Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Свт. Григорій Двоесловъ († 604 г.)
БЕСѢДЫ НА ЕВАНГЕЛIЯ.

Бесѣда 26, говоренная къ народу въ храмѣ блаженнаго Іоанна, именуемаго Константиновымъ, въ недѣлю о Ѳомѣ (чтеніе св. Евангелія: Іоан. 20, 19-31).

Во время оно, сущу поздѣ въ денъ той во едину отъ субботъ, и дверемъ затвореннымъ, идѣже бяху ученицы Его собрани, страха ради іудейска, пріиде Іисусъ, и ста посредѣ, и глагола имъ: миръ вамъ. И сіе рекъ, показа имъ руцѣ и нозѣ и ребра Своя. Возрадовашася убо ученицы, видѣвше Господа. Рече же имъ Іисусъ паки: миръ вамъ: якоже посла Мя Отецъ, и Азъ посылаю вы. И сіе рекъ, дуну, и глагола имъ: пріимите Духъ Святъ. Имже отпустите грѣхи, отпустятся имъ: и имже держите, держатся. Ѳома же единъ отъ обоюнадесяте, глаголемый близнецъ, не бѣ ту съ ними, егда пріиде Іисусъ. Глаголаху же ему друзіи ученицы: видѣхомъ Господа. Онъ же рече имъ: аще не вижу на руку Его язвы гвоздиныя, и вложу перста моего въ язвы гвоздиныя, и вложу руку мою въ ребра Его, не иму вѣры. И по днехъ осмихъ паки бяху внутрь ученицы Его, и Ѳома съ ними. Пріиде Іисусъ дверемъ затвореннымъ, и ста посредѣ ихъ, и рече: миръ вамъ. Потомъ глагола Ѳомѣ: принеси перстъ свой сѣмо, и виждь руцѣ Мои, и принеси руку твою, и вложи въ ребра Моя: и не буди невѣренъ, но вѣренъ. И отвѣща Ѳома, и рече Ему: Господь мой и Богъ мой. Глагола ему Іисусъ: яко видѣвъ Мя, вѣровалъ еси: блажени не видѣвшіи, и вѣровавше. — Многа же и ина знаменія сотвори Іисусъ предъ ученики Своими, яже не суть писана въ книгахъ сихъ. Сія же писана быша, да вѣруете, яко Іисусъ естъ Христосъ Сынъ Божій, и да вѣрующе, животъ имате во имя Его.

1) Первый вопросъ при семъ Евангельскомъ чтеніи въ умѣ есть слѣдующій: какимъ образомъ тѣло Господне по воскресеніи было тѣломъ истиннымъ, когда оно могло входить къ ученикамъ чрезъ запертыя двери? Но намъ надобно знать, что божественное дѣйствіе не дивно, если оно бываетъ понимаемо разумомъ, и та вѣра не имѣетъ заслуги, для которой разумъ человѣческій представляетъ опытъ. Но эти самыя дѣла нашего Искупителя, которыя сами по себѣ никакъ не могутъ быть поняты, должны быть обсуживаемы по другому дѣйствію Его, такъ, чтобы дивнымъ дѣламъ доставляли достовѣрность дѣла дивнѣйшія. Ибо къ ученикамъ чрезъ запертыя двери взошло то тѣло Господне, которое на взоры человѣческіе чрезъ рожденіе свое вышло именно чрезъ запертыя ложесна Дѣвы. Итакъ, что удивительнаго, если послѣ воскресенія вошелъ чрезъ запертыя двери Тотъ, Кто будетъ жить уже вѣчно, когда Онъ, выходя на смерть, вышелъ, не отверзши ложеснъ Дѣвы? — Но поелику въ томъ тѣлѣ, которое могло быть видимымъ, вѣра видѣвшихъ сомнѣвалась, то Онъ (Спаситель) тотчасъ показалъ имъ руки и бокъ, представилъ осязаемою ту плоть, которую ввелъ чрезъ запертыя двери. — Въ этомъ дѣлѣ Онъ показалъ два чуда, и по человѣческому разуму, совершенно противоположныя одно другому, когда, послѣ воскресенія Своего, показалъ тѣло Свое и невредимымъ, и однакожь осязаемымъ. Ибо необходимо, чтобъ и повреждаемо было то, что осязаемо, и не можетъ быть осязаемымъ то, что невредимо. Но дивнымъ и непостижимымъ образомъ Искупитель нашъ, послѣ воскресенія, явилъ тѣло, и невредимымъ, и осязаемымъ, для того, чтобы, показывая оное невредимымъ, приглашать къ наградѣ, a представляя осязаемымъ, утверждать въ вѣрѣ. Итакъ Онъ явилъ Себя и невредимымъ и осязаемымъ для того, чтобы показать, что послѣ воскресенія тѣло Его было, хотя тогоже естества, но другой славы.

2) Онъ (Спаситель) сказалъ имъ: миръ вамъ. Якоже посла Мя Отецъ и Азъ посылаю вы. Т. е. какъ послалъ Меня Отецъ — Богъ Бога, — и Я посылаю васъ, — Человѣкъ человѣковъ. Сына послалъ Отецъ, Который предопредѣлилъ воплотиться Ему для искупленія рода человѣческаго. Слѣдовательно, благоволилъ, чтобъ Онъ шелъ въ міръ на страданіе, но не смотря на то, Онъ любилъ Сына, пославъ Его на страданія. И Господь посылаетъ избранныхъ учениковъ Своихъ, не на радости, какъ и Самъ посланъ въ міръ, но на страданія. Итакъ, поелику и Сынъ, любимый Отцемъ, посылается на страданіе: то и учениковъ, хотя и любитъ Господь, но не смотря на то, посылаетъ ихъ въ міръ на страданія. Поэтому говорится: якоже посла Мя Отецъ, и Азъ посылаю вы. Т. е. посылая васъ на соблазны гонителей, Я люблю васъ тою любовію, Которою возлюбилъ Отецъ Меня, Которому предопредѣлилъ идти въ міръ для перенесенія страданій. — Впрочемъ въ выраженіи «быть посланнымъ» можетъ быть разумѣваемо даже Божество по естеству. Ибо говорится, что Сынъ посылается отъ Отца точно такъ же, какъ и раждается отъ Отца. Ибо Сынъ увѣряетъ, что Онъ посылаетъ даже Духа Святаго. Который, будучи равенъ Отцу и Сыну, однакоже не воплощался, говоря: егда пріидетъ Утѣшитель, Егоже Азъ пошлю вамъ отъ Отца (Іоан. 15, 26). Поэтому, если бы выраженіе «быть посланнымъ» дóлжно было разумѣть только такъ, что Онъ воплотился: то безъ всякаго сомнѣнія никакъ нельзя было бы сказать, что посылается Духъ Святый, Который не воплощался. Но посланіе Его есть самое исхожденіе, которымъ Онъ исходитъ отъ Отца. Слѣдовательно, какъ Духъ именуется посылаемымъ потому, что исходитъ, такъ и Сынъ прилично именуется посылаемымъ потому, что раждается.

3) И сіе рекъ, дуну, и глогола имъ: пріимите Духъ Святъ. У насъ раждается вопросъ: что значитъ, что Господь нашъ, и находясь на землѣ, единожды даровалъ Духа Святаго, и единожды, — присутствуя на небѣ? Ибо дарованный Духъ Святый очевидно описывается являющимся не въ другомъ мѣстѣ, какъ въ Дѣяніяхъ (2, 1 и слѣд.), если Онъ теперь не пріемлется чрезъ дуновеніе, то и послѣ, снисходя съ неба, не является въ различныхъ языкахъ. Итакъ, почему Онъ прежде даруется ученикамъ на землѣ, а послѣ посылается съ неба, если не потому, что двѣ заповѣди любви, — именно, любовь къ Богу, и любовь къ ближнему? — На землѣ даруется Духъ для того, чтобы любили ближняго, а съ неба ниспосылается Духъ для того, чтобы любили Бога. Слѣдовательно, какъ одна любовь, а двѣ заповѣди: такъ и единъ Духъ, а два дара. Первый отъ Господа, пребывающаго на землѣ, послѣдній — съ неба, потому что въ любви къ ближнему скрывается ученіе, какъ дóлжно достигать любви къ Богу. Поэтому тотъ же Іоаннъ говоритъ: не любяй брата своего, егоже видѣ, Бога, Егоже не видѣ, како можетъ любити (1 Іоан. 4, 20)? Хотя и прежде тотъ же Духъ присутствовалъ въ сердцахъ учениковъ, настрояя ихъ къ вѣрѣ, но не смотря на то, явнымъ образомъ дарованъ не иначе, какъ послѣ воскресенія. Поэтому и написано: не у бо бѣ Духъ Святый, яко Іисусъ не у бѣ прославленъ (Іоан. 7, 39). Поэтому и чрезъ Моисея говорится: ссаша медъ изъ камене, и елей отъ тверда камене (Втор. 32, 13). Ибо по Исторіи ничего такого не читается, если мы прослѣдимъ и весь ходъ Ветхаго Завѣта. Народъ оный никогда не сосалъ, ни меда изъ камене, ни елея. Ho поелику, по слову Павла, камень бѣ Христосъ (1 Кор. 10, 4), то сосали медъ изъ камене тѣ, которые видѣли дѣла и чудеса того же нашего Искупителя. A елей отъ твердаго камня сосали потому, что заслужили помазаніе чрезъ изліяніе Святаго Духа, послѣ воскресенія Его. Итакъ, не твердый камень сообщалъ какъ бы медъ, когда еще смертный Господь показывалъ ученикамъ сладость чудесъ Своихъ. Но твердый камень источилъ елей, потому что послѣ воскресенія Своего, (Господь), содѣлавшись нестрадаемымъ, сообщилъ даръ святаго помазанія чрезъ дуновеніе Духа.

4) Объ этомъ елеѣ чрезъ Пророка говорится: согніетъ иго отъ лица елея (Исх. 10, 27) [1]. Потому что мы содержались подъ игомъ владычеcтва діавольскаго, но помазаны елеемъ Духа Святаго. И поелику насъ помазала благодать свободы, то и согнило то иго владычества діавольcкаго, по свидѣтельcтву Павла, который говоритъ: идѣже Духъ Господеyнь, my свобода (2 Кор. 3, 17). Но надобно знать, что тѣ, которые прежде имѣли Духа Святаго, для того, чтобъ и сами жили невинно, и для другихъ были полезны проповѣдію, открыто получили Его послѣ воскресенія Господня, для того, чтобы могли быть полезными, не для немногихъ, а для многихъ. Поэтому и при семъ самомъ дарованіи Духа говорится: имъже отпустите грѣхи, отпустятся имъ, и имъже держите, держатся. Можно видѣть, что эти ученики призваны къ такимъ тягостямъ смиренія, къ какой должны быть доведены великой славѣ. Вотъ они не только безопасны за самихъ себя, но и получаютъ власть отпущенія чужой виновности, дѣлаются участниками во власти Верховнаго Судіи, чтобы, вмѣсто Бога, вязать грѣхи нѣкоторымъ, а нѣкоторымъ разрѣшать. Такъ, такъ надлежало быть возлюбленнымъ отъ Бога тѣмъ, которые рѣшились на такое смиреніе для Бога. Вотъ тѣ, которые боятся праведнаго Судіи — Бога, дѣлаютоя судіями душъ, и осуждаютъ, или оправдываютъ, другихъ тѣ, которые боялись сами быть осужденными.

5) Нынѣ мѣсто ихъ въ Церкви вполнѣ занимаютъ Епископы. Власть вязать, или разрѣшать, получаютъ тѣ, которые получаютъ степень правленія. Велика честь, но велика и тяжесть этой чести. Потому что немилосердо, чтобы судіею жизни другихъ былъ тотъ, кто не умѣетъ управлять своею жизнію. А часто случается, что мѣсто Судіи занимаетъ тотъ, у кого жизнь не согласуется съ мѣстомъ. И часто дѣлается, что онъ, или осуждаетъ не заслужившихъ осужденія, или разрѣшаетъ другихъ, будучи самъ связанъ. Часто въ разрѣшеніи и вязаніи подчиненныхъ онъ слѣдуетъ движеніямъ своей воли, а не достаточнымъ причинамъ. Отъ чего происходитъ то, что самой этой власти — вязать и рѣшить лишается тотъ, кто употребляетъ ее по своимъ прихотямъ, а не сообразуясь съ правами подчиненныхъ. Поэтому справедливо чрезъ Пророка говорится: еже избити души, имъже не подобаше умрети, и оживити души, имже не подобаше жити (Іез. 13, 19). Потому что тотъ убиваетъ не долженствующаго умереть, кто осуждаетъ праведнаго. И силится оживить не имѣющаго жизни тотъ, кто старается освободить виновнаго отъ наказанія.

6) Итакъ надобно обсуживать вины, и тогда употреблять власть вязать и рѣшать. Надобно смотрѣть, какая вина предшествовала, или на то, какое послѣ вины послѣдовало покаяніе, для того, чтобы мнѣніе Пастыря разрѣшало тѣхъ, которыхъ Всемогущій Богъ посѣщаетъ благодатію сокрушенія. Ибо разрѣшеніе внѣшняго судіи бываетъ истиннымъ тогда, когда согласуется съ мыслію внутренняго Судіи. Это хорошо выражаетъ подъ образомъ то воскресеніе четверодневнаго мертвеца, которое именно показываетъ, что умершаго прежде Господь вызвалъ и оживлъ, говоря: Лазаре, гряди вонъ (Іоан. 11, 43), а послѣ уже тотъ, кто вышелъ живымъ, разрѣшенъ учениками, какъ написано: изыде умерый, обязанъ рукама и ногама укроемъ; глагола имъ Іисусъ: разрѣшите его, и оставите ити (Іоан. 11, 45). Вотъ ученики живаго уже разрѣшаютъ того, кого Учитель воскресилъ изъ мертвыхъ. Ибо, еслибъ ученики разрѣшили Лазаря мертваго, то открыли бы болѣе зловонія, нежели силы. Изъ этого размышленія дóлжно видѣть, что мы пастырскою властію должны разрѣшать тѣхъ, о которыхъ знаемъ, что ихъ оживотворяетъ Виновникъ нашъ возставляющею благодатію. Это оживотвореніе, прежде дѣйствія оправданія, познается уже въ самомъ исповѣданіи грѣха. Почему и этому самому умершему Лазарю отнюдь не говорится: оживи, но: гряди вонъ. Потому что всякій грѣшникъ, когда скрываетъ виновность свою внутри совѣсти, тогда скрывается внутрь, кроется въ своихъ потаенныхъ мѣстахъ. Но мертвый выходитъ вонъ, когда грѣшникъ добровольно исповѣдуетъ грѣхи свои. Итакъ Лазарю говорится: гряди вонъ. Ясно, какъ бы такъ говорилось каждому, умершему во грѣхѣ: для чего ты скрываешь виновность свою въ совѣсти? — Выходи уже вонъ чрезъ исповѣданіе ты, который чрезъ запирательство скрываешься внутри себя. Итакъ гряди вонъ мертвый, т. е. грѣшникъ, исповѣдуй виновность свою. — Но выходящаго вонъ разрѣшаютъ ученики, дабы Пастыри Церкви отклоняли заслуженное наказаніе отъ того, кто не устыдился исповѣдать содѣланное имъ. Это кратко я сказалъ о порядкѣ разрѣшенія, для того, чтобы Пастыри Церкви съ великою разборчивостію старались, или разрѣшать, или вязать. Но справедливо ли, или несправедливо Пастырь налóжитъ запрещеніе, не смотря на это, мнѣніе Пастыря должно быть страшно для стада, дабы подчиненный, хотя бы, быть можетъ, и несправедливо былъ связанъ, не заслуживалъ по другой винѣ самаго мнѣнія о своей связанности. Итакъ Пастырь долженъ страшиться, какъ разрѣшать, такъ и вязать безъ разбору. A подчиненный Пастырю долженъ страшиться быть связаннымъ, хотя бы и несправедливо, не долженъ безразсудно порицать судъ своего Пастыря, дабы для него, хотя бы онъ и несправедливо былъ связанъ, въ самой гордости безразсуднаго порицанія не было той виновности, которой доселѣ не было. Но поелику мы кратко сказали объ этомъ чрезъ отступленіе, то возвратимся къ порядку изъясненія.

7) Ѳома же единъ отъ обоюнадесяте, глаголемый близнецъ, не бѣ my съ ними, егда пріиде Іисусъ. Онъ одинъ отлучился отъ учениковъ, по возвращеніи услышалъ, что было, и отказался вѣрить слышанному. Господь опять пришелъ, и невѣрующему ученику предложилъ бокъ для осязанія, показалъ руки, и явивъ признаки ранъ Своихъ, изцѣлилъ рану его невѣрія. Что, возлюбленнѣйшая братія, въ этомъ вы замѣчаете? Ужели вы думаете, будто это произошло случайно, что этого избраннаго ученика тогда не было, a по пришествіи онъ услышалъ, услышавъ усомнился, сомнѣваясь осязалъ, осязавъ, увѣровалъ? — Нѣтъ, это произошло не случайно, но по Божественному распоряженію. Ибо верховное милосердіе дивнымъ образомъ содѣлало то, чтобъ этотъ сомнѣвающійся ученикъ, осязая раны плоти въ Своемъ Учителѣ, цѣлилъ въ насъ раны невѣрія. Ибо для насъ невѣріе Ѳомы было болѣе полезно въ вѣрѣ, нежели вѣра учениковъ вѣрующихъ, потому что, когда онъ къ вѣрѣ возвращается чрезъ осязаніе, тогда нашъ умъ, поставленный выше всякаго сомнѣнія, укрѣпляется въ вѣрѣ. Потому что Господь по воскресеніи Своемъ попустилъ ученику усомниться, впрочемъ не оставилъ его въ сомнѣніи, такъ какъ прежде рожденія Своего Онъ хотѣлъ, чтобы Марія имѣла жениха, который впрочемъ не вступалъ въ супружество съ Нею. Ибо ученикъ, сомнѣвающійся и осязающій, содѣлался свидѣтелемъ истиннаго воскресенія, такъ какъ женихъ Матери былъ хранителемъ чистѣйшаго Ея дѣвства.

8) Но онъ (ученикъ) осязалъ и воскликнулъ: Господь мой, и Богъ мой. Глагола Ему Іисусъ: яко видѣвъ Мя, вѣровалъ ecu. Если Апостолъ Павелъ говоритъ: есть же вѣра уповаемыхъ извѣщеніе, вещей обличеніе невидимыхъ (Евр. 11, 1): то рѣшительно ясно, что вѣра есть увѣренность въ тѣхъ вещахъ, которыя не могутъ быть являемы. Ибо что является, то не имѣетъ надобности въ вѣрѣ, но (имѣетъ надобность) въ познаніи. Слѣдовательно, когда Ѳома видѣлъ, когда осязалъ: то почему говорится ему: яко видѣвъ Мя, вѣровалъ ecu? — Ho онъ одно увидѣлъ, a въ другое увѣровалъ. Потому что Божество не можетъ быть видимо смертнымъ человѣкомъ. Итакъ, онъ видѣлъ человѣка, а исповѣдалъ Бога, говоря: Господь мой, и Богъ мой. Итакъ чрезъ видѣніе увѣровалъ тотъ, кто, размышляя объ истинномъ человѣкѣ, воскликнулъ, что Онъ есть Богъ, Котораго невозможно видѣть.

9) Весьма радостно то, что слѣдуетъ далѣе: блажени не видѣвшіи, и вѣровавшіи. Въ этой мысли въ частности означены именно мы, которые искренно вѣруемъ въ Того, Кого не видѣли во плоти. Означены мы, но не иначе, какъ если мы свою вѣру сопровождаемъ дѣлами. Ибо истинно вѣруетъ тотъ, кто на дѣлѣ выражаетъ то, чему вѣруетъ. Напротивъ того о тѣхъ, которые содержатъ вѣру только по имени, Павелъ говоритъ: Бога исповѣдуютъ вѣдѣти, а дѣлы отмещутся Его (Тит. 1, 16). Поэтому Іаковь говоритъ: вѣра безъ дѣлъ мертва есть (Іак. 2, 26). Поэтому къ блаженному Іову Господь о древнемъ врагѣ рода человѣческаго говоритъ: аще будетъ наводненіе, не ошутитъ: уповаетъ, яко внидетъ Іорданъ во ycma его (Іов 40, 18). Ибо кто означенъ чрезъ наводненіе, если не потокъ рода человѣческаго? — Потому что родъ человѣческій отъ начала до конца именно разливается, и какъ бы море воды изъ жидкости плоти пробѣгаетъ до назначеннаго предѣла. Что означается чрезъ Іорданъ, если не форма крещенныхъ? — Ибо, поелику въ рѣкѣ Іорданѣ благоволилъ креститься Самъ Виновникъ нашего искупленія: то справедливо именемъ Іордана выражается множество тѣхъ, которые погружаются въ таинство Крещенія. Слѣдовательно, древній врагъ поглотилъ потокъ рода человѣческаго, потому что отъ начала міра до пришествія Христова, исключая едва не многихъ избранныхъ, привлекъ родъ человѣческій въ утробу своей злобы. О чемъ справедливо говорится: аще будетъ наводненіе, не ощутитъ, потому что не почитаетъ за важное, если похищаетъ невѣрующихъ. Но весьма важно то, что присовокупляется: уповаетъ, яко внидетъ Іорданъ во уста его, потому что, послѣ того, какъ онъ похитилъ всѣхъ невѣрныхъ отъ начала міра, рѣшилъ напередъ, что онъ можетъ еще принять вѣрующихъ. Ибо онъ устами гибельнаго соблазна ежедневно пожираетъ тѣхъ, въ которыхъ нечестивая жизнь не согласуется съ исповѣданіемъ вѣры.

10) Итакъ, возлюбленнѣйшая братія, этого съ полнымъ вниманіемъ страшитесь, объ этомъ основательно съ собою размышляйте. Вотъ мы совершаемъ Пасхальныя торжества, но намъ надобно жить такъ, чтобы заслужить принятія на вѣчные Праздники. Все, что временно со славою совершается на Праздникахъ, проходитъ. Старайтесь участвующіе въ этихъ торжествахъ о томъ, дабы не быть вамъ отлученными отъ вѣчнаго торжества. Что за польза быть участникомъ въ Праздникахъ человѣческихъ, если случится быть отлученнымъ отъ Праздниковъ Ангельскихъ? Настоящее торжество есть тѣнь будущаго торжества. Мы каждогодно совершаемъ настоящее для того, чтобы сподобиться перейти къ тому, которое, не годичное, но непрерываемое. Когда въ установленное время совершается настоящее, тогда возобновляется наше памятованіе о желаемомъ будущемъ. Итакъ учащеніемъ радости временной душа возгарается и воспламеняется къ радостямъ вѣчнымъ, чтобы въ отечествѣ насладиться истинною радостію за то, что на пути размышляетъ о тѣни радости. Итакъ, братіе, устройте жизнь вашу и нравы. Предусматривайте, сколь строгимъ явится на судѣ Тотъ, Кто кроткимъ возсталъ отъ смерти. Безъ сомнѣнія, въ день страшнаго испытанія Онъ явится съ Ангелами, Архангелами, Престолами, Господствами, Началами и Властями, при горѣніи неба и земли, при содраганіи всѣхъ стихій отъ страха послушанія своего. Итакъ представляйте предъ глаза сего, столь страшнаго Судію, бойтесь Его грядущаго, дабы не со страхомъ, а съ безопасностію видѣть Его, когда пріидетъ. Итакъ Онъ долженъ быть страшенъ, дабы не страшиться. Страхъ Его долженъ располагать насъ къ доброй дѣятельности; боязнь Его должна удерживать жизнь нашу отъ нечестія. Повѣрьте мнѣ, братіе, что тѣмъ безопаснѣе мы будемъ тогда въ Его присутствіи, чѣмъ болѣе нынѣ боимся быть обличенными въ виновности.

11) Нѣтъ сомнѣнія, что если бы кто изъ васъ, имѣя дѣло съ своимъ противникомъ, завтра долженъ былъ бы защищать оное на моемъ судѣ: то, быть можетъ, цѣлую ночь провелъ бы безъ сна, основательно и съ напряженнымъ умомъ обдумывая, что ему можно было бы говорить, что отвѣчать на возраженія, дабы не слишкомъ опасаться найти меня жестокимъ, дабы не бояться, что онъ окажется предо мною виновнымъ. И кто я? Или что я? — Спустя немного времени будущій послѣ человѣка червь, а послѣ червя — прахъ. Итакъ, если съ такимъ опасеніемъ боятся суда праха: то надобно подумать, съ какимъ вниманіемъ, съ какимъ страхомъ дóлжно ожидать суда толикаго Величія?

12) Но поелику есть нѣкоторые, кои сомнѣваются въ воскресеніи тѣла, и этому (воскресенію) мы вѣрнѣе научимъ тогда, когда предупредимъ даже сокровенные вопросы сердецъ вашихъ: то намъ надобно не многое сказать о самой вѣрѣ въ воскресеніе. Ибо многіе сомнѣваются въ воскресеніи, — каковыми и мы нѣкогда были, — потому что, когда видятъ, что чрезъ гробы плоть превращается въ гнилость, а кости въ прахъ: тогда не надѣятся, чтобы плоть и кости были возстановлены изъ праха, и разсуждая сами съ собою говорятъ, какъ бы такъ: «когда воспроизводится человѣкъ изъ праха? Когда бываетъ то, чтобы пепелъ одушевлялся?» Мы кратко имъ отвѣчаемъ, что для Бога менѣе важно возстановленіе того, что было, нежели сотвореніе того, чего не было. И что удивительнаго, если изъ праха воскрешаетъ человѣка Тотъ, Кто все вмѣстѣ сотворилъ изъ ничего? — Ибо удивительнѣе создать небо и землю изъ ничего, нежели возвратить человѣка изъ земли. Но обращаютъ вниманіе на пепелъ, и отчаеваются, чтобъ онъ могъ опять содѣлаться тѣломъ, и какъ бы желаютъ по разуму ограничить силу Божественнаго дѣйствія. Это они говорятъ въ своихъ помышленіяхъ именно потому, что ежедневныя Божественныя чудеса отъ непрерываемости потеряли для нихъ цѣну. Ибо вотъ въ одномъ зернѣ малѣйшаго сѣмени скрывается вся будущая огромность дерева. Ибо представимъ предъ глаза дивную величину какого либо дерева, размыслимъ, откуда оно получило начало, достигнувъ чрезъ возрастаніе до такой огромности. Безъ всякаго сомнѣнія, мы находимъ начало его въ малѣйшемъ сѣмени. Теперь обсудимъ, гдѣ скрывается въ этомъ маломъ зернѣ сѣмени прочность дерева, жесткость коры, множество запаха и благовонія, обиліе плодовъ, зелень листьевъ. Ибо осязаемое зерно сѣмени не крѣпко: откуда же произошла крѣпость дерева? Оно не жестко, откуда же явилась жесткость коры? Оно не пахуче: откуда же пахучесть въ плодахъ? Оно не показываетъ въ себѣ ничего зеленаго, откуда же вышла зелень листьевъ? — Для обонянія оно ничѣмъ не пахнетъ, откуда же происходитъ пахучесть въ плодахъ? — Итакъ все вмѣстѣ скрывается въ сѣмени, что впрочемъ не вмѣстѣ выходитъ изъ сѣмени. Потому что изъ сѣмени производится корень, изъ корня выростаетъ кустъ, отъ куста произростаетъ плодъ, въ плодѣ опять производится сѣмя. Итакъ прибавимъ, что и сѣмя скрывается въ сѣмени. Послѣ сего, что удивительнаго, если кости, нервы, плоть и волосы возвратитъ изъ праха Тотъ, Кто въ большой громадѣ дерева ежедневно возстановляетъ изъ малаго сѣмени — дерево, плоды, листья? Итакъ, когда умъ, сомнѣвающійся въ возможности воскресенія, требуетъ доказательства: тогда ему взаимно должны быть предлагаемы вопросы о тѣхъ вещахъ, которыя и непрестанно бываютъ, и однако же никакъ не могутъ быть постигнуты разумомъ, для того, чтобы онъ, не имѣя силы постигнуть чрезъ видѣніе вещи того, что видитъ, вѣровавалъ, по обѣтованію Божественнаго могущества, тому, о чемъ слышитъ. Итакъ, возлюбленнѣйшая братія, размышляйте сами съ собою о тѣхъ обѣтованіяхъ, которыя непреложны, а тѣ, которыя со временемъ проходятъ, презирайте, какъ бы уже оставленныя назади. Поспѣшайте съ полнымъ вниманіемъ къ славѣ того воскресенія, которое на Себѣ показала Истина. Бѣгайте земныхъ пожеланій, которыя отлучаютъ отъ Создателя, потому что, тѣмъ выше вы возноситесь къ созерцанію Всемогущаго Бога, чѣмъ исключительнѣе любите Посредника Бога и человѣковъ. Онъ живетъ и царствуетъ со Отцемъ, въ единеніи Святаго Духа, Богъ чрезъ всѣ вски вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] По Вулгатѣ.

Печатается по изданію: Бесѣды на Евангелiя иже во святыхъ отца нашего Григорiя Двоеслова: Въ двухъ книгахъ. Книга II: Бесѣды XXI-XL. / пер. съ лат. языка на русскiй архим. Климента. — СПб: Типографiя С. Струговщикова, 1860. – С. 64-82.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0