Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 20 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Ѳеофанъ Керамевсъ, архіеп. Тавроминскій († X в.)
Бесѣда 7. На притчу о сѣмени.

Предпринимающіе далекое путешествіе по торговымъ дѣламъ, началомъ пути дѣлаютъ обыкновенно молитву и просятъ Бога быть для нихъ вождемъ и спутникомъ. А какъ и мы вступаемъ на путь евангельскихъ изысканій для пріобрѣтенія небесныхъ и духовныхъ сокровищъ, то помолимся, да снидетъ на насъ благодать Святаго Духа, да уяснитъ языкъ нашъ и управитъ теченіе слова, а слухъ вашъ возбудитъ къ слушанію, чтобы выйти намъ отсюда съ плодами духовнаго сѣмени, того сѣмени, о коемъ нынѣшнее Евангельское чтеніе, повѣствуя, говоритъ:

Сказалъ Господь притчу сію: вышелъ сѣятель сѣять сѣмя свое (Лук. 8, 5). Предопредѣленную отъ вѣчности волю Божію и истощаніе Бога Слова даже до нашего низкаго состоянія величественный языкъ Евангелія называетъ изшествіемъ. Ибо такъ говоритъ и въ другихъ мѣстахъ: Іисусъ, зная, что Отецъ все отдалъ въ руки Его, и что Онъ отъ Бога пришелъ, и къ Богу отходитъ (Іоан. 13, 3); и въ послѣдней рѣчи къ ученикамъ говоритъ: Я пошелъ отъ Отца, и пришелъ въ міръ; и опять оставляю міръ и иду къ Отцу (16, 28). А бесѣдуя съ Отцемъ, какъ единосущнымъ, сказалъ объ ученикахъ: и они уразумѣли истинно, что Я изшелъ изъ Тебя (17, 8). Да и теперь, сложивши притчу о Себѣ, говоритъ: вышелъ сѣятель сѣять сѣмя свое. А богоглаголивый Павелъ въ посланіи къ Евреямъ явленіе Христа во плоти называетъ вшествіемъ, говоря такъ: когда-же опять вводитъ Первороднаго во вселенную (Евр. 1, 6). Ужели божественные глаголы противорѣчатъ другъ другу? И кто-бы могъ такъ худо думать, будто апостолъ говоритъ противно Евангелію. Но какъ по таинственной лѣстницѣ, видѣнной Іаковомъ, одни и тѣ-же ангелы восходили и нисходили, такъ и о вхожденіи и исхожденіи Единороднаго Сына Божія говорится не въ одинаковомъ значеніи [1], какъ это и ясно для принимающихъ таинственное ученіе такъ, какъ прилично мыслить о Богѣ. Ибо когда человѣческая природа, уклонившись отъ пути, пала и отступила отъ Бога, то вышелъ и Онъ, какъ нѣкій Посланникъ (Евр. 3, 1), чтобы ввести насъ туда, откуда мы ниспали. Но святый апостолъ говоритъ о вхожденіи или вступленіи въ наслѣдство, о чемъ предсказывало божественное пророчество: проси у Меня и дамъ народы въ наслѣдіе Тебѣ, и предѣлы земли во владѣніе Тебѣ (Псал. 2, 8). Ибо до Воплощенія не было общенія Бога съ тварію; потому что какое-жъ общеніе съ чувственною тварію у невещественнаго, несозданнаго и непостижимаго Существа? А когда чрезъ воспринятую природу нашу вступилъ съ нами въ общеніе, тогда и вошелъ Онъ въ міръ тварный, какъ сказано: вышелъ сѣятель. Когда же прилагаемъ къ Богу выраженіе «вышелъ», то нужно отвергнуть всякую мысль о перемѣнѣ мѣста, а мыслить такъ, какъ требуетъ богоприличный смыслъ выраженія. Вочеловѣчившись, Онъ представляется намъ какъ-бы двинувшимся съ мѣста, но Онъ не подлежитъ никакому ограниченію мѣстомъ и неизмѣняемъ въ Своемъ существѣ. О такомъ изшествіи Бога и Михей пророчествовалъ, говоря: вотъ Господь сходитъ съ мѣста Своего (1, 3).

Вышелъ сѣятель сѣять сѣмя свое. Какое это сѣмя — объяснилъ самъ Онъ, предупреждая насъ и сказавши, что это — слово Божіе, и слѣдовательно — Евангельская проповѣдь. Сѣятель-же сего добраго сѣмени есть Самъ, говорящій это, Іисусъ; Онъ есть сѣятель всякаго добра, и отъ него зависитъ всякое плодоношеніе духовное (Іоан. 15, 4-5). А земля и земледѣліе Его суть души человѣческія. Сказалъ, что вышелъ сѣять сѣмя свое, потому что не отъ кого другого заимствуетъ слово свое Ипостасное Слово Божіе. Но почему не предшествуетъ сѣянію обработка земли, поновленіе ея? — потому что занимающіеся земледѣліемъ сперва пашутъ землю и тогда уже бросаютъ сѣмена. Нужно знать, что и здѣсь пророки плугомъ закона вспахали души людей чрезъ заповѣди и содѣлали ихъ пригоднѣйшими къ принятію евангельскаго сѣмени: а Пришедшій облагодѣтельствовалъ весь міръ, солнечные лучи равно Дающій добрымъ и худымъ и Повелѣвающій облакамъ давать дожди праведнымъ и неправеднымъ (Матѳ. 5, 45), и слово ученія распространилъ равно на всѣхъ, безразлично разсыпая сѣмена, чтобы добро принадлежало не меньше тому, кто восхотѣлъ и избралъ приносить плодъ, какъ и Подавшему сѣмя [2].

И когда онъ сѣялъ, иное упало при дорогѣ, и было потоптано, и птицы небесныя поклевали его. И отказавшихся прійти на великую вечерю (Лук. 14, 18) было три рода: одинъ купилъ землю, другой купилъ пять паръ воловъ, третій женился. И здѣсь представляются три рода неспособной земли, на которую сѣмя упавши не оправдало надеждъ сѣятеля: потому что иное упало при дорогѣ, другое на каменной землѣ и сухой, и иное заглушено терніемъ. Чему научаютъ насъ сіи приточные образы? Что есть три рода принявшихъ было сѣмя, и все-таки не принесшихъ плода: это — которые слѣдовали мудрости міра и нелѣпымъ выдумкамъ Еллиновъ, которые пребывали въ законѣ тѣней (Евр. 10, 1), и язычники, подавляемые удовольствіями, какъ терніемъ. Первые сами себѣ уготовали путь къ погибели, не допуская закону вспахать ниву души; они, слыша слово о тайнѣ спасенія, разражаются смѣхомъ и поношеніемъ (1 Кор. 1, 23). Тотчасъ лукавые помыслы, какъ нѣкія птицы, слетаются и, признавая слово неубѣдительнымъ и невѣроятнымъ, духовное сѣмя выбрасываютъ изъ души. А если подъ птицами небесными будемъ разумѣть духовъ воздушныхъ (Ефес. 6, 12; 2, 2), которыми уничтожается доброе сѣмя, то и въ такомъ случаѣ нимало не уклонимся отъ смысла притчи. Сказавши же, что иное упало при дорогѣ, Онъ можетъ быть указываетъ прикровенно и на нѣчто другое. Потому что если бы рѣчь шла просто о торной дорогѣ, то сказалъ бы можетъ быть «иное упало на пути, или на дорогу», какъ далѣе говоритъ: иное упало на камень, иное между терніемъ, а иное упало на добрую землю. Здѣсь же сказавши «при пути», или что тоже «при дорогѣ», даетъ поводъ разумѣвать нѣчто высшее и болѣе отвлеченное; и я пришелъ къ этой мысли, находя, что и всѣ три Евангелиста согласно выразились «при дорогѣ» (см. Матѳ. гл. 13. Марк. гл. 4). И поелику мы научены, что Христосъ есть Путь, какъ сказалъ Онъ о Себѣ: Я есмь Путь (Іоан. 14, 6), то надлежитъ разумѣть, что сѣмя, упавшее внѣ сего Пути, расхищается демонами, какъ бы птицами.

И иное упало на камень, и взошедши засохло, потому что не имѣло влаги. Примѣчай различіе тѣхъ, кои принимаютъ слово Евангельское. Первые, которые уподобляются торной общественной дорогѣ, совершенно нисколько не приняли сѣмени: потому что какъ только оно упало, такъ и расхищено безъ всякаго препятствія птицами. Такъ они закоснѣли въ невѣріи, что ни коимъ образомъ не допускали проникновенія проповѣди, будучи путемъ твердымъ, землею не поддающеюся паханію духовному. На сіе можетъ быть указывалъ и Христосъ, когда заповѣдывалъ апостоламъ не ходить на такой путь язычниковъ (Матѳ. 10, 5). А уподобляемые камнямъ не были чужды вѣрѣ, но слабы и немощны. Слово указываетъ на тѣхъ, кои приняли Евангельскую проповѣдь и начали приносить плодъ дѣлъ, но при наступленіи искушенія или скорби сдѣлались отставшими, какъ бы сбросили свои воинскіе доспѣхи, бѣжали отъ борьбы. Ибо какъ посѣянное въ каменной почвѣ пускаетъ корни и даетъ ростокъ по причинѣ земли, находящейся на поверхности, а при наступленіи солнечныхъ жаровъ, по причинѣ недостатка влаги снизу, соотвѣтствующей и противоборствующей зною, вянетъ и усыхаетъ: такъ и не принявшіе слова Евангельскаго съ глубокою пламенною вѣрою остаются безплодными; потому что, какъ только солнце начнетъ сильнѣе грѣть, они сбрасываютъ личину. Понимаешь конечно, какое это солнце, повреждающее духовные посѣвы, зная о немъ изъ пѣсни степеней: днемъ солнце не поразитъ тебя (Псал. 120, 6), и отъ Невѣсты въ Пѣсни пѣсней: не смотрите на меня, что я почернѣла; ибо солнце опалило меня (Пѣсн. 1, 6). Есть солнце, дѣйствующее противоположно Солнцу правды; не освѣщаетъ оно и нисколько не животворитъ, но очерняетъ и изсушаетъ зноемъ грѣха. Потому великій Исаія говоритъ, что головы вѣрныхъ будутъ покрываться скиніею для осѣненія днемъ отъ зноя (Ис. 4, 6), покрываться отъ Бога тѣнію (25, 4) въ защиту отъ зноя сего враждебнаго солнца чернящаго и сожигающаго грѣхомъ.

А иное упало между терніемъ, и выросло терніе, и заглушило его. Какъ земля послѣ преступленія Адамова стала возращать терніе и волчцы ему (Быт. 3, 18), такъ и плоть Адамова, взятая отъ земли, заразившисъ грѣхомъ, стала износить терніе и сорную траву прегрѣшеній. Всѣялъ же ихъ врагъ рода человѣческаго, какъ объяснено въ другой притчѣ. Ибо гдѣ Домовладыка посѣялъ доброе сѣмя, тамъ врагъ, выждавши время, когда люди вознерадѣли и предались сну, посѣялъ между добрымъ сѣменемъ плевелы (Матѳ. 13, 25), называемые тамъ терніемъ и волчцами. Въ этой же притчѣ подъ терніемъ, заглушающимъ сѣмя слова Божія, разумѣется безпорядочная смѣсь неисчислимыхъ золъ, рождающихся отъ гнѣва и похоти; это — заботы, пожеланія, сѣтованія, напасти и разнообразныя отъ сихъ происходящія страданія, изъ-за которыхъ добрыя дѣйствованія, хотя бы и начались въ душѣ, не достигаютъ крѣпости и зрѣлости, не восходитъ къ высотѣ совершенства.

А иное упало на добрую землю, и взошедши, принесло плодъ сторичный. Видишь, какъ тоже сѣмя, сѣянное тѣмъ же земледѣльцемъ, не одинаковый плодъ приноситъ? Что-жъ! Не по винѣ ли земледѣльца это бываетъ? Но кто же такъ помыслитъ или дойдетъ до такого сумазбродства? Нѣтъ; но какъ одна и та же вода, орошая одинъ и тотъ же лугъ, питаетъ различные роды растеній, и оросительная сила одна, но свойство пріемлющихъ претворяетъ влагу въ различныя качества: ибо одна и та же вода въ полынѣ горькнетъ, въ бобѣ превращается во вредный сокъ [3], въ розѣ краснѣетъ, въ лиліи бѣлѣетъ, здѣсь теплѣетъ, тамъ охлаждается, — да и сколько на землѣ видимъ различныхъ растеній, питающихся одною и тою же влагою, которая примѣняется къ свойству пріемлющихъ? — такъ и слово Божіе, бросаемое какъ нѣкое сѣмя въ души человѣческія, произрастаетъ соотвѣтственно состоянію пріемлющихъ, и или приноситъ плодъ, или не можетъ приносить плода. Поелику же святый Матѳей подробнѣе изложилъ сказанное Спасителемъ о плодоносіи доброй земли, именно, что изъ сѣмени, упавшаго на добрую землю, одно принесло плодъ во сто кратъ, а другое въ шестьдесятъ, иное же въ тридцать (Матѳ. 13, 8): то слѣдуетъ поискать, чтó значитъ это тройственное различіе въ плодоношеніи. И такъ, подвизавшіеся среди скорбей и лишеній и въ горнилѣ искушеній испытанные какъ золото (Прем. 3, 6), или страдая отъ мучителей, какъ добропобѣдные мученики, или по допущенію Божію будучи преданы во власть врага и мстителя (Псал. 8, 3), какъ оный многострадальный Іовъ, или въ прахъ, по выраженію псаломскому (Псал. 118, 25), повергши души свои и плоть свою пригвоздивши ко страху Божію (ст. 120), или непорочно и въ чистотѣ цѣломудрія прославивши Бога, — сіи всѣ принесли первый и высшій плодъ, сторичный. Ибо сотенное число, заключая въ себѣ помноженное на себя совершенное число [4] десять и само будучи всесовершеннымъ, показываетъ совершенство добродѣтели. А которые отвергли скоропреходящія и быстро исчезающія похоти и удовольствія, тѣ называются приносящими плодъ въ шестьдесятъ кратъ, какъ умножившіе шестерицу [5] заповѣдей Божественныхъ въ десять разъ и соблюдшіе ихъ какъ по внѣшности, такъ и по внутреннему смыслу. Обязавшіеся жъ брачными узами и занятые мірскими дѣлами, но не пренебрегшіе и дѣлъ добродѣтели, какъ соблюдшіе шестерицу заповѣдей по внѣшнему объему, произвели плодъ въ тридцать разъ. Ибо число тридцать, содержа въ себѣ пять разъ число шесть, чрезъ пятеричное число означаетъ пять чувствъ, а чрезъ шесть — тѣ заповѣди, за соблюденіе которыхъ праведники наслѣдятъ царство небесное, какъ исчислилъ ихъ Судія на престолѣ славы Своей. И такъ, кто напиталъ голоднаго, напоилъ жаждущаго, одѣлъ нагого, ввелъ странника въ домъ свой, показалъ надлежащее призрѣніе относительно больного и въ темницѣ заключеннаго, — если это сдѣлаетъ чувственно, по видимости, то принесетъ плодъ въ тридцать; а если кромѣ чувственнаго исполненія и духовно совершитъ ихъ, питая хлѣбомъ любви и словомъ ученія напоевая нуждающагося, обнаженнаго отъ добродѣтели облекая въ честность нравовъ, отчуждившагося отъ вышняго отечества вводя и возвращая въ домъ Отчій, принимая немощнаго въ вѣрѣ (сн. Рим. 14, 1) и посѣщая заключеннаго въ узахъ грѣха, тотъ поистинѣ приноситъ плодъ въ шестьдесятъ. Подивись способу земледѣлія и человѣколюбію Земледѣльца Господа и возблагоговѣй предъ Нимъ, что, не отъ всѣхъ требуя равной мѣры плодовъ, увѣнчиваетъ и того, кто много принесъ, и того, кто принесъ мало, не отвращается. Но это яснѣе показываетъ Онъ въ притчѣ о дѣлателяхъ (Матѳ. гл. 20), гдѣ и раньше нанятые на работу и позднѣе призванные получили обѣщанную плату.

Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сія? Ученики, благопріятствуя окружающему ихъ множеству народа и примѣтивъ неясность рѣчи, желаютъ узнать сказанное, чтобы и для толпы выяснитъ это. Чтоже Спаситель? Вамъ, говоритъ, дано знать тайны царствія Божія, а прочимъ въ притчахъ. Когда говоритъ «дано», показываетъ, что дѣло то есть даръ, но сей божественный даръ не всѣ могутъ принять. Ибо иные еще младенчествуютъ по вѣрѣ, другіе грубы чувствами духовными, и неспособны слышать таинственнѣйшаго ученія; имъ, какъ дѣтямъ, пригоденъ приточный способъ наставленія. Вы же, говоритъ, весьма усерднымъ стремленіемъ сдѣлавшіеся достойными высшаго ученія, можете узнать и таинственнѣйшій смыслъ ученія. Присоединяетъ далѣе и пророческое изреченіе: чтобы они видя не видѣли, и слыша не слышали (Ис. 6, 9). Ибо тогда какъ дана имъ Богомъ сила избирать наилучшее, они, огрубивши умы свои худыми помыслами, слыша чувственно не понимаютъ разумно, и видя тѣлесными очами, закрываютъ очи души своей. А частица чтобы (ἴνα) здѣсь означаетъ [6] не причину, а слѣдствіе. Ибо не для того говорилъ въ притчахъ, чтобы они не видѣли и не слышали, но потому такъ случилось съ ними, что они по собственной испорченности худо разумѣли, подобно какъ о худо видящемъ, слѣпотствующемъ и долго страдающемъ тою болѣзнію скажешь: «для того онъ устремилъ взоры свои на солнечные лучи, чтобъ еще больше повредить глаза».

Потомъ, научая не просто понимать говоримое, но восходить умомъ къ высшему смыслу, присовокупилъ Онъ: кто имѣетъ уши слышать, да слышитъ! То есть: умѣющій духовно умозаключать о высшихъ предметахъ и отъ чувственнаго восходить къ тому, о чемъ говорится въ притчахъ, пустъ обратитъ на это вниманіе, чтобъ выразумѣть смыслъ говоримаго. Ибо для спасенія недостаточно только слышаніе наставленій, если за слышаніемъ не послѣдуетъ исполненіе того, о чемъ слышимъ.

Зная это, братья, не просто и какъ случится будемъ слушать слово ученія, чтобы слова только принимать, а никакого плода отъ слышанія не заимствовать, чтобы уподобляться землѣ безплодной, и открытой дорогѣ, всѣми попираемой. И опять, начавши дѣлать добро, при наступленіи искушеній со стороны врага и завистника преуспѣянію нашему, не станемъ изсушать духовные ростки добродѣтели, какъ почва каменистая, неимѣющая влаги. И далѣе, не будемъ заглушать доброй нивы терніемъ, занявшись неблаговременными и суетными заботами, которыя не принесутъ намъ никакой пользы во время исхода. Будемъ напротивъ, внимательно трудясь надъ собою, уподобляться землѣ доброй, и приносить плодъ, соотвѣтственный попеченію о насъ Господа, достойный блаженной житницы (Матѳ. 3, 12; 13, 30) царства небеснаго, котораго достигнуть да сподобимся всѣ мы благодатію Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа, со Отцемъ и Святымъ Духомъ славимаго во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Златоустъ въ третьей бесѣдѣ на посланіе къ Евреямъ изшествіе объясняетъ въ смыслѣ примиренія Бога съ людьми чрезъ Христа, а вшествіе — такъ-же, какъ и Ѳеофанъ: «Павелъ называетъ вхожденіемъ примѣнительно къ вхожденію наслѣдниковъ и вступающихъ во владѣніе; и сказанное когда-же вводитъ Первороднаго во вселенную, есть то-же, что сказать: "когда же предаетъ Ему власть и владѣніе"».
[2] Григорій Богословъ въ словѣ на Рождество Христово: «сего человѣка, почтивъ свободою, чтобы добро принадлежало не меньше избирающему, чѣмъ и вложившему сѣмена онаго, Богъ поставилъ въ рай...».
[3] Что сокъ бобовъ притупляетъ чувства и наводитъ безпокойныя сновидѣнія, упоминаетъ Плиній въ «Естеств. Исторіи»; посему-то и Пиѳагоръ велѣлъ ученикамъ своимъ ϰυάμων ἀπε’ χεσϑαι (воздерживаться отъ бобовъ).
[4] Сравни сказанное въ послѣднемъ примѣчаніи къ первой бесѣдѣ.
[5] Разумѣются, какъ немного ниже самъ говоритъ, заповѣди относительно ближнихъ въ Ев. Матѳея 25, 35 и дал., которыя поставитъ на видъ Судія на страшномъ судѣ.
[6] Что эта частица тутъ означаетъ не причину, предшествующую дѣлу, а слѣдствіе, подробно указано Корнеліемъ a Lapide въ «Правилѣ при толкованіи Евангелія». Вмѣстѣ съ симъ Ѳеофанъ защищаетъ и свободу въ человѣкѣ.

Источникъ: Архимандритъ Арсеній. Ѳеофанъ Керамевсъ, архіепископъ Тавроминскій десятаго вѣка и проповѣдникъ. // «Странникъ», духовный журналъ. — СПб., 1884. — Томъ II. — С. 466-473.

Къ оглавленію раздѣла


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0