Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. Ѳеодоръ Студитъ († 826 г.)
Творенія догматическія.

Противъ иконоборцевъ семь главъ.

I.
Противъ тѣхъ, которые говорятъ, что христіане, покланяясь иконѣ Христа, Богородицы или кого-либо изъ святыхъ, обоготворяютъ иконы.

Боготворить (кого-нибудь) означаетъ, — будемъ говорить на основаніи самаго состава слова, — когда кто-либо считаетъ за Бога то, что не есть Богъ, и служитъ ему (какъ Богу), сообразно сказанному апостоломъ: и измѣниша славу нетлѣннаго Бога въ подобіе образа тлѣнна человѣка и птицъ и четвероногъ и гадъ (Рим. 1, 23). Что касается перваго рода существъ (людей), — ибо надлежитъ объяснить четверицу, — (они славу нетлѣннаго Бога измѣнили въ образъ, подобный) Кроносу и Зевсу, Герѣ и Афродитѣ и имъ подобнымъ того и другого пола, — (по количеству) весьма многимъ, насколько только возможно; во второмъ же (родѣ они почитали Бога въ подобіи) орла, грифа [1] или какого-либо другого изъ различныхъ видовъ того же самаго рода; что же касается третьяго (рода), то (они почитали Бога въ подобіи) тельца, козла, или какого-либо другого изъ различныхъ родовъ того же самаго вида; въ отношеніи четвертаго (рода они почитали Бога въ подобіи) змѣи, ящерицы или какого-либо другого (существа) изъ различныхъ видовъ того же самаго рода. Эллины, варвары, скиѳы, обоготворивши ихъ изображенія, послужиша, какъ говоритъ (апостолъ), твари паче творца (Рим. 1, 25), создали многихъ боговъ и богинь различнаго рода и въ то же время состязающихся другъ съ другомъ, — изъ коихъ ничто и не было, и не есть, и не будетъ Богомъ. И они порицаются не за то, что вообще сдѣлали изображеніе чего-либо изъ существующаго, такъ какъ и Моисей, — чтобы не говорить о другихъ, — изображаетъ и змія, и херувима и, когда намѣревался устроить всю скинію, видѣлъ ея изображеніе въ откровеніи, (полученномъ) отъ Бога, ибо говоритъ (Богъ): виждь, да сотвориши по образу показанному тебѣ на горѣ (Исх. 25, 40). Но (они порицаются за то), что считали Богомъ то самое, что было изображено, и покланялись (ему, какъ Богу), создавши безчисленную цѣпь многобожія, по невѣдѣнію дѣйствительно сущаго, одного только Бога, нетлѣннаго и невидимаго. Имъ (говоритъ) священный апостолъ: родъ убо суще Божій, не должни есмы непщевати подобно быти Божество злату, или сребру, или каменю художнѣ начертану, и смышленію человѣчу (Дѣян. 17, 29). Это и бываетъ, когда тѣ, о которыхъ ранѣе сказано, обоготворяютъ изображенія. Тѣхъ же, у которыхъ единъ Богъ Отецъ, изъ негоже вся, и единъ Господь Іисусъ Христосъ, имже вся (1 Кор. 8, 6), и одинъ Духъ Святый, въ Которомъ все, — (у нихъ) воздвигать изображеніе тѣлеснаго вида Христа не означаетъ, о мужи, измышлять боговъ — прочь (такое заблужденіе!), — но (означаетъ) исповѣдовать Его явившимся въ образѣ, подобномъ нашему, какъ написано: иже, во образѣ Божіи сый, не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу: но себе умалилъ, зракъ раба пріимъ, въ подобіи человѣчестѣмъ бывъ, и образомъ обрѣтеся якоже человѣкъ: смирилъ себе, послушливъ бывъ даже до смерти, смерти же крестныя (Флп. 2, 6-8). Его изображеніе — не въ подобіи человѣка тлѣннаго, что порицается у апостола; но — въ подобіи человѣка, какъ Онъ Самъ ранѣе сказалъ, не тлѣннаго, но (именно) нетлѣннаго. Ибо, какъ говоритъ великій Петръ, не оставися душа Его во адѣ, ни плоть Его видѣ истлѣнія (Дѣян. 2, 31), потому что Христосъ — не простой человѣкъ, но сдѣлавшійся человѣкомъ Богъ, описуемый по тѣлесному виду, такъ какъ онъ былъ въ подобіи человѣка, но остающійся неописуемымъ по Божественной сущности, такъ какъ, вмѣстѣ съ Отцемъ и Духомъ (Святымъ), Онъ не подобенъ всѣмъ.

Затѣмъ, какимъ образомъ Христосъ окажется на самомъ Дѣлѣ Словомъ Домостроительства, если Онъ, въ отличіе отъ Отца и Духа (Святаго), сверхъ сыновняго свойства, не можетъ быть изображаемъ по тѣлесному виду? Поэтому, (совсѣмъ) не означаетъ, что обоготворяютъ иконы тѣ, которые начертываютъ изображеніе Христа и покланяются (ему), — прочь, любезный, (такое безуміе)! Ибо мы не говоримъ, что имѣемъ Бога созданнаго, но (говоримъ, что имѣемъ) Бога воплотившагося, и — не два Бога, но одинъ въ трехъ лицахъ. И дѣйствительно, покланяясь изображенію, мы не думаемъ нечестиво, что покланяемся веществу, на которомъ напечатлѣно (это изображеніе), но (думаемъ, что покланяемся) самому тому (образу), который, хотя напечатлѣнъ на немъ (т. е. на веществѣ) на подобіе печати, — по природѣ, однако, находится во Христѣ. Ибо образы первообразовъ, напечатлѣнные на обработанномъ искусствомъ веществѣ, не участвуютъ въ природѣ (первообразовъ), но показываютъ, какъ бы въ зеркалѣ, только сходство съ (тѣми предметами), по отношенію къ которымъ они являются отпечатками. Ибо, въ противномъ случаѣ, въ изображеніи креста, представляемомъ на всякомъ веществѣ, мы оказались бы покланяющимися всякому веществу. Но — прочь неразуміе! Одна въ обоихъ сила, слава и поклоненіе, какъ провозглашаетъ Василій Великій, такъ какъ сходство изображенія и первообраза не есть (сходство) двухъ лицъ, но одного лица. Кромѣ различія сущности, первообразъ и изображеніе — одно и то же, (какъ) говоритъ мудрѣйшій Діонисій. Также и по отношенію къ Богородицѣ. Ибо, изображая (Ее) и покланяясь Ея иконѣ, мы не признаемъ поязычески (ἑλληνιϰῶς), что имѣемъ и почитаемъ богиню, но — Богородицу. Точно также и по отношенію къ святымъ: мы почитаемъ и покланяемся не многимъ богамъ и богинямъ, но единому Богу и слугамъ единаго Бога, ради Котораго честь ко всѣмъ приходитъ и къ Которому (снова) возвращается. Развѣ ты не думаешь, что божественное мѵро принято во образъ Христа? Что божественный престолъ (принимается) за животворящій гробъ? Что (положенное) на немъ покрывало (принимается) за ту (плащаницу), обвитый которою (Христосъ) былъ погребенъ? Что священное копіе (принимается) за то копье, которымъ были прободены ребра (Его) Божественнаго тѣла? Что губка (принимается) за ту губку, изъ которой Онъ былъ напоенъ желчью? Что образъ креста (принимается) за животворящее древо? Уничтожь все это, а также и другое, что бы то ни было, если оно представляетъ образъ или подобіе божественнаго, такъ какъ ты говоришь, что покланяться и (даже) устроять изображеніе во образъ и въ честь Христа означаетъ, что тѣ, которые устрояютъ (его) и покланяются (ему), созидаютъ боговъ. Въ дѣйствительности же, пустословящіе такъ (совершаютъ) нечестивое дѣло наравнѣ съ эллинами. Ибо тѣ до воплощенія полагали, что Богъ можетъ быть изображаемъ, хотя Онъ неописуемъ, эти же послѣ воплощенія упорно настаиваютъ, что Онъ не можетъ быть изображаемъ, хотя Онъ — по тѣлу описуемъ.

II.
Недоумѣвающимъ, почему не написано въ Евангеліи относительно изображенія Христа.

Мнѣ кажется, что любители возраженій не знаютъ, что въ евангельскихъ словахъ одно возвѣщено прямо, а другое — косвенно, такъ какъ Духъ (Святый) устроилъ такъ, что для большинства пріобрѣтеніе полезнаго бываетъ не безъ труда, но что напротивъ, мы достигаемъ полезнаго прилежнымъ изысканіемъ чтобы оно (т. е. пріобрѣтенное) чрезъ это было прочнымъ и потому не могло бы быть легко отнято; и это — естественно. Ибо если бы не было исканія, то не было бы и пріобрѣтенія. Итакъ, докажемъ этотъ вопросъ изъ сопоставленія. Петръ въ одномъ мѣстѣ такъ говоритъ Іисусу: Господи, аще Ты еси, повели ми пріити къ Тебѣ по водамъ. Онъ же рече: пріиди. И излѣзъ изъ корабля Петръ, хождаше по водамъ, пріити ко Іисусови: видя же вѣтръ крѣпокъ, убояся, и наченъ утопати, возопи, глаголя: Господи, спаси мя. И абіе Іисусъ, простеръ руку, ятъ его и глагола ему: маловѣре, почто усумнѣлся еси? и влѣзшема има въ корабль, преста вѣтръ (Матѳ. 14, 28-32). Итакъ, здѣсь не сказано, что Петръ снова пошелъ по водамъ, послѣ того какъ Іисусъ поддержалъ его, но это выражено косвенно. Ибо ни одинъ здравомыслящій не могъ бы сказать, что онъ былъ перенесенъ Іисусомъ или по воздуху или же на носилкахъ — до тѣхъ поръ, пока они не вошли вмѣстѣ въ лодку. А теперь (возвратись) къ обсуждаемому предмету и постарайся понять то, что говорится. Приступиша, говоритъ (евангелистъ), пріемлющіи дидрахмы къ Петрови и рѣша: учитель вашъ не дастъ ли дидрахмы? Глагола: ей. И егда вниде въ домъ, предвари его Іисусъ, глаголя: что ти мнится Симоне? Царіе земстіи отъ кіихъ пріемлютъ дани или кинсонъ? Отъ своихъ ли сыновъ, или отъ чужихъ? Глагола ему Петръ: отъ чужихъ. Рече ему Іисусъ: убо свободни суть сынове: но да не соблазнимъ ихъ, шедъ на море, верзи удицу, и юже прежде имеши рыбу, возми: и отверзъ уста ей, обрящеши статиръ: той вземъ даждь имъ за Мя и за ся (Матѳ. 17, 24-27). Итакъ, выраженіе — за Мя и за ся косвенно означаетъ: вмѣсто образа Моего и твоего, — не только потому, что эти мѣстоименія означаютъ личности, личности же (имѣютъ) образы, но и потому, что каждый, платящій подать за собственный образъ, (т. е. за собственную личность), приноситъ царское изображеніе въ уплату кесарю подати, которая называлась поголовной; голова же ничто иное, какъ образъ. И это ясно изъ рѣчи Господа: что искушаете Меня? Принесите Мнѣ динарій, чтобы Я видѣлъ. Они же принесли. И глагола имъ: чій образъ сей и написаніе? (И) глаголаша ему: кесаревъ. Тогда глагола имъ: воздадите убо кесарева кесареви, и Божія Богови (Матѳ. 22, 18-21). Какъ человѣкъ, добровольно причислившій Самого Себя къ подчиненнымъ, какъ и всякій другой, Онъ заплатилъ за Свой собственный образъ (т. е. за Свою собственную личность) дидрахму, или, вмѣстѣ съ Петромъ, — статиръ, ибо статиръ — двѣ дидрахмы. Во всякомъ же случаѣ, статиръ, или дидрахма, или динарій — носятъ изображеніе того, кого они носятъ и имѣютъ также и надпись. Итакъ, какъ тамъ по связи съ предшествующимъ, какъ мы утверждали, сказано, что Петръ снова пошелъ по водамъ, и иначе невозможно (предположить); такъ и здѣсь, вмѣстѣ съ выраженіемъ — за Мя и за ся, молчаливо высказывается также объ образѣ Христа а равно и Петра — (и это понятно всѣмъ), которые не слишкомъ неразумны.

Я уже не говорю о томъ, что и вездѣ во Христѣ по природѣ присутствуетъ образъ (Его). Ибо, гдѣ — первообразъ, тамъ, очевидно, присутствуетъ и относящійся къ нему образъ. Ибо они (т. е. первообразъ и образъ) другъ въ другѣ находятся и другъ съ другомъ соединены. Но, кромѣ (сказаннаго) выше, я долженъ сказать и то, что и то изображеніе, которое Онъ уплатилъ кесарю, Онъ начерталъ Самъ неизвѣстнымъ способомъ. Какимъ образомъ? Потому что не случайно, а тѣмъ болѣе не по соглашенію рыба поглотила статиръ (ибо это было бы почеловѣчески), но благочестивѣе полагать, что по дѣйствію всемогущаго Божественнаго Духа, одновременно съ словомъ (Христа), онъ оказался находящимся въ желудкѣ рыбы. Ибо это прилично Богу. Той рече, говоритъ (Писаніе), и быша: Той повелѣ, и создашася (Псал. 148, 5).

III.
Противъ тѣхъ, которые говорятъ: такъ какъ на небѣ нѣтъ изображенія человѣка, но (есть) образъ креста, то ему и должно покланяться.

Богъ, знающій все прежде бытія его, предъизображая прежде основанія міра таинство домостроительства Своего во плоти, посредствомъ звѣздъ изобразилъ на небѣ крестъ, на землѣ же Самого Себя (представилъ) въ созданіи Адама, который, по слову блаженнаго Павла, есть образъ будущаго. Ибо должно было, чтобы (сшедшій) съ неба (былъ изображенъ) на землѣ, а (происшедшій) отъ земли былъ изображенъ на небѣ, чтобы созерцаніе (того и другого) показывало, что небесное будетъ соединено съ земнымъ; на небѣ же, кромѣ того, и не могло быть представлено изображеніе человѣка, гдѣ, несмотря на то, что этого (изображенія) не было, люди ошибочно покланялись звѣздамъ: тѣмъ болѣе (люди покланялись бы), если бы видѣли человѣческій образъ. Поэтому великій Моисей говоритъ: да не когда воззрѣвъ на небо, и видѣвъ солнце и луну и звѣзды, и всю красоту, небесную, прелстився поклонишися имъ, и послужиши имъ (Втор. 4, 19). Такимъ образомъ, прежде пришествія Христа, наравнѣ съ другими звѣздными фигурами, (существовалъ) и образъ креста, не служившій для поклоненія. Ибо, если первообразъ въ то время считался проклятымъ, то и изображеніе, конечно, должно было являться предметомъ гнѣва. Но послѣ того какъ Христосъ на его первообразѣ пострадалъ по любви къ людямъ, (изображеніе креста сдѣлалось) почитаемымъ и спасительнымъ, хотя бы видимо было на небѣ, — подобно тому какъ и изображеніе Пострадавшаго становится видимымъ на землѣ повсюду, гдѣ оно было еще и ранѣе отпечатлѣно, — если бы только иконоборческая рука непоспѣшила іудействовать [2]. Итакъ, образъ креста долженъ быть особенно почитаемъ не потому, что онъ находится на небѣ, но ради животворящаго древа, которое освящено тѣмъ, что на немъ былъ пригвожденъ Христосъ, — равно какъ и образъ Христа (почитается) не потому, что онъ прежде отпечатлѣнъ былъ въ Адамѣ, но потому, что Онъ воплотился отъ Дѣвы.

IV.
Противъ тѣхъ, которые говорятъ, что священникъ запечатлѣваетъ приносимыхъ ему младенцевъ, употребляя не икону, а образъ креста.

Священникъ, ставши посредникомъ между Богомъ и людьми, въ священныхъ призываніяхъ является подражаніемъ Христу. Ибо апостолъ говорить: единъ есть Богъ, и единъ ходатай Бога и человѣковъ, человѣкъ, Христосъ Іисусъ (1 Тим. 2, 5). Итакъ, будучи образомъ Христа, онъ по необходимости (пользуется) не изображеніемъ (ибо какъ образъ могъ бы пользоваться образомъ Своего первообраза?), но образомъ креста, — очевидно, подражая Христу. Ибо какъ Тотъ (т. е. Христосъ) начала и власти изведе въ позоръ дерзновеніемъ (Кол. 2, 15) крестомъ, какъ написано; такъ и этотъ (т. е. священникъ), какъ образъ Христа, образомъ креста, — ибо образъ и изображеніе — одно и то же въ отношеніи сходства, — совершаетъ спасеніе дитяти, такъ что и здѣсь, очевидно, священническое достоинство понимается, какъ образъ Христа.

V.
Противъ тѣхъ, которые говорятъ, что каждый, пользуясь образомъ креста, но не иконою, прогоняетъ въ самомъ себѣ и страсть и демона.

Настоящій вопросъ имѣетъ разрѣшеніе, подобное предшествующему. Какъ и какимъ образомъ? Потому что каждый изъ вѣрующихъ чрезъ баню возрожденія и обновленіе Святымъ Духомъ (Тит. 3, 5) является сообразнымъ образу Іисуса Бога, соотвѣтственно сказанному апостоломъ (Рим. 8, 29). И въ другомъ мѣстѣ: мужъ не долженъ есть покрывати главу, образъ и слава Божія сый (1 Кор. 11, 7). Кромѣ того, верховный апостолъ говоритъ: вы же родъ избранъ, царское священіе, языкъ святъ (1 Петр. 2, 9). Такимъ образомъ, каждый долженъ быть и священнодѣйствующимъ для самого себя по совѣсти — въ томъ, что относится ко спасенію. Хотя вѣрующій — образъ (Христа), однако это не можетъ исключать того, чтобы изображеніе Христа существовало на веществѣ. Ибо образъ, (пріобрѣтаемый) чрезъ сообразность по божественному рожденію, понимается въ отношеніи къ внутреннему человѣку. Какъ по тѣлесному образу Христосъ могъ бы уподобиться тѣмъ, которые по (внѣшнему) виду безконечно различаются другъ отъ друга? Только то искусствомъ созданное изображеніе Христа и существуетъ и называется (такъ), которое носитъ свойства тѣлеснаго вида или образа и (имѣетъ) всѣ прочіе наружные признаки. И по отношенію къ образу животворящаго креста можно видѣть то же самое. Ибо, когда апостолъ говоритъ: Христови сраспяхся (Гал. 2, 19), то, очевидно, онъ не въ чувственномъ смыслѣ говоритъ, что онъ распялъ самого себя, и не чувственнымъ образомъ креста пользуясь (сдѣлалъ это), но (распялся) по внутреннему человѣку и, очевидно, духовнымъ крестомъ, — я разумѣю дѣйствіе, умерщвляющее страсти. И это — яснѣе изъ словъ Господа: возьми крестъ свой и слѣдуй за Мною (Матѳ. 16, 24). Итакъ, — какъ здѣсь то и другое — крестъ и распятіе — двоякаго рода, такъ и относительно образа Христа: я разумѣю изображеніе, созданное искусствомъ, и тотъ образъ, который принимается вѣрующимъ по внутреннему человѣку.

VI.
Противъ тѣхъ, которые относительно иконы Христа приводятъ сказанное Богословомъ: «то, что почитается, неописуемо».

Это возраженіе (приводится) вслѣдствіе незнанія значенія подобозначащихъ выраженій (τῶν ὁμωνύμων), или же вслѣдствіе нежеланія понять правильное разсужденіе. Ибо слово «почитаемое» (σεπτόν) есть омонимъ (т. е. выраженіе, означающее одновременно различные предметы), которое можно разсматривать въ различныхъ значеніяхъ. Напримѣръ, слово ϕῶς употребляется по отношенію къ солнцу, но употребляется и по отношенію къ человѣку, ибо словомъ Φὼς называется человѣкъ. Итакъ, если я скажу — τὸ Φῶς не есть человѣкъ, то это — истинно, ибо (это слово) понимается у меня по отношенію къ (свѣту) солнца. Если же я снова скажу — ὁ Φὼς есть человѣкъ, то и это — истинно, ибо (въ этомъ случаѣ слово) понимается у меня по отношенію къ человѣку. И ни одно изъ двухъ не ложно, вслѣдствіе перемѣны (значенія слова) въ обоихъ случаяхъ. Такимъ же образомъ и по отношенію къ тому, что почитается, одноименное выраженіе употребляется въ двоякомъ значеніи: въ нѣкоторыхъ случаяхъ по отношенію къ неописуемому, въ другихъ же случаяхъ — по отношенію къ описуемому. Ибо «почитаемое неописуемо» сказано у (святого) отца, когда онъ богословствовалъ о божественной природѣ, — для опроверженія тѣхъ, которые заключали Божество въ границы описуемости. И истинно (сказалъ). Въ самомъ дѣлѣ, не относительно домостроительства имѣлось въ виду говорить. Ибо одно ученіе богословія, а другое — домостроительства, въ которыхъ не возможно представлять тожественныя опредѣленія. И божественный Кириллъ безразлично употребляетъ (слово) ѵпостась: иногда принимаетъ (его) въ значеніи природы, иногда же въ значеніи личности, — вслѣдствіе того, что слово имѣетъ двойное значеніе. Затѣмъ, онъ также признавалъ, что и описуемое можетъ быть почитаемо, какъ и самъ говоритъ: «поклонись яслямъ, въ которыхъ ты, будучи неразумнымъ, былъ воспитанъ Словомъ». Покланяемое же, очевидно, есть и почитаемое. Я уже не буду говорить относительно Господня тѣла. Развѣ оно не описуемо? Какое слово будетъ противорѣчить (этому)? Что же? Развѣ оно не почитаемо? Даже и камни согласятся (съ этимъ). А что ты скажешь относительно животворящаго креста? О (его) подобіи? О жертвенникѣ? О божественной трапезѣ или престолѣ? О священномъ Евангеліи? О всякой другой священной принадлежности храма? Развѣ самые останки святыхъ не всѣ описуемы? Совершенно очевидно, но вмѣстѣ они — и почитаемы, — точно такъ же, какъ и икона Христа. Объ этомъ согласно свидѣтельствуютъ отцы святого шестого собора, говорившіе въ нѣкоторыхъ писаніяхъ о почитаемыхъ иконахъ.

VII.
Противъ тѣхъ, которые относительно иконы Христа приводятъ сказанное святымъ Григоріемъ: «если кто покланяетея творенію, хотя бы дѣлалъ это во имя Христа, тотъ идолопоклонствуетъ».

Это сказано противъ аріанъ, которые говорили, что Сынъ Божій — твореніе. Но такъ какъ, покланяясь иконѣ Христа, мы православно мыслимъ, что покланяемся Самому Христу — тому и другому однимъ поклоненіемъ, не различающимся, вслѣдствіе различія сущности, а наоборотъ тожественнымъ, вслѣдствіе единства Лица, то мы не творенію покланяемся, — да не будетъ, — потому что и Христосъ — не твореніе, хотя и есть въ Немъ (нѣчто) сотворенное, — такъ какъ то, что могущественнѣе, побѣдило (сотворенное), какъ говоритъ (св. отецъ). Не смотри болѣе на вещество, отъ котораго (Христосъ) отдѣленъ мыслію, хотя въ немъ чрезъ изображеніе, — снова скажу, — является, какъ въ зеркалѣ. Если же ты будешь говорить, что (изображеніе) не заключаетъ въ себѣ (Христа), то ты, по слѣпотѣ равный свиньѣ, имѣя только внѣшнія очи, (оказываешься тѣмъ), которому Богъ-Слово не повелѣло бросать перлы словъ истины.

Примѣчанія:
[1] Грифъ — миѳическая четвероногая птица.
[2] Т. е. — гдѣ иконоборцы не уничтожили изображенія Христа.

Источникъ: Творенія преподобнаго отца нашего и исповѣдника Ѳеодора Студита въ русскомъ переводѣ. Томъ первый. — СПб.: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1907. — С. 222-230.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0