Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 24 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. Ѳеодоръ Студитъ († 826 г.)
ПИСЬМА КЪ РАЗНЫМЪ ЛИЦАМЪ.

3. Къ нему же.

Прежде словъ у меня льются слезы, внутренность содрогается, рука дрожитъ при письмѣ, я терзаюсь со всѣхъ сторонъ и не въ силахъ переносить скорбь. О, какъ я стерплю твои, отецъ, отецъ, христоподобныя страданія? О, какъ перенесу твое высокое и святое уничиженіе? Какъ стану отвѣчать тебѣ по надлежащему? Куда обращусь и съ чего начну письмо? Ко мнѣ ли ты, отецъ, пишешь это? Ко мнѣ, червяку, праху и непотребному, отецъ произноситъ слова, свойственныя сыну; принимаешь видъ умоляющаго ты, котораго самого должно умолять. Что же послѣ этого скажу я несчастный? Какое покажу уничиженіе предъ праведнымъ отцемъ моимъ? Впрочемъ, я принялъ недостойными руками святое посланіе твое, отецъ, какъ богописанныя скрижали; выслушалъ написанный голосъ твой, какъ иной выслушалъ бы голосъ ангела или апостола; и сокрушило оно сердце мое, источило слезы, и я заплакалъ, и плакалъ не плачемъ Іереміи о бѣдствіяхъ, постигшихъ ненавидящихъ Бога, но нѣкоторымъ особеннымъ, въ которомъ была и любовь къ отцу и истинная благодарность къ Богу. Дѣйствительно, достойно похвалы то, что написалъ ты, отецъ праведный, достойно переписыванія и служитъ выраженіемъ твоей всецѣлой преданности Богу.

Итакъ, отецъ, ты утвердилъ наши умы, укрѣпилъ наши сердца; мужество твое — выше надежды: дерзновеніе твое выше ожиданія. Ты явился намъ инымъ, нежели какимъ узнали тебя; ты весь измѣнился въ Богѣ; слава Укрѣпившему тебя! Не сразилъ тебя страхъ царской власти; не ослабило тебя коварное обольщеніе; не избралъ ты наслаждаться временнымъ удовольствіемъ, желая впереди другихъ подвергаться опасности за истину Божію. Добрый пастырь тотъ, который душу свою полагаетъ за овцы (Іоан. 10, 11-12), который и теперь содержится узникомъ подъ стражею, какъ апостолъ Христовъ. О, та хижина, въ которой обращаешься и содержишься ты, какъ сосудъ честный и благопотребный Владыкѣ Богу! О, если бы мнѣ обнять тотъ помостъ, по которому ходятъ ноги господина моего и отца! О, если бы мнѣ облобызать тѣ ключи и замки, которые охраняютъ тебя, какъ сокровище благочестія! Или лучше; я желалъ бы облобызать честныя уста, исповѣдавшія слово истины, и преподобныя руки, воздѣваемыя въ святыхъ и богоугодныхъ молитвахъ. Какъ отлетѣло любезное мнѣ лице? Какъ умолкъ спасительный голосъ? Вотъ я — сирота, жалкій и совершенно одинокій, лишенный отца моего, лишенный свѣтильника моего, врача и питателя смиренной души моей, безъ руководителя и защитника противъ нападающихъ на меня невидимо; быхъ яко вранъ въ пустынѣ, яко птица на кровѣ (Псал. 101, 7-8). Ежедневно напрягаю я зрѣніе, взираю туда и сюда, озираюсь кругомъ, и нигдѣ нѣтъ желаннаго лица. Вполнѣ же я не могу изобразить моего страданія. Впрочемъ, благодарю и много благодарю, что я сподобился этого за законъ Божій, что я — сынъ такого отца; сейчасъ мнѣ кажется, что сегодня я царствую чрезъ тебя, святой отецъ, если молитвы твои сохранятъ меня невредимымъ. Я боюсь моей грѣховности и непотребства, но ты прими къ свѣдѣнію, что святыми молитвами твоими я укрѣпляюсь и утверждаюсь, хотя самъ я весьма немощенъ; и не только я, но и всѣ мы — одно, единомысленные съ тобою, единодушные, рѣшившіеся вмѣстѣ страдать до смерти, и относителыю насъ ты ничего не бойся. Хорошо, отецъ, хорошо; хорошо, доблестный кормчій, ревнитель благочестія, подражатель святымъ: поистинѣ великолѣпно ты подвизался, мужественно сражался; я знаю, что духъ твой пребываетъ съ мучениками. Это такъ, хотя не какъ слѣдовало, соотвѣтственно моему желанію и твоему достоинству. Но такъ какъ ты приказываешь обстоятельно описать тебѣ наше путешествіе и случившееся съ нами во время него, съ того дня, какъ мы подверглись этой прискорбной разлукѣ, то, хотя я и не могу вполнѣ, однако, весьма быстро исполню приказанное мнѣ. Итакъ, въ тотъ самый день, въ который ты, отецъ, добровольно пошелъ въ путь къ смерти, и мы отправились въ ссылку, поѣхавъ на животныхъ, какія случились. Сначала, какъ не испытавшіе такого положенія, мы были нѣсколько въ уныніи. Ибо, останавливаясь въ нѣкоторыхъ селеніяхъ, мы дѣлались предметомъ зрѣлища для людей всякаго пола и возраста: оба уха наши оглашались шумомъ и криками, когда ведшіе насъ отправлялись и останавливались для пріобрѣтенія необходимаго; но, впослѣдствіи привыкши, мы горазло легче переносили эти непріятности. Болѣе всего насъ огорчала слабость отца, господина діакона. Такимъ образомъ, мы совершили путь измученные и изнуренные. Остановки мы имѣли слѣдующія: отъ Каѳаръ до Ливіанъ; потомъ въ Левки: затѣмъ въ Фирей, гдѣ случилось съ нами нѣчто прискорбное и достойное повѣствованія. Ибо неожиданно какъ-то появилось девять первенствующихъ братій, какъ разсѣянныя овцы, и они окружили насъ со слезами, сокрушая наше сердце; но ведшій насъ не позволилъ намъ разговаривать съ ними; поэтому, жалобно посмотрѣвъ, мы на нихъ, а они на насъ, и сказавъ другъ другу привѣтствія, наконецъ мы со слезами были разлучены. Далѣе, бывъ приведены къ Павлу, мы нашли достопочтенную сестру твою съ господиномъ Саввою [1] и, тайно повидавшись съ ними, цѣлую ночь пробывъ вмѣстѣ, поговоривъ о необходимомъ и привѣтствовавъ другъ друга, какъ приговоренныхъ къ смерти, разстались со стонами и воплями. Тамъ можно было видѣть, какъ терзаются и трепещутъ внутренности, когда природа бываетъ побѣждаема священными чувстваніями. (Отправившись) оттуда, мы остановились въ Лупадіѣ, встрѣтивъ дружеское сочувствіе со стороны принимающаго странниковъ, — сдѣлали (тамъ) и омовеніе по причинѣ ранъ; ибо у нѣкоторыхъ были трудноизлѣчимыя раны отъ путешествія. Итакъ, насъ привели въ Тилисъ. Тамъ встрѣтилъ насъ авва Захарія съ Піоніемъ, которые отъ пламеннаго расположенія къ намъ плакали и хотѣли идти вмѣстѣ съ нами; но это имъ не было дозволено. Оттуда въ Алкеризу, а отсюда въ Анагсграммены; потомъ въ Перперину; оттуда въ Парій: вступали въ общеніе съ епископами и, кромѣ того, со смиреніемъ напоминали имъ о клятвѣ. Потомъ въ Оркъ: оттуда въ Лампсакъ, въ которомъ, найдя Иракліотянъ, пробыли три дня, не имѣя возможности отплыть. Затѣмъ, отправившись, приплыли въ Авидъ, милостиво принятые тамошнимъ начальникомъ. Проживъ тамъ восемь дней до субботы, поплыли въ Елеунтъ, гдѣ пробыли недѣлю времени въ виду затруднительности плаванія; потомъ, когда подулъ попутный вѣтеръ, прибыли на Лимносъ, въ теченіе девяти часовъ. Здѣсь останавливаетъ мою рѣчь благочестіе тамошняго епископа, который такъ благосклонно, какъ никто другой, принялъ насъ, утѣшилъ и снабдилъ на дорогу.

Отплывъ оттуда со страхомъ, изъ-за сосѣдняго народа, мы перешли, при сильномъ сѣверномъ вѣтрѣ, море во сто пятьдесятъ миль и пристали у Капастра въ предѣлахъ Ѳессалоники; потомъ въ Паллину, въ мѣстность, лежащую близъ залива; затѣмъ въ пристанъ; оттуда снова сѣвши на животныхъ, вошли въ городъ [2] въ субботу, въ денъ праздника Благовѣщенія, часу въ третьемъ. И какой входъ! Нельзя и этого пройти молчаніемъ. Одинъ изъ сановниковъ, напередъ посланный отъ префекта съ воинами, ожидалъ у восточныхъ воротъ, и они (наше) приближеніе встрѣтили, стоя въ молчаніи; а послѣ того, какъ мы вошли, они, затворивъ ворота, повели насъ черезъ площадь торжественно предъ глазами собравшихся на это зрѣлище, и такимъ образомъ привели къ начальнику. Это — прекрасный человѣкъ; явившись съ благосклоннымъ лицемъ, онъ послѣ поклона кротко разговаривалъ съ нами и послалъ насъ къ архіепископу; мы же напередъ помолились въ храмѣ святой Софіи. Святѣйшій, окончивъ молитву въ своей церкви, принялъ и привѣтствовалъ насъ, побесѣдовалъ съ нами о необходимомъ и, тогда же удержавъ насъ, доставилъ намъ отдыхъ омовеніемъ и пищею. На второй день рано утромъ взяли насъ и, по просьбѣ нашей дозволивъ помолиться въ храмѣ святого Дмитрія, разлучили другъ отъ друга всѣхъ насъ, поcлѣ того какъ мы высказали благословенія и привѣтствія другъ другу. Насъ двоихъ братій отвели въ то мѣсто, въ которомъ я нахожусъ теперь, и разлучили послѣ того, какъ мы со слезами простились другъ съ другомъ, такъ что и нѣкоторые изъ зрителей тронулись отъ жалости. Въ такомъ состояніи, отецъ, наши дѣла; и теперь влачу я смиренный здѣсь жизнь прискорбную и многоплачевную. Знаки благословенія отъ святой руки твоей мы приняли, какъ имѣющіе силу Святой Троицы, и хранимъ ихъ, какъ сокровище. и кладемъ ихъ предъ глазами своими, какъ бы лобызая твою десницу. Опять слезы; опять содрогается моя внутренность; ибо хочу окончить рѣчь. О, отецъ, вскую мя еси оставилъ (Матѳ. 27, 46)? Но ты не оставилъ. Какъ ты удалился отъ меня? Но ты пребываешь во мнѣ. Гдѣ же еще увижу тебя? Какъ взгляну на тебя? Гдѣ услышу сладчайшій и спасителышй голосъ твой? Когда буду раздѣлять съ тобою трапезу? Гдѣ буду наслаждаться твоимъ присутствіемъ? Или когда буду читать въ слухъ тебѣ, или пѣть предъ лицемъ твоимъ, или получать вразумленія, или эпитиміи, или напоминанія. совершая по обычаю угодное тебѣ, угощеніе, пищу, питіе, бесѣду, стояніе, сидѣніе, возлежаніе? Что случилось со мною? Призываю людей во свидѣтели, призываю и небесныя силы въ защиту мою: законъ Божій отлучилъ меня отъ тебя, одна вѣчная заповѣдь. Да услышитъ поднебесная! Поэтому я радуюсь и возношу гласъ хвалы Богу: переношу все болѣе, чѣмъ съ избыткомъ; восхищаюсь; не буду болѣе сиротствовать, не буду сѣтовать, не буду говорить что-нибудь непристойное. Прими, отецъ, и вышесказанное, какъ благочестное; ибо это — знаки любви къ тебѣ. Однако, я опять буду плакать, но (уже) отъ радости. А ты, преблаженный отецъ, радуйся и веселись; тебѣ назначены награды, уготовано мѣсто покоя. Ревность твоя подобна ревности отцовъ твоихъ; заключеніе подъ стражею провозглашаетъ истину. Связанъ праведникъ, какъ непреклонный; благочестивые благодарны, соревнующіе дѣлаются болѣе пламенными, видя прекрасное начало. Гонители внѣ сплетаютъ рѣчи и злословятъ, особенно нѣкоторые изъ монаховъ, а внутри терзаются мыслями, имѣя жестокаго обличителя въ собственной совѣсти; притомъ и удивляются; ибо, какъ говоритъ великій Григорій (Богословъ): «великимъ подвигамъ человѣка умѣютъ дивиться и враги, когда пройдетъ гнѣвъ, и дѣло оправдаетъ само себя» [3]. Тебя ангелы воспѣваютъ, люди ублажаютъ, Христосъ принялъ и отверзъ тебѣ врата царства небеснаго на вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Савва игуменъ Студійскій, бывшій вмѣстѣ съ Платономъ на седьмомъ вселенскомъ соборѣ.
[2] Т.-е. въ Ѳессалонику.
[3] Творенія въ руcскомъ переводѣ. т. II, стр. 70. М. 1889.

Печатается по изданію: Творенія преподобнаго отца нашего и исповѣдника Ѳеодора Студита въ русскомъ переводѣ. Томъ второй. – СПб.: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1908. – С. 205-209.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0