Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. Іоаннъ Лѣствичникъ († 649 г.)
Лѣствица или Подвижническія слова, посланныя къ аввѣ Іоанну, игумену Раиѳскому.

Слово 1. Объ отреченіи отъ житія мірскаго.

1. Изъ всѣхъ созданныхъ благимъ и преблагимъ и всеблагимъ Богомъ нашимъ и Царемъ, (ибо слово къ рабамъ Божіимъ прилично и начать отъ Бога), разумныхъ и достоинствомъ самовластія почтенныхъ существъ, одни суть други Его, другіе истинные рабы, иные рабы непотребные, иные совсѣмъ чужды Его, а другіе, наконецъ, хотя и немощны, однако противятся Ему. И други Его, о священный отче, какъ мы скудоумные полагаемъ, суть собственно умныя и безтѣлесныя существа, Его окружающія; истинные рабы Его — всѣ тѣ, которые нелѣностно и неослабно исполняютъ волю Его, и тѣ, которые хотя и удостоились крещенія, но обѣтовъ, данныхъ при ономъ, не сохранили какъ должно. Подъ именемъ чуждыхъ Бога и враговъ Его слѣдуетъ разумѣть невѣрныхъ, или зловѣрныхъ (еретиковъ); а противники Богу суть тѣ, кои не только повелѣнія Господня сами не приняли и отвергли, но и сильно вооружаются противъ исполняющихъ оное.

2. Каждое изъ сказанныхъ состояній требуетъ особеннаго и приличнаго слова; но для насъ, невѣждъ, въ настоящемъ случаѣ неполезно излагать это пространно. И такъ поспѣшимъ теперь исполнить повелѣніе истинныхъ рабовъ Божіихъ, которые благочестиво насъ понудили и вѣрою своею убѣдили; въ несомнѣнномъ [1] послушаніи простремъ недостойную нашу руку и, принявши трость слова отъ ихъ же разума, омочимъ въ темновидное, но свѣтящееся смиренномудріе; и на гладкихъ и чистыхъ сердцахъ ихъ, какъ на нѣкоторой бумагѣ, или лучше сказать, на духовныхъ скрижаляхъ станемъ живописать Божественныя слова, или вѣрнѣе, Божественныя сѣмена, и начнемъ такъ:

3. Всѣхъ одаренныхъ свободною волею Богъ есть и жизнь, и спасеніе всѣхъ, вѣрныхъ и невѣрныхъ, праведныхъ и неправедныхъ, благочестивыхъ и нечестивыхъ, безстрастныхъ и страстныхъ, монаховъ и мірскихъ, мудрыхъ и простыхъ, здравыхъ и немощныхъ, юныхъ и престарѣлыхъ; такъ какъ всѣ безъ изъятія пользуются изліяніемъ свѣта, сіяніемъ солнца и перемѣнами воздуха; нѣсть бо лицепріятія у Бога (Рим. 2, 11).

4. Нечестивый есть разумное и смертное созданіе, произвольно удаляющееся отъ жизни оной (Бога), и о Творцѣ своемъ присносущемъ помышляющее, какъ о несуществующемъ. Законопреступникъ есть тотъ, кто законъ Божій содержитъ по своему злоумію и думаетъ вѣру въ Бога совмѣстить съ ересію противною. Христіанинъ есть тотъ, кто, сколько возможно человѣку, подражаетъ Христу словами, дѣлами и помышленіями, право и непорочно вѣруя во Святую Троицу. Боголюбецъ есть тотъ, кто пользуется всѣмъ естественнымъ и безгрѣшнымъ и, по силѣ своей, старается дѣлать добро. Воздержникъ тотъ, кто посреди искушеній, сѣтей и молвы, всею силою ревнуетъ подражать нравамъ свободнаго отъ всего такого. Монахъ есть тотъ, кто, будучи облеченъ въ вещественное и бренное тѣло, подражаетъ жизни и состоянію безплотныхъ. Монахъ есть тотъ, кто держится однихъ только Божіихъ словесъ и заповѣдей во всякомъ времени и мѣстѣ, и дѣлѣ. Монахъ есть всегдашнее понужденіе естества и неослабное храненіе чувствъ. Монахъ есть тотъ, у кого тѣло очищенное, чистыя уста и умъ просвѣщенный. Монахъ есть тотъ, кто, скорбя и болѣзнуя душею, всегда памятуетъ и размышляетъ о смерти, и во снѣ, и во бдѣніи. Отреченіе отъ міра есть произвольная ненависть къ веществу, похваляемому мірскими, и отверженіе естества, для полученія тѣхъ благъ, которыя превыше естества.

5. Всѣ, усердно оставившіе житейское, безъ сомнѣнія, сдѣлали это, или ради будущаго царствія, или по множеству грѣховъ своихъ, или изъ любви къ Богу. Если же они не имѣли ни одного изъ сихъ намѣреній, то удаленіе ихъ изъ міра было безрасудное. Впрочемъ добрый нашъ Подвигоположникъ ожидаетъ, каковъ будетъ конецъ ихъ теченія.

6. Исшедшій изъ міра для того, чтобы избавиться отъ бремени грѣховъ своихъ, да подражаетъ тѣмъ, которые сидятъ надъ гробами внѣ города, и да не престаетъ изливать теплыя и горячія слезы, и да не прерываетъ безгласныхъ рыданій сердца, до тѣхъ поръ, пока и онъ не увидитъ Іисуса, пришедшаго и отвалившаго отъ сердца камень ожесточенія, и умъ нашъ, какъ Лазаря, отъ узъ грѣховныхъ разрѣшившаго, и повелѣвшаго слугамъ Своимъ, ангеламъ: разрѣшите его отъ страстей, и оставите его ити (Іоан. 11, 44), къ блаженному безстрастію. Если же не такъ, то (отъ удаленія изъ міра) не будетъ ему никакой пользы.

7. Когда хотимъ выйти изъ Египта и бѣжать отъ Фараона, то и мы имѣемъ необходимую нужду въ нѣкоемъ Моисеѣ, т. е. ходатаѣ къ Богу и по Богѣ, который, стоя посреди дѣянія и видѣнія, воздѣвалъ бы за насъ руки къ Богу, чтобы наставляемые имъ перешли море грѣховъ и побѣдили Амалика страстей. И такъ, прельстились тѣ, которые, возложивъ упованіе на самихъ себя [2], сочли, что не имѣютъ нужды ни въ какомъ путеводителѣ; ибо исшедшіе изъ Египта имѣли наставникомъ Моисея, а избѣжавшіе изъ Содома — Ангела. И одни изъ нихъ т. е. исшедшіе изъ Египта, подобны тѣмъ, которые съ помощію врачей исцѣляютъ душевныя страсти; а другіе подобны желающимъ совлечься нечистоты окаяннаго тѣла; потому они и требуютъ помощника — Ангела, т. е. равноангельнаго мужа: ибо по гнилости ранъ потребенъ для насъ и врачъ весьма искусный.

8. Покусившимся съ тѣломъ взойти на небо, поистинѣ потребны крайнее понужденіе и непрестанныя скорби, особенно въ самомъ началѣ отреченія, доколѣ сластолюбивый нашъ нравъ и безчувственное сердце истиннымъ плачемъ не претворятся въ боголюбіе и чистоту. Ибо трудъ, поистинѣ трудъ и большая сокровенная горесть неизбѣжны въ семъ подвигѣ, особенно для нерадивыхъ, доколѣ умъ нашъ, сей яростный и сластолюбивый песъ, чрезъ простоту, глубокое безгнѣвіе и прилежаніе, не сдѣлается цѣломудреннымъ и люборазсмотрительнымъ. Впрочемъ будемъ благодушны, страстные и изнемогающіе; немощь нашу и душевное безсиліе несомнѣнною вѣрою, какъ десною рукою, представляя и исповѣдуя Христу, непремѣнно получимъ помощь Его, даже сверхъ нашего достоинства, если только всегда будемъ низводить себя въ глубину смиренномудрія.

9. Всѣмъ приступающимъ къ сему доброму подвигу, жестокому и тѣсному, но и легкому, должно знать, что они пришли ввергнуться въ огонь, если только хотятъ, чтобы въ нихъ вселился невещественный огонь. Посему каждый да искушаетъ себя, и потомъ уже отъ хлѣба житія иноческаго, который съ горькимъ зеліемъ, да ястъ, и отъ чаши сей, которая со слезами, да піетъ: да не въ судъ себѣ воинствуетъ. Если не всякій кто крестился спасется, то... умолчу о послѣдующемъ.

10. Приходящіе къ сему подвигу должны всего отречься, все презрѣть, всему посмѣяться, все отвергнуть, чтобы положить имъ твердое основаніе. Благое же основаніе, трехсоставное или трехстолпное, составляютъ незлобіе, постъ и цѣломудріе. Всѣ младенцы во Христѣ да начинаютъ съ этихъ добродѣтелей, принимая въ примѣръ чувственныхъ младенцевъ, у которыхъ никогда ничего нѣтъ злобнаго, ничего льстиваго; нѣтъ у нихъ ни алчности неутолимой, ни ненасытнаго чрева, ни тѣлеснаго разжженія; оно появляется уже впослѣдствіи, съ возрастомъ и можетъ быть по умноженіи пищи.

11. Поистинѣ достойно ненависти и бѣдственно; когда борющійся, при самомъ вступленіи въ борьбу, ослабѣваетъ, показывая этимъ вѣрный признакъ близкаго своего побѣжденія. Отъ твердаго начала, безъ сомнѣнія будетъ намъ польза, если бы мы впослѣдствіи и ослабѣли; ибо душа, бывшая прежде мужественною и ослабѣвши, воспоминаніемъ прежней ревности, какъ острымъ орудіемъ, бываетъ возбуждаема, посему многократно нѣкоторые воздвигали себя такимъ образомъ (отъ разслабленія).

12. Когда душа, предательствуя сама себя, погубитъ блаженную и вожделѣнную теплоту, тогда пусть изслѣдуетъ прилежно, по какой причинѣ она ея лишилась; и на эту причину да обратитъ весь трудъ свой и все, прилежаніе; ибо прежнюю теплоту нельзя иначе возвратить, какъ тѣми же дверьми, которыми она вышла.

13. Отрекшійся отъ міра изъ страха подобенъ ѳиміаму, который сперва благоухаетъ, а послѣ оканчивается дымомъ. Оставившій міръ ради воздаянія подобенъ мельничному жернову, который всегда одинаково движется; а исшедшій изъ міра по любви къ Богу въ самомъ началѣ пріобрѣтаетъ огнь, который, бывъ вверженъ въ вещество, вскорѣ возжетъ сильный пожаръ.

14. Нѣкоторые кладутъ въ строеніи кирпичъ поверхъ камня; другіе утвердили столбы на землѣ; а иные, пройдя небольшую часть пути и разогрѣвъ жилы и члены, потомъ шли быстрѣе. Разумѣющій да разумѣетъ, что значитъ это гадательное слово [3].

15. Какъ позванные Богомъ и Царемъ, усердно устремимся въ путь, дабы намъ, маловременнымъ на землѣ, въ день смерти не явиться безплодными и не погибнуть отъ голода. Благоугодимъ Господу, какъ воины угождаютъ Царю; ибо, вступивши въ это званіе, мы подлежимъ строгому отвѣту о служеніи. Убоимся Господа хотя такъ, какъ боимся звѣрей; ибо я видѣлъ людей, шедшихъ красть, которые Бога не убоялись, а услышавъ тамъ лай собакъ, тотчасъ возвратились назадъ, и чего не сдѣлалъ страхъ Божій, то успѣлъ сдѣлать страхъ звѣрей. Возлюбимъ Господа, хотя такъ, какъ любимъ и почитаемъ друзей; ибо я много разъ видѣлъ людей, прогнѣвавшихъ Бога и нисколько о томъ не заботившихся, но тѣ же самые, какою-нибудь малостію огорчивъ своихъ друзей, употребляли все искусство, выдумывали всякіе способы, всячески изъявляли имъ свою скорбь и свое раскаяніе, и лично, и чрезъ иныхъ, друзей и родственниковъ, приносили извиненія, и посылали оскорбленнымъ подарки, чтобы только возвратить прежнюю ихъ любовь.

16. Въ самомъ началѣ отреченія безъ сомнѣнія съ трудомъ, понужденіемъ и горестію исполняемъ добродѣтели; но преуспѣвши, перестаемъ ощущать въ нихъ скорбь, или ощущаемъ, но мало; а когда плотское мудрованіе наше будетъ побѣждено и плѣнено усердіемъ, тогда совершаемъ ихъ уже со всякою радостію и ревностію, съ вожделѣніемъ и Божественнымъ пламенемъ.

17. Сколько похвальны тѣ, которые съ самаго начала со всею радостію и усердіемъ совершаютъ заповѣди: столько достойны жалости тѣ, которые, долго пребывая въ иноческомъ обученіи, еще съ трудомъ совершаютъ, хотя и совершаютъ, подвиги добродѣтелей.

18. Не будемъ презирать или осуждать и такія отреченія, которыя бываютъ по обстоятельствамъ; ибо я видѣлъ бывшихъ въ бѣгствѣ, которые, нечаянно встрѣтившись съ царемъ, противъ своего желанія пошли въ слѣдъ его, и вшедши съ нимъ въ чертогъ, возсѣли вмѣстѣ съ нимъ за трапезу. Видѣлъ я, что сѣмя, нечаянно упавшее на землю, принесло изобильный и прекрасный плодъ: какъ и противное сему случается. Опять видѣлъ я человѣка, который пришелъ во врачебницу не за тѣмъ, чтобы лѣчиться, а по нѣкоторой другой потребности: но, привлеченный и удержанный ласковымъ пріемомъ врача, онъ освободился отъ мрака, лежавшаго на его очахъ. Такимъ образомъ и невольное въ нѣкоторыхъ было тверже и надежнѣе, чѣмъ произвольное въ другихъ.

19. Никто не долженъ, выставляя тяжесть и множество грѣховъ своихъ, называть себя недостойнымъ монашескаго обѣта, и ради своего сладострастія мнимо унижать себя, вымышляя извиненія во грѣхахъ своихъ (Псал. 140, 4); ибо гдѣ много гнилости, тамъ нужно и сильное врачеваніе, которое очистило бы скверну; а здоровые не поступаютъ въ больницу.

20. Если бы земной царь позвалъ насъ, и пожелалъ бы насъ поставить въ служеніе предъ лицемъ своимъ: мы не стали бы медлить, не извинялись бы, но оставивъ все, усердно поспѣшили бы къ нему. Будемъ же внимать себѣ, чтобы, когда Царь царствующихъ и Господь господствующихъ и Богъ боговъ зоветъ насъ къ небесному сему чину, не отказаться по лѣности и малодушію, и на великомъ судѣ Его не явиться безотвѣтными. Можетъ ходить и тотъ, кто связанъ узами житейскихъ дѣлъ и попеченій, но неудобно; ибо часто и тѣ ходятъ, у которыхъ желѣзныя оковы на ногахъ: но они много претыкаются, и получаютъ отъ этого язвы. Человѣкъ неженатый, а только дѣлами связанный въ мірѣ, подобенъ имѣющему оковы на однѣхъ рукахъ; а потому, когда онъ ни пожелаетъ, можетъ невозбранно прибѣгнуть къ монашескому житію; женатый же подобенъ имѣющему оковы и на рукахъ и на ногахъ.

21. Нѣкоторые люди, нерадиво живущіе въ мірѣ, спросили меня, говоря: «какъ мы, живя съ женами и оплетаясь мірскими попеченіями, можемъ подражать житію монашескому?» Я отвѣчалъ имъ: «все доброе, что только можете дѣлать, дѣлайте; никого не укоряйте, не окрадывайте, никому ни лгите, ни передъ кѣмъ не возноситесь, ни къ кому не имѣйте ненависти, не оставляйте церковныхъ собраній, къ нуждающимся будьте милосерды, никого не соблазняйте, не касайтесь чужой части [4], и будьте довольны оброки женъ вашихъ. Если такъ будете поступать, то не далеко будете отъ царствія небеснаго».

22. Съ радостію и страхомъ приступимъ къ доброму сему подвигу; не будемъ бояться враговъ нашихъ, ибо они взираютъ на лице нашей души, хотя сами и невидимы; и когда замѣтятъ, что оно измѣнилось отъ боязни, тогда сіи коварные яростнѣе вооружаются противъ насъ, зная, что мы устрашились. И такъ вооружимся противъ нихъ благодушно; ибо съ мужественнымъ борцемъ никто бороться не смѣетъ.

23. Господь, по особенному промыслу Своему, облегчилъ брани для новоначальныхъ, чтобы они при самомъ началѣ не возвратились тотчасъ же въ міръ. И такъ, радуйтесь всегда о Господѣ, всѣ рабы Божіи, видя въ этомъ первый знакъ любви Господней къ вамъ, и что Онъ Самъ васъ призвалъ. Впрочемъ знаемъ, что Богъ часто и другимъ образомъ поступаетъ; т. е. когда Онъ видитъ мужественныя души, то съ самаго начала попускаетъ на нихъ брани, желая ихъ скоро увѣнчать. Но отъ живущихъ въ мірѣ Господь утаилъ неудобство, или лучше сказать удобство сего поприща; ибо еслибы они это знали, то никто не отрекался бы отъ міра.

24. Усердно приноси Христу труды юности твоей, и возрадуешься о богатствѣ безстрастія въ старости: ибо собираемое въ юности питаетъ и утѣшаетъ изнемогшихъ въ старости. Юные! потрудимся ревностно, потечемъ трезвенно; ибо смерть неизвѣстна. Мы имѣемъ враговъ лукавыхъ и злыхъ, коварныхъ, пронырливыхъ, держащихъ огонь въ рукахъ и желающихъ сжечь храмъ Божій тѣмъ самымъ пламенемъ, который въ немъ [5], враговъ сильныхъ и никогда не спящихъ, невещественныхъ и невидимыхъ. И такъ никто изъ юныхъ не долженъ слушать враждебныхъ бѣсовъ, когда они внушаютъ ему, говоря: «не изнуряй своего тѣла, чтобы не впасть въ болѣзнь и немощи». Ибо едва ли найдется кто нибудь, особенно въ настоящемъ родѣ, рѣшившійся умертвить свое тѣло, хотя иной и лишаетъ себя многихъ и сладкихъ явствъ; намѣреніе же бѣсовъ въ этомъ случаѣ состоитъ въ томъ, чтобы и самое вступленіе наше въ подвигъ сдѣлать слабымъ и нерадивымъ, а потомъ и конецъ сообразнымъ началу.

25. Желающіе истинно работать Христу прежде всего да приложатъ стараніе, чтобы, при помощи духовныхъ отцевъ и собственнымъ разсужденіемъ, избрать себѣ приличныя мѣста и образы жизни, пути и обученія: ибо не для всѣхъ полезно общежитіе, по причинѣ сластолюбія, и не всѣ способны къ безмолвію, по причинѣ гнѣва [6]; но каждому должно разсматривать, какой путь соотвѣтствуетъ его качествамъ.

26. Все житіе монашеское содержится въ трехъ главныхъ устроеніяхъ и образахъ подвига: или въ подвижническомъ уединеніи и отшельничествѣ; или въ томъ, чтобы безмолвствовать съ однимъ и, много, съ двумя; или наконецъ въ томъ, чтобы терпѣливо пребывать въ общежитіи. Не уклонися, говоритъ Екклесіастъ, ни на десно, ниже на шуе (Прит. 4, 27), но путемъ царскимъ иди. Средній изъ этихъ образовъ жизни многимъ приличенъ; — ибо тотъ же Екклесіастъ говоритъ: горе единому, ибо если онъ падетъ въ уныніе (Еккл. 4, 30), или въ сонливость, или въ лѣность, или въ отчаяніе, то нѣтъ человѣка воздвигнути его. А идѣже еста два или тріе собрани во имя Мое, ту есмь посредѣ ихъ, сказалъ Господь (Матѳ. 18, 20).

27. И такъ, кто есть инокъ вѣрный и мудрый? Кто горячность свою сохранилъ неугасимою, и даже до конца жизни своей не переставалъ всякій день прилагать огнь къ огню, горячность къ горячности, усердіе къ усердію, и желаніе къ желанію.

Первая степень. Вступившій на нее не обращайся вспять.


Примѣчанія:
[1] Въ непрекословномъ.
[2] У Паисія Величковскаго: «самѣхъ себѣ предательствующіи».
[3] По изъясненію преподобнаго Іоанна Раиѳскаго и Иліи Критскаго, Святый Іоаннъ Лѣствичникъ говоритъ здѣсь объ отрекающихся отъ міра. Возводящіе на камнѣ кирпичное зданіе означаютъ тѣхъ, которые, отрекшись отъ міра, вступаютъ въ общежитіе и полагаютъ начало съ великихъ внѣшнихъ добродѣтелей, но безъ повиновенія духовному отцу и отсѣченія предъ нимъ своей воли; и потому, не искусившись въ смиренныхъ подвигахъ послушанія, и не имѣя помощи отъ наставника, который бы обучалъ ихъ бороться со страстями, и соразмѣрно наставлялъ на добрыя дѣла, понемногу охладѣваютъ въ усердіи, и, ослабѣвая, предаются нѣкоторому нерадѣнію, измѣняя хорошо начатое строеніе на болѣе униженное и слабѣйшее. Утверждающіе столбы на землѣ суть тѣ, которые, отрекшись отъ міра, тотчасъ удаляются на безмолвное житіе, не положивъ въ общежитіи основанія для отшельничества чрезъ подвиги послушанія, смиренія и умерщвленія страстей; и потому скоро падаютъ и неудобно возстаютъ. Тѣ же, которые, пройдя часть пути, и разогрѣвъ члены, шли потомъ быстрѣе, означаютъ вступившихъ на поприще иночества, кои поручаютъ себя руководству добраго наставника, идутъ чуждымъ гордости путемъ отсѣченія своей воли, и положивъ начало трудами послушанія и смиренія, и искусившись въ браняхъ, укрѣпляются, возгараются теплотою благоговѣнія, и благодатію Божіею становятся неутомимы и непобѣдимы, и безъ преткновенія свято совершаютъ свое теченіе до конца. (Смотри въ 88 т. Патрологіи Минья толкованіе на Лѣствицу Иліи Критскаго, Іоанна Раиѳскаго и другихъ, стр. 649. Также смотри новогреческій переводъ Лѣствицы, съ толкованіями, Іеромонаха Аѳанасія Критянина. Венеція. 1693 г. Стр. 8).
[4] Въ стар. переводѣ: Не прикасайтесь къ чуждому ложу.
[5] Т. е. пламенемъ собственныхъ его страстей.
[6] «Одинъ монахъ, пишетъ Руфинъ, часто ощущая въ себѣ движеніе гнѣва въ монастырѣ, рѣшился итти въ пустыню, чтобы, когда не съ кѣмъ ему будетъ поспорить, сія страсть оставила его въ покоѣ. Но когда онъ удалился въ пещеру, случилось, что кружка, которую онъ наполнялъ водою и ставилъ на землю, три раза сряду опрокидывалась и разливалась. Это его раздражило; онъ разбилъ кружку; и, пришедши въ себя, сказалъ: "бѣсъ гнѣва обманулъ меня; вотъ я одинъ, а сія страсть не перестаетъ побѣждать меня. Когда же для того, чтобы сдѣлаться побѣдителемъ ея, потребно вездѣ вести войну противъ нея и терпѣть, а прежде всего необходима помощь Божіей благодати, то нынѣ же возвращаюсь въ монастырь!"»

Источникъ: Преподобнаго отца аввы Іоанна, игумена Синайской горы, Лѣствица, въ русскомъ переводе, съ алфавитнымъ указателемъ. — Пятое изданіе Козельской Введенской Оптиной Пустыни. — Свято-Троицкая Сергіева Лавра: Собственная Типографія, 1898. — С. 1-9.

Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0