Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свят. Григорій Палама, архіеп. Ѳессалоникійскій († ок. 1360 г.)

Св. Григорій Палама, архіепископъ Ѳессалоникійскій былъ родомъ изъ Константинополя, малоазіатцемъ, по фамиліи Палама, воспитанъ въ царскихъ чертогахъ, онъ еще въ юности принялъ иночество на Аѳонѣ. Въ славившихся науками Аѳонскихъ школахъ онъ дополнилъ начатое при дворѣ образованіе, и самъ написалъ много сочиненій богословскихъ, историческихъ, аскетическихъ и по естествознанію. Въ то же время онъ проходилъ строгую подвижническую школу. Для большаго усовершенствованія въ духовной жизни, онъ затворился въ пустынѣ въ пещеру и прожилъ въ ней безвыходно 10 лѣтъ.

Проводя благочестивую жизнь, онъ сподобился откровеній Божіихъ и имѣлъ отъ Бога даръ исцѣленія. Возведенный въ санъ священника, св. Григорій при совершеніи Таинъ Божіихъ приводилъ въ умиленіе и слезы предстоявшихъ.

За благочестіе и ревность противъ Варлаамова и Акиндинова ученія о Ѳаворскомъ свѣтѣ онъ былъ избранъ въ архіепископа Ѳессалоникійского. Послѣ 13-тилѣтняго мудраго управленія паствою св. Григорій скончался, ок. 1360 г. За ангелоподобную жизнь и за успѣшную борьбу съ врагами Православія, онъ былъ причисленъ къ лику святыхъ вселенскимъ патріархомъ Филоѳеемъ.

Память его совершается 14 ноября (27 ноября н. ст.) и во вторую недѣлю Великаго Поста.

Творенія

Свт. Григорій Палама († ок. 1360 г.)
Бесѣда о честномъ и животворящемъ крестѣ
[1].

Крестъ Христовъ былъ предвозвѣщенъ и таинственно прообразованъ отъ временъ древнихъ, и никто никогда не примирился съ Богомъ независимо отъ силы креста. Ибо послѣ прародительскаго преступленія, происшедшаго въ раю Божіемъ отъ древа, грѣхъ ожилъ, а мы умерли, и прежде тѣлесной смерти подверглись смерти духовной, состоявшей въ удаленіи души отъ Бога. И сколько мы не жили послѣ прародительскаго преступленія, мы жили во грѣхѣ и жизнію плотскою; грѣхъ же не подчиняется закону Божію, ибо не имѣетъ къ тому силы, и тѣ, которые живутъ по плоти, не могутъ угодить Богу. Богъ есть духъ, истинная благость и добродѣтель; по образу и подобію Его сотворена и наша душа, но она вслѣдствіе грѣха сдѣдалась непотребною. Посему, какимъ образомъ возможно было кому-нибудь изъ всѣхъ людей обновиться и угодить Богу духомъ, когда не былъ упраздненъ грѣхъ и не была изгнана жизнь по плоти? Упраздненіе грѣха совершено крестомъ Христовымъ. Посему одинъ изъ богоносныхъ отцевъ нашихъ на вопросъ нѣкоего изъ невѣрныхъ, вѣруетъ-ли онъ въ Распятаго, отвѣтилъ: «да, въ Распявшаго грѣхъ». Однако, многіе друзья Божіи были засвидѣтельствованы Самимъ Богомъ и прежде, и послѣ закона, когда еще не былъ возвѣщенъ крестъ, и царь и пророкъ Давидъ, одинъ изъ таковыхъ друзей Божіихъ, говоритъ: мнѣ зѣло честни быша друзи твои, Боже (Псал. 138, 17). Какъ же могли быть друзьями Божіими тѣ, которые жили до креста? — Подобно тому какъ прежде явленія человѣка грѣха, сына беззаконія, т. е. антихриста, возлюбленный Христу Богословъ говоритъ: и нынѣ антихристъ есть (1 Іоан. 2, 18): такъ и крестъ существовалъ у праотцевъ прежде своего исполненія. Великій Павелъ яснѣе поучаетъ насъ, какъ существуетъ антихристъ прежде своего явленія среди насъ, говоря, что тайна его уже дѣется (2 Ѳес. 2, 7): такъ и крестъ Христовъ существовалъ у праотцевъ, еще не явившись, поелику тайна его уже была въ дѣйствіи среди нихъ. Я теперь оставлю Авеля, Сиѳа, Еноса, Еноха, Ноя и современныхъ имъ мужей, угодившихъ Богу, начну же съ Авраама, который сдѣлался отцемъ многихъ народовъ, іудеевъ по плоти, насъ по вѣрѣ, — начну съ этого отца нашего по духу, удостоившагося перваго призванія отъ Бога. Какое же это было призваніе? Изыди отъ земли твоея, и отъ рода твоего, и отъ дому отца твоего, и иди въ землю, юже ти покажу (Быт. 12, 1). Это реченіе уже заключаетъ въ себѣ тайну креста, на что прямо указываетъ Павелъ, который, похваляясь о крестѣ, говоритъ: имже мнѣ міръ распяся (Гал. 6, 14). Ибо, кто оставляетъ безвозвратно отечество или міръ, у того отечество по плоти и міръ умерщвлены и упразднены: это и есть крестъ. Далѣе, когда Моѵсей убѣжалъ изъ Египта и взошелъ на гору Хоривъ, какое было ему первое слово отъ Бога? — Иззуй сапоги отъ ногъ своихъ (Исх. 3, 5). И въ этомъ проявляется таинство креста. «Если ты (говоритъ Господь) ушелъ изъ Египта, оставилъ служеніе фараону, и презрѣлъ имя сына фараоновой дочери, если тобою, насколько возможно, отвергнутъ и упраздненъ тотъ міръ грѣховнаго служенія, то тебѣ должно присоединить и слѣдующее: — иззуть сапоги отъ ногъ своихъ, т. е., не живи болѣе по плоти и грѣху, но пусть упразднится и погибнетъ противная Богу жизнь и разумѣніе по плоти, пусть не господствуетъ болѣе законъ въ членахъ, противовоюющій закону ума и плѣняющій закономъ грѣха (Рим. 8, 23), и пусть онъ болѣе не дѣйствуетъ, умерщвленный силою Боговидѣнія. И это есть крестъ, который, по божественному Павлу, состоитъ въ распятіи плоти со страстями и похотями (Гал. 5, 24). Тайна креста проявлялась также въ жизни Исаака, Іакова, Іосифа, Іисуса Навина и другихъ, которые, руководимые силою креста, разсѣкали рѣки, останавливали солнце, покоряли города нечестивыхъ, были крѣпки на войнѣ, прогоняли полки чужихъ, избѣгали острія меча, угашали силу огня, заграждали уста львовъ, обличали царей, воскрешали мертвыхъ (Евр. 11, 33-34). Хотя Павелъ и говоритъ, что все это совершила вѣра, но вѣра есть сила во спасеніе, посему все возможно вѣрующему. Таковъ для вѣрующихъ и крестъ Христовъ, какъ свидѣтельствуетъ Павелъ: слово крестное погибающимъ убо юродство есть, а спасаемымъ намъ сила Божія есть (1 Кор. 1, 18).

Но оставимъ всѣхъ тѣхъ, которые жили прежде закона и подъ закономъ. Самъ Господь, чрезъ Котораго все, прежде исполненія креста говорилъ: иже не пріиметъ креста своего, и въ слѣдъ Мене грядетъ, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 10, 38). Видите, какъ прежде водруженія креста онъ уже служилъ спасеніемъ? Когда же Господь, необинуясь, говорилъ ученикамъ о Своемъ страданіи и крестной смерти, Петръ не воздержался, но, зная присущую Ему силу, сталъ просить, говоря: милосердъ Ты, Господи: не имать быти Тебѣ сіе (Матѳ. 16, 22), и сталъ прекословить Ему не по Божеству, а по человѣчеству. Онъ же, призвавши народъ съ учениками Своими, сказалъ имъ: аще кто хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой и по Мнѣ грядетъ. Иже бо аще хощетъ душу свою спасти, погубитъ ю: и иже аще погубитъ душу свою Мене ради, обрящетъ ю (Матѳ. 16, 24-25). Итакъ, Господь призываетъ и народъ вмѣстѣ съ учениками и тогда уже возвѣщаетъ эти великія, необыкновенныя и поистинѣ не человѣческія, а Божественныя наставленія: значитъ, Онъ требуетъ этого не отъ избранныхъ только учениковъ Своихъ, но и отъ всякаго вѣрующаго въ Него. А послѣдованіе Христу означаетъ жизнь по Его Евангелію и исполненіе всякой добродѣтели и благочестія; отвергнуться же себя и взять крестъ свой значитъ не только не щадить себя, по требованію времени, но и быть готовымъ къ позорной смерти за добродѣтель и истину божественныхъ догматовъ. Великое это дѣло и необычное — отвергнуться себя и предать себя крайнему безчестію и смерти, но однако не странное. Ибо и цари земные, отправляясь на войну, позволяютъ слѣдовать за собою только тѣмъ, которые готовы умереть за нихъ. Что же удивительнаго, если и Царь небесный, по плоти жившій на землѣ, ищетъ и Своихъ послѣдователей для противодѣйствія общему человѣческому врагу? Но цари земные не могутъ возвращать къ жизни погибшихъ на войнѣ и воздать имъ должное за опасность: ибо что можетъ получить отъ нихъ тотъ, кого уже нѣтъ въ живыхъ? Но, для сихъ, если они погибли праведно, остается надежда на Господа: Господь даруетъ вѣчную жизнь тѣмъ, которые послѣдовали Ему и подверглись смерти за другихъ. Далѣе, цари земные ищутъ такихъ послѣдователей, которые были готовы къ смерти за нихъ, а Господь Самого Себя предалъ смерти за насъ и призываетъ насъ быть готовыми къ смерти не за Него, но за насъ самихъ, говоря: иже аще хощетъ душу свою спасти, погубитъ ю: а иже погубитъ душу свою Мене ради и Евангелія, той спасетъ ю (Марк. 8, 35). Что это значитъ? — Человѣкъ — двойной, одинъ внѣшній — тѣло, а другой внутренній — душа. Всякій разъ какъ внѣшній нашъ человѣкъ предаетъ самого себя смерти, онъ губитъ и душу свою, которая отдѣляется отъ него. А кто погубилъ душу за Христа и Евангеліе, тотъ дѣйствительно пріобрѣтетъ и спасетъ ее, уготовавъ ей жизнь небесную и вѣчную, и вновь получитъ ее въ воскресеніи, сдѣлавшись чрезъ нее и по тѣлу небеснымъ и вѣчнымъ. Кто же любитъ свою душу и не готовъ за Христа погубить ее вслѣдствіе того, что любитъ и этотъ временный міръ, тотъ погубитъ ее, лишивши истинной жизни, и самъ долженъ будетъ наказать ее вмѣстѣ съ собою, предавши вѣчному мученію. О такихъ скорбитъ милосердый нашъ Господь и, указывая на бездну несчастія, говоритъ: кая польза человѣку, аще пріобрящетъ міръ весь и отщетитъ душу свою? Или что дастъ человѣкъ измѣну на души своей (Марк. 8, 36-37)? — Не иное что, какъ представляющіяся прекрасными блага міра сего, которыя онъ предпочелъ спасительной смерти. Какой же выкупъ можетъ быть найденъ среди мірскихъ благъ за разумную душу, которой по достоинству неравенъ весь этотъ міръ? Итакъ, еслибы одинъ человѣкъ пріобрѣлъ весь міръ, но погубилъ свою душу, ему отъ этого не было бы никакой пользы. Какое же, значитъ, несчастіе, когда человѣкъ, имѣя возможность пріобрѣсти лишь самую малую часть этого міра, за нее долженъ погубить душу свою, избравши ее вмѣсто креста и слѣдованія за подателемъ жизни! Посему и Павелъ, похваляясь токмо о крестѣ (Гал. 6, 14), разсудилъ быть незнающимъ ничего, точію Іисуса Христа и сего распята (1 Кор. 2, 2). О чемъ же онъ говоритъ? Крестъ есть, прежде всего, распятіе плоти со страстями и похотями (Гал. 5, 24). Но апостолъ разумѣетъ здѣсь не только тѣлесныя удовольствія и страсти, поелику писалъ Коринѳянамъ: въ васъ зависти и рвенія и распри, не плотстіи ли есте, и по человѣку ходите (1 Кор. 3, 3)? Такимъ образомъ, кто любитъ славу, или просто хочетъ сдѣлать по своему желанію и путемъ спора одерживаетъ побѣду, тотъ есть плотской и по плоти ходитъ. Отсюда и возникаютъ споры, какъ и говоритъ Іаковъ, братъ Господень: откуду брани и свары въ васъ? не отсюду ли, отъ сластей вашихъ, воюющихъ во удѣхъ вашихъ? желаете и не имате, убиваете и завидите, и не можете улучити, сваряетеся и борете и не имате, зане не просите (Іак. 4, 1). Распять плоть свою со страстями и похотями и значитъ сдѣлаться бездѣятельнымъ въ отношеніи ко всему, что не угодно Богу; а если къ этому увлекаетъ тѣло, то слѣдуетъ вознести его на высоту креста, осуществляя наставленіе Господа: иже не отречется всего своего имѣнія не можетъ быти Мой ученикъ (Лук. 14, 33).

Но, братіе, слушая наше искреннее проповѣданіе воли Божіей благой, угодной и совершенной, пусть никто не скорбитъ и не огорчается въ мысли, что сіи наставленія недостижимы, но прежде всего пусть вспомнитъ, что царство небесное силою нудится и дѣлающіе усиліе восхищаютъ его, и пусть послушаетъ Петра, первоверховнаго апостола Христова, который говоритъ: Христосъ пострада по насъ, намъ оставль образъ, да послѣдуемъ стопамъ Его (1 Петр. 2, 21). Затѣмъ, каждый, узнавши по справедливости все, чѣмъ онъ обязанъ Господу, пусть добросовѣстно поразмыслитъ объ этомъ и, если не можетъ отдать все, пусть со скромностью принесетъ то, что можетъ и хочетъ, и въ остальномъ пусть опять смирится предъ Нимъ и посредствомъ этого смиренія восполнитъ недостающее. Посему, если кто замѣтитъ, что его помыслъ устремляется къ богатству и пріобрѣтенію, пусть знаетъ, что помыслъ этотъ плотской, и посему долженъ быть отвергнутъ, ибо тотъ, кто пригвожденъ ко кресту, не можетъ стремиться къ чему-либо подобному. Итакъ, надлежитъ вознести его (помыслъ) на высоту креста, дабы самому не низвергнуться внизъ и не удалиться отъ Распятаго на немъ Христа. Какъ же можно вознести его на высоту креста? Имѣющій помыслъ, надѣясь на Христа, какъ на подателя и питателя всего, пусть воздержится отъ неправеднаго средства обогащенія и пусть имѣетъ доходы справедливые, да и къ симъ не долженъ прилѣпляться чрезмѣрно, но пусть правильно пользуется ими, имѣя сообщниками и нуждающихся, насколько возможно. Далѣе, кто видитъ, что въ немъ усиливается помыслъ блуда, пусть знаетъ, что онъ еще не распялъ себя. Какъ же онъ распнетъ? Пусть избѣгаетъ тайныхъ свиданій съ женщинами, неприличныхъ съ ними общеній и неумѣстныхъ разговоровъ, пусть уменьшитъ возбуждающія страсть вещества, воздержится отъ излишняго питанія, питія и сна, пусть къ этимъ лишеніямъ присоединитъ и смиренномудріе, призывая въ сокрушеніи сердца Бога противъ сей страсти: тогда и самъ онъ скажетъ: видѣхъ нечестиваго превозносящася, и высящася, яко кедры ливанскія: и мимо идохъ, и се не бѣ, и взыскахъ его смиренною молитвою, и не обрѣтеся во мнѣ мѣсто его (Псал. 36, 35-36). Потомъ, если безпокоитъ тебя помыслъ честолюбія, ты, находясь въ собраніи, вспомни данное Господомъ въ Евангеліи наставленіе о семъ: въ собраніяхъ не ищи явиться выше другихъ и дѣла добродѣтели, насколько можешь, твори въ тайнѣ, взирая на одного только Бога и видимый Имъ только однимъ, и Отецъ твой, видяй въ тайнѣ, воздастъ тебѣ явѣ (Матѳ. 6, 4). Если же и послѣ устраненія причинъ каждой изъ страстей снова станетъ тебя тревожить помыслъ, ты не бойся: это обезпечиваетъ тебѣ вѣнецъ, потому что помыслъ не можетъ ни убѣдить тебя, ни вызвать къ дѣятельности, но страстное движеніе уже усыплено и побѣждено твоею борьбою во имя Божіе. Таково значеніе креста и такова его великая и поистинѣ божественная тайна, одинаково проявлявшаяся и прежде, и послѣ его исполненія. Какая же именно? — Если судить по человѣческому разумѣнію, то кажется, что кто унижаетъ себя самого и смиряетъ предъ всѣми, тотъ готовитъ себѣ безчестіе, кто избѣгаетъ тѣлесныхъ наслажденій, тотъ оставляетъ себѣ трудъ и скорбь, а кто раздаетъ свое имущество, тотъ самъ становится виновникомъ своей бѣдности. Между тѣмъ, силою Божіей бѣдность эта, скорбь и безчестіе создаютъ славу вѣчную, радость неизреченную и богатство нерасточимое и въ настоящемъ вѣкѣ, и въ будущемъ. И тѣхъ, которые не вѣруютъ этому и дѣлами доказываютъ свое невѣріе, апостолъ Павелъ ставитъ на ряду съ погибшими и съ самими еллинами. Мы проповѣдуемъ, говоритъ онъ, Христа распята, іудеемъ убо соблазнъ, вслѣдствіе ихъ невѣрія въ спасительное страданіе, еллиномъ же безуміе, потому что они, по причинѣ совершеннаго невѣрія Божественнымъ благовѣстіямъ, ничего не ставятъ выше временныхъ благъ, самимъ же званнымъ Христа Божію силу и Божію премудрость (1 Кор. 1, 23). Итакъ, Божія премудрость и сила въ томъ проявляются, чтобы побѣдить немощью, возвысить смиреніемъ и обогатить бѣдностью. Не только таинство и значеніе креста столь могущественны, но и изображеніе креста божественно и достопоклоняемо и служитъ священною и достойною почитанія печатью, которая освящаетъ и совершаетъ чудесныя и неизреченныя блага, даруемыя отъ Бога человѣческому роду, которая упраздняетъ наказаніе и осужденіе, избавляетъ отъ тлѣнія и смерти, доставляетъ жизнь вѣчную и благословеніе; крестъ есть спасительное древо, скипетръ царскій, божественный знакъ побѣды надъ врагами видимыми и невидимыми, хотя еретики и не почитаютъ его, ко вреду для своей души, ибо еще не осуществили апостольскаго наставленія — да возможете разумѣти со всѣми святыми, что широта и долгота и глубина и высота (Ефес. 3, 18), то есть, крестъ Господа уясняетъ все домостроительство Его явленія во плоти и заключаетъ въ себѣ все это таинство, простираясь во всѣ предѣлы и обнимая все то, что вверху и внизу, что кругомъ и въ серединѣ. Ибо гдѣ пригвождено рукописаніе, которое написано противъ насъ рукою прародителя, вслѣдствіе его непослушанія? Какъ оно уничтожено, дабы намъ опять получить благоволеніе Божіе? Чѣмъ Христосъ изгналъ, совершенно отразилъ и торжественно уничтожилъ начала и власти духовъ злобы, которыя поселились въ насъ со времени грѣхопаденія чрезъ древо, а намъ вновь даровалъ свободу? Гдѣ разрушено средостѣніе ограды, упразднена и умерщвлена наша вражда съ Богомъ? Какъ мы примирились съ Богомъ и приняли благовѣстіе о мирѣ съ Нимъ? — Только на крестѣ и посредствомъ креста! Послушайте апостола, который пишетъ Ефесянамъ: Той (Христосъ) есть миръ нашъ, средостѣніе ограды разоривый, да оба созиждетъ собою во единаго новаго человѣка, творя миръ, и примиритъ обоихъ во единомъ тѣлѣ Богови крестомъ, убивъ вражду на немъ (Ефес. 2, 14-16), и къ Колоссянамъ: И васъ мертвыхъ сущихъ въ прегрѣшеніихъ и въ необрѣзаніи плоти вашея сооживилъ есть съ нимъ, даровавъ намъ вся прегрѣшенія: Истребивъ еже на насъ рукописаніе ученми, еже бѣ сопротивно намъ, и то взятъ отъ среды, пригвоздивъ е на крестѣ: Совлекъ начала и власти, изведе въ позоръ дерзновеніемъ, изобличивъ ихъ въ Себѣ (Кол. 2, 13-15).

Итакъ, не станемъ ли мы чтить и прибѣгать къ этому божественному знаменію общечеловѣческой свободы, одинъ видъ котораго прогоняетъ, побѣждаетъ и подвергаетъ позору виновника зла — змія, возвѣщая о пораженіи и сокрушеніи его, и прославляетъ и возвеличиваетъ Христа, свидѣтельствуя міру о Его побѣдѣ? Конечно, будемъ. Ибо, еслибы не признавать креста достойнымъ почитанія (какъ дѣлаютъ еретики) потому, что на немъ принялъ смерть Христосъ, то и смерть эта не была бы священной и спасительной: но какъ же, по апостолу, мы въ смерть Его крестихомся (Рим. 6, 3)? Какъ же онъ сказалъ: аще сообразни быхомъ подобію смерти его, то и воскресенія будемъ (Рим. 6, 5)? Кромѣ того, если кто покланяется изображенію креста, на которомъ не написано имя Господне, тотъ по справедливости заслуживаетъ упрека за то, что поступаетъ вопреки должному: о имени Іисуса Христа всяко колѣно поклонится, небесныхъ и земныхъ, и преисподнихъ, а крестъ имѣетъ на себѣ это достопоклоняемое имя, значитъ, не преклонять колѣна предъ крестомъ Христовымъ есть совершенное безуміе. Но мы, преклонивши и сердца вмѣстѣ съ колѣнами, станемъ съ псалмопѣвцемъ и пророкомъ Давидомъ покланяться тому мѣсту, гдѣ стояли ноги Его, гдѣ были распростерты всеобъемлющія руки Его и пригвождено ради насъ живоначальное Его тѣло. Съ вѣрою покланяясь ему и лобызая, станемъ почерпать обильное освященіе изъ сего источника и будемъ хранить его, чтобы во время будущаго препрославленнаго пришествія Господа и Бога и Спаса нашего Іисуса Христа увидѣвъ Его грядущаго во славѣ, мы могли вѣчно радоваться и торжествовать, достигнувъ стоянія одесную, услышавъ обѣтованный блаженный голосъ и благословеніе, во славу за насъ по плоти распятаго Сына Божія, Которому подобаетъ слава съ безначальнымъ Его Отцемъ, со всесвятымъ и благимъ и животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Святый Григорій Палама былъ весьма виднымъ церковно-общественнымъ дѣятелемъ Византіи XIV вѣка. Мѣсто и годъ его рожденія неизвѣстны. Въ молодости онъ нѣкоторое время находился при византійскомъ императорскомъ дворѣ, а потомъ удалился на святую гору Аѳонъ. Здѣсь онъ изучилъ мистическое богословіе исихастовъ. Когда возгорѣлся споръ между исихастами и Варлаамомъ, Григорій Палама явился въ Ѳессалонику и выступилъ защитникомъ монаховъ противъ Варлаама и его послѣдователей. По желанію императора Іоанна Кантакузина (1341-1365 гг.) Константинопольскій патріархъ Исидоръ въ 1349 г. хиротонисалъ Григорія во архіепископа Ѳессалоники. Въ этомъ званіи онъ всецѣло посвятилъ себя благоустройству своей паствы и умиротворенію ея, въ виду распространившейся варлаамитской ереси. Григорій Палама скончался около 1360 г. Еще при жизни онъ почитался святымъ, а въ 1376 г. Константинопольскій патріархъ Филоѳей составилъ похвалу въ честь его и написалъ службу, какъ святому. Литературные труды святаго Григорія Паламы весьма многочисленны. Въ нихъ преимущественно обосновывается догматическое ученіе исихастовъ о несозданномъ Ѳаворскомъ свѣтѣ и опровергаются противоположные взгляды Варлаама, Никифора Григоры и другихъ. Нѣкоторыя сочиненія святаго Григорія направлены противъ латинянъ. Ему принадлежитъ также собраніе бесѣдъ на воскресные и праздничные дни цѣлаго года. Въ этихъ бесѣдахъ Палама избѣгаетъ крайностей и ошибокъ византійской риторики, преимущественно раскрываетъ смыслъ относящагося къ празднику евангельскаго чтенія и на основаніи его внушаетъ слушателямъ горячее стремленіе къ нравственному преуспѣянію (Krumbacher. Geschichte der byzant. Litter., § 32. München. 1897).
      Въ русскомъ переводѣ бесѣда святаго Григорія Паламы почти совсѣмъ неизвѣстна. Настоящая бесѣда впервые предлагается въ сокращеніи и переложеніи на русскій языкъ съ греческаго текста, помѣщеннаго въ изданіи: Τοῦ ἐν ἁγίοις πατρὸς ἡμῶν Γρηγορίου ἀρχιεπισϰόπου Θεσσαλονίϰης τοῦ Παλαμᾶ Ὁμηλίαι τεσσαράϰοντα ϰαὶ μία. Ἐν Ἱεροσολύμοις. 1857. Σελ. 53-62.

Источникъ: Бесѣда о честномъ и животворящемъ крестѣ. Иже во святыхъ отца нашего Григорія Паламы, архіепископа Ѳессалоникійскаго. // Церковныя вѣдомости, издаваемыя при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе, съ прибавленіями. 1899. Первое полугодіе. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1899. — С. 441-448.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0