Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 29 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. авва Дороѳей Палестинскiй († ок. 620 г.)
Душеполезныя поученія къ своимъ ученикамъ.

Поученіе осьмое. О злопамятности.

Отцы сказали, что монахамъ несвойственно гнѣваться, также и оскорблять кого-либо, и еще: «кто преодолѣлъ гнѣвъ, тотъ преодолѣлъ демоновъ, а кто побѣждается сею страстію, тотъ вовсе чуждъ иноческой жизни» и проч. Что же должны мы сказать о себѣ, когда мы не только не оставляемъ раздражительности и гнѣва, но и предаемся злопамятности? Что намъ дѣлать, какъ не оплакивать такое жалкое и нечеловѣческое устроеніе (душъ нашихъ)? И такъ, будемъ внимать себѣ, братія, и постараемся съ помощію Божіею избавигься отъ горечи этой губительной страсти.

Случается, что, когда между братіями произойдетъ смущеніе или возникнетъ неудовольствіе, одинъ изъ нихъ поклонится другому (прося прощенія), но и послѣ сего продолжаетъ скорбѣть и имѣть помыслы противъ брата. Таковый не долженъ пренебрегатъ симъ, но пресѣчь оныя вскорѣ, ибо это есть злопамятность; а она, какъ я сказалъ, требуетъ отъ человѣка многаго вниманія, чтобы въ оной не закоснѣть и не погибнуть. Кто поклонился (прося прощенія) и сдѣлалъ это ради заповѣди, тотъ въ настоящее время исцѣлилъ гнѣвъ, но противъ злопамятности еще не подвизался, и потому продолжаетъ скорбѣть на брата. Ибо иное злопамятность, иное гнѣвъ, иное раздражительность и иное смущеніе; и чтобы вы (лучше) поняли сіе, скажу вамъ примѣръ. Кто разводитъ огонь, тотъ беретъ сначала малый уголекъ: это слово брата, нанесшаго оскорбленіе. Вотъ это пока еще только малый уголекъ: ибо что такое слово брата твоего? Если ты его перенесешь, то ты и погасилъ уголекъ. Если же будешь думать: «зачѣмъ онъ мнѣ это сказалъ, и я ему скажу то и то, и если бы онъ не хотѣлъ оскорбить меня, онъ не сказалъ бы этого, и я непремѣнно оскорблю его», — вотъ ты и подложилъ лучинки, или что-либо другое, подобно разводящему огонь, и произвелъ дымъ, который есть смущеніе. Смущеніе же есть то самое движеніе и возбужденіе помысловъ, которое воздвигаетъ и раздражаетъ сердце. Раздраженіе же есть отомстительное возстаніе на опечалившаго, которое обращается въ дерзость, какъ сказалъ блаженный авва Маркъ: «злоба, питаемая помышленіями, раздражаетъ сердце, убиваемая же молитвою и надеждою, сокрушаетъ его». Если бы ты перенесъ малое слово брата твоего, то погасилъ бы, какъ я уже сказалъ, этотъ малый уголекъ, прежде чѣмъ произошло смущеніе; однако же и его, если хочешь, можешь удобно погасить, пока оно еще не велико, молчаніемъ, молитвою, однимъ поклономъ отъ сердца. Если же ты будешь продолжать дымить, то есть, раздражать и возбуждать сердце воспоминаніемъ: «зачѣмъ онъ мнѣ это сказалъ, я и ему скажу то и то»; то отъ сего самаго стеченія и, такъ сказать, столкновенія помысловъ согрѣвается и разгарается сердце, и происходитъ воспламененіе раздражительности, ибо раздражительность есть жаръ крови около сердца, какъ говоритъ св. Василій Великій. Вотъ какъ происходитъ раздражительность. Ее также называютъ острожелчіемъ (вспыльчивостью). Если хочешь, можешь погасить и ее, прежде чѣмъ произойдетъ гнѣвъ. Если же ты продолжаешь смущать и смущаться, то уподобляешься человѣку, подкладывающему дрова на огонь и еще болѣе разжигающему его, отчего образуется (много) горящаго уголья, и это есть гнѣвъ. Также сказалъ и авва Зосима, когда его спросили, что значитъ изреченіе: «гдѣ нѣтъ раздражительности, тамъ безмолвствуетъ вражда?» Ибо если кто-либо въ началѣ смущенія, когда оно начинаетъ, какъ мы сказали, дымиться и бросать искры, поспѣшитъ укорить себя и поклониться (ближнему, прося прощенія), прежде нежели разгорится раздражительность, то онъ сохранитъ миръ. Также когда возгорится раздражительность, если онъ не замолчитъ, но будетъ прододжать смущаться и возбуждать себя, то онъ дѣлается, какъ мы сказали, подобнымъ тому, кто подкладываетъ дрова на огонь, и онѣ горятъ, пока наконецъ образуется много горящаго уголья. И какъ горящее уголье, когда оно угаснетъ и будетъ собрано, можетъ лежать нѣсколько лѣтъ безъ поврежденія, и даже, если кто польетъ его водою, оно не подвергается гніенію: такъ и гнѣвъ, если закоснѣетъ, обращается въ злопамятность, отъ которой человѣкъ не освободится, если не прольетъ крови своей [1]. Вотъ, я вамъ показалъ различіе: понимаете ли? Вотъ, вы слышали, что такое начальное смущеніе и что раздражительность, что такое гнѣвъ и что злопамятность. Видите ли, какъ отъ одного слова доходятъ до такого зла? Ибо если бы ты сначала укорилъ самого себя, (терпѣливо) перенесъ слово брата твоего и не хотѣлъ бы отомстить ему за себя, и на одно слово сказать два, или пять словъ, и воздать зломъ за зло, то избавился бы отъ всѣхъ этихъ золъ. Посему и говорю вамъ: всегда отсѣкайте страсти, пока онѣ еще молоды, прежде нежели онѣ вкоренятся и укрѣпятся въ васъ и станутъ удручать васъ, ибо тогда придется вамъ много пострадать отъ нихъ; потому что иное дѣло вырвать малую былинку, и иное — искоренить большое дерево.

Ни чему столько не удивляюсь, какъ тому, что мы сами не понимаемъ, чтó поемъ. Ибо мы поемъ ежедневно, проклиная себя, и не понимаемъ сего. Не должны ли мы понимать того, чтó поемъ? Мы всегда говоримъ: аще воздахъ воздающимъ ми злая: да отпаду убо отъ врагъ моихъ тощъ (Псал. 7, 5). Что значитъ: да отпаду? Пока кто стоитъ, онъ имѣетъ силу сопротивляться врагу своему: то онъ поражаетъ, то его поражаютъ; то онъ одолѣваетъ, то его одолѣваютъ; но инъ все еще стоитъ. Если же ему случится пасть, то какъ онъ можетъ, лежа на землѣ, бороться со врагомъ своимъ? А мы молимся о себѣ, чтобы намъ не только пасть отъ враговъ своихъ, но и да тщи отпадемъ. Что значитъ: отпасти отъ врагъ своихъ тщу? Мы сказали, что пасть значитъ не имѣть болѣе силы сопротивляться, но лежать на землѣ; а быть тщу значитъ не имѣть ничего добраго, чтобы и какимъ-нибудь образомъ (можно было) встать. Ибо кто въ силахъ встать, тотъ можетъ приложить попеченіе о себѣ и какимъ-либо образомъ снова вступить въ бой. Потомъ говоритъ: да поженетъ убо врагъ душу мою, и постигнетъ; не только да поженетъ, но да и постигнетъ, да будемъ ему покорны, да повинуемся ему во всемъ и въ каждомъ дѣлѣ, да одолѣетъ онъ насъ, если мы воздаемъ зломъ дѣлающимъ намъ злое. И не только объ этомъ молимся, но и да поперетъ въ землю животъ нашъ. Что такое животъ нашъ? Жизнь наша суть добродѣтели, и мы молимся, чтобы врагъ попралъ въ землю жизнь нашу. Да будемъ совершенно земными, и все мудрованіе наше (да будетъ) пригвождено къ землѣ. И славу нашу въ персть вселитъ: что же слава наша, если не то вѣдѣніе, какое пріобрѣтается душею чрезъ храненіе святыхъ заповѣдей? И такъ мы просимъ, чтобы (врагъ) обратилъ славу нашу, какъ говорилъ Апостолъ, въ студъ нашъ, чтобы въ прахъ вселилъ ее и сдѣлалъ жизнь нашу и славу нашу земными, дабы мы ничего не мудрствовали по Богу, но все только тѣлесное, плотское, какъ тѣ, о которыхъ Богъ сказалъ: не имать пребывати Духъ Мой въ человѣцѣхъ сихъ, зане суть плоть (Быт. 6, 3). Видите, когда мы поемъ все сіе, мы проклинаемъ самихъ себя, если воздаемъ зломъ за зло. А какъ часто воздаемъ мы зломъ за зло, и не заботимся о семъ, но оставляемъ это безъ вниманія!

Воздать же зломъ за зло можно не только дѣломъ, но и словомъ, и видомъ. Иной думаетъ, что онъ на дѣлѣ не воздаетъ зломъ за зло, но оказывается, что онъ, какъ я сказалъ, воздаетъ словомъ или видомъ, поелику случается, что кто-либо однимъ видомъ, или движеніемъ, или взоромъ смущаетъ брата своего; ибо можно и однимъ взглядомъ или тѣлодвиженіемъ оскорбить брата своего, и это также есть воздаяніе зломъ за зло. Другой старается не мстить за зло ни дѣломъ, ни словомъ, ни видомъ, ни движеніемъ, но въ сердцѣ своемъ имѣетъ неудовольствіе на брата своего и скорбитъ на него.

Видите ли, какое различіе душевныхъ устроеній! Другой хотя не имѣетъ скорби на брата своего, но если услышитъ, что кто-нибудь оскорбилъ того въ чемъ-либо, или его побранили, или уничижили, и онъ радуется, слыша это; то оказывается, что и онъ такимъ образомъ воздаетъ зломъ за зло въ сердцѣ своемъ. Другой не питаетъ злобы (въ сердцѣ своемъ) и не радуется, слыша объ уничиженіи оскорбившаго его, даже печалится, если ему нанесутъ оскорбленіе, однако же не радуется и благополучію его; но если видитъ, что того прославляютъ и тому угождаютъ, то онъ скорбитъ: и это есть также, хотя и легчайшій, однако же видъ злопамятности. Каждый (изъ насъ) долженъ радоваться успокоенію брата своего и все сдѣлать, чтобы почтить его.

Мы сказали въ началѣ слова, что иной, и поклонившись брату своему, все еще продолжаетъ скорбѣть на него; и говорили, что онъ, сдѣлавъ поклонъ, исцѣлилъ этимъ гнѣвъ, но еще не подвизался противъ злопамятности. Иной же, если случится кому-либо оскорбить его, и они поклонятся другъ другу и примирятся между собою, живетъ въ мирѣ съ тѣмъ и не имѣетъ противъ него никакого помысла въ сердцѣ своемъ; когда же черезъ нѣсколько времени тому опять случится сказать что-либо оскорбительное для него, то онъ начинаетъ вспоминать и прежнее, и смущаться не только о второмъ, но и о прежнемъ. Сей подобенъ человѣку, имѣющему рану и: положившему на нее пластырь, и хотя онъ въ настоящее время заживилъ рану, и она заросла, но мѣсто еще болѣзненно; и если кто-нибудь броситъ въ него камешкомъ, то мѣсто сіе повреждается скорѣе всего тѣла и тотчасъ начинаетъ источать кровь. То же самое претерпѣваетъ и оный человѣкъ: была у него рана, и онъ приложилъ пластырь, то есть, сдѣлалъ поклонъ, и подобно первому исцѣлилъ рану, то есть гнѣвъ; и началъ также усиливаться противъ злопамятности, стараясь не питать ни одного помысла въ сердцѣ своемъ, ибо сіе значитъ, что рана заростаетъ. Но она еще несовершенно зажила; есть еще остатокъ злопамятности, который составляетъ верхнее закрытіе раны, и отъ него удобно возобновляется вся рана, если человѣкъ получитъ хотя легкій ушибъ. Я такъ дóлжно подвизаться, чтобы очистить совершенно и внутренній гной, дабы больное мѣсто совсѣмъ заросло, и чтобы не осталось никакого безобразія, и вовсе нельзя было узнать, что на этомъ мѣстѣ была рана. Какъ же можно сего достигнуть? Молясь отъ всего сердца объ оскорбившемъ и говоря: Боже! помоги брату моему и мнѣ, ради молитвъ его. Такимъ образомъ человѣкъ и мóлится за брата своего, а это есть знакъ состраданія и любви; и смиряется, прося себѣ помощи, ради молитвъ его: а гдѣ состраданіе, любовь и смиреніе, что можетъ тамъ успѣть раздражительность, или злопамятность, или другая страсть? И авва Зосима сказалъ: «если діаволъ подвигнетъ всѣ хитрости злобы своей со всѣми демонами своими, то всѣ коварства его упразднятся и сокрушатся отъ смиренія по заповѣди Христовой». А другой старецъ сказалъ: «молящійся за врага будетъ незлопамятенъ». Исполняйте это на дѣлѣ и тогда хорошо уразумѣете то, что слышите; ибо поистинѣ, если не будете исполнять этого, не можете одними словами научиться сему. Какой человѣкъ, желая научиться искусству, постигаетъ его изъ однихъ словъ? Нѣтъ, сперва онъ работаетъ и, портитъ, работаетъ и уничтожаетъ свое дѣло; и такъ, мало по малу, трудами и терпѣніемъ научается искусству съ помощію Бога, взирающаго на его трудъ и произволеніе. А мы хотимѣ искусству искусствъ научиться одними словами, не принимаясь за дѣло. Возможно ли это? И такъ будемъ внимать себѣ, братія, и трудиться со тщаніемъ, пока еще имѣемъ время. Богъ да дастъ намъ помнить и исполнять то, что слышимъ; да не послужитъ сіе намъ къ осужденію въ день суда Господня. Богу подобаетъ слава, честь и поклоненіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Подъ пролитіемъ крови разумѣются здѣсь великіе подвиги и труды (ср. Евр. 12, 4).

Печатается по изданiю: Преподобнаго отца нашего Аввы Дороѳея, Душеполезныя поученiя и посланiя, съ присовокупленiемъ вопросовъ его и отвѣтовъ на оные Варсонуфiя Великаго и Iоанна Пророка. — Восьмое изданiе Козельской Введенской Оптиной пустыни. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1900. — С. 99-105.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0