Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 23 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. авва Дороѳей Палестинскiй († ок. 620 г.)
Душеполезныя поученія къ своимъ ученикамъ.

Поученіе десятое. О томъ, что должно проходить путь Божій разумно и внимательно.

Позаботимся о себѣ, братія, будемъ внимательны. Кто намъ дастъ время сіе, если мы понапрасну потеряемъ его? По истинѣ мы будемъ искать сихъ дней и не найдемъ ихъ. Авва Арсеній всегда говорилъ себѣ: «Арсеній, для чего ты вышелъ (изъ міра)?» А мы находимся въ такой гибельной лѣности, что не знаемъ даже, чего мы тогда желали, и потому не только не преуспѣваемъ, но и скорбимъ всегда. Это происходитъ съ нами отъ того, что не имѣемъ вниманія въ сердцѣ нашемъ. И подлинно, если бы мы хотѣли немного подвизаться, то мы не скорбѣли бы много и не испытывали бы трудностей; ибо если кто въ началѣ понуждаетъ себя, то, продолжая подвизаться, онъ мало по малу преуспѣваетъ и потомъ съ покоемъ совершаетъ добродѣтели; поелику Богъ, видя, что онъ понуждаетъ себя, подаетъ ему помощь. И такъ, будемъ и мы понуждать себя, положимъ доброе начало, усердно пожелаемъ добраго; ибо хотя мы еще не достигли совершенства, но самое сіе желаніе есть уже начало нашего спасенія; отъ этого желанія мы начнемъ съ помощію Божіею и подвизаться, а черезъ подвигъ получаемъ помощь къ стяжанію добродѣтелей. Посему-то нѣкто изъ отцевъ сказалъ: «дай кровь и пріими духъ», т. е. подвизайся, и получишь навыкъ въ добродѣтели.

Когда я обучался свѣтскимъ наукамъ, мнѣ казалось это сначала весьма тягостнымъ, и когда я приходилъ взять книгу, я былъ въ такомъ же положеніи, какъ человѣкъ идущій прикоснуться къ звѣрю; когда же я продолжалъ понуждать себя, Богъ помогъ мнѣ, и прилежаніе обратилось мнѣ въ такой навыкъ, что отъ усердія къ чтенію я не замѣчалъ, что я ѣлъ, или что пилъ, или какъ спалъ. И никогда не позволялъ завлечь себя на обѣдъ съ кѣмъ-нибудь изъ друзей моихъ, и даже не вступалъ съ ними въ бесѣду во время чтенія, хотя и былъ общителенъ и любилъ своихъ товарищей. Когда же учитель отпускалъ насъ, я омывался водою, ибо изсыхалъ отъ безмѣрнаго чтенія, и имѣлъ нужду каждый день освѣжаться водою; приходя же домой, я не зналъ, что буду ѣсть, ибо не могъ найти свободнаго времени для распоряженій касательно самой пищи моей, но у меня былъ вѣрный человѣкъ, который готовилъ мнѣ, что онъ хотѣлъ. А я ѣлъ, что находилъ приготовленнымъ, имѣя книгу подлѣ себя на постели, и часто углублялся въ нее. Также и во время сна она была подлѣ меня на столѣ моемъ, и уснувъ немного, я тотчасъ вскакивалъ для того, чтобы продолжать чтеніе. Опять вечеромъ, когда я возвращался (домой) послѣ вечерни, я зажигалъ свѣтильникъ и продолжалъ чтеніе до полуночи, и (вообще) былъ въ такомъ состояніи, что отъ чтенія вовсе не зналъ сладости покоя.

И такъ, когда я вступилъ въ монастырь, то говорилъ самъ себѣ: «если при обученіи внѣшнему любомудрію родилось во мнѣ такое желаніе и такая горячностъ отъ того, что я упражнялся въ чтеніи, и оно обратилось мнѣ въ навыкъ, то тѣмъ болѣе (будетъ такъ) при обученіи добродѣтели», и изъ этого примѣра я почерпалъ много силы и усердія. Такъ если кто хочетъ пріобрѣсти добродѣтель, то онъ не долженъ быть нерадивымъ и разсѣяннымъ. Ибо какъ желающій обучится плотничеству не занимается инымъ ремесломъ, такъ и тѣ, которые хотятъ научиться дѣланію духовному, не должны заботиться ни о чемъ другомъ, но день и ночь поучаться въ томъ, какъ бы пріобрѣсти оное. А иначе приступающіе къ сему дѣлу не только не преуспѣваютъ, но и сокрушаются, неразумно утруждая себя. Ибо кто не внимаетъ себѣ и не подвизается, тотъ легко уклоняется отъ добродѣтели: потому что добродѣтели суть средина, тотъ царскій путь, о которомъ одинъ святый старецъ [1] сказалъ: «ходите путемъ царскимъ, и считайте поприща (версты)». И такъ добродѣтели, какъ я сказалъ, суть средина между излишествомъ и недостаткомъ. Поэтому и сказано въ Писаніи: да не уклонишися ни на десно, ни на лѣво, по путемъ царскимъ ходи (Втор. 5, 32; 17, 11). И Святый Василій говоритъ: «правъ сердцемъ тотъ, чей помыслъ не уклоняется ни въ излишество, ни въ недостатокъ, но направляется только къ срединѣ добродѣтели». Зло само по себѣ есть ничто, ибо оно не есть какое-либо существо и не имѣетъ никакого состава. Нѣтъ, но душа, уклонившись отъ добродѣтели, дѣлается страстною и рождаетъ грѣхъ, потому и томится имъ, не находя въ немъ (для себя) естественнаго успокоенія. И дерево развѣ имѣетъ по естеству червей внутри себя? Но заводится въ немъ малая гнилость; отъ этой гнилости рождается червь и сей самый червь съѣдаетъ дерево. Также и мѣдь сама производитъ ржавчину, и сама опять поѣдается ржавчиною. И одежды сами производятъ моль, и эта же моль, отъ нихъ произшедшая, ихъ съѣдаетъ и портитъ. Такъ и душа сама производитъ зло, которое прежде вовсе не существовало, и не имѣетъ, какъ я сказалъ, никакого состава, и опять сама мучится отъ зла; и хорошо сказалъ святый Григорій: «огонь есть порожденіе вещества, и поѣдаетъ вещество, какъ и злыхъ зло». Тоже самое видимъ и въ тѣлесной болѣзни: когда кто живетъ безпорядочно и не берережетъ здоровья, то происходитъ избытокъ или недостатокъ (чего нибудь въ тѣлѣ), и потомъ человѣкъ дѣлается отъ сего больнымъ: а прежде этого вовсе не существовало болѣзни и она не была когда-либо чѣмъ-нибудь (самобытнымъ), и опять, по исцѣленіи тѣла, болѣзнь уже вовсе не существуетъ. Такъ точно и зло есть недугъ души, лишившейся свойственнаго ей и по естеству ей принадлежащаго здравія, которое есть добродѣтель. Потому мы и сказали, что добродѣтели суть средина: такъ мужество находится посреди страха и наглости; смиренномудріе посреди гордости и человѣкоугодія; также и благоговѣніе — посреди стыда и безстыдства, подобно сему и прочія добродѣтели. И такъ когда человѣкъ удостоился пріобрѣсти сіи добродѣтели, то онъ бываетъ благоугоденъ предъ Богомъ, и хотя (всѣ) видятъ, что онъ ѣстъ, пьетъ и спитъ, какъ и прочіе люди, но таковый благоугоденъ (Богу) за добродѣтели, которыя имѣетъ. А кто не внимаетъ себѣ и не охраняетъ себя, тотъ легко уклоняется отъ сего пути, или направо или налѣво, т.-е. или въ излишество или въ недостатокъ, и производитъ въ себѣ недугъ, который составляетъ зло. Вотъ это царскій путь, коимъ шествовали всѣ святые.

Поприща же (версты) суть различныя устроенія, которыя каждый всегда долженъ считать и замѣчать непрестанно, гдѣ онъ, до какой версты достигъ, и въ какомъ устроеніи находится? Именно мы подобны людямъ, которые, имѣя намѣреніе итти во святый градъ (Іерусалимъ), и выйдя изъ одного города, нѣкоторые прошли пять верстъ и остановились, другіе прошли десять, иные совершили и половину пути, а иные ни мало не прошли по немъ, но, выйдя изъ города, пребываютъ внѣ воротъ, въ смрадномъ предмѣстьи его. Изъ тѣхъ же, которые находятся на пути, случается, что нѣкоторые пройдутъ двѣ версты, и заблудившись, возвращаются, или, прошедши двѣ версты впередъ, отходятъ пять назадъ; другіе же дошли до самого города, но остались внѣ его, и не вошли внутрь города. То же бываетъ съ нами; ибо нѣкоторые изъ насъ оставили міръ и вступили въ монастырь съ намѣреніемъ стяжать добродѣтели: и одни сдѣлали немногое, и остановились; иные больше, а другіе совершили половину дѣла, и остановились; иные вовсе ничего не сдѣлали, но думая, что вышли изъ міра, остались въ мірскихъ страстяхъ и въ злосмрадіи ихъ; иные совершаютъ немного добраго, и опять разоряютъ это; а нѣкоторые разоряютъ и болѣе того, что совершили. Другіе же хотя и совершили добродѣтели, но имѣли гордость и уничижали ближняго, а потому не вошли во градъ, но пребываютъ внѣ его. Слѣдовательно, и эти не достигли своей цѣли, ибо хотя они дошли до самыхъ воротъ града, но остались внѣ его, а потому и сіи не исполнили своего намѣренія. И такъ, каждый изъ насъ долженъ замѣчать, гдѣ онъ находится: вышелъ ли онъ изъ своего города, но остановился внѣ воротъ въ смрадномъ предмѣстіи его; или прошелъ мало, или много; или достигъ до половины пути; или идетъ двѣ версты впередъ и двѣ назадъ; или дошелъ до града и взошелъ въ Іерусалимъ; или хотя и достигъ до града, но не могъ войти въ него. Каждый пусть разсматриваетъ свое состояніе, гдѣ онъ находится.

Есть три устроенія (души) въ человѣкѣ: онъ или дѣйствуетъ по страсти, или сопротивляется ей, или искореняетъ ее. Дѣйствуетъ по страсти тотъ, кто приводитъ ее въ исполненіе, удовлетворяетъ ей. Сопротивляется ей тотъ, кто не дѣйствуетъ по ней и не отсѣкаетъ ея, но любомудрствуя [2], какъ-бы минуетъ страсть, однако имѣетъ ее въ себѣ. А искореняетъ страсть тотъ, кто подвизается и дѣлаетъ противное страсти. Но эти три устроенія имѣютъ великую обширностъ. Напримѣръ, назовите, какую угодно страсть, и мы разберемъ ее. Хотите ли, скажемъ о гордости? Хотите ли, скажемъ о блудѣ, или хотите лучше, чтобы мы поговорили о тщеславіи? Ибо мы весьма побѣждаемся имъ. По тщеславію (человѣкъ) не можетъ слышать слово отъ брата своего. Иной, когда услышитъ одно слово, смущается или отвѣчаетъ пять словъ или десять на одно слово, и враждуетъ и огорчается. И когда споръ прекратится, онъ продолжаетъ имѣть помыслы на сказавшаго ему оное слово, и помнитъ зло, и жалѣетъ, что онъ не сказалъ болѣе того, что сказалъ, и готовитъ въ себѣ еще худшія слова, чтобы сказать ему. И постоянно говоритъ: «зачѣмъ я не сказалъ ему того-то, зачѣмъ онъ мнѣ это сказалъ, и я ему то-то скажу», и постоянно гнѣвается. Вотъ одно устроеніе. Это значитъ, что зло обратилось въ навыкъ. Богъ да избавитъ насъ отъ такого устроенія, ибо оно непремѣнно подлежитъ мукѣ; потому что всякій грѣхъ, исполняемый на дѣлѣ, подлежитъ аду, и хотя бы таковый (человѣкъ) захотѣлъ покаяться, онъ не можетъ одинъ преодолѣть страсти, если не получитъ помощи отъ нѣкоторыхъ святыхъ, какъ сказали и отцы. Посему-то я всегда говорю вамъ; старайтесь отсѣкать страсти, прежде нежели онѣ обратятся вамъ въ навыкъ. Другой, когда услышитъ слово, хотя и смущается и также отвѣчаетъ пять словъ, или десять на одно, и жалѣетъ, что не сказалъ и другихъ трехъ худшихъ, и скорбитъ и помнитъ зло, но по истеченіи нѣсколькихъ дней, измѣняется; другой проводитъ недѣлю въ такомъ состояніи и перемѣняется; а иной измѣняется и чрезъ день. Другой же оскорбляетъ, ссорится, смущается, смущаетъ, и тотчасъ обращается. Видите, сколько различныхъ устроеній! Однако всѣ сіи люди, пока они исполняютъ страсть, подлежатъ аду.

Скажемъ и о тѣхъ, которые сопротивляются страсти. Иной, когда услышитъ слово, печалится, но не о томъ, что его оскорбили, а о томъ, что онъ не перенесъ (сей обиды): таковый находится въ состояніи подвизающихся и сопротивляющихся страсти. Другой подвизается и трудится, но наконецъ побѣждается понужденіемъ страсти. Иной не хочетъ отвѣчать оскорбительно, но увлекается привычкою. Другой старается не сказать отнюдь ничего обиднаго, но скорбитъ о томъ, что ему досадили, однако осуждаетъ себя за то, что скорбитъ, и раскаявается въ семъ. Иной не огорчается оскорбленіемъ, но и не радуется (о немъ). Вотъ эти всѣ сопротивляются отрасти. Но два изъ нихъ имѣютъ отличіе отъ прочихъ. Кто побѣждается въ подвигѣ, и кто увлекается привычкою, тѣмъ угрожаетъ опасность подвергнуться бѣдѣ дѣйствующихъ по страсти [3]. Сказалъ же я о нихъ, что и они въ числѣ сопротивляющихся страсти, ибо произволеніемъ своимъ остановили страсть, и не хотятъ по ней дѣйствовать, но и скорбятъ и подвизаются. Отцы же сказали, что всякое дѣло, котораго душа не хочетъ, бываетъ маловременно. Но таковые должны испытать себя, не исполняютъ ли они, если не самую страсть, то что-либо изъ побуждающаго къ страсти, и потому побѣждаются или увлекаются ею? Находятся и такіе, которые стараются остановить страсть, но по внушенію другой страсти: одинъ молчитъ по тщеславію, другой по человѣкоугодію, или по иной какой-либо страсти: сіи злымъ хотятъ исцѣлить злое. Но авва Пименъ сказалъ, что зло никакъ не истребляетъ зла. Таковые принадлежатъ къ дѣйствующимъ по страсти, хотя и сами себя обольщаютъ.

Наконецъ желаемъ сказать и о тѣхъ, которые искореняютъ страсть. Иной радуется, когда его оскорбляютъ, но потому, что имѣетъ въ виду награду. Сей принадлежитъ къ искореняющимъ страсть, но неразумно. Другой радуется, получая оскорбленіе, и думаетъ, что онъ долженъ былъ претерпѣть оскорбленіе, потому что самъ онъ подалъ поводъ къ тому: сей разумно искореняетъ страсть. Ибо принимать оскорбленіе, возлагать вину на себя и почитать (все) находящее на насъ за наше собственное — есть дѣло разума, потому что каждый молящійся Богу: «Господи, дай мнѣ смиреніе», долженъ знать, что онъ проситъ Бога, дабы Онъ послалъ ему кого-нибудъ оскорбить его. И такъ, когда кто-либо оскорбляетъ его, то онъ и самъ долженъ досадить себѣ и уничижить себя мысленно, чтобы въ то время, когда другой смиряетъ его извнѣ, онъ самъ смирялъ себя внутренно. Другой не только радуется, когда его оскорбляютъ, и почитаетъ виновнымъ самого себя, но и сожалѣетъ о смущеніи оскорбившаго его. Богъ да введетъ насъ въ таковое устроеніе.

Видите ли, сколь обширны сіи три устроенія? И такъ каждый изъ насъ пусть разсматриваетъ, какъ я сказалъ, въ какомъ онъ находится устроеніи. Добровольно ли онъ дѣйствуеть по страсти и удовлетворяетъ ей? Или, не желая дѣйствовать по ней, побѣждается ею? или дѣйствуетъ по страсти, увлекаясь привычкою, и, сдѣлавъ это, скорбитъ и кается, что такъ поступилъ? или подвизается разумно остановить страсть? или подвизается противъ одной страсти ради другой, какъ мы сказали, что иной молчитъ по тщеславію, или по человѣкоугодію, или вообще по какому-нибудь человѣческому помыслу? или онъ началъ искоренять страсть, и разумно ли искореняетъ ее, и дѣлаетъ противное страсти? Каждый пусть узнаетъ, гдѣ онъ находится, на какомъ поприщѣ. Ибо мы должны испытывать себя не только каждый день, но и каждый годъ, и всякій мѣсяцъ и каждую недѣлю, и говорить: прошлую недѣлю меня такъ безпокоила сія страсть, а теперь каковъ я? Такѣ же и каждый годъ спрашивать себя: прошлаго года я такъ побѣждался сею страстію, а нынѣ каковъ? Такъ и всегда должны испытывать себя, успѣли ли мы сколько нибудь, или находимся въ томъ же устроеніи (въ какомъ были прежде), или впали въ худшее. Богъ да дастъ намъ силу, чтобы мы, еслибъ, и не успѣли искоренить страсть, то по крайней мѣрѣ не дѣйствовали по ней и сопротивлялись оной. Ибо поистинѣ тяжкое дѣло — дѣйствовать по страсти и не сопротивляться ей. Скажу вамъ примѣръ, кому подобенъ тотъ, кто дѣйствуетъ по страсти и удовлетворяетъ ей. Онъ подобенъ человѣку, который, будучи поражаемъ отъ врага своего стрѣлами, беретъ ихъ и собственными руками вонзаетъ въ свое сердце. Сопротивляющійся страсти, подобенъ осыпаемому стрѣлами врага своего, но облеченному въ броню и потому не получающему ранъ. А искореняющій страсть подобенъ тому, кто, будучи осыпаемъ стрѣлами врага своего, сокрушаетъ ихъ, или возвращаетъ въ сердца враговъ, какъ сказано въ Псалмѣ: оружіе ихъ да внидетъ въ сердца ихъ, и луцы ихъ да сокрушатся (Псал. 36, 15).

И такъ постараемся и мы, братія, если не можемъ возвращать оружіе ихъ въ сердца ихъ, то по крайней мѣрѣ не принимать стрѣлъ и не вонзать ихъ въ сердца наши; но и облечемся въ броню, чтобы не быть уязвленными отъ нихъ. Благій Богъ да покроетъ насъ отъ нихъ, да подастъ намъ вниманіе и да наставитъ насъ на путь Свой, ибо Ему подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе во вѣки. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Авва Веніаминъ. См. достопам. сказанія о подвижничествѣ св. и блаж. отцевъ, изд. 1845, стр. 55.
[2] Въ греч. боряся.
[3] Это мѣсто исправлено по греческой рукониси (12-го вѣка) поученій Аввы Дороѳея, хранящейся въ Московской Патріаршей (нынѣ Синодальной) библіотекѣ, № 270, листъ 18-на оборотѣ.

Печатается по изданiю: Преподобнаго отца нашего Аввы Дороѳея, Душеполезныя поученiя и посланiя, съ присовокупленiемъ вопросовъ его и отвѣтовъ на оные Варсонуфiя Великаго и Iоанна Пророка. — Восьмое изданiе Козельской Введенской Оптиной пустыни. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1900. — С. 114-123.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0