Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Экуменій († кон. VI в.)
Толкованіе на посланіе апостола Павла къ Евреямъ.

(переводъ съ греческаго іеромонаха Петра Звѣрева)

Глава 1-я.

(1) Многочастнѣ и многообразнѣ древле Богъ глаголавый отцемъ во пророцѣхъ, (2) въ послѣдокъ дній сихъ глагола намъ въ Сынѣ, Егоже положи наслѣдника всѣмъ, Имже и вѣки сотвори. (3) Иже сый сіяніе славы и образъ ѵпостаси Его, нося же всяческая глаголомъ силы Своея, Собою очищеніе сотворивъ грѣховъ нашихъ, сѣде одесную престола величествія на высокихъ.

Различными и разнообразными способами говорилъ предкамъ Богъ черезъ пророковъ, намъ же черезъ Сына, поэтому большая разница между нами и отцами нашими. До того отцы наши были обременены грѣхами, что и не предполагали, что въ такой степени составляютъ предметъ заботъ со стороны Бога, какъ и ихъ отцы; итакъ, онъ показываетъ этимъ, что они болѣе составляютъ предметъ заботъ.

Въ послѣдокъ дній сихъ. Упавшихъ духомъ вслѣдствіе зла онъ утѣшаетъ, говоря въ послѣдокъ. Ибо близокъ, говоритъ, конецъ и покой отъ трудовъ, начало же воздаяній.

Глагола намъ въ Сынѣ. Не сказалъ — глагола намъ во Христѣ или черезъ Христа, ибо еще ко Христу они слабѣе были расположены, но въ Сынѣ, или черезъ Сына.

Егоже положи наслѣдника, Котораго сдѣлалъ наслѣдникомъ всего міра; слово — сдѣлалъ, пристойнѣе послѣ воплощенія. Егоже положи наслѣдника. Чего? Всего. Всѣхъ, кто приближается къ чистому и Божественному существу, ибо Сынъ — наслѣдникъ и сообщникъ Отчаго существа, власти и могущества. Затѣмъ, сказавъ, что Сынъ — наслѣдникъ Отчихъ достояній, онъ объясняетъ, какимъ образомъ.

Имже и вѣки, говоритъ, сотвори, то-есть вѣки суть общее дѣло Его и Отца. А если вѣки — общее дѣло Отца и Сына, то такъ же и то, что въ вѣкахъ (разумѣется), конечно, общее (достояніе) Отца и Сына. Если же общее то, что въ вѣкахъ, то гораздо болѣе то, что послѣ вѣковъ, именно міръ и чтó въ немъ. Затѣмъ, чтобы, услыхавъ наслѣдникъ, ты не подумалъ, что Онъ называется наслѣдникомъ не по естеству, но по нѣкоторой благодати и усыновленію, онъ (апостолъ) присовокупляетъ: Иже сый сіяніе славы, говоря приблизительно такъ: хотя я сказалъ, что Отецъ положилъ Его наслѣдникомъ, но ты не помышляй ни о чемъ низкомъ, недостойномъ Бога. Слово положи сказано мною не въ смыслѣ усыновленія и положенія наслѣдникомъ, но въ смыслѣ вознесенія и возвращенія Сына къ Отцу, какъ Своей винѣ по естеству, чтобы ты, принимая Сына безвиновнымъ, не отдѣлялъ Его отъ связи съ Отцомъ и не предполагалъ двухъ началъ, раздѣленныхъ другъ отъ друга. Вѣдь посему самому Онъ названъ мною также наслѣдникомъ, чтобы ты тотчасъ же уразумѣлъ причину, откуда исходитъ наслѣдство, и не счелъ Его, какъ и Отца, нерожденнымъ; поэтому-то мною и сказано: наслѣдника и положи, для того я тотчасъ и присоединилъ: сый сіяніе. Если же Онъ не былъ положенъ быть сіяніемъ, но былъ сіяніемъ, ибо я сказалъ: Иже сый сіяніе, то ясно, что и наслѣдникомъ Онъ былъ положенъ не иначе, какъ только въ томъ смыслѣ, какъ выше мною сказано. Смотри, какъ выразительно и точно сказалъ апостолъ, говоря: сіяніе и сый и славы. Ибо черезъ слово сіяніе показываетъ онъ происхожденіе Сына отъ Отца по естеству. Ибо никакое сіяніе чего-нибудь вообще никогда не происходитъ ни отъ чего черезъ благодать или усвоеніе, ни отъ солнца, ни отъ огня и ни отъ чего другого, отъ чего обыкновенно происходитъ. Выраженіемъ же сый показываетъ, что быть сіяніемъ для Него не новое (какое-нибудь) состояніе, но что отъ вѣчности и всегда Онъ пребываетъ таковымъ. Затѣмъ, говоря сый, онъ указываетъ и на Божеское Его достоинство. Точно такъ же и Отецъ сказалъ Моисею: Я есмь Сущій (Исх. 3, 14). Поэтому слова сіяніе и сый могутъ достаточно показать исхожденіе по естеству Сына отъ Отца и единосущіе Ихъ и совѣчность. И слово славы прибавляетъ, чтобы ты говорилъ, что Онъ весьма почитаемъ и единъ (съ Отцомъ) по существу и сего не болѣе во Отцѣ, такъ какъ Сынъ есть сіяніе Отца. Видишь, какимъ образомъ и чего Сынъ наслѣдникъ? Затѣмъ, еще поясняя сказанное, добавляетъ: и образъ ѵпостаси Его. То-есть, открывая въ Себѣ Самомъ сущность всю и самобытность, Онъ есть Богъ, всѣмъ владѣющій, всемогущій, Творецъ, и если еще что — отображаетъ Отчую сущность. Все есть Сынъ, кромѣ того, что Отецъ. Посему Онъ и все глаголомъ силы Своея производитъ, содержитъ, направляетъ. Видишь воистину наслѣдника и какъ Онъ владѣетъ всѣмъ, что принадлежитъ Отцу? Сказавъ затѣмъ Божественное о Сынѣ и преестественное, онъ переходитъ къ остальному, что съ одной стороны въ высшей степени возбуждаетъ удивленіе и есть сверхъестественное, съ другой, однако, когда услышишь, кажется низкимъ и презрѣннымъ — смерть и убійство.

Имже и вѣки сотвори. Гдѣ говорящіе: было время, когда не было Сына? Вѣдь не подъ временемъ Творецъ вѣковъ! Такъ какъ Отецъ есть Виновникъ Сына, то, конечно, Онъ и Виновникъ того, что отъ Него произошло. Поэтому онъ говоритъ: Имже. Ибо предполагается, что творитъ Отецъ, Который родилъ Сына Творца.

Иже сый сіяніе. Называетъ сіяніемъ, показывая исхожденіе отъ Отца какъ бы къ чему-то внѣшнему и никакимъ образомъ и никогда не отдѣлимымъ отъ Лица, отъ Котораго происходитъ, и совершенно не сливающимся, но нисходящимъ какъ бы къ пребыванію въ Самомъ Себѣ и въ Своей собственной сущности. То же говоритъ и святитель Кириллъ въ 5-й книгѣ «О Троицѣ». Сіяніе означаетъ единосущность и совѣчность, какъ свѣтъ отъ свѣта. Сынъ есть образъ, какъ подобіе славы Отца. Вѣдь подобенъ и неотдѣлимъ Сынъ отъ Отца и какъ единственный образъ въ различныхъ Ѵпостасяхъ.

Нося же всяческая, то-есть все невидимое и видимое Онъ носитъ и управляетъ словомъ Своимъ; глаголомъ же сказалъ, чтобы показать, что Онъ легко все совершаетъ и носитъ.

(3) Иже сый сіяніе славы и образъ ѵпостаси Его, нося же всяческая глаголомъ силы Своея, Собою очищеніе сотворивъ грѣховъ нашихъ, сѣде одесную престола величествія на высокихъ, (4) толико лучшій бывъ Ангеловъ, елико преславнѣе паче ихъ наслѣдствова имя.

Сказавъ объ обнаженномъ (отъ человѣчества) Богѣ Словѣ, онъ перешелъ къ воплощенію, чтобы не смущались высотой сказаннаго. Собою, говоритъ, то-есть не подчиненнаго какого другого послалъ, но Собою совершилъ очищеніе, черезъ Крестъ и смерть Свою освободивъ насъ отъ грѣховъ въ крещеніи.

Престола величествія, то-есть Отца. Ибо, сотворивъ прежде всего отпущеніе грѣховъ, съ плотію Своею возсѣлъ одесную Бога.

На высокихъ. Выше всѣхъ, говоритъ, возсѣлъ, на самый Отчій престолъ, а это указываетъ на единосущіе.

Толико лучшій бывъ Ангеловъ. Рѣчь у него о домостроительствѣ (воплощеніи), ибо плоть Его сотворена, Богъ же Слово не сотворенъ, но рожденъ. Итакъ, плоть Его толико лучше явилась самихъ Ангеловъ, колико, говоритъ, можно познать изъ различія именъ. Слово бывъ не относилъ бы ты къ плоти, чтобы не помышлять о раздѣленіи, но ко Христу, поклоняемому въ одной Ѵпостаси даже и съ плотію Своею. Ибо разъ воспринялъ Онъ домостроительство, то безъ страха можно слышать о низкомъ.

Наслѣдствова имя. Ибо Слово, отъ начала имѣя имя Сынъ, и съ плотію имѣло его. Естественно посему слово наслѣдствова употреблено какъ бы вслѣдствіе воплощенія. Наслѣдствова, то-есть Христосъ. Итакъ, Онъ пріобрѣлъ то, что древле имѣлъ. Еще наслѣдіе въ собственномъ смыслѣ есть принадлежность родныхъ, а не чужихъ. Итакъ, то, что присуще было Слову горѣ, будучи низведено черезъ Него, унаслѣдовала даже и воспринятая плоть.

(5) Кому бо рече когда отъ Ангелъ: Сынъ Мой еси Ты, Азъ днесь родихъ Тя; и паки: Азъ буду Ему во Отца, и Той будетъ Мнѣ въ Сына; (6) егда же паки вводитъ Первороднаго во вселенную, глаголетъ: и да поклóнятся Ему вси Ангели Божіи. (7) И ко Ангеломъ убо глаголетъ: творяй Ангелы Своя духи и слуги Своя огнь палящь.

Что же это? Сынъ, Богъ всего, Отецъ Его, говоритъ: днесь родихъ Тя. Днесь не время показываетъ, но что Отецъ никогда не былъ отдѣленъ отъ рожденія Сына. Какъ бы всегда, говоритъ, я такъ къ Тебѣ отношусь; не такъ, чтобы рожденіе было прошедшимъ, но оно всегда настояще и постоянно и не имѣетъ конца. Смотри же, не лучше ли соединять такъ, что оба выраженія сказаны о Христѣ: Сынъ Мой еси Ты и Азъ днесь родихъ Тя (Псал. 2, 7; Евр. 1, 5). Выраженіе: Сынъ Мой еси — поскольку Слово, ибо черезъ еси указываетъ на вѣчное рожденіе; выраженіе же: днесь родихъ Тя — поскольку плоть, ибо открываетъ недавнее рожденіе, ибо рожденъ благоволеніемъ Отца. Духъ Святый, говоритъ Ангелъ, найдетъ на Тебя, и сила Всевышняго осѣнитъ Тебя (Лук. 1, 35).

Мы слышали, что и люди — сыны (Божіи), но по благодати, а Ангелы — не слыхали, чтобы величіе ихъ можно было не признавать присвоеннымъ (имъ) не по благодати, а по природѣ. Напротивъ, Христосъ не по благодати (Сынъ), а по природѣ.

Азъ днесь родихъ Тя. Присваиваетъ Отецъ рожденіе Сына по плоти. Посему сказалъ (апостолъ) днесь. Такъ и святой Аѳанасій.

Буду Ему во Отца. И это опять принимай, какъ присвоеніе Отцомъ рожденія по плоти Сына. Ибо ясно, что слово буду говорится сообразно съ тѣмъ, чтó по плоти.

Егда же паки вводитъ. Все должно принимать съ вочеловѣченіемъ. Ибо слово вводитъ вмѣсто — вручаетъ, полагается. Ибо тогда Онъ пріобрѣлъ ее (вселенную), которая добровольно состояла во власти Его, когда Онъ за все вкусилъ смерти и когда принялъ въ сохраненіе, Богъ сый. Дѣлая рѣчь понятной, сказалъ, что Отецъ вводитъ Сына. Слово вводитъ понимаетъ не (въ томъ смыслѣ), что по мѣсту издавна Онъ былъ внѣ міра (ибо какимъ образомъ Онъ вся исполняяй?), но что, будучи Богомъ, не имѣлъ ничего общаго съ міромъ. Когда же воплотился, тогда сталъ имѣть общее съ міромъ, соединивъ съ Самимъ Собою тварное. Такъ думаетъ святой Кириллъ въ своемъ произведеніи «Богъ Христосъ» и святый Григорій Нисскій въ рѣчахъ противъ Евномія. Слово Первороднаго не о второмъ, но объ Одномъ и Единственномъ рожденномъ отъ Отца.

Егда же паки вводитъ Первороднаго, то-есть когда благоволилъ съ плотію показать Первороднаго Своего Сына людямъ. Ибо говоритъ: и се, Ангелы приступили и служили Ему (Матѳ. 4, 11), и отнынѣ будете видѣть небо отверстымъ и Ангеловъ Божіихъ восходящихъ и нисходящихъ къ Сыну Человѣческому (Іоан. 1, 51), то-есть да поклонятся Ангелы Сыну съ плотію (явившемуся во плоти).

И да поклонятся Ему. Ему вмѣстѣ съ плотью.

Творяй Ангелы Своя духи. Такъ какъ они — тварь, то посему и говоритъ творяй.

(8) Къ Сыну же: престолъ Твой Боже, въ вѣкъ вѣка: жезлъ правости, жезлъ Царствія Твоего. (9) Возлюбилъ еси правду, и возненавидѣлъ еси беззаконіе: сего рáди помаза Тя, Боже, Богъ Твой, елеемъ радости паче причастникъ Твоихъ. (10) И паки: въ началѣ Ты, Господи, землю основалъ еси, и дѣла рукý Твоею суть небеса: (11) та погибнутъ, Ты же пребывавши: и вся, якоже риза, обетшаютъ, (12) и яко одежду свіеши ихъ, и измѣнятся: Ты же тойжде еси, и лѣта Твоя не оскудѣютъ.

Такъ какъ Сынъ не тварь, а истинное порожденіе, то онъ сказалъ уже не творяй, какъ относительно Ангеловъ, а что? — Престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка. Престолъ есть признакъ царства, а жезлъ — правосудія.

Жезлъ правости. Вотъ и другой признакъ царства — жезлъ царствія и скипетръ.

Возлюбилъ еси правду. Все униженное соотвѣтствуетъ воплощенію, такъ какъ плоть въ состояніи переносить ничтожное.

Сего рáди помаза Тя, Боже, Богъ Твой. Боже, помазалъ Тебя Богъ Твой. Ибо помазуется человѣчество Духомъ Святымъ. Не совершается оно такъ, какъ надъ простыми людьми, напримѣръ пророками, патріархами. А помазаніе есть какъ бы полное пришествіе Помазующаго. Такъ святой Кириллъ думаетъ. Смотри Евсевія, какъ сказалъ онъ, Симмахъ прославилъ это именно помазаніе. Посему и сказалъ: помаза Тя, Боже, Богъ Твой елеемъ радости паче причастникъ Твоихъ.

Елеемъ радости. Елей радованія — Духъ Святой. Причастники Христа — люди. Что же говоритъ онъ, это вотъ что. Не такъ, говоритъ, помазанъ Христосъ, какъ помазуются простые люди Духомъ Святымъ въ мѣру, но всецѣло помазанъ Духомъ.

И паки: въ началѣ Ты, Господи. Для того, чтобы ты, услыхавъ: егда же паки вводитъ Первороднаго во вселенную, не подумалъ, что она, какъ даръ, послѣ дана Отцомъ Сыну, показываетъ, что Онъ есть Творецъ ея. Но послѣднее понимай до воплощенія, первое же послѣ воплощенія.

Та погибнутъ. Ибо видимое все преобразится и въ безсмертіе пріидетъ. Итакъ, погибнутъ — говоритъ относительно настоящаго вида.

И яко одежду свіеши ихъ. Легкость измѣненія ихъ показываетъ.

Ты же тойжде еси. Все, говоритъ, измѣнишь и обновишь и безсмертнымъ сдѣлаешь изъ смертнаго. Ты же безконечно живешь и пребываешь непрестанно.

(13) Кому же отъ Ангелъ рече когда: сѣди одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножіе ногъ Твоихъ? (14) Не вси ли суть служебніи дуси, въ служеніе посылаеми за хотящихъ наслѣдовати спасеніе?

Итакъ, начало естества нашего вознесъ къ Отцу. И этотъ даръ высоко оцѣнилъ Отецъ и, вслѣдствіе достоинства Принесшаго и по непорочности Принесеннаго, какъ бы взялъ собственными руками, положилъ этотъ даръ около Себя и сказалъ: Сѣди одесную Мене. Сказалъ сѣди — не другое что желая показать, говоритъ — будто Онъ не осмѣлился бы сѣсть, развѣ по приказанію, — да не будетъ, но чтобы ты не считалъ Его безпричиннымъ. А что это именно такъ, на это указываетъ и мѣсто сѣденія — знакъ равночестія, и сказанное выше сѣди, хотя раньше не слышалъ Онъ: сѣди. Или такъ какъ пророкъ не въ состояніи былъ иначе выразить согласіе и соизволеніе Отца на сѣдѣніе, то и воспользовался выраженіемъ сѣди. Велико и это, и не только превышаетъ человѣческое естество, но и всю тварь. Однако по человѣчеству и Ему говорится. Ибо, какъ Богъ, Сынъ имѣетъ вѣчный престолъ.

Престолъ Твой Боже, говоритъ, въ вѣкъ вѣка. Ибо не послѣ Креста и страданія, какъ Богъ, удостоился Онъ этой чести, но какъ человѣкъ воспринялъ то, что имѣлъ какъ Богъ. Ибо не умаленнымъ будучи возвысился, но, будучи высокимъ и будучи образомъ Божіимъ... уничижилъ Себя Самого, принявъ образъ раба (Флп. 2, 6-7). Посему и евангелистъ взываетъ: Единородный Сынъ, сущій въ нѣдрѣ Отчемъ, Онъ явилъ (Іоан. 1, 18). И Господь говоритъ: Я въ Отцѣ и Отецъ во Мнѣ (Іоан. 14, 11). И въ другомъ мѣстѣ: прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имѣлъ у Тебя прежде бытия міра (Іоан. 17, 5). Итакъ, какъ человѣкъ, Онъ слышитъ: сѣди одесную Мене. Ибо, какъ Богъ, Онъ имѣетъ вѣчное владычество.

Дондеже положу враги Твоя. Вотъ доказательство законнаго происхожденія Сына. Гнѣвается Отецъ на враговъ Сына; это сказалъ не потому, что Сынъ одинъ не могъ бы положить ихъ подъ ноги Свои, но чтобы показать тождество воли. Дондеже не означаетъ времени, когда послѣ положенія враговъ подъ ноги Его они вознамѣрятся возстать опять. Отнюдь нѣтъ, но желаетъ показать, что Онъ не безсиленъ будетъ положить всѣхъ подножіе. Ибо дондеже откладывается до того времени, послѣ коего они не возстанутъ, о чемъ святой Григорій во второмъ словѣ «О Сынѣ» говоритъ.

Не вси ли суть служебніи дуси. Ободряетъ ихъ (апостолъ), говоря, что Христосъ — истинный Сынъ Божій, а Ангелы, сослужители намъ, поставлены въ такую службу, чтобы все дѣлать и исполнять для спасенія насъ — людей. Вѣдь Ангелы многократно были служителями у людей — у Маріи, при гробѣ Господа, у Корнилія.

Глава 2-я.

(1) Сего ради подобаетъ намъ лишше внимати слышаннымъ, да не когда отпадемъ. (2) Аще бо глаголанное Ангелы слово бысть извѣстно, и всяко преступленіе и ослушаніе, праведное пріятъ мздовоздаяніе: (3) како мы убѣжимъ о толицѣмъ нерадивше спасеніи; еже зачало пріемше глаголатися отъ Господа, слышавшими въ насъ извѣстися.

Посему, такъ какъ глубоко и важно все относящееся къ воплощенію, должно намъ лишше внимати, чѣмъ, говоритъ, мы внимали закону. Да не когда отпадемъ, то-есть отпадемъ должнаго и спасительнаго пути.

Глаголанное Ангелы слово. Или относительно закона говоритъ, что онъ данъ былъ черезъ Ангеловъ, какъ и въ посланіи къ Галатамъ говоритъ: преподанъ черезъ Ангеловъ (Гал. 3, 19), именно при ихъ участіи, или относительно глаголаннаго отъ Ангеловъ другимъ, какъ напримѣръ о содомлянахъ, на мѣстѣ плача при Судіяхъ, когда явился Ангелъ Господень къ Израильтянамъ и обличилъ беззаконія ихъ. Ибо должно, говоритъ, всѣхъ истребить, а вы даже и союзъ заключили съ ними. Посему не истребитъ Богъ оставшіеся народы. Услыхавъ это, они восплакали единодушно. Отсюда и плачемъ названо мѣсто то. Онъ же говоритъ слѣдующее: ибо если глаголанное Ангелы сбылось и имѣло исполненіе, то насколько болѣе сбудется глаголанное Сыномъ Божіимъ?

Праведное мздовоздаяніе, то-есть наказаніе. Вотъ что говоритъ онъ: если глаголанное Ангелы въ Ветхомъ Завѣтѣ исполнилось и прегрѣшившіе всѣ получили (возмездіе), то какое будемъ имѣть прощеніе мы, видя тѣхъ, получившихъ возмездіе, и нерадя?

О толицѣмъ нерадивше спасеніи. Не блага земли обѣтованной какъ Ветхій Завѣтъ (даруются), но Царство Небесное и сыновство. О спасеніи же, говоритъ, показанномъ и открытомъ Христомъ, то-есть о вѣрѣ въ Него. Толицѣмъ же, сказалъ, спасеніи, показывая, что въ Ветхомъ Завѣтѣ не таково было спасеніе.

Глаголатися отъ Господа. Затѣмъ показываетъ истинность его (спасенія). Ибо не кто другой, говоритъ, послужилъ ему, какъ напримѣръ Моисей въ Ветхомъ Завѣтѣ, но Самъ Христосъ.

Слышавшими. Слышавшими принесенное намъ упрочилось и принято съ вѣрою. Кто же это слышавшіе? Божественные, очевидно, ученики. Чтобы не смутить, не говоритъ, что и онъ самъ слышалъ отъ Христа, хотя и слышалъ.

(4) Сосвидѣтельствующу Богу, знаменми же и чудесы, и различными силами, и Духа Святаго раздѣленми, по Своей Ему воли. (5) Не Ангеломъ бо покори Богъ вселенную грядущую, о нейже глаголемъ: (6) засвидѣтельствова же нѣгдѣ нѣкто, глаголя: чтó есть человѣкъ, яко помниши его; или сынъ человѣческій, яко посѣщаеши ѝ; (7) умáлилъ еси его малымъ нѣчимъ отъ Ангелъ: славою и честію вѣнчалъ еси его, и поставилъ еси его надъ дѣлы руку Твоею: (8) вся покорилъ еси подъ нозѣ его. Внегда же покорити ему всяческая, ничтоже остави ему непокорено: нынѣ же не ý видимъ ему всяческая покорена.

Затѣмъ — какъ будто бы лгутъ слышавшіе отъ Христа и одно вмѣсто другого говорятъ — нѣтъ, говоритъ онъ, ибо и Самъ Богъ свидѣтельствуетъ объ истинѣ ихъ знаменьми и чудесы и различными силами, которыя совершаются черезъ нихъ.

И Духа Святаго раздѣленми. И черезъ дары и черезъ наитіе Святаго Духа совершается свидѣтельство Бога. А раздѣленми говоритъ, какъ бы черезъ раздѣленіе благодати Духа и по мѣрѣ каждаго, и сообразно съ вѣрою, и какъ каждому потребно.

По Своей Ему воли — Утѣшителя, очевидно. Раздѣляя, говоритъ, каждому, какъ Ему угодно.

Не Ангеломъ бо покори Богъ вселенную. Это соотвѣтствуетъ выше приведенному сравненію съ Ангелами. Ибо должно было, сравнивъ Христа во плоти съ величайшимъ твореніемъ, то-есть Ангелами, показать Его большимъ, какъ Господа. Грядущую же вселенную, говоритъ, — будущій міръ, относительно котораго вся рѣчь у насъ. Вѣдь Самъ Христосъ, Судія той вселенной, возсядетъ, а Ангелы, какъ слуги и рабы, станутъ около.

Засвидѣтельствова же нѣгдѣ нѣкто, глаголя. Такъ какъ онъ обращается къ знающимъ Писаніе, то и не ставитъ имени говорящихъ.

Чтó есть человѣкъ. Почему теперь приводитъ выраженіе: чтó есть человѣкъ, яко помниши его? Потому что онъ думалъ выше упомянутому предложенію (ибо онъ показалъ Христа большимъ Ангеловъ) противопоставить выраженіе: малымъ нѣчимъ умаленнаго отъ нихъ. Для того помѣщаетъ это, чтобы разрѣшить кажущееся противорѣчіе. И, разрѣшая, говоритъ: сказано, что Онъ умаленъ за пріятіе смерти. Мы видѣли Его, и не было въ Немъ вида, который привлекалъ бы насъ къ Нему (Ис. 53, 2).

Соглашается между тѣмъ, что приведенное мѣсто сказано о Господѣ, такъ какъ это ему было полезно и для успокоенія ихъ (евреевъ), что вся покорилъ еси подъ нозѣ Его.

Помниши его. И не только въ бытіе привелъ, но и даровалъ благобытіе, и продолжаешь помнить и посѣщаешь въ дурномъ положеніи.

Умáлилъ еси его. Ибо смертью умаленъ передъ Ангелами. Сіе относится и ко всему человѣчеству, но особенно ко Христу во плоти.

Нынѣ же не ý видимъ ему всяческая покорена. Ибо такъ какъ онъ сказалъ: ничто же остави ему непокорено, а они претерпѣвали зло и разграбленіе имуществъ со стороны іудеевъ, остававшихся въ невѣріи, то чтобы они не сомнѣвались въ сказанномъ, говоритъ: не смущайтесь, ибо Ему еще не все покорено, ученіе еще не посѣяно, не началъ еще властвовать явно Царь.

(9) А умáленнаго малымъ чимъ отъ Ангелъ видимъ Іисуса, за пріятіе смерти, славою и честію вѣнчáнна, яко да благодатію Божіею за всѣхъ вкýситъ смерти. (10) Подобаше бо Ему, Егоже ради всяческая и Имже всяческая, приведшу многи сыны въ славу, началника спасенія ихъ страданми совершити.

Малымъ, говоритъ, вслѣдствіе того, что находился три дня во адѣ.

За пріятіе смерти. Сказавъ пріятіе смерти, показалъ истинную смерть.

Славою и честію вѣнчáнна. Славою и честію называетъ Крестъ. Ибо для Бога не такъ почетно и славно сотворить и небо, и землю, и человѣка, и вышнія силы, какъ удостоиться за насъ быть распяту. Это говоритъ и для ихъ утѣшенія. Ибо если Христосъ сіе ради насъ понесъ, что удивительнаго, если мы ради Него понесемъ испытанія?!

Да благодатію Божіею. Ибо благодать Святой Троицы, что Сынъ пострадалъ. Вѣдь не по обязанности Отецъ далъ Сына, или Сынъ принялъ, или Духъ изволилъ на распятіе, но все благодатію произошло. Хорошо выраженіе: вкýситъ. Ибо Онъ не остался въ смерти, но только нѣкоторымъ образомъ вкусилъ ее. Извѣстно, что несторіане искажаютъ Писаніе и такъ читаютъ: что, кромѣ Бога, за всѣхъ вкуситъ смерти, такъ научая, что Христосъ былъ обителью Бога Слова, а не соединился съ Нимъ, что при Его распятіи не было съ Нимъ Божества. Ибо сказано, говорятъ, кромѣ Бога, вкуситъ смерти (1 Кор. 15, 27). Но смотри, какъ правомыслящій отвѣтитъ. Во-первыхъ, благодатію Божіею поставлено. Во-вторыхъ, впрочемъ, если и по-вашему читать — кромѣ Бога, то это надо такъ понимать, что, кромѣ Бога, за всѣхъ прочихъ умеръ Христосъ. И не только за людей, но и за вышнія силы умеръ, чтобы разрушить стоявшую посреди преграду и соединить земное съ небеснымъ (Ефес. 2, 14). Этому соотвѣтствуетъ сказанное въ другомъ мѣстѣ. Когда именно сказалъ, что все покорено, то очевидно, кромѣ Того, Который покорилъ Ему все (1 Кор. 15, 27).

За всѣхъ вкýситъ смерти. Если и не всѣ спасены, то вслѣдствіе ихъ собственнаго невѣрія, но Онъ сдѣлалъ то собственностію для всѣхъ и за вся.

Подобаше бо Ему. Подобаше бо, говоритъ, Богу и Отцу, отъ Котораго все, — Онъ вѣдь Виновникъ всего. И Имже всяческая. Ибо если и Имже всяческая — Отецъ есть Творецъ всего, Который родилъ Творца. И Имже всяческая. Выраженіе Имже къ Отцу относится.

Многи сыны — такъ людей называетъ. Приведшаго людей, говоритъ, въ славу Единороднаго по дару сыновства, Начальника спасенія этихъ сыновъ, то-есть Христа, подобало страданми совершити, показать именно черезъ Крестъ совершеннымъ и славнымъ. Совершенство же какъ бы для насъ сказано, которые твердо восприняли черезъ Крестъ самое добро и человѣколюбіе, тогда какъ Самъ Онъ былъ всегда всесовершеннымъ и всеславнымъ. Но смотри разницу между сыновьями. Ибо Онъ — истинный, а мы — усыновлены. Онъ спасаетъ, а мы спасаемся. Страданми совершити, то-есть восполнить, что Ему недоставало. А что недоставало Христу, какъ человѣку? Очевидно, безсмертія, чтобы непрерывно имѣть образъ, въ которомъ не было бы недостатковъ. И вотъ Ему восполнилъ недостающее Отецъ черезъ воскресеніе. Между же тѣмъ съ Нимъ восполнилъ и всѣхъ людей, какъ и въ другомъ мѣстѣ говоритъ апостолъ. И, будучи совершеннымъ, сталъ для надѣющихся на Него посредникомъ спасенія неразрушимаго. Такъ понимаютъ святой Кириллъ и Северъ въ 164 главѣ «Филалифа».

(11) И святяй бо и освящаеміи, отъ Единаго вси: еяже ради вины не стыдится братію нарицати ихъ, глаголя: (12) возвѣщу имя Твое братіи Моей, посредѣ церкве воспою Тя. (13) И паки: Азъ буду надѣяся Нань. И паки: се Азъ, и дѣти, яже Ми далъ есть Богъ. (14) Понеже убо дѣти пріобщишася плоти и крови, и Той пріискреннѣ пріобщися тѣхже, да смертію упразднитъ имущаго державу смерти, сирѣчь, діавола, (15) и избавитъ сихъ, елицы страхомъ смерти чрезъ все житіе повинни бѣша работѣ.

Святяй, то-есть Христосъ, и освящаеміи, то-есть люди, отъ единаго мы Бога и Отца. Но Христосъ какъ Сынъ и законное рожденіе и изъ сущности Отца, а мы — тварь и удостоены сыновства по благодати.

Братію нарицати ихъ. Вмѣстѣ и плоть соединилъ съ Самимъ Собою и братство воспринялъ.

Говоря не стыдится, показалъ различіе. Ибо не по природѣ братъ, хотя и истинный человѣкъ, но по человѣколюбію, такъ какъ Онъ и истинный Богъ.

Азъ буду надѣяся Нань. Назвавъ выше братомъ, а ниже отцомъ, въ срединѣ замѣчаетъ, что это наименованія человѣколюбія и благодати Его, а по природѣ, говоритъ, Онъ — истинный Богъ. Ибо кто надѣется на другого кого, какъ не на одного Бога? Какъ бы сказалъ: услышавъ, что Онъ братъ и отецъ, не думайте, что Онъ одинъ изъ многихъ, — Богъ, говоритъ, на Котораго, написано, должно надѣяться.

Се Азъ, и дѣти. Отцомъ нашимъ сдѣлалъ Христа.

Далъ — черезъ воплощеніе. Подобно слѣдующему выраженію: проси у Меня, и дамъ народы въ наслѣдіе Тебѣ (Псал. 2, 8).

Понеже убо, говоритъ, дѣти, то-есть люди, пріобщишася плоти и крови; пріискреннѣ, то-есть одинаково, истинно, не призрачно, какъ утверждаютъ нѣкоторые еретики, и Самъ плоти и крови причастникомъ сдѣлался, чтобы и въ этомъ показать, какую имѣетъ любовь къ дѣтямъ... Мы, которые считаемся въ числѣ чадъ Божіихъ, пріобщились крови и плоти, въ смертныхъ и земныхъ тѣлахъ. Сего ради Единородное Слово Божіе, будучи Жизнію по природѣ, пріобщилось такъ же, и не инымъ какимъ образомъ, а такъ же, какъ и мы.

Да смертію. Затѣмъ высказываетъ причину вочеловѣченія. Чтобы, говоритъ, упраздненъ былъ имущій державу смерти — дьяволъ; упраздненъ же смертію. Какъ бы такъ сказалъ: О, мудрости Божія! Смертью имѣлъ державу дьяволъ — смертью будетъ уничтоженъ! Ибо какимъ орудіемъ онъ былъ силенъ, тѣмъ Христосъ противъ него и воспользовался. Какимъ образомъ властвовалъ онъ надъ смертію? Имѣя власть надъ грѣхомъ, отъ котораго смерть, и надъ смертію имѣлъ власть, ибо держава смерти — грѣхъ. Ибо, кто имѣетъ грѣхъ и изобрѣлъ его, тотъ имѣетъ и державу смерти, ибо сказали мы, что грѣхъ есть держава смерти, чтобы таковъ былъ смыслъ: собственною смертію уничтожилъ дьявола, имущаго въ своей власти грѣхъ, который составляетъ силу и державу смерти. Ибо если бы грѣхъ не преодолѣлъ человѣка, не вышла бы смерть въ міръ.

Елицы страхомъ смерти. Прежде, говоритъ, уничтожена смерть, которой люди чрезъ все житіе повинни беша и подвержены были страху рабства. Ибо они боялись смерти, которая не была еще уничтожена. И ничто изъ утѣхъ жизни не въ состояніи было утѣшить благоразумныхъ предъ страхомъ смерти, судомъ строгаго и суроваго господина, всегда назирающаго и наводящаго страхъ на живущихъ на землѣ.

Повинни бѣша работѣ. Люди боялись смерти, какъ повинные этой работѣ. Работа же смерти — быть подвержену и покоряться грѣху. Ибо держава и жало смерти — грѣхъ. Итакъ, когда Христосъ упразднилъ имущаго державу смерти, сирѣчь дьявола, изобрѣтателя и виновника грѣха, слабымъ естественно сдѣлался грѣхъ, мы естественно освобождены отъ работы, вслѣдствіе побѣды Его естественно сдѣлались свободными отъ страха смерти. И это ясно можно видѣть на самыхъ даже дѣлахъ. Ибо раньше какъ величайшаго и непобѣдимаго зла боялись мы смерти и отвращались отъ нея, (теперь) съ радостію же стремимся къ ней, какъ перемѣнѣ и исходу къ лучшему; нынѣ, когда она происходитъ за Христа и Его Законы отъ гонителей. Не ясно ли развѣ, что Спаситель освободилъ насъ отъ страха смерти и отъ проистекавшей отсюда работы?

(16) Не отъ Ангелъ бо когда пріемлетъ, но отъ сѣмене Авраамова пріемлетъ: (17) отнюдуже долженъ бѣ по всему подобитися братіи, да милостивъ будетъ и вѣренъ первосвященникъ въ тѣхъ, яже къ Богу, во еже очистити грѣхи людскія. (18) Въ немже бо пострада, Самъ искушенъ бывъ, можетъ и искушаемымъ помощи.

Но отъ сѣмене Авраамова пріемлетъ. Пріемлетъ указываетъ на то, что мы, люди, убѣгали отъ Него, а Христосъ преслѣдовалъ и, преслѣдуя, настигъ, а настигши, воспринялъ. Не отъ ангельской природы воспринялъ, а отъ человѣческой. Затѣмъ, желая показать происхожденіе Христа по плоти отъ Іуды, онъ говоритъ: отъ сѣмене Авраамова.

Отнюдуже долженъ бѣ. Когда же Онъ удостоилъ воспринять, то сообразно съ этимъ долженъ былъ во всемъ подобитися людямъ. Ибо и родился, и возрасталъ, ѣлъ, пилъ, спалъ, умеръ, возсталъ.

Да милостивъ будетъ. Все же это, говоритъ, устроилъ Онъ не для чего инаго, какъ для того, чтобы излить милость на живущихъ на землѣ и возставить отъ паденій.

И вѣренъ первосвященникъ. Вѣрный, истинный. Ибо обязанность настоящаго и истиннаго Первосвященника избавлять отъ прегрѣшеній тѣхъ, кого Онъ Первосвященникъ. Итакъ, для того, чтобы принести жертву, могущую очистить насъ, Онъ сталъ человѣкомъ и Самого Себя возложилъ. Затѣмъ приводитъ, какимъ образомъ и почему сталъ вѣрнымъ Первосвященникомъ. Во еже, говоритъ, очистити грѣхи людскія. Для того, говоритъ, сталъ Первосвященникомъ, чтобы намъ оказать милость и очистить насъ отъ грѣховъ нашихъ.

Въ тѣхъ, яже къ Богу — въ дѣлахъ, приличныхъ для Бога. Ибо въ этихъ Онъ сдѣлался нашимъ Первосвященникомъ не для того, чтобы взыскивать матеріальныхъ десятинъ или начатковъ, но такъ какъ Онъ зналъ, что мы стали врагами Божіими и отверженными, то, жалѣя насъ, Себя Самого далъ намъ въ Первосвященники.

Въ немже бо пострада, Самъ искушенъ бывъ. Униженное выраженіе, однако не внѣ мѣры истощанія. Затѣмъ (это) говорится и для слышащихъ неразумное. Ибо что говоритъ? Въ немже бо пострада, то-есть такъ какъ пострадалъ Онъ въ собственномъ тѣлѣ, искушенъ бывъ, то охотнѣе будетъ помогать искушаемымъ. Какъ если бы сказалъ: искушеніемъ научившись тому, что значитъ впадать въ искушенія, не какъ только Богъ, но и какъ человѣкъ искушеніемъ познавъ страданіе, можетъ, то-есть охотнѣе будетъ протягивать руку искушаемымъ. Или можетъ искушаемымъ помогать, такъ должно принимать. Ибо когда, говоритъ, дьяволъ напалъ на безгрѣшное тѣло Господа, то Онъ и искушеніями былъ искушенъ (ибо не только самъ приступилъ, искушая, но и самихъ іудеевъ побудилъ на убійство Господа). Итакъ, имѣя безгрѣшное тѣло, былъ искушенъ и претерпѣлъ, поэтому имѣетъ сильное и основательное право на дьявола освобождать людей, подверженныхъ грѣху, отъ происходящихъ отъ него искушеній и быть помощью искушаемымъ. Ибо дерзость дьявола противъ безгрѣшнаго тѣла доставила Господу основательную и справедливую силу къ тому, чтобы спасать впадшихъ въ грѣхъ отъ происходяшихъ отсюда искушеній и быть помощникомъ искушаемымъ.

Источникъ: Толкование блаженнаго Экуменія на Посланіе апостола Павла къ Евреямъ. // Приложеніе къ курсовому сочиненію студента Казанской Духовной Академіи іеромонаха Петра (Звѣрева), — Казань, 1902.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0