Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 24 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. авва Дороѳей Палестинскiй († ок. 620 г.)
Душеполезныя поученія къ своимъ ученикамъ.

Поученіе двѣнадцатое. О страхѣ будущаго мученія и о томъ, что желающій спастись никогда не долженъ быть безпеченъ о своемъ спасеніи.

Когда я былъ боленъ ногами и страдалъ отъ нихъ, нѣкоторые изъ братіи, пришедши посѣтить меня, просили, чтобы я сказалъ имъ причину болѣзни, имѣя, какъ я думаю, двоякую цѣль: чтобы нѣсколько утѣшить меня и отвлечь мысли мои отъ болѣзни, и чтобы дать мнѣ случай побесѣдовать съ ними что-нибудь о полезномъ. Но такъ какъ болѣзнь не позволила мнѣ сказать имъ тогда, чтó они хотѣли; то нужно вамъ нынѣ послушать о семъ: ибо пріятенъ разсказъ о скорби, по минованіи скорби. Такъ и на морѣ, когда поднимается буря, то всѣ, находящіеся на кораблѣ, сѣтуютъ; когда же буря пройдетъ, то всѣ съ радостію, весело разсказываютъ другъ другу о случившемся. Хорошо, братія, какъ я всегда говорю вамъ, каждое дѣло возлагать на Бога и говорить: ничего не бываетъ безъ воли Божіей; но конечно Богъ зналъ, что это хорошо и полезно, и потому такъ сдѣлалъ, хотябы сіе дѣло и имѣло какую-нибудь внѣшнюю причину. Напримѣръ, я могъ бы сказать, что поелику я вкушалъ пищу со странниками и нѣсколько понудилъ себя для того, чтобы ихъ угостить, то желудокъ мой отяготился, произошелъ отекъ на ногѣ моей и отъ того я сдѣлался боленъ; (могъ бы я привести) и другія различныя причины, ибо ищущему (ихъ) въ нихъ нѣтъ недостатка; но самое достовѣрное и полезное есть то, чтобы сказать: по истинѣ Богъ зналъ, что это будетъ полезнѣе душѣ моей, и потому оно такъ и случилось. Ибо изъ всего, что творитъ Богъ, нѣтъ ничего такого, чтобы не было благо, но вся добра, и добра зѣло (Быт. 1, 31). И такъ никому не должно скорбѣть о случающемся, но все, какъ я сказалъ, возлагать на промыслъ Божій и успокоиваться. Есть нѣкоторые люди, до того изнемогающіе при случающихся скорбяхъ, что они отказываются и отъ самой жизни, и считаютъ сладкою смерть, лишь бы только избавиться отъ скорбей: но это происходитъ отъ малодушія и многаго неразумія, ибо таковые не знаютъ той страшной нужды, которая встрѣчаетъ насъ по исходѣ души изъ тѣла.

Это великое человѣколюбіе Божіе, братія, что мы наказываемся, находясь въ семъ мірѣ; но мы, не зная, что совершается тамъ, почитаемъ тяжкимъ здѣшнее. Однако это несправедливо. Не знаете ли, что повѣствуется въ Отечникѣ? Одинъ весьма ревностный братъ спросилъ нѣкоего Старца: «отъ чего душа моя желаетъ смерти?» Старецъ отвѣчалъ ему: «отъ того, что ты избѣгаешь скорби, и не знаешь, что грядущая скорбь гораздо тяжелѣе здѣшней». И другой также спросилъ Старца: «отъ чего я впадаю въ безпечность, пребывая въ келліи моей?» Старецъ сказалъ ему: «отъ того, что ты не узналъ еще ни ожидаемаго покоя, ни будущаго мученія. Ибо если бы ты достовѣрно зналъ это, то хотя бы келлія твоя была полна червей, такъ что ты стоялъ бы въ нихъ по самую шею, ты терпѣлъ бы сіе, не разслабѣвая». Но мы, спя, хотимъ спастись, и потому изнемогаемъ въ скорбяхъ; тогда какъ мы должны бы были благодарить Бога и считать себя блаженными, что сподобляемся немного поскорбѣть здѣсь, дабы тамъ обрѣсти малый покой. И Евагрій говорилъ: «кто не очистился еще отъ страстей и молится Богу, чтобы скорѣе умереть, тотъ подобенъ человѣку, который проситъ плотника скорѣе изрубить одръ больнаго». Ибо душа, находясь въ тѣлѣ семъ, хотя и ведетъ борьбу отъ страстей, но имѣетъ и нѣкоторое утѣшеніе отъ того, что человѣкъ ѣстъ, пьетъ, спитъ, бесѣдуетъ, ходитъ съ любезными друзьями своими. Когда же выйдетъ изъ тѣла, она остается одна со страстьми своими, и потому всегда мучится ими; занятая ими, она опаляется ихъ мятежемъ и терзается ими, такъ что она даже не можетъ вспомнить Бога; ибо самое памятованіе о Богѣ утѣшаетъ душу, какъ и въ Псалмѣ сказано: помянухъ Бога, и возвеселихся (Псал. 76, 4), но и сего не позволяютъ ей страсти.

Хотите ли, я объясню вамъ примѣромъ, что говорю вамъ. Пусть кто-нибудь изъ васъ придетъ, и я затворю его въ темную келію, и пускай онъ, хотя только три дня, не ѣстъ, не пьетъ, не спитъ, ни съ кѣмъ не бесѣдуетъ, не поетъ псалмовъ, не молится, и отнюдь не вспоминаетъ о Богѣ; и тогда онъ узнаетъ, что будутъ въ немъ дѣлать страсти; однако онъ еще здѣсь находится: во сколько же болѣе, по выходѣ души изъ тѣла, когда она предается страстямъ и останется одна съ ними, потерпитъ тогда она, несчастная? По здѣшнимъ (скорбямъ) вы можете нѣсколько понять, какова тамошняя скорбь. Ибо когда у кого-нибудь сдѣлается горячка, то что воспаляетъ его? Какой огонь или какое вещество производитъ сіе жженіе? Если же кто-нибудь имѣетъ тѣло желчное и худосочное, то не самое ли сіе худосочіе воспаляетъ его, всегда безпокоитъ и дѣлаетъ жизнь его прискорбною? Такъ и страстная душа всегда мучится, несчастная, своимъ злымъ навыкомъ, имѣя всегда горькое воспоминаніе и томительное впечатлѣніе отъ страстей, которыя безпрестанно жгутъ и опаляютъ ее. И сверхъ сего, кто можетъ, братія, вообразить страшныя оныя мѣста, мучимыя въ оныхъ тѣла, которыя служатъ душамъ только для усиленія страданій, а сами не истлѣваютъ; тотъ страшный огонь и тьму, тѣхъ безжалостныхъ слугъ мучителей и другія безчисленныя томленія, о которыхъ часто говорится въ Божественномъ Писаніи и которыя соразмѣряются злымъ дѣламъ душъ и ихъ злымъ воспоминаніямъ? Ибо какъ праведные, по словамъ Святыхъ, получаютъ нѣкія свѣтлыя мѣста и веселіе ангельское, соразмѣрно благимъ ихъ дѣламъ, такъ и грѣшники получаютъ мѣста темныя и мрачныя, полныя страха и ужаса. Ибо что страшнѣе и бѣдственнѣе тѣхъ мѣстъ, въ которыя пасылаются демоны? И что ужаснѣе муки, на которую они будутъ осуждены? Однако и грѣшники будутъ мучимы съ этими самыми демонами, какъ говоритъ Христосъ: идите во огнь вѣчный, уготованный діаволу и аггеломъ его (Матѳ. 24, 41). А еще страшнѣе то, о чемъ говоритъ святый Іоаннъ Златоустъ: «если бы и не текла рѣка огненная и не предстояли страшные аггелы, но только призывались бы всѣ человѣки (на судъ), и одни, получа похвалу, прославлялись бы, другіе же отсылались бы съ безчестіемъ, чтобы не видѣть имъ славы Божіей: то наказаніе онымъ стыдомъ и безчестіемъ и скорбь объ отпаденіи отъ толикихъ благъ не была ли бы ужаснѣе всякой геенны?» Тогда и самое обличеніе совѣсти, и самое воспоминаніе о сдѣланномъ, какъ мы сказали выше, (будутъ) нестерпимѣе безчисленныхъ и неизреченныхъ томленій. Ибо души помнятъ все, что было здѣсь, какъ говорятъ Отцы, и слова, и дѣла, и помышленія, и ничего изъ этого не могутъ забыть тогда. А сказанное въ Псалмѣ: въ той день погибнутъ вся помышленія ихъ (Псал. 145, 4), говорится о помышленіяхъ, вѣка сего, т.-е. о строеніи, имуществѣ, родителяхъ, дѣтяхъ и всякомъ даяніи и полученіи. Все сіе вмѣстѣ съ тѣмъ, какъ душа выходитъ изъ тѣла, погибаетъ (для нея), и изъ всего этого она тогда ни о чемъ не вспоминаетъ и не заботится. А что она сдѣлала относительно добродѣтели или страсти, все то помнитъ и ничто изъ этого для нбя не погибаетъ: но если человѣкъ принесъ кому-нибудь пользу, или самъ получилъ ее отъ кого-либо, то онъ всегда памятуетъ получившаго отъ него пользу и оказавшаго ему оную. Также и если получилъ отъ кого-либо вредъ, или самъ сдѣлалъ кому-нибудь вредъ, то всегда помнитъ и сдѣлавшаго ему вредъ и потерпѣвшаго вредъ отъ него. И ничего, какъ я сказалъ, не забываетъ душа изъ того, что она сдѣлала въ семъ мірѣ, но все помнитъ по выходѣ изъ тѣла, и притомъ еще лучше и яснѣе, какъ освободившаяся отъ земнаго сего тѣла.

Нѣкогда говорили мы о семъ съ однимъ великимъ Старцемъ, и Старецъ сказалъ, что душа, по выходѣ изъ тѣла, помнитъ страсти и грѣхи, которые она исполняла, и лица, съ коими совершала ихъ. А я говорилъ ему: можетъ быть это и не такъ; но, конечно, она будетъ имѣть злой навыкъ, полученный ею ко грѣху, и будетъ вспоминать о немъ. Мы долго спорили объ этомъ предметѣ, желая уяснить его; но Старецъ не соглашался со мною говоря, что душа помнитъ и самый видъ грѣха, и самое мѣсто, и то самое лице, съ которымъ согрѣшила. И по истинѣ, когда это такъ, то намъ предстоитъ еще гораздо тягчайшій конецъ, если не будемъ внимать себѣ. Потому я и говорю вамъ всегда: старайтесь воздѣлывать добрыя помышленія, чтобы найти ихъ тамъ, ибо что человѣкъ имѣетъ здѣсь, то исходитъ съ нимъ (отсюда), и тоже будетъ онъ имѣть и тамъ.

Позаботимся, братія, чтобы намъ избавиться отъ такого бѣдствія, постараемся о семъ, и Богъ сотворитъ съ нами милость: ибо Онъ есть упованіе всѣхъ концевъ земли и сущихъ въ мори далече (Псал. 64, 6). Сущіи въ концахъ земли суть тѣ, которые находятся въ конечной злобѣ; а сущіи въ морѣ далече — тѣ, которые пребываютъ въ крайнемъ неразуміи; однако Христосъ есть упованіе и таковыхъ. Потребенъ малый трудъ; потрудимся же, чтобы быть помилованными. Если кто имѣетъ поле и оставитъ его въ небреженіи, то оно заростетъ; и не тѣмъ ли болѣе наполнится оно терніемъ и волчцами, чѣмъ болѣе онъ небрежетъ о немъ? Когда же онъ придетъ очистить поле, то не тѣмъ ли болѣе должны будутъ окровавиться руки его, чѣмъ болѣе оно заросло; когда онъ захочетъ исторгнуть ту худую траву, которой далъ взойти во время своего нерадѣнія. Ибо невозможно человѣку не пожать того, чтó онъ посѣялъ. А кто желаетъ очистить поле свое, тотъ долженъ сперва совершенно искоренить всю дурную траву; ибо если онъ не исторгнетъ совершенно всѣхъ корней ея, но только сверху срѣжетъ ее, то она опять выростетъ; и такъ ему должно, какъ я сказалъ, исторгнуть самые корни, и когда онъ хорошо очиститъ поле отъ травы, тернія и тому подобнаго, то долженъ его вспахать, взборонить и такимъ образомъ воздѣлать; а когда оно уже будетъ хорошо воздѣлано, тогда должно посѣять доброе сѣмя. Ибо ежели онъ, послѣ такого очищенія, оставитъ поле празднымъ, то опять взойдетъ трава, и, найдя землю мягкую и удобренную отъ очищенія, пуститъ корни въ глубину и болѣе укрѣпится и умножится на полѣ. Такъ бываетъ и съ душею: сперва должно отсѣчь всякое ветхое пристрастіе и злые навыки, которые она имѣетъ: ибо нѣтъ ничего хуже злаго навыка. И Святый Василій говоритъ: «не малый подвигъ — преодолѣть свой навыкъ, ибо навыкъ, укрѣпившись долгимъ временемъ, часто получаетъ силу естества».

И такъ должно подвизаться, какъ я сказалъ, противъ злыхъ навыковъ и страстей, и не только противъ страстей, но и противъ причинъ ихъ, когорыя суть корни; ибо когда не исторгнуты корни, то терніе необходимо опять выростетъ, тѣмъ болѣе, что нѣкоторыя страсти ничего не могутъ сдѣлать, если человѣкъ отсѣчетъ причины ихъ. Такъ зависть сама по себѣ ничто, но имѣетъ нѣкоторыя причины, въ числѣ которыхъ есть и славолюбіе; ибо кто хочетъ прославиться, тотъ завидуетъ прославленному или предпочтенному. Также гнѣвъ происходитъ отъ различныхъ причинъ, и особенно отъ сластолюбія. О семъ упоминаетъ и Евагрій, повѣствуя, что нѣкоторый Святый говорилъ: «для того и отвергаю наслажденія, чтобы отсѣчь причины раздражительности». И всѣ Отцы говорятъ, что каждая страсть рождается отъ сихъ трехъ: отъ славолюбія, сребролюбія и сластолюбія, какъ я часто говорилъ вамъ. И такъ должно не только отсѣчь страсти, но и причины ихъ, потомъ хорошо удобрить нравы свои покаяніемъ и плачемъ, и тогда уже начать сѣять доброе сѣмя, которое суть добрыя дѣла; ибо какъ мы сказали о полѣ, что если, по очищеніи и обработкѣ онаго, не посѣютъ (на немъ) добраго сѣмени, то всходитъ трава и, найдя землю рыхлою и мягкою отъ очищенія, глубже укореняется въ ней; такъ бываетъ и съ человѣкомъ. Если онъ, исправивъ нравы свои и покаявшись въ прежнихъ своихъ дѣлахъ, не станетъ заботиться объ исполненіи добрыхъ дѣлъ и пріобрѣтеніи добродѣтелей, то на немъ сбывается сказанное въ Евангеліи: егда нечистый духъ изыдетъ отъ человѣка, преходитъ сквозѣ безводная мѣста, ища покоя, и не обрѣтаетъ. Тогда речетъ: возвращуся въ домъ мой, отнюдуже изыдохъ, и пришедъ, обрящетъ и празденъ, — очевидно, что отъ всякой добродѣтели — пометенъ и украшенъ. Тогда идетъ и пойметъ съ собою ины седмь духовъ, лютѣйшихъ себе, и вшедши живутъ ту: и будутъ послѣдняя человѣку тому горша первыхъ (Матѳ. 12, 44). Ибо невозможно душѣ пребывать въ одномъ и томъ же состояніи, но она всегда преуспѣваетъ или въ лучшемъ или въ худшемъ. По этому каждый желающій спастись долженъ не только не дѣлать зла, но обязанъ дѣлать и добро, какъ сказано въ Псалмѣ: уклонися отъ зла, и сотвори благо; не сказано только: уклонися отъ зла, но и: сотвори благо. Напримѣръ, если кто-нибудь привыкъ обижать, то онъ долженъ не только не обижать, но и поступать по правдѣ; если онъ былъ блудникъ, то онъ долженъ не только не предаваться блуду, но и быть воздержнымъ; если былъ гнѣвливъ, долженъ не только не гнѣваться, но и пріобрѣсти кротость; если кто гордился, то онъ долженъ не только не гордиться, но и смиряться. И сіе-то значитъ: уклонися отъ зла, и сотвори благо. Ибо каждая страсть имѣетъ противоположную ей добродѣтель: гордость — смиренномудріе, сребролюбіе — милосердіе, блудъ — воздержаніе, малодушіе — терпѣніе, гнѣвъ — кротость, ненависть — любовь и, однимъ словомъ, каждая страсть, какъ я сказалъ, имѣетъ противоположную ей добродѣтель.

О семъ говорилъ я вамъ много разъ. И какъ мы изгнали добродѣтели и восприняли вмѣсто нихъ страсти, такъ должны мы потрудиться не только изгнать страсти, но и воспринять добродѣтели, и водворить ихъ на своемъ мѣстѣ: потому что мы естественно имѣемъ добродѣтели, данныя намъ отъ Бога. Ибо когда Богъ сотворилъ человѣка, Онъ всѣялъ въ него добродѣтели, какъ и сказалъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію (Быт. 2, 26). Сказано: по образу, поелику Богъ сотворилъ душу безсмертною и самовластною, а по подобію — относится къ добродѣтели. Ибо Господь говоритъ: будите милосерди, якоже и Отецъ вашъ небесний милосердъ есть (Лук. 6, 36), и въ другомъ мѣстѣ: святи будите, якоже Азъ святъ есмь (1 Петр. 1, 16). Также и Апостолъ говоритъ: бывайте другъ ко другу блази (Ефес. 4, 32). И въ Псалмѣ сказано: благъ Господь всяческимъ (Псал. 144), и тому подобное; вотъ что значитъ по подобію. Слѣдовательно по естеству Богъ далъ намъ добродѣтели. Страсти же не принадлежатъ намъ по естеству, ибо онѣ даже не имѣютъ никакой сущности или состава [1], но какъ тьма по существу своему не имѣетъ состава, а есть состояніе воздуха, какъ говоритъ Святый Василій, бывающее отъ оскудѣнія свѣта: такъ и страсти (не естественны намъ): но душа, по сластолюбію уклонившись отъ добродѣтелей, водворяетъ въ себѣ страсти и укрѣпляетъ ихъ противъ себя. Потому намъ и нужно, какъ сказано о полѣ, совершенно окончивъ очищеніе, тотчасъ посѣять доброе сѣмя, чтобы оно и принесло добрый плодъ.

Также засѣвающій свое поле, бросивъ сѣмя, долженъ скрыть и углубить его землю, ибо иначе прилетятъ птицы, похитятъ его, и оно погибнетъ; а скрывъ его, (сѣятель) долженъ ожидать милости Божіей, пока Богъ пошлетъ дождь, и сѣмя взойдетъ. Хотя бы земледѣлецъ и безмѣрно трудился надъ очищеніемъ, обработываніемъ и посѣвомъ, но если Богъ не пошлетъ дождя на его сѣяніе, то весь трудъ его бываетъ напрасенъ. Такъ и мы, если и сдѣлаемъ что-либо доброе, должны покрыть это смиренномудріемъ и возложить на Бога немощь нашу, молясь Ему, чтобы Онъ призрѣлъ на трудъ нашъ: ибо иначе онъ будетъ тщетенъ. Иногда опять и послѣ дождя, когда сѣмя уже взошло, если дождь не будетъ по временамъ орошать его, произрастеніе засыхаетъ и погибаетъ; ибо и сѣмени нуженъ дождь, и произрастенію также по временамъ, пока оно укрѣпится; но и тогда нельзя не имѣть заботъ. Иногда и послѣ того, какъ оно выростетъ и образуется колосъ, случается, что гусеницы, или градъ, или что-нибудь подобное истребляютъ плодъ. Такъ бываетъ и съ душею: когда кто потрудится очистить ее отъ всѣхъ упомянутыхъ нами страстей и постарается (пріобрѣсти) всѣ добродѣтели, то онъ долженъ всегда прибѣгать къ милости Божіей и къ покрову Божію, чтобы не быть ему оставленнымъ и не погибнуть. Ибо какъ мы сказали о сѣмени, что и послѣ того, какъ оно взойдетъ, выростетъ и принесетъ плодъ, если по временамъ не будетъ орошать его дождь, оно засыхаетъ и погибаетъ; такъ бываетъ и съ человѣкомъ: и по совершеніи столь многаго, если Богъ хотя на малое время отъиметъ отъ него покровъ Свой и оставитъ его, то онъ погибаетъ. А Богъ оставляетъ человѣка тогда, когда онъ сдѣлаетъ что-либо противъ своего устроенія, напримѣръ, если кто былъ благоговѣинъ, и уклонится въ безчинную жизнь; или былъ смиренъ, и сдѣлается наглымъ. И не столько оставляетъ Богъ проводящаго порочную жизнь, когда онъ живетъ безчинно, или наглаго, когда онъ гордится, сколько Онъ оставляетъ благоговѣйнаго, когда этотъ дѣлаетъ безчиніе, и смиреннаго, когда онъ возгордится: это и значитъ грѣшить противъ своего устроенія; и отъ сего происходитъ оставленіе. Потому Святый Василій иначе судитъ грѣхъ благоговѣйнаго, и иначе грѣшника. Когда же кто сохранитъ себя и отъ этого, то долженъ замѣчать, чтобы, дѣлая хотя малое добро, не дѣлать сего со тщеславіемъ, или изъ человѣкоугодія, или по какому-нибудь человѣческому побужденію, дабы сіе малое не погубило всего, что онъ сдѣлалъ, какъ мы сказали о гусеницахъ, градѣ и тому подобномъ. Опять когда и на полѣ плодъ не потерпитъ никакого вреда, но сохранится до самой жатвы, даже и тогда земледѣлецъ не можетъ быть безъ заботъ. Ибо случается, что и послѣ того, какъ кто-либо пожнетъ свое поле и окончитъ весь трудъ свой, приходитъ злой человѣкъ, и по ненависти, подкладываетъ огонь подъ оный плодъ и уничтожаетъ весь плодъ и трудъ его. Посему пока земледѣлецъ не видитъ, что онъ хорошо очистилъ плодъ свой и всыпалъ его въ житницу, онъ не можетъ быть безъ заботы. Также и человѣкъ, когда онъ успѣетъ избавиться отъ всего того, о чемъ мы сказали, даже и тогда не долженъ быть безъ заботы. Ибо случается, что, послѣ всего этого, діаволъ находитъ случай обольстить его или самооправданіемъ или возношеніемъ, или вложивъ въ него помыслы невѣрія или злой ереси [2], и не только погубляетъ всѣ труды, но и удаляетъ его отъ Бога; и чего не могъ достигнуть чрезъ дѣла, то производитъ чрезъ одинъ помыслъ: ибо бываетъ, что и одинъ помыслъ можетъ удалить человѣка отъ Бога, какъ скоро человѣкъ приметъ его и подчинится ему. Поэтому истинно желающій спастись не долженъ быть безпечнымъ до послѣдняго издыханія. И такъ нужны многій трудъ и попеченіе, и постоянная молитва къ Богу, чтобы Онъ покрылъ и спасъ насъ Своею благодатію, во славу святаго имени Своего. Аминь.

Примѣчанія:
[1] οὔτε ϕύσιν, οὔτε ὐπόστασιν.
[2] Въ греч. ϰαϰῇς προαιρέσεως, т. е. помыслы злаго произволенія.

Источникъ: Преподобнаго отца нашего Аввы Дороѳея, Душеполезныя поученiя и посланiя, съ присовокупленiемъ вопросовъ его и отвѣтовъ на оные Варсонуфiя Великаго и Iоанна Пророка. — Восьмое изданiе Козельской Введенской Оптиной пустыни. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1900. — С. 136-147.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0