Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 26 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. Іоаннъ Дамаскинъ († ок. 780 г.)
Источникъ знанія.

О ересяхъ вкратцѣ.
Откуда онѣ начались и почему произошли.

Всѣхъ ересей матерей и первообразовъ четыре, именно: 1) варваризмъ, 2) скиѳизмъ, 3) эллинизмъ, 4) іудаизмъ. Отъ нихъ произошли всѣ остальныя ереси.

1. Варваризмъ: ересь, которая сама по себѣ продолжалась отъ дней Адама до десятаго рода, (до временъ) Ноя. Варваризмомъ же она названа потому, что жившіе въ то время люди не имѣли у себя какого-либо вождя или одного согласія, но то, какъ каждый распоряжался собою, въ предпочтеніи своей воли, служило для него закономъ.

2. Скиѳизмъ: отъ дней Ноя и въ послѣдующее время до построенія столпа вавилонскаго и послѣ столпотворенія въ теченіе немногихъ лѣтъ, т. е. до Фалека и Рагава. Нѣкоторые, уклонившись въ страну Европы, поселились въ области скиѳской и присоединились къ тамошнимъ племенамъ со временъ Ѳираса, отъ котораго произошли ѳракіяне, и позднѣе.

3. Эллинизмъ: онъ начался со временъ Серуга идолослуженіемъ; и такъ какъ въ то время каждый жилъ суевѣріемъ, то при значительно большей общественности и при установившихся обычаяхъ племена человѣческія пачали устанавливать законы и относительно идоловъ, и тѣхъ, за которыми нѣкогда шли, обоготворили. Въ началѣ расписывали красками и изображали подобія чтимыхъ ими или тирановъ, или чародѣевъ, или сдѣлавшихъ въ жизни что-либо кажущееся достойнымъ памяти, или уважаемыхъ за силу и тѣлесную крѣпость. Потомъ же, со временъ Ѳарры, отца Авраама, который ввелъ идолослуженіе, почтили праотцевъ своихъ изваяніями, сперва съ помощью гончарнаго искусства, а затѣмъ примѣнительно ко всякому искусству: строители домовъ — обтесывая каменья, серебрянники же и золотари — обдѣлывая свой матеріалъ, также и столяры и прочіе. Египтяне же, а вмѣстѣ и вавилоняне, фригійцы и финикіяне были первыми учредителями этого богопочтенія, дѣланія статуй и совершенія таинствъ. Отъ нихъ большая часть учрежденій была перенесена къ эллинамъ во времена Кскропса и послѣ него. Въ послѣдствіи же и гораздо позднѣе были провозглашены богами Кронъ и Рея, Зевесъ и Аполлонъ и прочіе. Эллины же названы такъ отъ нѣкоего Елена (Ἐλένον), одного изъ обитавшихъ въ Элладѣ, а какъ говорятъ другіе, отъ маслины (ἐλάια), росшей въ Аѳинахъ. Вождями этихъ, какъ показываетъ точная исторія. былн іоняне, происшедшіе отъ Іована (Быт. 10, 2), одного изъ строившихъ столпъ, когда языки всѣхъ раздѣлились. По этой причинѣ, отъ раздѣлившейся (μεμερισμένη) рѣчи, всѣ и названы μέρωπες. Въ послѣдствіи же, въ болѣе позднія времена, эллинизмъ перешелъ въ ереси, — разумѣю ересь пиѳагорейцевъ, стоиковъ, платониковъ и эпикурейцевъ. Однако, образъ (истиннаго) благочестія, а вмѣстѣ и естественный законъ жизни, удалившись отъ этихъ народовъ, отъ сложевія міра и до послѣднихъ временъ сохранялись среди варваризма и эллинизма, пока не соединились съ богочестіемъ Авраама.

4. Іудаизмъ: со временъ Авраама получилъ знакъ обрѣзанія и Моисеемъ, седьмымъ по Авраамѣ, посредствомъ даннаго Богомъ закона, записанъ; отъ Іуды, четвертаго сына Іакова, прозваннаго Израилемъ, чрезъ Давида, перваго царя изъ колѣна этого Іуды, наслѣдовалъ, наконецъ, имя іудаизма. Ясно объ этихъ четырехъ ересяхъ выразился апостолъ, сказавъ: о Христѣ Іисусѣ нѣсть варваръ и скиѳъ, эллинъ ни іудей (Кол. 3, 11), но нова тварь (2 Кор. 5, 17).

Различныя ереси у эллиновъ.

5. Пиѳагорейцы или перипатетики. Пиѳагоръ училъ о монадѣ и промышленіи, училъ не дозволять приносить жертвы, разумѣется, богамъ, принимать въ пищу одушевленныхъ существъ, воздерживаться отъ вина. Утверждалъ, что на лунѣ и выше ея все безсмертно, а ниже все смертно, допускалъ переселеніе душъ изъ однихъ тѣлъ въ другія, даже въ тѣла животныхъ и дикихъ звѣрей. Вмѣстѣ съ тѣмъ училъ упражняться въ продолженіе пяти лѣтъ въ молчаніи. Наконецъ, самъ именовалъ себя Богомъ.

6. Платоники полагали, что существуетъ Богъ, матерія, форма и міръ сотворенный и тлѣнный, и что душа не сотворена, безсмертна и божественна, что въ ней три части: разумная, раздражительная и пожелательная. Платонъ училъ, чтобы жены у всѣхъ были общія, и никто не имѣлъ соботвенной своей супруги, но желающіе жили бы съ желающими. Онъ также допускалъ переселеніе душъ въ тѣла даже дикихъ звѣрей. Вмѣстѣ съ тѣмъ училъ, что и многіе боги происходятъ отъ одного.

7. Стоики: они учатъ, что все есть тѣло, и чувственный этотъ міръ признаютъ Богомъ. Нѣкоторые же утверждали, что Богъ имѣетъ свою природу изъ огненной сущности. Они опредѣляютъ, что Богъ есть умъ и какъ бы душа всего сущаго на небѣ и землѣ; все же — тѣло Его, какъ я сказалъ, и свѣтила — очи. Плоть же гибнетъ, и душа всѣхъ переселяется изъ тѣла въ тѣло.

8. Эпикурейцы: они утверждали, что атомы и недѣлимыя тѣла, состоящія изъ подобныхъ частей и безконечныя по числу являются началомъ всѣхъ вещей, и учили, что цѣль блаженства — удовольствіе, и что ни Богъ, ни промышленіе не управляютъ дѣлами.

9. Самаритизмъ, и отъ него самариты. Онъ произошелъ отъ іудеевъ прежде, чѣмъ у эллиновъ появились ереси, и прежде, чѣмъ составились ихъ ученія; но только, по установленіи богопочитанія у эллиновъ, распространился, и среди іудаизма получилъ признаніе отъ временъ Навуходоносора и плѣна іудеевъ. Переселенные въ Іудею ассиріяне, получивъ пятокнижіе Моисея, такъ какъ царь прислалъ имъ его изъ Вавилона со священникомъ, по имени Ездрою, все имѣли общее съ іудеями, кромѣ того, что гнушались язычниками и не прикасались къ нимъ, и кромѣ того, что отрицали воскресеніе мертвыхъ и другія пророчества, бывшія послѣ Моисея.

Толковъ же самаритовъ четыре.

10. Горѳины: совершаютъ праздники въ иныя времена, по сравненію съ севуеями.

11. Севуеи: въ отношеніи праздниковъ разнятся съ горѳинами.

12. Ессины: не противятся ни тѣмъ, ни другимъ, но безразлично празднуются, съ кѣмъ придется.

13. Досиѳеи: руководятся тѣми же обычаями, какъ и самариты, пользуются обрѣзаніемъ, и иными уставами, и пятокнижіемъ, строже другихъ соблюдаютъ правило воздерживаться [отъ удотребленія въ пищу] одушевленнаго и проводятъ жизнь въ непрестанныхъ постахъ. Пребываютъ въ дѣвствѣ, нѣкоторые изъ нихъ воздерживаются; есть и такіе, которые вѣруютъ въ воскресеніе мертвыхъ, что чуждо для самаритовъ.

У іудеевъ ересей семь.

14. Книжники: они были законниками и толкователями преданій ихъ старцевъ, съ излишнею ревностію соблюдали обряды, которымъ не изъ закона научились они, но сами для себя признали предметами уваженія и дѣлами оправданія внѣ закона.

16. Фарисеи: по значенію слова, отщепенцы: ведутъ самую высокую жизнь и болѣе другихъ уважаемы. Ими, какъ и книжниками, признается воскресеніе мертвыхъ, бытіе ангеловъ и Святаго Духа. Жизнь ихъ различна; [ими соблюдаются] до времени воздержаніе и дѣвство, постъ чрезъ субботу, очищенія кувшиновъ, блюдъ и чашъ, какъ и у книжниковъ, десятины, начатки, непрерывныя молитвы, наружный видъ одежды, состоявшей изъ ризы и далматиковъ, или одежды безъ рукавовъ, съ разширеніемъ хранилищъ т. е. полосъ изъ багряницы, воскрилій и пуговицъ на воскриліяхъ ризы, что служило знакомъ соблюдаемаго ими до времени воздержанія. Они ввели ученіе о рожденіи (γένεσιν) и судьбѣ (εἱμαρμένιν).

16. Саддукеи, по значенію имени, праведнѣйшіе: родъ вели отъ самаритовъ и вмѣстѣ отъ священника, по имени Садока; отрицали воскресеніе мертвыхъ, не принимали ни ангела, ни Духа; во всемъ же (остальномъ) были іудеи.

17. Имероваптисты: они по всему были іудеи, утверждали же, что никто не достигнетъ жизни вѣчной, если не будетъ каждый день креститься.

18. Оссины, что значитъ «самые дерзкіе»: они исполняли все по закону, но послѣ закона пользовались и другими писаніями, большую же часть позднѣйшихъ пророковъ отвергали.

19. Нассареи, по значенію слова «необузданные»: запрещаютъ всякое яденіе мяса, совершенно не вкушаютъ одушевленнаго. Святыми именами патріарховъ въ пятокнижіи до Моисея и Іисуса Навина пользуются и вѣрятъ въ нихъ, разумѣю Авраама, Исаака, Іакова и старѣйшихъ, и самаго Моисея; Аарона и Іисуса. Учатъ, что книги пятокнижія — не Моисеевы писанія, и утверждаютъ, что у нихъ есть другія.

20. Иродіане во всемъ были іудеи, но Христа ожидали въ лицѣ Ирода, и ему воздавали честь и имя Христа.

Вотъ первое отдѣленіе, заключающее въ себѣ всѣ эти двадцать ересей; въ немъ же [содержится и разсужденіе] о пришествіи Христа.

21. Симоніане: названіе свое получили отъ Симона волхва, современнаго апостолу Петру, изъ селенія Гиттонъ въ Самаріи. Онъ отдѣлился отъ самаритовъ, принявъ только имя христіанина. Училъ постыдному и скверному смѣшенію, неразличенію тѣлъ. Отвергаетъ воскресеніе и утверждаетъ, что міръ не отъ Бога. Свое изображеніе, въ видѣ Зевеса, и блудницы своей, по имени Елены, въ образѣ Аѳины, передалъ ученикамъ своимъ для поклоненія. Называлъ же себя самаритамъ — отцемъ, а іудеямъ — христомъ.

22. Менандріане: получили начало отъ Симона чрезъ нѣкоего Менандра и въ кой-чемъ отличались отъ симоніанъ. Они говорили, что міръ сотвореиъ ангелами.

23. Сартурниліане: усилили въ Сиріи безстыдотво симоніанъ, но, къ большему изумленію, проповѣдуютъ и иное, по сравненію съ симоніанами. Они получили начало отъ Сатурнила и, подобно Менандру, говорили, что міръ сотворенъ ангелами, но только семью, по мысли отца.

24. Василидіане: въ тѣ же безстыдныя дѣла посвящены Василидомъ, который вмѣстѣ съ Сатурниломъ учится у симоніанъ и менандріанъ, держится одинаковаго съ ними образа мыслей, но въ кой-чемъ и отличается отъ нихъ. Онъ утверждаетъ, что небесъ триста шестьдесятъ пять, и придаетъ имъ ангельскія имена. Поэтому и годъ соотоятъ изъ столькихъ дней, и слово: аврасаксъ (Ἀβρασαξ) означаетъ число 365 [1] и есть, говоритъ Василидъ, святое имя.

25. Николаиты: отъ Николая, поставленнаго апостолами при вдовицахъ, который изъ ревности къ супругѣ своей училъ своихъ учениковъ, вмѣстѣ съ другими, совершать безстыдныя дѣла и говорилъ о Кавлакахѣ, Пруникѣ и другихъ варварскихъ именахъ, вводя ихъ въ міръ.

26. Гностики: приняли тѣ же ереси, но больше всѣхъ этихъ ересей съ неистовствомъ совершають безстыдныя дѣла. Въ Еиптѣ они называются стратіотиками и фивіонитами, въ верхнихъ частяхъ Египта — сократитами, у иныхъ же — закхеями. Одни называютъ ихъ коддіанами, другіе же зовутъ ихъ ворворитами. Они съ гордостыо говорятъ о Варвело (Βαρβέλω) и Веро (Βερώ).

27. Карпократіане: отъ нѣкоего Карпократа изъ Азіи. Онъ училъ совершать всякое безстыдство и всякое грѣховное дѣло. Если кто, говорилъ онъ, не пройдетъ чрезъ все и не выполнитъ воли всѣхъ демоновъ и ангеловъ, то онъ не можетъ взойти на высочайшее небо и стать выше Началъ и Властей. Онъ же говорилъ, что Іисусъ воспринялъ душу разумную, но зналъ возвѣщать здѣсь горнее; и, если кто совершитъ подобное Іисусу, то онъ не ниже Его. Законъ вмѣстѣ съ воскресеніемъ мертвыхъ Карпократъ отрицалъ, подобно симоніанамъ и другимъ ересямъ, о которыхъ доселѣ шла рѣчь. Его послѣдовательницей была Маркеллина въ Римѣ. Въ тайнѣ сдѣлавъ изображенія Іисуса, Павла, Омира (Гомера) и Пифагора, Карпократъ кадилъ и поклонялся имъ.

28. Киринфіане, они и миринфіане: это ученики Киринфа и Миринѳа, нѣкіе іудеи, которые хвалились обрѣзаніемъ. Они говорили, что міръ сотворенъ ангелами и что Іисусъ за преуспѣяніе названъ Христомъ.

29. Назореи: исповѣдуютъ Іисуса Христомъ, Сыномъ Божіимъ, во всемъ же живутъ по закону.

30. Евіонеи: близки къ названнымъ раньше киринѳіанамъ и назореямъ; съ ними же соприкасается въ кой-чемъ ересь сампсеевъ и елкесеевъ. Они говорятъ, что Христосъ и Святый Духъ созданы на небѣ, что Христосъ обиталъ въ Адамѣ, и по временамъ совлекался этого Адама и снова облекался въ него. Это самое, говорятъ они, совершилъ Христосъ и при Своемъ пришествіи во плоти. Будучи іудеями, они пользуются евангеліями. Отвращаются яденія мяса. Воду имѣютъ вмѣсто Бога. О Христѣ же, какъ я сказалъ, говорятъ, что въ плотскомъ Своемъ пришествіи Онъ облекся въ человѣка. Постоянно крестятся въ водахъ: и лѣтомъ, и зимою, именно для очищенія, какъ самариты.

31. Валентиніане: они отрицаютъ воскресеніе плоти, отвергаютъ Ветхій Завѣтъ, но пророковъ читаютъ и иное, что можно истолковать сходно съ ихъ ересью, принимаютъ. Другія нѣкія баснословія привносятъ, говоря, что наименованія тридцати эоновъ мужеско-женскаго пола вмѣстѣ произошли изъ Отца всяческихъ, и ихъ называютъ богами и эонами. О Христѣ же говорятъ, что Онъ принесъ тѣло съ неба и прошелъ чрезъ Марію, какъ чрезъ трубу.

32. Секундіане: съ ними стоятъ въ связи Епифаиъ и Исидоръ. и они пользуются тѣми же сизигіями, мудрствую подобно Валентину, иное же толкуя нѣсколько отлично отъ нихъ. Они также отрицаютъ плоть (у Христа).

33. Птолемеи: они также ученики Валентина; въ связи съ ними стоитъ Флора. И они говорятъ о сизигіяхъ то же, что Валентинъ и секундіане; но въ кой-чемъ и разнятся съ ними.

Это оглавленіе тринадцати ересей во второмъ отдѣленіи первой книги.

Въ этомъ третьемъ отдѣленіи, въ которомъ содержится тринадцать ересей, порядокъ слѣдующій.

34. Маркосеи. Нѣкій Маркъ былъ соученикомъ Колорваса. Онъ также вводитъ два начала. Отвергаетъ воскресеніе мертвыхъ. Чрезъ посредство какихъ-то представленій, при помощи заклинаній измѣняя цвѣтъ сосудовъ въ синій и багряный, тайноводствовалъ обманываемыхъ женщинъ, и, подобно Валентину, желаетъ производить все отъ двадцати четырехъ стихій.

35. Колорвасеи. И этотъ Колорвасъ, такимъ же образомъ излагая то же самое, въ кое-чемъ и отличался отъ другихъ ересей, — разумѣю ереси Марка и Валентина: онъ иначе училъ о порожденіяхъ (προβολαί) и огдоадахъ.

36. Ираклеониты. И они, кажется, баснословятъ объ огдоадахъ, но иначе, по сравненію съ Маркомъ, Птолемеемъ, Валентиномъ и другими. Кромѣ того, умирающихъ у нихъ, при кончинѣ, подобно Марку, искупаютъ елеемъ, благовоннымъ масломъ и водою, приговаривая надъ главою какъ бы искупляемаго какія-то призыванія, состоящія изъ еврейскихъ реченій.

37. Офиты. Они славятъ змѣя и его очитаютъ за Христа, сохраняя естественную змѣю, пресмыкающееся, въ какомъ-то ящикѣ.

38. Кайяне (каиниты). Вмѣстѣ съ другими ересями, которыя отвергаютъ законъ и Говорившаго въ законѣ, и они думаютъ то же самое: отрицаютъ воскресеніе плоти, прославляютъ Каина, говоря, что онъ — потомокъ высшей силы; вмѣстѣ съ тѣмъ и Іуду обожаютъ, также и бывшихъ съ Кореемъ, Даѳаномъ я Авирономъ и содомлянъ.

39. Сиѳіане. Эти, наоборотъ, прославляютъ Сиѳа, утверждая, что онъ происходитъ отъ вышией Матери, раскаявшейся въ томъ, что произвела Каина. Послѣ того, какъ Каинъ былъ отверженъ и Авель убитъ, она сошлась съ вышнимъ Отцемъ и произвела чистое сѣмя — Сиѳа, отъ котораго потомъ произошелъ весь человѣческій родъ. И они также учатъ о началахъ и властяхъ, и о другомъ подобномъ.

40. Архонтики: эти опять относятъ все ко многимъ князьямъ (ἄρχοντας) и говорятъ, что сотворенное отъ нихъ получило бытіе. Уличаются и въ нѣкоемъ безстыдствѣ. Отрицаютъ воскресеніе плоти и отвергаютъ Ветхій Завѣтъ. Но пользуются и Ветхимъ и Новымъ Завѣтомъ, каждое реченіе приспособляя къ своему разумѣнію.

41. Кердоніане: они происходятъ отъ Кердона, принявшаго участіе въ заблужденіи Ираклеона и прибавившаго къ его обману. Переселившись изъ Сиріи въ Римъ, онъ излагалъ свое ученіе въ послѣднія времена епископа Игина. Онъ проповѣдуетъ два начала, враждебныя другъ другу, и что Христосъ не рожденъ. Подобнымъ же образомъ онъ отвергаетъ воскресеніе мертвыхъ и Ветхій Завѣтъ.

42. Маркіониты. Маркіонъ, родомъ изъ Понта, былъ сынъ епископа, но, растливъ дѣвицу, бѣжалъ, потому что былъ отлученъ своимъ отцемъ отъ церкви. Придя въ Римъ, онъ просилъ затѣмъ покаянія у начальствовавшихъ въ то время надъ церковыо (ἡγουμένους τῆς ἐϰϰλησίας), но, не успѣвъ въ этомъ, превознесся противъ вѣры и сталъ учить о трехъ началахъ: добромъ, справедливомъ и зломъ, и о томъ, что Новый Завѣтъ чуждъ Ветхаго и Говорившаго въ немъ. Онъ и его маркіониты отвергаютъ воскресеніе плоти, допускаютъ не одно только крещеніе, но и два, и три, послѣ паденій. За умершихъ оглашаемыхъ у нихъ крещаются другіе. У нихъ и женщинамъ безпрепятственно разрѣшается преподавать крещеніе.

43. Лукіанисты. Нѣкій Лукіанъ, не тотъ, который теперь во времена Константина жилъ, но болѣе древній, о всемъ училъ согласно съ Маркіономъ. Кромѣ того, училъ, конечно, и кой-чему другому, помимо Маркіона.

44. Апелліане. И этотъ Апеллисъ учитъ, подобно Маркіону и Лукіану: осуждаютъ всю тварь и Сотворившаго. Но онъ ввелъ не три начала, подобно тѣмъ, а одно, и признавалъ единаго Бога, высочайшаго и неизреченнаго, и что этотъ Единый сотворилъ другого. А этотъ, говоритъ, приведенный въ бытіе, оказался злымъ и по своей злобѣ сотворилъ міръ.

45. Севирiане. Нѣкто Севиръ, слѣдуя Апеллису, опять отвергаетъ вино и виноградъ, баснословя, будто они произошли отъ драконовиднаго сатаны и земли, совокупившихся между собою. И отъ женщины отрекается, говоря, что она имѣетъ начало отъ злой (ἀριστερᾶς) силы. Вводитъ какія-то наименованія князей и тайныя книги. Подобно другимъ еретикамъ, отвергаетъ воскресеніе плоти и Ветхій Завѣтъ.

46. Татіане. Татіанъ былъ современникомъ святѣйшаго мученика и философа Іустина. Послѣ кончины святого Іустина, онъ растлился догматами Маркіона и училъ одинаково съ нимъ, приложивъ и иное, помимо Маркіона. Говорили, что онъ происходилъ изъ Месопотаміи.

Это — тринадцать ересей перваго отдѣленія второй книги.

Въ этомъ третьемъ отдѣленіи второй книги содержится восемнадцать слѣдующихъ ересей.

47. Енкратиты: являясь отломкомъ ереси Татіана, они отвергаютъ и бракъ, утверждая, что это — дѣло сатаны. Они запрещаютъ всякое употребленіе въ пищу одушевленнаго.

48. Катафригасты, они же и монтанисты и аскодругиты. Они принимаютъ Ветхій и Новый Завѣтъ; но вводятъ другихъ пророковъ: похваляются нѣкіимъ Монтаномъ и Прискиллою.

49. Пепузіане, они же и квинтилліане, съ которыми стоятъ въ связи артотириты: это двѣ ереси. Нѣкоторые изъ нихъ — катафригасты, но учатъ другому, по сравненію съ ними. Обожествляютъ какой-то городъ Пепузу, между Галатіею, Каппадокіею и Фригіею, и считаютъ его Іерусалимомъ. Есть, впрочемъ, и другая Пепуза. Женщинамъ предоставляютъ начальство и священнослуженіе. Посвящая кого-либо, прободаютъ малаго ребенка мѣдными иглами, какъ и катафригасты, и замѣсивъ его кровью муку и сдѣлавъ хлѣбъ, вкушаютъ, какъ приношеніе (προσϕοράν). Баснословятъ, что тамъ, въ Пепузѣ, Христосъ открылся Квинтиллѣ или Прискиллѣ въ видѣ женщины. Пользуются также Ветхимъ и Новымъ Завѣтомъ, передѣлывая по собственному своему разумѣнію.

50. Четыренадесятники. Эти въ одинъ и тотъ же день года совершаютъ Пасху, и въ какой день ни придется четырнадцатый день луны, т. е. въ субботу ли, или въ день Господень, тотъ день, постясь, а также совершая бдѣніе, празднуютъ.

51. Алоги: такъ названные нами, они отвергаютъ Евангеліе отъ Іоанна и его Апокалипсисъ, потому что не принимаютъ пришедшаго отъ Отца Бога Слова, вѣчно сущаго.

52. Адаміане: такъ называемые отъ нѣкоего Адама, они содержатъ ученіе болѣе достойное осмѣянія, чѣмъ истинное. Бываетъ же у нихъ нѣчто такое: нагими, какъ изъ (чрева) матери, мужчины и женщины сходятся въ одно мѣсто и такъ совершаютъ чтенія, молитвы и все такое. Какъ будто ведутъ жизнь монашескую и воздержную и не принимаютъ брака; церковь свою считаютъ раемъ.

53. Сампсеи и елкесеи: они еще и доселѣ обитаютъ въ Аравіи, дежащей выше Мертваго моря. Они введены въ обманъ нѣкіимъ лжепророкомъ Елксаемъ; изъ его рода и доселѣ еще существовалй женщины: Марѳусъ и Марѳина, которымъ эта ересь поклоняется. какъ богинямъ. Они имѣютъ все близкимъ къ ученію евіонеевъ.

54. Ѳеодотіане, послѣдователи Ѳеодота, византійскаго кожевника. Онъ стоялъ высоко въ эллинской образованности, но, будучи вмѣстѣ съ другими схваченъ въ дни тогдашняго гоненія, одинъ только отпалъ, тогда какъ остальные приняли мученіе за Бога. Такъ какъ его порицали за бѣгство, то онъ, въ виду обвиненія въ томъ, что отрекся отъ Бога, измыслилъ говорить о Христѣ, что Онъ простой человѣкъ.

55. Мелхиседекіане: эти почитаютъ Мелхиседека, утверждая, что онъ нѣкая сила, а не простой только человѣкъ, и осмѣлились все возводить къ его имени.

56. Вардесіане. Этотъ Вардесіанъ (Βαρδεσινής) происходилъ изъ Месопотаміи; сперва держался истинной вѣры и блисталъ философіею, но, уклонившись отъ истины, училъ близко къ Валентину, за исключеніемъ нѣкоторыхъ положеній, въ которыхъ разнится отъ Валентина.

57. Ноитіане. Этотъ Ноитъ (Νόητος) былъ изъ Смирны асійской. На колесницѣ (гордости) вознесшись вмѣстѣ съ другими, онъ сталъ говорить, что Христосъ — Сыноотецъ (υἱοπάτορα), училъ что одинъ и тотъ же и Отецъ, и Сынъ, и Святый Духъ. Самого же себя онъ называлъ Моисеемъ, а брата своего Аарономъ.

58. Валисіи. Эти, какъ мы слыхали, населяютъ Вакаѳу, главное селеніе Филадельфіи арабской. Приходящихъ къ нимъ и пользующихся у нихъ гостепріимствомъ они оскопляютъ. Оченъ многіе и между ними скопцы, обрѣзанные. Учатъ н кой-чему другому, исполненному ереси: отвергаютъ законъ и пророковъ и вводятъ нѣкія другія безстыдства.

59. Каѳары. Эти, стоя въ связи съ Новатомъ римскимь, совсѣмъ отвергаютъ второбрачныхъ и не принимаютъ покаянія.

60. Ангелики. Эти совсѣмъ исчезли. Они наименованы такъ или потому, что похвалялись, что имѣютъ ангельской чинъ, или потому, что назывались ангелами.

61. Апостолики, они же и апотактики: эти еретики — въ Писидіи только; они принимаютъ только апотактиковъ. Очень приближаются къ енкратитамъ: но мудрствуютъ иное, по сравненію съ ними.

62. Савелліане. Мнятъ подобное Ноиту, кромѣ того, что не говорятъ, будто Отецъ пострадалъ; о Словѣ же учатъ, что Оно произносится (προϕοριϰός) и снова возвращается назадъ.

63. Оригенисты: отъ нѣкоего Оригена. Это — безстыдники, дѣлающіе то, о чемъ и говорить не позволительно, и предающіе свои тѣла растлѣнію.

64. Оригенисты другіе: отъ писателя Оригена, который зовется и адамантовымъ. Они отвергаютъ воскресеніе мертвыхъ; учатъ, что Христосъ и Святый Духъ — твари; рай, небеса и все иное толкуютъ иносказательно; пустословятъ, будто Царство Христово нѣкогда прекратится, и прекратится вмѣстѣ съ Ангелами; также, будто Христосъ съ діаволомъ будутъ находиться подъ одной властъю и лгутъ, что Христосъ распятъ бѣсами.

Это — восемнадцать ересей четвертаго отдѣленія второй книги.

Въ пятомъ отдѣленіи второй книги содержится пять слѣдующихъ ересей.

65. Павліанисты: отъ Павла самосатскаго. Этотъ Павелъ утверждаетъ, что Христосъ почти не существуетъ, вообразивъ, что Онъ есть произносимое (προϕοριϰός) слово, но отъ Маріи и здѣсь Онъ существуетъ. Въ Божественныхъ Писаніяхъ пророчески было возвѣщено о Немъ, какъ объ имѣющемъ (бытіе), еще въ то время, когда Онъ не существовалъ; но отъ Маріи и здѣсь, со времени воплощенія, Онъ имѣетъ бытіе.

66. Манихеи, они же и акониты: это — ученики перса Манеса. Они Христа называютъ призракомъ, почитаютъ солнце и луну, молятся звѣздамъ, силамъ и демонамъ; вводятъ два начала — злое и доброе, вѣчно существующія. Говорятъ, что Христосъ призрачно явился и пострадалъ. Ветхій Завѣтъ и глаголавшаго въ немъ Бога хулятъ. Утверждаютъ, что не весь міръ, но только часть его произошла отъ Бога.

67. Іеракиты: эти — отъ Іерака, нѣкоего учителя изъ Леонтополя египетскаго. Они отвергаютъ воскресеніе плоти, но пользуются Ветхимъ и Новымъ Завѣтомъ; совершенно отвергаютъ бракъ, монашествующихъ же и дѣвственницъ, воздержниковъ и вдовъ принимаютъ. Они говорятъ, что дѣти, еще не достигшія зрѣлаго возраста, не причастны Царствію, потому что не подвизались.

68. Мелетіане (мелитіане): въ Египтѣ они составляютъ расколъ, а не ересь. Они не молились съ падшими во время гоненія; теперь же соединились съ аріанами.

69. Аріане, они же аріоманиты и діатомиты. Они называютъ Сына Божія тварію, а Духа Святаго тварію твари; утверждаютъ, что Христосъ принялъ отъ Маріи только плоть, а не и душу.

Это — пять ересей пятаго отдѣленія второй книги.

Въ первомъ отдѣленiи третьей книги содержится семь слѣдующихъ ересей.

70. Авдіане: расколъ и отщепенство, но, конечно, не ересь. Они имѣютъ благоустроенный образь жизни и поведеніе, во всемъ держатся той же вѣры, какъ и каѳолическая церковь. Большинство изъ нихъ живетъ въ монастыряхъ и не со всѣми молится. Болѣе всего пользуются апокрифами, чрезмѣрно порицаютъ нашихъ богатыхъ епископовъ, а другихъ за другое. Пасху празднуютъ особо, вмѣстѣ съ іудеями. Имѣютъ они нѣчто своеобразное и любятъ спорить, весьма грубо изъясняя выраженіе: по образу.

71. Фотиніане. Фотинъ этотъ, будучи родомъ изъ Сирміи, мудрствовалъ подобное Павлу самосатскому, но въ кой-чемъ и отличался отъ него. Онъ утверяедаетъ, что Христосъ получилъ начало отъ Маріи и здѣсь.

72. Маркелліане: отъ Маркелла изъ Анкиры галатійской. Извѣстно, что въ началѣ онъ мудрствовалъ близко къ Савеллію. Хотя онъ часто защищалъ себя и защищалъ письменно, тѣмъ не менѣе другіе обвиняли его въ томъ, что онъ остался при тѣхъ же мнѣніяхъ. Возможно, что, перемѣнивъ свои мнѣнія, или онъ самъ, или его ученики исправились, ибо въ защиту его книгъ выступали нѣкоторые православные.

73. Полуаріане: признаютъ Христа тварію, но называютъ Его такъ не въ точномъ смыслѣ и не какъ одну изъ тварей. Они говорятъ, мы называемъ Его Сыномъ; но чтобы чрезъ рожденіе Сына не приписать Отцу страданія, мы называемъ Его сотвореннымъ. Точно также и о Святомъ Духѣ вполнѣ опредѣленно учатъ, что Онъ тварь. Отвергая единосущіе (τὸ ὁμοούσιον) Сына, хотятъ называть Его подобосущимъ (ὁμοιούσιον). Иные же изъ нихъ отвергали и подобосущіе.

74. Духоборцы. О Христѣ они прекрасно говорятъ, кромѣ кой-чего; но хулятъ Святаго Духа, называя Его тварію, и учатъ что Онъ, не будучи изъ Божества, но скорѣе въ переносномъ смыслѣ, по Своей дѣятельности, названный (Духомъ Божіимъ), сотворенъ. Они утверждаютъ, что Онъ есть только освящающая сила.

75. Аэріане. Этотъ Аэрій происходилъ изъ Понта; еще до сихъ поръ онъ является искушеніемъ по своей жизни. Онъ былъ пресвитеромъ при епископѣ Евстаѳіи, оклеветанномъ аріанами. Когда этотъ Аэрій не былъ поставленъ епископомъ, то онъ началъ учить многому, вопреки церкви. По вѣрѣ онъ совершеннѣйшій аріанинъ, (но учитъ и излишнему, по сравненію съ аріанами: не должно дѣлать приношеній за усопшихъ, воспрещаеть поститься въ среду, пятокъ и четыредесятницу, праздновать Пасху, проповѣдуетъ отреченіе отъ міра, безбоязненно пользуется всякаго рода мясояденіемъ и наслажденіями. Если кто изъ его послѣдователей желаетъ поститься, тотъ, говоритъ онъ, пусть постится не въ установленные дни, но когда хочетъ, ибо ты, говоритъ, не подъ закономъ. Утверждаетъ также, что пресвитеры ничѣмъ не отличаются отъ епископа.

76. Аэтіане: отъ Аэтія, киликійца, бывшаго діакономъ при Георгіи, аріанскомъ епископѣ Александріи. Они же называются аномеями, а отъ нѣкоторыхъ и евноміанами изъ-за нѣкоего Евномія, бывшаго ученикомъ Аэтія. Къ нимъ принадлежалъ и Евдоксій, но онъ изъ страха, конечно, предъ царемъ Константиномъ отдѣдился отъ нихъ и даже отлучилъ Аэтія. Тѣмъ не менѣе остался аріанствующимъ, хотя и не по ученію Аэтія. Эти аномеи и аэтіане совершенно отчуждаютъ Христа и Святаго Духа отъ Бога Отца, утверждая, что (Сынъ Божій) есть тварь, и говорятъ, что Онъ не имѣетъ никакого подобія (Отцу). Они хотятъ изъяснить Божество при помощи аристотелевскихъ и геометрическихъ силлогизмовъ и такимъ образомъ доказать, что Христосъ не могъ произойти отъ Бога. Происшедшіе отъ нихъ евноміане перекрещиваютъ всѣхъ приходящихъ къ нимъ не только [православныхъ], но и аріанъ, обращая ноги крещаемыхъ кверху надъ головой. Впасть во что-либо: блудъ, или другой грѣхъ, ничего ужаснаго, говорятъ, не представляетъ собой, ибо ничего не требуетъ Богъ, кромѣ того, чтобы кто-либо пребывалъ въ этой признаваемой ими вѣрѣ.

Это — семь ересей перваго отдѣленiя третьей книги.

Во второмъ же отдѣленіи, въ третьей книгѣ, содержится четыре ереси.

77. Димириты, они же и аполлинаристы: исповѣдуютъ несовершенное явленіе, т. е. вочеловѣченіе, Христа. Изъ нихъ нѣкоторые дерзнули сказать, что тѣло единосущно Божеству; другіе же отрицали и это, что Христосъ воспринялъ и душу; третьи же, опираясь на изреченіе: Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), отрицали, что Онъ принялъ плоть отъ созданной плоти, т. е., отъ Маріи, но упорно говорили одно, что Слово сдѣлалось плотію. Наконецъ, по какому соображенію, не могу сказать, начали говорить, что Онъ не воспринялъ ума.

78. Антидикомарiаниты: они говорятъ, что Святая Марія Приснодѣва, послѣ рожденія Спасителя, сожительствовала съ Іосифомъ.

79. Коллиридіане, во имя той же Маріи приносящіе въ одинъ опредѣленный день года какіе-то хлѣбы (ϰολλυρίδα), отъ которыхъ мы и дали имъ названіе коллиридіанъ.

80. Массаліане, что значитъ «молящіеся». Къ нимъ примыкаютъ и изъ прежде бывшихъ эллинскихъ ересей такъ называемыя евфимиты, мартиріане и сатаніане.

Вотъ оглавленіе седьмого отдѣленія.

Главы нечестиваго ученія массаліанъ, взятыя изъ ихъ книги.

      1. Сатана ипостасно (ἐνυποστάτως) сообитаетъ человѣку и во всемъ господствуетъ надъ нимъ.
      2. Сатана и демоны имѣютъ умъ человѣка, и природа людей имѣетъ общее съ природой духовъ злобы.
      3. Сатана и Духъ Святый сообитаютъ въ человѣкѣ, и даже апостолы не были чисты, когда эта сила дѣйствовала въ нихъ.
      4. Не крещеніе дѣлаетъ человѣка совершеннымъ, и не участіе въ божественныхъ таинствахъ очищаетъ душу, но одна только молитва, ревностно совершаемая ими.
      5. Человѣкъ и послѣ крещенія оскверненъ грѣхомъ.
      6. Не чрезъ крещеніе получаетъ вѣрный нетлѣнное и божественное одѣяніе, но чрезъ молитву.
      7. Должно хранить безстрастіе (ἀπάϑειαν), и причастіе Святаго Духа будетъ во всякомъ чувствѣ и полнотѣ.
      8. Должно, чтобы душа чувствовала такое общеніе съ небеснымъ женихомъ, какое испытываетъ жена при соединеніи съ мужемъ.
      9. Духовные видятъ грѣхъ внутри и извнѣ, равно и благодать дѣйствующую и производящую.
      10. Откровеніе совершается въ чувствѣ и божественной ипостаси, какъ и въ ученіи.
      11. Огонь — творецъ міра.
      12. Душа, не имѣющая Христа въ чувствѣ и всякой дѣятельности, есть жилище змѣй и свирѣпыхъ дикихъ звѣрей, т. е. враждебной силы.
      13. Зло существуетъ по природѣ.
      14. Прежде преступленія Адамъ безстрастно вступалъ въ общеніе съ Евой.
      15. Сѣмя и Логосъ упали въ Марію.
      16. Говорятъ, что человѣкъ долженъ пріобрѣтать двѣ души: одну, общую со всѣми людьми, а другую небесную.
      17. Говорятъ, что для человѣка возможно чувотвенно воспринимать ипостась Святаго Духа во всякой полнотѣ и всякой дѣятельности.
      18. Молящимся можетъ явиться во свѣтѣ Спаситель. Въ одно вреля найденъ былъ человѣкъ, стоящій у алтаря жертвеннаго, и Ему принесли три хлѣба, замѣшанные на елеѣ.

Кромѣ того, они и работу отвергаютъ отъ рукъ своихъ, какъ неприличную христіанамъ. Въ частности, они вводятъ и безчеловѣчіе по отношенію къ нищимъ, утверждая, что не просящими публично или оставленными вдовами и не тѣми, которыхъ постигаютъ несчастія или поврежденіе тѣлъ, или болѣзнь, или суровые заимодавцы, или нападенія разбойниковъ или варваровъ, и не тѣми, которые подпадаютъ другимъ подобнымъ несчастіямъ, прилично довольствоваться отрекшимся отъ міра или тѣмъ, которые цѣликомъ отдались благотворительности, но должно все доставлять имъ, ибо массаліане говорили, что именно они суть подлинно нищіе духомъ.

Къ этому массаліане приложили еще пренебреженіе церквами и жертвенниками. Они учили, что аскетамъ падлежитъ не оставаться въ церковныхъ собраніяхъ, но довольствоваться молитвами въ своихъ молельняхъ. Они говорили, что молитва имѣетъ такую силу, что имъ и научившимся у нихъ Духъ Святый является чувственно. Они болтаютъ, что желающіе спастись должны только молиться, совершенно ничего другого не дѣлая, пока не почувствуютъ, что грѣхъ какъ бы нѣкій дымъ или огонь, или драконъ, или какой-либо подобный дикій звѣрь изгоняется молитвой и выходитъ чрезъ молитвы. Когда же Духъ Святый, въ свою очередь, чувственно входитъ, то они также имѣютъ ясное чувство вхожденія Святаго Духа. И это есть истинное пріобщеніе христіанъ. Въ церковномъ крещеніи или при возложеніи рукъ клириковъ крещаемые совершенно не получатъ Духа Святаго, если не будутъ участвовать въ ихъ молитвахъ, и кто-либо можетъ получить общеніе Святаго Духа и безъ крещенія, если пожелаетъ остаться у нихъ и научиться ихъ догматамъ. Когда пресвитеры говорили имъ: исповѣдуемъ, что имѣемъ Духа Святаго вѣрой, а не чувственнымъ воспріятіемъ, то они отвѣтили, что чрезъ молитву съ ними и они получатъ участіе въ чувственномъ воспріятіи Духа. Гордыня ихъ хвастовства столь велика, что тѣ изъ нихъ, которые будто бы получили участіе въ чувственномъ воспріятіи Духа, ублажаются ими, какъ совершенные и свободные отъ всякаго грѣха и самые лучшіе, и почитаются, какъ не подпавшіе еще опасностямъ грѣха.

Однако у нихъ царитъ распутство и свобода въ пищѣ, есть и всякіе тѣлохранители, и почетъ, роскошь, такъ что многіе изъ нихъ и послѣ такого у нихъ свидѣтельства совершенства являются для внѣшнихъ недостойными и называться христіанами, впавшими въ различныя безстыдства, кражи имуществъ и прелюбодѣянія.

Кромѣ сказаннаго, многое и другое лгутъ они, именно, спокойно расторгаютъ законные браки; уклонившихся отъ браковъ принимаютъ и ублажаютъ какъ аскетовъ; отцовъ и матерей убѣждаютъ не заботиться о воспитавіи дѣтей, но прельщаютъ все приносить имъ. Рабовъ, убѣгающихъ отъ господъ, охотно принимаютъ и согрѣшающихъ и къ нимъ приходящихъ безъ какого-либо плода покаянія, помимо власти священника, безъ ступеней, установленныхъ канонами церкви, тотчасъ объявляютъ чистыми отъ всякаго грѣха, если только кто-либо, выучивъ у нихъ ихъ знаменитую молитву, дѣлается близко посвященнымъ въ ихъ обманъ. Нѣкоторвіхъ изъ таковыхъ грѣшниковъ они до освобожденія отъ грѣховъ приводятъ для рукоположенія въ клирики, хитро убѣждая епископовъ возложить на нихъ руки или (ἤ) прельщая ихъ свидѣтельствомъ тѣхъ, которые у нихъ считаются за аскетовъ. Объ этомъ они заботятся не потому, что считаютъ степени клириковъ почетными — они и самими епископами пренебрегаютъ, когда желаютъ — но потому, что такимъ образомъ они пріобрѣтаютъ себѣ господство и власть. Нѣкоторые изъ нихъ, говорятъ, что они не пріобщались бы тайнъ, если бы не ощущали чувственно явленія Духа, которое бываетъ въ то время. Нѣкоторые изъ нихъ позволяютъ желающимъ отсѣкать ихъ естественные члены. Легко пренебрегаютъ они и отлученіями. Безстрашно клянутся они и заклинаютъ, тайио же и свою ересь проклинаютъ.

Еще относительно названной ереси массаліанъ, находящихся болѣе всего въ монастыряхъ, изъ исторіи Ѳеодорита [2].

Во времена Валентина и Валента появилась ересь массаліанъ. Перелагающіе это имя на греческій языкъ называютъ ихъ евхитами. Впрочемъ, они имѣютъ и другое названіе, заимствованное отъ дѣла; ибо они называются энтузіастами, потому что получаютъ содѣйствіе какого-то демона, и это содѣйствіе принимаютъ за дѣйствіе Духа Святаго. Совершенно зараженные этой болѣзнью избѣгаютъ труда рукъ, какъ зла, и, предаваясь сну, грезы сновидѣній называютъ вдохновеніями. Вождями этой ереси были: Дадой, Савва, Адельфій, Ерма, Симеонъ и, кромѣ этихъ, другіе. Они не удалялись отъ церковнаго общенія, утверждая, что Божественная пища, о которой Христосъ говоритъ: ядый Мою плоть и піяй Мою кровь живъ будетъ во вѣки (Іоан. 6, 54) — не вредитъ и не приноситъ пользы. Стараясь скрывать свою болѣзнь, они и послѣ обличенія безстыдно отрицаются и отказываются отъ тѣхъ, которые думаютъ то же, что и они носятъ въ своихъ душахъ. Нѣкій Литой, управляющiй церковью мелитинской, украшенный божественною ревностью, увидѣвъ, что этой болѣзнью заразились многіе монастыри, вернѣе вертепы разбойниковъ, сжегъ ихъ и изгналъ волковъ изъ стада. Также всехвальный Амфилохій, которому ввѣрена была митрополія Ликаоніи и который управлялъ всѣмъ народомъ, узнавъ, что эта язва и сюда обрушилась, возсталъ противъ нея и пасомое имъ стадо освободилъ отъ этой заразы. Знаменитый же Флавіанъ, антіохійскій архіерей, узнавъ, что въ Эдессѣ они живутъ, заражая своимъ ядомъ сосѣдей, созвавъ множество монаховъ, привелъ въ Антіохію и отрицавшихся въ своей болѣзни изобличилъ слѣдующимъ образомъ. Онъ оказалъ, что ихъ обвинители клевещутъ, а свидѣтели лгутъ. Ласково позвавъ Адельфія, который былъ уже въ глубокой старости, сѣсть близко возлѣ него, Флавіанъ сказалъ: «мы, старикъ, проживъ большую жизнь, тшательнѣе изучили и природу человѣка и узнали ухищренія противоборствующихъ демоновъ, и на самомъ опытѣ научены помощи благодатной. Эти же, молодые, не зная хорошо ничего такого, не охотно слушаютъ болѣе духовныя рѣчи. Итакъ, скажи мнѣ, въ какомъ смыслѣ вы говорите, что враждебный духъ удаляется и благодать Духа Всесвятаго поселяется?» Очарованный этими словами, тотъ старикъ извергнулъ весь скрытый свой ядъ и говоритъ, что отъ крещенія не бываетъ никакой пользы сподобляющимся его, но что одна только усердная молитва изгоняетъ обитающаго въ человѣкѣ демона. Каждый изъ рождаемыхъ, говорилъ онъ, заимствовалъ отъ прародителя какъ природу, такъ и рабство демонамъ. Но когда они изгоняются усердною молитвою, то поселяется Всесвятый Духъ, ощутительнымъ и видимымъ образомъ показывая свое присутствіе, а именно: освобождая тѣло отъ волненія страстей и совершенно отвлекая душу отъ наклонности ко злу; такъ что нѣтъ уже никакой нужды ни въ постѣ для обузданія тѣла, ни въ ученіи для удержанія человѣка и внушенія ему добропорядочнаго поведенія. Кто достигъ этого, тотъ не только освобождается отъ плотскихъ похотей, но и ясно провидитъ будущее, и (тѣлесными) очами созерцаетъ Божественную Троицу. Когда такимъ образомъ божествеяный Флавіанъ раскопалъ смрадный источникъ и открылъ потокъ нечестія, то сказалъ несчастному старику: «о ты, посѣдѣвшая въ злѣ голова! — ты обличена теперь не мною, а собственными устами; противъ тебя свидѣтель — твое же слово». Послѣ такого открытія ихъ они были выгнаны изъ Сиріи и, удалившись въ Памфилію, наполнили ее своею заразою.

Это — ереси до Маркіана. Отъ Маркіана же и затѣмъ немного позже, до Льва, появились эти ереси.

81. Несторіане: они учатъ, что обособленно и отдѣльно существуетъ Богъ Слово и отдѣльно Его человѣкъ, и болѣе низкое изъ сдѣланнаго Господомъ во время Его пребыванія среди насъ усвояютъ одному только человѣку Его, болѣе же возвышенное и богоприличное — одному только Богу Слову и не приписываютъ того и другого одному и тому же лицу (προσώπῳ).

82. Евтихіане, получившіе имя этой ереси отъ Евтиха. Они не говорятъ, что Господь нашъ Іисусъ Христосъ получилъ плоть отъ святой Приснодѣвы Маріи, но утверждаютъ, что Онъ воплотился какимъ-то болѣе божественнымъ образомъ.

Они не поняли, что человѣка повиннаго грѣху праотца ихъ Адама, этого изъ Дѣвы Маріи соединилъ въ Себѣ Богъ Слово, Который, совлекъ начала и власти, изведе въ позоръ дерзновеніемъ, изобличивъ ихъ въ Себѣ (Кол. 2, 15), — тѣ начала и власти, которыя вошли въ міръ преступленіемъ первозданнаго.

83. Египтяне, они же схизматики и монофиситы. Подъ предлогомъ халкидонскаго опредѣленія они отдѣлились отъ православной церкви. Египтянами названы потому, что египтяне первые начали этотъ видъ ереси при царяхъ Маркіанѣ и Валентиніанѣ. Во всемъ остальномъ они православные. Изъ привязанности къ Діоскору александрійскому, который былъ осужденъ халкидонскимъ соборомъ, какъ защитникъ ученій Евтихія, они противостали собору и составили тысячи порицаній противъ него, которыя — заранѣе говоря — въ этой книгѣ мы достаточно опровергли, показавъ, что монофиситы невѣжественны и легкомысленны. Ихъ вожди: Ѳеодосій александріецъ, отъ котораго — ѳеодосіане, Іаковъ сиріецъ, отъ котораго — яковиты. Ихъ свидѣтели, поручители и защитники: Севиръ, губитель антіохійцевъ, и тщетно трудившійся Іоаннъ тритеистъ, отвергающіе тайну общаго спасенія.

Многое изъ халкидонскаго боговдохновеннаго ученія шестисотъ тридцати отцевъ они приняли, но и сами приложили для погибающихъ къ гибельной ихъ ереси много и сѣтей, какъ обыкновенно говорятъ, и препятствій на пути. Когда же они учатъ о частныхъ субстанціяхъ (μεριϰὰς οὐσίας), то этимъ совершенно уничтожаютъ тайну домостроительства. Мы полагали, что должно вкратцѣ разсмотрѣть ихъ ересь, вставляя небольшія замѣчанія, для изобличенія ихъ безбожной и прескверной ереси. Поэтому я изложу ученія, скорѣе пустую болтовню ихъ защитника Іоанна, которой они болѣе всего хвастаются.

О природѣ и ипостаси, какъ думаютъ севиріане и какъ они учатъ о частныхь субстанціяхъ изъ четвертаго слова «Судіи» (Διαιτητοῦ) Іоанна грамматика, тритеиста, называемаго филопонскимъ.

Общій и всеобщій смыслъ природы человѣка, хотя самъ по себѣ онъ одинъ, но такъ какъ существуетъ во многихъ субстратахъ, то поэтому является многимъ, цѣликомъ, а не отчасти присутствуя въ каждомъ. Какъ и планъ судна, будучи однимъ у кораблестроителя, умножается, существуя во многихъ субстратахъ, — такъ и наученіе учителя, будучи однииъ въ его умѣ, когда бывастъ въ тѣхъ, кого учатъ, вмѣстѣ съ ними умножается, цѣликомъ существуя въ каждомъ. Кромѣ того, и образъ пальца одинъ, но существуя во многихъ оттискахъ, цѣликомъ въ каждомъ, онъ и есть и называется многимъ. Такимъ образомъ многія судна, многіе люди, многіе оттиски и понятія многихъ учениковъ въ индивидуумахъ и по числу являются многими, по они раздѣлены и несоединимы. По общему виду многіе люди одно, и многія судна одно, также и понятія, и оттиски по тожеству изображенія являются одними. Такимъ образомъ все это въ отношеніи одного является многимъ и раздѣленнымъ, въ отношеніи же другого — соединеннымъ и единымъ.

Хотя и въ примѣненіи къ постояннымъ величннамъ мы часто полъзуемся числомъ, говоря, напримѣръ, дерево въ два локтя, но относительно единаго мы говоримъ, что оно двойное только потенціально, а не актуально, ибо въ дѣйствительвости существуетъ только единое, а не два; о томъ же, что можетъ чрезъ раздѣленіе сдѣлаться двойнымъ, объ этомъ мы говоримъ, что оно состоитъ изъ двухъ.

Глава VII. Изъ Судьи (ἐϰ τοῦ Διαιτητοῦ).

Это седьмое слово, которое на основаніи того, что предлагаютъ мыслящіе противоположное, напечатлѣваетъ собственную истину. Принимающіе, что въ Христѣ двѣ природы, утверждаютъ, что въ Немъ одна только ипостась, т.-е. лицо; равнымъ образомъ они отвергаютъ тѣхъ, которые полагаютъ, что во Христѣ одна природа послѣ соединенія или что у него двѣ ипостаси. Но прежде, чѣмъ перейти къ опроверженію этого положенія, я считаю умѣстнымъ напередъ опредѣлить, чтò разумѣетъ ученіе Церкви подъ словомъ природа (ϕύσις), чтò — подъ словомъ лицо (πρόσωπον) и ипостась (ὑπόστασις). Полагаютъ, что природа есть общее опредѣленіе бытія вещей одной и той же сущности, — напримѣръ, опредѣленіе всякаго человѣка, какъ животнаго разумнаго, смертнаго, обнаруживающаго умъ и пониманіе, ибо ни одинъ человѣкъ въ этомъ отношеніи не отличается (отъ другого). Естество и природу считаютъ за одно и то же; ипостасью же, т.-е. лицомъ, называютъ самостоятельное существованіе каждой природы или, такъ сказать, описаніе, составленное изъ такихъ особенностей, которыми различаются между собою предметы одной и той же природы, или, кратко сказать, то, что перипатетики привыкли называть индивидуумомъ. Ими, т.-е. индивидуумами, заканчиваетоя раздѣленіе общихъ родовъ и видовъ.

Это учители Церкви назвали ипостасями, а также лицами. Когда животныя раздѣляются на разумное и неразумное и когда разумное, въ свою очередь, — на человѣка и ангела, и демона, то идивидуумомъ называютъ то, на что раздѣляется каждый изъ этихъ послѣднихъ видовъ: человѣкъ, напримѣръ, на Петра и Павла; ангелъ — на Гавріила, напримѣръ, и Михаила, и каждаго изъ остальныхъ ангеловъ, — потому что каждому изъ этихъ существъ невозможно уже раздѣляться на другія, сохраняя и послѣ раздѣленія свою природу единой. Поэтому перипатетики обычно называютъ такія существа индивидуумами. Церковное же ученіе назвало ихъ ипостасями потому, что въ нихъ родъ и видъ получаютъ бытіе, ибо, хотя животное, напримѣръ, и человѣкъ, — изъ которыхъ первое есть родовое понятіе, а второе видовое — имѣютъ собственное опредѣленіе бытія, однако они получаютъ существованіе только въ индивидуумахъ, т.-е. въ Петрѣ и Павлѣ: внѣ ихъ они не существуютъ. Итакъ, чтò такое ипостась и что такое природа по церковному ученію — мы сказали.

Итакъ, эта общая природа, напримѣръ, природа человѣка, которой ни одинъ человѣкъ не отличается отъ другого, существуя въ каждомъ изъ индивидуумовъ, является его собственной природой и не имѣетъ общаго ни съ какимъ другимъ предметомъ, какъ мы установили это въ четвертой главѣ. Ибо разумное, смертное животное [живое существо] во мнѣ не имѣетъ общаго ни съ какимъ другимъ животнымъ [живым существомъ]. Когда страдаетъ, напримѣръ, какой-либо человѣкъ или быкъ, или лошадь, то возможно, что однородные съ нимъ индивидуумы остаются безстрастными. И когда умиралъ Павелъ, то могло случиться, что никто изъ прочихъ людей въ то время не умеръ. И когда родился Петръ и приведенъ былъ къ бытію, то послѣдующіе люди еще не существовали. Итакъ, каждая природа не въ одинаковомъ смыслѣ опредѣляется, какъ то, что есть, но въ двоякомъ. Въ одномъ смыслѣ, когда мы говоримъ объ общемъ значеніи каждой природы, созерцаемомъ само по себѣ, напримѣръ, природа человѣка, лошади, и не существующемъ ни въ какомъ индивидуумѣ. Въ другомъ смыслѣ, когда мы видимъ эту самую общую природу, существующей въ индивидуумахъ и получающую въ каждомъ изъ нихъ болѣе частное бытіе, соотвѣтствующее не какому-либо другому, но именно этому индивидууму и только ему одному. Ибо животное [живое существо] разумное, смертное во мнѣ не является общимъ ни одному изъ животныхъ [живыхъ существъ] другихъ людей; природа животнаго [живаго существа] въ этой лошади не можетъ существовать въ какой-нибудь другой, какъ это мы недавно доказали. Что такія, именно, мысли о природѣ и ипостасяхъ людей содержитъ церковное ученіе, ясно изъ того, что мы исповѣдуемъ одну природу Отца и Сына, и Святаго Духа, но признаемъ три ипостаси, т.-е. лица, изъ которыхъ каждое различается отъ прочихъ какою-либо особенностью. Что же есть единая природа Божества, какъ не общій смыслъ природы Божѳства, самъ по себѣ созерцаемый и мыслью объ особенностяхъ каждой ипостаси раздѣляемый? Что мы признаемъ, въ свою очередь, и болѣе частное опредѣленіе природы, созерцая общій смыслъ природы сдѣлавшимся достояніемъ каждаго изъ индивидуумовъ или каждой изъ ипостасей, ясно изъ того, что мы признаемъ во Христѣ двѣ природы — разумѣю Божескую и человѣческую. Мы не говоримъ, что воплотилась общая для Святой Троицы умопостигаемая природа Божества. Въ такомъ случаѣ мы признали бы вочеловѣченіе и Святаго Духа. Равнымъ образомъ мы не признаемъ, что съ Богомъ Словомъ соединилась общая природа человѣческая, ибо въ такомъ случаѣ справедливо говорилось бы, что Слово Божіе соединилось съ людьми, бывшими до пришествія Слова, и со всѣми имѣющими быть послѣ пришествія. Ясно, что природою Божества мы называемъ здѣсь природу общаго Божества въ ипостаси Слова. поэтому мы и исповѣдуемъ единую природу Бога Слова воплощенную. Этой прибавкой: Бога Слова, мы ясно различаемъ природу Слова отъ природы Отца и Святаго Духа. Такимъ образомъ, разумѣя общую природу Божества, сдѣлавшуюся собственной природѳй Бога Слова, мы говоримъ здѣсь, что природа Бога Слова воплотилась; и снова мы говоримъ, что природа человѣческая соединилась съ Логосомъ, т. е. то частное бытіе, которое одно только изъ всѣхъ воспринялъ Логосъ. При этомъ пониманіи слова природа, природа и ипостась обозначаютъ одно и то же, кромѣ того, что слово ипостась заключаетъ въ себѣ мыслимыя и существующія помимо общей природы особенности каждой ипостаси, по которымъ онѣ отличны другъ отъ друга. Отсюда возможно, что многіе изъ нашихъ безразлично говорятъ, что произошло единеніе природы, или ипостасей. Ипостась, какъ мы показали, обозначаетъ отдѣльное и ивдивидуальное бытіе; но разъ они поперемѣнно пользовались этими словами, то ясно, что этими словами они желали обозначить намъ лишь индивидуальную природу.

Какъ настоящая бесѣда, такъ и словоупотребленіе тѣхъ, которые разсуждали о подобныхъ предметахъ, показываютъ, что у всѣхъ есть обычай называть человѣкомъ и общій смыслъ природы. Напримѣръ, говорятъ, что человѣкъ есть видъ животнаго [живаго существа], хотя ни одинъ изъ индивидуумовъ не есть видъ, подчиненный роду, и не называется таковымъ. Мы говоримъ также, что человѣкъ отличается отъ лошади, — говоримъ, разумѣя, конечно, ихъ общія природы. Но съ другой стороны, мы говоримъ, что Петръ и Павелъ, и Іоаннъ суть люди и что родился человѣкъ и умеръ, единичный, конечно, — говоримъ потому, что онъ заключаетъ въ себѣ общій смыслъ природы человѣка. И снова умѣстнымъ является отмѣтить, что имена: лицо и ипостась, часто имѣютъ у насъ одно и то же значеніе, какъ если бы кто-нибудь одинъ и тотъ же предметъ назвалъ и мечемъ, и кинжаломъ. Такимъ образомъ въ отношеніи Святой Троицы мы безразлично говоримъ: и три лица, и три ипостаси, чрезъ каждое изъ этихъ двухъ выраженій одинаковымъ образомъ обозначая одно и то же. Но часто лицо различаютъ отъ ипостаои, называя лицемъ отношеніе какихъ-либо предметовъ къ другимъ, такъ какъ обычное словоупотребленіе знаетъ и это значеніе термина «лицо». Ибо мы говоримъ, что нѣкто принялъ на себя мое лицо и что нѣкто противосталъ ему въ лицо; равно мы говоримъ, что префектъ занѣняетъ (πρόσωπον ἔχειν) царя. Поэтому и повинующіеся догматамъ Несторія воздерживаются говорить и объ одной природѣ во Христѣ, и объ одной ипостаси, такъ какъ они не признаютъ соединенія ипостасей самихъ по себѣ, но полагаютъ, что отъ Маріи родился простой человѣкъ, воспринявшій въ себя божественное озареніе и такимъ образомъ отличающійся отъ остальныхъ людей, такъ какъ въ каждомъ изъ тѣхъ божественное озареніе было значительно меньше. Тѣмъ не менѣе они съ высшей дерзостью осмѣливаются утверждать, что лицо Христа едино, называя отношеніе Бога Слова къ человѣку Маріи единымъ лицемъ, такъ какъ этотъ человѣкъ совершалъ всякое божественное домостроительство вмѣсто божества Бога Слова, и что поэтому справедливо переносить поношенiе человѣка на Бога, такъ какъ и честь, оказываемая префекту подчиненными, и поношеніе переносятся на самого царя. И наименованіе Христа, говорятъ они, служитъ выраженіемъ такого отношенія. Поэтому они не колеблются называть и Христа единымъ, такъ какъ отношеніе, такъ сказать едино, хотя въ немъ участвуютъ многіе. Итакъ, я полагаю, что для тѣхъ, кто благочестиво мыслитъ относительно воплощенія Спасителя, ясно, что, говоря, что лицо Христа едино, мы пользуемся выраженіемъ «лицо» не такъ, какъ это казалось друзьямъ Несторія, не въ смыслѣ обозначенія простого отношенія Бога къ человѣку. Такимъ образомъ мы говоримъ, что лицо Христа едино, какъ едина ипостась человѣка, напримѣръ, Петра или Павла.

Послѣ другого должно намъ обсудить и это: человѣчество Христа не существовало внѣ единенія съ Логосомъ даже и самое незначительное время, но получило вмѣстѣ и начало вступленія въ бытіе, и единеніе съ Логосомъ; но мы не говоримъ, что эта природа не ипостасна: она имѣла самостоятельное, по сравненію съ прочими людьми, бытіе, отличающееся отъ общей природы прочихъ людей нѣкоторыми особенностями. Мы недавно показали, что слово ипостась обозначаетъ, именно, это. Итакъ, какъ въ отношеніи Божества Христа мы исповѣдуемъ и природу Его, и ипостась, такъ и въ отношеніи Его человѣчества необходимо исповѣдывать какъ природу, такъ и собственную ея ипостась. Чтобы эта природа не была неипостасной, какъ я сказалъ, мы принуждены говорить такъ. Ибо одно ясно, что среди индивидуумовъ, принадлежащихъ къ общей природѣ, находится и человѣчество Спасителя.

Послѣ того, какъ мы такимъ образомъ ясно и, думаю, согласно со всѣми обсудили это, пусть тѣ, которые полагаютъ, что во Христѣ двѣ природы, но одна ипостась, скажутъ намъ слѣдующее: такъ какъ каждое изъ соединенныхъ, какъ показало наше слово, необходимо имѣло природу вмѣстѣ съ ипостасью, то признаютъ ли они, что единеніе произошло одинаково изъ природъ и ипостасей, или же полагаютъ, что болѣе соединились ипостаси, такъ какъ изъ двоихъ произошла одна ипостась, меньше же природы, почему онѣ остались двѣ и послѣ единенія.

Послѣ другихъ замѣчаній, въ которыхъ Іоаннъ филопонскій устанавливаетъ, что естество не допускаетъ выраженій: болѣе или менѣе, онъ снова говоритъ. Я полагаю, что одна природа, существующая во многихъ ипостасяхъ, видима во всѣхъ. Такимъ образомъ, исповѣдуя, что природа Божества едина, мы признаемъ, что ипостаси у ней три. И у людей одиа природа, хотя по числу ипостаси этой природы простираются почти до безконечности, — и такъ и въ другихъ случаяхъ. Невозможно, чтобы двѣ природы, сохраняя въ отношеніи числа двоицу, имѣли одну ипостась. И этому должно вѣрить не только на основаніи наведенія относительно отдѣльныхъ предметовъ (ибо какъ возможна одна ипостась, т. е. индивидуумъ, камня, дерева, или быка, или лошади), но и изъ самаго дѣйствія разума. Ибо если каждая природа получаетъ бытіе въ ипостасяхъ (т. е. въ индивидуумахъ), то необходимо, чтобы, гдѣ двѣ природы, было, по крайней мѣрѣ, и двѣ ипостаси, въ которыхъ природы получали бы свое бытіе. Ибо невозможно, чтобы существовала природа, не будучи созерцаемой въ какомъ-либо индивидуумѣ; индивидуумъ же есть то же, что и ипостась, какъ недавно мы установили. Такимъ образомъ тѣ, которые говорятъ, что не только ипостась, но и природа единая произошла чрезъ соединеніе, являются согласными и между собой, и съ истиной. Тѣ же, которые говорятъ, что ипостась одна, природъ же двѣ, являются несогласными и между собой, и съ истиной.

Но такъ какъ, говорятъ, и человѣчество Христа въ Логосѣ имѣло ипостась и не существовало прежде соединенія съ Логосомъ, поэтому мы и говоримъ, что ипостась Христа едина. Итакъ, скажемъ мы имъ: считаете ли вы, что природа и ипостась обозначаютъ одно и то же, различаясь между собою, какъ имена одного и того же предмета, напримѣръ: кинжалъ и мечъ, или природа значитъ одно, а ипостась другое? Если одно и то же, то въ виду того, что ипостась одна, необходимо, чтобы и природа была одна, какъ необходимо, чтобы. разъ кинжалъ одинъ, то и мечъ былъ одинъ. Или: если два естества, то необходимо будетъ и двѣ ипостаси. Если же имя естества обозначаетъ одно, а имя ипостаси другое, то причиной того, что во Христѣ единая ипостась, они считаютъ то, что ипостась человѣка, т. е. лицо, не существовало прежде единенія съ Логосомъ. Если во Христѣ двѣ природы, то необходимо, чтобы природа человѣка существовала ранѣе соединенія съ Логосомъ; но, если частная природа, соединенная съ Логосомъ, существовала ранѣе, то необходимо, чтобы и ипостась человѣческая существовала ранѣе, ибо невозможно, чтобы существовала одна изъ нихъ, когда другой нѣтъ, разумѣю: частную природу безъ собственной ея ипостаси (ὑποστάσεως). Ибо въ субъектѣ обѣ онѣ (природа и ипостась) составляютъ одно, почему пользующіеся этими словами часто отожествляютъ ихъ, какъ мы немного выше показали. Если какъ ипостась, такъ и природа, соединившіяся съ Логосомъ, не существовали прежде соединенія съ Нимъ. то тѣмъ самымъ они признаютъ, что ипостась Христа едина, поэтому должны признать, что и природа Его едина. Ибо, если они не различаютъ (ипостасей) послѣ соединенія, то пусть не различаютъ послѣ этого и природъ.

84. Афѳартодокиты: происходятъ отъ Юліана галикарнасскаго и Гайяна александрійскаго; называются и гайянитами. Во всемъ остальномъ они согласны съ севиріанами; отличаются же отъ нихъ въ томъ, что севиріане говорятъ, что различіе естествъ, при соединеніи ихъ во Христѣ, было призрачнымъ; юліанисты же и гайяниты не только отрицаютъ различіе двухъ естествъ во Христѣ, но и учатъ, что тѣло Христа съ самаго своего образованія было нетлѣннымъ, и исповѣдуютъ, что Господь претерпѣлъ страданія, разумѣю: голодъ и жажду, и утомленіе; но не говорятъ, что Онъ претерпѣлъ ихъ такимъ же образомъ, какъ мы. Ибо мы переносимъ страданія по естественной необходимости, Христосъ же, говорятъ они, переносилъ ихъ добровольно и не рабствовалъ законамъ естаства.

85. Агноиты, они же и ѳемистіане: безбожно утверждаютъ, что Христосъ не зналъ дня суда, и приписываютъ Ему страхъ. Они составляютъ секту ѳеодосіанъ. Ѳемистій, который былъ ересіархомъ у нихъ, признавалъ во Христѣ единую сложную природу.

86. Варсануфиты, они же и семидалиты: согласны съ гайянитами и ѳеодосіанами, но имѣютъ нѣчто и большее. Они примѣшиваютъ пшеничную муку къ дарамъ, принесеннымъ будто бы Діоскоромъ, и, коснувшись верхнимъ пальцемъ, отвѣдываютъ муки и принимаютъ это вмѣсто таинства (евхаристіи), такъ какъ евхаристіи они вообще не совершають. Взявъ, какъ сказано, причащеніе Діоскора, они примѣшиваютъ къ нему пшеничную муку, чтобы оно расходовалось понемногу, и это служитъ имъ вмѣсто причащенія.

87. Икеты: это — монахи; православные во всемъ остальномъ, но живутъ въ монастыряхъ вмѣстѣ съ женщинами, возносятъ гимны Богу, водя хороводъ и съ пляской, какъ бы подражая хору тѣхъ, который составился во времена Моисея, при погибели египтянъ, имѣвшей мѣсто въ Чермномъ морѣ.

88. Гносимахи: они отвергаютъ необходимость для христіанства всякаго знанія. Они говорятъ, что напрасное дѣло дѣлаютъ тѣ, которые ищутъ какихъ-либо знаній въ Божественныхъ писаніяхъ, ибо Богъ не требуетъ отъ христіанина ничего другого, кромѣ добрыхъ дѣлъ. Итакъ, хорошо, чтобы кто-либо жилъ возможно проще и не заботился ни о какомъ догматѣ, относящемся къ знанію.

89. Иліотропиты: они говорятъ, что такъ называемые иліотропныя растенія, поворачивающіяся къ лучамъ солнца, заключаютъ въ себѣ нѣкую божественную силу, которая совершаетъ въ нихъ такія круговращенія, поэтому они желаютъ почитать ихъ, не понимая, что подмѣченное въ нихъ движеніе естественно.

90. Ѳнитопсихиты: они признаютъ человѣческую душу подобной душѣ домашняго скота и утверждаютъ, что она погибаетъ вмѣстѣ съ тѣломъ.

91. Агониклиты: во всякое время молитвы не желаютъ преклонять колѣно, во всегда стоя совершаютъ молитвы.

92. Ѳеокатогносты, они же и богохульники. Они, будучи людьми дерзкими и богохульными, пытаются въ нѣкоторыхъ словахъ и дѣлахъ Господа найти осужденіе, какъ для возлежавшихъ съ Нимъ святыхъ лицъ, такъ и для божественныхъ писаній.

93. Христолиты: говорятъ, что Господь нашъ Іисусъ Христосъ послѣ воскресенія изъ мертвыхъ оставилъ на землѣ Свое одушевленное тѣло и только съ однимъ Божествомъ взошелъ на небеса.

94. Эѳнофроны: слѣдуютъ обычаямъ язычниковъ, кое-въ-чемъ являются христіанами, они вводятъ рожденіе, удачу и судьбу, принимаютъ всякую астрономію и астрологію, всякую мантику и птицегаданіе, предаются ауспиціямъ, предсказаніямъ, знаменіямъ, заклинаніямъ и прочимъ баснямъ нечестивыхъ, равнымъ образомъ придерживаются и другихъ обычаевъ языческихъ, почитая нѣкоторые языческіе праздники, соблюдая опять же дни и мѣсяцы, времена и лѣта.

95. Донатисты: происходятъ отъ нѣкоего Доната въ Африкѣ. Онъ передалъ имъ нѣкую кость, которую они, взявъ въ руки, сперва цѣлуютъ и затѣмъ приступаютъ къ приношенію святыхъ тайнъ, если они должны приноситься.

96. Иѳикопроскопты: въ нравахъ. т. е. въ практической жизни, они погрѣшаютъ и нѣкоторыя ученія, достойныя похвалы, осуждаютъ; нѣкоторымъ же, достойнымъ порицанія, слѣдуютъ, какъ полезнымъ.

97. Парерминевты: они истолковываютъ нѣкоторыя главы Божественныхъ писаній Ветхаго и Новаго Завѣта и по своему усмотрѣнію ихъ понимаютъ, но, будучи враждебно настроены въ отношеніи ко многимъ изъ точныхъ и безукоризненныхъ толкованій, они, по нѣкоторой простотѣ и неразборчивости, терпятъ то, что, даже не подозрѣвая, укрѣпляютъ при этомъ нѣкоторые изъ еретическихъ догматовъ.

98. Лампетіане: названы такъ отъ нѣкоего Лампетія. Они разрѣшаютъ каждому желающему жить въ отдѣльности или проводить жизнь въ общежительныхъ монастыряхъ, избирать тотъ образъ жизни, какой онъ желаетъ, и одѣваться въ такую одежду, въ какую хочетъ, ибо, говорятъ они, христіанинъ ничего не дѣлаетъ по принужденiю, такъ какъ написано: волею пожру Тебѣ (Пс. 53, 8). И снова: волею моею исповѣмся Ему (Пс. 27, 7), Они позволяютъ, какъ сообщаютъ нѣкоторые, давать мѣсто и естественнымъ страстямъ и не противостоятъ имъ, такъ какъ природа этого требуетъ. Говорятъ, что они признаютъ и нѣчто другое, что близко тѣмъ, которые называются аріанами. Изъ ихъ среды вышелъ нѣкій Евстафій, отъ котораго произошли евстафіане.

Это ереси до временъ Ираклія.

Отъ Ираклія же и до настоящаго времени произошли слѣдующія ереси.

99. Моноѳелиты: получили начало отъ Кира александрійскаго, благодаря же Сергію константинопольскому утвердились. Они признаютъ двѣ природы во Христѣ и одну ипостась, учатъ объ одной волѣ и одной дѣятельности, отвергая черезъ это двойство природъ и сильно приближаясь къ ученію Аполлинарія.

[100. Автопроскопты: во всемъ православные, но дерзко отсѣкаютъ самихъ себя отъ вселенской Церкви и общенія по благовидному поводу, стремясь будто бы къ (соблюденію) каноническихъ правилъ. Они не имѣютъ ни епископовъ, ни даже предстоятелей народа, но только какихъ-то простецовъ. Такимъ образомъ, они сами впадаютъ въ то, въ чемъ другихъ обвиняютъ; открыто сожительствуютъ съ женами, удерживаютъ у себя чужихъ женъ, занимаются торговлей, — надувательствомъ и другими житейскими дѣлами. Неразумно живутъ, разрушая на дѣлѣ то, что на словахъ стремятся укрѣпить, будучи преступниками, по слову Апостола. Монахи и клирики, они на словахъ чтутъ Бога, на дѣлѣ же безславятъ Его. Нѣкоторые люди слѣдуютъ за ними, какъ бы изумленные, идя по своей простотѣ. Питомцы же Церкви чтутъ священные каноны и то, что связано съ ними, и, повинуясь епископамъ и предстоятелямъ, на самомъ дѣлѣ очень заботятся о нихъ, оказывая имъ должное почтеніе].

101. Есть еще и донынѣ господствующій, служа предтечей антихриста, блуждающій народъ, тѣнь измаилитовъ. Онъ происходитъ отъ Измаила, рожденнаго Авраамомъ отъ Агари, поэтому они называются агарянами и измаилитами. Саракинами же ихъ называютъ отъ словъ Σάῤῤας ϰενοὺς, потому что Агарь сказала ангелу: Σάῤῤα ϰενήν με ἀπέλυσεν (Сарра отпустила меня пустой). Они идолослужили и поклонялись утренней звѣздѣ и Афротидѣ, которую на своемъ языкѣ называли Хабаръ, что значятъ великая. Мтакъ, до временъ Ираклія саракины явно идолослужатъ; отъ его же времени и доселѣ у нихъ появился лжепророкъ, называемый Мамедомъ (Магометомъ). Онъ случайно познакомился съ Ветхимъ и Новымъ Завѣтомъ, равнымъ образомъ побесѣдовалъ будто бы съ аріанскимъ монахомъ и затѣмъ составилъ собственную ересь. Расположивъ къ себѣ народъ видомъ благочестія, онъ пустословитъ, что ему ниспослано съ неба писаніе. Написавъ въ своей книгѣ нѣкоторыя измышленія, достойныя смѣха, онъ передалъ ее имъ для почитанія.

Магометъ говоритъ, что единый Богъ есть творецъ всего, что Онъ и не рожденъ и не родилъ никого. Онъ говоритъ, что Христосъ есть Слово Божіе и Духъ Его, твореніе и рабъ, что Онъ родился безсѣменно отъ Маріи, сестры Моисея и Аарона. Ибо, говоритъ онъ, Слово Божіе и Духъ вошелъ въ Марію и родилъ Іисуса, пророка и раба Божія. Беззаконные іудеи восхотѣли распять Его и схвативъ распяли тѣнь Его. Самъ же Христосъ, говоритъ Магометъ, не былъ распятъ и не умеръ. Богъ взялъ Его къ себѣ на небо, потому что Онъ любилъ Его. И это говоритъ Магометъ: когда Христосъ восшелъ на небеса, Богъ спросилъ Его, говоря: «Іисусъ, Ты говорилъ, что «Я есмь Сынъ Божій и Богъ?» и отвѣтилъ, сказано, Іисусъ: «Будь милостивъ ко мнѣ, Господи! Ты знаешь, что я не говорилъ, и я не стыжусь быть Твоимъ рабомъ. Но грѣшные люди написали, что я говорилъ это слово и солгали обо Мнѣ и заблудились». И сказалъ Ему Богъ: «знаю, что Ты не говорилъ этого слова». И многое другое пустословя въ этой книгѣ, достойной смѣха, Магометъ хвастается, что она ниспослана ему отъ Бога. Мы же говоримъ: «Но кто же свидѣтель, что Богъ далъ ему писаніе, и кто изъ пророковъ предсказалъ, что возстанетъ такой пророкъ»? И когда они затруднятся отвѣтить, мы скажемъ, что Моисей получилъ законъ, когда Богъ явился на горѣ Синай предъ лицомъ всего народа въ облакахъ и огнѣ, мракѣ и дымѣ, и что всѣ пророки, начиная отъ Моисея и далѣе предсказывали относительно явленія Христа и о томъ, что Богъ Христосъ и Сынъ Божій придетъ во плоти и будетъ распятъ, умретъ и воскреснетъ, и что этотъ будетъ судьей живыхъ и мертвыхъ. Мы скажемъ имъ: «Почему же вашъ пророкъ не пришелъ такъ, чтобы другіе свидѣтельствовали о немъ? И почему Богъ, Который далъ законъ Моисею на дымящейся горѣ въ виду всего народа, не въ вашемъ присутствіи далъ и ему писаніе, о которомъ вы говорите, чтобы и вы были увѣрены въ этомъ». Они отвѣчаютъ, что Богъ дѣлаетъ то, что хочетъ. Это и мы, скажемъ, знаемъ, но мы спрашиваемъ, какимъ образомъ писаніе низошло къ вашему пророку, и они отвѣчаютъ, что писаніе низошло на него сверху въ то время, когда онъ спалъ. Мы скажемъ въ примѣненіи къ нимъ слѣдующую шутку» «такъ какъ онъ принялъ писаніе соннымъ и не почувствовалъ дѣйствія Божія, то на немъ исполнилось слово народной пословицы…» Снова мы спрашиваемъ: «почему вы, когда Магометъ въ вашемъ писаніи приказываетъ вамъ ничего не дѣлать и не принимать безъ свидѣтелей, не сказали ему: прежде всего самъ подтверди черезъ свидѣтелей, что ты пророкъ, что отъ Бога пришелъ и какія писанія свидѣтельствуютъ о тебѣ»? Стыдясь, они молчатъ. «Такъ какъ вамъ не позволено безъ свидѣтелей ни жениться, ни продавать, ни пріобрѣтать, и такъ какъ и вы сами не принимаете безъ свидѣтелей вола или скота, то вы получаете и женъ, и имущество, и ословъ, и все прочее при свидѣтеляхъ, одну же только вѣру и писаніе безъ нихъ, ибо передавшій вамъ это писаніе ничѣмъ не подтвердилъ, и не только нѣтъ никого, кто свидѣтелвствовалъ бы о немъ, но и самъ онъ получилъ писаніе во снѣ. Они называютъ насъ этеріастами потому, говорятъ, что мы къ Богу присоединяемъ другого Бога, говоря, что Христосъ есть Сынъ Божій и Богъ. Мы скажемъ имъ, что это передали пророки и писаніе, вы же, какъ утверждаете, принимаете пророковъ. Если мы ложно говоримъ, что Христосъ Сынъ Божій, то этому они научили и передали намъ. Нѣкоторые изъ нихъ говорятъ, что мы ложно приписываемъ это пророкамъ, аллегорически истолковывая ихъ. Другіе же говорятъ, что евреи изъ ненависти къ намъ ввели насъ въ заблужденіе, написавъ это какъ-бы отъ имени пророковъ, съ того цѣлью, чтобы мы погибли.

Снова мы говоримъ съ нимъ: такъ какъ вы говорите, что Христосъ есть Слово Божіе и Духъ, то почему вы ругаете насъ этеріастами, вѣдь слово и духъ неотдѣлимы отъ того, въ комъ они существуютъ. Итакъ, если въ Богѣ существуетъ Его слово, то ясно, что и Оно есть Богъ; если же оно находится внѣ Бога, то Богъ по вашему безсловесный есть и бездушный. Итакъ, избѣгая того, чтобы Богъ имѣлъ другого Бога, вы убили Его. Ибо лучше было бы вамъ сказать, что Онъ имѣетъ другого, чѣмъ убить Его или сдѣлать какъ камень, или что-либо иное изъ безчувственныхъ предметовъ. Такимъ образомъ вы ложно называете насъ этеріастами, мы же (справедливо) называемъ васъ убійцами Божьими.

Они обвиняютъ насъ, какъ идолослужителей, потому что мы поклоняемся кресту, котораго они гнушаются; а мы скажемъ имъ: почему же вы прикасаетесь къ камню, который находится въ Гаваѳѣ вашей, и цѣлуете его обнимая? Нѣкоторые изъ васъ говорятъ, что на немъ Авраамъ совокуплялся съ Агарью; другіе же говорятъ, что здѣсь онъ привязалъ верблюда, намѣреваясь принести въ жертву Исаака. На это мы имъ отвѣтимъ: «Писаніе говоритъ, что гора была лѣсистая и (тамъ были) деревья, изъ которыхъ сдѣлавъ вязанку, Авраамъ возложилъ ее на Исаака, и что ословъ онъ оставилъ со слугами. Откуда же вы болтаете этотъ вздоръ?»

Вѣдь тамъ тернистые кустарники находятся, и ослы не могутъ пройти. Саракины стыдятся, тѣмъ не менѣе они говорятъ, что это — камень Авраама. Но мы скажемъ имъ: пусть тотъ камень, о которомъ вы болтаете, будетъ камнемъ Авраама. Итакъ, обнимая его потому только, что на немъ Авраамъ совокуплялся съ женой или потому, что къ нему онъ привязалъ верблюда, вы не стыдитесь, какъ же обвиняете насъ въ томъ, что мы поклоняемся кресту Христа, которымъ сила демоновъ и блужданья дьявола были уничтожены? Тоже, что они называютъ камнемъ — есть глава Афротиды, которой они поклоняются, называя ее Хаветъ. На этомъ камнѣ и доселѣ виденъ для того, кто внимательно всматривается, слѣдъ высѣченной головы.

Этотъ Магометъ, составивъ много вздорныхъ басенъ, каждой изъ нихъ далъ особое названіе, напримѣръ: писаніе О женѣ. Въ немъ Магометъ устанавливаетъ, что можно открыто взять сорокъ женъ и, если можешь, тысячи наложницъ — сколько можешь содержать, помимо сорока женъ. Но что можно, если пожелаешь, одну отпустить, а другую, если захочешь, взять, это Магометъ установилъ по слѣдующему поводу. Магометъ имѣлъ сотрудника, по имени Зидъ, у этого была красивая жена, которую любилъ Магометъ. Когда они сидѣли, Магометъ сказалъ: «Богъ приказалъ мнѣ взять твою жену». Тотъ отвѣтилъ: «ты апостолъ, дѣлай такъ, какъ сказалъ тебѣ Господь; возьми мою жену». Вѣрнѣе, — вмѣсто того, что мы сказали выше, Магометъ говорилъ ему: «Богъ заповѣдалъ мнѣ, чтобы ты отпустилъ жену свою». Тотъ отпустилъ. По прошествіи нѣсколькихъ дней, Магометъ говоритъ: «но Богъ заповѣдалъ, чтобы я взялъ ее себѣ». Затѣмъ онъ, взявъ и прелюбодѣйствовавъ съ нею, установилъ такой законъ: желающій пусть отпуститъ жену свою. Если же отпустивъ обратится къ ней снова, то пусть другой на ней женится, ибо невозможно взять ее обратно, если на ней не женится другой. Если даже братъ отпуститъ, то на ней при желаніи можетъ жениться и братъ его. Въ томъ же сочиненіи, онъ слѣдующее предписываетъ: «воздѣлывай землю, которую Богъ далъ тебѣ, и обрабатывай ее и дѣлай то-то и такъ-то», чтобы не говорить, какъ тотъ, всего постыднаго.

Снова, есть писаніе О верблюдицѣ Божіей, о которой говорится, что была верблюдица Божія, выпивала цѣлую рѣку и не могла пройти между двухъ горъ, потому что не было достаточно мѣста. Итакъ, говоритъ Магометъ, въ томъ мѣстѣ былъ народъ, и одинъ день воду пилъ этотъ народъ, а на слѣдующій — верблюдица. Испивъ воды, верблюдица питала ихъ, доставляя вмѣсто воды молоко. Возстали, говоритъ, тѣ мужи, такъ какъ они были злые, и убили верблюдицу, но у той было дитя — маленькая верблюдица, которая, сказано, когда мать убили, воззвала къ Богу, и Богъ взялъ ее къ себѣ. Имъ мы скажемъ: откуда этотъ верблюдъ? Они говорятъ, что отъ Бога. Мы спросимъ: съ ней совокуплялся другой верблюдъ? Они говорятъ: нѣтъ. Откуда же, спрашиваемъ, она родила? Ибо мы видимъ, что вашъ верблюдъ безъ отца и безъ матери, и безъ родословной. Родившая его зло пострадала, но и тотъ, кто совокупился съ ней, не является, и малая верблюдица взята на небо. Почему же вашъ пророкъ, съ которымъ, по вашимъ словамъ, говорилъ Богъ, не узналъ относительно верблюдицы, гдѣ пасется она и кто вскормилъ ее молокомъ. Или, быть можетъ, и она сама, какъ матъ, была убита, или же она вошла въ рай вашимъ предтечей. И изъ нея будетъ для васъ молочная рѣка, о которой вы говорите. Вѣдь вы говорите, что три рѣки текутъ для васъ въ раю: изъ воды, вина и молока. Если предтеча вашъ — верблюдъ находится внѣ рая, то ясно, что онъ высохъ отъ голода и жажды или другіе воспользуются его молокомъ. Напрасно вашъ пророкъ болтаетъ, что онъ бесѣдовалъ съ Богомъ, ибо даже тайна верблюда не была открыта ему. Если же онъ находится въ раю, то снова пьетъ воду, и вы страдаете отъ недостатка воды среди наслажденiй рая. Если же захотите вина изъ протекающей рѣки, то, испивъ его несмѣшаннымъ, въ виду отсутствія воды (ибо верблюдъ выпилъ все), воспламеняетесь, подвергаетесь опьяненію и спите.

Чувствуя же тяжесть послѣ сна и хмѣль отъ вина — забываете объ удовольствіяхъ рая. Какъ же пророкъ вашъ не позаботился, чтобы этого не случилось съ вами въ раю наслажденія? Почему онъ не подумалъ относительно верблюда, гдѣ онъ теперь находится? Но вы не спросили его объ этомъ, когда онъ разсказывалъ вамъ какъ бы во снѣ о трехъ рѣкахъ. Мы же возвѣщаемъ вамъ открыто, что удивительный вашъ верблюдъ ранѣе васъ вошелъ въ души ословъ, гдѣ будете и вы жить, подобно скотамъ. Тамъ мракъ крайній и безконечное наказаніе, огонь шумящій, червь неусыпный и адскіе демоны.

Снова въ писаніи О трапезѣ Магометъ говоритъ, что Христосъ просилъ у Бога трапезы и она была дана ему. Богъ, говоритъ, сказалъ ему: Я далъ Тебѣ и тѣмъ, кто съ Тобою, безсмертную трапезу.

Кромѣ того, онъ сочиняетъ писаніе О бычкѣ и нѣкоторыя другія бредни, достойныя смѣха, которыя въ виду ихъ множества, я думаю, дóлжно опустить. Онъ установилъ, чтобы саракины съ женами обрѣзывались, и приказалъ не соблюдать субботъ и не креститься, одно изъ дозволеннаго въ законѣ ѣсть, а отъ другого воздерживаться; винопитіе же совсѣмъ запретилъ.

102. Христіаноклеветники, и есть и называются такъ потому, что, когда христіане служатъ единому живому и истинному Богу, въ Троицѣ воспѣваемому, они обвинили ихъ въ томъ, что они служили честнымъ иконамъ Господа Нашего Іисуса Христа, непорочной Госпожи нашей и святой Богородицы, святыхъ ангеловъ и святыхъ его, какъ Богамъ, подобно эллинамъ. Иконоборцами же они называются потому, что, показывая всѣмъ нечестивый примѣръ, предали уничтоженію и огню святыя и честныя иконы, равнымъ образомъ и тѣ, которыя изображены были на стѣнахъ, однѣ соскоблили, другія же покрыли известью и краской.

Ѳимолеонтами (ϑυμολέοντες) же они называются потому, что, достигнувъ власти вооружили ересь гнѣвомъ (ϑυμῷ) и ударами и мученіями безмѣрно наказывали тѣхъ, которые принимали иконы. Кромѣ того, это названіе они получили и отъ имени ересіарха [Льва Исаврянина].

Сто третья же ересь — апосхисты, они же и доксаріи. Ища собственной славы, не подчиняются правдѣ Божіей и Его священникамъ. Сочувствуя ереси автопроскоптовъ, стремятся къ соблюденію каноническихъ установленій, но, не имѣя ни епископовъ, ни предстоятелей народа, а имѣя какихъ-то рядовыхъ мірянъ, отдѣляются отъ каѳолической Церкви. Подражая евхитамъ, или массаліанамъ, они говорятъ, что аскетамъ не дóлжно оставаться въ церковныхъ собраніяхъ, но довольствоваться своими молитвами въ келліяхъ. Но они отличаются также и другъ отъ друга, ибо ложь многообразна.

Удалившись отъ церковнаго общенія, они притворяются точными (въ соблюденіи дисциплины), другъ предъ другомъ стараясь показать себя лучше. Одни не принимаютъ Божественнаго крещенія и не участвуютъ въ Божественномъ причащеніи; другіе не почитаютъ недавно сдѣланнаго образа честнаго креста или честной иконы и такъ какъ считаютъ себя выше всѣхъ людей, то — что самое главное изъ золъ — не принимаютъ священника, но лицемѣрно, какъ это свойственно лжецамъ, имѣя свою совѣсть сожженною, состязаются въ словахъ не о чемъ-либо полезномъ, но собираютъ себѣ дрова, сѣно, тростіе (1 Кор. 3, 12) для вѣчнаго огня. Пусть же одинаково исчезнутъ и наглость иконоборцевъ и сумасшествіе апосхистовъ, которыя различно (ἐϰ διαμέτρου) злы, но одинаковы по нечестію.

Эти описанныя ереси описаны, [хотя и] вкратцѣ, потому, что онѣ родительницы прочихъ ересей. Всѣхъ ихъ по числу сто.

Святая и каѳолическая Церковь, избѣгающая ихъ всѣхъ, какъ волчьихъ ямъ, и умудренная Святой Троицей, научаетъ прямо и благочестиво и взываетъ:

Вѣруемъ въ Отца и Сына, и Святаго Духа, единое Божество въ трехъ ипостасяхъ, одно хотѣніе, одно дѣйствіе, но равнымъ образомъ въ трехъ лицахъ, безтѣлесную мудрость, несозданную, безсмертную, непостижимую, безначальную, недвижимую, неизмѣнную, неразрушимую, неописуемую, равной славы, равнаго могущества, равнаго величія, равной силы, одной природы, пресущественную, преблагую, тресвѣтлую, тресолнечную, тресіяющую. Отецъ — свѣтъ, Сынъ — свѣтъ, Духъ Святый — свѣтъ. Отецъ — мудрость, Сынъ — мудрость, Духъ Святый — мудрость. Единъ Богъ. а не три Бога. Единъ Господь — Святая Троица, въ трехъ ипостасяхъ познаваемая. Отецъ — Отецъ и не сотворенный; Сынъ — Сынъ, рожденный, но не сотворенный, ибо Онъ — изъ Отца. Духъ Святый не рожденъ, но исходитъ, ибо — изъ Отца. Ничего тварнаго, ничего перво-второго, ничего господственно-рабскаго. Но единица есть и Троица, — и была, и есть, и будетъ во вѣки; вѣрою познаваемая и покланяемая — вѣрою, а не изысканіемъ, и не изслѣдованіемъ, и не доказательствомъ. Ибо чѣмъ болѣе изслѣдуется, тѣмъ болѣе не познается и, чѣмъ болѣе вызываетъ любопытство, тѣмъ болѣе скрывается. Итакъ, вѣрные пусть поклоняются Богу простымъ разумомъ. Вѣруй, что Богъ въ трехъ ипостасяхъ. Но какъ, это выше всякаго образа, ибо Богъ не постижимъ. Не говори, какъ Троица существуетъ Троицей! Ибо Богъ не изслѣдимъ. Если же любопытствуешь относительно Бога, то прежде всего скажи мнѣ о самомъ себѣ и о томъ, что касается тебя самого. Какъ существуетъ твоя душа? Какъ движется твой умъ? Какъ рождаешь ты слово? Какъ существуешь ты смертный и въ то же время безсмертный. Если ты не знаешь того, что внутри тебя находится, то какъ не содрогаешься изслѣдовать высшее небесъ. Мысли Отца, какъ источникъ жизни; Сына, какъ рѣку рождающую; Духа Святаго, какъ море, ибо и источникъ, и рѣка, и море суть одна природа (ϕύσις). Мысли Отца, какъ корень, Сына, какъ вѣтвь, Духа Святаго, какъ плодъ, ибо въ трехъ Нихъ одна природа. Отецъ — солнце, имѣющее лучъ — Сына, тепло — Духа Святаго. Святая Троица много выше всякаго образа и очертанія. Услыхавъ о рожденіи отъ Отца, не думай о тѣлесномъ рожденіи. Услыхавъ о Словѣ, не понимай Его въ смыслѣ тѣлеснаго слова. Услыхавъ о Духѣ Божіемъ, не разумѣй вѣтра или дыханія. Творецъ познается по аналогіи съ Его твореніями. Вѣруя, что домостроительтельство во плоти Сына Божія изъ Дѣвы произошло безъ сѣмени и истлѣнія и что Онъ неслитно и неизмѣнно есть Богъ и человѣкъ. думай и о томъ, что все это Онъ сотворилъ ради тебя, и воздавай Ему поклоненіе и служеніе благими дѣлами. Покланяйся и почитай преблагую Богородицу и приснодѣву Марію, какъ истинную Матерь Божію, и всѣхъ святыхъ, какъ Его слугъ. Такъ поступая, ты будешь правымъ чтителемъ святой и несліянной Троицы, Отца и Сына, и Святаго Духа, единаго Божества, Которому слава и честь, и поклоненіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] α = 1, 3α = 3, β = 2, ξ = 60, ρ = 100, σ = 200.
[2] Цервовная исторія, IV, 11. Русскій переводъ Петербургской Духовной Академіи (1852), стр. 251-254.

Источникъ: Полное собраніе твореній св. Іоанна Дамаскина. Томъ I. / Пер. с греч. – Приложеніе къ журналамъ «Церковный вѣстникъ» и «Христіанское чтеніе». – СПб.: Изданіе Императорской С.-Петербургской Духовной Академіи, 1913. – С. 122-155.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0