Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 30 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Григорій Палама († ок. 1360 г.)
Омилія 28. Произнесенная въ праздникъ Святыхъ и Верховныхъ Апостоловъ Петра и Павла
[1].

Память всякаго Святаго, дѣлающая его день праздникомъ, является предметомъ общей радости и для народа и для городовъ, и для гражданъ и правителей, и бываетъ доставительницей величайшей пользы для всѣхъ празднующихъ ее. Потому что память праведнаго съ похвалами, говоритъ мудрый Соломонъ (Прит. 10, 7); похваляему же праведному, возрадуются людіе. Потому что какъ ночью зажженный свѣтильникъ являетъ свѣтъ для удобства и удовольствія всѣхъ присутствующихъ, такъ и богоугодное житіе каждаго изъ Святыхъ и соотвѣтствующая сему блаженная кончина, и за чистоту жизни даемая ему отъ Бога благодать, какъ нѣкій свѣтлый свѣтильникъ, внесенный памятью въ нашу среду, даетъ собравшимся общую [2] радость и пользу. И какъ при хорошемъ урожаѣ земли, не только земледѣльцы, но и всѣ люди радуются: потому что отъ плодовъ земли бываетъ общая для всѣхъ радость; такъ и плодоприношеніе, путемъ добродѣтели, которое приносятъ Святые Богу, радуетъ не только Земледѣлателя душъ, но и — всѣхъ насъ, какъ нѣчто предложенное въ общее наслажденіе и пользованіе, поскольку и находясь въ сей жизни всѣ Святые являютъ собою побужденіе къ добродѣтели для всѣхъ разумно слушающихъ и взирающихъ на нихъ: потому что они являются одушевленными образами добродѣтели, торжественными возвѣстителями [3] всего прекраcнаго, живыми и вѣщающими книгами о томъ, что направляетъ на лучшій путь, и перенося насъ чрезъ воспоминаніе тѣхъ прекрасностей въ нихъ, изъ здѣшней жизни, подаютъ намъ отъ себя безсмертную пользу. Память же ихъ добродѣланія является ихъ похвалой, долженствующей имъ отъ насъ за ихъ бывшую ранѣе помощь, которая и нынѣ намъ полезна, вслѣдствіе той помощи, которая и теперь проистекаетъ намъ отъ нихъ.

Напоминая ихъ дѣла, мы ничуть не преувеличиваемъ ихъ добрыя качества, потому что какъ бы это могло быть, когда мы даже не въ силахъ представить всю добродѣтель ихъ? Ибо и стремились они къ почести неизрѣченныхъ обѣтованныхъ отъ Бога наградъ, и должны были явить, насколько это возможно для человѣческой природы, соотвѣтствующій образъ жизни, т. е. — превосходящій всякое слово. Итакъ, восхваляя ихъ, мы не пріумножаемъ присущія имъ награды, — прочь самая такая мысль! — но пріумножаемъ блага, проистекающія отъ нихъ на насъ, на насъ, которые простираемся къ нимъ какъ бы къ нѣкимъ богосіяннымъ Свѣточамъ и показанную ими силу добродѣланія осознаемъ и все больше и больше воспринимаемъ. Если же память всякаго Святаго, какъ мы сказали, совершается нами съ гимнами и соотвѣтствующими восхваленіями, то насколько болѣе — память Петра и Павла, самого Верха Корифейства Апостольскаго лика, — которые являются общими Отцами и Вождями всѣхъ нарѣченныхъ именемъ Христовымъ: Апостоловъ, Мучениковъ, Преподобныхъ, Священниковъ, Іерарховъ, Пастырей и Учителей, а также всѣхъ пасомыхъ и учимыхъ, — какъ сущіе Архипастыри и Строители общаго всѣмъ Благочестія и добродѣтели; и какъ Свѣтила слово жизни въ мірѣ содержащіе, настолько надъ-осіявающіе просіявающихъ въ добродѣтеляхъ, насколько солнце — иныя свѣтила; или — какъ небеса небесъ, возвѣщающія въ вышнихъ славу Божію, настолько превосходящіе величину небесъ и красоту звѣздъ и скорость того и другого и порядокъ и силу, насколько они возвѣщаютъ и то, что превышаетъ матеріальный міръ, относясь къ области сверхнебесныхъ и сверхмірныхъ откровеній, и являютъ Свѣтъ, Которому нѣтъ смѣны или преложенія тѣни, не только выводя изъ мрака въ этотъ чудный Свѣтъ, но и раздачей его дѣлая участниками и чадами совершеннаго Свѣта, такъ чтобы каждый изъ нихъ во время будущаго Пришествія во славѣ и явленія Свѣтоначальника в Богочеловѣка Слова могъ просіять, какъ солнце. Таковыя Свѣтила вмѣстѣ другъ съ другомъ возшедшія для насъ сегодня, озаряютъ Церковь: ибо сочетаніе ихъ не затменіе производитъ, но — преизбытокъ свѣта; ибо отшедъ дѣло не обстоитъ такъ, что одно, обходя, помѣщалось бы выше другаго, въ то время какъ другое совершало бы теченіе ниже его, такъ чтобы на своемъ ходу могло бы покрыть тѣнью другое;— ни то, чтобы одно было свѣтило днемъ, а другое ночью, такъ чтобы на противоположной сторонѣ совершая теченіе, подпасть подъ тѣнь; и — ни то, что бы одно испускало свѣтъ, а другое воспринимало бы оттуда испускаемый свѣтъ, такъ чтобы на основаніи сего подвергаться измѣненіямъ (фазамъ), то такъ то иначе получая свѣтъ, по мѣрѣ разстоянія между ними; но оба въ равной степени причащаяся Христа, Сего Приснотекущаго Источника вѣчнаго Свѣта, они возъобладали и равной высотой и славой и сіяніемъ. Поэтому это сочетаніе является взаимнымъ сцѣпленіемъ этихъ Свѣтилъ, доставляющее душамъ вѣрныхъ сугубое озареніе.

Но первый отступникъ (діаволъ), который привелъ къ тому, что первый человѣкъ отступилъ отъ Бога, видя какъ Создавшій Адама, отца человѣческаго рода, теперь снова создаетъ — Петра, слѣдующаго Отца рода истинныхъ почитателей Бога, да и не только видя, но и слыша, какъ Онъ говоритъ ему: Ты еси Петръ, и на семъ камени созижду церковь Мою (Матѳ. 16, 18); узнавъ это, началозлобный наводитъ то же самое самоубійственное [4] зло Петру, Родоначальнику Богопочитателей, что и нѣкогда Адама, Родоначальнику рода человѣческаго. Зная же, что Апостолъ Петръ украшенъ благоразуміемъ и пламенѣетъ любовью ко Христу, онъ не дерзаетъ напасть напрямикъ, но какъ бы съ фланговъ, и то — съ правыхъ [5], и великимъ обманомъ вводя его въ заблужденіе, устрояетъ его устремиться на то, что превышаетъ должное: такъ во время Спасительной Страсти, когда Господь сказалъ Своимъ Ученикамъ: Вси вы соблазнитеся о Мнѣ въ нощь сію, онъ, не вѣруя сему, возразилъ. И не только это, но и поставилъ себя выше остальныхъ, говоря: Аще и вси соблазнятся, но не азъ (Матѳ. 26, 33; Марк. 14, 29); выставляетъ себя въ сравненіи съ остальными, какъ бы, вслѣдствіе дерзости, сбитый съ пути, дабы и болѣе прочихъ (затѣмъ) смирившись, со временемъ явиться болѣе свѣтлымъ; не какъ Адамъ, который подвергнувшись искушенію и вмѣстѣ съ тѣмъ бывъ побѣжденъ, былъ окончательно уничтоженъ, но — подвергнувшись искушенію и на короткое время бывъ побѣжденъ, затѣмъ побѣдить искусителя. Какимъ образомъ? — Немедленнымъ осужденіемъ себя и великой печалью и покаяніемъ, и сильнѣйшимъ врачествомъ для умилостивленія Бога — слезами; ибо — сердце сокрушенно и смиренно Богъ не уничижитъ (Псал. 50, 19); и: — печаль бо яже по Бозѣ покаяніе нераскаянно во спасеніе содѣловаетъ (2 Кор. 7, 10); и: — сѣющій въ слезахъ — молитву, въ радости пожнетъ (Псал. 125, 5) — отпущеніе грѣховъ.

Изслѣдовавъ предметъ, можно увидѣть, что онъ не только довлеюще излечилъ, путемъ покаянія и тяжкой скорби, то отреченіе, въ которое былъ увлеченъ, но и далеко отстранилъ отъ своей души порокъ дерзости, вслѣдствіе котораго поставилъ себя выше другихъ. И желая всѣмъ показать это, Господь, послѣ Своей во плоти Страсти ради насъ и по тридневномъ Возстаніи изъ мертвыхъ, говоря нынѣ читанными въ Евангеліи словами, обращается къ Петру: Симоне Іонинъ, любиши ли Мя паче сихъ (Іоан. 21, 15 сл.); т. е. Моихъ учениковъ? Это, замѣть, ради того, чтобы обратить его къ бóльшему смиренію; потому что раньше, и не будучи вопрошенъ, онъ оставилъ себя выше прочихъ, говоря: Если и всѣ (соблазнятся), но не — я, а теперь вопрошаемъ: — больше ли онъ любитъ (Христа, чѣмъ прочіе), — онъ подтверждаетъ свою любовь, но то — что (любитъ) больше другихъ, это пропускаетъ, говоря: Ей, Господи, Ты вѣси, яко люблю Тя. Что же — Господь? — Поскольку Петръ показалъ, что онъ не отпалъ отъ любви къ Нему, и къ тому же воспріялъ въ добавленіе къ сему смиреніе, открыто исполняетъ обѣщаніе, нѣкогда данное ему, и говоритъ ему: Паси агнцы Моя; потому что когда Онъ пожелалъ собраніе вѣрующихъ въ Него назвать «зданіемъ», то тогда Онъ возвѣщаетъ, что положитъ его основаніемъ сего: Ты еси, говоря, Петръ, и на семъ камнѣ созижду церковь Мою (Матѳ. 16, 18). Когда же слово было о рыбной ловлѣ, то Онъ творитъ его ловцемъ человѣковъ: Отселѣ, говоря, будеши человѣки ловя (Лук. 5, 10); когда же именуетъ Своихъ «овцами», дѣлаетъ Петра Пастыремъ: Паси, говоря, агнцы Моя, паси овцы Моя.

На основаніи же сего долженствуетъ обратить вниманіе, братіе, какимъ великимъ желаніемъ Господь хочетъ нашего спасенія: оно до такой степени велико, что ничего иного не требуетъ Онъ отъ любящихъ Его, какъ то — чтобы направляли насъ на пастбище и въ ограды спасенія. Пожелаемъ же и мы также нашего спасенія и дѣломъ и словомъ окажемъ послушаніе вводящимъ насъ въ оное. Потому что достаточно каждому изъ насъ пожелать постучаться въ двери, ведущія ко спасенію, какъ немедленно явится проводникъ, уготованный общимъ Спасителемъ, и руководитель ко спасенію, который, исполненный человѣколюбія, весьма и весьма — готовъ, какъ бы самъ явившійся безъ зова, а лучше сказать, какъ самъ просящій. Три же раза Христосъ вопрошаетъ Петра, дабы и три раза отвѣщавая, онъ исповѣдалъ доброе исповѣданіе, и чрезъ троекратное исповѣданіе исправилъ троекратное отверженіе, и трижды поставляетъ его Пастыремъ Своимъ агнцамъ и овцамъ, предлагая Петру также и три чина спасаемыхъ: рабство, наемничество и сыноветво, т. е. — дѣвственность, цѣломудренное вдовство и честный бракъ [6].

Но Петръ, снова и, затѣмъ опять будучи вопрошаемъ: любитъ ли Онъ Христа, — огорчился, говорится, вслѣдствіе повторенія вопрошенія его, полагая, что ему не вѣрятъ. Зная же, что онъ любитъ Христа, и не не вѣдая и то, что Вопрошающій лучше знаетъ его, чѣмъ даже онъ самъ себя, какъ бы отовсюду стѣсненный, исповѣдуетъ: не только, что онъ любитъ, но и возвѣщаетъ, что Любимый имъ является Богомъ всего, говоря: Ты, Господи, вся вѣси; Ты вѣси, яко люблю Тя; потому что «все знать» свойственно только Богу всего. Сотворившаго же отъ души такое исповѣданіе Господь не только рукополагаетъ Пастыремъ и Архипастыремъ всей Своей Церкви, но и обѣщаетъ опоясать его такой силою, что и даже до смерти, и то смерти крестной, онъ будетъ твердо стоять; тотъ, который прежде, чѣмъ обладалъ этой силой, не вынесъ вопроса и спора съ одной дѣвицей. Аминь, аминь глаголю тебѣ, говоритъ ему Христосъ, — егда былъ еси юнъ и въ тѣлесной и духовной молодости, поясался еси самъ, т. е. пользовался своими собственныыи силами, и ходилъ еси, аможе хотѣлъ еси, двигаясь по своей волѣ и живя согласно присущему твоей природѣ образу жизни; егда же состарѣешися, достигнувъ крайняго и тѣлеснаго и духовнаго возраста, — воздежеши руце твои; этими словами означая смерть чрезъ крестъ и свидѣтельствуя, что протяженіе на немъ не будетъ для Петра недобровольнымъ; итакъ, воздежеши руце твои, и инъ тя пояшетъ, т. е. укрѣпитъ, и ведетъ, аможе не хощеши, какъ это свойственно людямъ, поскольку естество не хочетъ своего разрушенія, производимаго смертью; этими словами показываетъ связь нашего естества съ жизнью и что мученичество Петра превосходитъ естество; ибо это ты добровольно перенесешь ради Меня и ради свидѣтельства о Мнѣ, будучи укрѣпленъ Мною, потому что естество не рождено такимъ, чтобы желать того, что превосходитъ естество.

Но таковъ, вотъ, Петръ, какъ на основаніи малого можно было познать. Что же Павелъ, и какой языкъ, лучше сказать — какіе и коликіе языки могли бы хоть частично представить его стойкость за Христа даже до смерти? — Павелъ, который ежедневно умиралъ, лучше же молвить — всегда пребывалъ мертвымъ, уже живя не себѣ, какъ онъ говорить, но имѣя живущаго въ немъ Христа! По причинѣ любви ко Христу, онъ не только все настоящее считалъ за уметы (отбросы), но и будущее занимаетъ у него второе мѣсто при сравненіи съ любовью, ибо онъ говоритъ: Извѣстихся бо, яко ни смерть, ни животъ, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина возможетъ насъ разлучити отъ любве Божія, яже о Христѣ Іисусѣ (Рим. 8, 38-39). Имѣлъ же онъ такую ревность о Бозѣ такъ чтобы сдѣлать, чтобы и мы ревностью ревновали о Бозѣ. И кому изъ всѣхъ, развѣ лишь только Петру, онъ уступитъ въ тождественномъ качествѣ души? Но каковъ онъ по смиренію? — Снова послушай, что онъ самъ о себѣ говоритъ: Азъ есмь мній Апостоловъ: иже нѣсмь достоинъ нарещися Апостолъ (1 Кор. 15, 9). Итакъ, что же изъ этого слѣдуетъ? Поскольку онъ тождествененъ съ Петромъ въ отношеніи исповѣданія, ревности, смиренія и любви, то развѣ не получилъ онъ и тождественныя воздаянія отъ Того, Который все уплачиваетъ согласно вѣсамъ и мѣрамъ и стандартамъ совершенной справедливости? и какое было бы соотношеніе между ними? Такъ, Господь Петру говоритъ: Ты еси Петръ, и на семъ камнѣ созижду церковь Мою (Матѳ. 16, 18). А о Павлѣ, что Господь говоритъ Ананіи? — Сосудъ избранный Ми есть, пронести имя Мое предъ языки и царьми (Дѣян. 9, 15). Какое это имя? — Конечно, имѣющее отношеніе къ намъ — Церковь Христову, которую, какъ основаніе держитъ Петръ. Видите, значеніе и равенство чести у Петра и Павла, и что какъ бы на нихъ обоихъ держится Церковь. Посему нынѣ Она и воздаетъ имъ обоимъ единую и ту же честь, совершая сегодня праздникъ въ равной для нихъ обоихъ чести.

Но мы, внимательно обдумывая ихъ достиженіе, будемъ подражать ихъ образу жизни, и если не иному чему, такъ, по крайней мѣрѣ, ихъ исправленію, путемъ смиренія и покаянія. Потому что иныя великія и возвышенныя дѣла — и великимъ (людямъ) отвѣчаютъ и приводятъ великихъ къ подражанію; а, въ равной мѣрѣ, есть и такія дѣла ихъ, которыя и для всѣхъ — неподражаемы; но исправленіе, путемъ покаянія, больше нежели имъ, отвѣчаетъ намъ, которые, каждый изъ насъ, настолько много ежедневно грѣшимъ, что отнюдь у насъ иначе и не было бы надежды на спасеніе, если бы мы не снискивали его непрестаннымъ покаяніемъ. Покаянію же предшествуетъ осознаніе своихъ грѣховъ, что является великимъ поводомъ къ умилостивленію (Бога). Ибо Пророкъ Псалмопѣвецъ говоритъ Богу: Помилуй мя, яко беззаконіе мое азъ познахъ (Псал. 50, 1-2); онъ осознаніемъ своихъ грѣховъ преклонилъ Бога къ милости, и исповѣданіемъ и самопорицаніемъ воспріялъ полное прощеніе. Ибо говоритъ: Рѣхъ: исповѣмъ на мя беззаконіе мое Господеви, и Ты оставилъ еси нечестіе сердца моего (Псал. 31, 5). Потому что за осознаніемъ своихъ грѣховъ слѣдуетъ осужденіе себя, а за нимъ — печаль о грѣхахъ, которую Павелъ назвалъ печалью ради Бога. Изъ этой печали ради Бога раждается исповѣданіе съ сокрушеннымъ сердцемъ и молитва къ Богу съ обѣщаніемъ отстраниться въ дальнѣйшемъ отъ грѣховъ; а это и есть покаяніе.

И по сей причинѣ Манассія оный былъ освобожденъ отъ кары за свои грѣхи, хотя онъ впалъ въ бездну многихъ и великихъ грѣховъ и погрязъ въ нихъ на длительный періодъ лѣтъ. Давиду же, по причинѣ его покаянія, Богъ не только простилъ грѣхи, но ни дара пророческаго отъ него не отнялъ. И Петръ, воспользовавшись покаяніемъ, не только возсталъ отъ паденія и получилъ прощеніе, но и получилъ въ удѣлъ водительство Христовой Церковью. Ты найдешь, что и Павелъ заботился о покаяніи даже и послѣ своего обращенія и преуспѣянія и превышающей всѣхъ близости къ Богу. Потому что покаяніе, если воистину происходитъ отъ сердца, убѣждаетъ стяжателя его больше уже не предаваться грѣхамъ, больше уже не пріобщаться къ погибающимъ, больше уже алчно не бросаться на неблагородныя услажденія, но — презирать настоящее, держаться будущаго, бороться со страстями, стараться о дѣланіи добродѣтелей, во всемъ быть воздержаннымъ, бодрствовать въ молитвахъ къ Богу, отказаться отъ неправедныхъ прибылей, быть милостивымъ къ своимъ обидчикамъ, быть благосклоннымъ къ просителямъ, къ нуждающимся въ его помощи, быть готовымъ помочь чѣмъ только можетъ — словами, дѣлами, издержками, — отъ души быть услужливымъ всѣмъ, дабы человѣколюбіемъ стяжать человѣколюбіе и за любовь къ ближнему воспріять любовь къ себѣ Божію и снискать къ самому себѣ Божественное благоволѣніе и получить вѣчную милость и приспопребывающее Божіе благословеніе и благодать, что да будетъ всѣмъ намъ получить благодатію Единороднаго Сына Божія, Которому подобаетъ слава, держава, честь и поклоненіе со Бозначальнымъ Его Отцемъ и Пресвятымъ и Благимъ и Животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Homilia XXVIII. In festo sactorum et coryphoeorum apostolorum Petri et Pauli. Col. 353-364.
[2] Въ греч. ориг. стоитъ «ϰαὶ νῦν» но несомненно, что долженствуетъ быть «ϰοινὴν», что отвѣчаетъ и дальнѣйшему смыслу и соотвѣтствуетъ лат. переводу. Подобныя опечатки мы встрѣчали у Миня и раньше, см. напр. т. 91 Греч. Сер. кол. 552 С.
[3] Ориг. — «самодвижущимися столбами, на которыхъ возвѣщаются декреты».
[4] Въ ориг. «аптофоно», думаю, что должно быть: «антофонос», какъ и перевелъ.
[5] Т. е. подвигая какъ бы на нѣчто хорошее, «правое».
[6] Дѣвственность уподобляется сыновству; наемничество (служеніе слуги) — вдовству; бракъ — рабству.

Печатается по изданію: Бѣседы (Омилiи) Святителя Григорiя Паламы. Часть II. / Перевелъ съ греческаго языка Архимандритъ Амвросiй (Погодинъ). – Первое изданiе на русскомъ языкѣ. – Монреаль: Изданiе Братства преп. Iова Почаевскаго, 1974. – С. 31-38.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0