Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 24 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Свт. Софроній Іерусалимскій († ок. 638 г.)

Родомъ изъ г. Дамаска, съ блестящимъ свѣтскимъ образованіемъ, онъ отъ юности возлюбилъ благочестивую жизнь, путешествовалъ по монастырямъ и, наконецъ, принялъ иночество въ обители св. Ѳеодосія Великаго. Онъ много боролся съ ересью монофизитовъ и моноѳелитовъ, за свою ревность по вѣрѣ избранъ былъ въ 634 г. въ патріархи Іерусалимскіе и продолжалъ послѣ того еще ревностнѣе бороться съ еретиками. Онъ былъ «цѣломудръ въ дѣлѣхъ, и праведенъ, мужествененъ и разуменъ». Въ 636 г. Іѳрусалимъ былъ взятъ магометанами, которые начали сильно притѣснять христіанъ. Св. Софроній слезно молилъ Господа о своей смерти, чтобы не видѣть страданій христіанъ и поруганія святыни невѣрными, и мирно предалъ духъ свой Господу (въ 638-644 г.). Св. Софроній оставилъ послѣ себя: Соборное посланіе, которымъ онъ нанесъ сильное пораженіе моноѳелитству, объясненіе на литургію, имѣющее историко-топографическій характеръ, житія нѣкоторыхъ святыхъ [1], [2], чинопослѣдованіе царскихъ часовъ на Рождество Христово, чинопослѣдованіе великаго водоосвященія и много другихъ церковныхъ пѣснопѣній. далѣе>>

Творенія

Свт. Софроній Іерусалимскій († ок. 638 г.)
Слово на праздникъ Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы.

Благослови, отче!

1. Благія возвѣщенія (εὐαγγέλια), братіе, благія возвѣщенія; и еще разъ скажу: благія возвѣщенія; и говорю я это три раза не только потому, что онѣ возвышеннѣе всѣхъ иныхъ благихъ возвѣщеній, божественнѣе и свѣтлѣе, и несомнѣннымъ превосходствомъ надъ ними преимущественнѣе ихъ; и не только потому, что меня, возвѣщающаго ихъ, облагораживаютъ и украшаютъ и дѣлаютъ мои ноги (ноги благовѣстника) прекрасными [1], потому что оныя извѣщенія — лучше всѣхъ благъ, прекраснѣе всего прекраснаго, чудеснѣе всего чудеснаго, сострадательнѣе всего сострадательнаго [2], страшнѣе и трепетнѣе всего страшнаго и приводящаго въ священный трепетъ [3], но и потому, что трикратное повтореніе возвѣщаетъ возвышеннѣйшее и божественное число Лицъ Божественной и Начальствующей надъ всемъ Троицы. Потому что все, что въ священныхъ и божественныхъ догматахъ или въ богомудрыхъ проповѣдяхъ и святыхъ возвѣщеніяхъ объявляется трижды, дѣлается это въ честь Блаженной Троицы, именно: Отца и Сына и Святаго Духа, — которая и Троицей является и какъ Единица познается; и Единицей является и какъ Троица разумѣвается: первое — по причинѣ трехъ Ѵпостасей, а второе — по причинѣ единаго и единственнаго Божества, т. е. — существа и природы (единой во всѣхъ Трехъ Лицахъ Святой Троицы).

2. Потому что единое возвѣщается существо пресущественной и жизненачальной Троицы, какъ возводимой во едино и единственное Божество. Посему, сохраняется полное единство какъ существа, такъ и сущности, такъ и природы, а тѣмъ самымъ не допускается и множественность. Потому что Святая Троица, содержащая все сущее и управляющая имъ и владычествующая царскимъ и божественнымъ образомъ надъ всѣми тварями, числится согласно Своимъ Ѵпостасямъ. Ибо Она есть и вѣруется быть Троицей, а Своимъ существомъ и природой, а также и Своей Божественностью, Она — выше всякаго исчисленія. Потому что тройственное исчисленіе происходитъ не въ отношеніи Божественнаго существа, а въ отношеніи Трехъ Лицъ. И посему Она является и раздѣлимой по Ѵпостасямъ, и въ то же время пребываетъ нераздѣльной въ отношеніи Своей природы, и при этомъ различается Лицами. Каждое изъ Лицъ является особой Ѵпостастью, а по Своему естеству Они являютъ единое Божество и — нераздѣлимы. Отсюда, по-истинѣ чудеснымъ образомъ и поражающе происходитъ и раздѣленіе, и единство; потому что ни по причинѣ того, что у Нихъ является единымъ, именно — Ихъ природы, происходитъ смѣшеніе Ихъ въ одну и единственную Ѵпостась; ни, опять же, по причинѣ Троицы, именно — трехъ воѵпостасныхъ [4] Лицъ, Она разсѣкается на чуждыя другъ другу природы, но пребываетъ цѣлостной и нераздѣльной, и не допускаетъ никакого ни раздѣленія, ни сліянія.

3. Потому что это-то и есть чудесно въ Ней и поражающе, что, будучи Одно и То же, согласно Своей природѣ и являясь единый Богъ и единое Божество, Она обрѣтается въ Трехъ Лицахъ: не природу Свою или Божество разсѣкая, но въ Своихъ Ѵпостасяхъ или Лицахъ расширяется въ число не допускающее сліянія. Потому что какъ Отецъ — Богъ, такъ и Сынъ — Богъ, такъ и Духъ Святый — Богъ. И поелику каждый изъ Нихъ именуется Богъ, это являетъ единое Существо трехъ Лицъ, а поелику Отецъ и Сынъ и Духъ Всесвятый (потому что это — въ точности имена трехъ Лицъ или трехъ, по-истинѣ, Ея Ѵпостасей; каковыми именами Сія Блаженная Троица различается между собою въ отношеніи Лицъ при сохраненіи Ими нераздѣльнаго естества [5] являются, по-истинѣ, Троицей и такъ мы вѣруемъ, то со стороны всѣхъ вѣрныхъ, какъ и со стороны небесныхъ и невидимыхъ силъ, велегласно возвѣщается и славится тремя возглашеніями: «Святъ, Святъ, Святъ»; воспѣваемое (Божество), сошедшееся согласно естеству во едино Господство. Ибо шестокрылые Серафимы, сознающіе больше насъ основы богословія, какъ сущіе болѣе близкіе къ Богу, чѣмъ мы, и участники чистаго [6] Его свѣтосіянія и просвѣщаемые чистыми Его озареніями, возглашали: «Святъ, Святъ, Святъ, Господь Саваоѳъ» (Ис. 6, 3). Такъ со стороны ихъ, Святѣйшая Троица провозглашается Святой (ἀγιάξεται) и почитается тремя провозглашеніями Ея святости и славословіями, а словами: «Господь Саваоѳъ», несліянно соединяется во едино Господство (Божество). Потому, какъ: «Святъ, Святъ, Святъ» троекратно провозглашаемое со стороны самихъ Серафимовъ, являетъ воспѣваемое число Лицъ Блаженной Троицы; такъ: «Господь Саваоѳъ», единожды и только въ единственномъ числѣ рѣченное, обозначаетъ единое и сущее въ единственномъ числѣ Ихъ Господство, согласно чему несліянно и есть, и славится Троица, какъ единый Богъ, и едино Божество почитается въ Троицѣ. Почему одинъ разъ сказавъ: «Святъ», они на этомъ не остановились? Ни дважды возгласивъ это, почему они затѣмъ не умолкли? Но три раза повторили сіе: «Святъ»? — Потому что не одна и единственная имѣется ѵпостась Троицы, — прочь, мерзостное Савелліево нечестіе! [7] — А также не только два Лица у Нея, — прочь, гнусное безбожіе Македонія! [8] — Но три раза они взываютъ, какъ я сказалъ, и восклицаютъ: «Святъ»; и неустанными языками это возглашаютъ и немолчными устами это возвѣщаютъ, поелику этимъ обозначаются Три Ѵпостаси Блаженной и Начальствующей надъ всемъ Троицы; и пребываютъ Три Ея единосущныя Лица, и у Нихъ — единочестное Божество и единое равное Господство, и Они являются единымъ Началомъ всего и обладаютъ нераздѣльной царственной властью.

4. Посему и мы, малѣйшіе, будучи преданными почитателями Ея и рабами, всей душею желая возвѣстить вамъ благія возвѣщенія, трижды произносимъ эти слова, говоря: «Благія возвѣщенія, благія возвѣщенія», и еще разъ взываемъ: «благія возвѣщенія»; этимъ выражая почитаніе Блаженной Троицы, хотя у насъ слово не о Святой Троицѣ, а о домостроительствѣ (тайнѣ Воплощенія Христова) Одного изъ Лицъ сей Всечестной Троицы, и заключается оно только въ благой вѣсти о Пришествіи въ міръ Слова. Потому что хорошо и весьма полезно для всѣхъ вѣрныхъ при томъ или другомъ предметахъ, побесѣдовать о каждомъ изъ нихь, и въ отдѣльности другъ отъ друга; представить объясненіе и того, и другого, т.е. — и то, что относится къ тайнѣ Святой Троицы, и то, что относится къ догмату о Воплощеніи Христовомъ, потому что Слово является однимъ изъ Лицъ Святой Троицы, Которое приняло на Себя человѣческое естество и спасло наше человѣческое смѣшеніе [9], хотя и представляя это различными и особыми понятіями, а также и предварительными поясненіями, дабы не произошло смѣшеніе понятій, изъ которыхъ одни относятся къ богословскимъ принципамъ, посвященнымъ тайнѣ Святой Троицы, а другіе — къ снисшествію Слова и Бога къ намъ, смиреннымъ [10].

5. Отъ нашего священнаго восхваленія святыхъ богослововъ, да будутъ отогнаны Савелліи, Маркеллы [11], Аріи, Евноміи [12], Евдоксіи [13], Астеріи [14] и всѣ подобные имъ, сущіе безбожники, которые перемѣшавъ богословскія понятія, относящіяся къ тайнѣ Святой Троицы, съ догматами, относящимися къ Воплощенію Христову, и сами совершенно запутавшись въ нихъ, не могутъ найти истину; къ нимъ относятся также и Петры [15] и Севиры [16] и всякаго толка ересь Акефаловъ [17], которые въ нечестивѣйшей и гнусной оппозиціи по отношенію къ намъ, вѣрнымъ и правомыслящимъ о Богъ, — къ Трисвятому пѣнію приплетая Крестъ [18], смѣшали въ одно понятіе о несліянной Троицѣ. Потому что и сами трижды говоря: «Святъ, Святъ, Святъ» они нечестиво къ этимъ тремъ «Святъ» прибавили Крестъ. И если Трисвятое пѣніе стало гимномъ относящимся исключительно къ Троицѣ, то почему же, невѣжественнымъ образомъ, эти подлинно невѣжественные люди въ отношеніи Божественной премудрости, прибавляютъ къ сему Распятіе? — Вѣдь, Крестъ не приписывается всей Троицѣ, но это относится только къ человѣколюбивому Воплощенію воплотившагося Сына, Сущаго единаго изъ Лицъ Троицы, къ Которому относится и Крестъ и Распятіе, возвѣщающіе Его спасительную смерть, которую Онъ, будучи распятъ ради насъ, подъялъ, плотію умеревъ.

6. Не признавая Воплощенія Слова, а также не признавая, что произошло соединеніе разнородныхъ природъ во Христѣ, именно: Божественной съ человѣческой, а также отрицая Его рожденіе отъ Святой Дѣвы и, по-истинѣ, Богородицы, — т.е. все то, что должно предшествовать Кресту, эти несчастные нечестиво вводятъ Крестъ, желая къ священнымъ догматамъ примѣшать кощунственное понятіе о страданіи Бога [19].

Потому что недугуя ересью нечестиваго и безумнаго Евтихія [20], допуская полное смѣшеніе (естествъ въ лицѣ Богочеловѣка) и полностью испивъ его многомутную чашу, они все перемѣшали: понятія, относящіяся къ Воплощенію Сына Божіяго, они смѣшиваютъ съ богословскими понятіями, относящимися къ Святой Троицѣ; и, наоборотъ: понятія, относящіеся къ богословскимъ воззрѣніямъ о Святой Троицѣ, они смѣшиваютъ съ понятіями, относящимися къ Воплощенію Бога Слова; обѣ природы во Христѣ сводя на одну природу, они два существа сочетаютъ въ одно существо; лишая обѣ природы — Божественную и человѣческую — характерныхъ ихъ свойствъ, они опредѣляютъ, что во Христѣ находится только одна природа и одно существо; такъ что и понятія богословія (относительно Святой Троицы) не остаются поврежденными и неприкосновенными, и догматы относительно Воплощенія Христова, не пребываютъ свободными отъ ихъ евтихіанскаго, лучше же сказать, дивтихіанскаго измѣненія и смѣшенія.

7. Мы же, питомцы благочестія и противники хитросплетенія оныхъ акефаловъ, будемъ крѣпко держаться отеческихъ догматовъ, и ставъ бдительными хранителями апостольскихъ преданій, наученные принципамъ богословскаго мышленія относительно Святой Троицы, а также сознавая принципы относительно домостроительства Воплощенія Сына Божія, не будемъ вмѣстѣ съ ними смѣшивать понятія, относящіяся раздѣльно или къ тому, или къ другому; но и тому, и другому удѣлимъ долженствующее имъ и опредѣлимъ тому, и другому свое мѣсто и свое время. Такимъ образомъ пребудемъ внѣ соблазновъ и не станемъ участниками заблужденія еретиковъ, но будемъ свободными отъ безумія не православно мыслящихъ; будемъ твердо стоять въ нашей боговдохновенной вѣрѣ, непоколебимыми отъ какого-либо вѣянія со стороны злыхъ духовъ и отъ уклоненія въ лукавые помыслы, въ каковые жалкимъ образомъ впали наши противники вслѣдствіе того, что пренебрегли добрымъ стояніемъ въ вѣрѣ и перестали твердо сохранять отеческое благочестіе, и въ результатѣ сего погибли и обуреваются волнами еретическаго нечестія.

8. Итакъ, мы, прекраснымъ образомъ избѣжавшіе бездны ихъ нечестія, прочно утвердившіе наши стопы на незыблемомъ камнѣ вѣры и взошедшіе на высокую гору и, на основанія евангельскихъ и пророческихъ наставленій, крѣпко ставшіе на почву высочайшихъ догматовъ, и, насколько это въ нашихъ силахъ, а лучше сказать: насколько Богъ намъ даруетъ это, возвысивъ нашъ гласъ, воскликнемъ: «Благія возвѣщенія, благія возвѣщенія»; и еще разъ скажемъ: «благія возвѣщенія» и Троицѣ честь воздавая и воспѣвая снисхожденіе къ намъ Единаго Сущаго отъ Троицы, именно — Божія Слова. Потому что это, братіе, и есть наши благія возвѣщенія, которыя мы и пришли къ вамъ, вѣрнѣйшимъ, благовѣствовать и желаемъ вамъ возвѣстить ихъ сегодня.

Но я увѣщеваю вашу любовь, подобающимъ образомъ очистивъ себя, пріять эти наши благія возвѣщенія. Потому что эти наши священныя благія возвѣщенія не уклоняются отъ того, кто должнымъ образомъ очистилъ себя, но содѣлываютъ у него спасительную обитель для себя и исполняютъ его свѣтомъ и озареніемъ, и творятъ его святымъ Божіимъ храмомъ (хотя и) сущаго естествомъ своимъ человѣка, и дѣлаютъ его богатымъ тѣмъ, что въ немъ являетъ Себя Богъ.

Всѣ соберитесь, всѣ сойдитесь, всѣ поспѣшите, всѣ сбѣгитесь, всѣ стецытесь, всѣ другъ друга опережайте; окрылитесь, такъ чтобы вамъ и взлетѣть, и прекраснымъ образомъ найти упокоеніе у Христа; или же стопами совершайте скорѣйшее теченіе, дабы вамъ услышать небесныя благія возвѣщенія; дабы внять благимъ вѣстямъ изъ устъ повѣдающаго ихъ Ангела; дабы благоговѣйнымъ слухомъ пріять возвѣщаемое пришествіе Бога къ людямъ; дабы и мы, видя ваше стремительное стеченіе и усерднѣйшее собраніе для выслушиванія нашихъ возвышеннѣйшихъ благовѣствованій, также въ радости и въ веселіи восклицали: «благія возвѣщенія, благія возвѣщенія, благія возвѣщенія», — трикратнымъ возвѣщеніемъ благовѣствованія утверждая вѣру.

9. Потому что на основаніи сего возникаетъ Истина, и ложь никогда не получаетъ гражданскихъ правъ и невѣріе не возъимѣетъ мѣста для своего злѣйшаго входа; и нѣтъ ничего болѣе опаснаго, чѣмъ невѣріе божественнымъ словамъ. Это было причиной, на основаніи чего, іудеи пали; на основаніи чего, самаряне заблудились; на основаніи чего, эллины (язычники) пребываютъ во тьмѣ; на основаніи чего, потерпѣли крушеніе еретики тѣмъ, что не повѣрили благимъ возвѣщеніямъ Божіимъ, не оказали покорность Евангеліямъ Божіимъ, но стали врагами и противниками Божіими, мертвецами и душею, и тѣломъ, непричастными вѣчной жизни и чуждыми истиннаго свѣта. Потому что ложь, до тѣхъ поръ, пока сознательно пребываетъ ложью, никогда не постигаетъ Истину; и никоимъ образомъ мракъ, до тѣхъ поръ, пока пребываетъ мракомъ и находится внѣ свѣта, не озаряется свѣтомъ и пребываетъ совершенно лишеннымъ свѣтоноснаго озаренія. Поэтому наши озаряющія благія возвѣщенія и велегласно возвѣщаются вамъ, способнымъ принять свѣтъ; потому что они не желаютъ быть предложенными слуху невѣрующихъ, и не угодно имъ обитать въ сердцахъ людей, погруженныхъ во мракъ.

10. Итакъ, вы, какъ чада свѣта и питомцы и порожденія божественнаго свѣтолитія, выслушайте наши свѣтлыя и свѣтозарныя благія возвѣщенія. Потому что въ силу ихъ, вы уже озарены и богомудрая тайна ихъ уже возсіяла въ вашихъ озаренныхъ душахъ. Вы пріяли ее чистымъ сердцемъ и стали чадами Божіими, съ вѣрою и радостью принявъ Сына Божіяго и познавъ Его, какъ единаго нашего Спасителя. Евангелистъ говоритъ: Елицы пріяша Его, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти, вѣрующимъ во имя Его: иже не отъ крове, ни отъ похоти плотскія, ни отъ похоти мужескія, но отъ Бога родишася (Іоан. 1, 12-13). Итакъ, вы, какъ свѣтлѣйшія чада Божія, выслушайте и свѣтлѣйшія благія возвѣщенія, проистекающія отъ Бога, въ силу которыхъ вы стали чадами Божіими по благодати [21] и, отвергнувъ земное неблагородство, возъимѣли небесное благородство и, отложивъ въ сторону человѣческое происхожденіе, воспріяли рожденіе отъ Бога. Итакъ, выслушайте священныя благовѣствованія, вы, которые, на основаніи совершенной вѣры въ нихъ, удостоились божественнаго посвященія.

Какія же это наши благія возвѣщенія и какую можно ожидать отъ нихъ пользу? Съ вниманіемъ слушайте нашу рѣчь, ибо мы говоримъ самое надлежащее, какъ Самъ Онъ, нынѣ вамъ благовѣствующій, чрезъ насъ вамъ даруетъ.

11. Итакъ, Богъ, въ началѣ создавъ вселенную изъ ничего, все, что существуетъ послѣ Него и Имъ приведено въ бытіе, видимое и невидимое, чувственное (матеріальное) и духовное, небесное и земное, — затѣмъ творитъ по образу Своему человѣка, сдѣлавъ его изъ словесной (разумной) души и тѣла. Онъ его установилъ какъ образъ и подобіе Своей прекрасности (τῆς οἰϰεῖας ἀγαϑότητος), даровавъ ему жить по свободной волѣ и обитать въ божественномъ Раю; и, прекрасно создавъ его, Онъ поставилъ ему божественную и спасительную заповѣдь, сдѣлавъ это для того, чтобы вслѣдствіе того, что онъ носитъ въ себѣ образъ Божій, онъ не надмился бы, а. съ другой стороны, дабы вслѣдствіе того, что онъ созданъ по подобію Божію, онъ безразсудно не возомнилъ бы, что и по природѣ своей онъ является богомъ.

Но онъ, пріявъ отъ Бога, создавшаго его, таковые великіе дары, ибо отъ Него онъ былъ поставленъ быть царемъ надъ земной тварью; въ то же время, конечно, какъ и вся тварь, находясь подъ царствующимъ и начальствующимъ надъ нимъ Богомъ [22], не оказался на высотѣ величія полученныхъ имъ дарованій; но поспѣшаетъ захватить тождество и равенство съ Богомъ; и тварный человѣкъ возжелалъ стать богомъ, и дурнѣйшимъ образомъ возмечтавъ, по обольщенію змія, завладѣть божественными и возвышенными сверхъ-сущими вещами, оказался унесеннымъ въ смерть и истлѣніе; и люто палъ тотъ, кто желалъ похитить для себя Божіе достоинство. И это было въ высшей степени справедливо, такъ, чтобы желавшій возвыситься, былъ смиренъ крайнимъ смиреніемъ. Потому что всякъ возносяйся, смирится (Лк. 14, 11), какъ пытающійся похитить себѣ то, что Богъ не даровалъ ему. Никтоже самъ себѣ пріемлетъ честь, какъ сказалъ великій апостолъ, но званный отъ Бога (дающаго ее) (Евр. 5, 4).

12. И, вотъ, сталъ онъ подъ властью смерти, тлѣніемъ совершенно истлѣвающій, отъ земли происходящій, дерзнувшій похитить для себя честь Божію, и снова въ землю возвращающійся; сегодня плотскимъ рожденіемъ приходящій въ бытіе, а завтра плотскою смертью умирающій; сегодня видимый въ средѣ живыхъ, а завтра счисляемый среди мертвецовъ. И человѣкъ, пожелавшій совершить преступленіе противъ Бога, справедливо понесъ сей приговоръ: это приключилось ему потерпѣть въ результатѣ поступковъ, совершенныхъ имъ по его собственной волѣ и произволенію; потому что дурнымъ образомъ онъ воспользовался даромъ свободы воли, которымъ Богъ, создавшій его, почтилъ его, даровавъ ему то, что онъ носилъ въ себѣ прекраснѣйшее подобіе въ отношеніи Его и Его свѣтлый образъ. Человѣкъ погибъ по своей волѣ, ибо Богъ смерти не сотвори, не веселится о погибели живыхъ (Прем. Сол. 1, 13).

И сталъ, по-истинѣ, весьма несчастнымъ и жалкимъ тотъ, кто былъ нѣкогда счастливѣйшимъ, когда онъ являлся хранителемъ Рая, когда былъ поставленъ быть первымъ обитателемъ Рая, когда имѣлъ жизнь свободную отъ трудовъ и тяготъ, когда проводилъ жизнь не имѣя нужды въ одеждѣ, не чувствовалъ срама, потому что въ то время и тѣло, и душа его были прекрасными и непорочными, когда не подвергался нападкамъ страстей, когда не испытывалъ страданія отъ болѣзней, когда былъ чуждъ рабства человѣка человѣку, когда былъ свободенъ отъ насилія варваровъ, когда не слышалъ требованій со стороны взимателей налоговъ, когда не имѣлъ нужды встрѣчаться съ ростовщиками, когда не страшился стать разорваннымъ дикими звѣрями, когда обладалъ полнымъ благоденствіемъ, когда вкушалъ райскіе плоды, когда изобильно наслаждался всѣми благами, когда воспринималъ Божія свѣто-озаренія, когда самъ, будучи тварью, онъ царствоваль надъ земными тварями, когда носилъ въ себѣ образъ Божій и чудеснымъ образомъ былъ украшенъ подобіемъ Божіимъ.

И, вотъ, послѣ того, какъ онъ нарушилъ спасительную Божію заповѣдь [23], онъ, какъ чуждый прежней славы, сразу же изгоняется изъ Рая и возвращается вновь въ землю, какъ ставшiй смертнымъ по причинѣ грѣха, и вслѣдствіе большаго неразумія, уподобляется скотамъ, потерявъ оную первичную честь, которой его украсилъ создавшій его Богъ. И такимъ образомъ, затѣявшій насильственно обогатиться Божественностью, становится рабомъ тлѣнію, и смерти, и страстямъ.

13. Но создавшій и приведшій его раньше изъ небытія въ бытіе, увидѣвъ его въ такомъ (бѣдственномъ) положеніи, сжалился надъ нимъ и, сжалившись, помиловалъ его; и, помиловавъ, милосердствуетъ о немъ; и, умилосердившись, какъ человѣколюбецъ, — потому что Онъ благъ и человѣколюбецъ, — по Своему божественному милосердію побуждается къ тому, чтобы спасти его, призвать его въ первичную его славу и достоинство, и исполняетъ Свой древній и вмѣстѣ съ этимъ человѣколюбивый замыселъ (планъ), который съ древнихъ поръ Онь человѣколюбиво замыслилъ. Потому что Онъ, какъ Создатель, не снесъ того, чтобы видѣть Свое твореніе гибнущимъ и погибающимъ въ землѣ и истлѣніи.

14. И что это за планъ, который Богъ замыслилъ для спасенія и искупленія людей? — Да возвѣститъ это чудесный Исаія, который, предсказывая и безсѣменное зачатіе Бога, и предвѣщая дѣвственное рожденіе Его, воспѣвая Богу благодарственную пѣснь за исполненіе сего божественнаго замысла, воскликнулъ: Господи Боже мой, прославлю Тя, воспою имя Твое, яко сотворилъ еси чудная дѣла, совѣтъ древній истинный: да будетъ. Яко положилъ еси грады твердыя въ персть, еже пасти основаніямъ ихъ, нечестивыхъ градъ да не созиждется во вѣкъ. Сего ради благословятъ Тя людіе нищіе, и гради человѣковъ обидимыхъ возблагословятъ Тя. Былъ еси всякому граду смиренному помощникъ, и изнемогающимъ за оскуденіе покровъ, отъ человѣкъ злыхъ избавиши ихъ (Ис. 15, 1-4).

Вотъ, это и являются, братіе, Божественныя благія возвѣщенія; это мы вамъ и благовѣствуемъ сегодня, но уже не какъ имѣющее сбыться въ будущемъ, но какъ уже божественнымъ образомъ сбывшееся и спасшее человѣка отъ осудительнаго приговора и возведшее его въ первобытную его славу, и блаженство, и сотворившаго его, какъ это и было прежде, другомъ Божіимъ.

15. Какимъ же образомъ осуществляется Богомъ наше спасеніе, или, какимъ образомъ совершается наше воззваніе? Внимательно и вдумчиво слушайте (потому что это принадлежитъ мудрости и премудрости, и превосходитъ всякую человѣческую мудрость [24], вникая въ Божественный замыселъ и въ достоинство Божественнаго возвѣщенія.

Создавшій въ началѣ человѣка и по образу Своему сотворившій его, не иначе судитъ спасти человѣка и искупить Свой образъ, какъ только такъ, чтобы Самому стать по естеству человѣкомъ и, облекшись въ плоть, Свой образъ содѣлать Своей одеждой. На основаніи сего, несмѣшиваемые элементы смѣшиваются; на основаніи сего, несліянно смѣшиваются несливаемые другъ съ другомъ элементы; на основаніи сего, соединяются другъ съ другомъ элементы несоединяемые другъ съ другомъ; на основаніи сего, связываются другъ съ другомъ элементы не могущіе быть связанными другъ съ другомъ въ одно цѣлое; на основаніи сего, божественное становится человѣческимъ, дабы человѣческое сдѣлать божественнымъ (Θειότερα); на основаніи сего, Божіе Слово, оставаясь Богомъ и Божіимъ Словомъ, становится матеріей (παχύνεται — «уплотняется», «огустеваетъ»); на основаніи сего, Несотворенный, какъ Рожденный отъ несотвореннаго Бога, оставаясь несотвореннымъ, становится тварью; на основаніи сего, Вышній возвѣщается какъ смиренный, и Невидимый зрится какъ видимый, и Неосязаемый осязается, и Безтѣлесный приходитъ въ тѣлѣ, и Безплотный описуется во плоти, и Безстрастный проповѣдывается какъ подверженный страданіямъ, и Имѣющій безсмертное естество возвѣщается какъ по-естеству смертный, — дабы человѣческое естество, подверженное страстямъ (и страданіямъ) и смерти, возвести въ свѣтлое безсмертіе и безстрастіе, и человѣка, ставшаго врагомъ и противникомъ Божіимъ, примирить съ Богомъ и Отцомъ.

16. И какимъ образомъ это исполняется, совершается и приводится въ самое дѣло? Ибо это поразительно и вызываетъ священный трепетъ, и для ушей людей, которые думаютъ человѣческими нормами постигнуть то, что — божественнѣйшее, представляется невѣроятнымъ. Но въ отношеніи того, что возвѣщаетъ Богъ, тамъ человѣческая расцѣнка не дѣйствительна. Ибо для Бога все то, что Онъ бы возжелалъ совершить, является легкимъ, возможнымъ и безъ труда достижимымъ. И это является яснѣйшимъ и отличительнымъ знаменіемъ Божественной силы, которое совершенно не присуще тварной природѣ, поэтому, Божественныя дѣла — чудесны и поразительны и выше человѣческой природы и превосходятъ всякую силу, присущую твари. Какимъ же образомъ это осуществляется и приводится къ прекрасному концу? Этому насъ ясно научаетъ боговдохновенный Лука, описывая намъ наисвященное изъ всѣхъ священныхъ бывшихъ намъ благихъ извѣщеній, (дѣлая это для того) дабы никто не оказалъ недовѣрія величію вещи; дабы никто, самъ будучи немощнымъ и безсильнымъ и не способнымъ принять всякое дѣло, въ которомъ сильнѣе сказывается Божіе всемогущество [25], ошибочно не посчиталъ, что Богъ безсиленъ это совершить. Вы недавно слышали, что онъ возвѣщаетъ, именно: Въ мѣсяцъ шестый посланъ бысть Ангелъ Гавріилъ отъ Бога во градъ Галилейскій, емуже имя Назаретъ, къ Дѣвѣ обрученной мужеви, емуже имя Іосифъ, изъ дому Давидова: и имя Дѣвѣ, Маріамъ (Лук. 1, 26-27). Ты слышишь, что Богъ его послалъ, и все же ты хочешь не вѣрить вещи? — О, не не вѣруй Божіему велѣнію, но лучше благочестивѣйшимъ образомъ вѣруй въ то, что все, что Богъ пожелалъ бы сдѣлать, Онъ весьма силенъ исполнить это. И отъ кого иного могъ быть посланъ Ангелъ, какъ, конечно, только отъ Бога, создавшаго его и приведшаго изъ небытія въ бытіе, какъ сотворившаго и все ангельское естество? Итакъ, если мы сознаемъ, что это — Богъ, Кто его послалъ, и возвѣщается, что посланный былъ Ангелъ, то какъ же можетъ быть не истиной то, что онъ возвѣщаетъ? Пусть всѣ чудятся сему и никто да не не вѣруетъ возвѣщенiю, сознавая могущество Божіе, какъ по-истинѣ всемогущее и всесильное.

17. Что же посланный блаженнѣйшій Ангелъ говоритъ Неискусомужной Дѣвѣ? Или какимъ образомъ возвѣщаетъ Ей явленіе такихъ великихъ благихъ возвѣщеній? И что порождаетъ, посредствомъ Нее, сіе таковое великое Божіе дѣло? Онъ говоритъ Ей: Радуйся Благодатная, Господь съ Тобою (Лук. 1, 28).

Вѣстникъ радости начинаетъ свою рѣчь къ Ней съ радости. Ибо онъ знаетъ и вѣдаетъ, что всѣмъ людямъ, и въ равной мѣрѣ и всей твари, его возвѣщеніе будетъ источникомъ радости и прекращеніемъ великой печали, потому что онъ знаетъ, что на основаніи сей Божіей тайны весь міръ озарится; знаетъ, что мракъ заблужденія разсѣется; знаетъ, что жало смерти притупится; знаетъ, что сила тлѣнія истлѣетъ; знаеть, что адова побѣда будетъ отнята отъ него; знаетъ, что погибшій человѣкъ, который съ древнихъ поръ сталъ рабомъ тѣхъ вещей, вслѣдствіе которыхъ лишился райскаго наслажденія и былъ изгнанъ изъ тамошняго блаженнаго жительства, будетъ спасенъ. И поэтому онъ ставитъ радость въ видѣ предисловія къ своимъ благимъ возвѣщеніямъ, посему начинаетъ свои слова съ радости, и посему, радость предшествуетъ симъ благимъ возвѣщеніямъ, что радость имѣетъ быть всѣмъ вѣрнымъ вслѣдствіе грядущихъ событій. Потому что онъ знаетъ, что Божественныя возвѣщенія слѣдуетъ начать со словъ приносящихъ радость, вѣдая результатъ своихъ благихъ возвѣщеній, и то, что его слова, имѣющія сбыться, принесутъ всемірную радость.

18. Какую радость и какое отрадное чувство не превзойдетъ оное вѣщаніе Ангела, бывшее къ Блаженной Дѣвѣ, сущей Матери радости? — Радуйся, о, Родоначальнице пренебесной радости! Радуйся, о, Мати высочайшей радости! Радуйся, Основоположнице (μητρόπολις) спасительной радости! Радуйся, Виновнице безсмертной радости! Радуйся, неизреченной радости таинственной Пристанище! Радуйся, несказанныя радости достоудивляемая Ниво! Радуйся, неизсѣкаемыя радости всеблаженный Источниче! Радуйся, вѣчной радости богоносное Сокровище! Радуйся, живоносной радости благоцвѣтущее Насажденіе! Радуйся, неневѣстная Божія Мати! Радуйся, Дѣво, по рождествѣ пребывшая нетлѣнная! Радуйся, изъ всего чудеснаго наичудеснѣйшее Зрѣлище! Кто возможетъ выразить Твою лучезарность? Кто возьметъ на себя возвѣстить Твою чудесность? Кто возъимѣетъ дерзновеніе повѣдать Твое величіе? — Ты украсила человѣческое естество; Ты превзошла Ангельскіе чины; Ты затмила сіяніе Архангеловъ; первенствующее мѣсто Престоловъ Ты явила на второмъ мѣстѣ; возвышенное мѣсто Господствій Ты показала уступающимъ Твоей высотѣ; превосходство Началъ Ты опередила; могущество Властей Ты явила уступающимъ Тебѣ; силу Силъ Ты пересилила большей силой; многоочитыхъ Херувимовъ Ты превзошла Своими земными очами; шестокрылость Серафимовъ Ты превысила Своими богодвижными крылами души; и Ты возвысилась выше всей твари, какъ сіяющая чистотою паче всей твари и пріявшая Творца всей твари, и чревоносившая Его и родившая Его, и изъ всей бывшей твари ставшая Матерью Божіей.

19. Поэтому я вѣщаю Тебѣ: Радуйся Благодатная, поелику паче всей твари Ты стала благодатной и поелику я сознаю и вѣдаю причину для такой радости и благодати въ Тебѣ; посему, взывая и вѣщая, я приношу Тебѣ: Господь съ Тобою. Господь, Который, какъ Творецъ, господствуетъ надъ всей тварью; съ Тобою же — какъ Содержащійся въ нѣдрахъ Твоихъ и чревоносимый въ неизреченномъ Твоемъ чревоношеніи. Господь съ Тобою: Рожденный въ вѣчности отъ Отца и вмѣстѣ съ Отцемъ всегда зримый; съ Тобою же — нынѣ въ зачатіи Его Тобою и чудеснымъ образомъ ставшій отъ Тебя плоть. Господь съ Тобою: сначала имѣющій первое рожденіе въ вѣчности; а второе рожденіе нынѣ принимающій отъ Тебя. Господь съ Тобою: вмѣстѣ съ Отцемъ господствующій надъ всею тварью; отъ Тебя же облагающійся въ образъ раба и освобождающій человѣческое естество отъ рабства (грѣху и діаволу). Потому что ради того, чтобы раба явить по благодати господиномъ, Господь становится рабомъ. Господь съ Тобою: Сущій прежде, по-истинѣ, внѣ всякой твари; а нынѣ зрится вмѣстѣ съ Тобою, сотворенной, и посредствомъ Тебя становится въ числѣ твари: потому что Несотворенный создается въ Тебѣ, и отъ Тебя, какъ сотворенный, приходитъ Создатель. Я вижу, что въ Тебѣ Несотворенный создается какъ тварь, и созерцаю, что Безплотный сталъ плоть.

20. Посылающій меня къ Тебѣ, о, Дѣво, на небѣ былъ Безплотный и Безтѣлесный; здѣсь я вижу, что Онъ становится плоть и тѣло. На небѣ — Несотворенный и отдѣленный отъ всякой твари [26]; здѣсь же я обрѣтаю, что Онъ въ Тебѣ, Дѣвѣ, становится неизмѣнно [27] Созданіемъ и тварью. На небѣ я Его видѣлъ Богомъ отнюдь не причастнымъ человѣческому естеству (потому что какъ бы можно было видѣть человѣческое естество на небѣ? — Пусть Оригены опять не болтаютъ; пусть Дидимы снова не безумствуютъ; пусть Евагріи не бѣснуются, разсказывая пустыя сказки и заодно съ отвратительными Еллинами выдумывая предсуществованіе душъ) [28]; здѣсь же я Его вижу неизмѣнно становящимся человѣкомъ, и чудо созерцаю въ чудѣ: что Онъ есть и Богъ неизмѣнный и Человѣкъ есть необъяснимый: сугубый по естеству, но не сугубый по-ѵпостаси: имѣя одно и то же Лицо, познаваемый же въ двухъ природахъ; ни, по причинѣ сущихъ въ Немъ двухъ естествъ, раздѣляемый; ни, по причинѣ того, что обѣ ѵпостаси, изъ которыхъ Онъ состоитъ (Божеской и человѣческой), составляютъ одну и ту же, единую и нераздѣльную Ѵпостасть, производящій смѣшеніе оныхъ естествъ; ни къ числу Лицъ Небесной Троицы, начальствующей надъ всемъ, прибавляющій число въ Ней Лицъ; и, обрѣтаю, что Онъ — и человѣкъ среди людей и въ то же время — Богъ; и я удивляюсь величію чуда.

21. Радуйся Благодатная, Господь съ Тобою. И что можетъ быть выше этой радости, о, Мати и Дѣва? И что могло бы быть больше той радости, которую Ты единственная получила въ удѣлъ отъ Бога? и что можетъ быть отраднѣе и свѣтлѣе? — Все уступаетъ Твоему чуду; все уступаетъ Твоей благодати; все наіизбранное уходитъ на второе мѣсто и занимаетъ меньшій удѣлъ славы. Богъ — съ Тобою; — кто же дерзнетъ соревноваться съ Тобою? Богъ — отъ Тебя; кто же сразу не уступитъ и еще больше, радуясь, не предоставитъ Тебѣ первое мѣсто и превосходство? Поэтому, видя Твое преимущество надъ всѣми созданіями, я возвѣщаю Тебѣ величайшія вещи. Радуйся Благодатная, Господь съ Тобою. Потому что отъ Тебя проистекаетъ радость не только для людей, но даруется она также и Небеснымъ Силамъ.

22. По-истинѣ, Благословенна Ты въ женахъ: потому что Ты обратила въ благословеніе то проклятіе, которое заслужила Ева; потому что Ты сдѣлала то, что Адамъ, подвергнувшійся проклятію, нынѣ, благодаря Тебѣ, получилъ благословеніе. По-истинѣ, Благословенна Ты въ женахъ: потому что, благодаря Тебѣ, на всѣхъ людей простерлось благословеніе Отчее и освободило ихъ отъ древняго проклятія. По-истинѣ, Благословенная Ты въ женахъ: потому что, благодаря Тебѣ, спасаются Твои Прародители: ибо Ты родишь Спасителя, содѣлывающаго имъ божественное спасеніе. Воистину, Благословенна Ты въ женахъ: потому что Ты безсѣменно произрастила Плодъ, дарующій благословеніе всей землѣ и освобождающій ее отъ проклятія произрастать терніи. Воистину, Благословенна Ты въ женахъ: потому что, будучи естествомъ женщиной, Ты станешь самой Богородицей. Ибо, если Имѣющій родиться отъ Тебя, является по-истинѣ воплотившимся Богомъ, то и Ты справедливымъ образомъ речешься Богородицей, какъ по-истинѣ родившая Бога.

23. Но Блаженная и боговдохновенная Дѣва, видя божественнаго Ангела, такимъ образомъ къ Ней пришедшаго и съ такими словами обращающагося къ Ней, смутилась въ Своей святой душѣ, и стала внимательно обдумывать въ Себѣ и искать отвѣта: что обозначаютъ реченныя Ей слова Ангела? Потому что Она удивилась и поразилась тому, какъ Ангелъ Ее привѣтствовалъ. Потому что говорится (въ Евангеліи): Она же видѣвши смутися о словеси его, и помышляше, каково будетъ цѣлованіе сіе. Она была, да, была полна и человѣческой мудрости и ничего изъ реченнаго Ей не оставила безъ того, чтобы подвергнуть изслѣдованію. Потому что Она страшилась и боялась, зная объ обольщеніи, которому нѣкогда подверглась Ева, опасаясь дабы и Ее, какъ и ту, не прельстилъ опять обольстительный змій; и посему все Она благоразумно подвергла испытанію, дабы не случилось, чтобы бесѣда змія и Ее не отстранила отъ божественнаго свѣта.

24. Видя же Ее находящейся въ такомъ состояніи, посланный къ Ней пренебесный Ангелъ освобождаетъ Ее отъ какого бы то ни было страха и боязни, и отстраняетъ всякое безпокойство и волненіе, и обращается къ Ней съ великой радостью и милостью и ласковостью. — Не бойся, Маріамъ: я — не подобенъ тому, кто прельстилъ Твою Праматерь; я — не подобенъ тому, кто нѣкогда сгубилъ (или: «обманулъ») человѣка; я — не подобенъ тому, кто прежде отъ твоихъ Прародителей отнялъ райское наслажденіе; я — не подобенъ тому, кто лишилъ человѣка блаженной жизни и сочеталъ его съ этимъ (земнымъ) многоболѣзненнымъ прозябаніемъ; я — не подобенъ тому, кто, движимый завистью, породилъ смерть и всѣхъ людей сдѣлалъ смертными; я — не подобенъ тому, кто всѣхъ людей, бывшихъ на землѣ, которыхъ создала рука Божія, сотворилъ преступниками Божіей заповѣди и тѣмъ самымъ обратилъ ихъ снова въ землю; я — не подобенъ тому, кто Адама, который сначала былъ другомъ Божіимъ, затѣмъ явилъ врагомъ Божіимъ.

Я — Ангелъ Бога Вседержителя, и являюсь Архистратигомъ ангельскихъ силъ, и среди Ангеловъ Божіихъ нарекаюсь: «Гавріиломъ». И говорить съ Тобою, непорочной и пречистой Дѣвой, я — посланъ отъ Бога Отца, Вседержителя, дабы возвѣстить Тебѣ сошествіе въ Тебя Его Единороднаго Сына, — Приведшаго все въ бытіе и призвавшаго все изъ небытія (или: изъ ничего) въ бытіе, — и имѣющее произойти въ Тебѣ Его славное зачатіе и Его всепревосходящее воплощеніе отъ Тебя и чудеснѣйшее чревоношеніе въ Тебѣ и непостижимое Его рожденіе отъ Тебя.

Благодаря сему, всѣ изощренія врага рушатся; благодаря сему, всѣ коварные замыслы врага вмѣстѣ съ нимъ, изыскателемъ ихъ, разрушаются; благодаря сему, человѣкъ спасается и возстаетъ отъ смертнаго тлѣнія; благодаря сему, ночь заблужденія проходитъ; благодаря сему, человѣкъ, ставшій изгнанникомъ изъ рая, снова водворяется въ раю; благодаря сему, человѣкъ, лишившійся, въ результатѣ совѣта змія, дружбы съ Богомъ, снова становится другомъ Божіимъ. И поэтому Тебѣ, о, Блаженнѣйшая Дѣво и будущая Родительница Бога и Спасителя всѣхъ, я взываю: Радуйся Благодатная, Господь съ Тобою: благословенна Ты въ женахъ: тѣмъ, что Ты была достойна получить такія великія вещи; тѣмъ, что и радость небесная отъ Тебя произойдетъ для міра, и благодаря Тебѣ источается людямъ божественное благословеніе, притупляющее силу древняго проклятія.

25. И самъ я, о, Богоматерь, хвалю Твою твердость и всецѣло одобряю Твое благоразуміе, сказывающееся въ томъ, что Ты боишься ловушекъ обманщика; что Ты боишься ухищреній лютаго человѣконенавистника; что Ты опасаешься тайныхъ стрѣлъ діавола; что Ты испытываешь тревогу и устрашаешься всевозможныхъ и по-истинѣ смертоносныхъ вѣяній змія, (боясь) дабы не приключилось Тебѣ оказаться въ положеніи Евы.

Не бойся, Маріамъ: обрѣте бо благодать отъ Бога, негибнущую; Ты обрѣла у Бога благодать преславную; Ты обрѣла у Бога благодать вождѣленную; Ты обрѣла у Бога благодать пресвѣтлую; Ты обрѣла у Бога благодать спасительную; Ты обрѣла у Бога благодать не оскудѣвающую; Ты обрѣла у Бога благодать незыблемую; Ты обрѣла у Бога благодать непобѣдимую; Ты обрѣла у Бога благодать вѣчную.

И хотя прежде Тебя бывали святые, однако никто изъ нихъ не былъ до такой степени исполненъ благодати, какъ — Ты; никто не былъ настолько полонъ божества, какъ — Ты; никто не былъ такъ украшенъ святостью, какъ — Ты; никто не былъ такъ возвеличенъ, какъ — Ты, никто не былъ такъ предъочищенъ, какъ — Ты; никто не былъ такъ осіянъ свѣтомъ, какъ — Ты; никто не былъ такъ озаренъ, какъ — Ты; никто такъ не возвысился, какъ — Ты. Потому что никто такъ не приблизился къ Богу, какъ — Ты; и никто такъ не обогатился Божіими дарами, какъ — Ты; никто не получилъ столько благодати отъ Бога, какъ — Ты. Все прекрасное, что когда-либо было достигнуто людьми, Ты превзошла; всѣ дарованія, данныя отъ Бога кому-либо Ты превозвысила; потому что преимущественнѣе всѣхъ Ты обогатилась стать Обителью Божіею; никто до такой степени, какъ Ты, возмогъ вмѣстить въ себѣ Бога; никто до такой степени не былъ силенъ принять въ себѣ Бога; никто до такой степени не удостоился такого озаренія отъ Бога. И посему не только Ты приняла въ Себѣ Бога, Творца всѣхъ и Владыку, но Ты уже имѣешь Его въ Себѣ, чудеснымъ образомъ воплощаемаго и чревоносимаго Тобою, а послѣ сего имѣющаго родиться и освободить всѣхъ людей отъ прародительскаго осужденія и даровать имъ спасеніе, которому не будетъ конца.

26. И посему я воззвалъ къ Тебѣ и снова усиленно скажу: Радуйся, Благодатная, Господь съ Тобою: благословенная Ты въ женахъ. Не волнуйся, слыша мои слова; не бойся, вникая въ значеніе моей бесѣды съ Тобою; я не приношу губительнаго обмана людямъ; я не пришелъ для того, чтобы въ моихъ со-рабахъ вызвать зависть, эту родительницу смерти; отложи всякую тревогу въ Твоемъ сердцѣ; отжени отъ Себя всякое колебаніе; отвергни всякій страхъ въ душѣ; я пришелъ къ Тебѣ не устрашающимъ, хотя для всѣхъ иныхъ я являюсь весьма страшнымъ; я не предсталъ въ достоинствѣ моего величія; потому что мнѣ извѣстно: Кому предстоя, я говорю; знаю: къ Кому я посланъ отъ Бога; вѣдаю: Кому служить я назначенъ.

Напротивъ, это я, созерцая Тебя, испытываю волненіе и исполняюсь страхомъ и трепетомъ; напротивъ, это — я изумляюсь Твоему величію и бываю одержимъ великой боязнью; я страшусь величію Твоей благодати; я поражаюсь Твоему сіянію. Я есмь рабъ Божій и служитель; Ты же — Матерь Божія, Матерь моего Владыки и Творца; Ты — и Родительница и Кормительница Своею дѣвственною грудью Того, Кто всякой плоти даетъ пищу во благовременніи (Пс. 144, 15). Я — слуга Божій и отвѣтственный исполнитель Его воли; Ты же Самого Бога имѣешь плотію обитающаго въ Твоемъ чревѣ и какъ Жениха, происходящаго отъ Тебя и всѣмъ удѣляющаго радость и всѣмъ дарующаго божественное озареніе. Потому что въ Тебѣ, о, Дѣво, Богъ — какъ бы на нѣкоемъ чистѣйшемъ и сіяющемъ небѣ — положи селеніе Свое (Пс. 18, 5); и отъ Тебя яко Женихъ отъ чертога Своего исходитъ; и, подражая теченію исполина, пройдетъ въ жизни путь, имѣющій быть спасительнымъ для всѣхъ живущихъ, и простирающійся отъ одного края небесъ до другого, и исполняющій вселенную божественною теплотою и вмѣстѣ съ этимъ и озареніемъ живительнаго свѣта [29].

27. На этомъ основаніи я снова приношу Тебѣ этотъ блаженный призывъ къ радости: Радуйся, Благодатная, Господь сь Тобою. Я пришелъ, принося людямъ радость, а не — губительный ужасъ: я являюсь служителемъ радости, а не — слугою печали; я — посланникъ радости, а не — возвѣститель скорби. Зачѣмъ же Ты страшишься меня, кто, напротивъ, самъ полонъ благоговѣйнаго страха предъ Тобою? Почему испытываешь нерѣшительность передъ тѣмъ, кто самъ робко взираетъ на Твое достоинство? Зачѣмъ чувствуешь боязнь передъ мною, кто благоговѣетъ предъ Твоимъ сіяніемъ? Я являюсь рабомъ и малѣйшимъ служителемъ Твоего Чада и Порожденія. Онъ меня, не бывшаго въ бытіи, сотворилъ; Самъ послалъ меня изъ небесной области къ Тебѣ для того, чтобы объявить Тебѣ Его приносящее радость Пришествіе; я возвѣщаю Тебѣ Его неописуемое зачатіе; сообщаю Тебѣ Его несказуемое воплощеніе; сказую Тебѣ Его рождество, сущій источникъ всякой радости.

28. И посему я говорю Тебѣ, Всепѣтая Дѣво: Не бойся, Маріамъ, обрѣте бо благодать отъ Бога. Ты обрѣла благодать, каковую не обрѣла еще ни одна женщина изъ всѣхъ женщинъ въ совокупности; Ты обрѣла благодать, каковую еще никто не вѣдалъ; Ты обрѣла благодать, каковую еще никто не воспринималъ.

И каковая это — благодать? — Выслушай: Се зачнеши во чревѣ, и родиши Сына, и наречеши имя Ему Іисусъ. Сей будетъ велій, и Сынъ Вышняго наречется: и дастъ Ему Господь Богъ престолъ Давида отца Его: и воцарится въ дому Іаковли во вѣки, и царствію Его не будетъ конца.

Возвѣстить Тебѣ это я посланъ съ неба; ясно сообщить Тебѣ эту благую вѣсть послало меня (сегодня) къ Тебѣ имѣющее родиться отъ Тебя Слово Отчее, заповѣдуя мнѣ словами и рѣчами объявить Тебѣ; такъ повѣдать Тебѣ велѣлъ мнѣ Единородный Сынъ Отчій. На верху (на небѣ) Онъ поручилъ мнѣ посольство къ Тебѣ: а я вижу, что Онъ (уже) обитаетъ въ Тебѣ, Дѣвѣ. Вѣченъ былъ Тотъ, Кто къ Тебѣ, Дѣвѣ пришелъ; внѣ времени былъ Тотъ, Кто во времени Тобою зачинается; безплотенъ былъ Тотъ, Кто отъ Тебя имѣетъ родиться во плоти; неописуемъ былъ Тотъ, Кто въ Тебѣ пріемлетъ описуемость (матеріальную форму).

29. Се зачнеши во чревѣ. Но не думай, о, Дѣво, что Твое зачатіе будетъ подобно зачатію, бывающему у иныхъ женщинъ. Вотъ, Ты пріимешь во чревѣ зачатіе безсѣменное, зачатіе несказанное, зачатіе неизреченное, зачатіе отъ Бога содѣланное, которое произошло не отъ схожденія съ мужемь, но зачатіе, которое никто изъ людей объяснить не въ силахъ. Потому что какимъ образомъ рожденные по законамъ природы возмогутъ объяснить то, что — выше природы? Итакъ, когда Твое зачатіе является превышающимъ естество, то не изслѣдуй его нормами природныхъ понятій.

Родиши же Сына, Который не только подвластенъ времени и смерти, но сверхъ того, — Который и вѣченъ и выше всего временнаго. И родиши Сына, Который не только видимъ во плоти, но, сверхъ того, Который — и безплотенъ. И родиши Сына, Который является не только Твоимъ, Дѣвы, Сыномъ, но познается, сверхъ того, и какъ Сынъ Божій. И родиши Сына, Который познается не только какъ Человѣкъ, но и какъ вѣруемый истинный Богъ. И родиши Сына, Который не нуждается въ томъ, чтобы кто иной Его спасъ, но Который Самъ даруетъ спасеніе всѣмъ человѣкамь. И — посему — наречеши имя Ему Іисусъ: каковое имя въ переводѣ означаетъ: «Спаситель». Потому что долженствуетъ, Дѣво, чтобы родившійся отъ Тебя Спаситель всѣхъ, тѣмъ самымъ и имя имѣлъ «Іисусъ», т.е. — «Спаситель»; дабы и на основаніи самаго имени Его была явлена сила (или: назначеніе) Рожденнаго, и спасительное рождество Твоего Сына было знаменательно для всѣхъ людей.

30. Сей будетъ велій, какъ Великаго Совѣта Ангелъ нареченный, и — какъ Богъ крѣпкій воспѣваемый, и славимый, какъ Чуденъ Совѣтникъ Отчій, и являемый, какъ Князь міра, какъ Творецъ, Властелинъ надъ всей тварью и примиряющій небесное съ земнымъ. Потому что успѣхи Своего Начальства Онъ носитъ на рамѣ Его и рукахъ; потому что Онъ достигаетъ успѣховъ не благодаря силѣ кого-либо иного, но Своею собственной, источая всѣмъ мірное устроеніе. Но Онъ также — и Отецъ будущаго вѣка: единый отъ единаго Отца, Родителя Рожденный и явившійся Отцемъ будущаго вѣка и прежде всѣхъ вѣковъ славимый со Отцемъ Своимъ. Объ этомъ, предваривъ, Исаія пророчески возвѣстилъ, говоря: Отроча родися намъ, Сынъ, и дадеся намъ: Твой Сынъ, о, Дѣво, Котораго рожденіе я возвѣщаю Тебѣ; Егоже начальство бысть на рамѣ Его, и нарицается имя Его: велика Совѣта Ангелъ, чуденъ, Совѣтникъ, Богъ крѣпкій, Властелинъ, Князь міра, Отецъ будущаго вѣка (Ис. 9, 6).

Сей будетъ велій: это говорю не въ томъ смыслѣ, что въ настоящее время Онъ, не будучи великимъ, впослѣдствіи станетъ великимъ; но — въ томъ: что, будучи всегда великимъ, Онъ и пребудетъ великимъ. Потому что познаваемый но Своему естеству, какъ Сынъ великаго Бога и Отца, и Самъ Онъ опредѣляется какъ «великій», и будетъ возвѣщенъ, какъ Богъ по Своему естеству: ибо, будучи единосущнымъ съ Богомъ, Своимъ Родителемъ, Онъ полностью возъимѣетъ также и тождество съ Тобою въ отношеніи (воспринятой Имъ человѣческой) природы. Потому что Богъ не могъ бы когда-либо родить Сына, Который былъ не равнымъ или не подобнымъ Ему въ отношеніи Божественной природы, но — полностью во всемъ единосущнаго Ему и во всемъ подобнаго Ему, и во всѣхъ свойствахъ, присущихъ естеству, тождественнаго съ Нимъ.

31. Сей будеть велій, и Сынъ Вышняго наречется. Потому что, по-истинѣ, Онъ — всегда великъ именуется: Сыномъ Вышняго, какъ отъ Самого великаго Бога рожденный и возвѣщаемый какъ Сынъ Его Единородный. Говорю же: «будетъ» и «наречется» не въ томъ смыслѣ, что теперь Онъ не есть Таковой; не подозрѣвай такъ; но — говорю это по причинѣ чудеснѣйшаго рождества Его и плотского вочеловѣченія отъ Тебя. Слова же «будетъ» и «наречется» являются выраженіями связанными съ понятіемъ времени; и поелику Онъ сталъ человѣкомъ, подобнымъ вамъ, и подобно вамъ, по-истинѣ, вырастающимъ въ Своемъ возрастѣ, то и помянутыя слова [30] употреблены въ будущемъ времени, какъ относящіяся къ Его человѣческому естеству.

Въ этомъ же смыслѣ слѣдуетъ понимать и послѣдующія слова: — Дастъ Ему Господь Богъ престолъ Давида отца Его: и воцарится въ дому Іаковли во вѣкъ, и царствію Его не будетъ конца. Потому что все это возвѣщается ради имѣющаго быть отъ Тебя Его рожденія во плоти. Потому что если ради васъ Онъ явился Человѣкомъ во всемъ подобнымъ вамъ, то Онъ и принялъ на Себя также и всѣ человѣческія свойства, такъ чтобы и слышать о Себѣ, какъ о человѣкѣ, и быть подверженнымъ человѣческой судьбѣ, дабы не показаться призрачнымъ для слушающихъ Его, или не представиться не реальнымъ для видящихъ Его; но (принялъ Онъ всѣ человѣческія свойства), дабы самыми вещами явить вамъ величіе Своего истиннаго сошествія къ вамъ; дабы представить вамъ явные признаки Своего, бывшаго ради васъ, Воплощенія. Потому что, какимъ образомъ человѣкъ, который не явился участникомъ земного рожденія и не носилъ бы въ себѣ земного, смиреннаго (уничиженнаго) состоянія, потому что можетъ быть смиреннѣе праха? [31], будетъ или великимъ, или наречется истиннымъ Сыномъ Вышняго? или какимъ образомъ наслѣдуетъ несмѣняемый преемниками тронъ Давида? или какимъ образомъ воцарится въ домѣ Іакова навсегда и царство Его не возъимѣетъ конца? [32] Потому что въ таинственномъ смыслѣ подъ «Давидомъ» и «Іаковомъ» подразумѣвается Самъ Христосъ. Потому что Самъ Онъ является «могущественной рукою», т.е. «силою» [33], и низложилъ вашихъ враговъ и даровалъ вамъ побѣду надъ ними. Его помощью и тѣ изъ людей, которые вѣруютъ въ Него, по справедливости восхитятъ первенство отъ древняго іудейскаго народа, и плоды первородства, которые въ теченіе долгаго времени принадлежали ему, получатъ для себя, какъ прекрасно увѣровавшіе Христу.

Но Онъ, Сущій по Своему естеству вѣчный и имѣющій непостижимое рожденіе отъ Отца, нынѣ, по причинѣ богомудраго воплощенія отъ Тебя, имѣетъ — говорится — воспріять эти положенія, дабы тѣ свойства, которыми Самъ Онъ обладаетъ на основаніи Своего безсмертнаго естества, Онъ по Божественной благодати возмогъ даровать и вамъ, съ которыми, по Своему человѣколюбію, Онъ сроднился и сталъ одной природы съ вами, согласно воспринятой Имъ отъ Тебя плоти, подверженной страданіямъ и смерти.

32. Но Дѣва и Всенепорочная и Превосходящая всякую тварь, пріявшая Бога въ Своемъ чревѣ, — услышавъ о Божественномъ зачатіи и узнавъ о чудесномъ чревоношеніи и получивъ благовѣстіе относительно поразительнаго рождества, чудясь реченному Ей и зная женское естество и сравнивая съ зачатіемъ, происходящимъ у женщинъ по естественнымъ законамъ, и принимая во умъ роды, бывающіе у нихъ, какъ никогда не бывающіе безъ схожденія съ мужемъ, и въ то же время видя Себя неприкосновенной и не вкусившей такого общенія даже и въ Своихъ мысляхъ, говоритъ Архангелу Гавріилу, возвѣщающему Ей таковыя величія, таковыя великія дѣла Божія открывающему и возвѣщающему Ей благія возвѣщенія радости: Како будетъ сіе, идѣже мужа не знаю? Какъ Мнѣ повѣрить твоимъ рѣчамъ, говорящимъ о томъ, что является выше человѣческаго естества? Я видѣла множество женщинъ, которыя родили дѣтей, и ни одну изъ нихъ не знала, которая родила бы безъ сожитія съ мужемъ. И какь это произойдеть со Мною безъ стеченія естественныхъ законовъ? И какъ Я буду Матерью Сына, Мужчины, когда Я отнюдь не имѣю прикосновенія къ мужчинамъ? Можетъ быть, ты считаешь, о, Ангеле, что поскольку Я обручена мужу по Моѵсееву закону, то Я увидѣла и брачное ложе, на основаніи котораго происходятъ и зачатія и чревоношенія и роды? Но Я никоимъ образомъ не имѣла брачныхъ сношеній съ Моимъ обручникомъ и хранителемъ. Такъ, какъ же ты Мнѣ возвѣщаешь зачатіе и рожденіе и, конечно, послѣдующее воскормленіе имѣющаго родиться отъ Меня Сына?

33. Но ужели тебѣ не извѣстно, о, служителю Благихъ возвѣщеній, превышающихъ естество, что Марія не раздѣляла трапезу съ мужчинами и не имѣла никакого общенія и не вела бесѣдъ съ юношами? Познай свѣтлость Моего дѣвства и не говори Мнѣ о неискусомужномъ зачатіи. Познай величіе Моей непорочности, и не говори Мнѣ о не-невѣстномъ чревоношеніи. Познай безупречность Моего цѣломудрія, и не вѣщай Мнѣ о рожденіи, сущемъ помимо естественныхъ законовъ. Познай неприкосновенную Мою чистоту, и не взывай Мнѣ о невѣроятномъ кормленіи дѣвственной грудью.

Ужели тебѣ не извѣстно, что почти съ самаго Моего рожденія, Я была воспитана во Святая Святыхъ, гдѣ мужчина не находится, куда никто изъ мужей не входитъ, куда никто изъ мужескаго пола не вступилъ ногой? Познай почтенный образъ Моей жизни, и не убѣждай Меня къ плотскому образу мышленія. Познай непорочность Моего поведенія, и не подозрѣвай во Мнѣ обычая свойственнаго матерямъ.

Не одно и то же — дѣвство и бракъ, о, Ангеле; не одно и то же — безбрачіе и сожитіе; не одно и то же — всесвященная чистота и брачное ложе. Потому что, хотя и бракъ — честенъ и ложе — по закону Моѵсееву — нескверно (Евр. 8, 4), однако, вотъ, благодать дѣвства на много превосходитъ ихъ. Между тѣмъ и другимъ — большое различіе, и между тѣмъ и другимъ отнюдь нѣтъ сравненія. Такъ почему же ты сводишь на нѣтъ достоинство дѣвства и возвѣщаешь Мнѣ то, что относится къ браку и брачному ложу?

Вотъ, поэтому Я и страшусь твоей бесѣды; поэтому и боюсь твоихъ рѣчей; поэтому и не пріемлю твоего привѣтствія съ призывомъ радоваться безъ (предварительнаго) разумнаго изслѣдованія, безъ мудраго разсужденія, безъ истиннаго испытанія предмета, — дабы, повѣривъ невѣроятнымъ словамъ, и Самой Мнѣ не прельститься мыслью и не послѣдовать по слѣдамъ матери Моей Евы и не стать для несчастныхъ людей виновницей (ориг.: «свахой») еще большихъ золъ и еще худшихъ несчастій.

И на этомъ основаніи Я тебѣ отвѣчаю, ставя вопросъ въ нормы естественныхъ законовъ: Како будетъ сіе, идѣже мужа не знаю? и тѣмъ не менѣе, какъ ты говоришь, Я рожду Мужчину? Твоя рѣчь — невѣроятна; слова не отвѣчаютъ смыслу и чужды общему положенію вещей. Я поэтому не приму ихъ, если ты только логически не объяснишь мнѣ значеніе сказаннаго тобою и не разъяснишь мнѣ: какимъ образомъ можно сочетать одно съ другимъ. Итакъ, разъясни Мнѣ смыслъ твоего возвѣщенія, и тогда Я повѣрю твоимъ словамъ. Паденіе Евы научаетъ Меня быть болѣе осторожной и благоразумной; паденіе, въ которое ее — бывшую безхитростной и легковѣрной и чуждой тому, чтобы изслѣдовать слова и мысли, — вовлекло оное обольстительное нашептываніе началозлобнаго змія. О, да не будетъ, чтобы Я — повѣривъ необыкновеннымъ словамъ — стала когда второй Евой!

34. Архангелъ, услышавъ изъ дѣвственныхъ и непорочныхъ устъ, обращенныя къ нему слова, опять кротко Ей отвѣчаетъ; и поелику эти вещи трудно объяснить естественными законами, то онъ предоставляетъ разрѣшеніе вопроса, какъ принадлежащее сферѣ, сущей выше естества, и тѣмъ самымъ отводитъ Ее отъ изслѣдованія понятій.

Знаю, о, Дѣво, и мнѣ хорошо извѣстно, — говоритъ онъ, — что брачное ложе Тебѣ чуждо: я вижу совершенство Твоей дѣвственности; созерцаю боговдохновенность Твоего образа мыслей; вижу безупречность Твоей непорочности; имѣю передъ глазами Твою абсолютную чистоту. Мнѣ извѣстно, что Ты воспиталась и возрасла во Святая Святыхъ, и оттуда имѣешь святость тѣла и души. Знаю, что только по названію Іосифъ избранъ быть Твоимъ Обручникомъ: не для того, чтобы быть отцемъ Твоего Сына, но для того, чтобы быть вѣрнымъ и боголюбивымъ служителемъ Его.

Зачѣмъ Ты мнѣ упоминаешь то, что въ данномъ случаѣ не относится къ дѣлу? — Я возвѣщаю Тебѣ то, что стоитъ выше помянутыхъ Тобою вещей. Ты мнѣ приводишь естественное и человѣческое; а я Тебѣ вѣщаю (ориг.: «вопію») возвышенное и божественнѣйшее. Если бы Ты познала значеніе моихъ словъ, Ты бы не приводила мнѣ обычныя женскія состоянія; не упоминала бы мнѣ ихъ смиренныя положенія; не указывала бы мнѣ на законы природы, помимо которыхъ женщина никогда не рождаетъ. Мнѣ — извѣстны человѣческія обычаи, хотя самъ я своимъ естествомъ не являюсь человѣкомъ. Знаю и я, что общеніе между мужчиной и женщиной приводитъ къ рожденію человѣка. Я не нахожусь вь невѣдѣніи сего, хотя я и совершенно чуждъ сему: потому что одно — естество безплотное, а другое, опять же, — естество плотскихъ; и одно — что составляетъ законъ и является образомъ жизни безплотныхъ, а другое — обыкновеніе плотскихъ. Оставь мнѣ поползновенное и земное, и смотри мнѣ на возвышенное и небесное; оставь мнѣ незначительное и весьма малое, и воззри мнѣ на чудеснѣйшее и всевеличайшее. Я благовѣствую Тебѣ сегодня не рожденіе по законамъ естества, но возвѣщаю Тебѣ Рождество превышающее естество и обыкновеніе.

35. Я знаю, что никогда дѣва, о, Дѣво, не родила, но Ты родишь какъ дѣва и пребудешь дѣвой. Мнѣ извѣстно, что безъ схожденія съ мужчиной женщина никогда не рождала, но Ты родишь, поелику такъ опредѣлилъ Богъ. Не само себя создало человѣческое естество, такъ чтобы и диктовать свои законы. Богъ, создавшій его и опредѣлившій соотвѣтствующіе законы, можетъ также, когда пожелаетъ, измѣнить законы естества, которые создавая, Самъ онъ опредѣлилъ. Если Богъ такъ желаетъ, то кто же можетъ противостоять повелѣніямъ Божіимъ? Да, дѣйствительно, всѣ женщины становятся матерями, сначала сойдясь съ мужчинами. Ты же, сохраняясь и пребывая дѣвой, станешь Матерью, на основаніи Божіей воли. Иное Богъ ново-сотворитъ зачатіе въ отношеніи Тебя; иное Богъ явитъ рожденіе [34] въ отно-шеніи Тебя. Потому что для Него отнюдь нѣтъ ничего не возможнаго сдѣлать изъ того, что Онъ пожелалъ бы сдѣлать; самое желаніе Его немедленно же становится дѣломъ, потому что никакая изъ тварей не можетъ воспрепятствовать Ему, которой Онъ является всемогущимъ Творцомъ. Какъ бы это могло быть, что Богъ, Который все можетъ сдѣлать, не былъ бы силенъ и Тебя, о, Дѣво, сдѣлать матерью? Развѣ лишь только законамъ и опредѣленіямъ и установленіямъ, которые въ началѣ Онъ установилъ, и Самъ Онъ подчиняется и находится въ рабской покорности въ отношеніи тѣхъ законовъ, которыми было угодно Ему чтобы управлялась жизнь людей. Но такое мнѣніе не годится; не благочестиво — такое разрѣшеніе вопроса; не достойно Бога — такое сужденіе: Бога дѣлать рабомъ, подчиненнымъ Своимъ же законамъ; Бога подчинять тѣмъ установленіямъ, которымъ онъ желалъ чтобы покорялись люди. Я радуюсь, созерцая Твою бдительную осторожность; радуюсь, замѣчая Твою незыблемость; радуюсь, видя Твое благоразуміе, хотя Ты и возражаешь на мои слова. Потому что я сужу это не за ихъ слова невѣрія, и не противорѣчіе (возраженіе) вижу въ Твоихъ высказыванiяхъ, но — мудрое и разумное изслѣдованіе и испытаніе предмета и благоразуміе.

36. Итакъ, зачнеши во чревѣ, какь я сказалъ; а лучше сказать: какъ я вижу: и уже зачала, — почему я и привѣтствовалъ Тебя словомъ: Радуйся, и призвалъ Тебя къ радости; и родиши Сына, Который Тебя создалъ, когда Тебя еще не было, какъ и всю тварь сотворилъ прежде Тебя. Потому что Словомъ Божіимь вся быша (Іоан. 1, 13); и Слово Божіе и Бога Ты, о, Дѣво, родишь, не какъ чуждаго человѣческому естеству, какимъ Онъ въ вѣчности родился отъ Отца, но — какъ ставшаго плоть и человѣкъ безъ измѣненія (Своего Божественнаго естества) и смѣшенія (Божественнаго естества съ воспринятымъ Имъ человѣческимъ естествомъ), безъ превращенія и плотскаго смѣшенія (т.е. безъ того, чтобы Божественное естество поглотило въ Немъ человѣческое естество; или же, наоборотъ, человѣческое естество поглотило Божественное, какъ это учатъ нечестивые несторіане и монофизиты) [35], потому что Богъ, сущій всемогущій Создатель естества, по Своей природѣ — выше сего; ибо Онъ опредѣлилъ границы для васъ, а не — для Себя.

Итакъ, какъ я сказалъ прежде, Ты родишь присносущнаго Сына Божіяго, Который есть Слово Родителя, — и родишь Его не безплотнаго, но состоящаго изъ плоти и крови, имѣющаго разумную и невидимую душу и все то, чѣмъ своимъ существомъ является человѣкъ; Который въ Тебя, Непорочную, «яко дождь на руно снисходя» (Пс. 71, 6) и пріемля плоть отъ Твоихъ дѣвственныхъ кровей, душу же сотворяя Самъ, какъ Ему угодно, соединивъ сіе и сочетавъ въ Себѣ по-ѵпостаси въ не разсѣкаемую Ѵпостась единаго Сына, родится отъ Тебя чудеснымь образомъ, сохраняя Тебя, Свою Родительницу, дѣвой и содѣлывая Тебя неискусомужной Богородицей. Родишь же, когда исполнится срокъ чревоношенія, потому что желаетъ Человѣколюбецъ, желаетъ и въ этомъ быть подобенъ людямъ, чтобы стать человѣкомъ во всѣхъ отношеніяхъ; при этомъ не переставая быть Богомъ и не становясь причастнымъ человѣческой грѣховности. Итакъ, уже не приводи мнѣ человѣческое сужденіе: Како будетъ сіе, идѣже мужа не знаю?

37. Со Своей стороны, Пречистая Дѣва, имѣя неустрашимое дерзновеніе, отвѣчаетъ Ангелу безбоязненными устами: Услышь, о, Возвѣстителю Моего чудеснаго зачатія и Моего дѣвственнаго чревоношенія и рожденія: какъ Мнѣ не дивиться твоимъ словамъ? какъ Мнѣ не изумляться твоимъ рѣчамъ? — Потому что ты говоришь Мнѣ вещи, которыя превосходятъ естество; то, что до сихъ поръ никогда не происходило среди людей. Я вѣдаю, что все, что Богъ ни пожелалъ бы, Онъ силенъ исполнить это. Но то, что ты желаешь возвѣстить Мнѣ въ словахъ твоего благовѣщанія, этого до сегодняшняго дня не случилось.

Да, часто женщины, страдающія безплодіемъ и уподобляемыя посему безплоднымъ камнямъ, затѣмъ, по волѣ Божіей, родили чадъ. Дѣва же, имѣющая нетлѣнную непорочность и чистая отъ брака съ мужчиною, до сегодняшнаго дня не рождала. Мнѣ извѣстно, что Сарра въ теченіи многихъ лѣтъ пребывала безплодной; но затѣмъ родила Исаака и это было когда она пришла въ старость и приводила въ свидѣтели своихъ многихъ лѣтъ бывшую у нея сѣдину: но такъ повелѣлъ Богъ, и было не возможно, чтобы это не исполнилось. Мнѣ извѣстно, что Ревекка была безплодной; и затѣмъ произвела на свѣтъ двухъ близнецовъ, когда въ то же время родила Іакова и Исава, происходящихъ отъ одного отца и отъ одной явно безплодной матери, и то когда оба были въ преклонныхъ годахъ. Я знаю, что Анна искупала свое безчадіе (многими и великими добрыми дѣлами) и рыдала о своемъ безплодіи, и оплакивала омертвленіе своего материнскаго чрева, и потому не хотѣла ни ѣсть ни пить, поелику была не въ силахъ сносить скорбь по причинѣ своего безплодія; но, вотъ, она со слезами умоляя Бога, получила желанное и родила Самуила и расторгла узы, связывавшія ея безплодіе: потому что Богъ услышалъ гласъ ея молитвы и, какъ всемогущій, исполнилъ ея прошеніе. Къ нимъ Я причислю и Меня произведшую на свѣтъ и, на основаніи молитвъ, родившую Меня, Марію. Потому что и она носила имя: «Анна», и вмѣстѣ съ именемъ, какъ и та, страдала безплодіемъ. Но и она усиленно обращалась къ Богу, Сущему надъ всемъ, и возносила къ Нему многочисленныя молитвы, моля Его помочь ей стать матерью; и, вотъ, по велѣнію Божіему, она родила, расторгнувъ связывавшія ея узы безчадія. И Я могу перечислить многихъ безплодныхъ женъ, которыя, на основаніи повелѣнія Божіяго, стали матерями. Но до сегодняшняго дня Я не слышала, чтобы дѣва когда-либо въ теченіе своей жизни родила: какъ это ты — какъ ты говоришь — пришелъ Мнѣ возвѣстить.

38. Итакъ, Я не не вѣрую Божіему повелѣнію: потому что все то, что Онъ пожелалъ бы сдѣлать, Онъ и содѣлываетъ. Но Я удивляюсь значенію реченнаго тобою и поражаюсь вмѣстѣ и чудесности и преестественности сего и неслыханности сего для ушей людей; и справедливо желаю знать: какъ это произойдетъ и какимъ образомъ имѣетъ исполниться. И въ виду вышесказаннаго, Я не отвѣчаю тебѣ такимъ образомъ: «этого не приключится Мнѣ, потому что Я не знаю мужа»; но только вопрошаю тебя: Како сіе будетъ, идѣже мужа не знаю? Потому что никогда подобнаго не произошло, и не было извѣстно, чтобы дѣва родила; поэтому Я желала узнать: какимъ образомъ Я, будучи дѣвой, стану матерью и рожу Отроча, не пріявъ сѣмени для рожденія чада и произведенія на свѣтъ? Поэтому самымъ естественнымъ образомъ вопрошая, Я снова говорю тебѣ: Како сіе Мнѣ будетъ, идѣже мужа не знаю? Потому что Я приношу не слова невѣрія, но желаю въ точности быть въ вѣдѣніи. Скажи Мнѣ: какимъ образомъ Я зачну и объясни Мнѣ: что будетъ причиной для рожденія, и ты найдешь Меня не невѣрующей твоимъ словамъ, но послушествующей твоимъ рѣчамъ. Потому что (Я знаю) не возможно, чтобы не сбылось то, что Богу угодно сотворить.

39. Возвѣститель сихъ Благихъ возвѣщеній, Архангелъ, услышавъ это изъ устъ Имѣющей быть по-истинѣ Богородицей, удивившись Ея отвѣту и Ея благоразумію, отвѣчаетъ Ей: «Да, въ высшей степени прекрасно и мудро, о, Богоматерь Дѣво, Ты по-мянула, какъ въ древности были жены, сначала бывшіе безплодными, а затѣмъ ставшія матерями чадъ и нѣкимъ образомъ превзошли свое естество, когда Богъ умилосердился надъ ними и пожалѣлъ ихъ, будучи Владыкой и Творцемъ и Создателемъ естества. Потому что тамъ, гдѣ Богъ одобритъ, законы естества уступаютъ.

Итакъ, они, по Божіему велѣнію, побѣдили въ себѣ недостатки своего естества и, отстранивъ ихъ, принесли плодъ чрева. Такъ и Ты, — происшедшая отъ неплодной Анны и побѣдившая естество Твоей родительницы, — будучи чистой Дѣвой и Дѣвой оставаясь и впослѣдствіи, чудеснымъ образомъ, безъ сѣмени и безъ какого-либо посторонняго воздѣйствія, родишь Сына: потому что Самъ Онъ, имѣющій родиться отъ Тебя, побуждаетъ Тебя къ сему. Потому что Самъ Онъ является также и Господомъ естества, будучи Творцемъ его и Промыслителемъ. Потому что подобало Ему и долженствовало, по человѣколюбію ставшему Человѣкомъ ради искупленія всѣхъ людей, сдѣлать такъ, чтобы Его рожденіе произошло только отъ Дѣвы, внѣ брачныхъ услажденій и плотского схожденія, содѣлавъ отъ Тебя славное и спасительное Воплощеніе.

40. Если же то (какъ Ты говоришь), что чистая и непорочная Дѣва до сегодняшняго дня не рождала и не было извѣстно того, чтобы когда-либо существовала матерь чада зачатаго безъ сѣмени, и это вызываетъ у Тебя неувѣренность и Ты желаешь узнать: случилось ли когда-нибудь, чтобы дѣва родила, — то и я, с моей стороны, вопрошаю Тебя и ищу отъ Тебя отвѣта: случилось ли когда-нибудь прежде, что Богъ вочеловѣчился? или когда-либо Богъ соблаговолилъ воплотиться? или когда-либо Богъ сталъ человѣкомъ? или когда-либо Богъ былъ зачатъ безъ сѣмени? или когда-либо Богъ чревоносимъ? или когда-либо Богъ имѣлъ рожденіе во плоти отъ женщины? или когда-либо Богъ былъ воскормленъ женской грудью? или когда-либо Богъ плакалъ, какъ свойственно плакать младенцамъ? или когда-либо Богъ прибавлялъ въ возрастѣ? или когда-либо Богъ жилъ вмѣстѣ съ вами [36], людьми? или когда-либо Богъ умеръ за людей? или когда-либо Богъ быль распятъ на крестѣ? или когда-либо Богъ былъ пронзенъ копьемъ въ ребра? или когда-либо Богъ пріялъ тридневное погребеніе? или когда-либо было видно, чтобы Богъ перенесъ все эти страданія, дабы человѣка освободить отъ всѣхъ страданій и остановить насиліе смерти и тлѣнія, и Свой образъ, человѣка, возстановить нетлѣннымъ и безсмертнымъ? Итакъ, если всего этого, о, Дѣво, никогда не происходило прежде, сохранено же было для настоящаго времени и было возвѣщено свыше, какъ должное, при помощи Тебя, придти въ исполненіе, — то какая же иная дѣва могла бы быть раньше Тебя, что Ты ищешь получить отъ меня удостовѣреніе и подтвержденіе Твоего дѣвственнаго рожденія? Нѣтъ, о, Дѣво, никогда дѣва не рождала, никогда; но и послѣ Тебя никакая иная дѣва не стала, и послѣ Тебя никакая дѣва, о, Дѣво, не станетъ единою Божіею Матерью. Потому что Ты единственная изъ всѣхъ женщинъ родишь какъ дѣва, и Ты единственная изъ всѣхъ женщинъ наречешься Божіей Матерью. Потому что единою въ кончину вѣковъ (Евр. 9, 26), Единородный Сынъ Бога и Отца вочеловѣчится и явитъ отъ Тебя, и то — единственной, чудесное Воплощеніе.

41. И то, что это обѣтованіе Божіе имѣетъ придти въ исполненіе благодаря Тебѣ, и то — единственной, занятую я убѣжду Тебя пророческими вѣщаніями. Такъ чудесный Исаія, предвидя имѣющее быть отъ Тебя воплощеніе Слова и Бога, зачатіе же Божественное, и воскормленіе млекомъ неизреченное, — такимъ образомъ ясно предвозвѣстилъ: Се Дѣва во чревѣ пріиметъ, и родитъ Сына, и нарекутъ имя Ему Еммануилъ (Ис. 7, 14), и Этой Дѣвой, и то — единственной, являешься Ты, и прежде Тебя никакой иной сей Дѣвы не было, и послѣ Тебя — не будетъ. Потому что боговдохновенный Пророкъ не говоритъ: Вотъ, дѣвы зачнутъ и родятъ сыновей и нарекутъ имъ имя «Еммануилъ», — такъ чтобы я могъ представить Тебѣ (какъ примѣръ) и иную рождающую дѣву; (Но Пророкъ такъ не говоритъ) потому что Еммануилъ, Котораго Ты, о, Дѣво, родишь во плоти, является единственнымъ, и иной Еммануилъ прежде Сего не родился и послѣ Сего не родится; какъ и иная дѣва не родитъ чудеснымъ образомъ; и Ты являешься единственная, о, Дѣво, Божественная Родительница Его, и никакая иная женщина прежде Тебя не была названа «Богоматерью», или будетъ такъ названа послѣ Тебя.

42. Итакъ, прекраснѣйшимъ и соотвѣтствующимъ образомъ я воззвалъ къ Тебѣ: Радуйся Благодатная, Господь съ Тобою. Потому что по-еврейски реченное: «Еммануилъ», въ греческомъ переводѣ означаетъ: «Съ нами Богъ». Потому что когда же Богъ будетъ съ людьми и сочислится съ вами, людьми, если не сейчасъ, въ послѣднія времена вѣка, когда Онъ и отъ сѣмене Авраамова пріялъ (Евр. 2, 16) и воспріялъ отъ Тебя плоть? И самое слово «Еммануилъ», если мы его истолкуемъ, заключаетъ въ себѣ сугубое значеніе: оно означаетъ два естества — Божественное и человѣческое — изъ которыхъ Онъ состоитъ и въ которыхъ познается. Потому что сущій, совершенный, предвѣчный Богъ, сталъ въ Тебѣ совершенный Человѣкъ, пріявъ отъ Тебя человѣческое естество и соединивъ его съ Собою по-ипостаси, сохранивъ неизмѣнной качественную опредѣленность (ποιότητα) и того и другого изъ естествъ, также какъ и свойства, присущія естеству и существу ихъ. Потому что Богъ Слово [37], соединенная съ Нимъ по-ипостаси и сочетанная съ Нимъ въ неразсѣкаемое стеченіе (бытіе) единаго Лица и единой Ипостаси, каковое соединеніе не подвергло измѣненію природу сочетанныхъ въ Немъ естествъ (Божественнаго и человѣческаго) и не свело ихъ въ тождество существа [38].

Итакъ, если Христосъ сохранилъ различіе естествъ и существъ между той и другой изъ природъ (Его), однако Онъ явится отъ Тебя для міра какъ единый (по-ипостаси), Сынъ и Христосъ, не являя различія между (многими) сынами и Христами [39]. Потому что, какъ Онъ — истинный Богъ, такъ и родится Онъ, какъ истинный Человѣкъ, не являя чего-либо не истиннаго въ усвоеніи Имъ человѣческихъ свойствъ какъ бы оные не назывались или чѣмъ бы ни были (за исключеніемъ лишь грѣховности, которую падшій человѣческій родъ стяжалъ на основаніи преступленія заповѣди Божіей въ Раю) [40]. Посему Онъ будетъ наименованъ: «Еммануиломъ», какъ по-истинѣ сугубый по Своей природѣ: Онъ — и Богъ неописуемый, Онъ же — и человѣкъ по-истинѣ: первое — по рожденію сущему въ вѣчности отъ Отца; второе же — по сущему во времени и во плоти чревоношенію Тобою, Матерью Его. Потому что такимъ образомъ Ему было угодно спасти человѣческое естество; именно — Онъ, Неистощимый, до такой степени истощилъ Себя, чтобы человѣчество, бѣдственно обнищавшее и опустившееся въ землю истлѣнія, снова воздвигнуть изъ земли и сдѣлать участникомъ небеснаго удѣла, вмѣсто оного (утеряннаго) наслажденія, каковое оно имѣло прежде въ раю.

43. И какъ это, о, Дѣво, вмѣстившая Бога, произойдетъ, я Тебѣ скажу и объясню словами, поелику я пришелъ и это возвѣстить Тебѣ. — Духъ Святый найдетъ на Тя, и сила Вышняго осѣнить Тя: тѣмже и Раждаемое свято, наречется Сынъ Божій. — Вотъ, Ты имѣешь ясный отвѣтъ на Твой вопросъ; имѣешь истинное указаніе. — «Духъ Святый снизойдетъ на Тебя, Непорочную, имѣющій сдѣлать Тебя еще болѣе чистой и подать Тебѣ силу къ плодоношенію. Осѣнитъ же Тебя всемогущая Сила Божія, т.е. Слово Божіе и Сынъ Его Единосущный. Потому что Онъ является «Рукою» и «Плечами» и «Силою» Самаго Бога и Отца и чрезъ Него, какъ чрезъ Сына, Отецъ все содѣлалъ и всяческая о Немъ создашася (Кол. 1, 17), и Онъ имѣетъ осуществить въ Тебѣ Свое неизреченное Воплощеніе и явить въ Тебѣ безмужное зачатіе и содѣлать отъ Тебя Свое рожденіе, которое превосходитъ всякое разумѣніе.

44. Тѣмже и Раждаемое свято, наречется Сынъ Божій. Слѣдовательно, если Имѣющій родиться отъ Тебя, Богородицы Дѣвы, наречется «Сынъ Божій», то какъ же Той, Которая имѣетъ Его родить, не быть дѣвой? — Потому что это и будетъ яснымъ доказательствомъ и неоспоримымъ знаменіемъ Его, владѣющаго надъ всѣмъ, Божества; именно: то, что Дѣва, Сущая безупречная, произведетъ неизреченное рожденіе и послѣ нетлѣнныхъ родовъ пребудетъ дѣвой. Ибо если Тотъ, Кто рождается отъ Тебя, Дѣвы, является Богомъ — какъ, конечно, Онъ есть и возвѣщается какъ Богъ, — то ужели Онъ не въ силахъ былъ бы произвести, что пожелалъ бы сдѣлать? Онъ — Богъ, хотя и рождается какъ человѣкъ; и Онъ — Человѣкъ, хотя и какъ Богъ сохранитъ Тебя, Свою Родительницу, дѣвой.

Вотъ по этой причинѣ, я, Гавріилъ, былъ посланъ къ Тебѣ, Дѣвѣ, дабы и самымъ моимъ именемъ явить Тебѣ, что Рождаемый отъ Тебя, пречистой Дѣвы, является Богомъ и Человѣкомъ. Потому что и «Гавріилъ» въ переводѣ указываетъ на Бога и на человѣка [41]. И не смотря на то, что на небѣ много ангеловъ, однако Богъ никого изъ нихъ не пожелалъ послать какъ только послалъ меня одного изъ ихъ числа, именуемаго «Гавріиломъ», дабы и словами моего имени я ясно явилъ Тебѣ, что Имѣющій родиться отъ Тебя, является вмѣстѣ Богомъ и человѣкомъ, и носитъ всяческая глаголомъ силы Своея (Евр. 1, 3); и какъ «Святый», освятитъ рожденіе всѣхъ людей, и какъ Онъ наречется «Сыномъ Вышняго», такъ вѣрующихъ въ Него сотворитъ сынами Вышняго по благодати. Итакъ, о, Дѣво, вѣрь моимъ словамъ, потому что всецѣло и самой вещью они исполнятся. Потому что возвѣщая Тебѣ, я, какъ возвѣститель Истины и Ангелъ, говорю истину.

И для того, чтобы Ты пребывала незыблемой въ отношеніи вѣры, для большаго удостовѣренія и довѣрія въ исполненіе моихъ рѣчей, я Тебѣ представлю неоспоримое знаменіе, именно: Се, Елисавета южика Твоя, и та зачатъ сына въ старости своей: и сей мѣсяцъ шестый есть ей нарицаемѣй неплоды: яко не изнеможетъ у Бога всякъ глаголъ. (Лук. 1, 36-37). И это послужитъ для Тебя сильнѣйшимъ доказательствомъ, что всѣ мои слова, мои Благія возвѣщенія Тебѣ, Честнѣйшей во всѣхъ отношеніяхъ, найдутъ истинное и спасительное завершеніе ради жизни и искупленія всѣхъ людей. Потому что дѣйствіемъ Божіей силы, какъ осуществляется то, чтобы безплодныя женщины, не способныя рождать, возмогали родить, такъ и то — чтобы неневѣстная Дѣва родила. Итакъ, Ты, о, благодатная и боговдохновенная Дѣво, радуйся тому, что Богъ и Владыка всѣхъ облагодатствовалъ Тебя и тому, что Ты родишь Сына Божіяго, Который будетъ радостью для всего человѣческаго рода.

45. Богоматерь Дѣва, повѣривъ ему, какъ и тому, что полностью сбудется все возвѣщечное Ей отъ Господа, съ готовностью, кротко и вмѣстѣ съ тѣмъ смиренно (ибо Пречистая Дѣва имѣла родить Христа, «кроткаго и смиреннаго сердцемъ» и Ей также долженствовало обогатиться Его смиреніемъ и кротостью) [42], а не менѣе и съ духовностью, присущей дѣвству, отвѣтила Ангелу: Се — раба Господня: буди Мнѣ по глаголу твоему.

46. И, вотъ, Гавріилъ Архангелъ, услышавъ это отъ Богородицы Дѣвы, возвратился на небо, откуда онъ былъ и посланъ къ Ней. Она же зачала Бога, Который послалъ его, Который горѣ (на небѣ) — славимъ вмѣстѣ со Отцемъ, долу же (на землѣ) и Ею содержимый въ плотскомъ чревоношеніи. Потому что вмѣстѣ Слово и Богъ сошелъ къ Ней и посредствомъ гласа Ангела вошелъ въ Ея божественное чрево и воплотился и безъ измѣненія облекся въ Тѣло, воспріявъ отъ Нея плоть, которая не была создана на основаніи брака, и, по-истинѣ, соединивъ ее и Собою: плоть, одухотворенную разумной душею, однако, прежде несказаннаго соединенія съ Нимъ не существовавшую саму по себѣ. Потому что въ то же самое время (одновременно) — плоть; въ то же самое время она — плоть (воспринятая) Божіяго Слова; въ то же самое время — плоть, одухотворенная разумной душею; потому что въ Немъ она (плоть Его) пріобрѣла ѵпостась, и прежде сочетанія съ Нимъ не существовала.

И не иного кого изъ подобныхъ намъ людей существовала когда-либо плоть (сама по себѣ), и которая затѣмъ сочеталась съ Божіимъ Словомъ и вошла въ единеніе съ Нимъ; но одновременно произошла плоть, одухотворенная разумной душею, каковой плоти удѣломъ было стать плотью Божіяго Слова, одухотворенной разумной душею и пріятой отъ дѣвственныхъ и пречистыхъ кровей Пречистой Дѣвы. Потому что для желающихъ нечестивѣйшимъ образомъ раздѣлять единаго Сына и Христа на два сына и на два Христа, нѣтъ никакого основанія или предпосылки, на основаніи чего они могли бы утверждать, что плоть Христова когда-либо существовала сама по себѣ и имѣла свое собственное лицо и затѣмъ такимъ образомъ сошлась въ единеніе въ отношеніи естества со Словомъ и Богомъ. Такое утвержденіе совершенно неправильно, потому что принадлежащіе разнымъ сферамъ и находящіяся въ раздѣленіи другь отъ друга, никогда не допускаютъ соединенія другъ съ другомъ въ отношеніи естества или по-ѵпостаси. Когда же соединеніе въ отношеніи естества предварительно не происходитъ и сочетаніе по ипостаси не имѣетъ мѣста, то и не является одна и та же ѵпостась и не возвѣщается одно и то же лицо, нераздѣльное и неразрывное и не допускающее никакого разсѣченія [43].

47. И нераздѣльное и неразрывное соединеніе двухъ естествъ — Божественнаго и человѣческаго — происходящее въ Воплощеніи Слова, какъ не доходитъ до ума такого рода безумцевъ и совер-шенно исключаетъ ихъ изъ числа питомцевъ Благочестія (а таковыми являются Несторіи [44] и Павлы [45] и Ѳеодоры [46] и единомышленники ихъ богоборческаго изступленія) [47], такъ и желающихъ смѣшать естества (Божественное и человѣческое въ Богочеловѣкѣ) и пытающихся сдѣлать единое естество изъ двухъ естествъ, оно отстраняетъ отъ собранія благочестивыхъ. Потому что, какъ ни Слово, воплощаясь, воплотилось — согласно ихъ безумію — измѣнивъ Свою (Божественную) природу обращеніемъ ея въ плотскую, такъ ни плоть, сочетанную съ умомъ и душею, которую пріяло отъ Дѣвы, Сей Богородицы, Оно измѣнило въ Свое Божественное естество и обратило ея въ Божественное существо; но пребыло Оно неизмѣннымъ и выше всякаго превращенія и свободнымъ отъ какого-либо смѣшенія, и облачилось въ плоть намъ единосущную, и ради насъ стало воистину Человѣкомъ. Пребыла же и плоть (пріятая Имъ отъ Богородицы) неизмѣнной и безъ какого-либо измѣненія и смѣщенія (съ Божественной природой Слова) и соотвѣтствующей Слову для сочетанія съ нею, и соединенной съ Нимъ согласно нераздѣльной Ѵпостаси, и имѣющей единосущее съ нами и сохраняющей въ отношеніи всего относящагося къ естеству и существу и бытію неизмѣнное подобіе съ нами, не терпящей же никакого раздѣленія со словомъ или допускающей разсѣченія или разлученія (съ Нимъ); но являясь собственной и личной плотью Самаго Слова и сходясь для соединенія съ Нимъ въ одну Ѵпостась, она является находящейся и пребывающей въ своихъ границахъ естества (человѣческаго); являющей, дѣйствительно, различіе съ Нимъ въ отношеніи Его Божественнаго естества, различія же съ Нимъ въ отношеніи Лица не знающей, но истинно содѣлывающейся съ Нимъ во едину и единственную Ѵпостась и Ея единственной и въ то-же время составленной, потому что Она не простая и не несоставленная [48], но не составляющей съ Нимъ одну составленную природу являющей; потому что такое превратное сужденіе является началомъ смѣшенія и служитъ основаніемъ для еретическихъ утвержденій, говорящихъ объ ономъ измѣненіи, происходящемъ на основаніи превращенія одной изъ двухъ природъ во Христѣ въ другую: Божественной — въ человѣческую или, наоборотъ, человѣческой — въ Божественную.

Итакъ, Воплотившееся Слово, какъ отвергаетъ раздѣляющихъ и разсѣкающихъ Его единую Vпостась, такъ и отклоняетъ отъ священныхъ оградъ Церкви и тѣхъ, которые оба естества въ Богочеловѣкѣ сливаютъ въ одно и говорятъ о смѣшеніи ихъ и измѣненіи одно въ другое. Таковы — Севиры [49] и Евтихіи [50] и Діоскоры [51], Аполлинаріи [52] и Полемоны [53], и прежде нихъ бывшіе: Симоны [54], Валентины [55], Маркіоны [56], Василиды [57], Манесы [58] и Менандры [59], а въ настоящее время вредно вторгнувшаяся, все приводящая въ волненіе, многоголовая ересь Акефаловъ, которая, дѣйствительно, ведя одну, общую войну противъ Благочестія — Православія, и противъ самой себя ведетъ безчисленныя и непрекращающіяся войны [60]. Итакъ, эти по-истинѣ священныя и достойныя священнаго слуха благочестивыхъ наши благія возвѣщенія, насъ, дѣйствительно, сладко утѣшаютъ, а оныхъ скверныхъ и безумныхъ отгоняютъ отъ нашего празднованія Благовѣщенія, изгоняя ихъ какъ нечестиво мыслящихъ и еретически толкующихъ.

48. Я же, малѣйшій [61], выступившій съ тѣмъ, чтобы возвѣстить вамъ ихъ сегодня, только къ вамъ единымъ чадамъ благочестія и вѣры, благочестиво принимающихъ реченное, велегласно взываю и ясно проповѣдываю и вѣщаю: «Благія возвѣщенія! Благія возвѣщенія! Благія возвѣщенія!» Благія возвѣщенія о Спасителѣ нашемъ; Благія возвѣщенія о воплотившемся ради насъ Богѣ; Благія возвѣщенія о пришествіи къ намъ Бога; Благія возвѣщенія о томъ, что Богъ отъ насъ воспринялъ для Себя плоть; Благія возвѣщенія о безсѣменномъ зачатіи Бога; Благія возвѣщенія, въ силу которыхъ мы, презрѣнные, возвышаемся и обожаемся, и становимся по благодати богами [62]. Мы больше не боимся тлѣнія, мы больше не страшимся страданій, мы больше не трепещемъ передъ смертью, мы больше не испытываемъ страха передъ сквернымъ діаволомъ, мы больше не опасаемся его скрытыхъ нападеній, мы не ужасаемся его тираніи (насилія), но всѣ мы являемся богами; всѣ мы зримся гражданами небеснаго града Іерусалима. Поэтому будемъ имѣть наше жительство на небесахъ, гдѣ мы и примемъ наше наслѣдіе и поселимся въ неизреченныхъ обителяхъ.

49. Неся, братіе, благія возвѣщенія, возвѣщающія все это, мы сегодня пришли къ вамъ, возлюбленнымъ. Потому что нынѣ возвѣщаемыя вамъ благія возвѣщенiя, являются началомъ, и корнемъ, и основаніемъ всего вышереченнаго. Потому что отсюда, какъ вамъ извѣстно, истекаетъ для насъ изобиліе благъ, исходящее какъ бы изъ нѣкоего источника и вмѣстѣ съ этимъ орошающее всю вселенную, и веселящее и насыщающее и возводящее въ небесныя селенія, и являющее насъ участниками тамошнихъ божественнѣйшихъ обителей и блаженныхъ дарованій. И посему часто, радуясь, я громко взываю: «Благія возвѣщенія! Благiя возвѣщенія! Благія возвѣщенія!» — къ которымъ я васъ призываю и побуждаю и пожелалъ, чтобы вы сегодня праздновали (полученіе) ихъ. Потому что отсюда происходитъ наше спасеніе; отсюда возсіяваетъ наше освобожденіе; отсюда совершается наше усыновленіе Богу; отсюда проистекаетъ наше воззваніе въ прежнее достоинство и въ райское наслажденіе; отсюда Слово и Богъ, придя для того, чтобы спасти насъ, начинаетъ дѣло нашего спасенія. Сегодня содѣлываетъ введеніе въ Свою милость по отношенію къ намъ; сегодня являетъ начало обоженія насъ, чего для людей нѣтъ ничего болѣе драгоцѣннаго; ничего болѣе дорогого для земныхъ; ничего болѣе отраднаго для смертныхъ. Ради сего Второй Адамъ, пріявъ дѣвственную землю (матерію), Самого Себя создавая по образу человѣка, полагаетъ второе начало человѣческому естеству, обновляя одряхлѣніе перваго и показуя намъ второе, нестарѣющее, которое хотя и родственное оному, первому, и единоплеменное съ нимъ, однако же, въ сравненіи съ нимъ, обладающее не равными съ нимъ жизненными силами и не тѣми же достоинствомъ и славою. Оное (первое), по причинѣ первого Адама, стало осужденнымъ, а это (второе), благодаря Второму Адаму, освобождается отъ порицанія [63]. Оное, по причинѣ перваго Адама, лишилось божественнаго сіянія, а это, благодаря Второму Адаму, возстановилось въ небесной славѣ. Оное, по причинѣ перваго Адама, сущаго отъ земли перстнаго (1 Кор. 15, 47) и земное помышляющаго, подпало подъ иго рабства, а это, благодаря Второму Адаму, Единородному Сыну Божіему, удостаивается усыновленія Богу, и обогатилось даромъ взывать и вопіять къ Нему: Авва Отче (Рим. 8, 5).

50. Итакъ, являются ли малыми, братіе, наши благія возвѣщенія? Ужели малоцѣнно объявленіе нашихъ благихъ возвѣщеній? Ужели оно не превосходитъ всякое иное сіяніе и не преимуществуетъ надъ всякой иной свѣтозарностью и не затмеваетъ собою всякую иную красоту? И вотъ, поэтому, я взываю къ вамъ, соучастникамъ и единомышленникамъ моимъ: «Благія возвѣщенія! Благія возвѣщенія! Благія возвѣщенія!» — и никогда я не насыщусь такъ взывать. Но я удерживаю слово, желающее еще простираться и течь дальше. Потому что я вижу, слушатели утомились, хотя и не насытились слушаніемъ нашихъ священныхъ благихъ возвѣщеній. Потому что духъ у васъ — бодръ, но плоть у васъ — немощна: поелику и словомъ вы желаете насытиться, и въ то же время вы болѣе уже не въ силахъ напрягать вниманіе. Знаю же, что желаніе насытиться словомъ, какъ бы оно ни было божественнымъ и возвышеннымъ, встрѣчаетъ противника въ лицѣ претупленія вниманія у слушателей, и въ особенности если они перенасыщены слушаніемъ. Итакъ, будемъ священно и возвышенно праздновать сей возвышенный и священный праздникъ — полученія нами сихъ возвышенныхъ и священныхъ благихъ возвѣщеній, и почтимъ его достойнымъ и подобающимъ образомъ, дабы благодаря сему, намъ безпрепятственно достигнуть небесныхъ благъ, которыхъ для насъ корнемъ и источникомъ къ обѣтованіямъ [64] сталъ нынѣшній праздникъ, — о Самомъ Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, Которому со Отцемъ и Святымъ Духомъ слава, честь, держава, великолѣпіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Ис. 52, 7.
[2] Т. е., состраданія Бога къ падшимъ и плѣненнымъ діаволомъ людямъ.
[3] Скобки принадлежатъ оригиналу.
[4] «Воипостасный», т.е., обладающій полной, самодовлѣющей для своего бытія, личностью. Толкованіе этого слова дано св. Іоанномъ Дамаскинымъ въ его «Точномъ изложенiи Православной Вѣры», а затѣмъ Михаиломъ Пселломъ въ его сочиненiи «О различныхъ предметахъ» (это сочиненіе въ числѣ другихъ богословскихъ сочиненiй Михаила Пселла имѣется въ моемъ переводѣ). Слово это рѣдко употребляется, хотя и встрѣчается въ нашихъ славянскихъ Минеяхъ (см. Словарь церковно-славянскаго языка священника Г. Дьяченко, т. 1 стр. 98).
[5] Скобки принадлежаты оригиналу.
[6] «Чистаго». У свв. Отцовъ этимъ обозначается также и понятіе непосредственности.
[7] Савеллій — еретикъ, жившій около половины 3-го вѣка. Родомь былъ ливіецъ и, возможно, имѣлъ пресвитерскiй санъ. Онъ былъ человѣкомъ образованнымъ и пользовался большимъ вліяніемъ, что дѣлало его ересь весьма опасной. Савеллій отрицалъ три Vпостаси и по выраженію свв. Отцовь «смѣшивалъ въ одно Лицо три Божественныя Vпостаси». Основное положеніе Савеллія гласитъ: «Одинь и Тотъ же есть Отецъ, и Сынъ, и Св. Духъ, такъ что эти три наименованія одной и той-же Vпостаси, подобно тому, какъ тѣло, душа и духъ въ человѣкѣ». Богъ въ Самомъ Себѣ, находясь въ состояніи совершеннаго покоя или молчанія, есть чистая монада, чуждая всякаго различенія, но, выходя для творенія и промышленія о мірѣ изъ Своего молчанія, или становясь Словомъ говорящимъ, Онъ является какъ дающій законы людямъ Отецъ, въ Новомъ Завѣтѣ Онъ явился какъ спасающій людей Сынъ и продолжаеть являться какъ освящающій ихъ Духъ. Такимъ образомъ, три Лица не являются лица въ смыслѣ дѣйствительныхъ, самостоятельныхъ лицъ, а въ смыслѣ только внѣшнихъ формъ обнаруженія въ мірѣ монады; и три лица, это только форма явленія Божественной монады въ мірѣ и эти самыя формы имѣютъ только временный характеръ. Когда открывался въ мірѣ Отецъ, еще не существовалъ ни Сынъ, ни Духъ, а когда сталъ открывать Себя Сынъ, пересталъ существовать Отецъ, съ началомъ же откровенія Духа пересталъ существовать Сынъ; настанетъ время, когда и Св. Духъ, окончивъ Свое откровеніе, возвратится въ безразличную Божественную монаду, куда возвратились Отецъ и Сынъ. Св. Дiонисій Александрійскій усиленно боролся съ этой ересью. Александрійскій Соборъ въ 261 году осудилъ Савеллія и его ересь. Послѣ сего, Римскій Соборь вь 262 году также осудилъ Савелліанство, а Папа Каллистъ отлучиль Савеллія оть Церкви. Дальнѣйшія данныя о немъ неизвѣстны, хотя предполагаютъ въ виду его большой популярности на Востокѣ, что онъ выѣхалъ изъ Рима на Востокъ. Къ концу 3-го вѣка савелліанство ослабѣло, но еще въ 4-мъ вѣкѣ Маркеллъ, епископъ Анкирскій и его ученикъ Фотимъ, готовы были возстановить савелліанство, хотя и въ нѣсколько измѣненной формѣ.
[8] Македоній, патріархъ Константинопольскій, признаетъ Церковью, какъ ересіархъ, такъ называемыхъ «духоборцевъ». Умеръ онъ до Второго Вселенскаго Собора 381 года. Хотя нѣкоторыми свв. Отцами возглавленіе этой ереси, учащей о томь, что Св. Духъ не является въ настоящемъ смыслѣ Богомъ, единосущнымъ Отцу и Сыну, приписывается и нѣкоторымъ другимъ ересеначальникомъ, и нѣкоторые современные историки Церкви считаютъ, что самъ Македоній былъ не виновенъ въ этой ереси, но несомнѣнный авторитетъ Церкви считаетъ его возглавителемъ этой ереси и вынесъ ему анаѳему и въ чинѣ Торжества Православія, наряду съ другими ересеначальниками. Въ отличіе отъ аріанства, эта ересь была недолговѣчна и не оставила слѣдовъ. Вмѣстѣ съ другими ересями она была осуждена 2-мъ Вселенскимъ Соборомъ.
[9] «Человѣческое смѣшенiе», — т.е., наше человѣческое существо.
[10] Переводъ этой фразы въ силу необходимости сдѣланъ съ извѣстнымъ сокращеніемъ весьма сложнаго текста, дословный переводъ котораго сдѣлалъ бы чтеніе не нужно затруднительнымъ и сложнымъ.
[11] Маркеллъ Анкирскій былъ еретикомъ, возобновившимъ савелліанство, хотя и въ нѣсколько иной его формѣ. Маститый епископъ города, гдѣ намѣчалось собраніе 1-го Вселенскаго Собора, выдающійся соратникъ св. Аѳанасія Великаго, человѣкъ игравшій большую роль на 1-мъ Вселенскомъ Соборѣ въ борьбѣ съ Аріемъ, онъ неожиданно явилъ свое лицо какъ еретикъ. Создавъ свою богословскую систему, онъ поднесъ свое сочиненіе императору Константину, которому и посвятилъ свой трудъ. Императоръ далъ его на разсмотрѣніе членамъ Тирскаго и Іерусалимскаго соборовъ. Отцы собора нашли, что сочиненіе Маркелла еретическое и дышетъ савелліанствомъ. Низложивъ Маркелла, они назначили на Анкирскую каѳедру знаменитаго свѣтильника Православія, Василія. Маркеллъ строитъ свою систему, какъ онъ утверждаетъ, только на основаніи св. Писанія. Всѣ другіе авторитеты, кромѣ своего собственнаго, онъ отрицаетъ. Онъ пишетъ, что Логосъ, это собственное имя еще не воплотившагося Божества. «Безплотный Логосъ», — это еще не Сынъ; сталъ Онъ Сыномъ только со времени Воплощенія, когда принялъ плоть, которая была создана. Логосъ находится въ Отцѣ, Онъ заложенъ какъ «возможность», какъ «сила». Затѣмъ, эта сила являеть Себя въ твореніи міра. Актъ сотворенія міра это, по выраженію Маркелла, является «первой икономіей». Въ Божествѣ существуетъ только одна Vпостась: Богъ существуетъ, какъ Монада. Явленіе же Его въ Троицѣ является только историческій феноменъ. Это только Троица откровенія. Намъ Троица является и открывается въ связи съ икономіей спасенія, которое выводитъ для насъ Троицу изъ Ея скрытаго трансцендентальнаго бытія. Наступаетъ «вторая икономія»; Логосъ становится Сыномъ и становится возглавителемъ твари, чтобы сообщить ей нетлѣніе и безсмертіе. Ради этого Богъ принялъ плоть «чуждую Богу». Плоть эта не абсолютно вѣчна. Она можетъ и перестать, потому что эта «вторая икономія» есть нѣчто преходящее. Монада должна вернуться въ свой абсолютный покой, путемъ «свертыванія себя». Боговоплощеніе является временнымъ и царство Сына прекратится и перейдетъ въ царство Божіе. На вопросъ же: «куда же дѣвается плоть, которую воспринялъ Христосъ, пріявъ человѣческую природу?», Маркеллъ отвѣчаетъ, что: «Писаніе намъ ничего объ этомъ не говоритъ». Затѣмъ Маркеллъ выдумываетъ еще и «третью икономію» для объясненія дѣйствій 3-го Лица — Духа Святого. Онъ говоритъ: «до сошествія Святого Духа на апостоловъ, Онъ былъ въ Логосѣ и въ Отцѣ. Его явленіе, это — новое расширеніе, раскрытіе Монады. Сначала Монада расширилась въ Логосъ, а затѣмъ Самъ Логосъ, продолжая расширеніе, открылся въ Духѣ. Появленіе Духа это уже двойное расширеніе. Поэтому, Духъ Святой исходитъ «отъ Отца и Сына». Такимъ образомъ, Маркеллъ положилъ основаніе римо-католическому «филiокве».
[12] Евномій, епископъ Кизическій, родомъ изъ Каппадокiи, былъ ересiархомь 4-го вѣка, который проповѣдывалъ крайнее аріанство. Учеными трудами св. Василія Великаго и св. Григорія Нисскаго его ученіе было опровержено, онъ былъ лишенъ каѳедры и изгнанъ на родину, гдѣ и умеръ въ 398 году. Онъ училъ, что нашъ разумъ можетъ имѣть совершенно вѣрное понятіе о природѣ Божества. Сущность этой Божественной природы въ безусловной первоначальности, непроизведенности или нерожденности Божества; отсюда онъ выводилъ, что 2-е Лицо Св. Троицы, какъ Рожденное, не можетъ быть прѣчастно Божественному Существу; природа Сына не только не тождественна, но даже неподобна природѣ Отца. Евномій даже избѣгаетъ называть Христа — Сыномъ Божіимъ, дабы это не посчиталось за единосущіе Его съ Отцемъ, а говоритъ только какъ о «Рожденномъ». Крещеніе, которое совершалось во имя «Нерожденнаго», соотвѣтствовало понятію Евномія о томъ, что единственной связью между Богомъ и нами является вѣра, основанная на разсужденiи; поэтому при крещеніи окунали только верхнюю часть тѣла, полагая, что нижняя часть тѣла не подлежитъ спасенію, и должна быть предоставлена діаволу. Секта евноміанъ процвѣтала въ царствованіе Валента и набиралась изъ высшихъ классовъ общества, и скоро вымерла.
[13] Евдоксій былъ аріаниномъ. Его сочиненія найдены только въ прошломъ вѣкѣ. Сначала онъ былъ епископомъ въ Гераманикiи въ Сиріи (370 г.), а затѣмъ занялъ Константинопольскую каѳедру; онъ пользовался большимъ вліяніемъ при дворѣ императора Валента. Явилъ себя онъ какъ лютый гонитель православныхъ.
[14] Астерій — видный аріанинъ, личный другъ Арія, котораго ученія съ усердіемъ распространялъ. Онъ былъ риторомъ, т.е. учителемъ словесности. Во время Діоклитіанова гоненія, отрекся отъ вѣры во Христа, и по этой причинѣ, впослѣдствіи, не могъ быть возведенъ въ духовный санъ. Сочиненія Астерія не дошли до насъ.
[15] Петръ, по прозвищу «Суконщикъ» (названный такъ на основаніи своей прежней профессіи), былъ усердный монофизитъ. Къ Трисвятой пѣснѣ онъ прибавилъ слова: «Распныйся за ны». Въ 467 году онъ явился искателемъ Антіохійской каѳедры еще при жизни православнаго патріарха Мартирія. Послѣдній, будучи не въ силахъ бороться, оставилъ свою каѳедру, говоря: «Отъ клира непокорнаго, отъ народа непослушнаго, отъ Церкви, утратившей свою чистоту, отступаюсь, оставляя за собой только достоинство священства». Но и Петръ Суконщикъ не долго оставался на каѳедрѣ; онъ бѣжалъ, боясь царскаго гнѣва.
[16] Севиръ (или Северъ) — монофизитскій Антіохійскій патріархъ (519-538 гг.). Принявъ крещеніе когда уже былъ взрослымъ, онъ сдѣлался монахомъ и явилъ себя аскетомъ. Пользуясь поддержкой императора Анастасія и его двора, онъ явился въ Константинополь, гдѣ сгруппировалъ вокругъ себя приверженцевъ монофизитства. Онъ много проповѣдывалъ и эти проповѣди были изданы, какъ «Каѳедральныя проповѣди» въ Патрологіи Оріенталисъ, и однажды его монахи, вторгнувшись въ придворную церковь, ввели тамъ пѣніе Трисвятаго съ прибавленіемъ: «Распныйся за ны».Они хотѣли это же продѣлать и въ св. Софіи, но народъ этого не допустилъ, ревнуя за оскорбленіе своего православнаго патріарха. Севиръ требовалъ, чтобы Халкидонскій, четвертый Вселенскій Соборъ былъ преданъ проклятію, но его старанія не увѣнчались успѣхомъ. Съ воцареніемъ Юстина, онъ бѣжалъ въ Александрію; былъ низложенъ Константинопольскимъ Соборомъ въ 536 году, и умеръ въ Египтѣ въ 538 году. Севиръ былъ однимъ изъ наиболѣе сильныхъ представителей монофизитства, и оставилъ у православныхъ печальную о себѣ память (О монофизитствѣ смотри примѣчаніе 20).
[17] Акефалы — это были крайніе монофизиты; монахи и чины клира, ярые противники Халкидонскаго Собора. Они не признали законнаго патріарха. Такимъ образомъ они не имѣли іерархическаго возглавленія, чему и долженствуетъ ихъ наименованіе. Во главѣ ихъ были двое пресвитеровъ, Юліанъ и Іоаннъ, и мірянинъ, софистъ Павелъ. Эта фанатическая еретическая группа не долго просуществовала, лишенная законнаго возглавленія и съѣдаемая междоусобными разногласіями.
[18] Т.е. въ пѣніи Трисвятаго (Святый Боже, Святый Крѣпкiй, Святый Безсмертный) они вставляютъ «Распныйся за ны», т.е., что можетъ относиться только ко Второму Лицу Святой Троицы, а не ко всей Св. Троицѣ. Такой способъ пѣнія Трисвятаго былъ введенъ монофизитскимъ антіохійскимъ патріархомъ Петромъ Суконщикомъ. Во время прибыванія Севира въ Константинополѣ, попытка навязать такое искаженное Трисвятое въ Константинополѣ не удалась, потому что это не допустилъ православный народъ.
[19] Православное ученіе говоритъ о двухъ природахъ Богочеловѣка: Божественной и человѣческой. На крестѣ страдала и умерла, и затѣмъ воскресла человѣческая природа, въ то время, какъ Божественная природа во Христѣ пребывала «безстрастной», т.е. — не подверженной страданіямъ и смерти. Монофизиты же, отрицая во Христѣ человѣческую природу, какъ совершенно поглощенную Божественной, такъ что во Христѣ имѣется только Божественная природа, — этимъ самымъ неизбѣжно страсти Христовы приписываютъ непосредственно Божественной Его природѣ, т.е. Самому Божеству, а это — ересь и кощунство, какъ и выразилъ это св. Софроній.
[20] Евтихій (или Евтихъ) былъ ересіархомъ монофизитской ереси. Онъ былъ въ высшей степени вліятельнымъ архимандритомъ въ Константинополѣ, гдѣ Церковь нѣкоторое время пребывала безъ патріарха. Онъ не имѣлъ глубокаго образованія, поэтому, хотя и считалъ себя вѣрнымъ послѣдователемъ св. Кирилла Александрійскаго, однако не понялъ его богословія и вынесъ заключеніе, что св. Кириллъ училъ объ одномъ естествѣ Богочеловѣка, что, конечно, св. Кириллъ не училъ. Его богословскія воззрѣнія потребовали духовнаго слѣдствія, которое и состоялось въ концѣ 448 году. Хотя онъ и уклонялся отъ прямого отвѣта о своемъ вѣрованіи, однако, въ концѣ концовъ, онъ заявилъ: «Я исповѣдаю, что Господь нашъ состоялъ изъ двухъ естествъ до соединенія ихъ, а послѣ соединенія исповѣдаю одно естество». Соборъ епископовъ приговорилъ Евтихія за эту ересь къ лишенію сана и отлученію отъ Церкви. Постановленіе Собора подписали 32 епископа и 23 представителя отъ монашества. Евтихій апеллировалъ къ Папѣ Римскому и къ Патріархамъ Александрійскому и Іерусалимскому. Самую горячую поддержку онъ нашелъ въ лицѣ мощнаго Діоскора, патріарха Александрійскаго, который желалъ свести счеты съ Константинопольскимъ патріархомъ и возвысить свою каѳедру. Ему удалось убѣдить расположеннаго къ нему императора Ѳеодосія созвать новый Вселенскій Соборъ и оказать ему полную поддержку. Соборъ былъ созванъ въ Ефесѣ въ 449 году и получилъ въ исторіи названіе «разбойничій». Діоскоръ со своими послѣдователями терроризировалъ православныхъ представителей. На этомъ «соборѣ» былъ возстановленъ Евтихій и его исповѣданіе одной природы во Христѣ было признано православнымъ. Присутствовавшіе на соборѣ заявили, что за единственно православную формулу исповѣданія они считаютъ: «По воплощеніи одна природа у Христа, хотя и воплощенная и вочеловѣчившаяся», и они осуждаютъ ученіе о двухъ природахъ послѣ воплощенія. Противники Евтихія были осуждены, какъ еретики. Рѣшенія собора подписалъ императоръ, но Церковь Христова этотъ соборъ заклеймила, какъ еретическій и проведенный незаконно и съ насильственными мѣрами надъ участниками его, державшихся Православія. Новый императоръ, Маркіанъ, увидѣлъ необходимость созвать Вселенскій Соборъ, который и состоялся въ Халкидонѣ въ 451 году и вошелъ въ исторію, какъ 4-й Вселенскій Соборъ. Монофизитство, какъ таковое, было предано анаѳемѣ. Діоскоръ былъ низложенъ. Памятникомъ Халкидонскаго Собора является его замѣчательное опредѣленіе: «Мы все согласно поучаемъ исповѣдывать одного и того же Сына, Господа нашего Іисуса Христа, совершеннѣйшаго въ Божествѣ и совершеннѣйшаго вь человѣчествѣ, истиннаго Бога, и истиннаго Человѣка, того же изъ души разумной и тѣла, единосущнаго Отцу по Божеству и того же единосущнаго намъ по человѣчеству. Одного и того же Христа, Сына Господа, единороднаго, въ двухъ естествахъ неслитно, неизмѣнно, нераздѣльно, неразлучно познаваемаго, — такъ что соединеніемъ нисколько не нарушается различіе двухъ естествъ, но тѣмъ болѣе сохраняется свойство каждаго естества и соединяется въ одно лицо и одну ѵпостась, — не на два лица разсѣкаемаго или раздѣляемаго, но одного и того же Сына и единороднаго Бога-Слова, Господа Іисуса Христа». Святые Отцы 4-го Вселенскаго Собора торжественно заявили, что такое исповѣданіе: «Сія вѣра отеческая, сія вѣра апостольская, сія вѣра православная, сiя вѣра спасла вселенную».
[21] «Чада Божіи по благодати», т.е. — не чадами Божіими по природѣ, потому что по-природѣ только Христосъ является Сыномъ Божіимъ. Человѣку дана Божія благодать, но не Божественная природа.
[22] Скобки принадлежатъ оригиналу.
[23] Божію заповѣдь, данную нашимъ праотцамъ въ Раю, святые отцы называютъ «спасительной» или «охранительной», потому что эти заповѣди должны были указать первымъ людямъ, что они находятся подъ властью Бога и не должны возомнить о себѣ будто они стали сами богами; эта заповѣдь имѣла своей благой цѣлью удержать ихъ въ спасительномъ духѣ смиренія при сознаніи, что они являются тварью Божіею, и пребывать въ любви къ Богу, при сознаніи до какой степени Богъ ихъ такь возвеличилъ надъ всей иной тварью, далъ имь столь счастливую жизнь въ Раю и возможность столь близкаго общенія съ Собою и почтилъ ихъ даромъ свободы воли, такъ что поставилъ имъ заповѣдь съ предложеніемъ слѣдовать ей, въ то время, какъ вся иная тварь слѣдуетъ самой необходимости подчиниться законамъ природы, вложенной въ нее Творцомь. Свв. Отцы видятъ въ этой заповѣди также и первую заповѣдь о постѣ, выражающуюся въ требованіи воздержанія.
[24] Скобки принадлежатъ тексту.
[25] Оригиналъ здѣсь гораздо кратчѣ: προς ηᾶιαν πρᾶξιν ϑειοτέραν ἀνίϰαϰος, т. е. «не довлѣющъ для всякаго дѣла болѣе божественнаго».
[26] Лат., пер.: «Сущій выше всякой твари».
[27] «Неизмѣнно», т. е. становится человѣкомъ, не измѣнивъ (умаливъ) Свое Божественное естество.
[28] Какъ извѣстно, Оригенъ, какъ Дидимъ Слѣпецъ и затѣмъ Евагрій Понтійскій, всѣ осуждены Соборомъ 543 года и 5-мъ Вселенскимъ, раздѣляли еллинское вѣрованіе въ предсуществованіе душъ, которыя обитаютъ на небѣ, и затѣмъ посылаются въ тѣла новорожденныхъ младенцевъ.
[29] Парафраза 18-го псалма, ст. 5-7.
[30] Здѣсь мы перевели текстъ въ свободномъ переводѣ, стараясь слѣдовать не столько дословному переводу, сколько вѣрно передать общую богословскую мысль всей фразы.
[31] Скобки приналежатъ оригиналу.
[32] Латинскій текстъ приводитъ толкованіе всему этому мѣсту: «Смыслъ: какимъ же образомъ возможно было бы утверждать, что Онъ — «человѣкъ» или «будетъ великимъ», или наречется истинный «Сынъ Вышняго» или «будетъ владѣть престоломъ Давидовымъ и вѣчнымъ царствомъ», если только о Томъ, о Комъ это возвѣщается не станетъ истинно человѣкомъ и не будетъ имѣть въ себѣ всѣ свойства, присущія человѣку, и ради сего не будтъ рожденъ какъ человѣкъ и не восприметъ истиннымъ образомъ человѣческое уничиженное состояніе». Nоtа 29, соl. 3255.
[33] Значеніе имени Іакова см. Быт. 27, 36.
[34] Здѣсь — несомнѣнная описка вь греческомъ тексте, какъ замѣчаетъ это и издатель рукописи. Въ текстѣ стоитъ «», т. е. — «провалъ», «неудача», «крушеніе», несомнѣнно слѣдуетъ это слово замѣнить на «την ἀποτεξιν», т. е. — «рожденіе» Лат. переводъ здѣсь гласитъ «ехstruсtionem», т. е. — «созданiе», «постройка».
[35] Текстъ въ скобкахъ прибавленъ нами.
[36] Въ оригиналѣ: «съ нами», что является несомнѣнной опиской.
[37] Т. е. воплотилось только Второе Лицо Св. Троицы — Сынъ Божій, но не вся Святая Троица.
[38] Т. е. — не слило оба естества въ Богочеловѣкѣ въ одно естество, какъ это намѣчалось въ ереси Несторія и полностью вылилось, хотя и въ другой крайности, у монофизитовъ.
[39] Объясненіе этой фразы см. въ 46-й главѣ этой проповѣди св. Софронія.
[40] Текстъ въ скобкахъ вставленъ нами, но онъ соотвѣтствуетъ мысли св. Софронія, высказанной имъ далѣе.
[41] Издатель рукописи въ своемъ примѣчанiи замѣчаетъ, что и св. Германъ Константинопольскій также указалъ на имя архангела Гавріила, какъ предъуказывающее Пресвятой Дѣвѣ на двѣ природы, имѣющаго родиться отъ Нея Богочеловѣка, или же скорѣе на то, что Христосъ примиритъ людей съ Богомъ. Впрочемъ «Гаврiилъ» въ переводѣ означаетъ «мужъ Божій».
[42] Текстъ принадлежитъ оригиналу, но для большей ясности мы этотъ текстъ помѣстили въ скобки и внесли его туда, гдѣ въ русскомъ текстѣ ему было бы надлежащее мѣсто.
[43] Здѣсь св. Софроній полемизируетъ съ еретиками, которые утверждали всевозможныя нелѣпости, какъ, напримѣръ, что плоть Христова существовала отдѣльно на небѣ до Воплощенія, и затѣмъ при Воплощеніи соединилась съ Нимъ; или же это была какая-то иная человѣческая плоть, которую Логосъ воспринялъ при Своемъ Воплощеніи. Св. Софроній указываетъ на то, что элементы, принадлежащія разнымъ сферамъ и не могли бы сойтись въ одно и образовать одну ипостась. Воплощеніе Христово являетъ соединеніе человѣческой плоти съ Богомъ-Словомъ въ тайнѣ Божественнаго зачатка: эта плоть Богочеловѣка была собственная плоть Богочеловѣка, образовавшаяся во чревѣ Божіей Матери. Св. Софроній полемизируетъ главнымъ образомъ съ Несторіемъ и Павломъ Самосатскимъ, ересь которыхъ онъ съ особой силой вскрываетъ въ своемъ знаменитомъ синодальномъ посланіи, воспроизводимомъ въ дѣяніяхъ 6-го Вселенскаго Собора.
[44] Несторій, патріархъ Константинопольскій, ересіархъ ереси получившей названіе по нему. Это былъ своего рода раціоналистъ, который не могъ понять тайну Воплощенія Христова и превратно истолковывалъ ее. Онъ былъ человѣкомъ образованнымъ и обладалъ большимъ краснорѣчіемъ и импозантнымъ видомъ аскета. Назначеніе его патріархомъ Константинопольскимъ въ 427 году, было принято съ радостью. Въ немъ надѣялись увидѣть второго св. Іоанна Златоустаго. Своей цѣлью онъ поставилъ искоренить еретиковъ и со страстностью взялся за гоненіе на оставшихся еще въ Константинополѣ аріанъ, македоніанъ и аполлинаристовъ. Предшествующіе патріархи не видѣли въ этомъ нужды, зная, что по волѣ Божіей, всѣ эти секты и сами вымрутъ, а мѣры насилія не приводятъ къ добру. И вотъ, этотъ страстный гонитель еретиковъ, считавшій себя за свѣтило Православія, самъ оказался лютымъ еретикомъ и оказался на судѣ подсудимыхъ. Онъ отрицалъ, что родившійся Христосъ является Богомъ, а видѣлъ въ Немъ только человѣка, съ Которымъ только впослѣдствіи лишь соединилось Божество. Поэтому онъ и его послѣдователи не допускали наименованія Божіей Матери Богородицей. Гефеле такимъ образомъ формулировалъ ересь Несторія «Несторій, вмѣсто признанія во Христѣ человѣческой природы съ Божественной личностью, постоянно предполагаетъ связь человѣческой личности съ Божествомъ. Приковавши свое вниманіе къ цѣлому конкретному представленію о человѣкѣ, онъ не можетъ возвыситься до абстракціи — мыслить человѣческую природу безъ личности и соединить просто человѣческую природу съ Божественной личностью. Несторій склоненъ усвоять Христу личность грѣшнаго человѣчества; какъ показываютъ всѣ его образы и сравненія (храмъ, одежда, инструментъ), Несторій внѣшне лишь связываетъ Божественную природу съ человѣческой. Божество не родилось отъ Дѣвы, а какъ бы прошло чрезъ Нея» Предшественники Несторія, какъ Ѳеодоръ Мопсуэстійскій и Діодоръ Тарсійскій, учатъ о двухъ Сынахъ, о двухъ Христахъ. Представляется, что, не смотря на отрицаніе сего, это же училъ и Несторій. Такъ, Флавіанъ, патріархъ Константинопольскій, въ своемъ исповѣданіи вѣры писалъ: «Тѣхъ, которые возвѣщаютъ или двухъ Сыновъ, или двѣ ѵпостаси, или два лица, а не проповѣдаютъ одного и того же Господа Іисуса Христа, Сына Бога живаго, сущаго въ одной Ѵпостаси и въ одномъ Лицѣ, одного Господа, — мы анаѳематствуемъ и признаемъ чуждыми Церкви и прежде всѣхъ анаѳематствуемъ нечестиваго Несторія». Трудами св. Кирилла Александрiйскаго и его сподвижниковъ, ересь Несторія была вскрыта и осуждена на 3-мъ Вселенскомъ Соборѣ въ 431 году, который утвердилъ догматъ о Воплощеніи Христовомъ и торжественно именовалъ Пресвятую Дѣву Марію — Богородицею. (См. нашу статью въ Вѣстникѣ Русскаго Христіанскаго Движенія, № 137, стр. 19-26).
[45] Павелъ Самосатскій, еретикъ 3-го вѣка. Человѣкъ съ блестящимъ образованіемъ, онъ занялъ Антіохійскую каѳедру между 260-262 гг. Онъ пользовался большимъ вліяніемъ при дворѣ и жилъ богато и роскошно, занимая и высокую свѣтскую должность. Онъ отмѣнилъ въ своей епархіи древніе гимны въ честь Спасителя и замѣнилъ гимнами въ честь самого себя. Онъ не признавалъ Сына Божiя сошедшаго съ неба, а училъ только о Его земномъ происхожденіи. По его ученію, въ Божествѣ нѣтъ различія лицъ; Слово и Св. Духъ находятся въ Отцѣ такимъ же образомъ, какъ разумъ и духъ въ человѣкѣ. Когда говорятъ, что «Сынъ отъ вѣчности», то это означаетъ не болѣе, какъ мысленное существованiе въ Божескомъ предвѣдѣніи; рожденіе означаетъ выступленіе для дѣятельности. Іисусъ быль простой человѣкъ; Слово обитало въ Немъ какъ въ Моѵсеѣ и пророкахъ, только въ большей степени; Сыномъ Божіимъ Онъ называется лишь потому, что сдѣлался такимъ чрезъ обитанiе въ Немъ Божества. Его ученіе, отражавшее и савелліанство и намѣтившее аріанство, было предметомъ разсмотрѣнія трехъ Антіохійскихъ Соборовъ (264, 267 и 269 гг.). Ученіе его признано ересью и онъ былъ лишенъ епископства. Его ересь еще жила и въ 5-мъ вѣкѣ.
[46] Ѳеодоръ Мопсуэстійскій, еретикъ 4-го вѣка. Онъ, какъ и Діодоръ Тарсійскій, былъ «отцемъ» несторіанства. Онъ былъ человѣкомъ образованнымъ и безупречной жизни и убѣжденнымъ послѣдователемъ никейскаго исповѣданія, однако онъ не правильно училъ относительно Воплощенія Христова и свои еретическіе взгляды передалъ своему ученику Несторію. О Воплощеніи Христовомъ онъ училъ слѣдующимъ образомъ: Христосъ состоитъ изъ двухъ раздѣльныхъ природъ, объединеніе которыхъ можно мыслить такъ: Богъ-Логосъ воспринялъ отдѣльнаго человѣка, до извѣстной степени соединился съ нимъ, то-есть вселился въ Него. Это вселеніе не было существеннымъ, субстанціональнымъ, — но не было и духовнымъ только, а по благодати; т. е., Богъ соединился съ человѣкомъ Іисусомъ совершенно особымъ образомъ, отчасти по аналогіи Своего соединенія съ благочестивыми душами, т. е. по Своему благоволенію, и соприкоснулся съ нимъ. Логосъ жилъ во Христѣ, какъ во храмѣ. Человѣческая природа субстанціально не измѣнилась, но мало-помалу развивалась, совершенствовалась. Соединенiе это не было въ Немъ и физическимъ, но относительнымъ. Первоначально оно было моральнымъ, но благодаря развитію, усовершенствованію и укрѣпленію, становится какъ бы единымъ достопоклоняемымъ существомъ или субъектомъ. О Воплощеніи въ собственномъ смыслѣ не было рѣчи, но можно говорить только о воспріятiи человѣка со стороны Логоса. Поэтому, называть Марію Богородицей, въ строгомъ смыслѣ, есть абсурдъ. Все въ дѣятельности Христа явно дѣлилось на Божеское и человѣческое. Въ концѣ-концовъ Іисусъ сталъ «обожествленнымъ человѣкомъ». Въ 544 году императоромъ Юстиніаномъ, въ полномъ согласіи со всѣми церковными властями, былъ изданъ указъ, второй пунктъ котораго гласилъ: «Если кто не анаѳематствуетъ Ѳеодора Мопсуэстійскаго и его догматовъ и тѣхъ, кто или мудрствовалъ или мудрствуетъ подобно ему, анаѳема». Пятый Вселенскій Соборъ въ 553 году, изучивъ творенія Ѳеодора Мопсуэстійскаго, нашелъ ученіе послѣдняго еретическимъ и предалъ его анаѳемѣ, т. е. подтвердилъ указъ Юстиніана, вынесенный въ 544 году. Св. Церковь исповѣдуетъ Воплощеніе Христово во всей полнотѣ и въ полномъ (а не относительномъ) соединеніи Божественнаго естества съ человѣческимъ. Пресвятая Дѣва Марія есть истинная Богородица, какъ родившая Бога во плоти. Воспринятая Христомъ плоть не нуждалась въ усовершенствованіи или въ какомъ-то духовномъ ростѣ, хотя и имѣла въ себѣ свойства, присущія плоти, какъ-то возрастала въ смыслѣ возраста, нуждалась въ пищѣ и одѣяніи и страдала на крестѣ. Господь нашъ Іисусъ Христосъ не былъ «обожествленнымъ человѣкомъ», какъ это говорилъ помянутый Ѳеодорь Мопсуэстійскій, а былъ истиннымъ Богомъ и Человѣкомъ, Богочеловѣкомъ и Спасителемъ нашимъ.
[47] Скобки принадлежатъ оригиналу.
[48] Т. е. Ѵпостась Сына составлена изъ Божественной и человѣческой природъ Богочеловѣка. Скобки принадлежатъ оригиналу.
[49] См. прим. 16.
[50] Евтихій, см. прим. 20. «Евтихій» въ переводѣ означаетъ «счастливый», «имѣющій счастливую судьбу». Св. Софроній называетъ его «Дивтихіемъ», что означаетъ «злополучный», «несчастный».
[51] Діоскоръ, о немъ смотрите также въ примѣчаніи 20.
[52] Аполлинарій Лаодикійскій (ум. 390 г.) былъ извѣстнымъ богословомъ съ широкимъ образованіемъ, построенномъ главнымъ образомъ на Платонѣ и Аристотелѣ. Въ борьбѣ Православія съ аріанствомъ онъ явилъ себя горячимъ поборникомъ Никейскаго вѣроисповѣданія. Но въ своемъ ученіи въ дальнѣйшемъ онъ впалъ въ ересь и явился какъ бы основателемъ монофизитства. Исходя изъ Платоновской трихотоміи (духъ, душа и тѣло) въ человѣкѣ, Аполлинарій замѣнилъ въ Іисусѣ Христѣ третью, высшую часть человѣческой природы, «духъ человѣческій» или «умъ человѣческій», Божественнымъ Логосомъ, т. е. Второй Vпостасью Св. Троицы. Для спасенія человѣка нужно было, чтобы Богъ умеръ какъ человѣкъ. А если во Христѣ данъ полный человѣкъ, т. е. и съ человѣческимъ разумомъ («логосомъ»), то Онъ какъ человѣкъ и страдалъ, и искупленія не получилось бы. Потому что гдѣ полный человѣкъ, тамъ и грѣхъ. Источникъ грѣха въ душѣ. Человѣческій логосъ (разумъ), управляющій душею, немощенъ. Нуженъ логосъ мощный, чтобы его не побѣдила тварная человѣческая душа. Нужно, чтобы на мѣсте человѣческаго духа въ Богочеловѣкѣ былъ Божественный Логосъ. Нужно, чтобы во Христѣ былъ Логосъ безгрѣшный. Христосъ — «одна природа, одна ѵпостась, одна энергія, единое лицо, весь Богъ, весь человѣкъ». Нельзя говорить о двухъ лицахъ, о двухъ естествахъ. Онъ (Христосъ) — единое естество воплотившагося Слова. Это одна природа — составленная, слитая. Такимъ образомъ Аполлинарій училъ, что Христосъ не полностью воспринялъ человѣческую природу, а только частично. Между тѣмъ, по выраженію Свв. Отцовъ, это было не такъ, потому что Христосъ воспріялъ все человѣческое для того, чтобы спасти и искупить всего человѣка, и если бы Онъ что-нибудь не воспріялъ, свойственное человѣку, то не воспринятое Имъ и не было бы спасено. Церковь воспѣваетъ, говоря Ему: «И спаслъ еси всего мя человѣка». Свое еретическое ученіе (которое онъ восхвалялъ, какъ «Новая Вѣра») онъ высказалъ, еще въ 352 году. Александрійскій Соборъ 362 г. былъ принципіально противъ такого ученія, но не пожелалъ подробнѣе вникать въ заблужденія Аполлинарія изъ уваженія къ его заслугамъ. Впервые ересь была осуждена при папѣ Дамасѣ на Римскомъ Соборѣ 337 году, хотя и безъ упоминанія имени ея автора, Аполлинарія, опять же изъ уваженiя къ нему. Аргументъ папы, выдвинутый противъ Аполлинарія, формулируется такъ. «Если воспринятъ былъ Сыномъ Божiимъ несовершенный (неполный) человѣкъ, то несовершенно и наше спасеніе, потому что не весь человѣкъ спасается. Если весь человѣкъ погибъ, то необходимо, чтобы спасено было все, что погибло». Ошибки Аполлинарія были замѣчены и указаны еще св. Аѳанасіемъ Великимъ, а потомъ, позже, св Григоріемъ Богословомъ, св Григоріемъ Нисскимъ и св. Епифаніемъ. Главная заслуга ихъ въ этомъ отношеніи въ томъ, что они доказали необходимость признанія во Христѣ разумной человѣческой души. На Второмъ Вселенскомъ Соборѣ «ересь Аполлинаристовъ» была осуждена вмѣстѣ съ цѣлымъ рядомъ иныхъ современныхъ и бывшихъ до этого ересей.
[53] Полемонъ, жившій отъ 97-го до 153-го года, былъ греческимъ софистомъ, который пользовался большимъ успѣхомъ какъ ораторъ. Заболѣвъ неизлѣчимой болѣзнью, онъ велѣлъ похоронить себя заживо. Сохранились его надгробныя рѣчи. О Христѣ онъ училъ совершенно превратно.
[54] Симонъ Волхвъ, самарянинъ, современникъ апостоловъ, основатель существовавшей еще въ 3-мъ вѣкѣ гностической секты «симоніанъ». По общему мнѣнію древнихъ христіанскихъ писателей, онъ былъ родоначальникомъ гностицизма и всѣхъ ересей въ Церкви. Онъ былъ крещенъ св. діакономъ Филиппомъ, когда этотъ апостоль проповѣдывалъ въ Самарiи (Дѣян. 8, 9-24). И тогда еще этотъ человѣкъ приписывалъ себѣ какія-то великія качества. Затѣмъ, когда изъ Іерусалима прибыли апостолы Петръ и Іоаннъ, чтобы посредствомъ рукоположенія низвести дары Св. Духа на крещенныхъ, то Симонъ предложилъ имъ деньги за то, чтобы они ему сообщили даръ рукополагать. Апостолы упрекнули его и указали ему, что онъ стоитъ на пути гибели. Изъ Самаріи Симонъ прибылъ въ Тиръ, гдѣ нашелъ нѣкую женщину съ дурнымъ прошлымъ и объявилъ ее «творческой мыслью верховнаго Божества», родившаго черезъ нее архангеловъ и ангеловъ, сотворившихъ нашъ міръ. Самого себя онъ выдавалъ за этого верховнаго Бога, какъ являемаго въ прошедшемъ, настоящемъ и будущемъ. Примѣняясь къ христіанскимъ терминамъ, Симонъ объявилъ, что онъ есть «отецъ», «сынъ» и «духъ св.», — три явленія единаго сверхнебеснаго Бога: какъ отецъ, онъ явился въ Самаріи въ собственномъ лицѣ Симона; какъ сынъ — въ Іудеѣ, въ лицѣ Іисуса, котораго оставилъ передъ распятіемъ; какъ духъ св. — онъ будетъ просвѣщать язычниковъ во всей вселенной. О нераздѣльной съ нимъ мысли Божіей онъ разсказывалъ, что созданные ею космическіе духи, движимые властолюбіемъ и невѣдѣніемъ, не захотѣли признавать ея верховенства и, заключивъ ее въ оковы чувственно тѣлеснаго бытія, заставили послѣдовательно переходить изъ одного женскаго тѣла въ другое. Такъ она очутилась въ Тирѣ въ тѣлѣ нѣкой женщины Елены, которую Симонъ нашелъ и возстановилъ. Въ «Псевдо-Клементинахъ» находятся разсказы о противоборствѣ Симона съ ап. Петромъ и о его трагической смерти, по причинѣ не удавшагося ему чуда. Все это нынѣшней наукой признается за выдумку. Отрывки изъ его сочиненія «Великое разъясненіе» наполнено теософическими и древне-философскими взглядами. Все исполнено невѣроятнаго абсурда, какъ и все дальнѣйшее у гностиковъ, и нынѣ представляется страннымъ, что нѣчто таковое представляло опасность для ранней Христіанской Церкви и требовало большихъ усилій отъ древнихъ христіанскихъ писателей для борьбы съ гностицизмомъ. Вѣроятно, онъ привлекалъ къ себѣ своимъ нездоровымъ мистицизмомъ, какъ мы это видимъ и въ нынѣшнія времена.
[55] Валентинъ былъ самымъ значительнымъ гностическимъ философомъ и однимъ изъ весьма яркихъ умовъ 2-го вѣка. Онъ былъ родомъ изъ Египта, прибылъ вь Римъ въ 140 году и тамъ же скончался въ 160 году. Это все, что извѣстно о немъ. Его сочиненія не дошли до насъ, но его ученіе передано въ сочиненiи св Иринея Ліонскаго, который усиленно боролся съ современными ему ересями. Въ основѣ системы Валентина — общегностическая идея абсолютной полноты, вѣчнаго бытія или міра эоновъ, изъ котораго происходитъ и къ которому возвращается все способное къ воспріятію истины. На незримыхъ и несказанныхь высотахъ превѣчно пребываетъ Совершенный Эонъ, Праотець или Глубина. Будучи выше всякаго опредѣленнаго бытiя, какъ положительное нѣчто, или истинная безконечность, этотъ Первоэонъ имѣетъ въ себѣ абсолютную мощь и возможность всякаго опредѣленнаго бытія, имѣетъ ее въ себѣ какъ свою мысль и радость. Въ такомъ внутреннемъ, невыраженномь состояніи эта мысль Глубины называется Молчаніемъ. Непостижимое Глубины всегда остается въ Молчанiи, постижимое же становится началомъ всего, будучи изъ потенціальной мысли Первоэона произведено въ дѣйствительность актомъ его воли. Это второе, произведенное начало всего есть Умъ, также называемый и Единороднымъ и Отцемъ всяческихъ. Съ нимъ вмѣстѣ произведена и соотносительная ему идеальная объективизація — Истина. Они, оплодотворяя другъ друга, производять Разумъ (Логосъ) и Жизнь, а эти, въ свою очередь, порождаютъ Человѣка и Церковь. Эти четыре пары: Глубина и Молчаніе, Умъ и Истина, Разумъ и Жизнь, Человѣкъ и Церковь, составляя совершенную «осьмерицу», — производять еще 22 эона. Все вмѣстѣ 30 эоновъ — женскій эонъ, Софія — возгорается пламеннымъ желаніемъ непосредственно знать и созерцать Первоотца — Глубину Но это доступно только первому эону послѣ Глубины, т. е., Единородному Уму. Невозможность проникнуть, при страстномъ желаніи этого, ввергли Софію въ состояніе недоумѣнія, печали, страха и изумленія, и въ такомъ состояніи она произвела соотвѣтственную ему сущность — неопредѣленную, безвидную и страдательную. Сама она, потерявши свой внутренній устой и выйдя изъ порядка Полноты, расширилась бы во всеобщую субстанцію, если бы въ своемъ безмѣрномъ стремленіи не встрѣтила вѣчнаго Предѣла, все приводящаго въ должный порядокъ и называемаго также Очистителемъ, Воздаятелемъ и Крестомъ. Въ результатѣ всего, Софія заняла свое прежнее положеніе въ Полнотѣ. Положительнымъ результатомъ происшедшаго безпорядка явилось произведеніе двухь новыхь эоновъ: Христа и Духа Святого. Первый научилъ всѣхъ эоновъ различать въ Первоотцѣ его непостижимое отъ постижимаго, а также сообщилъ имъ законъ послѣдовательности и сочетанія эоновь; Духъ Святой, съ другой стороны, открылъ имъ ихъ существенное тождество, и силу котораго все въ каждомъ и каждый во всѣхъ. Утѣшенные, успокоенные и обрадованные этимъ откровенiемъ, эоны проявили на дѣлѣ свою солидарность, произведя сообща, изъ лучшихъ своихъ силъ, совокупный Плодъ Полноты и совмѣстный Даръ ей Первоотцу — эона Іисуса или Спасителя. Онъ же, какъ отъ всѣхъ происшедшій, называется Все. А между тѣмъ, извергнутое изъ Полноты дѣтище Софіи, Ахамотъ, безформенное и безвидное, томилось въ полномъ мракѣ и невѣдѣніи. Христосъ сжалился надъ нимъ и, снизойдя, собственноручною силою вложилъ въ него нѣкоторый внутренній образъ Полноты, какъ бы нѣкую полусознательную идею, такъ чтобы изгнанникъ могъ чувствовать и скорбь разлуки, а вмѣстѣ съ тѣмъ и свѣтлое предчувствіе вѣчной жизни. Христосъ, сдѣлавъ это, возвратился въ Полноту. Весь же міръ — это отражаніе состоянія этого женскаго дѣтища Софіи, Ахамота. Вся влажная стихія въ нашемъ мірѣ — это слезы Ахамоты, плачущей по Немъ; ея скорбь и печаль застыла и отвердѣла въ твердой природѣ міра; изъ ея страха возникли сатана и демоны; изъ ея обращенія и стремленія къ утраченному произошли Диміургъ (космическій умъ) и прочія душевныя существа. Она породила свое высшее порожденіе — духовное начало въ нашемъ мірѣ, сѣмя будущихъ духовныхъ людей, пневматиковъ или гностиковъ. И она же подвигла Диміурга къ созданію міра. Въ концѣ созданія міра, Диміургь создалъ свое наилучшее твореніе — человѣка, въ котораго вложены три начала: матеріальное, душевное, полученное отъ Диміурга, и духовное, вложенное Софіей-Ахамотъ. Эти три начала не осуществляются равномѣрно всѣмъ потомствомъ перваго человѣка. Въ однихъ людяхъ реализуется только матеріальное начало — это люди плотскіе, роковымъ образомъ предопредѣленные ко злу и гибели; въ другихъ осуществляется среднее — психическое начало — это люди душевные, способные и ко злу и къ добру по собственному выбору; въ случаѣ предпочтенія ими добра они спасаются вѣрою и дѣлами, но никогда не могутъ достигнуть высшаго совершенства и блаженства, какія предназначены для людей третьяго разряда, по существу духовныхъ. Имъ нѣтъ нужды въ вѣрѣ, потому что они обладаютъ совершеннымъ знаніемъ (гносисъ), ни въ добрыхъ дѣлахъ они не нуждаются, потому что они выше этого въ силу своего духовнаго сѣмени, которое заложено въ нихъ. Цѣль пришествія Спасителя на землю была именно въ томъ, чтобы собрать этихъ людей, обладающихъ высшимъ знаніемъ. Онъ пришелъ въ тѣлѣ, но только это тѣло было призрачнымъ, фантастическимъ, потому что тѣло — матеріальнаго характера, а Христосъ, какъ высшій эонъ, ничего матеріальнаго въ Себѣ не имѣетъ. Когда всѣ гностики познаютъ себя и достигнутъ совершенства, наступитъ конецъ міра. Софія-Ахмотъ вмѣстѣ со Спасителемъ войдетъ въ Полноту; духи гностиковъ, принявъ женскій характеръ, по образу Софіи, войдутъ въ сочетаніе съ ангелами, и также будутъ восприняты въ Полноту. Диміургъ и «душевные праведники» утвердятся навѣки въ своемъ царствѣ небесномь, а матеріальный міръ, съ плотскими людьми и съ княземъ міра сего — сатаной, сгоритъ и обратится въ ничто. Такимъ образомъ, гностицизмъ является смѣшеніемъ языческихъ вѣрованій съ христіанскимъ ученіемъ, съ элементами изъ древней философіи и при самой смѣлой фантазіи. При этомъ, хотя они и признавали въ какихъ-то особыхъ ихъ пониманіяхъ Воплощеніе Христово, но при этомъ учили, что плоть Христова была не реальна, не матеріальна, не дѣйствительна, а только — видимость, призракъ, фантазія. Въ этомъ и состоитъ сущность докетизма.
[56] Маркіонъ — одинъ изъ великихъ гностиковъ 2-го вѣка, происходилъ изъ Понта, въ 140 г. прибылъ въ Римъ и нѣкоторое время принадлежалъ къ христіанской общинѣ столицы. Онъ выступилъ съ планами реформировать Церковь, но эти планы не были уважены, послѣ чего онъ отдѣлился и основалъ свою собственную общину. Если у другихъ гностиковъ господствуетъ полная фантазія въ созданіи ихъ системъ и при этомъ совершенная оторванность и игнорированіе Христіанской Церкви, то этого нельзя сказать про Маркіона, и этимъ онъ былъ еще болѣе опасенъ для Церкви. Въ своей системѣ Маркіонъ стремится совершенно оторвать Ветхій Завѣтъ отъ Новаго Завѣта. Онъ утверждаетъ, что Богъ Ветхаго Завѣта совершенно иной, нежели Богъ Новаго Завѣта. Пользуясь отдѣльными мѣстами изъ Ветхаго Завѣта, онъ рисуетъ Бога Ветхаго Завѣта въ черныхъ краскахъ, и при этомъ сравниваетъ поступки и слова Спасителя. Несомнѣнно, что это отталкиваніе отъ Ветхаго Завѣта долженствовало антиіудаизму, который былъ присущъ и другимъ гностикамъ, а также былъ и въ нѣдрахъ Церкви. Такое одностороннее увлеченіе идеей противопоставленія Христіанства іудейству, неизбѣжно толкало Маркіона къ еретическому дуализму. Допуская существованіе двухъ разныхъ боговъ: Бога Ветхаго Завѣта, Диміурга, Судію, и — Бога Новаго Завѣта, невѣдомаго Ветхому Завѣту, благого и любвеобильнаго, Маркіонъ говоритъ и о двухъ Христахъ. Маркіонъ отнюдь не сомнѣвается въ истинности всего того, что говорится въ Ветхомъ Завѣтѣ; чудеса это — дѣянія ветхозавѣтнаго Бога, Диміурга, пророки Его посланники, пророчества — предсказанія о Мессіи, Который есть Христосъ іудейскій, и Который долженъ явиться, чтобы собрать свой народъ, покорить ему всѣ племена и произвести общій судъ. Но Диміургъ, составляя такіе планы, выказалъ Свое невѣдѣніе, потому что не зналъ совсѣмъ благого, вышняго Бога, Который рѣшилъ спасти человѣчество, и для этого послалъ на землю Своего Христа. Христосъ не воспринялъ истиннаго человѣческаго тѣла; Онъ былъ только форма и духъ; казался тѣмъ, чѣмъ не былъ въ дѣйствительности. Хотя Христосъ былъ явленіемъ призрачнымъ, однако, Его дѣянія и проповѣдь производили сильное впечатлѣніе на людей и отвлекли ихъ отъ Диміурга. Тогда Диміургъ рѣшилъ предать Его своему народу, который и распялъ Его. Умершій былъ посланъ въ адъ, но Онъ и тамъ проповѣдывалъ, нашелъ вѣрующихъ и вознесъ ихъ съ Собою къ благому Отцу. Диміургъ въ гнѣвѣ закрылъ солнце, потрясъ землю. Но этимъ все и ограничилось. Диміургъ, правда, пошлетъ еще своего Мессію, который оснуетъ тысячелѣтнее царство. Но это царство ничто въ сравненіи съ непреходящимъ царствомъ Христа, въ которомъ увѣровавшіе пребываютъ, отложивъ свои тѣла, какъ недостойную ношу. Тѣ, которые не идутъ за Христомь, поступаютъ въ распоряженіе Диміурга, въ огнѣ котораго они горятъ. Маркіону мысль о воскресеніи плоти чужда совершенно, какъ и инымъ гностикамъ. Но въ отличіи отъ гностиковъ ему совершенно чуждо и ученіе о эонахъ. Внѣшне свои общины онъ организовалъ въ духѣ Христіанской Церкви; общины возглавлялись епископами и пресвитерами, совершалось крещеніе водой и елеепомазаніе, принималось Евангеліе отъ Луки и 10 Посланій ап. Павла. Эта внѣшняя сторона дѣлала общины Маркіонитовъ весьма похожими на христіанскія церкви, а проповѣдь крайняго аскетизма и идеалъ безбрачія, вызывалъ къ нимъ уваженіе. Эта секта просуществовала весьма долго; ея общины существовали еще въ 5-мъ вѣкѣ, а затѣмъ слилась въ 6-мъ и 7-мъ вв. съ манихействомъ и вылилась въ секту павликіанъ, причинившихъ много потрясеній въ Церкви въ 8-мъ и 9-мъ вѣкахъ. Павликіанство, въ свою очередь, вылилось въ богомильство, которое перешло и въ нашу исторію.
[57] Василидъ, гностикъ 2-го вѣка, который смѣшалъ христіанскіе элементы съ языческими и съ греческой философіей. Согласно ему, въ мірѣ нѣтъ ничего дѣйствительнаго: ни Абсолютнаго Начала, ни существъ; все только идеи и потенціальныя возможности. Первый владыка и глава міра — «Архонтъ» и второй — «Диміургъ», которымъ повинуются 365 астральныхъ ангеловъ, управляющихъ такимъ же числомъ звѣздныхъ сферъ. Никто изъ нихъ не зналъ о существующей высшей духовной потенціи, пока она не проявилась въ воплощеніи Христа, привлекшаго къ Себѣ силу Духа Святаго, соединяющаго низшій міръ съ высшимъ. Евангеліе, которое проповѣдаетъ Христосъ, открываетъ низшему міру истину абсолютнаго и идеальнаго бытія. Услышавъ эту благую вѣсть, владыка видимаго міра (Архонтъ), считавшій себя дотолѣ верховнымъ существомъ, испытываетъ удивленіе и страхъ, а затѣмъ вразумляется и понимаетъ свое подчиненіе. Духовныя существа, просвѣщенныя Евангеліемъ, возносятся вслѣдъ за Христомъ въ міръ идеальнаго существованія, въ то время, какъ матеріальный міръ погружается въ состояніе безличнаго покоя и какъ бы небытія.
[58] Манесъ — основатель Манихейства. Въ греческихъ текстахъ и въ нашихъ, церковно-славянскихъ, онъ именуется «Манентъ», въ виду того, что его имя связываютъ съ глаголомъ. «Μαίνομαι» — «быть въ изступленіи» и на основаніи сего дѣлаютъ глагольное причастіе, и то, что нормально звучитъ въ остальныхъ падежахъ, ненормально возводится и въ именительный падежъ (см. Μάνης, gеnеt. Μάνεντος: Grееk Lехісоn оf thе Rоmаn аnd Вуzаntіnе Реrіоds. Е. А. Sорhосlеs, р. 731). Бiографія этого персидскаго мыслителя закутана легендами. Родился онъ въ первой четверти 3-го вѣка. Одно преданіе говоритъ, что онъ былъ низкаго происхожденія, а другое, наоборотъ, говоритъ о его высокомъ происхожденіи и славѣ. Персидское преданіе говоритъ, что онъ принялъ христіанство и одно время былъ пресвитеромъ одной изъ христіанскихъ общинъ. Но христіанство онъ и не понялъ, и не оцѣнилъ, а создалъ свою собственную религію. Враждебно встрѣченный царемъ Сапоромъ І-мъ, онъ оставилъ Персію и долгіе годы проповѣдывалъ въ Туркестанѣ, Китаѣ и Индіи, повсюду основывая общины. По смерти царя Сапора І-го, вернулся въ Персію. Царь Гормизда принялъ его благосклонно и предоставилъ ему одинъ замокъ для жительства. Черезъ два года мѣсто умершаго Гормизды занялъ Барамъ І-й, враждебно настроенный къ Манесу. Подъ предлогомъ диспута съ магами, Барамъ І-й вызвалъ его изъ замка; на устроенномъ дѣйствительно диспутѣ Манесъ былъ признанъ побѣжденнымъ и былъ распятъ. Это было въ 276-277 гг. Сочиненiя Манеса не дошли до насъ, но общая система его ученiя передана Севиромъ въ его 123-й бесѣдѣ, а выдержки изъ его сочиненій приводятся у св. Епифанія, у бл. Августина и др. Характернымъ для ученія Манеса, какъ и для гностицизма и для иныхъ восточныхъ религiй, это — открытый дуализмъ съ равносильнымъ правомъ и добра и зла, а также взглядъ на матерію, какъ на зло, которое подлежитъ космическому уничтоженію. Эти, такъ сказать, элементы религіи Зороастры, смѣшавъ съ христіанскимъ ученіемъ объ Искупителѣ и съ христіанскимъ богослуженіемъ, Манесъ объединилъ въ своей системѣ, не менѣе фантастичной, чѣмъ системы Валентина, Василида и Вардесана. Ученіе Манихеевъ таково: отъ вѣчности существуютъ двѣ равныхъ субстанціи или бога со своими отдѣльными царствами: Свѣтъ и Мракъ, Ормуздъ и Ариманъ, съ многочисленными эонами. Богъ свѣта — благъ и святъ, все наполняетъ свѣтомъ, какъ благодѣтельное солнце; въ то время, какь богъ мрака — матеріальной природы и злой — это сатана со своими демонами. Въ его царство входятъ пять стихій — кромѣшняя тьма, густая грязь, бурный вѣтеръ, разрушительный огонь и удушливый дымъ. Въ этомъ царствѣ господствуетъ взаимная вражда и постоянная война. При этой борьбѣ они (эти стихіи) видѣли высшій свѣтъ, который ихъ притягивалъ; они заключили союзъ между собою и рѣшили напасть на царство свѣта. Для защиты отъ такого нападенія, благой богъ изводитъ изъ своего царства «матерь жизни», высшую міровую душу, изъ которой образовался Первочеловѣкъ. Снабженный пятью чистыми элементами (свѣтомъ, огнемъ, вѣтромъ, водою, землею), первый человѣкъ вступилъ въ борьбу съ мракомъ, но послѣднему удалось оторвать отъ него частицу свѣта, которая смѣшалась съ матеріей и сдѣлалась мірообразующимъ принципомъ. Вслѣдствіе этого, произошло смѣшеніе обоихъ царствъ. Въ помощь къ первому пришелъ «живой духъ», который образовалъ видимый міръ. Въ немъ разлита свѣтовая матерія, какъ душа, называемая также Сыномъ Божіимъ. Дальнѣйшее развитіе имѣетъ своею задачей освободить, выдѣлить изъ матеріи попавшій въ нее свѣтъ и перенести постепенно освобождаемыя части на солнце и луну. Если вся свѣтовая матерія олицетворяется въ Сынѣ Божіемъ, то при указанномъ процессѣ онъ раздвояется: онь, заключенный въ матерію, есть Іисусь Страждущій, а поскольку части свѣта освобождаются и переносятся на солнце, онъ есть Іисусъ Нестраждущій. Іисусу въ Его работѣ помогаетъ Св. Духъ, живущій въ эѳирѣ, въ то время, какъ злые духи, демоны, всячески препятствуютъ ему. Человѣкъ — образъ смѣшеннаго міра; въ немъ двѣ души — свѣтовая и злая душа. Царь мрака собралъ большую часть находившагося у него свѣта и заключилъ его въ Адамѣ. Затѣмъ онъ создалъ ему изъ ила Еву въ намѣреніи плѣнить Адама чрезъ страсть, раздробить обитающую въ немъ свѣтовую натуру и сдѣлать чрезъ такое ослабленіе невозможнымъ его освобожденіе. Цѣль, повидимому, достиглась: свѣтъ міровой души индивидуализировался въ потомствѣ и заключался въ многочисленныя темницы (тѣла), такимъ образомъ сила его къ возвышенію слабѣла. Уже первое супружество (оплодотвореніе) было первымъ грѣхомъ. Но люди все-таки не погибли Преступленіе заповѣди — не вкушать отъ указаннаго Древа Жизни, исходило отъ благого Бога. Человѣкъ грѣшитъ, но собственно не онъ, а господствующее надъ нимъ его тѣло, — это тюрьма съ злою душею. Его грѣховность есть результатъ слабости, и поэтому, ему достаточно покаянія, чтобы получить прощеніе. Чрезъ саму себя не можетъ освободиться плѣненная свѣтовая душа. Царствующій на солнцѣ Христосъ, это свѣтлая душа, не оскверненная матеріей. «Іисусъ Нестраждущій» сходитъ къ людямъ, введеннымъ въ заблужденіе чрезъ язычество и іудейство. Онъ воспринялъ только видимое тѣло, страданія переносилъ только кажущіяся. Онъ училъ, какъ люди должны постепенно освобождаться отъ матеріи и какъ они возвратятся въ свое Небесное Отечество. Но уже Его апостолы не поняли надлежащимъ образомъ Его ученіе. Впослѣдствіи христіане извратили его еще больше. Предвидя это, Христосъ, Сынъ вѣчнаго Свѣта, Сынъ Человѣческій, обѣщалъ послать Утѣшителя, Который явился теперь въ Манесѣ для возстановленія Его извращенной религiи. Совершенные, свободные отъ матеріальныхъ узъ, переходятъ прежде всего на солнце и луну, затѣмъ въ совершенный эѳиръ и чистѣйшее царство свѣта. Остальные должны странствовать изъ одного тѣла въ другое, въ растенія, въ животныхь. По окончаніи очистительнаго процесса, видимое твореніе будетъ уничтожено черезъ огонь.
Такое изложеніе ученія манихеевъ мы находимъ у проф. Поснова, у проф. И. Андреева это ученіе видится еще болѣе фантастическимъ и страннымъ.
Манихеи совершенно отвергали Ветхій Завѣтъ, а Новый считали отчасти не подлиннымъ; иногда они ссылаются на Евангелія и на ап. Павла, но большей частью на апокрифическія писанія. Они признавали три Божественныхъ Лица; но это только внѣшнее сходство съ Христіанствомъ, потому что у нихъ Сынъ и Духъ это — эманацiи-излученiя Отца. Манихеи проповѣдывали крайній аскетизмъ и безбрачіе. У нихъ не было ни алтарей, ни религiозныхъ обрядовъ. Управленіе общиной напоминало нѣкій іерархическій строй: во главѣ стоялъ «великій мастеръ» Манесъ, а затѣмъ его преемники. Его окружало 12 магистровъ или апостоловъ, ниже ихъ стояли епископы — 72, затѣмъ, пресвитеры, діаконы, евангелисты, избранные вообще. Манихейство быстро распространилось по лицу Римской Имперіи и подвергалось жестокому преслѣдованію. Имп. Діоклитіанъ въ 296 году издалъ указъ противъ секты съ предписаніемъ полностью уничтожить всѣхъ манихіянъ. Но секта только разросталась, и мы видимь въ числѣ ея членовъ людей знаменитыхъ и образованныхъ. Бл. Августинъ въ теченіи 9 лѣтъ принадлежалъ къ этой сектѣ. Когда же онъ сталъ христіаниномъ, то всемѣрно боролся съ манихеями и въ своихъ писаніяхъ раскрывалъ ложь и опасность манихейства. Суровые законы противъ нихъ выносили и христіанскіе императоры. Ересь эта постепенно вымерла и переродилась въ другія секты, въ которыхъ господствовало представленіе о дуализмѣ съ полнымъ признаніемъ злу права на законное существованіе и, даже болѣе того, съ обожествленіемъ зла, съ демонизмомъ.
[59] Менандръ — самарянинъ, гностикъ 1-го вѣка, послѣдователь Симона Волхва, о которомъ было сказано выше. Его писанія, по словамъ св. Иринея, оказали вліяніе на Василида (о которомъ см. выше) и Сатурнина, извѣстныхъ гностиковъ.
[60] Объ Акефалахъ см. прим. 17. Св. Софроній поминаетъ, что Акефалы, ведя совмѣстную войну противь Православной Церкви, раздираются междоусобными ссорами и разладами.
[61] Издатель рукописи считаеть, что это выраженіе «малѣйшій», указываетъ на то, что эта проповѣдь была написана св. Софроніемъ прежде его возведенія въ патріаршій санъ. Потому что, какъ онъ говоритъ, хотя и извѣстны примѣры, когда епископы въ обращеніи къ другимъ епископамъ, называли себя «малѣйшими», однако нельзя себѣ представить, чтобы патріархъ такъ отзывался о себѣ, обращаясь съ проповѣдью къ своей паствѣ (П Гр. 87 кол. 3284, замѣчаніе 45). Но на это надо сказать, что авторъ примѣчанія говоритъ въ духѣ латинянъ, а не въ пониманiи православныхъ святителей, которымъ свойственно, обычно, смиреніе. Если ап. Павелъ называлъ себя «меньшимъ изъ апостоломъ», то, напримѣръ, св. Іоаннъ Златоустъ прямо поносилъ себя, даже унижая свой внѣшній видъ и т. п. Такъ что, по нашему убѣжденію, св. Софроній могъ называть себя «малѣйшимъ», несмотря на свой патріаршій санъ. Намъ представляется, что это слово на Благовѣщеніе, дѣйствительно, было написано Святителемъ до его патріаршества, но заключаемъ мы это по той причинѣ, что въ ней отсутствуетъ упоминаніе о моноѳелитствѣ и всякая полемика съ онымъ, въ то время, какъ всякой другой ереси св. Софроній удѣляетъ много вниманiя для опроверженія ея, даже и въ отношеніи такихъ ересей, которыя принадлежали древнимъ временамъ.
[62] Слѣдуетъ замѣтить, что у свв. Отцовъ мы находимъ выраженіе, что искупленные Христомъ люди становятся «сынами Божіими», «обоженными», «богами», — но при этомъ прибавляется: «по благодати», т. е. — искупленные Христомъ люди становятся «сынами Божіими», не по природѣ своей, — потому что Сыномъ Божіимъ по природѣ является только Господь нашъ Іисусъ Христосъ, а по великому милосердію Божіему, удостаиваются чести полнаго возстановленія въ нихъ образа и подобія Божіяго, а этимъ въ нихъ возстанавливаются и нѣкія черты Божіи, которыя могуть быть восприняты тварью по милосердію Творца, какъ, напримѣръ, блаженство, безстрастіе, праведность и счастливая вѣчность и счастливое безсмертіе, а, несомнѣнно, и многое иное, что человѣкъ не можетъ себѣ даже и представить. Но никоимъ образомъ, какъ мы сказали, человѣкъ не можетъ ни стать, ни быть Богомъ; человѣкъ есть и будетъ человѣкъ, но только въ самомъ прекрасномъ значеніи и чести Человѣка.
[63] Ориг.: «δια τὸν δευτερον Ἀδὰμ»; такъ что все мѣсто можетъ быть переведено и какъ: «благодаря Второму Адаму (Христу); и какъ: «чрезъ Второго Адама (Христа)», а также и: («по причинѣ Второго Адама (Христа)».
[64] Ориг.: «Родительницей».


Въ отдѣлѣ примѣчаній, тамъ гдѣ приводили исторіи еретиковъ и ересей, мы пользовались и дѣлали непосредственныя выписки изъ ряда пособій и сочиненій извѣстныхъ авторовъ, какъ то: проф. Карташевъ «Вселенскіе Соборы», проф. Посновъ «Исторія Христіанской Церкви», «Большая Православная Энциклопедія», Энциклопедическіе Словари (со статьями проф. В. Соловьева, проф. Андреева и ряда другихъ), а также мы пользовались пособіями на иностранныхъ языкахъ. Нѣкоторыя разъясненія мы брали смѣлость дѣлать и отъ себя.

Источникъ: Проповеди святителя Софронія, Патріарха Іерусалимскаго. / Пер. и комм. Архим. Амвросія (Погодина). — Джорданвилъ: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, Свято-Троицкій монастырь, 1988. — С. 19-66.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0