божію успѣвать въ добродѣтели, и водящемуся человѣколюбіемъ не имѣть въ виду тщеславія, подвижнику не домогаться человѣческой похвалы, цѣломудренному, не изъ стыда невоздержной жизни, но изъ любви къ добродѣтели, хранить цѣломудріе. Посему Пророкъ справедливо умоляетъ о томъ, чтобы ему стать причастнымъ Божественнаго разумѣнія и познать путь правды.

(28). Воздрема душа моя отъ унынія, утверди мя въ словесѣхъ Твоихъ. Частое прираженіе грѣха разслабляетъ нерѣдко силу помысловъ, дѣлаетъ, что подвижникъ начинаетъ утомляться, производитъ въ немъ такъ называемое уныніе; разслабѣвающая же душа преклоняется къ сну, а сонъ наводитъ смерть. Посему Пророкъ проситъ утвердить и укрѣпить его. Сіе сказалъ онъ и въ другомъ псалмѣ: просвѣти очи мои: да не когда усну въ смерть (Псал. 12, 4), называя смертію грѣхъ.

(29). Путь неправды отстави отъ мене, и закономъ Твоимъ помилуй мя. (30). Путь истины изволихъ: и судьбы Твоя не забыхъ. И сіе прошеніе необходимо; потому что у Бога всяческихъ надлежитъ намъ просить помощи на то, чтобы уклоняться отъ пути нечестія, предпочитать хожденіе во истинѣ и имѣть незабвенную память о Божіихъ свидѣніяхъ.

(31). Прилѣпихся свидѣніямъ Твоимъ Господи, не посрами мене. Пророкъ сказалъ не просто: слѣдовалъ, но: прилѣпихся, то-есть, и краткое время не отвлекалъ отъ нихъ помысла своего. Старается же пожать плодъ такого расположенія никогда не испытывать на опытѣ стыда.

(32). Путь заповѣдей Твоихъ текохъ, егда разширилъ еси сердце мое. Настоитъ потребность въ томъ и другомъ: и въ нашемъ усердіи, и въ Божіемъ промышленіи; потому что благодать Божія не дается неимѣющимъ добраго усердія, и человѣческое естество не можетъ преуспѣвать въ добродѣтели безъ помощи свыше. Сіе и показываетъ Пророкъ, говоря: путемъ заповѣдей Твоихъ я текъ безпрепятственно, отъ Тебя пользуясь удобствомъ въ семъ теченіи. Ибо сіе удобство назвалъ онъ широтою. И въ другомъ мѣстѣ говоритъ: въ скорби распространилъ мя еси (Псал. 4, 2); и еще: уширилъ еси стопы моя подо мною, и не изнемогостѣ плеснѣ мои (17, 37).

(33). Законоположи мнѣ Господи путь оправданій Твоихъ, ѝ взыщу ѝ выну. Вмѣсто: законоположи, Симмахъ сказалъ: укажи, а Акила и Ѳеодотіонъ: освѣти. Всегда, говоритъ Пророкъ, имѣю нужду въ Твоемъ озареніи и законоположеніи, чтобы знать путь Твоихъ оправданій и шествовать по нему безпрепятственно.

(34). Вразуми мя, и испытаю законъ Твой, и сохраню ѝ всѣмъ сердцемъ моимъ. И Господь повелѣлъ испытывать Писанія (Іоан. 5, 39). Но испытующимъ потребно озареніе свыше, чтобы и найдти искомое, и сохранить найденное.

(35). Настави мя на стезю заповѣдей Твоихъ, яко тую восхотѣхъ. Не просто проситъ, чтобы Богъ всяческихъ содѣлался его руководителемъ въ пути, но показываетъ стремленіе свое къ шествію путемъ симъ.

(36). Приклони сердце мое во свидѣнія Твоя, а не въ лихоимство. Вода обыкновенно стремится по склону, и какъ скоро находитъ гдѣ выходъ, стекаетъ туда вся. Такъ послѣ того, какъ діаволъ открылъ путь ко грѣху, человѣческое естество устремилось къ худшему. Посему весьма прилично Пророкъ умоляетъ о томъ, чтобы сердце его приклонено было въ свидѣнія Божіи, и избѣжало поводовъ испытать стремленіе къ иному.

(37). Отврати очи мои еже не видѣти суеты. Безполезное и ни къ чему не служащее суетно: а таковы мнимыя пріятности въ жизни. Такъ именуетъ их и премудрый Соломонъ: суета суетствiй, всяческая суета (Еккл. 1, 2). И пересказавъ, какъ созидалъ онъ домы, насаждалъ сады, устроялъ купели водныя, присовокупилъ: и се вся суета, и произволенiе духа (Еккл. 2, 11). Посему Пророкъ умоляетъ, чтобы очи ума его склонились къ иному созерцанію, и не обольщались суетою настоящаго.

Въ пути твоемъ живи мя. Даруй мнѣ вести жизнь по Твоимъ законамъ.

(38). Постави рабу Твоему слово Твое въ страхъ Твой. Содѣлай меня твердымъ въ словесахъ Твоихъ, неизмѣнно охраняя страхомъ Твоимъ; то-есть, пусть будетъ на мнѣ страхъ Твой, содержа меня въ боязни, и не попуская мнѣ уклониться отъ словесъ Твоихъ.

(39). Отъими поношенiе Мое, еже непщевахъ: яко судьбы Твоя благи. Акила, вмѣсто: непщевахъ, сказалъ: укрывался; такъ перевелъ и Ѳеодотіонъ; а Симмахъ: которое для меня страшно. Разумѣетъ же здѣсь Пророкъ поношеніе, навлекаемое грѣхомъ. Отъ сего-то онъ укрывался, сего страшился и проводилъ боязливую жизнь. Посему и присовокупилъ, не какъ обычно ему: судебъ Твоихъ взыскалъ, или судьбы Твои сохранилъ; но: яко судьбы Твоя благи. Ибо не только угрожаешь наказаніемъ согрѣшающимъ, но и обѣщаешь спасеніе кающимся. Судьбами же назвалъ Пророкъ правдивыя Божіи опредѣленія.

(40). Се возжелахъ заповѣди Твоя: въ правдѣ Твоей живи мя. Мнѣ, который желаю этого, даруй жить въ правдѣ.

(41). И да пріидетъ на мя милость Твоя Господи. Ибо всѣ мы имѣемъ нужду въ Божіемъ человѣколюбіи; даже и тотъ, кто достигъ самой крайней высоты добродѣтели, непрестанно имѣетъ въ немъ нужду.

Спасеніе Твое по словеси Твоему. (42). И отвѣщаю поношающимъ ми слово. Даруй, Владыка, спасеніе, которое обѣтовалъ Ты въ священныхъ словесахъ Твоихъ, чтобы съ дерзновеніемъ начать мнѣ рѣчь съ смѣющимися надо мною; потому что, кто бѣдствуетъ, тотъ молча выслушиваетъ дѣлаемыя ему укоризны; а кто живетъ въ радости, тотъ самъ обличаетъ укоряющихъ его злобно.

Яко уповахъ на словеса Твоя. Твое обѣтованіе поддерживаетъ меня; съ этою надеждою совершаю путь.

(43). И не отъими отъ устъ моихъ словесе истинна до зѣла, яко на судьбы Твоя уповахъ. Пророкъ учитъ насъ любить истину и съ великимъ усердіемъ просить оной у Бога всяческихъ.

(44). И сохраню законъ Твой выну, въ вѣкъ и въ вѣкъ вѣка. Въ такомъ случаѣ буду усерднѣе къ храненію законовъ Твоихъ. А словами: въ вѣкъ, и въ вѣкъ вѣка Пророкъ далъ разумѣть жизнь будущую, въ которой всѣмъ дано будетъ чистое и полное храненіе законовъ Божіихъ.

(45). И хождахъ въ широтѣ, яко заповѣди Твоя взыскахъ. (46). И глаголахъ о свидѣніихъ Твоихъ предъ цари, и не стыдяхся. Съ великимъ удобствомъ, говоритъ Пророкъ, совершалъ я путь, и живя по заповѣдямъ Твоимъ, не боялся царскаго могущества, и съ великимъ дерзновеніемъ обращалъ рѣчь и къ царямъ, потому что жизнь, согласная съ закономъ, дѣлаетъ человѣка дерзновеннымъ. Свидѣтель сему и великій Давидъ; потому что прежде грѣхопаденія съ великимъ дерзновеніемъ говорилъ предъ Сауломъ; а послѣ грѣха спасался бегствомъ отъ сына отцеубійцы, шелъ поникнувъ въ землю и покрывъ главу. И великій Илія, твердо полагаясь на правду, обличалъ злочестіе Ахаавово. Такъ божественный Даніилъ сказалъ Навуходоносору: и теперь, царю, совѣтъ мой да будетъ угоденъ тебѣ, и грѣхи твоя милостынями искупи, и неправды твоя щедротами убогихъ (Дан. 4, 24). Такъ и божественный Павелъ вѣщалъ Агриппѣ, Фесту и Феликсу. Такъ добропобѣдные мученики ни во что ставили царей злочестивыхъ.

(47). И поучахся въ заповѣдехъ Твоихъ, яже возлюбихъ зѣло. (48). И воздвигохъ руцѣ мои къ заповѣдемъ Твоимъ, яже возлюбихъ. Ибо Царство Божіе не въ словеси, но въ силѣ (2 Кор. 4, 8). Яже сотворитъ и научитъ, сей велій наречется въ Царствіи небеснѣмъ (Матѳ. 5, 19). Посему и божественный Пророкъ къ наученію присоединилъ и дѣятельность. Ибо сказавъ; поучахся въ заповѣдехъ Твоихъ, яже возлюбихъ зѣло, и показавъ горячую любовь, присовокупилъ: и воздвигохъ руцѣ мои къ заповѣдемъ Твоимь, яже возлюбихъ. Ибо чему научился изъ словесъ Божіихъ, то исполнилъ и въ самыхъ дѣлахъ. Не слышателіе бо закона праведни предъ Богомъ, говоритъ божественный Апостолъ, но творцы закона оправдятся (Рим. 2, 13).

И глумляхся во оправданіихъ Твоихъ; потому что непрестанно занимался размышленіемъ о нихъ.

(49). Помяни словеса Твоя рабу Твоему, ихже упованіе далъ еси мнѣ. Богъ, законополагая, обѣщалъ и благоволеніе Свое хранящимъ законъ, и наказаніе законопреступникамъ. Посему Пророкъ умоляя Бога, воспомянуть обѣщанія Свои, говоритъ: Ты Самъ научилъ меня возлагать на нихъ надежду. И показывая пользу надежды, присовокупилъ:

(50). То мя утѣши во смиреніи моемъ, яко слово Твое живи мя. Надежду сію имѣлъ я утѣшеніемъ въ напастяхъ, и ею поддерживаемый, переплылъ волны.

(51). Гордіи законопреступоваху до зѣла; отъ закона же Твоего не уклонихся. Пророкъ гордыми называетъ Саула, Авессалома, царя Аммонитскаго, противозаконно поступившаго съ посланникомъ Давидовымъ. Но какъ они, говоритъ, возлюбили жизнь беззаконную, такъ я слѣдовалъ Твоимъ законамъ. Тоже могли сказать и добропобѣдные мученики, претерпѣвъ страшныя и жестокія мученія отъ безчеловѣчныхъ и жестокихъ мучителей.

(52). Помянухъ судьбы Твоя отъ вѣка Господи, и утѣшихся. Ибо привелъ я себѣ на мысль, что было съ Авелемъ, Авраамомъ, Исаакомъ, Іаковомъ, Іосифомъ, Іовомъ, Моѵсеемъ, какъ попущено было впадать имъ въ различныя искушенія, и какъ содѣлалъ Ты ихъ въ послѣдствіи славными и знаменитыми, и въ этомъ почерпнулъ для себя достаточное утѣшеніе.

(53). Печаль пріятъ мя отъ грѣшникъ оставляющихъ законъ Твой. Въ злостраданіяхъ утѣшался я памятованіемъ судебъ Твоихъ. Впрочемъ предавался печали, и не преставалъ скорбѣть, видя, что многіе небоязненно преступаютъ законы Твои.

(54). Пѣта бяху мнѣ оправданія Твоя, на мѣстѣ пришельствія моего. Блаженный Давидъ, гонимый Сауломъ, жилъ въ преселеніи у иноплеменниковъ. Но думаю, что пришельствіемъ называетъ онъ не это время, а цѣлую жизнь; потому что проводилъ оную, не какъ постоянный житель, но какъ пришелецъ, и воспѣвая Божія оправданія, совершалъ путь жизни. Ибо и прочіе переводчики истолковали сіе такъ: пѣснопѣніями были для меня всѣ опредѣленія Твои на мѣстѣ пришельствія моего.

(55). Помянухъ въ нощи имя Твое Господи, и сохранихъ законъ Твой. Ликъ Святыхъ, всегда воставая ночью, и молится и пѣснословитъ Бога всяческихъ. Но думаю, что ночью именуется здѣсь время искушеній: потому что приноситъ оно мракъ, и подобно ночи, постигаетъ людей. Въ сіе-то время преимущественно необходимо памятованіе о Богѣ всяческихъ; оно утѣшаетъ, ободряетъ и отражаетъ противные помыслы.

(56). Сей бысть мнѣ, яко оправданій Твоихъ взыскахъ. Это, говоритъ Пророкъ, привело меня въ состояніе одержать верхъ и избрать для себя стяжаніе Твоихъ оправданій.

(57). Часть моя еси Господи, рѣхъ сохранити законъ Твой. Не для всѣхъ Богъ есть часть, но для любящихъ совершенное. Такъ былъ Онъ частію и жребіемъ священниковъ и левитовъ; ибо сказано: сынамъ Левіинымъ да не будетъ части посреди братій ихъ, часть ихъ Я Господь (Числ. 18, 1-2). Такъ и въ псалмѣ пятнадцатомъ сказалъ Пророкъ: Господь часть достоянія моего, и чаши моея (Псал. 15, 5). Такъ и здѣсь говоритъ: презирая все иное, и обиліе, и богатство, Тебя имѣю частію; потому и стараюсь сохранять законы Твои.

(58). Помолихся лицу Твоему всѣмъ сердцемъ моимъ. Пророкъ вездѣ присовокупляетъ слова сіи: всѣмъ сердцемъ моимъ, и въ этомъ повинуясь закону. Ибо такъ заповѣдалъ Богъ всяческихъ: возлюбиши Господа Бога твоего отъ всего сердца твоего, и отъ всея души твоея, и всею крѣпостію твоею, и отъ всея силы твоея (Втор. 6, 5; Лук. 10, 27).

Помилуй мя по словеси Твоему. Умоляетъ не о томъ, чтобы безусловно быть помилованнымъ, но и о томъ, чтобы улучить милость по Божію слову. Такъ и благоразумный больной скажетъ врачу: какъ знаешь, какъ требуетъ искусство, врачуй меня. Такъ и благоразумный пловецъ скажетъ кормчему: по законамъ искусства правь ладіею, и какъ велитъ наука, владѣй кормиломъ. Такъ надлежитъ и намъ просить Божіей милости. Ибо Тотъ, Кого просимъ, знаетъ, какъ помиловать; нерѣдко и посредствомъ вразумленія содѣлываетъ Онъ спасеніе, и наказаніе бываетъ дѣломъ Его человѣколюбія. Такъ врачъ сѣчетъ и прижигаетъ, чтобы страждущаго сдѣлать здоровымъ. Такъ и намъ надобно просить милости, потому что иногда и съ убожествомъ подается намъ милость, и въ насылаемой немощи оказывается человѣколюбіе, и, какъ говорятъ врачи, противнымъ врачуется противное.

(59). Помыслихъ пути Твоя, и возвратихъ нозѣ мои во свидѣнія Твоя. Въ еврейскомъ же читается: пути мои; такъ перевели и другіе переводчики и Семьдесятъ въ эксаплахъ. Сказуетъ же Пророкъ: вникая въ пути мои, направлялъ я ноги свои къ свидѣніямъ Твоимъ, не позволяя имъ уклоняться отъ пути, ведущаго къ Тебѣ.

(60). Уготовихся и не смутихся, сохранити заповѣди Твоя. Ибо, приведя себя въ готовность встрѣчать прираженія бѣдствій, не подвергался я обуреванію и при внезапномъ прираженіи. Такъ божественный Даніилъ, такъ блаженные отроки, такъ досточудные Маккавеи, такъ всѣ мученики Спасителя преодолѣвали прираженія злочестивыхъ. Сіе повелѣваетъ и Господь въ священномъ Евангеліи: бдите, яко не вѣсте въ кій часъ тать пріидетъ (Матѳ. 24, 42-43).

(61). Ужя грѣшникъ обязашася мнѣ: и закона Твоего не забыхъ. Козни или демоновъ, или людей, Пророкъ назвалъ ужами, поводомъ къ сему образу рѣчи взявъ затягиваемый узелъ. Такъ сказалъ и Исаія: горе привлачающимъ грѣхи свои, яко ужемъ долгимъ (Ис. 5, 18). Когда сіи ужя, говоритъ Пророкъ, крѣпко были на мнѣ затянуты, не оставлялъ я памятованія о Божіемъ законѣ. Потомъ объясняетъ и причину памятованія.

(62) Полунощи востахъ исповѣдатися Тебѣ о судьбахъ правды Твоея; потому что не днемъ только, но и ночью, даже въ самую полночь, когда наипаче великое наслажденіе приноситъ людямъ сонъ, не преставалъ я пѣснословить Тебя, и восхвалять правдивыя Твои опредѣленія. Такъ и божественный Апостолъ, вмѣстѣ съ Силою, когда, послѣ біенія и бичеванія, ноги ихъ забиты были въ кладѣ, съ молитвою срастворяли пѣснопѣніе, и пожали плодъ добраго бдѣнія; потому что сподобились Божіихъ щедротъ (Дѣян. 16, 24).

(63). Причастникъ азъ есмь всѣмъ боящимся Тебе, и хранящимъ заповѣди Твоя. А Симмахъ вмѣсто: причастникъ, сказалъ: союзникъ; переводчикъ же сирскій: другъ. Ибо отвращаясь тѣхъ, которые избираютъ противное законамъ Твоимъ, сообщниками и близкими къ себѣ имѣлъ поставляющихъ выше всего страхъ Божій и вознамѣрившихся жить согласно съ закономъ. Сіе сказалъ Пророкъ и въ другомъ псалмѣ: мнѣ же зѣло честни быша друзи Твои Боже (Псал 138, 17).

(64). Милости Твоея Господи исполнь земля: оправданіемъ Твоимъ научи мя. Пророкъ говоритъ: на всѣхъ обильно изливаешь Ты источники милости; сіяешь солнце Твое на злыя и благія, дождишь на праведныя и неправедныя (Матѳ. 5, 46), не на всякъ день наводишь гнѣвъ (Псал. 7, 12), но долготерпѣливымъ пребываешь и къ тѣмъ, которые подрываютъ взаимное согласіе супруговъ, обагряются неправедною кровію, или присвояютъ себѣ непринадлежащее имъ, или оскверняютъ языкъ хулами, и отваживаются на иное какое-либо беззаконіе. Посему, оказывая такъ много человѣколюбія, и меня, Владыка, сподоби онаго, даровавъ мнѣ вѣдѣніе оправданій Твоихъ.

(65). Благость сотворилъ еси съ рабомъ Твоимъ Господи по словеси Твоему. Извѣдалъ я опытомъ благость Твою; почему умоляю о томъ, чтобы и еще сподобиться мнѣ оной, и испрашиваю того, чтобы и впередъ жить мнѣ по Твоимъ законамъ.

(66). Благости и наказанію и разуму научи мя, яко заповѣдемъ Твоимъ вѣровахъ. Пророкъ зналъ полъзу наказанія, зналъ, что Владыка налагаетъ оное на людей, водясь человѣколюбіемъ; поэтому и проситъ, чтобы и ему извѣдать на себѣ оное, потому что Богъ по благости налагаегъ наказаніе, а наказаніе производитъ вѣдѣніе. Такъ и Пророкъ Іеремія умоляетъ: накажи насъ Господи, обаче въ судѣ, а не въ ярости, да не умаленныхъ насъ сотвориши (Іер. 10, 24). Такъ и больной, желая здоровья, требуетъ, чтобы рѣзали ножемъ и прижигали. Потомъ Пророкъ показываетъ, изъ чего позналъ онъ пользу наказанія.

(67). Прежде даже не смиритимися, азъ прегрѣшихъ: сего ради слово Твое сохранихъ. Самъ я на себя, говоритъ Пророкъ, навлекъ наказаніе; въ опредѣленіи о моемъ наказаніи нѣтъ ни малой несправедливости; за грѣхомъ послѣдовало наказаніе; за наказаніемъ — храненіе законовъ. Былъ я боленъ, потерпѣлъ отъ врача сѣченіе, и сталъ здоровъ.

(68). Благъ еси Ты Господи. Дѣйствительно Ты благъ и человѣколюбивъ.

И благостію Твоею научи мя оправданіемъ Твоимъ. Поэтому съ упованіемъ прошу, чтобы пріять мнѣ отъ Тебя вѣдѣніе оправданій Твоихъ.

(69). Умножися на мя неправда гордыхъ: азъ же всѣмъ сердцемъ моимъ испытаю заповѣди Твоя. Водимые высокомѣріемъ соплетаютъ мнѣ всякаго рода козни, однако не увлекаюсь въ ихъ беззаконіе, сообразуясь съ Твоими заповѣдями.

(70). Усырися яко млеко сердце ихъ: азъ же закону Твоему поучихся. Сіе сходно съ пророческимъ изреченіемъ: одебелѣ бо сердце людей сихъ, и ушима тяжко слышаша, и очи смѣжиша (Ис. 6, 10); сходно и съ тѣмъ, что въ книгѣ Исхода сказано о Фараонѣ: ожесточися сердце Фараоново (Исх. 8, 19). Посему Пророкъ говоритъ: они имѣютъ упорное сердце, и сами мягкость его претворили въ грубость, подобно тому, какъ сгущаютъ и усыряютъ молоко; а я таялъ, поучаясь закону Твоему.

(71). Благо мнѣ, яко смирилъ мя еси, яко да научуся оправданіемъ Твоимъ. Пророкъ восписуетъ Врачу благодарность за врачевства жестокія, дознавъ, что ими возвращено здравіе.

(72). Благъ мнѣ законъ устъ Твоихъ, паче тысящь злата и сребра. Если и былъ я лишенъ царства сыномъ, то наказаніе сіе возвратило мнѣ законъ Твой, который драгоцѣннѣе для меня всякаго богатства.

(73). Руцѣ Твои сотвористѣ мя, и создастѣ мя, и научуся заповѣдемъ Твоимъ. Пророкъ напоминаетъ Творцу особенную любовь Его къ естеству человѣческому. Ибо сказуется, что сотворивъ все словомъ, Самъ Онъ образовалъ естество человѣческое, не руками дѣйствовавъ, потому что безплотенъ, но показавъ большее расположеніе къ сей твари. Посему умоляетъ Сотворшаго, чтобы далъ разумѣніе твари Своей.

(74). Боящіися Тебе узрятъ мя и возвеселятся; яко на словеса Твоя уповахъ. Поводомъ къ веселію буду я для благочестивыхъ, говоритъ Пророкъ; потому что на Тебя уповалъ, и достигъ соотвѣтствующаго сему упованію конца.

(75). Разумѣхъ Господи, яко правда судьбы Твоя, и воистину смирилъ мя еси. Пророкъ говоритъ это, преимущественно изъявляя благопризнательность свою. Знаю въ точности, говоритъ онъ, что право и правдиво произнесъ Ты приговоръ надо мною, и подвергъ меня всякаго рода напастямъ.

(76). Буди же милость Твоя Господи, да утѣшитъ мя. Но время уже человѣколюбію и утѣшенію.

По словеси Твоему рабу Твоему. Ибо кающимся обѣтовалъ Ты благословеніе Свое. Сіе сказалъ Богъ и устами Исаіи: егда возвратишися и воздохнеши, тогда спасешися (Ис. 30, 15). И устами Малахіи взываетъ: обратитеся ко Мнѣ, и обращуся къ вамъ (Мал. 3, 7).

(77). Да пріидутъ мнѣ щедроты Твоя, и живъ буду, яко законъ Твой поученіе мое есть. Пророкъ, лишившись Божія благоволенія, почитаетъ себя мертвымъ; посему умоляетъ, чтобы ему, какбы снова ожить по Божію человѣколюбію.

(78). Да постыдятся гордіи, яко неправедно беззаконноваша на мя: азъ же поглумлюся въ заповѣдехъ Твоихъ. Пророкъ не проклинаетъ враговъ, но молится за нихъ; потому что стыдъ пролагаетъ путь ко спасенію. Почему, какимъ врачествомъ воспользовался самъ, желаетъ и имъ имѣть оное.

(79). Да обратятся ко мнѣ боящіися Тебе и вѣдящіи свидѣнія Твоя. Поелику, по причинѣ грѣха, сталъ далекъ отъ лика праведныхъ, и всѣ они, равно какъ и Богъ, отвратились отъ него; то умоляетъ о томъ, чтобы снова быть въ единеніи и имѣть общеніе съ праведными. Яснѣе выразилъ это Симмахъ: да возвратятъ меня боящіеся Тебя.

(80). Буди сердце мое непорочно во оправданіихъ Твоихъ, яко да не постыжуся. Желаетъ имѣть сердце свободное отъ того, что укоризненно; потому что такое сердце избавлено отъ стыда. Посему-то и въ самомъ началѣ псалма ублажилъ непорочныхъ.

(81). Исчезаетъ во спасеніе Твое душа моя, на словеса Твоя уповахъ. Сильно чего либо желающіе, но лишаемые желаемаго, говорятъ о себѣ, что какъ бы исчезаютъ. Такъ бываетъ съ томимыми сильною жаждою и не имѣющими воды. Такъ бываетъ съ тѣми, которые съ часу на часъ ждутъ возвращенія кого либо изъ знакомыхъ, и не видя его прибытія, истаеваютъ отъ желанія. Такъ и борющіеся съ какими-либо несчастіями и ожидающіе Божія благоволенія, когда видятъ замедленіе онаго, какъ-бы исчезаютъ.

(82). Исчезоша очи мои въ слово Твое, глаголюще: когда утѣшиши мя? Здѣсь словомъ называется и Божіе обѣтованіе, и Богодухновенное Писаніе. Посему исчезаетъ не только тотъ, кто ожидаетъ исполненія Божія обѣтованія и прекращенія облежащихъ его золъ; но и тотъ, кто читаетъ словеса Божіи, и желаетъ въ точности дознать смыслъ ихъ, въ обрѣтеніи же онаго предполагаетъ для себя утѣшеніе и ободреніе.

(83). Зане быхъ яко мѣхъ на сланѣ: оправданій Твоихъ не забыхъ. Мѣхъ нагрѣваясь дѣлается мягкимъ, и раздуваясь разширяется, а на снѣгу твердѣетъ и и сжимается. Такъ и тѣлесная природа отъ роскоши умягчается, ширится и востаетъ на душу; подвижническимъ же злостраданіемъ смиряется и сгнѣтается. Свидѣтель сему Павелъ, который взываетъ: но умерщвляю тѣло мое и порабощаю, да не како, инымъ проповѣдуя, самъ неключимъ буду (1 Кор. 9, 27). Такъ и Пророкъ, поелику, гонимый Сауломъ, препобѣждалъ въ себѣ страсти, а насладившись миромъ, потерпѣлъ вредъ отъ востанія сластолюбивыхъ пожеланій; то смиривъ тѣло, обновилъ въ себѣ памятованіе Божіихъ законовъ.

(84). Колико есть дней раба Твоего? когда сотвориши ми отъ гонящихъ мя судъ? Пророкъ говоритъ: кратко время жизни человѣческой; ибо дніе лѣтъ нашихъ, въ нихже семдесятъ лѣтъ (Псал. 89, 10). Посему, когда разсудишь меня и избавишь отъ непріязненныхъ?

(85). Повѣдаша мнѣ законопреступницы глумленія, но не яко законъ Твой, Господи. Они совѣтовали Пророку умертвить враговъ; но Пророкъ, повинуясь Божію закону, ожидалъ Божія опредѣленія. И намъ весьма полезно ученіе, заключающееся въ словахъ сихъ; потому что надлежитъ бѣгать не только языческихъ басней и іудейскаго невѣрія, но и хульныхъ еретическихъ ученій.

(86). Вся заповѣди Твоя истина. Предпочитаю законъ Твой; потому что вижу всѣ заповѣди Твои украшенными истиною.

Неправедно погнаша мя, помози ми. (87) Вмалѣ не скончаша мене на земли: азъ же не оставихъ заповѣдей Твоихъ. Велика неправда, говоритъ Пророкъ, велико могущество непріязненныхъ мнѣ; едва не лишили они меня и самой жизни.

(88). По милости Твоей живи мя, и сохраню свидѣнія устъ Твоихъ. Пророкъ слово свое украсилъ смиренномудріемъ; потому что, не какъ воздаянія за правду, просилъ жизни, но умолялъ о томъ, чтобы пріять ее какъ даръ милости, обѣщаясь хранить свидѣнія Божіи.

(89). Во вѣкъ Господи слово Твое пребываетъ на небеси. Тебѣ, Владыка, говоритъ Пророкъ, все удобно и возможно: потому что повелѣніе Твое хранятъ неподвижные своды небесъ. Тоже сказалъ онъ и въ псалмѣ сто сорокъ осьмомъ: постави я въ вѣкъ и въ вѣкъ вѣка: повелѣніе положи, и не мимоидетъ (Псал. 148, 6). А вмѣстѣ съ симъ даетъ разумѣть, что сонмы Ангеловъ, обитающіе на небѣ, хранятъ Божій законъ и свободны отъ всякаго преступленія.

(90). Въ родъ и родъ истина Твоя. Ея сохранилъ Ты іудейскому роду, и другому послѣ него наставшему. Разумѣетъ же народъ изъ язычниковъ, улучившій спасеніе отъ Спасителя нашего Іисуса Христа.

Основалъ еси землю, и пребываетъ. (91). Учиненіемъ Твоимъ пребываетъ день. Землѣ далъ Ты долговѣчность, и она пребываетъ, какъ повелѣлъ Ты. День отдѣлилъ Ты отъ ночи, и идутъ они по законамъ Твоимъ.

Яко всяческая работа Тебѣ. Все Тебѣ служитъ и повинуется Твоимъ мановеніямъ; потому что Ты — Создатель всяческихъ.

(92). Яко аще бы не законъ Твой поученіе мое былъ, тогда убо погиблъ быхъ во смиреніи моемъ. Сіе можно сказать всякому изъ благочестивыхъ, впадающему въ бѣдствія: и Іосифу, избѣгшему рабства, прелюбодѣянія и клеветы, и Даніилу, получившему запрещеніе молиться, и тремъ отрокамъ, принуждаемымъ кланяться истукану, и побѣдоноснымъ мученикамъ, претерпѣвшимъ всѣ роды казней. Справедливо же говорилъ сіе блаженный Давидъ, изгнанный Сауломъ и принужденный жить съ иноплеменниками и съ людьми злочестивыми. Онъ пріобщился бы къ нечестію ихъ, если бы не поучался непрестанно Божіимъ законамъ.

(93). Во вѣкъ не забуду оправданій Твоихъ, яко въ нихъ оживилъ мя еси. Дознавъ опытомъ, что Твои оправданія даютъ жизнь, соблюду неизгладимое о нихъ памятованіе.

(94). Твой есмь азъ, спаси мя: яко оправданій Твоихь взыскахъ. Не всѣ можемъ говорить это. Кто рабъ грѣху, тотъ лжетъ, именуя себя рабомъ Божіимъ. Имже бо кто побѣжденъ бываетъ, сему и работенъ есть (2 Петр. 2, 19). Посему, если избавившись отъ грѣха, рѣшились слѣдовать Божіимъ законамъ; то можемъ и мы выразиться словами Пророка.

(95). Меня ждаша грѣшницы погубити мя: свидѣнія Твоя разумѣхъ. Вмѣсто: ждаша, Симмахъ и Ѳеодотіонъ сказали: надѣялись. Хотя имѣли они надежду предать меня смерти; но, внимая свидѣніямъ Твоимъ, пріобрѣлъ я этимъ жизнь.

(96). Всякія кончины видѣхъ конецъ: широка заповѣдь Твоя зѣло. А Симмахъ перевелъ такъ: всякаго уготовленія видѣлъ я конецъ, весьма обширна заповѣдь Твоя. Все человѣческое, говоритъ Пророкъ, и богатство, и обиліе, и могущество, и правительственная власть, и военачальство, и самоуправство, и царство имѣютъ конецъ, и конецъ скорый; а заповѣдь Твоя широка и негиблема, и хранящимъ оную доставляетъ безконечную и вѣчную жизнь, блага, не подлежащія никакому измѣненію.

(97). Коль возлюбихъ законъ Твой Господи, весь день поученіе мое есть. Не всякій, исполняющій Божій законъ, исполняетъ его по любви, но иные исполняютъ изъ боязни и страха наказанія, а иные домогаясь славы отъ людей, искренніе же любители добродѣтели, изъ расположенія къ добру, стараются исполнять Божіи повелѣнія.

(98). Паче врагъ моихъ умудрилъ мя еси заповѣдію Твоею, яко въ вѣкъ моя есть. Пророкъ исповѣдавъ, что пламенно любитъ законъ Божій, приписываетъ все Божіей благодати, и говоритъ: отъ Тебя пріявъ премудрость и вѣдѣніе, возлюбилъ я законъ Твой; потому что мнѣ далъ Ты познаніе большее, нежели врагамъ. Посему они стараются умертвить меня, а я не хочу даже мстить обидчикамъ; потому что представляю въ умѣ вѣчную пользу добродѣтели.

(99). Паче всѣхъ учащихъ мя разумѣхъ, яко свидѣнія Твоя поученіе мое есть. (100). Паче старецъ разумѣхъ, яко заповеди Твоя взыскахъ. Царямъ свойственно учить, а подданнымъ — учиться. Царствовалъ Саулъ, и былъ старше лѣтами; однакоже ни царская власть, ни преимущество возраста не сдѣлали его цѣломудреннымъ, но возжелалъ онъ умертвить благодѣтеля. А великій Давидъ, принадлежа еще къ числу подданныхъ и находясь въ юномъ возрастѣ, возлюбилъ любомудріе, и не восхотѣлъ, ни самъ поднять руки для обиды, ни мстить обидящимъ.

(101). Отъ всякаго пути лукава возбранихъ ногамъ моимъ, яко да сохраню словеса Твоя. Ибо невозможно вдругъ идти двумя путями, путемъ непотребства и цѣломудрія, правоты и неправды. Но должно избѣгать путей противоположныхъ, и идти путемъ правымъ. Такимъ только образомъ можно сдѣлаться хранителями Божіихъ законовъ.

(102). Отъ судебъ Твоихъ не уклонихся, яко Ты законоположилъ ми еси. Ибо зная, что Ты — Законоположникъ оныхъ, со всѣмъ расположеніемъ возлюбилъ я судьбы Твои.

(103). Коль сладки гортани моему словеса Твоя паче меда устомъ моимъ. Не столько сладость меда пріятна ощущенію устъ моихъ, сколько увеселяетъ душу мою размышленіе о словесахъ Твоихъ. Пророкъ упомянулъ гортань, какъ орудіе слова, а посредствомъ слова образуется и мысль. Душа, употребивъ то и другое, извлекаетъ изъ сего пользу.

(104). Отъ заповѣдей Твоихъ разумѣхъ: сего ради возненавидѣхъ всякъ путь неправды. Уразумѣвъ, что благоугодно Тебѣ, отвращался я всѣхъ видовъ порока.

(105). Свѣтильникъ ногама моима законъ Твой, и свѣтъ стезямъ моимъ. Ибо не во тмѣ хожу, какъ свѣтильникомъ озаряемый закономъ Твоимъ. Надобно знать, что законъ именуется свѣтильникомъ, а Спаситель и Господь нашъ — солнцемъ правды; потому что законъ, подобно свѣтильнику, едва просвѣщалъ одинъ народъ, а Спаситель просвѣтилъ цѣлую вселенную. Такъ и божественнаго Іоанна Владыка Христосъ назвалъ свѣтильникомъ, какъ еще въ нощи явившагося Іудеямъ. Потомъ же возсіялъ Свѣтъ истинный, Иже просвѣщаетъ всякаго человѣка, грядущаго въ міръ (Іоан. 1, 9). И священныхъ Апостоловъ назвалъ Онъ свѣтомъ (Матѳ. 5, 14), какъ пріобщившихся онаго Свѣта, и просвѣтившихъ ученіемъ своимъ всѣхъ людей.

(106). Кляхся и поставихъ сохранити судьбы правды Твоея. Пророкъ клятвою наименовалъ твердое рѣшеніе души; потому что большая часть дѣлъ подтверждается клятвою.

(107). Смирихся до зѣла: Господи живи мя по словеси Твоему. Пророкъ не просто сказалъ; смирился, но: смирихся до зѣла и говоритъ это, будучи царемъ и Пророкомъ, имѣя пріобрѣтенное добродѣтелію дерзновеніе, изобилуя богатствомъ и покоривъ себѣ враговъ. Но никогда не хотѣлъ онъ возлагать надежду ни на мудрость, ни на мужество, ни на правду. И прося жизни у Могущаго дать оную, проситъ не жизни безусловно, но жизни разумной, сообразной съ закономъ, въ законѣ Божіемъ обрѣтающей славу свою.

(108). Вольная устъ моихъ благоволи же Господи, и судьбамъ Твоимъ научи мя. Большую часть преспѣяній въ добродѣтели предписываютъ божественные законы, но нѣчто присовокупляетъ отъ себя и доброе произволеніе. Такъ и жертвы были и узаконенныя, и произвольныя. Ибо жертвы о грѣхѣ и преступленіи, и жертвы о невѣдѣніи повелѣвалъ приносить законъ, и онѣ, какъ нѣкій долгъ, воздаваемы были Богу. Жертвы же, приносимыя по щедрости добраго произволенія, именовались дарами. Такъ и нынѣ цѣломудріе и правду предписываетъ евангельское слово, а дѣвство и воздержаніе въ брачной жизни, нестяжательность, отшельническая жизнь, пребываніе въ пустыняхъ, суть дѣла добраго произволенія, не включающіяся въ предѣлахъ закона. Посему, Пророкъ таковыя дѣла назвалъ вольными; потому что не подлежатъ они необходимости законовъ, но суть плодъ боголюбиваго произволенiя, и справедливо называются вольними.

(109). Душа моя въ руку Твоею выну, и закона Твоего не забыхъ. Ибо, хранимый Твоимъ промысломъ, удалилъ я отъ себя забвеніе законовъ Твоихъ.

(110). Положиша грѣшницы сѣть мнѣ, и отъ заповѣдей Твоихъ не заблудихъ. Много и люди и демоны соплетаютъ всякаго рода козней, но я рѣшился идти неблазненнымъ путемъ заповѣдей Твоихъ.

(111). Наслѣдовахъ свидѣнія Твоя въ вѣкъ, яко радованіе сердца моего суть. Будучи увѣренъ, что свидѣнія Твои суть вѣчное и некрадомое наслѣдіе, пріобрѣтенію оныхъ радуюсь и веселюсь.

(112). Приклонихъ сердце мое сотворити оправданія Твоя въ вѣкъ за воздаяніе. Самоопредѣляемость души подобна вѣсамъ; а вѣсы держитъ пріявшій владычество умъ. Посему, если умъ предается помысламъ благочестивымъ; то вѣсы необходимо склоняются къ лучшему. Такъ и я поступалъ, говоритъ Пророкъ: приклонихъ сердце мое сотворити оправданія Твоя въ вѣкъ за воздаяніе. Усмотрѣвъ происходящую отъ сего пользу, охотно принималъ я для сего труды. И объясняя, какъ предпочиталъ онъ божественное, присовокупилъ;

(113). Законопреступныя возненавидѣхъ; законъ же Твой возлюбихъ. Отринувъ помыслы внушающіе нарушеніе закона, предпочелъ имъ законъ Твой.

(114). Помощникъ мой и заступникъ мой еси Ты: на словеса Твоя уповахъ. Преуспѣвалъ же я въ этомъ не безъ Твоей помощи, но пользуясь Твоимъ содѣйствіемъ и питаясь надеждою на Тебя.

(115). Уклонитеся отъ мене лукавнующіи, и испытаю заповѣди Бога моего. Я, говоритъ Пророкъ, помысламъ непристойнымъ, покушавшимся присовѣтывать что либо худое, отвѣчалъ слѣдующее: не предлагайте мнѣ ни одного подобнаго совѣта; потому что предпочтительна для меня жизнь сообразная съ Божіими заповѣдями. Не просто же буду имъ слѣдовать, но испытаю ихъ во всей точности, чтобы ни что въ нихъ не укрылось отъ меня, и исполнено было мною все, что заповѣдалъ Господь всяческихъ.

(116). Заступи мя по словеси Твоему и живъ буду: и не посрами мене отъ чаянія моего. Посему, промышленія Твоего сподобь меня, принявшаго это намѣреніе, чтобы, обманувшись въ надеждѣ, не быть мнѣ исполненнымъ стыда. Подъ словомъ Пророкъ разумѣетъ здѣсь обѣтованіе, и говоритъ: даруй мнѣ обѣтованное спасеніе.

(117). Помози ми, и спасуся, и поучуся во оправданіихъ Твоихъ выну. Ибо приложу попеченіе о томъ, чтобы улучить спасеніе въ оправданіяхъ Твоихъ, и непрестанно буду поучаться въ нихъ. Разумѣетъ же пророкъ поученіе, состоящее не въ словахъ только, но и въ дѣлахъ.

(118). Уничижилъ еси вся отступающія отъ оправданiй Твоихъ: яко неправедно помышленiе ихъ. Буду же имѣть такое усердіе къ исполненію заповѣдей Твоихъ, зная, что нарушители оныхъ содѣлались достойными укоризнъ и смѣха.

(119). Преступающія непщевахъ вся грѣшныя земли: сего ради возлюбихъ свидѣнія Твоя. Вмѣсто: преступающія непщевахъ Ѳеодотіонъ сказалъ: вмѣнилъ ни во что, а Симмахъ: почелъ изгарью. Выразилъ же симъ Пророкъ, что и онъ, подобно Богу, уничижая законопреступныхъ, обратилъ все усердіе на исполненіе Божіихъ словесъ, какъ познавшій вредъ преступленія закона.

(120). Пригвозди страху Твоему плоти моя: отъ судебъ бо Твоихъ убояхся. Душа моя, говоритъ Пророкъ, облечена въ страхъ Твой. Но поелику тѣло и члены его противятся душѣ; то умоляю, и ихъ пригвоздить страхомъ симъ, чтобы, ставъ мертвыми для грѣха, слѣдовали руководству души. Сіе подобно оному апостольскому изрѣченію: умертвите уды ваша, яже на земли, блудъ, нечистоту, страсть, похоть злую и лихоиманіе, еже есть идолослуженіе (Кол. 3, 5); и еще: Христови сраспяхся: живу же не къ тому азъ, но живетъ во мнѣ Христосъ (Гал. 2, 19-20).

(121). Сотворихъ судъ и правду: не предаждь мене обидящимъ мя. Рѣшившись слѣдовать Твоимъ законамъ, говоритъ Пророкъ, да не буду удобоуловимъ непріязненными. Кто же нынѣ имѣетъ столько душевной чистоты, чтобы съ дерзновеніемъ повторить сіи слова Пророка? Подобное сему изрекъ божественный Апостолъ: похваленіе бо наше сіе есть, свидѣтельство совѣсти нашея (2 Кор. 1, 12).

(122). Воспріими раба Твоего во благо. А Симмахъ перевелъ: пріими меня въ добраго раба Тебѣ; Акила же и Ѳеодотіонъ: поручись за меня, то-есть: истинствуя не лгу; вѣрь обѣщанію раба Твоего; Самъ будь поручителемъ въ моемъ обѣщаніи, что постараюсь исполнить законы Твои.

Да не оклеветаютъ мене гордіи. Прискорбна клевета, хотя бы и велико было воздаяніе. Подпадали ей и чудный Іосифъ, и тысячи другихъ. И Господь повелѣваетъ молиться, чтобы не внити въ напасть (Матѳ. 14, 38). Посему и Пророкъ не учинилъ ничего неприличнаго, изрекши сіе прошеніе. Ибо особенно тяжела клевета людей высокомѣрныхъ и сильныхъ: потому что неправда, когда дано ей могущество, производитъ большой вредъ.

(123). Очи мои исчезостѣ во спасеніе Твое, и въ слово правды Твоея. Пророкъ и здѣсь опять словомъ называетъ обѣтованіе. Непрестанно, говоритъ, ожидаю отъ Тебя спасенія и исполненія обѣтованія. Сказалъ же: исчезостѣ, означая усильное желаніе.

(124). Сотвори съ рабомъ Твоимъ по милости Твоей, и оправданіемъ Твоимъ научи мя. Дѣлатель толикой добродѣтели желаетъ сподобиться милости, и проситъ по милости улучить спасеніе; не награды требуетъ, но ищетъ человѣколюбія.

(125). Рабъ Твой есмь азъ: вразуми мя и увѣмъ свидѣнія Твоя. По естеству всѣ люди — рабы Божіи, а по расположенію — рабы тѣ, которые охотно предаютъ себя владычеству Божію. Какъ принадлещаго къ числу послѣднихъ, Пророкъ именуетъ себя рабомъ, и умоляетъ сподобить его разумѣнія, чтобы познать ему Божіи свидѣнія.

(126). Время сотворити Господеви: разориша законъ Твой. Богъ, распоряжающій все вѣсомъ и мѣрою, весьма долго терпитъ грѣхи человѣческіе; но когда видитъ, что при долготерпѣніи возрастаетъ лукавство, тогда налагаетъ наказаніе. Посему и здѣсь Пророкъ говоритъ слѣдующее: время, Владыко, востать на помощь обиженнымъ; потому что враги совершенно попрали законъ Твой.

(127). Сего ради возлюбихъ заповѣди Твоя паче злата и топазія. Они пренебрегли законъ Твой, а я почитаю заповѣди Твои болѣе достолюбезными, нежели золото и драгоцѣнные камни; потому что топазъ принадлежитъ къ числу дорогихъ камней; а имъ однимъ Пророкъ обозначилъ и всѣ. Вѣроятно же, что въ то время топазъ предпочитался другимъ камнямъ.

(128). Сего ради ко всѣмъ заповѣдемъ Твоимъ направляхся, всякъ путь неправды возненавидѣхъ. Ибо любовь производитъ усердіе, а усердіе внушило идти путемъ правымъ, и возненавидѣло стезю неправды.

(129). Дивна свидѣнія Твоя: сего ради испыта я душа моя. Пророкъ показалъ, что не напрасно возлюбилъ ихъ. Ибо говоритъ, что они досточудны, достаточны къ тому, чтобы привлечь и возбудить къ любви, способныхъ усмотрѣть сіе. Изъ чего же дозналъ ты доброту ихъ?

(130). Явленіе словесъ Твоихъ просвѣщаетъ и вразумляетъ младенцы. Твоимъ озаряемый свѣтомъ, говоритъ Пророкъ, пріобрѣлъ я вѣдѣніе сіе, и всѣхъ, кто одержимъ невѣдѣніемъ и подобенъ младенцамъ, законъ Твой исполняетъ разумѣнія.

(131). Уста моя отверзохъ, и привлекохъ Духъ, яко заповѣдей Твоихъ желахъ. Устами называетъ здѣсь Пророкъ сердечное усердіе; потому что оно привлекаетъ благодать Духа. Ибо и въ другомъ мѣстѣ говоритъ: расшири уста твоя, и исполню я (Псал. 80, 11). И божественный Апостолъ молился: да во отверзеніе устъ дастся ему слово (Ефес. 6. 19). Да и самъ Пророкъ въ другомъ псалмѣ сказалъ: Господь дастъ глаголъ благовѣствующимъ силою многою (Псал. 67, 12). Сіе изрекъ и здѣсь: уста моя отверзохъ, и превлекохъ Духъ, яко заповѣдей Твоихъ желахъ. Узрѣвъ, что желаю заповѣдей Твоихъ, сподобилъ меня благодати Твоей.

(132). Призри на мя и помилуй мя по суду любящихъ имя Твое. Пророкъ умоляетъ о томъ, чтобы сподобиться ему Божія благоволенія; но не просто, а какъ обычно Тебѣ, говоритъ онъ Богу, оказывать милость любящимъ Тебя. Ибо сіе выразилъ словами: по суду любящихъ имя Твое, то-есть, умоляю и о мнѣ дать то же что и о нихъ, опредѣленіе.

(133). Стопы моя направи по словеси Твоему, и да не обладаетъ мною всякое беззаконіе. Ибо когда и мы привносимъ свое усердіе, и Богъ подаетъ помощь и направляетъ наше шествіе; тогда владычество грѣха не имѣетъ мѣста.

(134). Избави мя отъ клеветы человѣческія, и сохраню заповѣди Твоя. И владыко Христосъ тѣхъ, кого поносятъ и на кого клевещутъ, назвалъ достойными соревнованія и блаженными; однакоже повелѣлъ и молиться, чтобы не внити въ напасть. Посему согласна съ евангельскими законами и сія молитва Пророка.

(135). Лице Твое просвѣти на раба Твоего, и научи мя оправданіемъ Твоимъ. Божество безплотно, просто и не сложно. Но божественное писаніе выражается о Немъ тѣлесно и чувственно, соразмѣряя слова съ естествомъ человѣческимъ. Поэтому подъ явленіемъ лица Божія разумѣть должно прекращеніе горестей и подаяніе благъ.

(136). Исходища водная изведостѣ очи мои, понеже не сохранихъ закона Твоего. И это законъ апостольскій; ибо сказано: аще страждетъ единъ удъ, съ нимъ страждутъ вси уди (1 Кор. 12, 26). Посему Пророкъ стремится къ евангельскому совершенству, оплакивая беззаконіе другихъ. Исходищами же водными назвалъ онъ множество слезъ, и говоритъ: потоками проливалъ я слезы, смотря на беззаконія человѣческія.

(137). Праведенъ еси Господи и прави суди Твои. (138). Заповѣдалъ еси правду свидѣнія Твоя и истину зѣло. Правдиво распоряжаешь всѣмъ, Владыка. Прилагая попеченіе о людяхъ и желая явить ихъ дѣлателями правды, далъ Ты законъ, и нарушающимъ оный засвидѣтельствовалъ, какимъ подвергнутся казнямъ, а хранящимъ оный обѣтовалъ воздаяніе благъ, и обѣтованія подтверждаешь дѣлами. Ибо сіе значатъ слова: и истину зѣло.

(139). Истаяла мя есть ревность Твоя: яко забыша словеса твоя врази мои. И живущихъ въ беззаконіи оплакиваетъ Пророкъ, и видя пренебреженнымъ Законоположника, справедливо приходитъ въ негодованіе. Такая ревность прославила Финееса; она великаго Илію содѣлала присночтимымъ; ею воспламененный Стефанъ обличилъ невѣріе Іудеевъ; ее храня въ себѣ, божественный Павелъ взывалъ: кто изнемогаетъ, и не изнемогаю? кто соблазняется, и азъ не разжизаюся? (2 Кор. 11, 29). И блаженный Лука говоритъ о немъ, что во Аѳинахъ стѣснялся духъ его въ немъ зрящемъ идолъ полнъ сущь градъ (Дѣян. 17, 16).

(140). Разжжено слово Твое зѣло: и рабъ Твой возлюби е. Слово Твое, говоритъ Пророкъ, испытано, безпримѣсно, не содержитъ въ себѣ ничего укоризненнаго; и я имѣю къ нему горячую любовь.

(141). Юнѣйшiй азъ есмь и уничиженъ; оправданій Твоихъ не забыхъ. Когда божественному Самуилу повелѣлъ Богъ одного изъ сыновей Іессеевыхъ поставить въ царя; тогда не призналъ онъ достойными всѣхъ прочихъ, украшавшихся и крѣпостію, и силою, и благообразіемъ тѣла, но спрашивалъ Іессея: не осталось ли у него еще дѣтей? И какъ Іессей сказалъ: остался отрокъ малый, и сей пасетъ на пажити, и не можетъ быть царемъ; Пророкъ велѣлъ привести его, и едва былъ приведенъ, немедленно помазалъ его (1 Цар. 16, 8-13). О семъ-то дарѣ напомянулъ здѣсь Пророкъ, и говоритъ: меня юнаго, ни во что поставленнаго родителями, сподобилъ Ты толикой благодати, содѣлалъ вмѣстѣ и Пророкомъ и царемъ. Посему-то со всѣмъ усердіемъ желаю хранить оправданія Твои.

(142). Правда Твоя правда во вѣкъ, и законъ Твой истина. Покорный человѣческимъ законамъ и въ настоящей даже жизни не пользуется честію отъ законодателей; а слѣдующій Божiимъ заповѣдямъ наградою за труды имѣетъ вѣчную жизнь. Притомъ человѣческіе законы не всѣ во всѣхъ отношеніяхъ справедливы; а законъ Божій свѣтлѣетъ истиною. Посему справедливо сказалъ Пророкъ: правда Твоя правда во вѣкъ, и законъ Твой истина.

(143). Скорби и нужди обрѣтоша мя. Они неразлучны съ любителями добродѣтели.

Заповѣди Твоя поученіе мое. Изъ ихъ ученія почерпаю я уроки мужества, и скорби переношу великодушно.

(144). Правда свидѣнія Твоя въ вѣкъ, то есть, доставляютъ вѣчныя блага.

Вразуми мя, и живъ буду. Просвѣщаемый Тобою, наслаждусь вѣчною жизнію.

(145). Воззвахъ всѣмъ сердцемъ моимъ, услыши мя Господи; оправданія Твоя взыщу. Пророкъ взываніемъ называетъ опять усердіе души; потому и присовокупилъ: всѣмъ сердцемъ моимъ. Такъ и Моѵсей взывалъ молча, и молившемуся мысленно сказалъ Богъ: что, вопіеши ко мнѣ (Исх. 14, 15)?

(146). Воззвахъ Ти, спаси мя, и сохраню свидѣнія Твоя. Ибо, пріявъ отъ Тебя спасеніе, буду хранителемъ законовъ Твоихъ.

(147). Предварихъ въ безгодіи, и воззвахъ: на словеса Твоя уповахъ. Пророкъ былъ царь, обремененный тысячами заботъ, сверхъ того принималъ на себя военные подвиги, но приносилъ молитвы Богу, не только съ разсвѣтомъ дня, а даже и среди ночи, не дожидаясь пѣнія пѣтуховъ. Такъ любилъ онъ сотворшаго Бога; такъ усердно испрашивалъ у Него помощи.

(148). Предваристѣ очи мои ко утру, поучитися словесемъ Твоимъ. Не только во время сладости сна, но и въ продолженіе утра, поучался онъ въ Божіихъ законахъ. А мы, живя въ бѣдности, избавленные отъ всякихъ заботъ, проводимъ ночи, покоясь на ложѣ, и съ наступленіемъ дня не приносимъ пѣснопѣнія подателю благъ.

(149). Гласъ мой услыши, Господи, по милости Твоей: по судьбѣ Твоей живи мя. Изобилуя столькими благами, проситъ сподобить милости, и не просто проситъ милости, но согласно съ опредѣленіемъ, имѣющимъ въ виду пользу.

(150). Приближашася гонящіи мя беззаконіемъ: отъ закона же Твоего удалишася. Ибо далеки отъ божественныхъ законовъ покушающіеся вооружаться противъ правды. Сказано: отметаяйся васъ, не васъ отметается, но пославшаго васъ (Лук. 10, 16); и: врагъ буду врагомъ Твоимъ, и сопротивлюся сопротивникомъ Твоимъ (Исх. 23, 22).

(151). Близъ еси Ты, Господи, и вси путiе Твои истина. Все видишь Ты Господи, говоритъ Пророкъ; потому что не вдали отъ всего, но наполняешь вселенную, и водясь истиною, управляешь тварію. Сіе и Самъ Богъ говоритъ устами Пророка: Богъ приближаяйся Азъ есмь, а не Богъ издалеча (Іер. 23, 23). И блаженный Павелъ говоритъ: о Немъ бо живемъ, и движемся и есмы (Дѣян. 17, 28).

(152). Исперва познахъ отъ свидѣнiй Твоихъ, яко въ вѣкъ основалъ я еси. Пророкъ свидѣніями называетъ небо и землю. Сошедъ, сказано, засвидѣтельствуй имъ небомъ и землею (Исх. 19, 21). Посему великій Моѵсей, начиная пѣснь, и сказалъ: вонми небо, и возглаголю, и да слышитъ земля глаголы устъ моихъ (Втор. 32, 1). А въ семъ непрестанно усматривается Промыслъ Божій; потому что все идетъ съ великою стройностію. Изъ сего, говоритъ Пророкъ, въ точности позналъ я, что близь еси, присущь всему, чтó ни совершается, и ничто не скрыто отъ Тебя.

(153). Виждь смиренiе мое, и изми мя: яко закона Твоего не забыхъ. По слову Господню, смиряяй себе вознесется (Лук. 18, 15); и: блаженни нищіи духомъ: яко тѣхъ есть Царствіе небесное (Матѳ. 5, 3). Смиреніемъ и божественный Пророкъ украшалъ прочія добродѣтели; на смиреніе свое указуя, обѣщаетъ себѣ Божію помощь.

(154). Суди судъ мой, и избави мя: словесе ради Твоего живи мя. Напоминаетъ Владыкѣ объ обѣтованіяхъ; проситъ у Него спасенія; и умоляетъ разсудить его и непріязненныхъ ему.

(155). Далече отъ грѣшникъ спасеніе, яко оправданій Твоихъ не взыскаша. Живущіе въ беззаконіи, не восхотѣвъ дознать, что узаконилъ Ты дѣлать, говоритъ Пророкъ, сами себя лишили спасенія, даруемаго Тобою.

(156). Щедроты Твоя многи Господи: по судьбѣ Твоей живи мя. Велико богатство человѣколюбія Твоего; приговоръ Твой правдивъ. Прошу спасенія, даруемаго по человѣколюбію и правдѣ.

(157). Мнози изгоняющіи мя и стужающіи ми: отъ свидѣній Твоихъ не уклонихся. Остѣненный многими бѣдствіями, говоритъ Пророкъ, не рѣшился я преступить что либо изъ узаконеннаго Тобою. И излагая содержаніе псалма, сказали мы, что въ этомъ псалмѣ божественный Давидъ совокупилъ во едино все, что было съ нимъ въ жизни: и иное приличествуетъ скорбямъ, постигшимъ его при Саулѣ, а иное тому, что потерпѣлъ отъ Авессалома. Приводимыя же теперь слова, очевидно, сказалъ онъ, какъ гонимый Сауломъ; потому что тогда не вкусилъ еще грѣха.

(158). Видѣхъ не разумѣвающія и истаяхъ: яко словесъ Твоихъ не сохраниша. Такъ блаженный Павелъ сѣтовалъ объ Іудеяхъ; такъ Самъ Владыка изъявилъ сожалѣніе объ Іерусалимѣ: такъ божественный Іеремія оплакивалъ беззаконіе народа.

(159). Виждь, яко заповѣди Твоя возлюбихъ: Господи, по милости Твоей живи мя. Пророкъ часто упоминаетъ о заповѣдяхъ, законахъ, оправданіяхъ и свидѣніяхъ, показывая свою любовь къ нимъ.

(160). Начало словесъ Твоихъ истина: и во вѣкъ вся судьбы правды Твоея. Обѣщанія Твои не лживы, истиною украшаешь обѣтованія Твои; слова подтверждаешь самымъ дѣломъ. Началомъ же словесъ называетъ Пророкъ обѣтованія, данныя Аврааму; потому что отъ него ведутъ родъ Іудеи. Но Богъ исполнилъ обѣтованія, содѣлалъ народъ многочисленнымъ, какъ звѣзды небесныя, и о Сѣмени его, по обѣтованіямъ, благословилъ всѣ народы. Сіе и выразилъ Давидъ, сказавъ: и въ вѣкъ вся судьбы правды Твоея; потому что, какъ Пророкъ, видѣлъ онъ вѣчную державу Христову; потому и сказалъ, что начало Божіихъ словесъ украшено истиною.

(161). Князи погнаша мя туне; и отъ словесъ Твоихъ убояся сердце мое. Не страшился я враговъ и гонителей, говоритъ Пророкъ; но убоялся законовъ Твоихъ. Почему, нашедши врага спящимъ, не осмѣлился убить его. И сожалѣя объ ономъ отцеубійцѣ и гнусномъ сынѣ, сказалъ: пощадите ми отрока (2 Цар. 18, 5).

(162). Возрадуюся азъ о словесѣхъ Твоихъ, яко обрѣтаяй корысть многу. Пророкъ, поелику упомянулъ о преслѣдовавшихъ его врагахъ, то кстати присовокупилъ упоминаніе и о военной добычѣ. Говоритъ же: если бы и всѣхъ ихъ предалъ я смерти, и овладѣлъ великою частію собранныхъ корыстей: то и тогда не веселился бы я столько, сколько радуютъ меня законы Твои.

(163). Неправду возненавидѣхъ и омерзихъ: законъ же Твой возлюбихъ. И это слово истинно; ибо, кто пламенно расположенъ къ божественному, тотъ ненавидитъ противное сему.

(164). Седмерицею днемь хвалихъ Тя о судьбахъ правды Твоея. Иные слово: седмерицею перевели: многократно. То и другое выражаетъ пламенную любовь Пророка; потому что не находилъ онъ сытости въ божественномъ пѣснопѣніи.

(165). Миръ многъ любящимъ законъ Твой, и нѣсть имъ соблазна. Воспламеняемые божественною любовію, и храненіемъ заповѣдей пріобрѣтающіе миръ съ Богомъ, хотя вооружились бы на нихъ всѣ люди, живутъ въ веселіи. Свидѣтель сему божественный Павелъ, который взываетъ: во всемъ скорбяще, но не стужающе си: не чаеми, но не отчаяваеми: гоними, но не оставляеми: низлагаеми, но не погибающе (2 Кор. 4, 8-9). И Господь, священныхъ Апостоловъ пославъ въ цѣлую вселенную, яко овцы посредѣ волковъ (Матѳ. 10, 16), сказалъ имъ: миръ Мой даю вамъ, миръ Мой оставляю вамъ (Іоан. 14, 27).

(166). Чаяхъ спасенія Твоего Господи, и заповѣди Твоя возлюбихъ. И остѣняемый бѣдствіями, не преставалъ я имѣть благую надежду, но продолжалъ ожидать Твоего спасенія и слѣдовать Твоимъ заповѣдямъ.

(167). Сохрани душа моя свидѣнія Твоя, и возлюби я зѣло. (168). Сохранихъ заповѣди Твоя и свидѣнія Твоя, яко вси путіе мои предъ Тобою Господи. Зная, что все назираешь, какъ жительствующій подъ Твоимъ смотрѣніемъ, не только исполнялъ я заповѣди Твои, но и съ горячимъ расположеніемъ дѣлалъ это.

(169). Да приближится моленіе мое предъ Тя: Господи по словеси Твоему вразуми мя. Предложивъ свою молитву, Пророкъ умоляетъ принять и не отринуть прошеніе, и испрашиваетъ себѣ не человѣческаго благоразумія, но вѣдѣнія Божіихъ словесъ.

(170). Да внидетъ прошеніе мое предъ Тя: Господи, по словеси Твоему избави мя. Прошеніемъ Пророкъ называетъ молитву. Ибо сіе нашелъ я у другихъ толковниковъ. Употребляя же различныя реченія, умилостивляетъ ими Владыку.

(171). Отрыгнутъ устнѣ мои пѣніе, егда научиши мя оправданіемъ Твоимъ. Отрыгаемое соотвѣтствуетъ вкушаемому. Изучивъ оправданія Твои, говоритъ Пророкъ, Тебѣ, — наставнику въ оныхъ принесу въ даръ пѣснопѣніе.

(172). Провѣщаетъ языкъ мой словеса Твоя, яко вся заповѣди Твоя правда. Посвящу языкъ на поученіе словесамъ Твоимъ, зная, что всякою правдою преукрашены заповѣди Твои.

(173). Да будетъ рука Твоя еже спасти мя, яко заповѣди Твоя изволихъ. Симмахъ перевелъ: возлюбилъ; а Акила и Ѳеодотіонъ: избралъ. Рукою же называетъ Пророкъ божественную дѣйственность, отъ которой и проситъ улучить спасеніе Божіе.

(174). Возжелахъ спасеніе Твое Господи, и законь Твой поученіе мое есть. Желаю, говоритъ Пророкъ, улучить отъ Тебя спасеніе, непрестанно поучаясь закону Твоему.

(175). Жива будетъ душа моя и восхвалитъ Тя: и судбы Твоя помогутъ мнѣ. Знаю же, что не обманусь въ надеждѣ, но пріиму отъ Тебя истинную жизнь, и восхвалю Тебя, подателя благъ.

(176). Заблудихъ яко овча погибшее. Сіе прилично было сказать и Пророку послѣ грѣха, прилично и всему естеству человѣческому.

Взыщи раба Твоего, яко заповѣдей Твоихъ не забыхъ. Если и преступилъ нѣкоторые; то не впалъ въ совершенное забвеніе ихъ. Но молитву сію принесъ Пророкъ; а спасенія сподобилось все естество человѣческое; потому что за овцею заблудшею пришелъ добрый Пастырь, и обошедши горы и холмы (тамъ блуждала она, служа демонамъ), обрѣлъ ее, и возвратилъ на ременахъ Своихъ, и возвеселился о ней паче, нежели о девятидесяти-девяти не заблудшихъ.

Сдѣлавъ краткое изъясненіе псалма сего, мы просимъ читающихъ не довольствоваться написаннымъ, и не думать, что сіе только принадлежитъ Пророку; напротивъ того, пусть каждый извлекаетъ изъ сего, что ему собственно на пользу и уготовляетъ себѣ предохранительное врачевство отъ собственныхъ своихъ недуговъ.

Печатается по изданію: Творенiя блаженнаго Ѳеодорита, епископа Кирскаго. Часть третья. — М.: Въ типографiи В. Готье, 1856. — С. 299-342. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, томъ 28.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0