Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 22 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Свт. Георгій, митр. Никомидійскій († ок. 880 г.)
Слово на зачатіе Пресвятой Богородицы
[1]

Величественно и блистательно торжество настоящаго праздника; но отъ ревности собравшихся на немъ оно представляется гораздо величественнѣйшимъ. Безспорно, праздникъ этотъ и самъ по себѣ блистательно великолѣпенъ; но великолѣпіе свое онъ обнаруживаетъ по случаю обилія собравшихся. Отъ множества народа онъ и самъ принимаетъ веселый видъ и людей веселитъ блескомъ красотъ. Такое приращеніе великолѣпія своего нынѣшній праздникъ получаетъ не отъ того, будто бы мы сообщаемъ ему что нибудь; напротивъ, обильно изливая и распространяя свѣтъ свой на собравшихся, онъ съ тѣмъ вмѣстѣ самъ распространяется въ блескѣ своего сіянія. Видимое нами солнце, когда и сокрыто бываетъ отъ взоровъ, само въ себѣ имѣетъ, чѣмъ блистательно освѣщать; но когда оно восходитъ и показывается изъ-за вершинъ высокихъ горъ, то разливаетъ лучи свои по прелестнымъ созданіямъ такъ, что, вслѣдствіе озаренія ихъ блескомъ и со всѣхъ сторонъ, величіе чуднаго зрѣлища возрастаетъ. Такъ точно и нынѣшній праздникъ. Безмѣрно сіяя духовнымъ свѣтомъ прелести, онъ въ самомъ себѣ имѣетъ блескъ, всегда свѣтящій; но этотъ самый блескъ онъ, соразмѣрно стеченію собравшихся и освѣщаемыхъ, чуднымъ образомъ увеличиваетъ. Итакъ, поелику праздникъ этотъ самъ испускаетъ таинственные лучи Духа, а собирающіеся на него всѣ освѣщаются, ничего не остается лучшаго, какъ желать, чтобы каждый поспѣшалъ на него съ охотою, освѣщался, просвѣщался умомъ и исполнялся тѣмъ свѣтомъ, который не затемняется скорогибнущими облаками. Таковъ именно блескъ, разливающійся въ настоящемъ праздникѣ, и такова именно причина, почему онъ сообщаетъ собравшимся непрестанный и яркій свѣтъ.

Нынѣ, когда проповѣдуется распростертіе духовнаго облака, предварительно показываются въ міръ лучи свѣта незаходящаго, а господствовавшія тмы невѣрія начинаютъ уменьшаться и разсѣеваться. Нынѣ, когда возвѣщается устроеніе божественной скиніи, полагаются прочныя основанія благочестія, а укрѣпленія нечестія потрясаются совершенно. Нынѣ, когда соплетается царская багряница, предвозвѣщается пришествіе Царя всего, предначертывается примиреніе людей, бывшихъ врагами, и предвозвѣщаются трофеи надъ врагомъ. Нынѣ предвозвѣщается о корнѣ благъ, имѣющемъ вырости въ безплодной внутренности, чтобы изсушенная зломъ природа наша произрастила прозябенія благочестія. Нынѣ уставляются ни для кого изъ людей непроходимыя (Іез. 44, 2) врата Царя и предуготовляются къ непостижимому проходу Его чрезъ нихъ, а намъ онѣ предуготовляютъ проходимыя врата небесныя. Нынѣ безплодные родители, получивъ вѣсть о рожденіи виновницы многоплоднаго обилія благъ, предуготовляютъ всему роду человѣческому участіе въ этомъ богатствѣ. Какъ далеко простирается въ вѣка славная память ихъ! Какъ неотъемлемою пребываетъ слава ихъ! Сколь блаженно избраніе и достоблаженна славная добродѣтель ихъ, доставившая имъ избраніе! При посредствѣ ея превзошедши всѣхъ единоплеменниковъ своихъ величіемъ произволенія, они превзошли ихъ и величіемъ даровъ, полученныхъ отъ Бога вслѣдствіе избранія. Они предпочтены всему роду, потому что предпочли Создателя всего существующаго. Они признаны лучшими всѣхъ, потому что почитали любовь ко Владыкѣ выше собственной жизни. Они предъизбраны въ служителей таинъ, потому что во всю жизнь старались исполнять только волю Избравшаго ихъ. Они прославлены Имъ, потому что прославляли Его своими дѣлами. Они возвеличены щедрыми дарами благодати, потому что достойно приготовили себя къ принятію ихъ. Вотъ что поставило ихъ выше всѣхъ, прежде бывшихъ, праведниковъ; вотъ что сподобило ихъ наслаждаться тѣми тайнами, которыхъ тѣ сильно желали; вотъ что доставило имъ начало исполненія предсказанныхъ пророками обѣтованій, съ великимъ нетерпѣніемъ желанныхъ. Чрезъ это они, предпочтенные всѣмъ соплеменникамъ, получили достоинство, ни съ чѣмъ несравнимое. Сохранивъ царскій родъ несмѣшаннымъ, они сберегли его неповрежденнымъ и неиспорченнымъ по отношенію къ добродѣтелямъ царственнымъ. Они не унизили высокаго достоинства своего склоненіемъ къ раболѣпному наслажденію удовольствіями. но, сохраняя величіе его не униженнымъ, удостоились получить соотвѣтствующее ему прославленіе и родить Царицу всего, какъ плодъ благочестія и превосходства.

Такъ именно повѣствуетъ извѣстная исторія о нихъ. Она утверждаетъ, что они сохранили какъ богоподобную красоту и первобытное благообразіе, такъ и чистое благородство рода, пользовались въ колѣнахъ израильскихъ знатнѣйшими почестями, даже предпочитались всѣмъ достопочтеннымъ лицамъ, обладали большимъ богатствомъ внѣшнимъ и преисполнены были добровольной благотворительности, сдѣлали богатство, приманивающее и влекущее другихъ къ удовольствіямъ, средствомъ къ прекраснымъ дѣламъ и лѣстницею ко всходу на верхъ добродѣтелей, исполняя не только предписанія и постановленія закона, въ которыхъ означается и богатству благословеніе и приносящимъ дары надлежащій способъ раздачи, но и гораздо болѣе этого дѣлая, даже посвящая Богу всякій избытокъ, и такимъ образомъ превзошли величіемъ души, при приношеніяхъ, всѣхъ приносившихъ. «Приносилъ Іоакимъ, передаетъ исторія, дары свои сугубые, говоря: избытокъ мой пусть будетъ всему народу, а что въ прощеніе мое, то пусть будетъ Господу Богу». О благопріятные дары! О приношеніе, положенное въ безопасныхъ сокровищницахъ! О богатство, собирающее неизчерпаемое обиліе благъ! О воля, удивляющая щедростію приносимаго! Если справедливо, говоритъ Іоакимъ, приносить Богу установленное въ законѣ; то справедливо и предлагать всякій избытокъ народу и нуждающимся; ибо и это чрезъ принимающихъ приносится Богу. Но какой законъ, праведный мужъ, повелѣваетъ приносить дары и начатки сугубые? какое постановленіе требуетъ давать народу всякій избытокъ? Положимъ, отвѣчаетъ онъ, что нѣтъ ни закона такого, ни постановленія такого, которые принуждали бы меня поступать такъ; но я поступаю такъ потому, что самъ сознаю, что это дѣло доброе и пріятное Богу. Онъ одарилъ меня богатствомъ: справедливо и возвращать оное Ему же; оно есть благодѣяніе Его провидѣнія: въ видѣ благодѣянія же должно и давать оное единоплеменникамъ. Дарованное составляетъ изобиліе: пусть же раздастся оно обильному народу. Оно есть даръ, а не воздаяніе за дѣла: пусть же на дѣлѣ оправдается это имя и проповѣдуется человѣколюбіе Даровавшаго. Пусть заботы о богатствѣ раздѣлятся между многими, а лучше пусть удалится отъ насъ всякое безпокойство о немъ. Пусть устранится отъ чувствъ множество имѣнія, чтобы безпрепятственно воспринимать дары божественные. Пусть разсѣется помрачающее умъ облако заботъ, чтобы безстрастно устремляться къ одному чистому свѣту. Пусть полетъ мысли не спускается съ искомаго въ небесахъ заботливостію о земномъ, но пусть свободно паритъ къ предметамъ духовнымъ. Пусть уши душевныя, избавившись раздающагося шума суетныхъ вещей, слушаютъ голосъ празднующихъ духовно, внемлютъ сладкогласнымъ гимнамъ веселящихся на небесахъ. Такъ приношеніе праведныхъ, произшедшее изъ столь благомыслящаго духа, заслужило у Бога всего соотвѣтственное воздаяніе.

Между тѣмъ родственники, дѣлавшіе приношенія вмѣстѣ съ праведникомъ въ торжественные праздники, движимые не удивленіемъ къ его боголюбивому величію души, но завистію къ его превосходству въ немъ, представляютъ ему нѣкоторыя узаконенія, не позволающія, чтобы дѣлалъ приношенія человѣкъ безплодный, бездѣтный, не имѣющій преемства рода. «Непозволительно, говорили они, чтобы ты принесъ дары; потому что ты не произвелъ племени въ сынахъ Израиля». Въ нѣкоторыхъ спискахъ читается это такъ: «непозволительно, чтобы ты первый принесъ»... Говорившіе такъ хотѣли совершенно запретить праведнику дѣлать приношенія. Какъ бы ни читать то, запрещеніе это есть дѣло людей завистливыхъ. Надлежало бы удивляться великимъ дарамъ праведника, должно бы рукоплескать обилію приношеній его и сочувствовать величію доброхотства его, между тѣмъ люди тѣ не только не хотятъ удостоить принять приношенія его, какъ требовала справедливость, но еще стараются устранить ихъ. Но почему ты, желающій устранить приношенія, опорочиваешь ихъ, запрещаешь дѣлать ихъ? Какую нечисть находишь ты въ дарѣ, посвящаемомъ Богу? Что недобровольнаго примѣтилъ ты въ принесенномъ? Развѣ оно несовершенно? Развѣ оно неудивительно не только по совершенству, но и по обилію? Развѣ оно не по доброй волѣ и выбрано и принесено? Ты говоришь: обычай, имѣющій силу закона, запрещаетъ бездѣтнымъ дѣлать приношенія Богу наравнѣ съ имѣющими дѣтей и раздѣлять съ ними одинаковыя почести. Но я хорошо знаю, что относительно этого не издано никакого закона, а если что новое введено обычаемъ, то съ полною увѣренностію утверждаю, что то прибавка твоего тупаго и глупаго ума. Богу пріятны жертвы и приношенія не потому, что приносящіе ихъ раждаютъ или много имѣютъ дѣтей, но потому, что изобилуютъ добродѣтелями, потому что имѣютъ добрые нравы и высокій духъ, потому что щедры не столько на приношенія, сколько на жертвы внутренняго расположенія, потому что имѣютъ смиренную душу и цѣломудренный умъ, не почитающій никакого приношенія достойнымъ Бога. «Жертва Богу, говоритъ Писаніе, сокрушенный духъ» (Псал. 50, 19). Пусть самъ Богъ, принимающій приношенія, засвидѣтельствуетъ, какія приношенія пріятны Ему; пусть исповѣдаютъ это также и тѣ, которые дѣлали приношенія съ наилучшимъ расположеніемъ. Божественное Писаніе сообщаетъ, что Богъ похвалилъ и принялъ много жертвъ святыхъ и праведныхъ; достаточно свидѣтельствуетъ объ этомъ и слава приносившихъ оныя. Такъ, дары Авеля праведнаго, перваго мученика, были похвалены и приняты не потому, что бы онъ раждалъ дѣтей, но потому, что онъ имѣлъ плодоносную волю, потому что принесъ Богу самое лучшее, потому что принесъ чистую жертву безъ низкаго образа мыслей. Напротивъ жертва, принесенная бездѣтнымъ Каиномъ, не была одобрена не потому, что бы онъ не имѣлъ дѣтей, но потому, что онъ имѣхъ безплодную волю, потому что былъ низкаго образа мыслей, потому что любилъ Бога менѣе, нежели себя, потому что раздѣлилъ не право, даже несправедливо и далеко иначе, нежели какъ говоритъ законъ о пригошеніяхъ Богу. Итакъ справедливо Владыка призрѣлъ на дары, принесенные праведникомъ, и писпослалъ свыше, какъ очевиднѣйшій знакъ того, что они пріятны Ему, огонь, который и принесенное истребилъ совершенно, и блистательно возвѣстилъ о праведности приносившаго, а кто показалъ себя несправедливымъ въ раздѣленіи даровъ Божіихъ, тотъ справедливо лишился того, что бы они были приняты. Послѣдній не только не видитъ, что бы правосуднѣйшій Богъ призрѣлъ на нихъ, но и слышитъ, что Онъ порицаетъ и явно обличаетъ гнусный поступокъ его. Онъ говоритъ ему: «если ты принесъ право, но не право раздѣлилъ» (Быт. 4, 7). Ты, Каинъ, говоритъ Богъ, почитая приношеніе свое достойнымъ пріятія, негодуешь, что на него не призрѣли и отвергли его; но ты и раздѣлилъ его неправильно и принесъ его неправильно. «Если ты принесъ право, но не право раздѣлилъ». Нѣкоторые говорятъ, что это сказано о жертвахъ, подлежавшихъ всесожженію; ибо у древнихъ былъ обычай разсѣкать назначенное въ жертву и раздѣлять оное на части пополамъ, между тѣмъ Каинъ раздѣлилъ приношеніе неправильно и такимъ образомъ погрѣшилъ въ своей жертвѣ. Но такое объясненіе далеко несогласно съ истиною Писанія, которое говоритъ, что Каинъ принесъ жертву не изъ животныхъ, но начатки отъ плодовъ рукъ своихъ. «Авель былъ пастырь овецъ, а Каинъ былъ земледѣлецъ. И принесъ Каинъ отъ плодовъ земли жертву Богу; и Авель также принесъ отъ первородныхъ овецъ своихъ и отъ тука ихъ» (Быт. 4, 2-4). Что же значитъ: «если ты принесъ право, но не право раздѣлилъ»? Вотъ что: ты могъ бы принести право, если бы напередъ раздѣлилъ право. А что значитъ «раздѣлять право»? Значитъ раздѣлять по справедливости, т. е. во время раздѣла и выбора приношеній Богу не оставлять на свою часть самое лучшее, а на часть Бога самое худшее. Ибо если и люди при раздѣлѣ какого нибудь имѣнія предпочитаютъ и выбираютъ въ посредники того, кто умѣетъ дѣлить равномѣрно, а того, кто не соблюдаетъ равномѣрности въ дѣлежѣ, оставляютъ и удаляютъ; то возможно ли, что бы Богъ всего безъ всякой укоризны принялъ негоднаго и неправеднаго раздѣлителя Его собственныхъ даровъ, Каина, или призрѣлъ на его дары? «Мое, Каинъ, говоритъ Онъ, все; все — дары Моего промышленія, благотворенія Моихъ щедротъ. Я сдѣлалъ тебя общникомъ ихъ не въ награду за дѣла, но по одному человѣколюбію. Я принимаю начатки не потому, что нуждаюсь въ нихъ, но потому, что желаю твоего спасенія; принимаю не приказывая раздѣлять дарованное тебѣ на равныя части, но ища въ приношеніи начатковъ боголюбія твоей души. Предоставивъ тебѣ пользоваться благами Моими и поставивъ тебя господиномъ при раздѣлѣ приношеній Мнѣ, Я нашелъ тебя злымъ въ отношеніи къ благодѣтелю, неблагодарнымъ за обиліе благъ, лукавымъ въ раздѣлѣ начатковъ. Ибо, производя раздѣлъ, ты поступилъ въ отношеніи къ Подаятелю даровъ недостойно; ты отдѣлилъ себѣ и наибольшую и наилучшую часть даровъ, а Меня оскорбилъ низостію души въ приношеніи». Говоримъ это не напрасно, но для того, чтобы показать, что Богъ лучше желаетъ и принимаетъ приношенія боголюбивой воли, изобилующей плодоприношеніями добродѣтелей, нежели доказательства способности къ дѣторожденію.

Не обойдемъ молчаніемъ, изъ-за желанія не быть многорѣчивыми, и того, какъ патріархъ Авраамъ, еще не родивъ дѣтей, въ отношеніи къ которымъ должны были исполниться нелживыя обѣтованія Божіи (Быт. 12, 7), построилъ жертвенникъ и потомъ получилъ повелѣніе принести славную оную жертву: «возми мнѣ трилѣтнюю телицу и трилѣтняго барана» и приготовить прочее подобное къ всесожженію (Быт. 15, 9). Не умолчимъ и о приношеніяхъ другихъ праведниковъ, не имѣвшихъ дѣтей. Такова жертва, принесенная на камнѣ, по повелѣнію Божію, Маноемъ, который вмѣстѣ съ женою безплодною получилъ при этомъ радостную вѣсть о разрѣшеніи безплодія и, въ доказательство вѣрности обѣтованія, увидѣлъ ангела, выходящаго изъ пламени и отлетающаго на небо (Суд. 13, 19-21). Кто ты, спорящій и отвергающій приношенія, сдѣланныя Анною пророчицею и дѣломъ и словомъ, и принятыя (1 Цар. 1, 9-19)? А можешь ли ты доказать, что выходило сѣмя изъ чреслъ Иліи и Елиссея? Однако эти праведники постоянно приносили Богу пріятныя Ему разумныя жертвы, а когда требовало время, то и кровавыя. Почему бы тебѣ не удалять тѣхъ, у кого нѣтъ дѣтей, и отъ молитвъ, и отъ пѣснопѣній, и отъ постоянныхъ славословій Бога? Вѣдь Богъ гораздо больше призираетъ на жертвы, приносимыя сокрушеннымъ сердцемъ, нежели на жертвы изъ животныхъ. Но ты, смеживъ очи ума, добровольно поставилъ себя въ положеніе не видѣть добра, и, пылая завистію къ праведнику, самъ изрыгаешь ядъ свой, прикрываясь установленіями закона. «Непозволительно, говоришь, чтобы ты принесъ дары». Почему непозволительно? Потому ли, что онъ горитъ боголюбіемъ? или потому, что онъ щедръ на приношенія? или потому, что онъ приноситъ болѣе, нежели узаконено Богомъ, и великодушно благодѣтельствуетъ тебѣ? «Избытокъ мой, говоритъ онъ, пусть будетъ всему народу». Будетъ, значитъ, и на твою долю; ибо ты часть одноплеменнаго народа. Не долженъ ли ты воздать честь преизобильной любви праведника къ Создателю и охотно принять даръ, иждиваемый имъ для народа? Не долженъ ли ты преслѣдовать великодушіе его удивленіемъ и похвалами, и воздавать ему приличныя благодаренія?

Но ты, находясь подъ бременемъ множества превосходныхъ стяжаній его, а болѣе подъ бременемъ происходящей по поводу ихъ зависти, влачишься по землѣ и, наклонившись внизъ, не можешь воззрѣть на свѣтъ столь славныхъ его дѣяній. Напротивъ онъ, стоя выше твоихъ поруганій и какъ-бы летая въ воздушномъ пространствѣ, не склоняется тѣмъ къ низкимъ земнымъ помышленіямъ, не низвергается съ высоты великаго духа своего въ бездну унынія. Онъ не возстаетъ противъ поношеній, не вооружается противъ порицанія, не опровергаетъ здравыми доводами неразумное обвиненіе злой души твоей; но тѣснымъ общеніемъ своимъ съ Богомъ показываетъ какъ то, что приносимое имъ благопріятно, такъ и то, что порицанія твои несправедливы. Онъ молитвами испрашиваетъ себѣ разрѣшеніе отъ неплодія и превращаетъ поношенія твои въ прославленіе свое. Ты скоро увидишь, что онъ красуется великимъ даромъ благочадія; увидишь его великую славу между отцами, плодородіе естества, плодъ молитвъ, благословеніе человѣческаго рода, преизобильное богатство, непрерывную радость и вину истиннаго веселія.

Относясь съ такимъ величіемъ и благородствомъ къ поносителямъ, праведникъ, оставивъ все настоящее, приготовляется къ необыкновеннымъ подвигамъ и многотрудному уединенію, не заботясь ни о возвращеніи домой, ни о совѣщаніи съ кѣмъ-либо изъ домашнихъ о своемъ намѣреніи, дабы кто нибудь, обсуждая оное, не пришелъ къ мысли и не нашелъ, что оно и странно и превышаетъ природу человѣческую, и, удивляясь его боголюбію и отчужденію отъ заботъ о прочемъ, не сталъ состязаться съ нимъ. Чего же ты, пречудный и высшій прежнихъ праведниковъ, хочешь? Какое предпріятіе намѣреваешься осуществить? Зачѣмъ удаляешься отъ домашняго очага? Зачѣмъ прерываешь супружескую и общежительную связь? Не Богъ ли соединилъ тебя съ житіемъ въ обществѣ въ одинъ совѣтъ и разумъ, какъ соединилъ тебя въ одну плоть? Не долженъ ли ты заботиться о сохраненіи этого единаго совѣта и разума неразрывнымъ точно также, какъ обязанъ ты сохранять союзъ общенія съ женою нерасторжимымъ? Не справедливо ли, чтобы ты и жену присоединилъ къ такимъ трудамъ и сдѣлалъ ее общницею какъ въ плодѣ, такъ и въ подвигахъ? Но если ты и ради этого не хочешь возвратиться домой; то надлежало бы тебѣ не ввергать жену въ бóльшую печаль, не заставлять ее своимъ тайнымъ уходомъ скорбѣть, не причинять ей своею безвѣстною отлучкою пытку безчисленными томительными помыслами. Поистинѣ слѣдовало, чтобы ты сначала устроилъ домашнія дѣла свои, а потомъ уже отправился туда, куда стремился духъ твой. Или ты не заботишься уже о обильномъ богатствѣ, не обращаешь вниманія на имущество, будто не имѣющій никакого отношенія къ видимымъ благамъ и такъ высокій духомъ, что можешь обойтись безъ всякаго необходимаго удовольствія? «Дѣйствительно такъ, отвѣчаетъ праведникъ. Ничто таковое не можетъ удалить меня отъ общенія съ Богомъ; ни единство естества, ни связь съ домашними, ни избытокъ богатства, ни сотоварищество друзей, — никакое видимое благо не въ состояніи отклонить меня отъ желанія благъ невидимыхъ. Я рѣшился на подвигъ трудныхъ молитвъ, требующій отъ меня наготы для борьбы. Прочь же все, что могло бы задержать мое стремленіе. Ничего мірскаго да не будетъ предо мною; ничто мірское пусть не препятствуетъ моему ревностному желанію. Дары, данные Богомъ, Ему принадлежатъ; Ему же предоставляю попеченіе о нихъ. Я знаю, что жена моя Анна, и не находясь со мною, пребудетъ одинаковыхъ со мною качествъ и одинаковаго образа мыслей. Я знаю и сильную любовь ея ко Владыкѣ, вслѣдствіо которой она и промыслу Его покоряется и мнѣ содѣйствуетъ въ подвигахъ соотвѣтствующими имъ трудами. Она не допуститъ расторгнутся ни единенію нашему въ образѣ жизни, ни привязанности, связующей насъ. Она сохранитъ и единомысліе супружеское и боголюбивое настроеніе нераздѣленными. Не находясь со мною, она болѣе поможетъ мнѣ молитвами, нежели какъ помогла бы, когда бы была при мнѣ. Ея молитвы будутъ дѣйственны; она вознесетъ ихъ съ самою пламенною вѣрою, чтобы онѣ были услышаны: ибо вознесетъ ихъ изъ души сокрушенной. Она устремитъ ихъ къ единому вышнему и превосходящему всякій умъ Благодѣтелю съ непритворнымъ смиреніемъ, а Онъ преблагъ и внемлетъ призывающимъ Его въ истинѣ».

Таковы превосходныя преимущества праведниковъ; таково обильное богатство ихъ добродѣтелей; таково пламя ихъ вѣры; таково ближайшее отношеніе ихъ къ Богу. Вотъ почему получили они сверхъ того, чего искали. Вотъ почему возвѣщаетъ имъ небесный голосъ, что они родятъ собственное благословеніе и веселіе міра. Имъ ангелы предсказали, что рожденное отъ нихъ дитя доставитъ радость и веселіе всему міру.

Таковы твои, Богородица, похвалы и чудеса вначалѣ. О Тебѣ предвозвѣщено было, что произрастешь отъ такого стебля, и Ты явилась въ жизнь согласно предвозвѣщенію Божію. И прилично было, чтобы о Тебѣ предвозвѣстили такіе глаголы; прилично было, чтобы величія Твои предречены были такими словами; нужно было, чтобы Ты предназнаменована была такими символами, нужно было, чтобы такая вѣтвь произрасла отъ такихъ плодоносящихъ родителей, нужно было, чтобы такое растеніе возникло отъ такого корня; нужно было, чтобы ты, царскій жезлъ, произошла изъ царскихъ разсадниковъ; нужно было, чтобы Ты, обильнѣйшее богатство благъ, явилась отъ избытка добродѣтелей; нужно было, чтобы Ты была дочерью такихъ родителей, а они были родителями такой дочери. Ты изъ всѣхъ тварей предъизбрана въ матерь Бога: такъ и они изъ всѣхъ родителей сподобились чести быть родителями твоими. Какъ же выше всякой славы величіе такого промышленія! Сколько выше всякихъ хваленій чудеса промысла Владыки всего! Сколь желаннѣе всего желаемаго блага, доставленныя чрезъ Тебя! Какое блаженное наслажденіе получили сподобившіеся наслаждаться этими благами! Ибо наслажденіе это одно только и есть истинное наслажденіе; оно есть наслажденіе неиждиваемое для тѣхъ, кого удостоиваешь ты наслаждаться чудными дѣяніями Твоими. Оно ведетъ насъ къ пиршеству нескончаемому; настоящею радостію о Тебѣ мы предначинаемъ веселіе будущее. Есть у насъ залогъ благъ вѣчныхъ; это дары Твои, доставляемые нынѣ. Въ настоящемъ славословіи Тебя слышится голосъ веселящихся вѣчно. Ради Тебя похваленіе наше нелживо, упованіе безопасно, ожидаемыя блага въ рукахъ. Посему мы алчемъ и жаждемъ какъ можно чаще и постоянно торжествовать праздники Твои, чтобы всегда получать себѣ желаемое. И нынѣ торжественно совершая праздникъ Твой, славимъ его не какъ вновь изобрѣтенный и причисленный къ знаменитымъ днямъ, но какъ главный и въ порядкѣ и на дѣлѣ. Мы услаждаемся проповѣданнымъ чрезъ него веселіемъ, наслаждаемся его таинственнымъ пиршествомъ, насыщаемся предвозвѣщенными въ немъ дарами; черезъ веселіе на немъ заготовлясмъ себѣ благодать вѣчную; воспѣваемъ на немъ согласно съ ликомъ празднующихъ на небесахъ. Ты же, Предстательница, сподоби насъ молитвами своими быть сопричисленными къ лику тому и праздновать вмѣстѣ съ нимъ, непрестанно совершать славословіе во гласѣ радованія, въ самомъ Христѣ, Сынѣ твоемъ и Богѣ нашемъ, единой радости и веселіи любящихъ Тебя; ибо Ему принадлежитъ честь, держава и славословіе со Отцемъ и Святымъ Духомъ, нынѣ и всегда и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Patrolog. curs. compl. tom. C. pag. 1335-1354. Paris. 1860.

Источникъ: Сказанія о святыхъ христіанскихъ, чтимыхъ Православною Каѳолическою Церковію. (Въ русскомъ переводѣ.) Томъ первый. — Казань: Въ Университетской типографіи, 1866. — С. 103-119.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0