Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. авва Дороѳей Палестинскiй († ок. 620 г.)
Душеполезныя поученія къ своимъ ученикамъ.

Поученіе шестое. О томъ, чтобы не судить ближняго.

Если бы мы помнили, братія, слова святыхъ старцевъ, если бы мы всегда поучались въ нихъ, то мы не предавались бы такъ легко безпечности о себѣ: ибо если бы мы, какъ они сказали, не нерадѣли о маломъ, и о томъ, что намъ кажется ничтожнымъ, то не впадали бы въ великое и тяжкое. Я всегда говорю вамъ, что отъ сихъ незначительныхъ (грѣховъ), отъ того, что говоримъ: «какая важность въ томъ, или въ другомъ», образуется въ душѣ злой навыкъ, и (человѣкъ) начинаетъ нерадѣть и о великомъ. Знаете ли, какой тяжкій грѣхъ осуждать ближняго? Ибо что тяжелѣе сего? Что столько ненавидитъ Богъ? Отъ чего столько отвращается? Какъ и отцы сказали, что нѣтъ ничего хуже осужденія. Однако и въ такое великое зло человѣкъ приходитъ отъ сего же (нерадѣнія) о ничтожномъ повидимому. Ибо отъ того, что (человѣкъ) дозволилъ себѣ малое зазрѣніе ближняго, отъ того, что говоритъ: «что за важность, если послушаю, что говоритъ сей братъ? Что за важность, если и я скажу одно вотъ такое-то слово? Что за важность, если я посмотрю, что будетъ дѣлать сей братъ, или тотъ странникъ?» — (отъ сего самого) умъ начинаетъ оставлять свои грѣхи безъ вниманія и замѣчать грѣхи ближняго. И отъ сего потомъ происходитъ, что мы осуждаемъ, злословимъ, уничижаемъ (ближнихъ), а наконецъ впадаемъ и въ то самое, что осуждаемъ. Ибо отъ того, что (человѣкъ) не заботится о своихъ грѣхахъ и «не оплакиваетъ, какъ казали отцы, своего мертвеца», не можетъ онъ преуспѣть ни въ чемъ добромъ, но всегда обращаетъ вниманіе на дѣло ближняго. А ничто столько не прогнѣвляетъ Бога, ничто такъ не обнажаетъ человѣка и не приводитъ въ оставленіе (отъ Бога), какъ злословіе, или осужденіе, или уничиженіе ближняго.

Иное же дѣло злословить или порицать иное осуждать, и иное уничижать. Порицать — значитъ сказать о комъ нибудь: такой-то солгалъ, или разгнѣвался, или впалъ въ блудъ, или (сдѣлалъ) что-либо подобное. Вотъ такой злословилъ (брата), т.-е. сказалъ пристрастно о его согрѣшеніи. А осуждать — значитъ оказать: такой-то лгунъ, гнѣвливъ, блудникъ. Вотъ сей осудилъ самое расположеніе души его, произнесъ приговоръ о всей его жизни, говоря, что онъ таковъ-то, и осудилъ его, какъ такого; а это тяжкій грѣхъ Ибо иное сказать: «онъ разгнѣвался,» и иное сказать: «онъ гнѣвливъ,» и какъ я сказалъ, произнеоти (такимъ образомъ) приговоръ о всей его жизни. А (грѣхъ) осужденія столько тяжелѣе всякаго другаго грѣха, что самъ Христосъ сказалъ: лицемѣре, изми первѣе бервно изъ очесе твоего, и тогда прозриши изъяти сучецъ изъ очесе брата твоего (Лук. 6, 42), и грѣхъ ближняго уподобилъ сучку, а осужденіе — бревну. Такъ-то тяжело осужденіе, превосходящее всякій грѣхъ.

И фарисей оный, молясь и благодаря Бога за свои добродѣтели, не солгалъ, но говорилъ истину, и не за то былъ осужденъ; ибо мы должны благодарить Бога, когда сподобились сдѣлать что-либо доброе, потому что Онъ помогъ и содѣйствовалъ намъ въ этомъ. За сіе фарисей не былъ осужденъ, какъ я сказалъ, что онъ благодарилъ Бога, изчисляя свои добродѣтели, и не за то онъ былъ осужденъ, что сказалъ: нѣсмь яко же прочіи человѣцы; но когда онъ обратился къ мытарю и сказалъ: или яко же сей мытарь; тогда онъ подвергся осужденію, ибо онъ осудилъ самое лицо, самое расположеніе души его и, кратко сказать, всю жизнь его. Посему мытарь и вышелъ оправданъ паче онаго (Лук. 18, 11).

Нѣтъ ничего тяжелѣе, какъ я много разъ говорилъ, нѣтъ ничего хуже осужденія, презрѣнія, или уничиженія ближняго. Почему мы не осуждаемъ лучше самихъ себя и наши грѣхи, которые мы достовѣрно знаемъ и за которые должны будемъ датъ отвѣтъ предъ Богомъ? Зачѣмъ восхищаемъ (себѣ) судъ Божій. Чего хотимъ отъ Его созданія? Не должны ли мы трепетать, слыша, что случилось съ великимъ онымъ старцемъ, который, узнавъ о нѣкоемъ братѣ, что онъ впалъ въ блудъ, сказалъ: «о, худо онъ сдѣлалъ!» Или вы не знаете, какое ужасное событіе повѣствуется о немъ въ Отечникѣ? Святый Ангелъ принесъ къ нему душу согрѣшившаго и сказалъ ему: «посмотри, тотъ, кого ты осудилъ, умеръ; куда же повелишь ты помѣститъ его, въ царство или муку?» Есть ли что страшнѣе сей тяготы? Ибо что иное значатъ слова Ангела къ старцу, какъ не сіе: поелику ты судія праведныхъ и грѣшныхъ, то скажи, что повелишь о смиренной душѣ сей? помилуешь ли ты ее, или предашь мученію? Святый старецъ, пораженный симъ, все остальное время жизни своей провелъ въ стенаніяхъ, слезахъ и въ безмѣрныхъ трудахъ, молясь Богу, чтобы Онъ простилъ ему тотъ грѣхъ, — и (все) это уже послѣ того, какъ онъ, павъ на лице свое къ ногамъ святаго Ангела, получилъ прощеніе. Ибо сказанное Ангеломъ: «вотъ Богъ показалъ тебѣ, какой тяжкій грѣхъ осужденіе, чтобы ты болѣе не впалъ въ него», уже означало прощеніе; однако душа старца до самой смерти его не хотѣла болѣе утѣшиться и оставить свой плачъ.

И такъ чего хотимъ и мы отъ нашего ближняго? Чего хотимъ отъ чужой тяготы? Есть у насъ о чемъ заботиться, братія! Каждый да внимаетъ себѣ и своимъ грѣхамъ. Одному Богу принадлежитъ (власть) оправдывать и осуждать, поелику Онъ знаетъ и душевное устроеніе каждаго и силу, и образъ воспитанія, и дарованія, и тѣлосложеніе и способности; и сообразно съ этимъ судитъ каждаго, какъ Онъ самъ Единъ знаетъ, ибо иначе судитъ Богъ дѣла епископа, и иначе правителя (мірскаго), иначе судитъ дѣла игумена и иначе ученика, иначе стараго и иначе юнаго, иначе больнаго и иначе здороваго. И кто можетъ знать всѣ суды сіи? Только Единъ, сотворившій всѣхъ, все создавшій и все вѣдущій.

Помню, я слышалъ, что нѣкогда было такое происшествіе. Въ нѣкоторый городъ пришелъ корабль съ невольниками, а въ городѣ томъ жила одна святая дѣва, весьма внимавшая себѣ. Она, услышавъ, что пришелъ оный корабль, очень обрадовалась, ибо желала купить себѣ маленькую дѣвочку, и думала: возьму и воспитаю ее, какъ хочу, чтобы она вовсе не знала пороковъ міра сего. Она послала за хозяйномъ корабля того и, призвавъ его къ себѣ, узнала, что у него есть двѣ маленькія дѣвочки, именно такія, какихъ она желала, и тотчасъ съ радостію отдала она цѣну (за одну изъ нихъ) и взяла ее къ себѣ. Когда же хозяинъ корабля удалился изъ того мѣста, гдѣ пребывала оная святая, и едва отошелъ немного, встрѣтила его одна блудница, совершенно развратная, и увидѣвъ съ нимъ другую дѣвочку, захотѣла взять ее; условившись съ нимъ, отдала цѣну, взяла (дѣвочку) и ушла съ ней. Видите ли тайну Божію? Видите ли судъ (Божій)? Кто можетъ объяснить это? И такъ, святая дѣва взяла ту малютку, воспитала ее въ страхѣ Божіемъ, наставляя ее на всякое благое дѣло, обучая ее иноческому житію, и кратко сказать, во всякомъ благоуханіи святыхъ заповѣдей Божіихъ. Блудница же, взявши ту несчастную, сдѣлала ее орудіемъ діавола. Ибо чему могла оная зараза научить ее, какъ не погубленію души своей? И такъ, что мы можемъ сказать о страшной сей судьбѣ? Обѣ были малы, обѣ проданы, не зная сами, куда идутъ, и одна оказалась въ рукахъ Божіихъ, а другая впала въ руки діавола. Можно ли сказать, что Богъ равно взыщетъ, какъ съ одной, такъ и съ другой? Какъ это возможно! Если обѣ впадутъ въ блудъ, или въ иной грѣхъ, можно ли сказать, что обѣ онѣ подвергнутся одному суду, хотя и обѣ впали въ одно и тоже согрѣшеніе? Возможно ли это? Одна знала о судѣ, о царствѣ Божіемъ, день и ночь поучалась въ словахъ Божіихъ; другая же, несчастная, никогда не видала и не слышала ничего добраго, но всегда, напротивъ, все скверное, все діавольское: какъ же возможно, чтобы обѣ были судимы однимъ судомъ?

И такъ, никакой человѣкъ не можетъ знать судебъ Божіихъ, но Онъ единъ вѣдаетъ все и можетъ судить согрѣшеніе каждаго, какъ Ему единому извѣстно. Дѣйствительно случается, что братъ погрѣшаетъ по-простотѣ; но имѣетъ одно доброе дѣло, которое угодно Богу болѣе всей жизни: а ты судишь и осуждаешь его, и отягощаешь душу свою. Если же и случилось ему преткнуться, почему ты знаешь, сколько онъ подвизался и сколько пролилъ крови своей прежде согрѣшенія; теперь согрѣшеніе его является предъ Богомъ, какъ бы дѣло правды? Ибо Богъ видитъ трудъ его и скорбь, которые онъ, какъ я сказалъ, подъялъ прежде согрѣшенія, и милуетъ его. А ты знаешь только сіе (согрѣшеніе), и гогда какъ Богъ милуетъ его, ты осуждаешь его и губишь душу свою. Почему ты знаешь, сколъко слезъ онъ пролилъ о семъ предъ Богомъ? Ты видѣлъ грѣхъ, а покаянія его не видѣлъ.

Иногда же мы не только осуждаемъ, но и уничижаемъ (ближняго); ибо иное, какъ я сказалъ, осуждать и иное уничижать. Уничиженіе есть то, когда человѣкъ не только осуждаетъ (другаго), но презираетъ его, т. е. гнушается ближнимъ и отвращается отъ него, какъ отъ нѣкоей мерзости: это хуже осужденія и гораздо пагубнѣе. Хотящіе же спастись не обращаютъ вниманія на недостатки ближнихъ, но всегда смотрятъ на свои собственные и преуспѣваютъ. Таковъ былъ тотъ, который, видя, что братъ его согрѣшилъ, вздохнулъ и сказалъ: «горе мнѣ! какъ онъ согрѣшилъ сего дня, такъ согрѣшу и я завтра». Видищь ли твердость? Видишь ли настроеніе [1] души? Какъ онъ тотчасъ нашелъ средство избѣгнуть осужденія брата своего! Ибо сказавъ: «такъ и я завтра», онъ внушилъ себѣ страхъ и попеченіе о томъ, что и онъ въ скоромъ времени можетъ согрѣшить, и такъ избѣжалъ осужденія ближняго. Притомъ не удовлетворился этимъ, но и себя повергнулъ подъ ноги его, сказавъ: «и онъ (по крайней мѣрѣ) покается о грѣхѣ своемъ, а я не покаюсь, какъ должно, не достигну покаянія, не въ силахъ буду покаяться». Видишь просвѣщеніе Божественной души? Онъ не только успѣлъ избѣжать осужденія ближняго, но и себя самого повергнулъ подъ ноги его. Мы же, окаянные, безъ разбора осуждаемъ, гнушаемся, уничижаемъ, если что-либо видимъ, или услышимъ, или только подозрѣваемъ; и что еще хуже, мы не останавливаемся на своемъ собственномъ вредѣ, но, встрѣчая и другаго брата, тотчасъ говоримъ ему: то и то случилось, и вредимъ ему, внося въ сердце его грѣхъ [2]. И не боимся мы Сказавшаго: горе напояющему подруга своего развращеніемъ мутнымъ (Авв. 2, 15), но совершаемъ бѣсовское дѣло, и нерадимъ о семъ. Ибо что иное дѣлать бѣсу, какъ не смущать и не вредить? А мы оказываемся помощниками бѣсовъ на погибель свою и ближняго: ибо кто вредитъ душѣ, тотъ содѣйствуетъ и помогаетъ демонамъ, а кто приноситъ ей пользу, тотъ помогаетъ святымъ Ангеламъ. Отъ чего же мы впадаемъ въ сіе, какъ не отъ того, что нѣтъ въ насъ любви? Ибо если бы мы имѣли любовь, то съ соболѣзнованіемъ и состраданіемъ смотрѣли бы на недостатки ближняго, какъ сказано: любы покрываетъ множество грѣховъ (1 Петр. 4, 8). Любы не мыслитъ зла; вся покрываетъ и проч. (1 Кор, 13, 5).

И такъ если бы, какъ я сказалъ, мы имѣли любовь, то сія любовь покрыла бы всякое согрѣшеніе, какъ и святые дѣлаютъ, видя недостатки человѣческіе. Ибо развѣ святые слѣпы и не видятъ согрѣшеній? Да и кто столько ненавидитъ грѣхъ, какъ святые? Однако они не ненавидятъ согрѣшающаго и не осуждаютъ его, не отвращаются отъ него; но сострадаютъ ему, скорбятъ о немъ, вразумляютъ, утѣшаютъ, врачуютъ его, какъ больной членъ, и дѣлаютъ все для того, чтобы спасти его. Какъ рыбаки, когда закинутъ уду въ море, и поймавъ большую рыбу, чувствуютъ, что она мечется и бьется, то не вдругъ сильно влекутъ ее, ибо иначе прервется вервь и они совсѣмъ потеряютъ рыбу, но пускаютъ вервь свободно и послабляютъ ей идти, какъ хочетъ; когда же увидятъ, что рыба утомилась и перестала биться, тогда мало по малу притягиваютъ ее: такъ и святые долготерпѣніемъ и любовію привлекаютъ брата, а не отвращаются отъ него и не гнушаются имъ. Какъ мать, имѣющая безобразнаго сына, не только не гнушается имъ и не отвращается отъ него, но и украшаетъ его съ любовію, и все, что ни дѣлаетъ, дѣлаетъ для его утѣшенія; такъ и святые всегда покрываютъ, украшаютъ, помогаютъ, чтобы и согрѣшающаго со временемъ исправить, и никто другой не получилъ отъ него вреда, и имъ самимъ болѣе преуспѣть въ любви Христовой. Что сдѣлалъ святый Аммонъ, какъ однажды братія пришли къ нему въ смущеніи и сказали ему: «пойди и посмотри, отче, у такого-то брата въ келіи женщина». Какое милосердіе показала, какую любовь имѣла святая оная душа! Понявши, что братъ скрылъ женщину подъ кадкою, онъ пошелъ и сѣлъ на оную, и велѣлъ имъ искать по всей келіи. Когда же они ничего не нашли, онъ сказалъ имъ: «Богъ да проститъ васъ». И такъ онъ постыдилъ ихъ, утвердилъ, и оказалъ имъ великую пользу, научивъ ихъ не легко вѣрить обвиненію на ближняго; и брата онаго исправилъ, не только покрывъ его по Богѣ, но и вразумивъ его, когда нашелъ удобное къ тому время. Ибо, выславъ всѣхъ вонъ, онъ взялъ его за руку и сказалъ ему: «подумай о душѣ своей, братъ». Братъ сей тотчасъ устыдился, пришелъ въ умиленіе и тотчасъ подѣйствовало на душу его человѣколюбіе и состраданіе старца.

И такъ, пріобрѣтемъ и мы любовь, пріобрѣтемъ снисходительность къ ближнему, чтобы сохранить себя отъ пагубнаго злословія, осужденія и уничиженія и будемъ помогать другъ другу, какъ своимъ собственнымъ членамъ. Кто, имѣя рану на рукѣ своей, или на ногѣ, или на другомъ какомъ членѣ, гнушается собою, или отсѣкаетъ членъ свой, хотя бы онъ и гноился? Не скорѣе ли очищаетъ онъ его, омываетъ, накладываетъ на него пластырь, обвязываетъ, окропляетъ святой водой, молится и проситъ святыхъ помолиться о немъ, какъ сказалъ и авва Зосима? Однимъ словомъ, (никто) не оставляетъ своего члена (въ небреженіи), не отвращается отъ него, ни даже отъ зловонія его, но дѣлаетъ все для того, чтобы излѣчить его. Такъ должны и мы сострадать другъ другу, должны помогать другъ другу, сами и посредствомъ другихъ сильнѣйшихъ, и все придумывать и дѣлать для того, чтобы помогать и себѣ, и одинъ другому; ибо мы члены другъ друга, какъ говоритъ Апостолъ: вси мы едино тѣло есмы, а по единому другъ другу уди (Рим. 12, 5), и: аще страждетъ единъ удъ, съ нимъ страждутъ вси уди (1 Кор. 12, 26). Чѣмъ кажутся вамъ общежитія? Не суть ли они одно тѣло, и (всѣ составляющіе общежитіе) члены другъ друга? Правящіе и наставляющіе суть глава; наблюдающіе и исправляющіе — очи; пользующіе словомъ — уста; слушающіе ихъ — уши; дѣлающіе — руки, а ноги суть посылаемые и исполняющіе служеніе. — Глава ли ты? — наставляй. Око ли? — наблюдай, смотри. Уста ли? — говори, пользуй. Ухо ли? — слушай. Рука ли? — дѣлай. Нога ли? — служи. Каждый да служитъ тѣлу по силѣ своей, и старайтесь постоянно помогать другъ другу: или ученіемъ, влагая слово Божіе въ сердце брату, или утѣшеніемъ во время скорби, или подаяніемъ помощи въ дѣлѣ служенія. И однимъ словомъ, каждый, какъ я сказалъ, по силѣ своей, старайтесь имѣть единеніе другъ съ другомъ; ибо, чѣмъ болѣе кто соединяется съ ближнимъ, тѣмъ болѣе соединяется онъ съ Богомъ.

И чтобы вамъ яснѣе понять силу сказаннаго, предложу вамъ сравненіе, преданное отъ отцевъ. Представьте себѣ кругъ, начертанный на землѣ, средина котораго называется центромъ; а прямыя линіи, идущія отъ центра къ окружности, называются радіусами. Теперь вникните, что я буду говорить: предположите, что кругъ сей есть міръ, а самый центръ круга — Богъ; радіусы же, т. е. прямыя линіи, идущія отъ окружности къ центру, суть пути жизни человѣческой. И такъ, на сколько святые входятъ внутрь круга, желая приблизиться къ Богу, на столько, по мѣрѣ вхожденія, они становятся ближе и къ Богу, и другъ къ другу; и сколько приближаются къ Богу, столько приближаются и другъ къ другу; и сколько приближаются другъ къ другу, столько приближаются и къ Богу. Такъ разумѣйте и объ удаленіи. Когда удаляются отъ Бога и возвращаются ко внѣшнему, то очевидно, что въ той мѣрѣ, какъ они исходятъ отъ средоточія и удаляются отъ Бога, въ той же мѣрѣ удаляются и другъ отъ друга; и сколько удаляются другъ отъ друга, столько удаляются и отъ Бога. Таково естество любви: на сколько мы находимся внѣ и не любимъ Бога, на столько каждый удаленъ и отъ ближняго. Если же возлюбимъ Бога, то сколько приближаемся къ Богу любовью къ Нему, столько соединяемся любовью и съ ближнимъ; и сколько соединяемся съ ближнимъ, столько соединяемся съ Богомъ Господь Богъ да сподобитъ насъ слышать полезное и исполнять оное; ибо по мѣрѣ того, какъ мы стараемся и заботимся объ исполненіи слышаннаго, и Богъ всегда просвѣщаетъ насъ и научаетъ волѣ Своей. Ему слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ слав. уготовленіе, т. е. къ искушеніямъ.
[2] Въ греч. вливая въ сердце его зловонную нечистоту.

Печатается по изданiю: Преподобнаго отца нашего Аввы Дороѳея, Душеполезныя поученiя и посланiя, съ присовокупленiемъ вопросовъ его и отвѣтовъ на оные Варсонуфiя Великаго и Iоанна Пророка. — Восьмое изданiе Козельской Введенской Оптиной пустыни. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1900. — С. 79-88.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0