Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 28 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Мон. Евѳимій Зигабенъ († XII в.)
Толкованіе Символа Вѣры.

Введеніе въ Символъ Вѣры.

Что такое — вѣра? Вѣра есть уповаемыхъ извѣщеніе, вещей обличеніе невидимыхъ (Евр. 11, 1). Вѣра есть осуществленіе ожидаемаго и увѣренность въ невидимомъ. Или: нелюбопытствующее признаніе [1]; или: признаніе по доброй волѣ; или, какъ сказалъ великій Василій: «Вѣра является признаніемъ не подвергающимъ сужденію разсудка слышанныхъ вещей, въ полнотѣ истины возвѣщенныхъ Божіей благодатью».

Символомъ именуется (Символъ Вѣры) какъ знаменіе вѣры въ душѣ. Поелику душа является вещью безтѣлесной, и сущіе въ ней догматы (вѣры) невидимы и безъобличны, то поэтому для нея явилась нужда въ семъ исповѣданіи (вѣры), дабы благодаря сему явила себя сущая внутри ея вѣра и не осталась она неявленной.


Вѣрую: Т. е. — не подвергая любопытному изслѣдованію, я пріемлю догматы, имѣющіе быть возвѣщенными. Правда, древніе отцы говорили: «Вѣруемъ», употребляя множественное число. Впрочемъ и то, и другое сводится къ одному и тому же. Потому что тѣ, вотъ, сказали это во множественномъ числѣ, выражая и общее ихъ сужденіе относительно предметовъ вѣры, а также и личное каждаго изъ нихъ въ отдѣльности; мы же, напротивъ, въ индивидуальномъ порядкѣ исповѣданіемъ вѣры выражаемъ вѣрованіе присущее всей христіанской цѣлокупности.

Вѣрую во Единаго Бога Отца, Вседержителя: Здѣсь по разному ставятъ знакъ препинанія: такъ, одни ставятъ запятую послѣ слова «Бога», какъ бы принимая сіе наименованіе какъ реченное въ отношеніи всѣхъ Трехъ Ѵпостасей, а другіе связываютъ это слово съ послѣдующимъ текстомъ. Хиппонъ [2] и преданный наслажденіямъ Эпикуръ совершенно не знали Бога, приписывая все случайности и этимъ вводя безпорядокъ; въ то время, какъ одинъ изъ нихъ вздорилъ, говоря, что вода является началомъ всего [3], а другой — безконечные атомы. Платонъ говорилъ, что Богъ является «идеей» и матеріей, поелику, какъ онъ говорилъ, безъ наличія примѣра Богъ не могъ бы создать ни матерію, ни міръ, и такимъ образомъ нѣчто и совѣчно съ Нимъ и собезначально. Валентинъ [4] утверждалъ, что существуетъ 30 боговъ; послѣдователи Маркіона [5] говорили о трехъ «началахъ», приверженцы Кердона [6] учили о существованіи двухъ боговъ, а Манихеи [7] — о двухъ «началахъ».

Вѣрую во Единаго Бога: Говорится «во Единаго Бога», т. е. мы называемъ или Отца, или Сына, или Духа, и вмѣстѣ — Троицу: Отца, и Сына, и Духа, иногда усваивая имя Бога каждой изъ трехъ Ѵпостасей, а иногда единому Существу трехъ Лицъ. Итакъ, если мы, соединяя съ дальнѣйшимъ текстомъ, будемъ читать: «Вѣрую во Единаго Бога Отца», то этимъ мы прилагаемъ обозначеніе «Единаго» Отчей Ѵпостаси; если же мы будемъ говорить: «Во Единаго Бога», поставивъ здѣсь знакъ препинанія, а затѣмъ прибавимъ «Отца», означая единое Существо Божества, то этимъ мы переходимъ къ троическому порядку Ѵпостасей.

Вѣрую во Единаго Бога: Слово «Богъ» не является именемъ означающимъ Существо и не обозначеніемъ Божественной природы. Потому что, какъ она выше всякаго пониманія, такъ и имя (Божіе) избѣжало всякаго наименованія. Но это слово является символомъ дѣйствія (ориг. «энергіи») Божественнаго Существа. Потому что оно обозначаетъ не существо («бытіе») Божіе, а проявляемыя въ отношеніи насъ, происходящія отъ Него, Божественную силу и дѣйствіе (энергію).

Вѣрую во Единаго Бога Отца, Вседержителя: Мы разумѣемъ Отца, какъ Причину Божественнаго Происхожденія (т. е. бытія двухъ иныхъ Ѵпостасей), отъ Которой, на подобіе нѣкихъ Богонасажденныхъ Отпрысковъ, по изреченію мудрѣйшаго Діонисія Ареопагита, познаются Сынъ и Духъ. Отцовство Ѵпостаси Бога Отца не слѣдуетъ приравнивать къ отеческому положенію или плодотворности наблюдаемыхъ у тварей, но, именно, въ подражаніе твари Богу, а не наоборотъ, Бога — твари, превосходящему всякое естество Отеческому свойству у Бога-Отца, происходитъ у твари, такъ сказать процессъ рожденія по законамъ природы [8]. Привелъ же святой Символъ Вѣры какъ перваго Отца, не потому, что Онъ старшій или большій среди Ѵпостасей, но потому, что Онъ является Виновникомъ бытія Сына и Духа. Потому что Они происходятъ отъ Виновника, а не являются Причиной. Если же и Причиной, но — не Отца; но вмѣстѣ съ Отцомъ, по общей причинной обусловленности Божества, и — всѣхъ сущихъ послѣ Бога тварей, какъ содѣйствующіе Отцу и творящіе вмѣстѣ съ Нимъ, не по той причинѣ будто бы Они нуждаются въ помощи Другъ Друга, — прочь такая мысль! — ибо въ каждой изъ Ѵпостасей (находится) совершенное и всецѣлое Божество, — но поелику у Святой Троицы — одно Существо и единое дѣйствіе (энергія) и сила, и воля.

Отца Вседержителя, Творца небу и земли. Сначала Символъ Вѣры приводитъ показательное имя «Богъ», относящееся къ Его природѣ, хотя, какъ мы сказали, ничто не можетъ служить Его именемъ. Затѣмъ — приводитъ какъ предметъ вѣры — слово «Отецъ». И опять же свойство «Единаго» не является свойствомъ только Бога Отца, потому что предшествующее слово «Богъ» относитъ это и къ Сыну, и къ Духу. Потому что далѣе говорится: «И во Единаго Господа Іисуса Христа» и «въ Духа Святаго, Господа». Говоримъ же «Вседержителя», отдѣляя себя отъ еретическаго безумія приверженцевъ Манеса [9], Симона [10] и Маркіона, которые не предоставляютъ владычества надъ всѣми единому и единственному Богу, но власть надъ всѣмъ существующимъ раздѣляютъ на различныя начала. Поэтому, представляя Отца, какъ Вседержителя, мы приводимъ и причину для такого утвержденія, говоря, что Онъ — Творецъ неба и земли, потому что когда приведены крайнія предпосылки, тогда и сущее въ серединѣ становится явнымъ.

Видимымъ же всѣмъ, и невидимымъ. Потому что не такъ, что одинъ является Творцомъ имматеріальнаго и безтѣлеснаго существа, а другой — сего матеріальнаго и видимаго, и что Богъ-Творецъ не только Ангеловъ, а Ангелы — творцы всего прочаго. Посредствомъ прибавленія слова «всѣмъ» (всего) мы утверждаемъ, что ничто изъ существующаго не произошло внѣ непосредственнаго творчества Божія.

И во Единаго Господа Іисуса Христа: Въ этомъ мы отстраняемъ отъ себя іудейскую догму, которая только единому Лицу приписываетъ мощь единодержавія, и безумнаго Арія [11] также эти слова отлучаютъ отъ Церкви, также какъ и Ливійца Савеллія [12] и Самосатскаго Павла [13] и Маркелла [14], который и самъ впалъ въ ересь Савеллія. Потому что всѣ они безразсудно изрыгли ересь: отвергая Святую Троицу, учили объ единой Ѵпостаси Божества.

И во Единаго Господа Іисуса Христа: Потому что, хотя Сынъ Божій и воспріялъ человѣческое естество, но и тогда является единой нераздѣльной Ѵпостасью и единымъ Лицомъ, состоящимъ изъ двухъ природъ (Божественной и человѣческой) и въ двухъ природахъ. Итакъ, да постыдятся и человѣко-поклонникъ Несторій [15] и Діодоръ [16], говорящіе, что двѣ Ѵпостаси равнымъ образомъ отвѣчаютъ и двумъ природамъ, a также — Діоскоръ [17] и Севиръ [18] и злосчастный Евтихій [19], учащіе, что единой Ѵпостаси и соотвѣтствуетъ единая природа. Символъ Вѣры возвѣщаетъ «Господа» въ силу Его Божества и господства Божественной Его природы; «Іисусъ» въ греческомъ переводѣ означаетъ «Спаситель»; «Христа» же — въ силу и той, и другой причинъ.

Сына Божія, Единороднаго: Прибавленіе опредѣленныхъ членовъ «ту» и «тонъ» представляетъ Единаго Сына, рожденнаго отъ существа Отца. Потому что если имѣются и многіе сыны (Божіи), но они имѣютъ усыновленіе по благодати, Сынъ же Божій является по естеству Сыномъ Его, и происходящимъ не отъ иного существа, но отъ Того же Существа Божія. А дабы кто не сказалъ, что нѣкогда Онъ не существовалъ, и по этой причинѣ Онъ — меньше Отца, въ текстъ внесены послѣдующія слова:

Отъ Отца рожденнаго прежде всѣхъ вѣкъ: Потому что Творецъ вѣковъ и всецѣло всего, какъ бы могъ быть послѣ вѣковъ? Здѣсь, такимъ образомъ, выражается со-вѣчность (Отца и Сына) и отвергаются Арій и Евномій [20].

Свѣта отъ Свѣта, Бога истинна отъ Бога истинна: И это составляетъ (выражаетъ) единосущіе (Отца и Сына).

Рожденна, не сотворенна: Потому что Онъ — Порожденіе, а не тварь и созданіе.

Единосущна Отцу, Имже вся быша: Эти слова показываютъ равенство въ чести, которое Онъ имѣетъ съ Отцомъ. Потому что какъ Онъ возвѣщается Вседержителемъ и Творцомъ всего, такъ — и Сынъ. Единосущнымъ же является то, что въ точности является того же существа и природы.

Насъ ради человѣкъ, и нашего ради спасенія сшедшаго съ небесъ, и воплотившагося отъ Духа Свята и Маріи Дѣвы, и вочеловѣчшася: Видишь, что святой Символъ Вѣры учитъ, что не иной является Сыномъ Божіимъ, а иной — Сыномъ Дѣвы, но — одинъ и тотъ же Самый? Этимъ, вотъ, и Павелъ Самосатскій, и Несторій отвергаются, которые богохульственно говорятъ, что Христосъ недавняго происхожденія и отъ Маріи началъ Свое бытіе. Но и обезумѣвшій Аполлинарій [21] этими словами отлучается отъ Церкви, который сталъ зломъ, впавшимъ въ ересь противоположную вышереченнымъ (Павлу Самосатскому и Несторію), потому что тѣ, какъ было сказано, утверждали, что Христосъ полностью началъ Свое существованіе отъ Маріи, а приверженцы Аполлинарія утверждаютъ, что Христосъ все имѣетъ отъ вѣчности и ничего не воспринялъ отъ Дѣвы, но и самую плоть Свою свелъ съ небесъ (которая тамъ пребывала въ ожиданіе Его воплощенія) [22], и вообще полностью не сталъ человѣкомъ: у Него не доставало человѣческаго духа (или: человѣческаго ума), и вмѣсто человѣческаго духа (или: ума) у Него была Божественность. Обрати же вниманіе, что Символъ Вѣры сначала сказалъ, что Онъ «сошелъ съ небесъ», а затѣмъ — «воплотился». Это было такъ сдѣлано для того, чтобы отразить ученіе Аполлинарія. Посмотри же: какъ мы утверждаемъ, что Онъ истинно воплотился, а не призрачнымъ образомъ. Потому что мы утверждаемъ, что Онъ воплотился дѣйствителыю, а не кажущимся образомъ, какъ это говорили Манесъ, Кердонъ и Маркіонъ.

Отъ Духа Свята и Маріи Дѣвы: Потому что не чрезъ Марію Дѣву, какъ говорилъ Аполлинарій, и не какъ бы чрезъ нѣкій каналъ, или — чрезъ дѣвственное чрево, Сынъ Божій пришелъ къ намъ, сводя съ небесъ плоть, которая всегда была со-существенная Ему, какъ это бредилъ Валентинъ [23], но «отъ Духа Свята и Маріи Дѣвы».

Отъ Духа Свята: Потому что Богъ былъ Тотъ, Кто образовалъ Младенца въ дѣвственномъ чревѣ. Маріи же Дѣвы, потому что то, что было воспринято (т. е. плоть Богочеловѣка) было отъ Ея существа, Ее воистину Дѣвы, именно, Приснодѣвы. Потому что и прежде рожденія Ею Она не была познана со стороны мужа, какъ это выдумывалъ Карпократъ [24] и единомышленные съ нимъ Массаліане [25], — ни послѣ рожденія. Этими словами Символа Вѣры и Апеллъ [26] отгоняется отъ истинной паствы Христовой; онъ, который говорилъ, что Христосъ произошелъ не отъ Маріи Дѣвы, а изъ четырехъ стихій сплотилъ Себѣ плоть, въ которыя она потомъ и растворилась, когда Онъ восшелъ на небеса.

Сшедшаго: Здѣсь «сошествіе» надо понимать не какъ перемѣщеніе изъ одного мѣста въ другое, а какъ снисхожденіе къ намъ.

Воплотившася и вочеловѣчшася: Т. е. всецѣло и полностью принявшаго человѣческое существо, душу и умъ, а не только плоть, какъ это понималъ Аполлинарій.

Распятаго же за ны при Понтійстѣмъ Пилатѣ: Вотъ этими словами Символа Вѣры и Василидъ [27] отвергается, который говорилъ, что на крестѣ страдалъ не Христосъ, а Симонъ Магъ, котораго сочли за Христа, а также — и магометане, которые принимая Его за пророка и за возлюбленнаго Богу и воспринятаго на небеса, хотя и признаютъ, что Онъ страдалъ, но утверждаютъ, что не Самъ Христосъ страдалъ, а только Его тѣнь была распята [28]. И здѣсь, какъ и изъ исторіи, которая точно указываетъ время Распятія Христова, отвергаются и тѣ, которые учили, что Христосъ родился отъ Маріи (Маріамы), сестры Моисея.

И страдавша, и погребена, и воскресшаго въ третій день no Писаніемъ: Символъ Вѣры говоритъ, что Онъ страдалъ и былъ погребенъ, а не казалось лишь, что Онъ страдалъ и былъ погребенъ [29], но что истинно Онъ претерпѣлъ и Страсти, и смерть, и гробъ.

И воскресшаго въ третій день no Писаніемъ: По древнимъ Писаніямъ. Потому что чрезъ писанія Ветхаго Завѣта было предъизображено и чрезъ пророчества предъявлено тридневное Воскресеніе Спасителя. Но, возможно, что не только они имѣются въ виду, но и евангельскія писанія, въ которыхъ ясно возвѣщается Воскресеніе Господне.

И возшедшаго на небеса: Такимъ образомъ эти слова отвергаютъ отъ Церкви еретиковъ, именуемыхъ «христолитами» [30], которые говорятъ, что Христосъ восшелъ на небо въ непокровенномъ Божествѣ, а не съ тѣломъ. Нѣтъ, какъ Воскресъ Христосъ съ тѣломъ, такъ и взошелъ на небо съ тѣломъ.

И сѣдяща одесную Отца: Какъ когда мы утверждаемъ, что Христосъ сошелъ съ небесъ, хотя тамъ Онъ и не имѣлъ плоти, но, вотъ, во плоти — мы говоримъ — Онъ родился, и путемъ плоти былъ въ общеніи съ нами, а не въ непокровенномъ Божествѣ, — такъ мы и разумѣемъ, что Онъ взошелъ на небо вмѣстѣ со Своимъ тѣломъ. Что же означаетъ сѣдѣніе одесную Отца? Означаетъ, что Сынъ — не меньшій Отца, ни то, что въ силу того, что Онъ сталъ человѣкомъ, Онъ по этой причинѣ сталъ меньшимъ. Сѣдѣніе же Его одесную Отца означаетъ равенство Его [31] со Отцомъ и владычество. Потому что рабу не свойственно сидѣть (съ господами).

И паки грядущаго со славою: «Грядущаго» — чѣмъ означается владычество Его и истинное Господство.

Судити живымъ и мертвымъ: Судить означаетъ раздѣлить и воздать каждому по достоинству дѣлъ его. Подъ «живыми» мы разумѣемъ — увѣровавшихъ во Христа и подтвердившихъ свою вѣру добрыми дѣлами; «мертвыми» же мы разумѣемъ тѣхъ, которые не увѣровали, хотя и явили добрыя дѣла, а также — тѣхъ, которые, хотя и имѣютъ вѣру, но не украшаются дѣлами, свойственными вѣрѣ.

Егоже Царствію не будетъ конца: Какъ Онъ — безсмертенъ, такъ нескончаемымъ будетъ и Царство Его.

И въ Духа Святаго, Господа Животворящаго: Эти слова означаютъ природу Духа и свойство Его, которое Онъ имѣетъ въ отношеніи Отца и что воѵпостасность Его заключается... [32] Подобающимъ образомъ мы здѣсь утверждаемъ, что Онъ — Духъ, находящійся въ соотвѣтствіи съ Ѵпостасью Изводителя [33]. «Животворящаго» же, потому что Онъ также является Жизнью. Потому что то, чѣмъ Онъ Самъ обладаетъ, это Онъ и прочимъ даруетъ.

Иже отъ Отца исходящаго: Это является личнымъ свойствомъ Ѵпостаси Духа. Являетъ же и отношеніе Его къ Отцу.

Иже со Отцомъ и Сыномъ спокланяема и сславима: Это показываетъ равенство чести и достоинства, которыя Духъ имѣетъ въ отношеніи Отца и Сына. Потому что — единая власть и единая слава у трехъ Лицъ.

Глаголавшаго пророки: Это обозначаетъ дѣйствіе Духа, на основаніи котораго...... не есть дѣйствіе. Говоримое есть результатъ дѣйствія, но не (само) дѣйствіе [34].

Во едину Святую, Соборную и Апостолъскую Церковь: «Во едину» — потому что Духъ Святой не говорилъ чрезъ пророковъ для одной Церкви, а чрезъ апостоловъ — для другой (но чрезъ пророковъ и апостоловъ Онъ говорилъ для единой и той же Церкви [35]. «Святую» же — какъ воспринявшую святость по участію отъ по истинѣ и по природѣ Святого (Духа). «Соборную», какъ объявшую въ свои лоны всѣ народы, а не одинъ только, какъ нѣкогда іудейская синагога [36]. «Апостольскую» же — на основаніи составившихъ ея Апостоловъ.

Исповѣдаю едино крещеніе, во оставленіе грѣховъ: Вѣра и крещеніе являются двумя средствами нашего спасенія.

Чаю (ожидаю) воскресенія мертвыхъ: Ожиданіемъ воскресенія мертвыхъ мы отдѣляемъ себя [37] отъ тѣхъ, которые совершенно отрицаютъ его. Говоря же «мертвыхъ», мы отмеживаемся отъ тѣхъ, которые говорятъ, что преемственность жизни у рождающихся это и есть воскресеніе.

И жизни будущаго вѣка. Аминь: Выраженіемъ «жизни будущаго вѣка» мы отдѣляемъ себя отъ тѣхъ, которые говорятъ, что та жизнь будетъ то же самое, что и здѣсь, и наши тѣла будутъ тѣми же самыми, насыщающимися и опорожняющимися, и наслаждающимися страстными наслажденіями. Нѣтъ, мы исповѣдуемъ, что жизнь будущаго вѣка будетъ разниться отъ нынѣшней жизни. «Аминь» является какъ бы конечной печатью, вмѣсто: «Co всей истиной». (Migne, Patrologiae Cursus Completus. S. Graeca, t. 131, col. 9-20.)

Примѣчанія:
[1] «Аполѵпрагмонитосъ», у Лампе, въ A Patristic Greek Lexicon, Оксфордъ 1961 г.. стр. 201, слово это переводится: a) Not to be curiously inquired, b) unquestioning.
[2] Фалесъ (7-6 в. до Р.Х.) считалъ, что вода является началомъ, изъ котораго произошло все существующее. Для Гераклита такимъ принципомъ былъ огонь. Гиппонъ — авторъ книги «Философуменонъ» — какъ сообщаетъ Оригенъ, считалъ, что вода и огонь вмѣстѣ является принципомъ всего, т.е., какъ объясняетъ Фабрицій, онъ считалъ за началомъ всего существующаго воду, которая при достиженіи ея со стороны огня, стала способной пораждать изъ себя, стала «ѵдоръ гонопіонъ» (пораждающая вода). CM. Jo. Abberti Fabricii, Bibliotheca Graeca, vol. I, p. 819.
[3] У Эпикура ученіе было совершенно матеріалистическимъ; сочиненіе одного изъ его позднихъ послѣдователей Лукреція «О природѣ вещей», считается классическимъ въ безбожной совѣтской школѣ.
[4] Валентинъ — былъ гностикомъ, философомъ смѣшавшимъ языческія вѣрованія съ христіанскимъ ученіемъ, съ элементами изъ древней философіи и своими вымыслами. Гностики хотя и признавали въ какихъ-то особыхъ ихъ пониманіяхъ Воплощеніе Христово, но при этомъ учили, что плоть Христова была не реальна, не матеріальна, не дѣйствительна, a только — видимость, призракъ, фантазія. Жилъ Валентинъ во 2-мъ вѣкѣ.
[5] Маркіонъ, гностикъ жившій во 2-мъ вѣкѣ. Его ученіе было опаснѣе для Церкви, чѣмъ ученіе Валентина, потому что онъ заимствовалъ много элементовъ отъ Христіанства и внѣшняя форма его секты подражала устроенію Христіанской Церкви.
[6] Кердонъ — гностикъ той же эпохи, который приписывалъ созданіе міра и его дальнѣйшую исторію двумъ началамъ: доброму, свѣтлому, и — злому и темному. Это было отраженіемъ ученія древней персидской религіи Зороастра.
[7] Ученіе Манеса (3-й вѣкъ), основателя манихейства, характерно открытымъ дуализмомъ съ равносильнымъ правомъ добра и зла, а также взглядомъ на матерію, какъ на зло, которое подлежитъ космическому уничтоженію. Ученіе манихеевъ полно дикихъ вымысловъ. Секта въ различныхъ ея отвѣтвленіяхъ существовала до 13-го вѣка.
[8] Здѣсь для большей ясности мы нѣсколько перефразировали греч. текстъ.
[9] См. прим. 7.
[10] Симонъ-волхвъ, самарянинъ, современникъ апостоловъ, основатель гностической секты, существовавшей еще и въ 3-мъ вѣкѣ. По общему мнѣнію древнихъ христіанскихъ писателей, онъ былъ родоначальникомъ гностицизма и всѣхъ ересей въ Церкви. Отрывки изъ его сочиненія «Великое разъясненіе» наполнены теософическими и древне-философскими взглядами. Все исполнено невѣроятнаго абсурда, и нынѣ представляется страннымъ, что нѣчто таковое представляло опасность для ранней Христіанской Церкви и требовало большихъ усилій отъ древнихъ христіанскихъ писателей для борьбы съ гностицизмомъ. Вѣроятно, онъ привлекалъ къ себѣ своимъ нездоровымъ мистицизмомъ, какъ это мы видимъ и въ нынѣшнія времена.
[11] Здѣсь греческій текстъ имѣетъ пропускъ, и слово «Арій» мы заимствуемъ изъ латинскаго перевода, слѣдуя предложенію издателя (Матеи). Арій былъ опаснѣйшимъ еретикомъ въ исторіи Церкви. Если гностики и манихеи были сектами внѣ Церкви, то этого нельзя сказать про Арія, который вышелъ изъ нѣдръ Церкви. Арій отрицалъ Божественность Господа нашего Іисуса Христа и говорилъ, что Онъ — тварь, твореніе Бога Отца, но не произошелъ изъ Его Существа. Но Сынъ имѣетъ преимущество надъ прочими тварями: черезъ Него Богъ создалъ все. Богъ прежде всего сотворилъ Сына: между Богомъ и Сыномъ Божіимъ существуетъ безконечное различіе, но между Сыномъ Божіимъ (Логосомъ) и тварями различіе только относительное. Сынъ Божій является усыновленнымъ со стороны Бога, но не происходящимъ отъ Его Существа. Поэтому и воля Его была одинакова способна и къ добру, и къ злу. Только направленіемъ Своей свободной воли Онъ сдѣлался безгрѣшнымъ и святымъ. Этому, въ сущности, матеріалистическому ученію воспротивились святые Отцы, какъ Св. Аѳанасій Великій, Св. Василій Великій и другіе, которые утвердили догматъ о Божественности Сына Божія, какъ Сына, происходящаго отъ существа Отца, какъ единосущнаго съ Нимъ и равнаго въ Божественной природѣ, въ славѣ, въ чести и силѣ. Никейскій соборъ — Первый Вселенскій соборъ въ исторіи Церкви (325 г.) проклялъ Аріанскую ересь и, утвердивъ Православіе, предложилъ Церкви Символъ Вѣры.
[12] Савеллій, еретикъ жившій около половины 3-го вѣка. Родомъ былъ ливіецъ и, возможно, имѣлъ пресвитерскій санъ. Савеллій отрицалъ три Ѵпостаси и, по выраженію св. Отцовъ, «смѣшивалъ въ одно Лицо три Божественныя Ѵпостаси». Савеллій училъ, что Отецъ, Сынъ и Святый Духъ это — только три наименованія одной и той же Ѵпостаси, и являются только тремя формами внѣшняго явленія Божества въ мірѣ: въ Ветхомъ Завѣтѣ — Отца, въ Новомъ — Сына, въ Церкви — Святого Духа. По завершеніи исторіи всѣ три Лица вольются опять въ Божественную монаду. Ересь была осуждена на Александрійскомъ Соборѣ въ 261 г., а затѣмъ на Римскомъ соборѣ въ 262 г. Савеллій былъ отлученъ отъ Церкви. Ересь эта, было ослабѣвшая, была возобновлена въ 4-мъ вѣкѣ Маркелломъ, епископомъ Анкирскимъ, и его ученикомъ Фотимомъ.
[13] Павелъ Самосатскій, еретикъ 3-го вѣка. Онъ занималъ высокій рангъ епископа Антіохійскаго, пользовался большимъ вліяніемъ при Дворѣ и жилъ богато и роскошно. Онъ отмѣнилъ въ своей епархіи древніе гимны въ честь Спасителя и замѣнилъ гимнами въ честь самого себя. Онъ не признавалъ Сына Божія сошедшаго съ неба, а училъ только о Его земномъ происхожденіи. Онъ отрицалъ и наличіе трехъ Ѵпостасей. Господа нашего Іисуса Христа онъ считалъ за обыкновеннаго человѣка, хотя въ Немъ обитало Божество, но не внутренно, а внѣшне. Эта ересь, отражавшая савелліанство и намѣтившая появленіе аріанства, была осуждена Церковью на трехъ Антіохійскихъ соборахъ въ 264, 267 и 269 гг., а самъ еретикъ былъ лишенъ сана.
[14] Маркеллъ, епископъ Анкирскій, былъ однимъ изъ видныхъ отцовъ Перваго Вселенскаго собора, а затѣмъ неожиданно явилъ себя какъ еретикъ, который возобновилъ савелліанство, т. е. онъ отрицаетъ три Ѵпостаси и говоритъ только о «Божественной Монадѣ». Подобно Савеллію, онъ считаетъ, что три Лица это — относительное понятіе и связано оно только съ исторіей откровенія Себя Божества въ исторіи міра: въ Ветхомъ Завѣтѣ, въ Новомъ Завѣтѣ и въ Церкви. По окончаніи исторіи человѣчества, путемъ «свертыванія Себя», Троица возвратится въ состояніе покоя, въ присущую Ей Монаду. Логосъ это — «расширеніе» Отца для человѣчества въ Новомъ Завѣтѣ, а «расширеніемъ» Логоса въ исторіи Церкви является Святый Духъ. Появленіе Духа это уже — «двойное расширеніе», поэтому Духъ Святой исходитъ «отъ Отца и Сына». Такимъ образомъ, можно сказать, что Маркеллъ явился основателемъ превратнаго римо-католическаго ученія о «филіокве». Ересь была осуждена Церковью, а самъ Маркеллъ низложенъ.
[15] Несторій, патріархъ Константинопольскій, ересіархъ ереси получившей названіе по нему. Это былъ своего рода раціоналистъ, который не могъ понять тайну Воплощенія Христова и превратно истолковалъ ее. Онъ отрицалъ, что родившійся Христосъ является Богомъ, а видѣлъ въ Немъ только человѣка, съ Которымъ только впослѣдствіи соединилось Божество. Поэтому онъ и его послѣдователи не допускали наименованія Пресвятой Дѣвы Маріи Богородицей. Гефеле такимъ образомъ формулировалъ ересь Несторія: «Несторій, вмѣсто признанія во Христѣ человѣческой природы съ Божественной личностью, постоянно предполагаетъ связь человѣческой личности съ Божествомъ: приковавшій свое вниманіе къ цѣлому конкретному представленію о человѣкѣ, онъ не можетъ возвыситься до абстракціи — мыслить человѣческую природу безъ личности и соединить просто человѣческую природу съ Божественной личностью. Несторій склоненъ усвоять Христу личность грѣшнаго человѣчества и лишь внѣшнѣ связываетъ Божественную природу съ человѣческой. Божество не родилось отъ Дѣвы, а какъ бы прошло чрезъ Нее». Предшественники Несторія, какъ Ѳеодоръ Мопсуэтскій и Діодоръ Тарсійскій, учатъ о двухъ Сынахъ, о двухъ Христахъ. Представляется, что, не смотря на отрицаніе сего, это же училъ и Несторій. Флавіанъ, патріархъ Константинопольскій, въ своемъ исповѣданіи вѣры писалъ: «Тѣхъ, которые возвѣщаютъ или двухъ Сыновъ, или двѣ Ѵпостаси, или два лица, а не проповѣдываютъ одного и того же Господа Іисуса Христа, Сына Бога живого, Сущаго въ одной Ѵпостаси и въ одномъ лицѣ, одного Господа, — мы анаѳематствуемъ и признаемъ чуждыми Церкви и прежде всѣхъ анаѳематствуемъ нечестиваго Несторія». Трудами Св. Кирилла Александрійскаго и его сподвижниковъ, ересь Несторія была вскрыта и осуждена на Третьемъ Вселенскомъ соборѣ въ 431 году, который утвердилъ догматъ о Воплощеніи Христовомъ и торжественно именовалъ Пресвятую Дѣву Марію Богородицей.
[16] Діодоръ Тарсійскій — см. о немъ въ предыдущемъ примѣчаніи.
[17] О Діоскорѣ — см. сноску №19.
[18] Севиръ былъ монофизитскій Антіохійскій патріархъ (512-538). Онъ явился въ Константинополь, пользуясь поддержкой Двора, гдѣ сгруппировалъ вокругъ себя приверженцевъ монофизитства (объ этой ереси см. въ прим. 19). Однажды его монахи вторглись въ придворную церковь и ввели тамъ пѣніе Трисвятого съ прибавленіе: «Распныйся за ны». Они хотѣли продѣлать это и въ храмѣ Св. Софіи, но народъ, ревновавшій за Православіе и за честь своего православнаго Патріарха, изгнали ихъ. Севиръ требовалъ, чтобы Халкидонскій (Четвертый Вселенскій) соборъ былъ преданъ проклятію, но его старанія не увѣнчались успѣхомъ. Онъ былъ низложенъ и сосланъ въ Египетъ. Оставилъ этотъ еретикъ весьма печальную память о себѣ въ исторіи Православной Церкви.
[19] Евтихій былъ ересіархомъ монофизитской ереси. Онъ училъ, что Господь нашъ Іисусъ Христосъ состоялъ изъ двухъ естествъ — Божественнаго и человѣческаго — прежде соединенія ихъ, а послѣ соединенія въ Немъ — только одно естество (природа), именно: Божественное. Сторону Евтихія принялъ патріархъ Александрійскій Діоскоръ. Діоскору удалось собрать соборъ въ Ефесѣ (449 г.), который, дѣйствуя насильственными мѣрами, провелъ и утвердилъ ересь монофизитства. Этотъ «соборъ» въ исторіи Церкви получилъ наименованіе «разбойническаго». Императоръ Маркіанъ увидѣлъ необходимость созвать Вселенскій соборъ, который и состоялся въ Халкидонѣ въ 451 году, и вошелъ въ исторію какъ Четвертый Вселенскій соборъ. Монофизитство, какъ таковое, было признано ересью и предано анаѳемѣ. Діоскоръ былъ низложенъ. Памятникомъ Халкидонскаго собора является его замѣчательное опредѣленіе: «Мы всѣ согласно поучаемъ исповѣдывать одного и того же Сына, Господа нашего Іисуса Христа, совершеннѣйшаго въ Божествѣ и совершеннѣйшаго въ человѣчествѣ, истиннаго Бога и истиннаго человѣка, Того же изъ души разумной и тѣла, единосущнаго Отцу по Божеству и Того же единосущнаго намъ по человѣчеству... Одного и того же Христа, Сына, Господа, Единороднаго, въ двухъ естествахъ неслитно, неизмѣнно, нераздѣльно, неразлучно познаваемаго — такъ что соединеніемъ нисколько не нарушается различіе двухъ естествъ, но тѣмъ болѣе сохраняется свойство каждаго естества и соединяется въ одно лицо и одну Ѵпостась. — не на два лица разсѣкаемаго или раздѣляемаго, но одного и того же Сына и Единороднаго Бога-Слова, Господа Іисуса Христа». Святые Отцы Четвертаго Вселенскаго собора торжественно заявили, что такое исповѣданіе — «Сія вѣра отеческая, сія вѣра апостольская, сія вѣра православная, сія вѣра спасла вселенную».
[20] Евномій, епископъ Кизическій, былъ ересіархомъ секты 4-го вѣка, проповѣдавшей крайнее аріанство. Онъ училъ, что нашъ разумъ совершенно приспособленъ къ тому, чтобы имѣть вѣрное понятіе о природѣ Божіей, она доступна нашему пониманію. Онъ говорилъ, что Второе Лицо Святой Троицы, какъ Рожденное, не можетъ быть причастно Божественному Существу. Евномій даже избѣгалъ называть Христа «Сыномъ Божіимъ», дабы это не посчиталось за единосущіе Его со Отцомъ. Евномій считалъ, что единственной связью между Богомъ и нами является вѣра основанная на разсужденіи, поэтому при крещеніи окунали только верхнюю часть тѣла, полагая, что нижняя часть тѣла не подлежитъ спасенію, и должна быть предоставлена діаволу. Учеными трудами Св. Василія Великаго и Св. Григорія Нисскаго ученіе Евномія было опровергнуто, и самъ онъ былъ лишенъ каѳедры и изгнанъ на родину, гдѣ и умеръ въ 398 году.
[21] Аполлинарій Лаодикійскій (ум. въ 390 г.) явилъ себя въ борьбѣ съ аріанствомъ какъ горячій поборникъ Православія. Но въ дальнѣйшемъ онъ впалъ въ ересь и явился какъ бы духовнымъ основателемъ монофизитства. Онъ училъ, что Богочеловѣкъ не полностью воспріялъ человѣческую природу, потому что вмѣсто человѣческаго духа Онъ имѣлъ въ Себѣ Божественный Логосъ. Христосъ не могъ, по Аполлинарію, воспринять въ Себя полнаго человѣка, потому что тамъ, гдѣ человѣкъ, тамъ и грѣхъ. Источникъ грѣха — въ душѣ. Нуженъ логосъ мощный, чтобы его не побѣдила тварная человѣческая душа. Нужно, чтобы на мѣсто человѣческаго духа пришелъ безгрѣшный Логосъ. Христосъ — «одна природа, одна Ѵпостась, одна энергія, единое лицо, весь Богъ, весь человѣкъ. Нельзя говорить о двухъ лицахъ, о двухъ естествахъ. Онъ — единое естество воплотившагося Слова. Это — одна природа составленная, Слитая». Такимъ образомъ, Аполлинарій училъ, что Христосъ только частично воспріялъ человѣческую природу. Между тѣмъ, по выраженію св. Отцовъ, это было не такъ, потому что Христосъ воспріялъ все человѣческое для того, чтобы спасти и искупить всего человѣка, и если бы Онъ что-нибудь не воспріялъ, свойственное человѣку, то не воспринятое Имъ и не было бы спасено. Церковь воспѣваетъ, говоря Ему: «И спаслъ еси всего мя человѣка». Впервые ересь Аполлинарія была осуждена на Римскомъ соборѣ въ 337 году. Аргументомъ, выдвинутымъ Папой Дамасомъ противъ этой ереси, было: «Если воспринятъ былъ Сыномъ Божіимъ несовершенный (неполный) человѣкъ, то несовершенно и наше спасеніе, потому что не весь человѣкъ спасается. Если весь человѣкъ погибъ, то необходимо, чтобы спасено было все, что погибло». Ошибки Аполлинарія были замѣчены и указаны еще св. Аѳанасіемъ Великимъ, а потомъ позже св. Григоріемъ Богословомъ, св. Григоріемъ Нисскимъ и св. Епифаніемъ. На Второмъ Вселенскомъ соборѣ (въ 381 г.) «ересь аполлинаристовъ» была осуждена вмѣстѣ съ другими ересями.
[22] Слова въ скобкахъ внесены нами.
[23] См. примѣчаніе 4.
[24] Карпократъ — еретикъ 2-го вѣка, гностикъ восточнаго типа. См. о нихъ выше въ примѣчаніяхъ 4, 5, 6, 9.
[25] Массаліане была полу-пелагіанская секта, а затѣмъ этимъ же названіемъ были называемы богомилы, ученіе которыхъ въ нѣкоторомъ отношеніи отражало ересь полу-пелагіанъ.
[26] Апеллъ — основатель секты гностиковъ въ серединѣ 2-го вѣка. Онъ училъ, что Христосъ составилъ Свое тѣло изъ 4-хъ элементовъ, въ которые оно и возвратилось прежде чѣмъ Онъ восшелъ на небо. Апеллъ отрицалъ воскресеніе мертвыхъ. (См. y J.H. Blunt: Dictionary of Sects, Heresies, Ecclesiastical Parties... 1874, p. 38).
[27] Василидъ — гностикъ 2-го вѣка, который смѣшалъ христіанскіе элементы съ языческими и съ греческой философіей. Согласно ему, въ мірѣ нѣтъ ничего дѣйствительнаго: ни Абсолютнаго Начала, ни существъ: все — только идеи и потенціальныя возможности. Христосъ имѣлъ призрачное тѣло и на крестѣ страдалъ не Онъ, а Симонъ Волхвъ. Духовныя существа вмѣстѣ съ Христомъ возносятся на небо, въ то время какъ матерія погрузится въ міръ небытія.
[28] У магометанъ существуетъ фантастическое представленіе, что не Христосъ былъ распятъ, а нѣкій Его представитель, иное лицо, взявшее на себя Его образъ. Кто же это лицо? Тутъ мнѣнія расходятся: одни говорятъ, что это былъ либо Симонъ Киринейскій, либо Іуда, либо Пилатъ, либо одинъ изъ учениковъ Христа, а другіе говорятъ, что былъ распятъ нѣкій врагъ Христа, котораго, несмотря на его протесты, распяли вмѣсто Христа. (См. объ этомъ: Geoffrey Parrinder, Jesus in the Qur'an, 1965, p. 110-119. См. также: J. Hastings, слово Qur'an, въ Encyclopaedia of Religion and Ethics vol. X, p. 54.)
[29] Такъ училъ докетизмъ, обличаемый ап. Іоанномъ Богословомъ, а позже Св. Игнатіемъ Антіохійскимъ. Вѣроятно онъ былъ частью гностицизма, который вполнѣ развился нѣсколько позднѣе (во 2-й трети 2-го вѣка), но начатки котораго восходятъ еще къ апостольскимъ временамъ. О гностикахъ см. въ прим. 4, 5, 6, 10.
[30] «Христолиты» — еретики 6-го вѣка, о которыхъ упоминаетъ св. Іоаннъ Дамаскинъ и Никита Хоніатъ. Они учили, что, при сошествіи Христа во адъ, Божественная природа Его отдѣлилась отъ человѣческой, а на небо Христосъ восшелъ только въ Своей Божественной природѣ. (См. y J.H. Blunt: Dictionary of Sects, Heresies, Ecclesiastical Parties... 1874, p. 107.)
[31] Здѣсь въ греч. текстѣ пропущено нѣчто; слово «равенство» мы черпаемъ изъ лат. перевода, согласно предложенію издателя. Поелику передъ пропущеннымъ въ греч. текстѣ словомъ стоитъ «тонъ», то, какъ предполагаю, текстъ употребилъ прилагательное въ отношеніи равенства Господа нашего Іисуса Христа съ Богомъ Отцомъ, а не существительное, которое было бы либо средняго рода, либо женскаго, напримѣръ, исонъ, исотисъ, исотиміа и т.д.
[32] Въ текстѣ рукописи имѣется пропускъ.
[33] Т.е. — Бога Отца.
[34] Здѣсь текстъ имѣетъ, какъ представляется, значительный пропускъ. Возможно, что авторъ говоритъ, что Святой Духъ говорилъ чрезъ пророковъ и въ этомъ было Его «дѣйствіе». Самый даръ пророчества не является дѣйствіемъ, исходящимъ отъ пророковъ и являющимся ихъ свойствомъ, но является результатомъ дѣйствія въ нихъ Святого Духа, Который говорилъ чрезъ нихъ.
[35] Слова въ скобкахъ доданы нами.
[36] Слово «синагога» заимствуемъ изъ лат. перевода.
[37] Слова «отдѣляемъ себя» (или: «отсѣкаемъ себя») заимствуемъ изъ лат. перевода; въ греч. текстѣ это слово отсутствуетъ. Nota 17, col. 19.

Печатается по изданiю: Монаха Евѳимія Зигабена Толкованіе Символа Вѣры. // Церковно-богословско-философскій ежегодникъ «Православный путь», приложенiе къ журналу «Православная Русь» за 1990 годъ. – Джорданвиллъ, 1991. – С. 72-84.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0