Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Свт. Меѳодій, патр. Константинопольскій († 847 г.)
Слово въ недѣлю Православія.
О святыхъ иконахъ
[1].

Вѣрую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, видимаго и невидимаго. И во единаго Господа Іисуса Христа, Сына Божія, Единороднаго, рожденнаго отъ Отца прежде всѣхъ вѣковъ. И во Всесвятаго Духа, наравнѣ съ Отцемъ и Сыномъ покланяемаго и славимаго, — Которымъ все освящается. Во Святую Троицу нераздѣльную, неизреченную, неописуемую: покланяюсь и славлю единое Божество въ трехъ ѵпостасяхъ. Подобно исповѣдую и Святую Богородицу, святѣйшую херувимовъ и серафимовъ, какъ родившую по плоти единаго отъ Троицы Христа Бога. Вмѣстѣ съ симъ чту и славлю и святыхъ Его подвижниковъ, и покланяюсь имъ. Покланяюсь святому Іоанну Предтечѣ и бывшимъ до него пророкамъ, и послѣ него всехвальнымъ апостоламъ, добропобѣднымъ мученикамъ и всѣмъ святымъ: почитаю ихъ и прошу молитвъ ихъ, поелику чрезъ нихъ всѣ мы спасаемся, поелику Господь волю боящихся Его сотворитъ (Псал. 144, 19). Покланяюсь и честнымъ останкамъ ихъ и почитаю ихъ: ибо многія тѣла святыхъ мучениковъ источали мѵро и цѣльбы, и многія болѣзни уврачевались чрезъ нихъ. Почитаю и лобызаю и честныя и священныя иконы ихъ не какъ боговъ, но какъ сокращенное описаніе, уясненіе и напоминаніе страданій ихъ (за страданія, которыя святые претерпѣли ради Христа Бога нашего, они ублажаются и чествуются поклоненіемъ; а еслибы они не потерпѣли сего за Христа, то мы не имѣли бы надобности изображать ихъ въ книгахъ и церквахъ).

Многіе въ домахъ своихъ имѣютъ изображенія человѣческія: родители — дѣтей своихъ, дѣти — родителей своихъ, во имя любви и взаимной между собою связи и для незабвенной памяти о нихъ, такъ что и лобызаютъ ихъ, впрочемъ, не какъ боговъ, а ради памяти и любви къ нимъ. Также надлежитъ разумѣть и о святыхъ иконахъ, что для напоминанія намъ и для любви нашей, для исправленія жизни нашей, а вмѣстѣ и приступающихъ къ вѣрѣ во Христа, для показанія добраго ихъ свидѣтельства, онѣ (иконы) написаны въ книгахъ и церквахъ. И если по причинѣ плотской любви къ дѣтямъ своимъ тѣ (родители) начертываютъ изображенія для напоминанія о нихъ, то тѣмъ болѣе мы должны писать иконы святыхъ съ страданіями ихъ, — должны изображать пролившихъ кровь свою изъ любви ко Христу... Божественныя Писанія выставляютъ домостроительное воплощеніе Христа, сошествіе Его къ намъ, вертепъ, звѣзду и волхвовъ, Іоанна, касающагося главы Христа, и Духа Святаго, сходящаго съ неба въ видѣ голубя. Обращаясь къ страданіямъ Господа, мы видимъ дѣтей съ ваіями, умывальницу и лентіонъ, лобзаніе Іуды, судъ іудеевъ, приговоръ Пилата и прочее. Мы видимъ и чудеса Господа: прозрѣніе слѣпаго, исцѣленіе разслабленнаго, прикосновеніе страдавшей кровотеченіемъ (которая впервые и сдѣлала образъ Христа изъ мѣди). Подобно сему мы встрѣчаемъ и иконы святыхъ съ мучительными орудіями и судилищами, которыя они претерпѣли за Христа Бога нашего. Такое изъясненіе и начертаніе можно-ли назвать идолослуженіемъ? Ибо это есть сокращенное и прекрасное писаніе, какъ и отецъ нашъ Златоустъ сказалъ: «я люблю и живопись на воскѣ, какъ исполненную благочестія». И святый Василій Великій, восхваляя сорокъ мучениковъ, говоритъ: «исторіописатели и живописцы — одни, украшая словомъ, а другіе, начертывая на картинахъ, симъ (тѣ и другіе) возбудили многихъ къ мужеству». Такъ, писатель начерталъ Евангеліе и, описанное въ Евангеліи, все домостроительство воплощенія, и мученія святыхъ предалъ Церкви; подобно этому и живописецъ начерталъ домостроительство Господа нашего Іисуса Христа и истязанія святыхъ и предалъ Церкви, — такъ что оба преподаютъ намъ одно наставленіе. Почему же книгу уважать, а картину порицать? Какое различіе между ними, когда обѣ вѣщаютъ объ одномъ дѣйствіи, между тѣмъ одна считается достойною поклоненія, а другая унижается?.. Кто-же не осмѣетъ такого сужденія? Кто не возгнушается такимъ ученіемъ, что въ то время, какъ оба представляютъ одно писаніе, одно уважается, а другое попирается?.. На самомъ дѣлѣ хорошее изображеніе само есть истолкованіе и уясненіе Евангелія: поелику, что Евангеліе излагаетъ словесно, то икона показываетъ предметно. Почему же то уважается, а это отвергается? Чѣмъ отличается бумага отъ камня? Не оба-ли, какъ матеріалъ, приспособляются къ одному производству? Чѣмъ отличаются чернила отъ красокъ? Не приготовляются-ли тѣ и другія изъ многихъ составовъ и, такимъ образомъ, служатъ на пользу пишущимъ? Скажи-же мнѣ: предъ чѣмъ ты благоговѣешь въ книгѣ Евангелія — предъ веществомъ, или изложеніемъ домостроительства Христова чрезъ воплощеніе? Такъ и я чту не доску, не вещество, а очертаніе домостроительства Христова, какъ и отецъ нашъ Златоустъ говоритъ: «когда изображенія и отличія царскія вносятся въ городъ, то на встрѣчу имъ выходятъ сановники и толпы народа съ привѣтствіемъ и благоговѣніемъ, воздавая честь и поклоненіе изображенію царскому, и ради изображенія полагается воздавать такую честь и поклоненіе, когда тамъ нѣтъ царя». О, несчастіе! Изображеніе земного царя со страхомъ чествовать и прославлять, а изображеніе Христово унижать, — кто не осмѣетъ сего нечестиваго мнѣнія? Если найдется человѣкъ, безчестящій изображеніе царя, то онъ подлежитъ уголовному наказанію: ибо безчестящій изображеніе царское безчеститъ самого царя, такъ какъ «честь отъ образа, по выраженію Василія Великаго, переходитъ на первообразное», — подобно — и безчестіе. Такъ же надлежитъ понимать и относительно Царя Небеснаго, именно, что безчестящій икону Его наноситъ поруганіе первообразу Христову.

Ты скажешь мнѣ, что «Богъ неописуемъ и недомыслимъ, безстрастенъ и непостижимъ?» Но описуема плоть, которую Онъ принялъ и по которой Онъ виденъ былъ на землѣ. Или ты отдѣляешь плоть отъ Божества? Да не будетъ сего: поелику они никогда не отдѣлялись другъ отъ друга ни во чревѣ матери, ни при крещеніи, ни на крестѣ, ни во адѣ. Но возразишь: «если они никогда не отдѣлялись, то какъ ты описываешь только плоть?» Скажи же мнѣ и ты: кто питался млекомъ изъ сосцевъ матери — не плоть-ли? Конечно, этимъ питалась плоть, а Божества не касалась сія потребность. Или кто, опять, можетъ описать человѣка, сотвореннаго по образу Божію? Никто, потому что мы постигаемъ не мысленное въ человѣкѣ по образу Божію, а являемое. Являемое же сложно и описуемо, а Богъ не сложенъ и не описуемъ. И плоть, которою Христосъ облекся отъ Непорочной Матери Своей, описывается, какъ видима была на землѣ. И это не есть идолослуженіе, такъ какъ Христосъ упразднилъ идоловъ на землѣ: какъ же снова Онъ оставилъ идоловъ намъ? Скажешь-ли, что «Богъ не заповѣдалъ намъ творить изображенія и покланяться имъ?» Но Самъ Христосъ оставилъ образъ, такъ называемый «Нерукотворенный», который и доднесь существуетъ и почитается, а никто но назвалъ его идоломъ. Скажешь-ли, что «не написано поклоняться иконамъ?» Но отъ апостоловъ и отцевъ мы приняли много другихъ преданій, которыхъ Христосъ не высказалъ. На самомъ дѣлѣ, гдѣ Христосъ заповѣдалъ кланяться на востокъ или поклоняться кресту, евангелію или принимать тѣло Его натощакъ, или вѣнчать брачущихся? Есть и много другаго, что мы совершаемъ, хотя Христосъ не заповѣдалъ намъ того; но, какъ мы приняли отъ апостоловъ и отцевъ, такъ и вѣруемъ, зная, что они научены тому отъ Бога: ибо отъ Святыхъ Своихъ Богъ не скрылъ ничего, какъ вреднаго, такъ и спасительнаго для людей, — и почему бы Онъ скрылъ это отъ нихъ? Если же почитаніе иконъ есть идолослуженіе и отъ снизшествія Христова столько лѣтъ погибалъ народъ, кланяясь идоламъ, то для чего сходилъ къ намъ Христосъ?.. Но не можетъ быть, чтобы почитаніе иконъ было идолослуженіемъ: еслибы оно было идолослуженіемъ, то, несомнѣнно, хотя одинъ соборъ отринулъ бы иконы. Если не отринулъ ихъ первый соборъ, почему не отринулъ второй? Опять: почему не отвергъ ихъ третій? Какъ не отринулъ ихъ четвертый, пятый, шестой? Напротивъ, шестой соборъ [2] и уяснилъ употребленіе иконъ. Посмотри въ опредѣленіе сего собора, въ главу восемьдесятъ вторую, и ты найдешь тамъ доказательство, ибо такъ изрекли богоносные отцы. «На нѣкоторыхъ живописяхъ честныхъ иконъ изображается агнецъ (указуемый перстомъ Предтечи), который былъ принятъ за образъ благодати, потому что посредствомъ закона предуказалъ намъ истиннаго Агнца, Христа, Бога нашего. Мы же, почитая древніе образы и сѣни, преданные Церкви въ качествѣ сѵмволовъ и предначертаній истины, отдаемъ предпочтеніе благодати и истинѣ, принявши ее, какъ исполненіе закона. Посему, чтобы и въ живописныхъ произведеніяхъ представлялось взорамъ всѣхъ совершенное, опредѣляемъ, чтобы на будущее время и на иконахъ начертывали, вмѣсто ветхаго агнца, образъ Агнца, вземлющаго грѣхи міра, Христа Бога нашего въ человѣческомъ образѣ, усматривая чрезъ этотъ образъ высоту смиренія Бога Слова и приведя себѣ на память Его житіе во плоти, страданіе, спасительную смерть и произшедшее отсюда искупленіе міра». Если же такъ опредѣлили отцы, то какую нужду имѣемъ мы преступать опредѣленія ихъ и производить раздоръ въ Церкви Божіей? Развѣ ты не знаешь, что нарушающій постановленія отцевъ подлежитъ отлученію?.. Еслибы ты сказалъ мнѣ, что иконы появились съ шестаго собора, то сказалъ бы нѣчто, хотя и такъ оно не имѣло бы смысла; а если онѣ начались съ пришествія Христова, то ты ничего не можешь сказать противъ иконъ. Скажешь-ли мнѣ, что отцы шести соборовъ были озабочены ниспроверженіемъ иныхъ богохуленій и ересей? Но что, скажи мнѣ, хуже идолослуженія? и почему они упразднили менѣе опасное, а тягчайшее всѣхъ оставили народу?

Ты скажешь, что «отцы не покланялись иконамъ и не имѣли ихъ въ виду». Почему же святый Златоустъ сказалъ: «я и слитое изъ воска изображеніе люблю?» Какъ святый Григорій Нисскій сказалъ, что онъ «никогда не могъ взирать на икону (жертвоприношенія Авраамова) безъ слезъ?» Для чего Василій Великій долженъ былъ приложить столько усилій въ Кесаріи къ тому, чтобы написать икону Христа? А ты говоришь: «отцы не покланялись имъ». Какой же человѣкъ, видя на иконѣ Господа распятаго, не поклонится? Ты жешь съ пророкомъ Давидомъ, что идолы язычниковъ, какъ сребро и злато, какъ произведенія рукъ человѣческихъ, имѣютъ уста и не говорятъ (Псал. 113, 12-13) и прочее. Подлинно, они были таковы, какъ сказалъ пророкъ. Но язычники считали тѣ изображенія за боговъ, а Бога совсѣмъ не знали; мы же не такъ: да не будетъ! Но, какъ уже сказано, чту Святую Троицу нераздѣльную, Святую Богородицу и всѣхъ Святыхъ, по усердію и великой любви къ нимъ; покланяюсь и лобызаю и честныя и священныя иконы ихъ не какъ боговъ, но какъ начертаніе краткое и удобовразумительное, какъ приняла ихъ Церковь; посему иконы и не нѣмотствуютъ, подобно идоламъ языческимъ, а говорятъ, подобно всякому читаемому письмени. Посему-то святый Златоустъ говоритъ: «я люблю и слитое изъ воска изображеніе». Ты скажешь: «я не кланяюсь предметамъ рукотвореннымъ». Но и храмъ созданъ руками, и крестъ, и евангеліе, и алтарь, и разные сосуды церковные. Скажешь ли: «никто не видѣлъ ангеловъ, — какъ же живописуютъ ихъ»? Но на самомъ дѣлѣ святые часто видали ангеловъ. Пресвятая Богородица видѣла архангела Гавріила (Лук. 1, 28); мѵроносицы видѣли ангеловъ, когда пришли ко гробу (Лук. 24, 4-5); апостолъ Петръ — въ темницѣ и подъ стражею (Дѣян. 12, 7); пророки Исаія, Іезекіиль, Даніилъ и вообще многіе Святые видѣли ангеловъ, поскольку могли видѣть. Посему и святый Діонисій образно представляетъ чиноначалія вышнихъ Силъ и изъясняетъ, по какой причинѣ четырехликія животныя представляются въ образахъ птицъ и звѣрей. Въ сущности ты не имѣешь никакого повода говорить противъ иконъ. Скажешь ли, что «настоящее поколѣніе обоготворило ихъ»? Но если селянинъ и простецъ, встрѣтивъ слугу царскаго, поклонится ему, какъ царю, то людямъ свѣдущимъ слѣдуетъ вразумить простеца, что это не царь, потому что царь пребываетъ во дворцѣ, и никто не видитъ его, развѣ когда онъ явится со славою. Такъ надлежитъ учить и тѣхъ, кои по невѣжеству боготворятъ икону Христову, что это не Христосъ во плоти, а икона Его: поелику Христосъ пребываетъ на небесахъ, и никто не видитъ Его, развѣ когда Онъ явится во второе пришествіе Свое. И, конечно, тѣ простецы вразумились и покланялись бы, какъ слѣдуетъ. На то есть пастыри, чтобы учить народъ, какъ нужно вѣровать и какъ молиться; и истинные пастыри и учители, вожди ко спасенію, ни о чемъ другомъ не заботились, какъ, именно, поучать народъ спасительнымъ истинамъ, какъ во-истину обязанные дать Богу отчетъ о народѣ (Евр. 13, 17)... Теперь скажи мнѣ, наконецъ, кому мы будемъ слѣдовать — святому Василію, святому Іоанну Златоусту или учителямъ нестроенія и пагубы (преимущимъ изъ иконоборцевъ)? Кто станетъ слушать — святыхъ шести вселенскихъ соборовъ или сего безглаваго [3] и отверженнаго Богомъ и святыми Его собора (сей соборъ, дѣйствительно, безглавенъ; скажи мнѣ: находился ли тамъ какой патріархъ — Александрійскій, Римскій, Антіохійскій, Іерусалимскій? А какой же это соборъ, не имѣющій патріарха)? Кто не осмѣетъ этого собора? Итакъ, знайте, что онъ не подлинный и не пріемлется Богомъ и святыми Его, и его пристойнѣе назвать не соборомъ, а сонмищемъ іудейскимъ, такъ какъ, подобно послѣднему, онъ состоялся противъ Спасителя. Злоначальный врагъ нашъ діаволъ, издревле воюющій на родъ человѣческій, видя, что евреи были любимы Богомъ, позавидовалъ имъ и вложилъ въ нихъ мысль лукавую, будто Христосъ не есть Сынъ Божій, а врагъ, желающій погубить родъ еврейскій; и священники іудейскіе, составивъ сонмище и принявъ отъ діавола умыселъ противъ Спасителя (чтобы схватить и умертвить Его), распяли Его и предали себя діаволу. Подобно тому, врагъ нашъ діаволъ, видя родъ христіанскій богоугоднымъ, вельми позавидовалъ ему и, желая погубить его, вложилъ въ тѣхъ (иконоборцевъ) лукавую мысль: «поклоненіе иконамъ есть идолослуженіе; оставьте его, такъ какъ иначе погибнете? И вотъ, составивши сонмище и принявъ отъ діавола умыселъ противъ иконы Христовой, они (иконоборцы) присудили, вмѣсто тѣлеснаго распятія, попрать ее ногами своими и, такимъ образомъ, исполнили дѣяніе іудеевъ и сами продали себя діаволу.

Умоляю васъ: воспряньте отъ сего мрака и ослѣпленія, поелику діаволъ, когда хочетъ погубить человѣка, ослѣпляетъ умъ его, дабы онъ не познавалъ добра (2 Кор. 4, 4). Внемлемъ писаніямъ и преданіямъ отцевъ и станемъ подражать отцамъ и, какъ застали Церковь, такъ и пребудемъ въ ней, такою и передадимъ ее (родамъ послѣдующимъ). Не будемъ отлучать себя отъ отцевъ нашихъ, чтобы грядущія поколѣнія не анаѳематствовали насъ и не отлучили насъ. Богъ же мира и убѣжденія (Рим. 15, 5; Евр. 13, 20), по Своей милости, да избавитъ насъ отъ настоящей и всякой ереси и да сподобитъ насъ неуклонно пребывать въ православной вѣрѣ, во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, Ему же слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Въ сокращеніи. См. рукоп. Москов. Сѵнод. библіот. (5/v), 1445 г., лл. 143 об. – 147; ср. Curs. Compl. Patrolog. Migne, tom. XVIII. Святый Меѳодій былъ избранъ на патріаршій престолъ въ 842 году, когда на византійскій престолъ, послѣ смерти императора Ѳеофила, вступила супруга его Ѳеодора, возстановительница иконопочитанія. При немъ установлено празднованіе Торжества Православія надъ еретиками каждогодно, въ 1-ю недѣлю Великаго поста. Скончался въ 846 году.
[2] Въ семъ словѣ нѣтъ упоминанія о седьмомъ вселенскомъ соборѣ; это — потому, что для иконоборцевъ сей соборъ не представлялъ авторитета и получилъ вселенское признаніе только послѣ 842 года, когда окончательно восторжествовало православіе въ греческой имперіи.
[3] Разумѣется лживый еретическій соборъ при Константинѣ Копронимѣ.

Источникъ: Слово въ недѣлю Православія. О святыхъ иконахъ. Иже во святыхъ отца нашего Меѳодія, патріарха Константинопольскаго. // Церковныя вѣдомости, издаваемыя при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе, съ прибавленіями. 1899. Первое полугодіе. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1899. — С. 353-359.

/ Къ оглавленію раздѣла /

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0