Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 23 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Свт. Никифоръ Исповѣдникъ, Патр. Константинопольскій († 828 г.)
Посланiе къ Льву III папѣ Римскому.

Всесвятѣйшему и блаженнѣйшему брату и сослужителю господину Льву, папѣ стараго Рима, Никифоръ, Божіею милостію епископъ Константинопольскій, радоваться.

По истинѣ великъ и досточуденъ и всякой похвалы достоинъ вѣрный тотъ и благоразумный рабъ, который описывается въ притчахъ священныхъ евангельскихъ повѣствованій. Поставленный отъ господина своего надъ имѣніемъ его, онъ разсудительно управляетъ порученнымъ ему, расходуетъ не чрезмѣрно и расточительно, а на пользу ввѣреннаго ему, производитъ издержки цѣлесообразно, выдаетъ во время своимъ сорабамъ опредѣленную часть содержанія, доставляетъ и соразмѣрно распредѣляетъ каждому прибыль и за это снискиваетъ себѣ полную благодарность и благоволеніе владыки, получаетъ отъ него награду и обѣщаніе быть поставлеынымъ надъ всѣмъ, что онъ могъ ввѣрить его управленію. Весьма способный и честный, онъ вмѣстѣ съ вѣрностію соединилъ и обнаружилъ и заботливую мудрость. Съ одной стороны выказывая преданность и благодарность своему господину и не теряя ничего изъ ввѣреннаго ему, а съ другой — надлежащею разсудительностію, трезвенностію ума, внимательностію и честностію совершая сбереженія въ нужныхъ расходахъ, онъ, уже удостоиваемый какъ бы владычняго предстательства, услышать долженъ и: добрѣ, рабе благій и вѣрный: о малѣ былъ еси вѣренъ, надъ многими тя поставлю, — и получить справедливое повелѣніе войти въ радость господа своего (Матѳ. 25, 23). Таковы дѣла и награды того раба.

Я же оказываюсь не изъ тѣхъ, кои могутъ такъ управлять и направлять, а изъ тѣхъ, кои имѣютъ нужду быть управляемыми и водимыми, поелику весьма малъ я и всѣхъ ничтожнѣе и совсѣмъ недостоинъ столь высокой участи и такого жребія, и потому полагаю, что Церковь, которая по апостолу есть домъ Божій, отнюдь не должна была быть ввѣряема человѣку столь слабыхъ и бѣдныхъ дарованій и еще нуждающемуся въ божественныхъ наставленіяхъ, чтобы, не говоря о другомъ, сказать только о главнѣйшемъ. Не благоустроивъ себя самого и не возвысившись надъ низменнымъ и земнымъ, я отнюдь не долженъ былъ бы брать на себя управленія и попеченія о душахъ, ибо даже и тѣ, у коихъ не престаетъ стараніе о собственномъ усовершенствованіи, даже и они едва въ состояніи оказываются хорошо управлять другими. И вмѣстѣ съ тѣмъ, признавая и считая себя недостойнымъ сего дара и благодати, какъ желалъ бы я, чтобы мнѣ, недостойному блаженства онаго (вѣрнаго и благаго раба), по крайней мѣрѣ не заслужить страшныхъ бѣдъ и противоположной участи и противоположнаго настроенія того лукаваго и злого раба, который, по причинѣ великой безпечности своей и невоздержанія, не думалъ о прибытіи владыки, сталъ жестокъ и несносенъ для своихъ сорабовъ и водился съ пьяницами, за что господинъ его, неожиданно явившись и разсѣкши его пополамъ, сопричислилъ его къ лицемѣрамъ (Матѳ. 24, 45 слѣд.), — или того, который, получивъ талантъ, зарылъ его въ землю и скрылъ, за что подвергся тяжкому обвиненію, такъ какъ не только не добылъ приращенія и прибыли, но и причинилъ вредъ капиталу и за это былъ ввергнутъ во тьму кромѣшную (Матѳ. 25, 30). О, пусть и я, оказавшись въ числѣ подобныхъ, не содѣлаюсь примѣромъ для многихъ и да не послужу позорнымъ зрѣлищемъ для всѣхъ, но, обличенный и осужденный Всевидящимъ и Испытующимъ насъ, по перенесеніи должныхъ наказаній за нечестивыя дѣла, заглажу ихъ въ достаточной мѣрѣ, чтобы тѣ, кои окажутся повинными въ подобномъ же, побуждаемые моими страданіями, образумливались и старались объ исправленіи.

Но такъ какъ по соизволенію и по попущенію Божію я подклонилъ себя подъ иго Его и принялъ эту должность и служеніе вопреки своему желанію, даже нѣкоторымъ образомъ по принужденію, то разскажу обстоятельства моей прежней жизни и до какого положенія дошли они, о чемъ знаютъ почти всѣ здѣшніе. У каждаго — свое занятіе и дѣло, малое или большое, на какое всякій самъ долженъ опредѣлить себя, по собственной своей волѣ и по собственному избранію себѣ дѣятельности. И такъ какъ многообразны у людей взгляды и намѣренія, различны нравы и не сходны обычаи, то и выборы образа жизни весьма и весьма различаются и доходятъ до безконечнаго разнообразія и многообразія. Одни рѣшаются подъять горькую и скитальческую жизнь ремесленниковъ; другіе занимаются земледѣльческимъ трудомъ; нѣкоторымъ достается въ удѣлъ погоня за наживой и обогащеніемъ посредствомъ торговли или страсть къ путешествіямъ и опасностямъ въ мореплаваніи; иные же, чтобы не говорить отдѣльно о каждомъ, отдаются другимъ разнымъ занятіямъ. Но есть и другіе, не многіе и избранные, кои, возлюбивъ жизнь, исполненную подвижничества и любомудрія, очищаютъ души свои и тѣла и этимъ путемъ удостоиваются приближенія къ Богу и стремятся къ участи небесной и блаженной; или, украшаясь изученіемъ наивысшихъ наукъ и искусствъ и отличаясь высокою нравственностію, обращаютъ души свои въ жилище музъ; и, наконецъ, (тотъ или другой родъ жизни выбирается), какъ каждому пріятно или желательно и куда направляютъ его природныя склонности.

Обстоятельства моей жизни слѣдующія. Едва я миновалъ юность и успѣлъ достигнуть возмужалости, какъ оказался въ царскомъ дворцѣ и получилъ должность, и притомъ не какую нибудь незначительную и ничтожную, а отправляемую рукою и перомъ, ибо я сдѣлался царскимъ писцомъ (нотаріемъ), каковыхъ мы обыкновенно называемъ на латинскомъ языкѣ: «a secretis». Прослуживъ въ ней нѣкоторое время, связанный человѣческими дѣлами и придя къ сознанію непостоянства сей жизни, я началъ размышлять и возбуждать въ себѣ мысли о томъ, какъ трудно и не удобно занятымъ такою службою отдаваться предметамъ высочайшимъ, особенно если кто не окажется лишеннымъ наилучшей надежды. И я сталъ считать одно ребяческимъ, а другое важнымъ, — съ первымъ началъ прощаться, а ко второму, по мѣрѣ силъ, стремиться, — и полагалъ, что лучше видѣть себя преуспѣвающимъ въ этомъ, чѣмъ оказаться блистающимъ въ томъ. И какъ и я самъ себѣ законо полагаю касательно себя, такъ и славнѣйшій изъ пророковъ наставлялъ, что все въ семъ мірѣ суета суетъ и какое изобиліе человѣку во всемъ трудѣ его, имже трудится подъ солнцемъ (Еккл. 1, 2-3), сказалъ другой мудрецъ, — преходитъ образъ міра сего (1 Кор. 7, 31), возвѣщалъ сосудъ богоизбранный. Зная, что и другія священныя писанія возвѣщаютъ подобное этому, и вмѣстѣ съ тѣмъ принимая во вниманіе изреченіе, которое мы узнали отъ одного изъ прославленныхъ внѣшнихъ (языческихъ) философовъ: «лучше вести простую жизнь, чѣмъ обладать величайшею властію, если не имѣешь совершить ничего достойнаго», — я презрѣлъ настоящую славу, какъ исчезающую подобно театральной сценѣ.

Тогда я немедленно же обратился къ изслѣдованію самого себя, и посему, съ помощію Божіею, отказался отъ этой должности, удалился изъ царскаго дворца и отъ городскаго шума и поселился на вершинѣ одной отдаленной приморской горы, утесистой и едва доступной. Такимъ образомъ я удалился отъ столицы на нѣсколько стадій около Пропонтиды и здѣсь старался устроить свою жизнь, какъ могъ, предаваясь уединенію, ибо къ нему-то я больше всего и стремился, и мною обладала столь сильная любовь къ уединенію и спокойствію, что я рѣшилъ встрѣтить конецъ жизни не въ другомъ какомъ мѣстѣ, какъ здѣсь. Но вѣдь невозможно, чтобы все происходило согласно нашимъ намѣреніямъ, и бываютъ случаи, гдѣ господствуетъ необходимость и гдѣ предпріятія получаютъ тотъ исходъ, коего хочетъ Богъ. Это именно и случилось со мной. Я не достигъ того, что предполагалъ. Не знаю, для какихъ цѣлей (кои вѣдаетъ Соизволившій и Попустившій это Богъ), я былъ отторгнутъ отъ любезнаго мнѣ уединенія и приведенъ снова въ царскій дворецъ, свидѣтель въ этомъ Богъ, опредѣленіемъ и рѣшеніемъ занимавшихъ тогда царскій тронъ [1], общаго церковнаго священнаго собранія и сената. Вотъ они-то (такъ какъ въ то время уже премѣнилъ жизнь предстоятель столицы [2], какъ человѣкъ, заплатившій долгъ человѣческій), съ непоколебимою и неумолимою властью и возвели меня на священный сей тронъ, хотя я сильно не желалъ и отказывался, такъ что дѣло сіе было устроено скорѣе принужденіемъ, чѣмъ по согласію.

Итакъ, поелику я подъялъ иго сіе противъ желанія и принялъ на себя заботы о душахъ недостойно, — не такъ, какъ подобаетъ любви, — то я боялся прежде всего разнообразныхъ и хитросплетенныхъ козней изобрѣтателя зла и нападенія злыхъ и невидимыхъ духовъ, чтобы они, заставъ меня беззащитнымъ и не вооруженнымъ доспѣхами добродѣтели (ибо они знали меня за человѣка еще неопытнаго въ духовномъ и божественномъ, или видѣли меня упражняющимся и подвизающимся въ борьбѣ съ ними) и нанося раны стрѣлами грѣха, не начали разгонять богоизбранное стадо Церкви и приводить въ безпорядокъ ея благоустроенные ряды, издѣваясь надъ пораженіемъ невѣжественнаго и неискуснаго военачальника. А потомъ, увидавъ и непріязненность начальства и враждебность ненавистниковъ, я сталъ замѣчать коварство и злокозненность тѣхъ, кои весьма старательно слѣдятъ за нашими дѣлами, хорошо или нѣтъ обстоящими. Не видя въ своихъ глазахъ бревенъ и не желая очищать съ нихъ гной, но усердно занимаясь чужими сучцами, они ради дѣлъ совершенно ничтожныхъ, пустыхъ, не стоющихъ никакого вниманія, нечестиво вооружаютъ свои языки противъ предстоятелей и отовсюду нападаютъ жестоко и въ высшей степени несправедливо.

Но принявъ на себя такой подвигъ, къ какому помощнику и защитнику прибѣгну, какъ не къ попустившему сіе Богу? У Него прошу силъ и помощи, — чтобы Онъ воззрѣлъ милосерднымъ и благосклоннымъ окомъ на смиреніе мое, поддержалъ меня десницей Своей и руководилъ по волѣ Своей и ко спасительному управленію ввѣренныхъ мнѣ. И если Онъ медлитъ (явить помощь) въ настоящихъ трудныхъ и скорбныхъ обстоятельствахъ, то или по нашему недостоинству и ведя насъ къ совершенству, или же для обнаруженія злокозненности и непріязненности тѣхъ (нашихъ враговъ) въ отношеніи къ намъ, такъ чтобы не таилась хитроскрываемая въ душѣ злоба ихъ, но вышла наружу и сокровенное стало явнымъ.

Если братъ отъ брата помогаемъ, яко градъ твердъ (пребываетъ) и напоминаетъ намъ, по словамъ Соломона, основаное царство (Прит. 18, 19), то я прязываю на помощь молитвы многихъ другихъ, а болѣе всѣхъ я прибѣгаю къ священнымъ молитвамъ и предстательству предъ Богомъ вашего желаннѣйшаго о Духѣ и священнаго братства, ибо онѣ (молитвы) приносятъ намъ величайшую пользу и помощь и какъ бы приближаютъ насъ къ Богу, когда возносятся онѣ вами къ небесному и мысленному жертвеннику, во время ли вашей чистой бесѣды или слушанія, молчанія или возглашенія, какъ внимали Моисей и Самуилъ, или другой кто подобный имъ въ духѣ. Посему пособите моей немощи и воздѣньте вверхъ святыя руки ваши.

Мы вѣримъ въ присущую вашему дерзновенію силу, — въ то, что вы привлечете намъ небесное благоволеніе и низведете милосердіе Божіе для укрѣпленія и ободренія существа слабаго и немощнаго; — для мужественнаго сопротивленія облеченныхъ въ броню вѣры и защищенныхъ шлемомъ къ началомъ и ко властемъ и къ міродержателемъ тьмы вѣка сего, къ духовомъ злобы, съ которыми намъ предстоитъ брань (Ефес. 6, 12); — для сохраненія намъ силы души крѣпкою и непоколебимою, а также и для успѣшнаго и смѣлаго противодѣйствія непокорнымъ и противящимся и для усыновленія ихъ какъ чадъ Церкви; — для устроенія словесныхъ овецъ избраннаго стада Христова и уготовленія имъ пристанища въ божественной оградѣ Церкви и чрезъ то для содѣланія ихъ недоступными волкамъ, свирѣпо терзающимъ ихъ, запечатлѣнныхъ знаками единомыслія и единодушія, недоступныхъ для козней и невредимыхъ, дабы онѣ покорялись главѣ всѣхъ насъ Христу Архипастырю и подклоняли Ему свои послушныя выи; — для нашего очищенія и просвѣщенія и для содѣланія насъ совершенными порожденіями совершеннаго свѣта, такъ чтобы мы могли и другимъ передавать просвѣщеніе и очищеніе; — для дарованія намъ слова въ отверзеніи устъ во исполненіе слушателей Духомъ и для нелѣностнаго и усерднаго проповѣданія силы нашихъ таинствъ, при помощи Того, Коего благодать проясняетъ языкъ гугнивыхъ и можетъ направлять ноги хромлющихъ, укрѣпляя и утверждая ихъ къ успѣшному проповѣданію евангелія; — для преумноженія ввѣреннаго намъ таланта и своевременнаго возвращенія Владыкѣ долга съ приращеніемъ и для того, чтобы работать намъ въ прекрасномъ виноградникѣ, получить одобреніе за работу и, терпѣливо подъявъ тяжесть и бремя трудовъ и мужественно перенесши дневной жаръ, быть причисленными при распредѣленіи платы къ тѣмъ, кои входятъ безъ договора около одинадцатаго часа (Матѳ. 20, 1 сл.); — для того, чтобы просвѣтилось зрѣніе ума нашего и чтобы мы, смотря духовнымъ окомъ, содѣлались слушателями пророческаго гласа и усердными слугами божественныхъ заповѣдей; — чтобы, воспринявъ даръ Духа, снимали и уничтожали нечистоту съ ока душевнаго, затемняющую въ насъ духовное, и тѣмъ ограждали себя со всѣхъ сторонъ и постоянно сохраняли себя недоступными для вражескихъ стрѣлъ; — могли бы (своевременно) провидѣть мечъ, когда онъ бываетъ насылаемъ Богомъ на грѣшниковъ, и, если Богъ попуститъ что, замѣчая опастность и умилостивляя Божество, бѣжать отъ гнѣва какъ самому проповѣднику такъ и тѣмъ, коимъ будемъ проповѣдать, — а если не это, то по крайней мѣрѣ спасать свою душу подобно праведному Лоту, который постарался спасти душу свою отъ огня (Быт. 19, 22).

Пусть же ваши молитвы и духовная помощь будутъ направлены сюда. Здѣсь представляется удобный случай послушать великую трубу истины, громогласнаго глашатая евангелія, славнаго Павла, который, наставляя древнихъ вѣрующихъ Рима, веселясь духомъ, хвалясь и величаясь по причинѣ ревности и теплоты ихъ вѣры, которыя прославляются и возвѣщаются во всемъ мірѣ, говоритъ: благодарю Бога моего Іисусомъ Христомъ о всѣхъ васъ, яко вѣра ваша возвѣщается во всемъ мірѣ (Рим. 1, 8). Но такъ какъ и наша евангельская вѣра чиста, непорочна и выше ея нѣтъ другой, то она не ограничивается предѣлами Римскими, ни заключается даже предѣлами міра, но далеко выходитъ за нихъ, и, пользуясь пророческими и апостольскими словами, можно сказать: во всю землю изыде гласъ вѣщанія ихъ и въ концы вселенныя глаголы (Псал. 18, 5; Рим. 10, 18) проповѣдующихъ. Должно сказать еще болѣе сего: она признается даже на небѣ высшими и духовными силами. Вѣдь если Церковь одна какъ на небѣ такъ и на землѣ, и существуетъ оправданная Церковь первородныхъ на небесахъ (Евр. 12, 23), какъ это слышимъ оттуда (съ небесъ), — и градъ оправданныхъ вѣрою, вышній Іерусалимъ (Евр. 12, 22; Апок. 21, 2. 10), коего основатель и создатель есть Богъ, примирившій небесное съ земнымъ, разрушившій средостѣніе ограды (Ефес. 2, 14), подъявшій на рамена Свои погибшаго и чрезъ неизреченное снисхожденіе Свое соприсоединившій его къ оставшимся цѣлыми (Матѳ. 18, 12-14): то посему мы справедливо составляемъ единое и нераздѣльное цѣлое, когда вѣрою своею тварь сходится въ разумѣніи и единодушіи. Вѣдь не въ Іудеѣ только знаютъ Бога.

И мы, унаслѣдовавшіе новое имя Римлянъ [3], построенные на одномъ и томъ же основаніи вѣры, именно на основаніи всемудрыхъ апостоловъ и пророковъ, имѣя краеугольнымъ камнемъ Спасителя нашего Христа и Бога, ни въ чемъ въ вѣрѣ не уступаемъ старѣйшимъ Римлянамъ; ибо въ Церкви Божіей нѣтъ счетовъ, какъ нѣтъ ни Іудея, ни Еллина, ни варвара, ни скиѳа, ни раба, ни свободнаго (Кол. 3, 11), но всѣ мы едино во Христѣ. Посему и нами также (какъ и другими) да превозносится, да величается и да хвалится божественный Павелъ, соединяя новое со старымъ и слагая одно (цѣлое) ученіемъ и проповѣдію. Послѣдуя его ученію и наставленіямъ, и мы на нихъ утверждаемся, укрѣпляясь исповѣданіемъ вѣры нашей, въ коей стоимъ и хвалимся, и наше пониманіе преславной и пречистой религіи съ открытымъ лицомъ громко возвѣщаемъ; ею мы служилъ Богу и твердо хранимъ ее, ибо всегда дышемъ ею, какъ воздухомъ; ею мы укрѣпляемся и при отшествіи изъ здѣшней жизни, помоществуемые и хранимые вышнею благодатію, ибо нѣтъ другого пути, которымъ можно было бы успѣвать и благоустроять настоящую жизнь или достигать въ жизни будущей благъ, уготованныхъ достойнымъ.

Итакъ, я исповѣдую вѣру во единаго Бога Отца Вседержителя, Творца всего, Владыку и Господа; и въ Сына Его единороднаго Господа нашего Іисуса Христа, истиннаго Бога, предвѣчное Слово, безначально и неизреченно, способомъ непонятнымъ для всякой духовной и чувственной твари, отъ Него рожденнаго; и въ Духа истины живоначальнаго и всесвятаго, — Троицу единосущную, преестественную, невидимую, непостижимую, нераздѣльную, неизмѣнную, простую, недѣлимую и несложную, непрестанную, вѣчную, безтѣлесную, чуждую количества и качества, равночестную, равнославную и равнобожественную, недоступную осязанію и прикосновенію, безвидную, безконечно благую, — свѣтъ всегда свѣтлый, пресвѣтлый и сверхсвѣтный, — всегда пребывающую равною и одинаковою, всевидящую и всесовершающую силу, всѣхъ разумныхъ и духовныхъ тварей духовно и недѣлимо изліяніемъ божественнаго свѣта озаряющую, сообразно воспріемлемости озаряемыхъ, къ бытію и благобытію сохраняющую, познаваемую не въ однихъ именахъ только, но и въ самыхъ дѣлахъ, единымъ Божествомъ и властію и царствомъ славимую и поклоняемую отъ всякой видимой и невидимой твари.

Изъ созерцаемыхъ въ Троицѣ (ипостасей) Отецъ не имѣетъ ни начала, ни причины Своего бытія, ибо ни отъ Кого не происходитъ и въ самомъ Себѣ имѣетъ бытіе, Сынъ не безначаленъ, ибо Онъ отъ Отца и началомъ Сына служитъ Отецъ, какъ Его (Сына) причина. Если же имѣть въ виду начало во времени, то Онъ (Сынъ) и безначаленъ, ибо Онъ есть Творецъ временъ и не подчиненъ времени. Рожденіемъ вѣчно и нераздѣльно возсіявая отъ Отца, Онъ есть сіяніе славы и отображеніе Отчей ипостаси. Духъ Святый отъ Отца имѣетъ бытіе не рожденіемъ, а исхожденіемъ, будучи вѣчно созерцаемъ со Отцемъ и Сыномъ. Онъ не безначаленъ по исхожденію отъ Отца, ибо и Его начало есть Отецъ въ смыслѣ причины; но и Онъ безначаленъ по времени.

Итакъ, одинъ Богъ Отецъ, изъ Котораго все, и одинъ Господь Іисусъ Христосъ, чрезъ Котораго все, и одинъ Духъ Святый, въ Которомъ все. Изъ трехъ совершенныхъ — единое всесовершенное и пресовершенное Божество. Они отличаются другъ отъ друга опредѣленными и личными свойствами, ибо когда Каждаго изъ Нихъ, хотя и нераздѣльныхъ по природѣ вслѣдствіе единства Своего существа, мы отдѣльно мыслимъ въ нашемъ умѣ, то исповѣдуемъ Его Богомъ и вѣруемъ, что Онъ исполненъ всѣхъ свойствъ Божества. И Тремъ, соединеннымъ Другъ съ Другомъ, мы поклоняемся, какъ единому Богу, троичному по ипостаси, но единому по существу. И почитаемъ мы единоначаліе, а не безчинное и взаимно враждебное многоначаліе еллинскаго безумія и глупости. Единоначаліе же не ограничивается только Однимъ Лицемъ, какъ думаютъ несовершенные и грубые Іудеи по своей глупости и неразумности, но выражаетъ равночестность природы, согласіе мысли, тожество движенія и направленіе Каждаго къ одному и тому же, что для природы тварной невозможно, какъ говоритъ великій богословъ Григорій, — чѣмъ единство и соприродность созерцаемаго въ Троицѣ Божества нисколько не раздѣляется. Да будетъ намъ чуждо и да отсѣчется отъ насъ зломысліе и безуміе неистоваго Арія. Троица нераздѣльна и славою и вѣчностію не дѣлится и не различествуетъ. Точно также богоначальныя ипостаси и не прелагаются и не преходятъ одна въ другую, но каждая изъ нихъ пребываетъ неизмѣнною и несліянною и вѣчною, и потому да будетъ также отвергнуто и отброшено и ложное сліяніе (божественныхъ ипостасей) суемудраго Савеллія.

Почитаю и поклоняюсь прежде всѣхъ вѣковъ предопредѣленному таинству воплощенія, въ послѣднія времена явленному на спасеніе всего рода нашего и совершенному чрезъ великое нисхожденіе и неизреное домостроительство единаго лица животворящей Троицы Христа истиннаго Бога нашего, дабы откуда явилось намъ бытіе по неизреченной благости Его, оттуда же даровано было намъ и благобытіе. Исповѣдую и вѣрую, что единое изъ лицъ живоначальной и блаженной Троицы Божій Сынъ и Слово, всегда спокланяемый и сславимый съ Отцемъ и Святымъ Духомъ, какъ единосущный и сопрестольный, движимый безконечнымъ человѣколюбіемъ и милосердіемъ къ Своему созданію, благоволеніемъ и милостію Отца и благодатію и содѣйствіемъ Святаго Духа, снизшедъ съ небесъ, обращался съ людьми, дабы насъ, осужденныхъ нѣкогда за грѣхъ, лишившихся райскаго блаженства и подвергшихся тлѣнію, спасти благодатію и содѣлать общниками божественной природы. Вселившись въ утробу Дѣвы, — въ истинномъ и собственномъ смыслѣ Богородицы, предочищенной Духомъ (Святымъ) по душѣ и плоти, и воспріявъ въ Себя отъ нея всю природу нашу, какъ сотворившій въ началѣ человѣка, Онъ явился Богомъ воплотившимся, пребывъ тѣмъ, чѣмъ былъ — Богомъ.

Сверхъестественно и неизреченно родившую и послѣ рожденія Онъ сохранилъ дѣвою, причемъ ея природное дѣвство нисколько не измѣнилось, въ истинное показаніе того, что и послѣ событія Его рожденія она пребыла чуждою измѣненія. Соприродный Отцу, ставъ единосущнымъ намъ во всемъ, кромѣ грѣха, Онъ воспріемлетъ сѣмя Авраама, подобно намъ пріобщившись плоти и крови (Евр. 2, 14. 16). Плоть Онъ воспринялъ одушевленную разумною душею, отнюдь не предсуществовавшую до момента соединенія, но вмѣстѣ съ разумною душею, вѣруемъ, воспринята Христомъ и одушевленная ею плоть, и не по благодати Онъ обиталъ въ насъ, но соединившись весь со всей природой человѣка: соединеніе сіе совершилъ Онъ несліянно и нераздѣльно и сверхъестественно, такъ что соединенныя естества божеское и человѣческое сохраняютъ свои природныя свойства и отнюдь не прелагаются одно въ другое, хотя вслѣдствіе такого сверхъестественнаго соединенія естествъ мы и употребляемъ въ рѣчи эти имена одно вмѣсто другаго, ибо въ мысли только, а не на дѣлѣ, полагаемъ, различаются они.

Вѣруемъ, что при этомъ сохраняется полное единство ипостаси, пребывая нераздѣльнымъ и неразличнымъ, — и да отвержено будетъ чудовищное сліяніе и смѣшеніе естествъ (во Христѣ) обманщика Евтихія и Діоскора. Посему исповѣдуемъ Одного и Того же сотвореннымъ и нееотвореннымъ, вѣчнымъ и временнымъ, небеснымъ и земнымъ, описуемымъ и неописуемымъ, страстнымъ и безстрастнымъ, неимѣющимъ ни отца ни матери — по неизреченному, безначальному и предвѣчному рожденію отъ Отца, а по таинственному и непостижимому единенію съ нами два Его рожденія признаемъ непостижимыя и превышающія всякое разумѣніе; ибо Онъ, будучи въ образѣ Отца (Флп. 2, 6) Единороднымъ Сыномъ, сущимъ въ лонѣ Отца, (Іоан. 1, 18), то есть въ сущности Отца, предвѣчно изъ Него возсіявъ, въ концѣ вѣковъ уничижилъСебя и образъ раба принялъ, (Флп, 2, 7), то есть наше естество.

Итакъ, ипостасное единство во Христѣ соединяетъ одно естество съ другимъ, изъ которыхъ состоитъ Спаситель, то есть видимое и невидимое, страстное и безстрастное, но отнюдь не то одно, то другое отдѣльно. Одного и того же исповѣдуемъ истинно совершеннымъ Богомъ и совершеннымъ человѣкомъ, усвояя Ему различіе природъ и познавая Его однимъ и тѣмъ же и послѣ воплощенія, не раздѣляя на двоицу сыновей, по причинѣ различія соединившихся въ единство ипостаси природъ, почему да будетъ удаленъ изъ божественной ограды Несторій, — но признавая, что Онъ совершаетъ все своимъ богомужнымъ дѣйствованіемъ. Какъ Богъ, Онъ совершаетъ божественное — знаменія и чудеса, — а какъ человѣкъ, Онъ же Самый воспринялъ добровольно страданія и поношенія. Поэтому вмѣстѣ съ двумя природами послѣдовательно и необходимо славлю и два Его природныя дѣйствованія, какъ проявляющія и представляющія оба эти Его естества или природы, согласно благочестивымъ и боголѣпнымъ преданіямъ нашихъ богомудрыхъ отцевъ. Равнымъ образомъ чту и двѣ воли или два природныя хотѣнія одного и того же Господа и Бога нашего Іисуса Христа. Волю же признаю въ Немъ сотвѣтственно той и другой природѣ Его, изъ которыхъ и въ которыхъ Онъ существуетъ и познается, и въ добровольномъ пришествіи на спасительное страданіе (признаю Его) какъ дѣйствующимъ, такъ и волящимъ.

Вѣрую, что Онъ распятъ не въ томъ естествѣ, которымъ блистаетъ со Отцемъ, хотя и говорится, что распятъ Господь славы, въ смыслѣ взаимообмѣна свойствъ (того и другого естества), но по нашей земной природѣ, по которой Онъ воспринялъ нашъ перстный составъ и сдѣлался ради насъ клятвою, что бы явить насъ общниками Его благословенія; и смерть (отъ?) злодѣевъ благоволилъ Онъ претерпѣть по плоти, чтобы жало смерти — грѣхъ (1 Кор. 15, 56) осудить въ плоти Своей (Рим. 8, 3) и чтобы ниспровергнуть имѣющаго силу смерти, то есть діавола (Евр. 2, 14). Вѣрую, что преданное погребенію тѣло Свое Онъ сохранилъ нетлѣннымъ, ни мало не удаленнымъ отъ таинственнаго и неизреченнаго единенія, хотя въ трехдневный промежутокъ оно отдѣлено было отъ Его разумной души, съ которою Онъ и нисходилъ въ адъ и сущимъ въ темницѣ духамъ, какъ сказалъ верховный и божественный Петръ, сошедъ проповѣдалъ воскресеніе (1 Петр. 3, 19), даровалъ освобожденіе и искупленіе, содѣлался начаткомъ для насъ нетлѣнія, какъ перворожденный ожилъ изъ мертвыхъ, ибо воскресъ, какъ Богъ, поправъ смерть, открывъ путь для всякой твари къ воскресенію, и совозставилъ (совоскресилъ) насъ, павшихъ паденіемъ грѣха.

Вѣрую, что послѣ воскресенія Онъ предсталъ женамъ и провозвѣстилъ имъ радость, уничтоживъ печаль, пришедшую къ намъ отъ жены; — явился и Своимъ божественнымъ ученикамъ, удостовѣряя тайну Своего воскресенія, — показалъ, что Онъ пребылъ такимъ же, какимъ былъ и до воскресенія, чрезъ принятіе пищи и прикосновеніе мудраго Ѳомы къ божественнымъ ребрамъ Его, — вознесся на небеса и возсѣлъ одесную Бога Отца съ плотію, съ которой опять придетъ въ боголѣпной славѣ и власти надъ всѣми тварями, и возсядетъ какъ Судія, воздавая каждому по его жизни, ибо всѣмъ намъ надлежитъ явиться предъ судилищемъ Христовымъ (2 Кор. 5, 10).

Потомъ вѣрую и въ воскресеніе плоти, когда будетъ преобразованіе міра, чтобы смертное наше облеклось въ безсмертіе и тлѣнное одѣлось въ нетлѣніе (1 Кор. 15, 54).

Исповѣдую и одно крещеніе во оставленіе грѣховъ, совершаемое по евангельскому и божественному преданію въ (имя) Отца и Сына и Святаго Духа. Со всякимъ благоговѣніемъ и вѣрою соблюдаю и чту эти честные догматы православной и священной религіи нашей и таинства согласно возвышенному и чистѣйшему богословію, преданному намъ божественными наставниками, и спасительное о насъ домостроительство Бога Слова, и всѣ другія подобныя и съ ними (догматами) согласныя ученія.

Принимаю и испрашиваю ходатайства и молитвъ предъ Богомъ — прежде всего и особенно пречистой и всенепорочной Приснодѣвы Владычицы нашей Богоматери, — потомъ божественныхъ и небесныхъ силъ, святыхъ и всеславныхъ апостоловъ, блаженныхъ пророковъ, славныхъ и побѣдоносныхъ мучениковъ, богоносныхъ отцевъ и всѣхъ святыхъ, отъ вѣка благоугодившихъ Господу, которые всегда живутъ въ Немъ, ибо праведныхъ души въ руцѣ Господа (Прем. 3, 1), пріобрѣтая отсюда наибольшее спасеніе души и тѣла.

Поклоняюсь и лобызаю честныя ихъ мощи, какъ подающія исцѣленіе душевныхъ и тѣлесныхъ немощей. Воспѣваю честное и божественное ихъ житіе и славные ихъ подвиги и борьбу, чту ихъ гробницы и вѣнчаю ихъ высшими почестями, потому что за славу Спасителя всѣхъ насъ Бога они проливали кровь свою и изъ любви къ Нему презрѣли временную жизнь, ставъ подражателями животворящихъ и спасительныхъ страданій Его, — лобызаю, вмѣстѣ съ честною иконою Спасителя всѣхъ Христа и пречистой Богоматери, и честныя и святыя изображенія ихъ и воздаю имъ поклоненіе по достоинству.

Кромѣ того съ любовію принимаю и чту святые и вселенскіе семь соборовъ и всѣ божественные, преестественные и спасительные догматы, на нихъ опредѣленные и возглашенные святыми и богоносными отцами нашими, которыхъ нѣкогда Духъ Святый поставилъ пасти и управлять Церковью своею.

Во первыхъ — соборъ Никейскій, собравшійся изъ 318 славныхъ отцевъ нашихъ противъ нечестиваго и безумнаго Арія, котораго изгнавъ изъ Церкви, соборъ провозгласилъ намъ истинную и правую вѣру чрезъ священный и божественный символъ. Бога Слово и Сына Божія православно опредѣлилъ онъ (почитать) не тварію, какъ Арій, а единосущнымъ Отцу и собезначальнымъ, какъ Бога истиннаго и Творца всего.

Затѣмъ, послѣ этого, собравшійся въ царствующемъ градѣ семъ изъ 150 боговдохновенныхъ отцевъ, который низложилъ нечестиваго духобора Македонія, пространнѣе изложилъ смыслъ священнаго символа и далъ поясненіе словъ о Духѣ Святомъ, утвердивъ, что Онъ есть Богъ истинный, единосущный Отцу и Сыну, а не тварь, и безразсуднаго и безумнаго Аполлинарія Лаодикійскаго отлучилъ отъ Церкви.

Послѣ этого принимаю святой соборъ, собравшійся прежде въ Ефесѣ изъ 200 священныхъ учителей, противъ суемудраго Несторія и его богохульствъ, по низложеніи котораго соборъ премудро опредѣлилъ, что во Христѣ Богѣ нашемъ — одна ипостась и двѣ природы несліянно и нераздѣльно, — Оного и Того же объявилъ Богомъ и человѣкомъ и святую Марію исповѣдалъ Богородицею въ собственномъ и истинномъ смыслѣ.

Затѣмъ принимаю священный соборъ божественныхъ и богоносныхъ, сошедшихся въ Халкидонѣ, 630 отцевъ, который осудилъ нечестивыхъ Евтихія и Діоскора и ихъ исполненное мрака и тьмы сліяніе, предавъ ихъ анаѳемѣ, и Христа Бога нашего благочестиво провозгласилъ совершеннымъ Богомъ и совершеннымъ человѣкомъ — въ двухъ природахъ и одной ипостаси — несліянно и нераздѣльно.

Далѣе принимаю пятый святый соборъ изъ 165 святыхъ отцевъ, опять, въ этомъ Богомъ хранимомъ градѣ собравшійся, который посѣкъ нечестивыя мысли Ѳеодора и Несторія, а также Оригена, Дидима, Евагрія и послѣдователей ихъ худомыслія, прежде многими содержимаго въ тайнѣ, а тогда уже дерзко возродившагося и распространившагося, ибо благодаря имъ они болтали вздоръ и слѣдовали болѣе Іудейской и Еллинской вѣрѣ, чѣмъ Христіанской.

Затѣмъ принимаю шестой вселенскій соборъ 170 священныхъ мужей, въ томъ же царствующемъ градѣ собравшійся, который провозгласилъ какъ свойства природъ во Христѣ, такъ и природныя дѣйствованія и хотѣнія, и анаѳемствовалъ Ѳеодора, епископа Фаранскаго, Гонорія, Кирія и Сергія, Пирра, Павла и Петра, по Божію попущенію на свою погибель получившихъ священство въ Церкви, — также Макарія, наименованнаго предстоятелемъ Антіохіи, и Стефана, его ученика, — кромѣ того Полихронія, старца съ ребяческимъ умомъ, — которые учили, что у Христа Спасителя нашего и Бога одна воля и одно дѣйствованіе.

Наконецъ принимаю послѣ сего опять собравшійся вторично въ Никеѣ въ наши времена седьмой священный соборъ 150 отцевъ, который запечатлѣлъ всѣ предшествовавшіе святые соборы и догматы ихъ и принялъ искони преданное Церкви поклоненіе честнымъ и священнымъ иконамъ, опредѣливъ, чтобы имъ поклонялись подобно изображенію животворящаго креста. Отлучили мы отъ Церкви пустословившихъ о поношеніи и низверженіи ихъ и обвинявшихъ христіанъ въ томъ, что они поклоняются имъ, какъ (языческчмъ) богамъ, то есть Ѳеодосія, Василія, Сисиннія, по Божію попущенію начальствовавшихъ епископскими престолами.

Вотъ эти перечисленные святые вселенскіе соборы принимаю и догматы и труды всѣхъ славныхъ и блаженныхъ отцевъ признаю, какъ ученіе чистое и основаніе спасенія, — принимаю тѣхъ, которыхъ признаетъ каѳолическая Церковь, и отвращаюсь тѣхъ, коихъ она отвращается. Отвергаю и совершенно отметаю тѣхъ, кои отъ Симона Волхва и кои даже до нынѣ остаются всецѣло отпавшими отъ благочестія, — анаѳематствую отвергшихъ преданіе святыхъ, присоединившихся къ развращеннымъ и погибельнымъ ученіямъ и дерзнувшихъ всѣять ядовитое сѣмя плевелъ на пашнѣ православной вѣры и всѣхъ послѣдователей ихъ, какъ поруганіе для Церкви Христовой, гнушаюсь и подвергаю анаѳемѣ.

Такъ провозглашаемъ мы свой образъ мыслей предъ вами, блаженнѣйшимъ и богонаученнымъ, для чего пользуемся этимъ нашимъ писаніемъ, какъ бы живымъ какимъ глашатаемъ, слѣдуя искони господствующимъ постановленіямъ церковнымъ, составляющимъ залогъ любви во Христѣ и единодушія и единомыслія другъ съ другомъ. Ваше же любезнѣйшее о Господѣ братство да отвѣчаетъ намъ во первыхъ молитвами къ Господу, а потомъ и подобающими рѣчами и утверждающими и вразумляющими дѣлами, дабы съ вашими законоположеніями и наставленіями намъ устоять твердо и непорочно въ совершенно одинаковой съ вами вѣрѣ, сохраняя всѣ ея таинства, искони преданныя, неповрежденными, — всѣхъ словесныхъ овецъ священнаго стада, стоящихъ внутри предѣловъ церковнаго двора, собирая во едино божественною свирѣлью и стройнымъ гласомъ апостольскаго и духовнаго ученія и отъ нападенія звѣрей сохраняя невредимыми назнаменованныхъ помазаніемъ и именемъ Архипастыря Христа.

А опущенное нами восполните сами по братолюбію и любвеобилію вашему, дабы вашъ преизбытокъ восполнилъ скудость нашу, — и чего недостаетъ намъ въ словахъ и дѣлахъ, то священнолѣпною по жизни вашей и честною властію устройте и прибавьте, отнюдь не скупясь ниспосланными вамъ дарами благодати, ибо не оскудѣніе приноситъ щедрое ихъ раздаяніе, а напротивъ воздаяніе въ свое время многихъ и славныхъ плодовъ. Укрѣпляя насъ, какъ слабѣйшихъ, богодарованною своею силою и направляя стопы наши на стезю евангелія, не переставайте давать намъ полезные и спасительные совѣты, дабы мы, имѣя единеніе и согласіе въ исповѣданіи, равно какъ будучи соединены и связаны союзомъ любви, сохранили между нами нерасторженнымъ и даръ мира во ввѣренномъ намъ служеніи, который доставляетъ Церкви нераздѣльность и согласіе, чтобы поэтому мысленный градъ Великаго Царя, окруженный стѣнами и укрѣпленный, пребывалъ непобѣдимымъ и неразрушимымъ при всѣхъ нападеніяхъ и ухищреніяхъ невидимыхъ враговъ, рыщущихъ кругомъ и ищущихъ поглотить кого-либо изъ вписанныхъ въ немъ и назнаменованныхъ Духомъ. Этимъ врагамъ противопоставимъ оружіе не плотокое, а духовное, щитъ вѣры и мечъ слова, то есть слово Божіе, чтобы пращею духа уничтожить осадныя орудія и машины грѣха, обращая въ бѣгство и далеко преслѣдуя свирѣпую дерзость ихъ, какъ удостоенные Божественной охраны и помощи, которая и составляетъ наше спокойное и мирное житіе, — чтобы и въ пакибытіи при послѣдней трубѣ намъ удостоиться неосужденно встрѣтить Начальника жизни нашей, грядущаго со славою Отчею, со святыми ангелами Своими, встрѣтиться съ дѣвами разумными въ брачномъ чертогѣ, стать причастниками ангельскаго пира и сдѣлаться наслѣдниками уготованныхъ достойнымъ благъ во Христѣ, истинномъ Богѣ, предстательствомъ пречистой и непорочной Его Матери и всѣхъ святыхъ. Аминь.

Тому, что мы такъ поздно выступаемъ съ изложеннымъ выше, пусть никто не удивляется и не обвиняетъ насъ за это, но да вѣдаетъ боголюбезное братство ваше, что въ данномъ случаѣ не было презрѣнія и попранія епископскаго обычая и что не изъ лѣности мы нарушили то, что подобаетъ и прилично мужамъ Церкви, но жестокое и суровое рѣшеніе (царской) власти повелѣло насильственно препятствовать намъ пользоваться узаконеннымъ обычаемъ. И да будетъ снисходительна ко мнѣ священная душа ваша, если я долженъ подвергаться какому-либо порицанію за косность, ибо вы сами по собственному опыту знаете, какъ не легко бываетъ сопротивляться властямъ, когда онѣ увлекаются собственными своими желаніями и стараются исполнять всѣ свои замыслы. Власть думала, что имѣетъ благовидный предлогъ остановить возложенное на насъ священнослуженіе, и распускала слухъ, что сами вы порвали общеніе съ Церковью. Такъ какъ и сами вы испытали эти насилія, то можете быть снисходительны къ тѣмъ, которые противъ воли оказались въ подобныхъ же обстоятельствахъ. И вслѣдствіе этого, думаю, не нужно много словъ для защиты, но въ свое время вамъ будетъ описано здѣшнее положеніе дѣлъ, — да и теперь происходящее и совершающееся уже говоритъ о немъ. Такъ какъ запоръ сокрушенъ, ворота открыты, камни преткновенія устранены съ дороги и вся она становится широкою, ровною и безпрепятственною, то удаляются наконецъ и прискорбныя обстоятельства, устраняются соблазны, исчезаетъ теперь горделивость, прекращаются, возникавшія отсюда, препятствія и свободный свѣтъ возсіялъ Церкви. Вслѣдствіе этого оказывается возможность для проявленія любви и для совершенія и исполненія принятаго церковнаго обыкновенія.

Но есть и такіе, которые нерадятъ о божественномъ и ради собственной славы стараются забывать о судѣ, который имъ угрожаетъ отъ Бога. И какъ для нихъ составляетъ удовольствіе стремиться къ славѣ и блеску, то они злоумышляютъ другъ противъ друга. Мы же, полагая стараніе о славѣ Божіей, чести Церки, единомысліи и охраненіи священныхъ законоположеній, твердо держимся своихъ обязанностей и за провозглашаемаго нынѣ [4] благочестиваго, державнѣйшаго императора нашего, истинное чадо Церкви, сіяющаго богоугодными нравами и добродѣтельною жизнію, возсылаемъ усиленныя молитвы и и прошенія къ вѣнчавшему и наставляющему его Богу, чтобы даровалъ ему мирное житіе и царствованіе, сохраняя его на многія лѣта, украшая его побѣдными трофеями надъ варварами, помогая ему счастливо править христіанской державой, укрѣпляя его ревность къ православію и пособляя ему въ сохраненіи божественныхъ заповѣдей и въ пріобрѣтеніи чести и славы для дѣтей во время пребыванія его во власти.

Настоящее наше соборное посланіе къ вашему возлюбленному и любезнѣйшему братству вручаемъ Михаилу, преподобнѣйшему митрополиту христолюбиваго города Филадельфіи. И хотя мы убѣдились изъ предварительныхъ рѣчей и бесѣдъ его, что вы встрѣтите и примете его радушно, все же мы просимъ васъ, чтобы и ради нашего смиренія ему были оказаны вами подобающій пріемъ, честь и покой. Онъ и по отношенію къ вашей любви исполненъ всякаго расположенія и искренности, и въ дѣлахъ церковныхъ выказываетъ ревность и усердіе, равно какъ и отличается превосходствомъ въ словѣ, жизни и добродѣтели. Онъ-то и долженъ, если Богъ поможетъ ему и подвигнетъ васъ, принести намъ знаки любви и единомыслія, то есть честное писаніе ваше въ отвѣтъ на настоящее, для великаго духовнаго утѣшенія намъ и для укрѣпленія дружескаго нашего расположенія о Господѣ.

Привѣтствуемъ всѣхъ сущихъ съ вами многочисленныхъ братій о Христѣ. Сильный о Господѣ, молись о насъ, святѣйшій и блаженнѣйшій братъ, имѣя посредникомъ и помощникомъ предъ Богомъ общаго нашего предстателя и покровителя, великаго и верховнаго Апостола, коему не полѣнись возносить молитвы за насъ недостойныхъ рабовъ его.

Въ знакъ же посредствующей между нами любви о Господѣ посылаемъ братскому вашему блаженству золотой энколпій, одна сторона котораго обложена хрусталемъ, а другая украшена эмалевымъ изображеніемъ, а внутри онъ имѣетъ другой энколпій, въ коемъ заключены частицы честныхъ древъ, — стихарь бѣлый, фелонь нешвеную каштановаго цвѣта, епитрахиль и ручникъ — вышитые золотомъ. Все это, при содѣйствіи и руководительствѣ Божіемъ, смиренно посылаемъ вамъ на память, хорошо обвернувъ тонкимъ полотномть и запечатавъ свинцовою печатью.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Никифоръ.
[2] Патріархъ Тарасій.
[3] Средневѣковые греки называли себя Ρωμαῖοι, и гнушались названія Ἕλληνες, которое обозначало язычниковъ.
[4] Императоръ Михаилъ 1 съ октября 811 г. по іюнь 813.

Печатается по изданію: Творенiя святаго отца нашего Никифора, архiеп. Константинопольскаго. Часть первая. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1904. — С. 101-125. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, томъ 65.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0