Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Свт. Фотій Великій, патр. Константинопольскій († 886 г.)

Великій богословъ и неустрашимый защитникъ православія, происходилъ изъ знаменитаго семейства и занималъ должность государственнаго секретаря. При своемъ глубокомъ умѣ обладалъ обширными свѣдѣніями по Священному Писанію, богословію, исторіи, философіи, словесности, математикѣ и даже медицинѣ. Какъ ни блистательна была его свѣтская жизнь при дворѣ, но онъ не увлекался ею и еще съ молодыхъ лѣтъ желалъ посвятить себя иночеству. Въ 858 г. былъ посвященъ въ Константинопольскаго патріарха. Фотій сопротивлялся этому назначенію и только воля и настойчивыя просьбы Императора принудили вступить на престолъ, который никто достойнѣе его не могъ занимать. Въ санѣ святителя много трудился въ дѣлѣ исправленія разрушенныхъ и поруганныхъ иконоборцами монастырей, церквей, иконъ и пр., ревностно заботился о насажденіи и распространеніи христіанства среди славянскихъ народовъ, всегда и передъ всѣми горячо отстаивалъ интересы православія и клеймилъ порокъ и преступленія, не страшась сильныхъ міра сего. Всѣмъ этимъ Фотій не разъ навлекалъ на себя злобу враговъ и не мало терпѣлъ отъ нихъ. Римскіе папы самовольно и безвинно даже отлучали его отъ Церкви, имп. Василій Македонянинъ ссылалъ его (въ 867 г.) въ заточеніе; но Фотій все это переносилъ съ христіанскимъ мужествомъ и терпѣніемъ. далѣе>>

Творенія

Свт. Фотій Великій, патр. Константинопольскій († 886 г.)
Письмо къ Вардѣ, магистру, патрицію и куропалатѣ
[1].

Я, несчастный, можетъ быть и заслуживаю того, чтобы боль моихъ язвъ увеличивали новою болью; но это недостойно твоей сострадательности и расположенія ко мнѣ. Даже тотъ, кто будетъ убѣжденъ, то это постигаетъ меня не по твоей волѣ, не разубѣдится ли въ этомъ, какъ скоро увидитъ, что я подвергаюсь симъ страданіямъ въ такое время, когда ты властительствуешь и находишься въ силѣ. Я обманутъ, оскорбленъ, обезчещенъ, меня безславятъ, противъ меня злоумышляютъ: я не подвергся только бичеванію. Нѣтъ, и ему подвергся — и что еще тяжелѣе — не тѣлесному, которое всѣ видятъ, которое тотчасъ указываетъ на мучителя и весьма много облегчается сочувствіемъ сострадательныхъ зрителей, — а душевному, чрезъ которое и тѣло поражается болѣзнію. А между тѣмъ бичующій не подвергается стыду, какъ будто онъ — и не обидчикъ; а бичуемый въ добавокъ терпитъ еще то наказаніе, что страдая отъ бичеванія, не встрѣчаетъ состраданія себѣ, потому что бичеваніе тайно. Многіе и не замѣчаютъ этого рода казни, — что еще болѣе ободряетъ виновника казни и поддерживаетъ въ немъ нераскаянность; а того, кто подвергается казни, еще больше изнуряетъ, хотя и готовитъ ему большее возмездіе.

Но я до сей поры терпѣлъ это за Христа и божественные законы, и — благодарю Бога за то, что Онъ, по мѣрѣ тяжести бѣдствій, происходящей отъ ихъ безвѣстности и по мѣрѣ безславія страданій, болѣе и болѣе увеличиваетъ мзду за нихъ. Но хотя я зналъ въ самомъ началѣ подвига, что мнѣ придется потерпѣть все это; хотя еще прежде страданій и подвига я ждалъ, — если я говорю не правду, то пусть подвергнѵсь еще большимъ страданіямъ, нежели какія перенесъ, — я ждалъ, говорю, того, что я потерпѣлъ: но все-таки я скорблю о томъ, что страдаю подъ властію такихъ (людей). Такую дóлю судилъ мнѣ Богъ, и я съ радостію принимаю чашу, какова бы она ни была, и не только не ропщу за то, чтó я выстрадалъ, но нетерпѣливо жду и остальныхъ страданіи, которыя я долженъ понести, хотя и не могу переносить страданій безъ скорби: природа человѣческая не можетъ страдать безболѣзненно. Такъ мнѣ слѣдуетъ смотрѣть, такъ и смотрю я на несчастія, и постигшія уже и еще имѣющія постигнуть меня. Въ тебѣ, конечно, я желалъ бы видѣть карателя обидчиковъ, а не главнаго виновника обидъ. Но не въ моей власти — ни избѣжать того, чтó мнѣ должно потерпѣть, ни перемѣнить намѣренія и расположенія другихъ противъ ихъ воли.

Столько уже перетерпѣлъ я. Но этого зла какъ будто мало для меня, и вотъ придумываютъ еще новый способъ озлоблять меня: за меня озлоблять другихъ. Морятъ голодомъ клиръ и лучшихъ моихъ подчиненныхъ для того, чтобы они говорили и помнили, что они терпятъ несчастіе по моей винѣ, и обращали укоризны и проклятія на мою голову. Не говорю уже о томъ, что довольно достается и на мою долю: у меня похищаютъ половину власти. Да, искусно поступаютъ похитители; они придумали искусный способъ преслѣдовать меня. Впрочемъ если они сдѣлали это, исполняя мою просьбу объ освобожденіи меня отъ ига и бремени, — ибо, можетъ быть, и такимъ образомъ они издѣваются надо мною: — то спасибо имъ за то, чего они лишили меня. Но они огорчаютъ меня тѣмъ, чтó оставили (мнѣ) и еще болѣе терзаютъ меня, медля отнять (у меня) остальное. Такъ болѣе терзаютъ умерщвляемаго тѣ, которые оставляютъ его полумертвымъ и полуразсѣченнымъ, чѣмъ сразу умерщвляющіе его. Ибо и тѣ и другіе равно убиваютъ человѣка; но послѣдніе по крайней мѣрѣ не длятъ ощущенія боли, а первые, считая для себя какъ-бы ущербомъ, если предадутъ человѣка одной смерти, не подвергнувъ его сначала многимъ пыткамъ и терзаніямъ, заставляютъ его, терзая мучительною казнію, много разъ умирать. Таково же и мое положеніе. Меня ежедневно мучатъ и терзаютъ, а теперь я даже разсѣченъ на двое. Кажется потому, что я хотѣлъ сложить все, у меня отняли половину, а если бы я попросилъ раздѣла власти, то былъ бы услышанъ вполнѣ. Но какъ не возможно жить полуразсѣченному: такъ не возможно и мнѣ оставаться здѣсь послѣ такого раздѣла. Я — стыдъ и поношеніе не только для моихъ предшественниковъ, но и для преемниковъ, хотя, быть можетъ, найдутся и несчастнѣе меня среди тѣхъ, которые возмутъ послѣ меня и вмѣсто меня тоже самое иго. Я оставляю свое мѣсто; пусть престанетъ зависть. Если жъ (я не сдѣлаю этого); то раздосадую нѣкоторыхъ, еще болѣе, и меня, пожалуй, предадутъ за это суду. Отрясая прахъ, оставляю престолъ. Да прекратятся ковы противъ меня, преслѣдованія, засады, навѣты. О правда, о законы, о суды Божіи! Меня озлобляютъ за то, что я люблю васъ всею душею; за то, что я стою за васъ, на меня возстали! Сочиняютъ басни, и кто выдумаетъ на меня что нибудь по-новѣе, того считаютъ умнымъ и дѣльнымъ. Напротивъ сострадающаго мнѣ, хотя бы это братъ мой, хотя бы сама природа возбуждала его къ жалости, — считаютъ врагомъ и нарушителемъ законовъ. Легко ли перенесть? Жизнь мою осуждаютъ тѣ, которые прежде хвалили ее и считали за милость, если я не осуждалъ ихъ? Легко ли перенесть? Меня разлучаютъ съ друзьями, отторгаютъ отъ братьевъ? Кто вынесетъ хотя часть этого?

Но кто нибудь скажетъ: не должно унывать, и представитъ въ примѣръ страданія Христовы, Самого Христа и мучениковъ за Него? Таковый пусть укажетъ мнѣ и предателя, кустодію, мучителей: тогда онъ подастъ (мнѣ) великое утѣшеніе. Но пока не явятся они, до тѣхъ поръ, изображая ихъ словомъ, онъ будетъ доставлять мнѣ слабое утѣшеніе. Если для очищенія нужно еще больше полировать и плавить насъ какъ изваяніе; то пусть полируютъ, растопляютъ и плавятъ, доколѣ Христосъ подаетъ намъ терпѣніе, соразмѣряя искушеніе съ слабостію природы. Когда же — не могу сказать о себѣ: буду совершенно чистъ, — но когда чрезмѣрность мукъ видимо истощитъ силы; тогда ваятель пусть прекратитъ пытки ваянія, и да не явится никто изъ за меня предателемъ, да не будетъ ни кустодіи, ни мучителя. Но да будутъ всѣ избранными Божіими и да сподобятся горней славы.

Примѣчаніе:
[1] Вскорѣ по вступленіи Фотія на Патріаршій престолъ, Епископы Игнатіевой партіи, по завистіи къ Фотію (см. рѣчь Захар. Митроп. Халк. въ τομ. χαρᾶς σελ. 38), возстали противъ своего законнаго Патріарха, требовали отъ него раздѣла власти съ Игнатіемъ на томъ основаніи, что будто бы Фотій былъ избранъ особенно Епископами Игнатіевой партіи только въ товарища Игнатію (Metroph. op. apud. Binium p. 898); составивъ въ храмѣ св. Ирины Соборъ противъ Фотія, они осудили и его и всѣхъ признававшихъ его Патріархомъ, и произвели большія смятенія въ Церкви и государствѣ. Варда въ этихъ обстоятельствахъ, конечно, не покровительствовалъ партіи Игнатія, но, должно быть, не совсѣмъ пріязненно дѣйствовалъ и въ отношеніи къ Фотію, какъ показываютъ слова Фотія: «въ тебѣ (Вардѣ) я желалъ бы видѣть карателя обидчиковъ, а не главнаго виновника обидъ». Во всякомъ случаѣ онъ, преслѣдуя Игнатіеву партію, допускалъ оскорблять и Фотія и преданный ему клиръ. Все это вынудило Фотія написать предлагаемое письмо и высказать въ немъ укоризны сильному временщику за его неблагонамѣренный образъ дѣйствій. Написано это письмо, вѣроятно, прежде составленнаго Фотіемъ противъ Игнатіевой партіи Собора въ храмѣ Апостоловъ, и можетъ быть, во время, или тотчасъ послѣ враждебнаго ему Собора въ храмѣ св. Ирины. Фотій называетъ себя «полуразсѣченнымъ», указывая на покушенія противниковъ отнять у него половину власти въ пользу Игнатія. Послѣ Собора въ храмѣ Апостоловъ, осудившаго Игнатія и его партію и снова утвердившаго власть Фотія, онъ не могъ говорить этого. По всѣмъ этимъ соображеніямъ можно думать, что оно написано или въ первой половинѣ или 3-й четверти 859 года.
       Магистрами назывались главноуправляющіе различныхъ отраслей и вѣдомствъ государственнаго управленія и главные начальники различныхъ присутственныхъ мѣстъ и корпорацій. Отсюда — магистръ корабля, магистръ педагогъ, магистръ хора, магистръ счетоводства, магистръ церемоній, магистръ пира, магистръ всадниковъ или дворянства, магистръ войска — тоже что начальникъ штаба, магистръ нравовъ или цензоръ, магистръ народа или диктаторъ и проч. (Hoffm. Lexic. univers). Званіе Магистра κατ’ ἐξοχὴν по преимуществу усвоялось придворному сановнику, начальствовавшему надъ почетною стражею Императора, и завѣдывавшему и церемоніймейстерскою частію при Дворѣ. Магистры придворные были сановники весьма важные, иногда считавшіеся выше самыхъ патриціевъ. Можно думать, что и во времена Фотія титулъ Магистра былъ почетнѣе титула Патриція, потому что Фотій сначала называетъ Варду Магистромъ, а потомъ уже Патриціемъ. Варду Фотій просто называетъ Матистромъ, не указывая на отрасль управленія, находившуюся въ его вѣдѣніи. На томъ основаніи, что Варда въ послѣдніе годы Патріаршества Игнатіева и при вступленіи на престолъ Фотія былъ главнымъ попечителемъ училищъ — можно думать, что и въ это время онъ былъ начальникомъ учебной части (Hist. eccles. Fleury livr. L. chap. 1; Камен. Соблазна (пер. Лов.) стр. 8 § 7). А можетъ быть онъ былъ начальникомъ стражи.
       Патриціями назывались приближеннѣйшіе къ Императору совѣтники его — высшіе сановники. О томъ, какъ почетенъ былъ эготъ титулъ, можно судить потому, что его охотно пранимали отъ Римскихъ Императоровъ Восточныхъ и Западныхъ правители и короли варварскихъ народовъ.
       Куропалатѣ. Куропалатою въ Восточной Римской Имперіи назывался Министръ Двора (Curator palatii, ὁ προκαθήμενος τῶν μεγάλων πολατίων, или ἄρχων τῶν πολατίων). Во время торжественныхъ выходовъ онъ имѣлъ въ рукѣ золотой жезлъ (auream virgam) и непосредственно предшествовалъ Царю (Corippus Africanus 1. I, num 8). У древнихъ Галловъ Куропалатѣ соотвѣтствовалъ major-domus.

Источникъ: Святѣйшаго патріарха константинопольскаго Фотія письмо къ Вардѣ, магистру, патрицію и куропалатѣ. // «Духовная Бесѣда», еженедѣльно издаваемая при Санктпетербургской Духовной Семинаріи. — СПб.: Въ Типографіи Кололева и К°, 1859. — Томъ VI. — С. 283-288.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0