Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 18 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Свт. Меѳодій, патр. Константинопольскій († 847 г.)
Слово о святыхъ иконахъ.

Вѣрую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимаго и невидимаго. И во единаго Господа Іисуса Христа, Сына Божія, единороднаго, рожденнаго отъ Отца прежде всѣхъ вѣковъ. И во всесвятаго Духа, Святаго и Господа, наравнѣ съ Отцемъ и Сыномъ покланяемаго и славимаго, Которымъ все освящается. Во Святую Троицу нераздѣльную, неизреченную и неописуемую. Во Святую Троицу вседержавную и вседѣтельную, равнобожественную и равномощную, тожественную по волѣ и тожественную по уму, тожественную по сущности и единосущную, совѣчную и собезначальную. И въ единоначаліе триѵпостасное въ Сынѣ Богѣ, рожденномъ, въ Духѣ Богѣ, содержащемъ и животворящемъ все. Ибо Духъ всегда есть съ Отцемъ и Сыномъ, и никогда не раздѣлялись одинъ отъ одного. И Отецъ всегда былъ и существовалъ съ сыномъ. И Сынъ существовалъ съ обоими — Отцемъ и Духомъ. Такъ покланяюсь и славлю нераздѣльную Святую Троицу, единое Божество въ трехъ ѵпостасяхъ.

Подобно и святую Богородицу исповѣдую святѣйшею херувимовъ и серафимовъ, высшею всѣхъ тварей и превысшею небесъ, какъ по плоти родившую единаго отъ Троицы Христа Бога нашего, ради насъ сошедшаго къ намъ и вочеловѣчившагося для нашего спасенія. Вмѣстѣ съ Нимъ чту и славлю и святыхъ Его подвижниковъ, и покланяюсь имъ и почитаю ихъ. Святому Іоанну Предтечѣ и Крестителю, и бывшимъ до него пророкамъ, и послѣ него всехвальнымъ апостоламъ, святымъ и добропобѣднымъ мученикамъ, и всѣмъ святымъ покланяюсь, почитаю ихъ и прошу молитвъ ихъ. Ибо чрезъ нихъ всѣ спасаемся, такъ какъ желаніе боящихся Его исполняетъ Богъ (Псал. 144, 19). Покланяюсь и честнымъ останкамъ ихъ и почитаю ихъ; ибо многія тѣла святыхъ мучениковъ источали мѵро и цѣльбы, и многія болѣзни чрезъ нихъ уврачевались.

Почитаю, покланяюсь и лобызаю и честныя и священныя иконы ихъ, не какъ боговъ, но какъ сокращенное описаніе, уясненіе и напоминаніе страданій ихъ. Потому что иконы не суть только начертаніе тѣла и указаніе на него, но показываютъ и страданія тѣла. Ибо за страданія, которыя претерпѣли ради Христа, Бога нашего, ублажаются, почитаются и чествуются поклоненіемъ (святые). А если бы сего не потерпѣли за Христа, то мы не имѣли бы нужды изображать ихъ въ книгахъ и церквахъ.

Какъ многіе въ домахъ своихъ дѣлаютъ изображенія человѣковъ, родители — дѣтей своихъ, дѣти — родителей своихъ, по причинѣ любви и взаимной между собою связи, и для незабвенной памяти, такъ что и лобызаютъ ихъ — впрочемъ, не какъ боговъ, а ради памяти и любви къ нимъ, такъ надлежитъ разумѣть и объ иконахъ святыхъ, что для напоминанія и для нашей любви, и для исправленія жизни нашей, а вмѣстѣ и язычниковъ, приступающихъ къ вѣрѣ во Христа Іисуса, для показанія добраго ихъ свидѣтельства, онѣ написаны въ церквахъ и книгахъ. И если тѣ по причинѣ плотской любви къ дѣтямъ своимъ начертываютъ изображенія для напоминанія о нихъ, то тѣмъ болѣе должны мы писать иконы святыхъ съ страданіями ихъ, (изображать) пролившихъ кровь свою изъ любви ко Христу.

Почему называешь меня идолослужителемъ? Ибо, скажи мнѣ, кланяюсь ли идолу какого Аполлона, а лучше сказать Губителя, или иконѣ Господа нашего Іисуса Христа, научающей меня домостроительному Его воплощенію? Скажи мнѣ, покланяюсь ли идолу какой Артемиды или иконѣ всесвятой непорочной Владычицы нашей Богородицы и Приснодѣвы Маріи, Матери Господа нашего Іисуса Христа? Покланяюсь ли идолу какого-нибудь Дія или иконѣ святаго Іоанна Предтечи и Крестителя? Покланяюсь идолу какого Дія и Иракла или иконамъ святыхъ апостоловъ, мучениковъ и всѣхъ святыхъ, отъ вѣка угодившихъ Богу? И кто смѣетъ назвать идолослуженіемъ прекрасное это изъясненіе и порицать страданія Христовы и святыхъ Его, или передавшихъ намъ святую церковь Божію? Ибо такъ украшенною мы приняли ее отъ отцевъ, какъ и божественныя Писанія выставляютъ домостроительное воплощеніе Христа, Его къ намъ ради насъ сошествіе, пещеру, звѣзду и волхвовъ, крещеніе, Іорданъ и Іоанна, касающагося главы Его, и Духа Святаго, сходящаго съ неба въ видѣ голубя. Обратимся и къ страданіямъ Его и увидимъ дѣтей съ ваіями, умывальницу и полотенце, лобзаніе Іуды, судъ іудеевъ, приговоръ Пилата, и прочее; воскресеніе, радованіе міра, какъ Христосъ попираетъ адъ и возставляетъ Адама; подобно и — вознесеніе, встрѣтить и чудеса Его, прозрѣніе слѣпого, исцѣленіе разслабленнаго, прикосновеніе страдавшей кровотеченіемъ къ краю одежды, которая первая и сдѣлала образъ Христа изъ мѣди; подобно (встрѣтимъ) и иконы святыхъ съ мучительными орудіями и судилищами, которые они претерпѣли за Христа, Бога нашего.

Такое прекрасное изъясненіе и полезное начертаніе можемъ ли назвать идолослуженіемъ? Ибо это есть сокращенное и хорошее писаніе, какъ и божественный отецъ нашъ Златоустъ сказалъ: «я люблю и живопись на воскѣ, какъ исполненную благочестія». И святой Василій, великій отецъ нашъ, восхваляя святыхъ сорокъ (мучениковъ), говоритъ: «потому что и писатели и живописцы, одни — украшая рѣчью, а другіе — изображая на доскахъ, тѣ и другіе поощряли многихъ къ мужеству». Такъ писатель написалъ Евангеліе и то, что описалъ въ Евангеліи, все домостроительство воплощенія, и мученія святыхъ, и предалъ Церкви. Подобно и живописецъ начерталъ все домостроительство Господа нашего Іисуса Христа, и истязанія святыхъ, и предалъ Церкви. Такъ что оба преподаютъ намъ одно наставленіе. Почему же книгу уважаете, а картину порицаете, скажи мнѣ! Какое различіе между ними, когда оба вѣщаютъ объ одномъ дѣйствіи, между тѣмъ одна считается достойною поклоненія, а другая уничижается? О приключеніе! Кто не осмѣетъ такого сужденія? Кто не возгнушается такого ученія, что, тогда какъ оба представляютъ одно писаніе, одно уважается, а другое попирается? Видѣлъ знаніе, а лучше сказать — невѣжество? Въ дѣйствительности, если хорошо размыслишь, о человѣкъ, то хорошее и благопріятное изображеніе само есть истолкованіе и уясненіе Евангелія; ибо, что Евангеліе излагаетъ словесно, то икона показываетъ предметно. Почему же то уважается, а эта отвергается? Чѣмъ отличается бумага отъ камня? Не оба ли, какъ матеріалъ, приспособляются къ одному производству? Чѣмъ отличаются чернила отъ сурика и прочихъ красокъ? Не приготовляются ли тѣ и другіе изъ многихъ составовъ и такимъ образомъ служатъ на пользу пишущимъ? Скажи же мнѣ: предъ чѣмъ благоговѣешь въ книгѣ Евангельской, предъ веществомъ, или изложеніемъ домостроительства Христова чрезъ воплощеніе? Такъ и я не доску чту, не стѣну и не вещество красокъ, а образъ тѣла Его и очертаніе домостроительства Христова, какъ и отецъ нашъ Златоустъ въ бесѣдѣ «на умовеніе ногъ»: «когда изображенія и отличія царскія вносятся въ городъ, то выходятъ имъ навстрѣчу сановники и толпы народа съ привѣтствіемъ и благоговѣніемъ, не камню воздавая честь, не слитому изъ воска очертанію, а изображенію царя; и ради изображенія полагается воздавать такую честь и поклоненіе, когда нѣтъ тамъ царя». О несчастіе! Изображеніе земного царя со страхомъ чествуется и прославляется, а Христово уничижается. О прельщеніе христіанъ! О сужденіе и ученіе отцевъ! Кто не осмѣетъ сего нечестиваго мнѣнія? Потому что, если найдется человѣкъ, безчестящій изображеніе царя, не подлежитъ ли уголовному наказанію? Ибо безчестящій изображеніе царя безчеститъ самого царя, такъ какъ честь отъ образа, по выраженію великаго Василія, переходитъ на первообразное; подобно и — безчестіе. Такъ надлежитъ понимать и относительно Царя небеснаго; именно, что безчестящій икону Его наноситъ оскорбленіе первообразу Христову. Ты скажешь мнѣ, что Богъ неописуемъ и недомыслимъ, безстрастенъ и непостижимъ? Но описуема плоть, которую Онъ принялъ и по которой виденъ былъ на землѣ съ состояніями ея. Или отдѣляешь плоть отъ Божества? Да не будетъ! Потому что никогда они не отдѣлялись другъ отъ друга, ни во чревѣ Матери, ни при крещеніи, ни на крестѣ, ни во адѣ. Но скажешь мнѣ: если никогда не отдѣлялись, то какъ описываешь только плоть? Скажи же мнѣ и ты: кто сосалъ молоко изъ сосецъ Матери? Не плоть ли? Конечно, этимъ питалась плоть, а Божества не касалась сія потребность. И кто дерзаетъ говорить или спорить изъ-за этого о Божествѣ и погубить душу свою, какъ многіе еретики? Или кто, опять, можетъ описать человѣка, сотвореннаго по образу Божію? Никто. Потому что мы постигаемъ не мысленное въ человѣкѣ по образу Божію, а являемое. Являемое же сложно и описуемо, а Богъ простъ, несложенъ и неописуемъ. И плоть, которою облекся Христосъ отъ непорочной Матери Своей, описывается какъ видима была на землѣ. И это не есть идолослуженіе. Потому что Христосъ, сойдя, упразднилъ идоловъ на землѣ; какъ же снова оставилъ намъ идоловъ? Скажешь ли, что не заповѣдалъ намъ дѣлать изображеній и покланяться имъ? Но Самъ Христосъ сдѣлалъ образъ, такъ называемый нерукотворенный, и даже донынѣ онъ существуетъ и почитается, и никто не назвалъ его идоломъ.

Скажешь ли, что не написано покланяться иконамъ? Много и другихъ преданій приняли мы отъ апостоловъ и отцевъ, которыхъ Христосъ не высказалъ. Ибо гдѣ сказалъ Христосъ кланяться на востокъ, или кланяться кресту, Евангелію, или принимать Тѣло Его натощакъ, или вѣнчать брачующихся? Есть и много иного, что дѣлаемъ, хотя Христосъ того не заповѣдалъ намъ; но мы какъ приняли отъ апостоловъ и отцевъ, такъ и вѣруемъ, зная, что отъ Бога они научены тому. Ибо отъ святыхъ Своихъ Богъ не скрылъ ничего, какъ вреднаго, такъ и спасительнаго людямъ. И почему бы Онъ скрылъ это отъ нихъ?

А если почитаніе иконъ есть идолослуженіе, и столько лѣтъ погибалъ народъ, то когда надлежитъ наполниться высшему міру (Рим. 11, 25; Матѳ. 24, 14)? О несчастіе! Если отъ снисшествія Христова до временъ господина Германа патріарха народъ погибалъ, кланяясь идоламъ, то для чего сходилъ къ намъ Христосъ? Но, о Боже, не можетъ быть, чтобы почитаніе иконъ было идолослуженіемъ. Если бы оно было идолослуженіемъ, то несомнѣнно хотя бы одинъ Соборъ отринулъ ихъ. Если не отринулъ ихъ первый, то почему не отринулъ второй: третій, опять, какъ не отринулъ ихъ? Какъ не отринулъ четвертый, пятый, шестой? Напротивъ, (шестой) и уяснилъ употребленіе ихъ. Загляни въ опредѣленія шестого собора, въ главу восемьдесятъ вторую, и найдешь тамъ доказательство. Ибо такъ изрекли богоносные отцы. «На нѣкоторыхъ изображеніяхъ честныхъ иконъ пишется агнецъ, указуемый рукою Предтечи, такъ что принятъ во образъ благодати тотъ, что въ законѣ намъ предозначаетъ истиннаго Агнца, Христа Бога нашего. Мы же, почитая древніе образы и сѣни, преданные Церкви какъ знаменія и предначертанія истины, предпочитаемъ благодать и истину (Іоан. 1, 17), пріемля оную какъ исполненіе закона. Посему, чтобы и искусствомъ живописанія очамъ всѣхъ представляемо было совершенное, повелѣваемъ отнынѣ образъ Агнца, вземлющаго грѣхи міра, Христа Бога нашего, на иконахъ представлять по человѣческому естеству, вмѣсто ветхаго агнца, чтобы чрезъ то, созерцая смиреніе Бога Слова, приводили мы себѣ на память житіе Его во плоти, Его страданія и спасительную смерть, и совершившееся такимъ образомъ искупленіе міра». Когда такъ опредѣлили отцы, мы какую нужду имѣемъ преступать опредѣленія ихъ и производить раздоръ въ Церкви Божіей? Не знаешь развѣ, что нарушающій постановленія отцевъ подлежитъ отлученію? Смотрите, чтó вы сдѣлали, и все еще пребываете во злѣ! Если бы ты сказалъ мнѣ, что они появились съ шестого Собора, то сказалъ бы нѣчто, хотя и такъ оно не имѣло бы смысла; а если они начались съ пришествія Христова, то ничего не можешь сказать противъ нихъ. Скажешь ли мнѣ, что отцы шести Соборовъ озабочены были ниспроверженіемъ иныхъ богохуленій и ересей? Но что, скажи мнѣ, хуже идолослуженія? И почему они упразднили менѣе опасное, а тягчайшее всѣхъ оставили на погибель народу?

Скажешь мнѣ, что отцы ни покланялись имъ, ни имѣли ихъ въ виду? Какъ же Златоустъ сказалъ: «Я и слитое изъ воска изображеніе люблю»? — Какъ святый Григорій Нисскій сказалъ, что никогда не видѣлъ иконы этого страданія [1] безъ того, чтобы не проходить мимо безъ слезъ, а святый Василій долженъ былъ приложить столько усилій въ Кесаріи, чтобы написать икону Христа? А ты говоришь — не покланялись имъ! Какой же человѣкъ, видя на иконѣ Господа распятаго, не поклонится?

Скажешь ли съ пророкомъ Давидомъ, что идолы язычниковъ сребро и золото, произведенія рукъ человѣческихъ, имѣютъ уста и не говорятъ (Псал. 113, 12-13), и прочее? Они дѣйствительно были таковы, какъ сказалъ пророкъ. Но язычники считали тѣ изображенія за боговъ, а Бога вовсе не знали. Мы же не такъ, да не будетъ! Но, какъ сказалъ уже, чту Святую Троицу нераздѣльную, святую Богородицу и всѣхъ святыхъ, по усердію и великой къ нимъ любви покланяюсь и лобызаю и честныя и священныя иконы ихъ, не какъ боговъ, подобно еллинамъ, но какъ начертаніе краткое и удобовразумительное, какъ приняла ихъ Церковь; посему онѣ и говорятъ и не нѣмы, подобно идоламъ язычниковъ, какъ и всякое читаемое писаніе говоритъ и не немотствуетъ. Посему говоритъ Златоустъ: «Я люблю и слитое изъ воска изображеніе».

Скажешь, «не кланяюсь предметамъ рукотвореннымъ»? Но и Церковь сдѣлана руками, и крестъ, и Евангеліе, и жертвенникъ, и прочіе сосуды церковные. Скажешь ли, «никто не видѣлъ ангеловъ, какъ же живописуютъ ангеловъ»? Въ дѣйствительности часто видѣли ихъ святые. Святая Богородица видѣла Гавріила, видѣли мѵронисицы, когда пришли ко гробу, апостолъ (Петръ) въ темницѣ и подъ стражею, пророки Исаія, Іезекіиль и Даніилъ, и вообще многіе святые видѣли ангеловъ, поскольку могли видѣть...

Скажешь ли, что это поколѣніе обоготворило ихъ? А ты долженъ учить народъ, какъ надлежитъ почитать ихъ. Ибо какъ прикажешь: если селянинъ и простецъ встрѣтитъ слугу царскаго и поклонится ему какъ царю и скажетъ ему «помилуй меня, владыко благій!», чтобы наказанъ былъ смертію и поклонившійся, и принявшій поклоненіе? Несправедливо, потому что по невѣдѣнію сдѣлалъ это. Но слѣдуетъ людямъ свѣдущимъ вразумить неопытнаго, что это не царь. Потому что царь пребываетъ во дворцѣ и никто его не видитъ, развѣ когда явится со славою. Такъ надлежитъ учить тѣхъ, кои по невѣжеству боготворятъ икону Христову, что это не Христосъ во плоти, а икона Его. Потому что Христосъ пребываетъ на небесахъ, и никто Его не видитъ, не знаю — развѣ когда явится во второе пришествіе Свое. И, конечно, они вразумились бы и покланялись какъ слѣдуетъ. На то-есть епископы, чтобы учить народъ, какъ нужно вѣровать и какъ молиться...

Теперь скажи мнѣ наконецъ: кому будемъ слѣдовать? Святому Василію или Пастилѣ, погубившему многія души? Кого станемъ слушать? Святаго Іоанна Златоуста или Трикаккава, учителя нестроенія и пагубы, и преимущихъ изъ тѣхъ (иконоборцевъ)? Кого станемъ слушать? Святыхъ шести Вселенскихъ Соборовъ или безглаваго сего [2] и отверженнаго Богомъ и святыми Его?.. Кто не осмѣетъ этого Собора? И посему знайте, что онъ неподлинный и непріемлемъ Богомъ и святыми Его, и непристойно называть его Соборомъ, но сонмищемъ іудейскимъ, ибо, подобно ему, состоялся противъ Спасителя. Поелику злоначальный врагъ нашъ діаволъ, изначала воюющій на родъ человѣческій, видя, что народъ еврейскій былъ любимъ Богомъ, позавидовалъ ему и погубилъ его, и вложилъ въ нихъ мысль лукавую, что Христосъ не есть Сынъ Божій, а обманщикъ и хочетъ погубить родъ еврейскій; но схвативши, убейте Его. И священники іудейскіе, составивъ сонмище и отъ лица діавола принявъ умыселъ противъ Спасителя, чтобы схватить и умертвить Его; и, смѣшавши уксусъ съ желчію, наложили губку на трость и поднесли къ устамъ Его; и, взявши копье, пронзили бокъ Его, и предали себя діаволу. Подобно такъ же оный врагъ нашъ діаволъ, видя родъ христіанскій любезнымъ Богу, весьма позавидовалъ ему, и, желая погубить его, вложилъ въ тѣхъ (иконоборцевъ) лукавую мысль: то поклоненіе есть идолослуженіе; а вы пренебрегите его и отстаньте отъ него, такъ какъ (иначе) погибнете. И составивши сонмище, и сами принявъ отъ діавола умыселъ противъ иконы Христовой, присудили, вмѣсто тѣлеснаго распятія, попрать ее ногами своими. Подобно и они, смѣшавши воду и известь и наложивши губку на дерево, приложили къ лику изображенія Его, и, вмѣсто копья взявши мечъ, выколупали его. Исполнили и они дѣяніе іудеевъ и сами себя предали діаволу. О несчастіе, о прельщеніе на христіанъ, потому что и они бросились въ пропасть іудейскую! Горе тебѣ, діаволе, враждебниче Богу, потому что смѣшалъ христіанъ съ іудеями.

Нравственное приложеніе.

Умоляю васъ, воспряньте отъ сего мрака и ослѣпленія. Потому что діаволъ, когда хочетъ погубить человѣка, ослѣпляетъ умъ его, чтобы онъ не познавалъ добра (2 Кор. 4, 4). Мы же вникнемъ въ Писанія и Преданія отцевъ, и отцамъ станемъ подражать; и какъ застали Церковь, такъ и пребудемъ при ней, такою и передадимъ ее (родамъ послѣдующимъ). Не будемъ отлучать себя отъ отцевъ нашихъ, чтобы грядущее другое поколѣніе не анаѳематствовало насъ и не отлучило; и воистину, нисколько (тогда) не принесутъ пользы предѣлы земли, да удостоитъ меня Богъ быть въ общеніи съ шестью Вселенскими Соборами и имѣть участіе съ ними, а не съ безглавымъ симъ и разбойническимъ соборомъ. Богъ же мира и утѣшенія (Рим. 15, 5; Евр. 13, 20) по Своей милости да избавитъ насъ отъ настоящей и всякой ереси и сподобитъ удержаться въ православной вѣрѣ во Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ, аминь.

Примѣчанія:
[1] Т.-е. изображенія жертвоприношенія Авраамова.
[2] Рѣчь идетъ объ иконоборческомъ соборѣ 754 г.

Печатается по изданію: Слово о святыхъ иконахъ иже во святыхъ отца нашего Меѳодія, архіепископа Константинопольскаго, исповѣдника. // Даниловскій благовѣстникъ. — М.: Изданіе Московскаго Свято-Данилова монастыря, 1992. — № 4.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0