Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 24 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

VI-X ВѢКЪ

Преп. Исаакъ Сиринъ († VII в.)
СЛОВА ПОДВИЖНИЧЕСКІЯ.

Слово 18. О видѣніи естества безплотныхъ, въ вопросахъ и отвѣтахъ.

Вопросъ. Сколькими различными способами человѣческая природа пріемлетъ видѣніе естества безплотныхъ?

Отвѣтъ. Постиженіе всякаго простого и тонкаго естества духовныхъ тѣлъ [1] подлежитъ чувству природы человѣческой въ трехъ разныхъ видахъ: или въ дебелости видимаго предмета — осуществленно, или въ тонкости онаго — неосуществленно, или въ истинномъ созерцаніи, т. е. въ созерцаніи самой сущности. Что до перваго, то на сіе имѣютъ власть и чувства; что до втораго, то душа усматриваетъ сіе въ одной поверхности; что до третьяго, то нужна здѣсь сила естества умнаго. И еще, что до каждаго изъ двухъ послѣднихъ [2], то на сіе имѣютъ власть воля и умъ; и что до воли и душевнаго услажденія и того, съ чѣмъ оно сложено [3], то воля бываетъ первою этому причиною. И это суть порожденія свободы, хотя, во время потребности, свобода и воля сохраняютъ безмолвіе, пока имѣетъ мѣсто и останавливается на семъ дѣйствованіе. Въ одномъ случаѣ оно указуетъ только, и бываетъ безъ ободряющей воли и безъ истиннаго вѣдѣнія, потому что чувства способны принимать въ себя случайное безъ участія воли. Сими тремя способами святыя Силы, при общеніи съ нами, служатъ къ нашему наставленію и къ устроенію нашей жизни.

Нечистые же демоны, когда приближаются къ намъ на погибель, а не на пользу нашу, могутъ въ насъ приводить въ дѣйствіе два только способа; не могутъ же приступать къ намъ, для обольщенія нашего, третьимъ способомъ; потому что демоны вовсе не имѣютъ силы приводить въ насъ въ движеніе естественные помыслы ума. Ибо сынамъ тьмы невозможно приближаться къ свѣту. Но святые Ангелы обладаютъ тѣмъ, что могутъ приводить въ движеніе и просвѣщать помыслы, тогда какъ демоны суть властители и творцы ложныхъ мыслей — исчадій тьмы; потому что отъ свѣтоносныхъ пріемлется свѣтъ, а отъ потемненныхъ — тьма.

Вопросъ. Какая причина, что тѣмъ данъ свѣтъ, а симъ нѣтъ?

Отвѣтъ. Всякій изъ этихъ учителей то вѣдѣніе, которому учитъ, сперва самъ въ себѣ разсматриваетъ, изучаетъ, пріемлетъ, вкушаетъ, и тогда уже можетъ предлагать оное научаемымъ. Первые [4] учители точное познаніе о вещахъ передаютъ изъ собственнаго здраваго вѣдѣнія; и это суть тѣ, которые въ самомъ началѣ могутъ все обнимать въ быстромъ постиженіи самаго быстраго и чистаго ума. Демоны же обладаютъ скоростію, но не свѣтомъ. Иное же дѣло — быстрота, а иное — свѣтъ. Первая безъ втораго ведетъ къ погибели обладающаго ею. Вторый показываетъ истину, а первая — призракъ истины, потому что свѣтъ показываетъ дѣйствительность вещей, и умножается и умаляется соразмѣрно съ образомъ жизни.

Святые Ангелы изъ собственнаго вѣдѣнія вливаютъ въ насъ познаніе о движеніи вещей, вѣдѣнія, которое сами прежде вкушаютъ, и постигаютъ, и тогда передаютъ намъ. И также вторые [5] учители, по мѣрѣ своего вѣдѣнія, возбуждаютъ въ насъ представленія о движеніи вещей, потому что иначе о томъ, въ чемъ сами не пребыли, нѣтъ необходимости имъ въ насъ возбуждать правые помыслы [6]. Впрочемъ, будь увѣренъ, какъ уже сказалъ я, что если-бы мы и могли принять, то они не были бы въ состояніи научить насъ истинному вѣдѣнію, хотя вначалѣ и имѣли оное. И опять, каждый изъ нихъ возбуждаетъ научаемыхъ къ тому или къ противному, сообразно съ порядкомъ, которымъ онъ управляется. А я признаю за истину то, что умъ нашъ, и безъ посредства святыхъ Ангеловъ, можетъ самъ собою и не учась возбуждаться къ доброму, хотя познанія о злѣ безъ посредства [7] демоновъ не пріемлютъ чувства, и не приводятся зломъ въ движеніе, и умъ не можетъ самъ собою сдѣлать зла. Ибо доброе насаждено въ природѣ, а злое — нѣтъ. Все же чуждое и отвнѣ привходящее, — для того чтобы быть познаннымъ, имѣетъ нужду въ какомъ-либо посредникѣ. Между тѣмъ какъ все, что произрастаетъ внутри, проникаетъ хотя сколько-нибудь въ природу и безъ наученія. И если таково свойство естества, что само собою возбуждается оно къ добру, то возрастаніе его и свѣтозарность возможны и безъ созерцанія Ангеловъ. Впрочемъ, они наши учители, равно какъ учители и взаимно другъ другу. Низшіе учатся у тѣхъ, которые приникаютъ на нихъ и имѣютъ болѣе свѣта; и такимъ образомъ, учатся одни у другихъ, восходя постепенно до той единицы, которая имѣетъ учителемъ Святую Троицу. И самый опять первый чинъ утвердительно говоритъ, что не самъ собою учится онъ, но имѣетъ учителемъ посредника Іисуса, отъ Котораго пріемлетъ и передаетъ низшимъ.

Разсуждаю такъ, что умъ нашъ не имѣетъ естественной силы устремиться къ Божественному созерцанію [8], и однимъ лишь несовершенствомъ равны мы всѣмъ небеснымъ естествамъ, — потому что въ насъ и въ нихъ дѣйствуетъ благодать. По естеству же, и человѣческому и ангельскому уму созерцаніе Божества чуждо, потому что созерцаніе сіе не сопричисляется къ прочимъ созерцаніямъ. Во всѣхъ же разумныхъ, и первыхъ и среднихъ, существахъ не по естеству бываетъ, но благодатію совершается созерцаніе всего сущаго, и небеснаго и земнаго; и не естество постигло сіе, какъ прочія вещи.

Умное созерцаніе, въ какомъ пребываетъ чинъ существъ небесныхъ, и видѣніе, до пришествія Христа во плоти, не были для нихъ столько доступны, чтобы проникать имъ въ сіи тайны. Но когда воплотилось Слово, отверзлась имъ дверь въ Іисусѣ, какъ говоритъ Апостолъ. А если-бы мы содѣлались непорочными и чистыми, то разсуждаю (а сіе и дѣйствительно такъ), что у насъ — человѣковъ мысли наши, безъ посредства существъ небесныхъ, не могли бы приблизиться къ откровеніямъ и познаніямъ, возводящимъ къ оному вѣчному созерцанію, которое подлинно есть откровеніе тайнъ; потому что уму нашему не достаетъ такой силы, какая есть у горнихъ сущностей, которыя пріемлютъ откровенія и созерцанія непосредственно отъ Вѣчнаго. Ибо и онѣ пріемлютъ въ образѣ, а не безъ прикровенія; подобно имъ пріемлетъ [9] и нашъ умъ. Ибо каждый чинъ пріемлетъ чрезъ переданіе отъ другого чина съ соблюденіемъ строгаго порядка и различенія въ сообщеніи отъ перваго чина второму, пока тайна перейдетъ такимъ образомъ ко всѣмъ чинамъ. Но многія изъ тайнъ останавливаются на первомъ чинѣ, и не простираются на другіе чины, потому что, кромѣ сего перваго чина, всѣ прочіе не могутъ вмѣстить въ себя величія тайны. А нѣкоторыя изъ тайнъ, исходя отъ перваго чина, открываются одному второму чину, и имъ сохраняются въ молчаніи, другіе же чины не постигли оныхъ; и нѣкоторыя тайны доходятъ до третьяго и до четвертаго чина. И еще, въ откровеніяхъ, видимыхъ святыми Ангелами, бываютъ приращеніе и умаленіе. А если такъ бываетъ у нихъ, то кольми паче можемъ ли мы пріять таковыя тайны безъ ихъ посредства?

Напротивъ того, отъ нихъ бываетъ то, что въ умѣ Святыхъ является ощущеніе откровенія какой-либо тайны. И какъ скоро попущено Богомъ, чтобы откровеніе передавалось отъ чина высшаго и потомъ низшаго другому чину: то такимъ образомъ, какъ скоро Божіимъ мановеніемъ попущено доходить чему-либо до естества человѣческаго, доходитъ сіе къ людямъ, по всему тому достойнымъ. Ибо чрезъ горніе чины пріемлютъ Святые свѣтъ созерцанія даже до славнаго Присносущія, — сей неизучаемой тайны, сами же они пріемлютъ другъ отъ друга, потому что суть служебніи дуси посылаеми къ тѣмъ, которые готовы содѣлаться наслѣдниками жизни (Евр. 1, 14). Но въ будущемъ вѣкѣ упразднится такой порядокъ, потому что не одинъ отъ другаго будетъ принимать тогда откровеніе славы Божіей, къ прославленію и веселію души своей, но каждому, по мѣрѣ доблестей его, непосредственно, что слѣдуетъ ему, дано будетъ Владыкою по достоинству, и не отъ другаго, какъ здѣсь, пріиметъ онъ даръ. Ибо тамъ нѣтъ ни учащаго, ни поучаемаго, ни имѣющаго нужду, чтобы другой восполнилъ недостатокъ его. Тамъ одинъ Даятель, непосредственно дарствующій способнымъ пріять, и отъ Него пріемлютъ обрѣтающіе небесное веселіе. Тамъ прекратятся чины учащихъ и учащихся, и быстрота желанія всякаго будетъ стремиться къ Единому.

Говорю же, что мучимые въ гееннѣ поражаются бичемъ любви! И какъ горько и жестоко это мученіе любви! Ибо ощутившіе, что погрѣшили они противъ любви, терпятъ мученіе вящшее всякаго приводящаго въ страхъ мученія; печаль, поражающая сердце за грѣхъ противъ любви, страшнѣе всякаго возможнаго наказанія. Неумѣстна никому такая мысль, что грѣшники въ гееннѣ лишаются любви Божіей. Любовь есть порожденіе вѣдѣнія истины, которое (въ чемъ всякій согласенъ) дается всѣмъ вообще. Но любовь силою своею дѣйствуетъ двояко: она мучитъ грѣшниковъ, какъ и здѣсь случается другу терпѣть отъ друга, и веселитъ собою соблюдшихъ долгъ свой. И вотъ, по моему разсужденію, геенское мученіе есть раскаяніе. Души же горнихъ сыновъ любовь упояваетъ своими утѣхами.

Вопросъ. Нѣкто былъ спрошенъ: когда человѣкъ узнаетъ, что получилъ отпущеніе грѣховъ своихъ?

Отвѣтъ. И спрошенный отвѣчалъ: когда ощутитъ въ душѣ своей, что совершенно, отъ всего сердца, возненавидѣлъ грѣхи, и когда явно даетъ себѣ направленіе противоположное прежнему. Таковый уповаетъ, что получилъ отъ Бога оставленіе грѣхопаденій, какъ возненавидѣвшій уже грѣхъ по свидѣтельству совѣсти, какое пріобрѣлъ въ себѣ, по Апостольскому слову: неосужденная совѣсть сама себѣ свидѣтель (Рим. 2, 15).

Да сподобимся и мы получить отпущеніе грѣховъ нашихъ по благодати и человѣколюбію безначальнаго Отца съ единороднымъ Сыномъ и Святымъ Духомъ. Ему слава во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Духовными тѣлами называются здѣсь самыя безплотныя и невещественныя сущности, которыя наименованы естествомъ несложнымъ.
[2] Видовъ постиженія.
[3] Подъ этимъ разумѣется умъ, какъ думаетъ издатель греческаго текста — Никифоръ Ѳеотокисъ.
[4] Ангелы.
[5] Демоны.
[6] Въ греческомъ текстѣ нѣтъ отрицанія передъ словомъ «необходимости»; но такъ какъ безъ него смыслъ получается невѣрный, то мы въ переводѣ послѣдовали мнѣнію издателя греческаго текста Никифора Ѳеотокиса, который предлагаетъ добавить это отрицаніе.
[7] Безъ внушенія.
[8] «Хотя въ греческой книгѣ сказано утвердительно ἔχει (имать), но смыслъ послѣдующаго и начало 4-го слова показываютъ, что переводъ старца Паисія «не имать» правильнѣе» (Примѣчаніе къ переводу Паисія).
[9] Видѣнія и откровенія.

Печатается по изданiю: Творенiя иже во святыхъ отца нашего аввы Исаака Сирiянина, подвижника и отшельника, бывшаго епископомъ христолюбиваго града Неневiи. Слова подвижническiя. – Изданiе третье, исправленное. Сергiевъ Посадъ: Типографiя Свято-Троицкой Сергiевой Лавры, 1911. – С. 71-77.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0