Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Григорій Палама († ок. 1360 г.)
Омилія 36. Ha 11-е воскресеніе Евангельскихъ чтеній по Матѳею, имѣя темой чтомую притчу: Уподобися Царствіе небесное человѣку царю, иже восхотѣ стязатися о словеси (съ рабы своими); въ ней же говорится и о долготерпѣніи и состраданіи
[1].

Богъ, творя человѣка надѣленнымъ свободой воли, удостоилъ его великой заботы, такъ чтобы, прекрасно пользуясь сей свободой, онъ имѣлъ склонность не на зло, но на добро. Такъ, творя его, онъ вмѣстѣ съ тѣмъ творитъ его по образу Своему и подобію, чтобы и онъ, взирая на благой Прототипъ, не отпалъ бы отъ добраго состоянія, и Богъ опять въ отношеніи него, какъ въ отношеніи Своего образа болѣе, чѣмъ въ отношеніи всего иного, созданнаго Имъ, оказалъ бы ему и впослѣдствіи, какъ это и справедливо, Свою богатую милость. И опять же, на основаніи сего, путемъ подражанія, привлекъ бы его къ соразмѣрному ему и соотвѣтствующему добру; ибо и человѣкъ можетъ быть благимъ, по образу Сотворшаго его, на основаніи подражанія Ему; но что бы какой человѣкъ былъ настолько же и неизмѣнно благъ, какъ — Богъ, это — совершенно невозможно. Обдумайте, вотъ, множество Божіихъ милостей къ намъ и величіе ихъ и какъ Онъ Самого Себя представилъ намъ въ примѣръ добродѣланія. И я не буду говорить теперь о тѣхъ присущихъ нашей природѣ благодѣяніяхъ, которыми Онъ даровалъ намъ обладать, на которыя и единыя взирая, Давидъ сказалъ Ему: Удивися разумъ Твой отъ Мене: утвердися, не возмогу къ нему (Псал. 138, 6) [2]; но я теперь вкратцѣ скажу о томъ, что — внѣ и вокругъ насъ. Потому что все видимое и невидимое Онъ содѣлалъ ради человѣка: ибо не только небо и землю, и воду, и воздухъ, и огонь и все заключающееся въ этихъ элементахъ, и всевозможные виды животныхъ и растеній, которыхъ поединично и перечислить намъ не подъ силу, но и самое многовидное и многочисленное множество Ангеловъ Онъ сдѣлалъ ради человѣка: однихъ, какь чины, управляющіе міромъ и князей народовъ, какъ Божіи Пророки, наученные Имъ, учатъ насъ: другихъ же, какъ служителей имѣющимъ наслѣдовать спасеніе, какъ великій Павелъ, и самъ наученный Богомъ, открылъ намъ. И что говорю: все созданное Имъ? Ибо и Самого Себя ради насъ Онъ содѣлалъ Человѣкомъ. И какое слово выразитъ тѣ слова, которыя ради насъ Онъ произносилъ Своими устами, образъ жительства, добродѣтели, которыя на Своемъ примѣрѣ Онъ намъ показалъ, величіе чудесъ, которыя ради насъ Онъ Самъ совершилъ? Но о чудо, превышающее всѣ чудеса! — И Самого Себя далъ на смерть ради насъ, и воскресъ и ради насъ вознесся Онъ, всегда живый, какъ Богъ и сущій на небѣ, лучше же сказать — сущій вездѣ и надъ всѣмъ, пребывающій прежде вѣковъ и во вѣки и еще.

Все совершенное Имъ ради насъ исполнено — милосердія; да и что иное было движущимъ началомъ для таковыхъ и толикихъ благодѣяній, какъ ни человѣколюбіе и любовь и милосердіе? Но это милосердіе обнаруживается двояко: съ одной стороны — прежде чѣмъ мы согрѣшили въ отношеніе Его, которое выразилось въ тѣхъ величайшихъ благодѣяніяхъ, которыми, по милости, Онъ пополнилъ недостатокъ нашего естества; послѣ же того, какъ мы согрѣшили въ отношеніе Него, Онъ, по милости, оставался великодушнымъ, и не только это, но и движимый великимъ состраданіемъ, и всегда на лучшее возращивая дарованія и приводя ихъ къ приросту, не только не воздавая зломъ за зло, но и не просто отвѣчая добромъ за зло, но и оказалъ наивысшее максимальное добро, выше котораго или лучше котораго нѣтъ ничего, ибо затѣмъ Онъ Самого Себя далъ за насъ, — Который есть Первое и величайшее и максимальное изъ всѣхъ благъ, лучше же сказать — единое и ни съ чѣмъ несравнимое Благо. Итакъ, поелику благодѣяніе милосердія — двояко, то одно проявляется въ оказаніи помощи нуждающимся въ кровѣ, ѣдѣ и оказаніи защиты въ нуждахъ; другое же — въ великодушіи и незлопамятствѣ и состраданіи къ согрѣшающимъ. Сынъ Божій, ставъ ради насъ Человѣкомъ и удостоивъ насъ быть нашимъ Учителемъ, побуждая насъ къ сему виду милосердія, которое заключается въ даваніи (нуждающимся) общенія въ имуществѣ нашемъ, говоритъ: Всякому просящему у тебя дай; и хотящаго отъ тебе заяти не отврати (Матѳ. 5, 42); и: — Скрывайте себѣ сокровище на небеси, идеже ни червь ни тля тлитъ, и идеже татіе не подкопываютъ ни крадутъ (Матѳ. 6, 20). И опять же въ иномъ мѣстѣ: — Отъ сущихъ (у васъ) дадите милостыню: и се вся чиста вамъ будутъ (Лук. 11, 41). Но не только этими словами, но и притчами побуждая насъ къ оказанію милосердія, Онъ какъ бы предъ наши очи представляетъ оное будущее страшное Пришествіе, и являетъ Себя Царемъ, возсѣдающимъ на тронѣ славы: и оказывающихъ добро поставляетъ одесную Себя, какъ дѣлателей правыхъ дѣлъ; а не таковыхъ, какъ тѣ, — ошуюю, порицая ихъ, какъ не дававшихъ нуждающимся общенія въ своемъ имуществѣ, и какъ показавшихъ бездушіе въ отношеніи Его Самого въ томъ, что не оказали помощи нуждающимся, отсылаетъ ихъ въ огонь вѣчный, уготованный діаволу и ангеламъ его; весьма же восхваливъ благихъ дателей и показавъ, что благодѣяніе, совершаемое нуждающимся, бываетъ благодѣяніемъ въ отношеніи Его Самого, Онъ свидѣтельствуетъ, что они — благословенные Отцемъ Его, и дѣлаетъ ихъ наслѣдниками Царства, уготованнаго для нихъ отъ сложенія міра. Вотъ, это Господь говоритъ въ Евангеліяхъ, увѣщевая и побуждая насъ къ оному первому виду милосердія, выражающагося въ даваніи нуждающимся участія въ своемъ имуществѣ.

Относительно же втораго вида оказанія милосердія, которое выражается въ беззлобіи и милостивомъ отношеніи къ обидѣвшимъ насъ, что говорится? — He воздаси зла за зло, но побѣждай благимъ злое (Рим. 12, 17. 21); и: — He судите, и не судятъ вамъ (Лук. 6, 37). И: — Аще отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, отпуститъ и вамъ Отецъ вашъ Небесный. Аще ли не отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, ни Отецъ вашъ отпуститъ вамъ согрѣшеній вашихъ (Матѳ. 6, 14-15). И какъ въ отношеніи онаго перваго вида милосердія, Онъ въ цѣляхъ увѣщеванія пользовался словами и самыми предметами побуждалъ, представляя Себя въ видѣ Пастыря и Царя, такъ и въ отношеніи беззлобія и милостиваго отношенія къ обидчикамъ, не только Онъ изрекъ тѣ слова, которыя мы выше представили, но и присовокупилъ и предложилъ притчу, которая сегодня читалась вамъ въ Евангеліи: — Уподобися, говоря, Царство небесное человѣку царю, иже восхотѣ стязатися о словеси съ рабы своими. Наченшу же ему стязатися, приведоша ему единаго должника тмою талантъ (Матѳ. 18, 23) [3]. Здѣсь «Царемъ Человѣкомъ» Онъ называетъ Своего Отца, какъ бы этими словами включая и Себя въ число должниковъ. Если же и говоритъ, что «уподобися» Онъ «человѣку», но это говорится въ формѣ притчи. Самъ же Онъ (Господь нашъ Іисусъ Христосъ) «уподобися человѣку» не въ образѣ притчи, но истинно такъ Онъ сталъ Человѣкомъ, такимъ какъ — мы. Единый, воистину, престолъ и единое царство у Сына и Отца, но такъ какъ, увѣщевая къ благодѣянію въ отношеніи ближняго, Онъ въ тѣхъ словахъ говорилъ: «Я голоденъ былъ», «Я жаждалъ» и проч., и нуждающихся назвалъ «братьями», и иное къ тому же представилъ, что свойственно Его Воплощенію, то посему тамъ говоритъ, что возсядетъ какъ Царь. И тамъ, вотъ, поелику помянулъ объ «овцахъ» и «козлищахъ», представилъ Себя въ видѣ Царя и Пастыря, а здѣсь, поелику помянулъ о рабахъ и отчетѣ и деньгахъ, какъ бы присущихъ царской сокровищницѣ, говоритъ, что Отецъ Его возсядаетъ, какъ Царь, призывая къ отчету и требуя долговъ. Почему же тамъ говоритъ Онъ: «возсядетъ» и «соберутся» и «отдѣлитъ» и «скажетъ Царь», да и все въ значеніи будущаго; а здѣсь: «уподобилось» и «захотѣлъ сосчитаться» и «былъ приведенъ должникъ» и «велѣлъ Господинъ», да и все сказано въ значеніи прошлаго времени? — Потому, что все сказанное въ первомъ случаѣ принадлежитъ будущему времени; въ то время какъ бóльшая часть сказаннаго въ нынѣ предложенной намъ притчѣ главнымъ образомъ совершается здѣсь (въ нынѣшней нашей жизни). Ибо когда былъ приведенъ, говорится, должникъ, долженствовавшій 10.000 талантовъ, и какъ онъ не имѣлъ чѣмъ заплатить, повелѣ Господь его продати, и жену его и чада, и вся, елика имѣяше, и отдати (долгъ) (Матѳ. 18, 25); когда же тотъ припавъ къ его ногамъ, просилъ потерпѣть и обѣщалъ уплатить, то Господинъ, умилосердившись, отпустилъ его и долгъ простилъ ему; ничто изъ всего этого не относится къ будущему вѣку: ни откладыванія выплаты долга, ни обѣщаніе со стороны должника уплатить, ни разрѣшеніе, ни отпущеніе долга какимъ-либо образомъ со стороны Давшаго все и Требующаго тогда сосчитаться относительно всего.

Да и то, чтобъ былъ приведенъ должникъ, долженствовавшій 10.000 талантовъ, когда царь началъ сосчитываться, не относится къ будущему вѣку; потому что тамъ конецъ всѣму тому, что здѣсь именно имѣетъ свое начало. Да и дальнѣйшее въ притчѣ принадлежитъ настоящему вѣку. Ибо, изшедъ, говорится, рабъ той обрѣте единаго отъ клевретъ своихъ, иже бѣ долженъ ему стомъ пенязь, и емь его давляше глаголя, отдаждь ми имже ми еси долженъ (Матѳ. 18, 28). И припадавшаго къ его ногамъ и умолявшаго и обѣщавшаго (уплатить долгъ) онъ отнюдь не помиловалъ, но, пойдя, бросилъ его въ тюрьму, пока не отдастъ ему всего долга. Какой поступокъ, когда наступила (и для него) отвѣтственная пора! Какой долгъ тогда (былъ бы и для него) по отношенію къ со-рабу! Какое (жестокое) требованіе (уплаты долга)! Какая агрессивность! Но и падъ, говорится, клевретъ его на нозе его, моляще его глаголя, потерпи на мнѣ, и вся воздамъ ти. Онъ же не хотяше, но ведъ всади его въ темницу, дондеже воздастъ должное (Матѳ. 18, 29-30). Но въ будущемъ вѣкѣ мы не будемъ терпѣть насилія другъ отъ друга, ни припадать къ ногамъ другъ друга и умолять: ибо Единый будетъ тогда Тотъ, предъ Которымъ склонится тогда всякое колѣно небесныхъ и земныхъ и преисподнихъ. — Но по причинѣ таковой жестокости къ со-рабу, очень огорчились, говорится, иные со-рабы, и возвѣстили Господину все случившееся; Онъ же, разгнѣвавшись и отвергнувъ безсердечнаго раба, отдалъ его истязателямъ, пока не отдастъ всего долга.

Послѣднее, можно было бы сказать, и въ настоящемъ вѣкѣ совершается, но особенно относится къ будущему [4]; потому что тамъ — и явное испытаніе и немилосердный приговоръ и нескончаемое мученіе. Дондеже, говорится, воздастъ весь долгъ свой (Матѳ. 18, 34). Но это невозможное дѣло, чтобы мы были въ силахъ отдать Богу воздаяніе равное нашей задолженности Ему; такъ что выраженіе: Пока не отдастъ всего долга, обозначаетъ вѣчную муку. Но какимъ образомъ все сказанное въ притчѣ (какъ мы сказали, и) здѣсь имѣетъ свое исполненіе, какъ то: царскій судъ, допросъ должниковъ, просьба, слѣдующая за испытаніемъ, и все прочее? — Стоитъ сей Божій храмъ, какъ бы иное небо, за священной завѣсой, какъ бы въ поднебесныхъ скиніяхъ, имѣя Владычній тронъ, на которомъ Царь вселенной возсѣдая, невидимо сосчитывается съ рабами Своими, — со всѣми нами, предстоящими здѣсь и молящимися. Многіе же, въ томъ числѣ и самъ я, бываютъ постыждаемы и обличаемы тѣми словами, которыя здѣсь священнымъ образомъ въ слухъ поются и читаются, какъ люди, которые не по-Богу употребляютъ тѣ 10.000 талантовъ, т. е. множество благъ, изъ которыхъ каждое является талантомъ, какъ несущее съ собою тяжкую и многочисленную отвѣтственность; потому что такъ и Каинъ, который представляется, что совершилъ лишь одинъ грѣхъ — братоубійство, однако заключалъ въ себѣ семь, т. е. множество, причинъ для наказанія, какъ это написано. He только же мы бываемъ обличаемы за долги и изъ божественныхъ словъ узнаемъ о мученіяхъ, предназначенныхъ для провинившихся; и научаясь доколе пребываемъ въ храмѣ, мы каемся, припадаемъ, умоляемъ, даемъ обѣты затѣмъ уже жить богоугоднымъ образомъ жизни, но и, пребывая здѣсь до конца и тепло молясь, получаемъ прощеніе; ибо говорится: Обратитесь ко Мнѣ, глаголетъ Господь, и обращусь къ вамъ, и беззаконій вашихъ не имамъ помянути ктому (Зах. 1, 3; Евр. 8, 12; 10, 17). Затѣмъ, вышедши изъ храма и встрѣчаясь съ тѣми, которые провинились въ отношеніи насъ, даже если они и припадаютъ и молятъ, мы бываемъ тяжки и немилостивы и неумолимы къ нимъ, хотя ихъ прегрѣшенія въ отношеніи насъ не имѣютъ ни цѣнности динарія въ сравненіи съ нашимъ талантнымъ, a лучше сказать — многоталантнымъ долгомъ въ отношеніи Бога. Посему Богъ, сострадавшій намъ, когда мы каялись и отпустившій намъ таковой великій долгъ, видя наше безсердечіе и черствость по отношенію къ соплеменникамъ, праведно гнѣвается на насъ и предаетъ насъ нестерпимымъ мукамъ, нынѣшнимъ искушеніямъ и будущимъ нескончаемымъ мученіямъ, по читанному сегодня слову Самой Истины: Тако, говоритъ, и Отецъ Мой Небесный сотворитъ вамъ, аще не отпустите кійждо брату своему отъ сердецъ вашихъ прегрѣшенія ихъ (Матѳ. 18, 35). И что еще страшнѣе, это — то, что и истинныхъ рабовъ Божіихъ, т. е. святыхъ Ангеловъ и святыхъ человѣковъ, которыхъ прося здѣсь, мы надѣемся имѣть тамъ молитвенниками за насъ къ Богу, противъ насъ, увы, мы обрѣтаемъ подвигающими противъ насъ Бога, если не показываемъ здѣсь милостиваго отношенія къ провинившимися въ отношеніи насъ; потому что они, какъ мы выше узнали, тѣ, которые съ великой печалью возвѣщаютъ Богу о суровости и черствости нашего душевнаго расположенія. Итакъ, справедливо въ началѣ мы сказали, что здѣсь въ притчи Господь представилъ Своего Отца въ образѣ Царя и Судьи; потому что Онъ не сказалъ здѣсь: неумолимаго «Я предамъ истязателямъ», но: — Отецъ Мой Небесный.

Итакъ, устрашимся, братіе, таковаго негодованія на насъ Святыхъ; вострепещемъ предъ божественнымъ приговоромъ; почтимъ предшествующее сему великодушіе Божіе къ намъ; примемъ во умъ величину нашего долга предъ Богомъ и то, какъ онъ великъ въ сравненіи съ тѣми долгами, которые иные имѣютъ въ отношеніи насъ. Колькраты, вопрошая Петръ сказалъ Господу, аще согрѣшитъ въ мя братъ мой, и отпущу ему до седмь кратъ? И услышалъ: He глаголю тебѣ до седмь кратъ, но до седмьдесятъ кратъ седмерицею (Матѳ. 18, 21-22); хотя почти и не возможно, чтобы братъ столько разъ провинился въ отношеніи насъ. Грѣхи же каждаго изъ насъ въ отношеніи Бога даже и это число превышаютъ; и если взвѣсишь тяжесть каждаго грѣха, и представишь себѣ въ отношеніи Кого (!) онъ бываетъ, найдешь, что онъ несравнимъ со всѣми тѣми провинностями, которыя люди совершаютъ по отношенію къ намъ, хотя бы это и случилось 70 разъ 7. Итакъ, если долженствуя Богу таковые и толикіе таланты и умоляя Его о самомъ великодушіи къ тебѣ, ты, вотъ, воспріялъ отъ Него и полное прощеніе долга, то неужели же затѣмъ относительно маленькаго долга сребренниковъ, — потому что это тѣ динаріи, которые долженствуетъ тебѣ со-рабъ, просящій твоего великодушія, ты радушно не окажешь ему сіе? Итакъ, тогда справедливо отъ тебя будетъ требоваться весь долгъ; потому что не справедливо ли было бы и тебѣ лишиться всего? И подвергнуться приговору неумолимости? Посему одинъ изъ Пророковъ говоритъ: Якоже сотворилъ еси, сице будетъ ти, воздаяніе твое воздастся на главу твою (Авд. 15). Но не порицанія, не гнѣва, не приговора станемъ ожидать, братіе, но облечемся, какъ Апостолъ говоритъ, въ милосердіе, и оказывая состраданіе и въ словахъ и въ мысляхъ и въ дѣлахъ, будемъ другъ къ другу, какъ опять же онъ учитъ, — милосерды, благостны, снисходя другъ къ другу, если кто на кого имѣетъ жалобу, какъ и Христосъ простилъ насъ (Кол. 3, 12-13); потому что такимъ образомъ и сама благодать Христова тѣсно будетъ сопряжена съ нами; скажу же — что она будетъ вмѣсто залога для насъ будущихъ неизрѣченныхъ обѣтованій. Вотъ, виновникомъ таковыхъ благъ, бываетъ для насъ, если пожелаемъ, нашъ обидчикъ; я его представляю себѣ на подобіе торговаго корабля, нагруженнаго несмѣтнымъ богатствомъ, на основаніи котораго мы легко можемъ отдать нашъ долгъ 10.000 талантовъ и пріобрѣсти залогъ богатства будущихъ благъ, и этотъ корабль я мысленно представляю себѣ въ отношеніи души, какъ недавно такой корабль былъ глазами видимъ по отношенію къ сему городу. Напали варвары, осадили сей городъ, преградили намъ доставку средствъ къ жизни (съѣстныхъ продуктовъ), доставляемыхъ со стороны земли, угрожали намъ величайшей опасностью, чтобы, вслѣдствіе недостатка въ необходимыхъ продуктахъ, принудить городъ къ сдачѣ; но, вотъ, появившійся и причалившій къ нашимъ берегамъ торговый корабль, нагруженный 1000 медимнами [5] зерна, свелъ на нѣтъ вредъ, причиненный варварами, предоставилъ по дешевой цѣнѣ необходимые продукты и далѣе поставляетъ намъ необходимыя для жизни средства.

Такъ и духовный и болѣе свирѣпый всякихъ варваровъ врагъ невидимо нападаетъ на весь Христіанскій родъ, преграждаетъ душѣ какой-либо доступъ къ спасенію, подвергаетъ ее голоду добродѣтелей, и какъ не производящую никакого добра приводитъ въ отчаяніе, чтобы путемъ сего захватить ее и покорить; но Явившійся, по промыслу Того, Который всячески желаетъ спасенія грѣшниковъ, и Желающій, чтобы провинившійся въ отношеніи насъ, пользовался нашей милостью, и находя ее у насъ, дѣлаетъ бездѣйственнымъ всякое діавольское зло, направленное противъ насъ; дѣлаетъ Божество милостивымъ къ намъ; подаетъ намъ обильные поводы для стяжанія милости (Божіей къ намъ) и спасенія и обручаетъ насъ съ вѣчной жизнью, которую да будетъ всѣмъ намъ получить благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому подобаетъ всякая слава, держава, честь и поклоненіе, со Безначальнымъ Его Отцемъ, и Пресвятымъ и Благимъ и Животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Homilia XXXVI. In Evangelium undecimae Dominicae Matthaei evangelistae, materiam habens parabolm dicentem: «Simile est regnum coelorum homini regi qui voluit rationem ponere; in qua insuper de patientia et misericordja. Col. 449-460.
[2] Рус. пер. Дивно для меня вѣдѣніе (Твое), — высоко, не могу постигнуть его.
[3] Рус. пер.: Царство небесное подобно царю, который захотѣлъ сосчитаться съ рабами своими. Когда началъ онъ считаться, приведенъ былъ къ нему нѣкто, который долженъ былъ ему десять тысячъ талантовъ.
[4] Къ загробной жизни.
[5] Медимнъ — аттическая мѣра сыпучихъ тѣлъ.

Печатается по изданію: Бѣседы (Омилiи) Святителя Григорiя Паламы. Часть II. / Перевелъ съ греческаго языка Архимандритъ Амвросiй (Погодинъ). – Первое изданiе на русскомъ языкѣ. – Монреаль: Изданiе Братства преп. Iова Почаевскаго, 1974. – С. 103-110.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0