Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Григорій Палама († ок. 1360 г.)
Омилія 37. На всечестное Успеніе Всепречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Маріи
[1].

И любовь и нужда понуждаютъ меня сегодня обратиться съ рѣчью къ вашей любви, не только потому, что я и желаю по моей любви къ вамъ и долженствуетъ мнѣ согласно священнымъ законамъ, вложить въ вашъ боголюбивый слухъ спасительное слово и этимъ напитать ваши души, но и потому, что если что долженствуетъ и любимо мнѣ, такъ это вмѣстѣ съ похвалою отъ Церкви повѣдать величіе Приснодѣвы и Богоматери. И, такимъ образомъ, эта любовь, будучи не единичной, a — двойной, побуждаетъ, призываетъ и принуждаетъ и непреклонно требуетъ должнаго, хотя она и не въ силахъ постичь то, что — выше слова, какъ ни глазъ не можеть прямо взирать на солнце; поскольку же, въ равной степени, съ одной стороны — не возможно выразить словами то, что — выше словъ, съ другой же стороны — возможно, по человѣколюбію восхваляемыхъ, приносить имъ восхваленія, то если отнюдь невозможно постичь непостижимое и словали воздать долгъ, то, по крайѣй мѣрѣ, будетъ возможно любовь къ Богоматери выразить въ посильныхъ восхваленіяхъ. Если же честна смерть и преподобныхъ, и память праведника (совершается) съ похвалами, то не насколько ли болѣе — Святой святыхъ и благодаря Которой — всякое освященіе святымъ, хочу сказать — память Приснодѣвы и Богоматери подобаетъ намъ совершать съ величайшими восхваленіями? [2] Такъ это мы и дѣлаемъ, празднуя сегодня Ея святое Успеніе или преставленіе, которымъ Она малымъ чѣмъ отстояла отъ Ангеловъ [3], и всѣхъ Ангеловъ и Архангеловъ и надъ ними сущія сверхмірныя силы безъ сравненія превзошла Своею близостью къ Богу, сущему надъ всѣмъ, и отъ вѣка написанными и совершаемыми относительно Нея чудесными вещами: потому что ради Нея — божественныя пророчества боговдохновенныхъ Пророковъ; чудеса, предъявляющія будущее великое чудо вселенной — Сію Приснодѣвственную Богоматерь; смѣны народовъ и положеній, прокладывающія путь къ совершенію новаго (необыкновеннаго) Таинства въ отношеніи Нея; установленія Духа, различнымъ образомъ предъизображающія будущую Истину; конецъ, а лучше сказать — начало и корень бывшихъ раннѣе чудесъ, — исполненіе обѣщанія Божіяго, даннаго Іоакиму и Аннѣ, тогда сущимъ старцамъ, исполненнымъ крайней добродѣтели: что они, бывшіе безплодными отъ юности, имѣютъ родить въ глубокой старости, и то родить Ту, Которая безсѣменно родитъ Сына, безначально рожденнаго отъ Бога Отца прежде всѣхъ вѣковъ; затѣмъ, обѣтъ родившихъ такъ чудесно Ту, Которая имѣетъ еще чудеснѣе родить, обѣтъ заключающійся въ томъ, чтобы отдать Данную Давшему Ее; въ силу сего достойнѣйшаго обѣта необыкновенное переселеніе Богоматери еще отъ дѣтскаго возраста изъ отеческаго дома въ Домъ Божій и чудесное пребываніе въ самыхъ Святая святыхъ въ теченіе длительныхъ періодовъ, гдѣ подъ наблюденіемъ Ангеловъ была питаема неизрѣченной пищею, отъ которой Адамъ не успѣлъ вкусить, иначе бы онъ не лишился жизни, какъ не лишилась ея Сія Пречистая, хотя и была отъ его рода, и затѣмъ дабы показать, что Она — его дочь, нѣчто малое уступая природѣ, какъ и Сынъ Ея [4], нынѣ отъ земли на небо преставилась.

Но, вотъ, послѣ оной неизрѣченной пищи, послѣдовало устроеніе относительно обрученія Сей Дѣвы, исполненное величайшей тайны, и цѣлованіе (Благовѣщенія) странное и превышающее всякое слово, бывшее чрезъ Архангела, пришедшаго съ небесъ, и Божій замыселъ и слова, сводящія на нѣтъ осужденіе Евы и Адама и исцѣляющія бывшее на нихъ проклятіе и превращающія его въ благословеніе; ибо Царь всего, какъ предрѣкъ Давидь, восхотѣлъ таинственной красоты Сей Приснодѣвы, и, преклонивъ небеса, сошелъ и осѣнилъ Ее, или лучше сказать — возъобитала въ Ней воипостасная Сила Всевышняго, ибо не чрезъ мракъ и огонь, какъ это было въ отношеніи богозрителя Моисея, и не какъ это было въ отношеніи Пророка Иліи — чрезъ бурю и облакъ явилъ Онъ Свое присутствіе; но непосредственно, безъ какого-либо прикрытія, сила Всевышняго осѣнила всепречистое и дѣвственное чрево, и ничего не было между симъ, ни воздуха, ни эфира, ни чего-либо изъ чувственныхъ тварей, или находящихся надъ ними; и это не — осѣненіе, но — прямое соединеніе. Поскольку же всегда въ природѣ бываетъ такъ, что то, что осѣняетъ, тѣмъ самымъ налагаетъ на осѣняемое свою форму и свой образъ, то не только соединеніе, но и формированіе произошло во чревѣ, и сформированное на основаніи того и другого: т. е. силы Всевышняго и онаго пречистаго и дѣвственнаго чрева, было воплотившееся Слово Божіе. Такимъ образомъ неизрѣченно возъобитало въ Ней, и изъ Нея произошло носящее плоть Слово Божіе, и на земли явилось и общалось съ людьми, обожествляя наше естество, и даруя намъ, по слову божественнаго Апостола, то — въ няже желаютъ Ангели приникнути (1 Петр. 1, 12). И сіе есть превышающее естество прославленіе и преславная слава Сей Приснодѣвы, передъ Которой уступаетъ всякій умъ и слово, хотя бы онъ былъ и ангельскимъ. А то, что было послѣ неизрѣченнаго рожденія, какое бы, опять, выразило слово? Потому что сотрудничая и со-страдая чрезъ Нее совершенному высокотворящему истощанію Слова Божіяго, Она справедливо и со-прославилась и со-возвысилась съ Нимъ, пріобщаясь превосходнымъ приростомъ величій. Но и послѣ восшествія на небеса Воплотившагося отъ Нея, Она превышающими мысли и слова принадлежащими Ей отъ Него величіями, такъ сказать, какъ бы соперничала съ Нимъ выдержаннѣйшимъ и многовиднымъ подвигомъ въ добродѣтеляхъ, молитвами вмѣстѣ и заботами о всемъ мірѣ, и совѣтами и поощреніями, даваемыми проповѣдникамъ Слова Божія, во всѣ концы земли; и Она единая была подпорою и вмѣстѣ утѣшеніемъ для всѣхъ, какъ для слышащихъ, о Ней, такъ и для видящихъ Ее, и всѣми способами способствовала Евангельской проповѣди; и такимъ образомъ явила жизнь въ высшей степени подвижническую и образъ жизни превосходный какъ въ душевномъ устроеніи, такъ и въ словѣ.

Вотъ посему, смерть Ея была жизненосной, преставляющей въ небесную и безсмертную жизнь, и памятствованіе этой смерти является радостнымъ праздникомъ и всемірнымъ торжествомъ, не только обновляющимъ въ памяти чудесныя дѣла Богоматери, но также и представляющимъ общее и новое стеченіе священныхъ Апостоловъ, (взятыхь) отъ всѣхъ народовъ на всесвященное погребеніе Ея, какъ и богооткровенныя славословія въ честь Ея изъ устъ боговдохновенныхъ оныхъ (Апостоловъ); почетная ангельская стража и воспѣваніе вокругъ Нея и служеніе предпосылающихъ, послѣдующихъ, помогающихъ, препятствующихъ, защищающихъ, отражающихъ, и совоспѣвающихъ и содѣйствующихъ всѣми силами тѣмъ, которые воздавали честь живоначальному и богопріемному сему тѣлу, спасительному врачеству нашего рода, предмету торжества всей твари, — воюющихъ же и противостоящихъ скрытою рукою Іудеямъ, богоборческою рукою и волею наступающимъ и противящимся; въ то время какъ Самъ Господь Саваоѳъ и Сынъ Сея Приснодѣвы невидимо присутствовалъ и воздавалъ исходную честь Матери, въ руки Котораго и предала Она блаженный Свой духъ, благодаря которому не много времени спустя и сочетанное съ нимъ Ея тѣло было перенесено въ присноживое и небесное селеніе, какъ это естественно и нынѣ въ соотвѣтствіи было съ онымъ Таинствомъ, которое имѣло дѣйствіе въ отношеніи Ея. Потому что многіе отъ вѣка обрѣли божественное благоволеніе и славу и силу, какъ и Давидъ говоритъ: Мнѣ же зѣло честни быша друзи Твои, Боже, зѣло утвердишася владычествія ихъ. Изочту ихъ, и паче песка умножатся (Псал. 137, 17). Многіе, по Соломону, стяжали богатство и многія дочери сотвориша силу; Она же всѣхъ превзошла и находится выше всѣхъ мужчинъ и женщинъ, и то настолько, что это и сказать невозможно: потому что Она единственная, ставъ посредницей между Богомъ и всѣмъ людскимъ родомъ, Сына Божія сдѣлала Сыномъ человѣческимъ, людей же сотворила сынами Божіими, землю онебесивъ и людской родъ обоживъ [5], и Она единственная изъ вcѣхъ явилась по естеству и въ то же время выше всякаго естеcтва — Матерь Божія; вслѣдcтвіе же несказаннаго Своего рождества, Она стала Царицей всякой мірной и премірной твари; и такимъ образомъ тѣхъ, которые — ниже Нея, въ Своемъ лицѣ возвысивъ и явивъ на землѣ послушаніе, не столь земное, какъ — небесное [6], и Сама ставъ участницей лучшаго достоинства и высшей силы и царскаго посвященія дѣйствіемъ съ небесъ Божественнаго Духа, Она стала Царицей возвышеннѣйшей надъ возвышенными и блаженнѣйшей надъ блаженнымъ родомъ.

Нынѣ же и небеса имѣя подобающимъ жилищемъ, какъ соотвѣтствующимъ Ей царскимъ дворцомъ, туда Она днесь преставилась и предстала одесную всѣхъ Царя, одѣтая въ одежду позлащенную и преукрашенную, по слову сказанному о Ней Пророкомъ Псалмопѣвцемъ. Въ выраженіи же: одежда позлащенная — разумѣй Ея богосіянное тѣло, преукрашенное всеразличными добродѣтелями; потому что Она единственная нынѣ съ богопрославленнымъ тѣломъ имѣетъ пребываніе съ Сыномъ; потому что ни земля, ни гробъ, ни смерть не могли окончательно удержать живоначальное и богопріемное тѣло, и обиталище болѣе любимое (Богу), чѣмъ небо и небо небесъ. Потому что, если душа, имѣвшая въ себѣ обитавшую Божію благодать, разрѣшаясь отъ здѣшней жизни [7], восходитъ на небо, какъ было очевидно явлено на основаніи многихъ фактовъ, и мы вѣруемъ въ это, то какъ бы не только пріявшая въ себѣ Самого превѣчнаго и единороднаго Сына Божія, вѣчный Источникъ благодати, но и родившее Его тѣло, не будетъ взято отъ земли на небо? И будучи еще трехлѣтней и не заключая еще въ себѣ пренебеснаго Обитателя, и не родивъ еще Плотоносца, Она обитала во Святая святыхъ, уже таковыми и толикими дарами ставъ превосходной и по тѣлу, ужели же Она станетъ землею, подвергнувшись тлѣнію? И кто бы изъ разумно изслѣдующихъ дѣло, нашелъ бы смыслъ въ томъ, чтобъ дѣло обстояло такъ? Посему родившее тѣло справедливо со-прославляется богоподобной честью съ Рожденнымъ имъ; и со-воскресаетъ, — согласно пророческой пѣсни, съ прежде воскресшимъ послѣ трехъ дней Христомъ, — Кивотъ Святыни Его; и доказательствомъ для Учениковъ Ея воскресенія изъ мертвыхъ бываютъ плащаницы и погребальныя одежды, единыя оставленныя въ гробѣ, и единыя обрѣтаемыя въ немъ для пришедшихъ искать (тѣло Владычицы), какъ раньше было и въ отношеніи Сына Ея и Владыки. Но для Нея не было нужды, чтобы Она еще нѣкоторое время, — какъ была нужда для Ея Сына и Бога, — задержалась въ землѣ; посему Она немедленно была взята отъ гроба въ пренебесную область, откуда снова испускаетъ на землю свѣтлѣйшія и божественнѣйшія сіянія и благодати, просвѣщая симъ весь земной удѣлъ, и отъ всѣхъ вѣрныхъ покланяемая, восхваляемая [8] и воспѣваемая. Потому что когда Богъ, пожелавъ поставить образъ всего прекраснаго и Свое подобіе открыто представить и Ангеламъ и людямъ, тогда Ее до такой степени, воистину, всепрекрасной содѣлалъ, сочетая (въ Ней) въ цѣлокупности всѣ черты, которыми все Онъ украсилъ въ отдѣльности; явивъ въ Ней міръ, созданный изъ сочетанія видимыхъ и невидимыхъ прекрасностей; лучьше же сказать, — явивъ Ее общимъ сочетаніемъ и высшею красотою божественныхъ и ангельскихъ и человѣческихъ всѣхъ прекрасностей, украшающей оба міра, отъ земли восходящей и даже до неба достигающей, и Своимъ нынѣ вознесеніемъ отъ гроба на небо даже его превосходящей, и соединившей дольній міръ съ горнимъ, и вселенную исполнившей Своими чудесными дѣлами, такъ что если малымъ чѣмъ Она была меньше Ангеловъ, какъ было сказано въ началѣ, имѣю въ виду — тѣмъ, что вкусила смерти, но это лишь прибавило къ превосходству Богоматери надъ всѣмъ; отсюда и справедливо все торжествуетъ и совершаетъ торжество побѣды надъ смертью.

Подобало же, слѣдовательно, чтобы Вмѣстившая Все-Исполняющаго и Сущаго надъ всѣмъ, и Сама превзошла все и была выше всего Своими добродѣтелями, величіемъ Своего достоинства. И, слѣдовательно, Той, Которая всѣ тѣ дарованія, — которыя, будучи раздѣлены всѣмъ отъ вѣка прекраснымъ существамъ, довлѣли имъ для того, чтобы они прекрасными были, дарованія, которыми обладаютъ въ отдѣльности всѣ угодные Богу, какъ Ангелы, такъ и люди, — пріяла въ ихъ цѣлокупности единая, все осуществила и даже съ избыткомъ, скажу такъ, преуспѣла во всемъ, — подобало возъобладать также нынѣ и этимъ, какъ бы качествомъ, сущимъ надъ всѣми иными, именно: СТАТЬ БЕЗСМЕРТНОЙ ПОСЛѢ СМЕРТИ И ЕДИНСТВЕННОЙ СЪ ТѢЛОМЪ ПРЕБЫВАТЬ НА НЕБѢ ВМѢСТѢ СЪ СЫНОМЪ И БОГОМЪ, и изливать оттуда на почитающихъ Ее изобильнѣйшую благодать; тѣмъ самымъ даруя имъ способность восходить къ Ней, сущей Солнцу [9] таковыхъ великихъ благодатей; подобало, чтобы Она, къ превосходнымъ дарамъ присовокупивъ ея болѣе усиленное чувство милосердія, никогда не прекращала сей обильной милости къ намъ и богатой щедрости [10]. Итакъ, если кто воззритъ на сіе сосредоточіе и источникъ всякаго блага, тотъ признаетъ, что Дѣва даравала то же совершенство въ добродѣтели тѣмъ, которые живутъ добродѣтельно, что и солнце производитъ въ смыслѣ чувственнаго свѣта и по отношенію къ живущимъ подъ нимъ. Если же кто, взирая на чудеснымъ образомъ возсіявшее для людей отъ Дѣвы Сей Солнце, Которое обладаетъ всѣмъ и Своимъ естествомъ превосходитъ тѣ качества, которыя усвоены Ей по благодати, перенесетъ свой мысленный взоръ на Нее, то тутъ же провозгласилъ Дѣву — НЕБОМЪ. Настолько же Она стяжала болѣе блистательное наслѣдіе въ сравненіи со всѣми божественно-облагодатствованными [11], находящимися, какъ подъ небомъ, такъ и надъ нимъ, насколько небо — больше солнца, а солнце — свѣтозарнѣе неба.

Какое слово изобразитъ, о, Богомати Дѣво, Твою богосіянную прекрасность; потому что то, что относится къ Тебѣ невозможно представить ни въ мысляхъ, ни въ словахъ? Однако, при Твоемъ человѣколюбивомъ допущеніи, это возможно воспѣть; потому что Ты — и Вмѣстилище всѣхъ благодатей и Исполненіе всякой благородной красоты, и Скрижаль и одушевленный Образъ всякаго блага, и всей прекрасности, какъ единая удостоившаяся принять всѣ благодати Духа; лучше же сказать — и единая имѣвшая чудесно обитавшаго во чревѣ Твоемъ Того, въ Комъ — сокровища всѣхъ благодатей, и состоявшая чудесной скиніей Его; и Къ Нему сегодня путемъ смерти въ безсмертіе отошедшая, и справедливо отъ земли на небо преставившаяся, дабы въ пренебесныхъ скиніяхъ на вѣчныя времена обитать съ Нимъ, оттуда заботясь о наслѣдіи Твоемъ, и неусыпными молитвами къ Нему умилостивляя Его о всѣхъ. Какъ изъ всѣхъ приближающихся къ Богу Она — наиболѣе близкая, такъ и большихъ, чѣмъ прочія, Богородица удостоена достоинствъ, я имѣю въ виду не только — больше прочихъ людей, но — и самыхь всѣхъ ангельскихъ іерархій. Потому что, вотъ, о высочайшемъ изъ ихъ чиновъ Исаія такъ пишетъ: И Серафими стояху окрестъ Его (Ис. 6, 2); а о Ней вотъ, Давидъ говоритъ такъ: Предста Царица одесную Тебе (Псал. 44, 10). Видите ли разницу положенія? На основаніи сего можете заключить и о разницѣ въ состояніи достоинства: потому что Серафимы — вокругъ Бога; близъ же Его Самого находится только всѣхъ Царица, Которой и Самъ Богъ восхищается и восхваляетъ Ее, какъ бы возвѣщая Ее окружающимъ Его (небеснымъ) силамъ, и говоря, согласно рѣченному въ Пѣсни пѣсней: Какъ прекрасна Ты, Ближняя Моя, свѣтлѣйшая свѣта, болѣе исполненная цвѣтѣнія, чѣмъ — Божій рай, болѣе прекрасная, чѣмъ весь видимый и невидимый міръ! He только же Она — близъ Него, но, по-справедливости и — одесную Его; потому что тамъ, гдѣ Христосъ на небесахъ возсѣлъ, т. е. — одесную Величія, тамъ и Она предстала, нынѣ взойдя отъ земли на небо; не только потому, что Она любитъ Его и исключительнымъ образомъ взаимно любима Имъ, что слѣдуетъ на основаніи и самыхъ законовъ естества, но — и потому, что Она воистину — Престолъ Его; а тамъ, гдѣ возсядетъ Царь, тамъ — и Престолъ Его стоитъ. Сей Престолъ и Исаія видѣлъ между Его херувимскимъ хоромъ и нарекъ его высокимъ превознесеннымъ, являя превосходство Богоматери надъ небесными силами. Посему и вводитъ самыхъ, восхваляющихъ за Нее Бога и говорящихъ: Благословена слава Господня отъ мѣста Его (Іез. 3, 12). Патріархъ же Іаковъ загадочнымъ образомъ былъ зрителемъ его: Яко страшно мѣсто сіе, сказалъ, нѣсть сіе, но Домъ Божій, и сія Врата Небесная (Быт. 27, 17). Давидъ же инымъ образомъ изобразилъ это: сочетавъ въ своемъ лицѣ множества спасенныхъ и употребивъ какъ бы нѣкія струны или различные голоса, отъ различныхъ родовъ приведенные Сей Приснодѣвой въ гармонію единой вѣры, приступаетъ къ всегармоничной пѣсни въ восхваленіе Ея, говоря: Помяну имя Твое во всякомъ родѣ и родѣ: сего ради людіе исповѣдятся Тебѣ въ вѣкъ, и во вѣкъ вѣка (Псал. 44, 18).

Видите ли, что вся тварь славитъ Матерь-Дѣву, и не въ проходящія лѣта, но во вѣки, и въ вѣкъ вѣка? Изъ этого можно заключить, что ни Она не перестанетъ во всѣ вѣка благодѣтельствовать всей твари, и не только говорю въ отношеніи насъ, но и въ отношеніи самихъ духовныхъ и надмірныхъ (ангельскихъ) чиноначалій: потому что вмѣстѣ съ нами и они по причинѣ только Ее являются участниками (обоженія) и прикасаются къ Божеству, къ Сему неприкосновенному Естеству; это отчетливо представилъ Исаія: потому что онъ видѣлъ, что Серафимъ не непосредственно взялъ уголь съ жертвенника, во взялъ при помощи клещей, при помощи которыхъ коснулся и устъ пророческихъ, дая (ему) очищеніе; сіе видѣніе клещей тождественно съ тѣмъ великимъ зрѣлищемъ, которое видѣлъ Моисей: — купину огнемъ горящую и неопалимую. Кто же не знаетъ, что Сія Дѣвственная Матерь является и оной купиной и этими клещами, неопально зачавши Божественный Огонь, зачатію Котораго служилъ Архангелъ, который посредствомъ Нея сочеталъ съ человѣческимъ родомъ Этотъ Божественный огонь и этимъ отъялъ грѣхъ міра, и силою сего неизрѣченнаго соединенія очистилъ насъ? Итакъ, Она единая является границей между тварной и несотворенной природами, и никто не пришелъ бы къ Богу, если только чрезъ Нея не былъ бы истинно озаренъ истинно-божественнымъ озареніемъ; ибо говорится: Богъ посредѣ его, и не подвижится (Псал. 45, 6). Если же воздаянія бываютъ въ соотвѣтствіи съ мѣрой любви къ Богу, и любящій Сына бываетъ возлюбленъ Имъ и Его Отцемъ, и становится обителью Ихъ Обоихъ, таинственно обитающихъ и ходящихъ въ немъ, согласно Владычнему обѣтованію, то кто возлюбилъ Его больше, чѣмъ сдѣлала это Его Мать? И не только по той причинѣ, что Онъ былъ единственнымъ у Нея, но и потому, что Она единственная родила безъ супруга, такъ что Ея любовь заключала въ себѣ двойную любовь, какую имѣютъ и отецъ и мать къ своему чаду [12]. И, съ другой стороны, кто — больше Матери былъ бы возлюбленъ Единороднымъ, и то — неизрѣченно произшедшимъ отъ Нея единой въ посдѣднія времена, какъ Онъ предвѣчно произошелъ отъ единаго Отца? Какъ ни быть умноженными сверхъ къ подобающему расположенію также и проявленіямъ долженствующей Ей, на основаніи закона, чести, со стороны Того, Который сошелъ для того, чтобы исполнить законъ?

Итакъ, какъ посредствомъ Ее единой пришедъ къ намъ, явился на землѣ и жилъ среди людей Тотъ, Который до Нея былъ невидимъ для всѣхъ, — такъ и въ будущемъ непрестанномъ вѣкѣ всякое проистеченіе божественнаго озаренія и всякое откровеніе божественныхъ таинъ, и всякая форма духовныхъ даровъ, помимо Ее не будетъ имѣть мѣста ни для кого. Но Она, первая, пріявъ полнѣйшее исполненіе Исполняющаго вселенную, устанавливаетъ для всѣхъ мѣру полноты, распредѣляя каждому по силѣ его, согласно соотвѣтствію и мѣрѣ чистоты каждаго, такъ чтобы Она была хранительницей и распорядительницей богатства Божества. Потому что поскольку и это является вѣчнымъ закономъ на небесахъ: чтобы меньшіе чрезъ большихъ имѣли участіе въ Сущемъ, находящимся за предѣлами ихъ, — несравненно же больше всѣхъ является Дѣвственная Матерь, то, слѣдовательно, чрезъ Нее станутъ участниками тѣ, которые будутъ причастниками Бога; и объявятъ Ее Мѣстомъ Невмѣстимаго тѣ, которые вѣдаютъ Бога; и непосредственно послѣ Бога Ее восхвалятъ тѣ, которые восхваляютъ Бога. Она — и Основаніе тѣхъ, которые были прежде Нея и Предводительница тѣхъ, которые послѣ Нея, и Ходатаица вѣчныхъ. Она — Тема Пророковъ, Начало — Апостоловъ, Утвержденіе — Мучениковъ, Фундаментъ — Учителей. Она — Слава сущихъ на землѣ, Радость — сущихъ на небѣ, Красота — всего творенія. Она — Начало и Источникъ и Корень неизрѣченныхъ благъ. Она — Верхъ и Совершенство всего святаго.

О, Дѣво Божественная и нынѣ Небесная, какъ я изрѣку все то, что относится къ Тебѣ? Какъ прославлю Тебя, — Сокровище славы? И самая память о Тебѣ освятила памятующихъ; и самое стремленіе къ Тебѣ сотворило умъ озареннымъ, сразу же возвысивъ его къ божественной высотѣ; чрезъ Тебя просвѣщается душевное око; чрезъ Тебя озаряется духъ наитіемъ Божественнаго Духа; потому что Ты стала Управительницей и Совокупностью благодатныхъ дарованій; не въ томъ смыслѣ, чтобы сохранятъ это за Собой, но для того, чтобы всю вселенную исполнить благодатію; потому что завѣдующій неистощимыми сокровищами назначается ради распредѣленія ихъ: потому что для чего, конечно, хранилъ бы онъ запертымъ то богатство, которое не уменьшается? Посему, щедро удѣли всѣмъ людямъ Твоимъ, всѣму достоянію Твоему милость и Твои дарованія, о, Владычице! Разрѣши охватывающіе насъ узы! Зриши каковыми и коликими бѣдствіями мы изнурены: и личными и чужими, и внѣшними и внутренними. Твоею силою перестрой все это на лучшее: гражданъ и единоплеменниковъ смягчая другъ въ отношеніи друга, нападающихъ же извнѣ на подобіе дикихъ звѣрей, прогоняя. Соразмѣрь съ нашими страданіями Твою помощь и лечбу, даруя душамъ и тѣлесамъ обильную благодать, довлеющую для всего; и если бы мы не вмѣстили ее, сдѣлай насъ болѣе способными для вмѣщенія, и отмѣрь такимъ образомъ, чтобы Твоею благодатію спасенные и укрѣпленные, мы славили Предвѣчное Слово, изъ Тебе ради насъ воплотившееся, со безначальнымъ Его Отцемъ и Животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно, и въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Homilia XXXVII. In sanctissimam dirmitionem Purissimae Domjnae nostrae Deiparae semperque Virginis Mariae. Col. 460-473. Настоящая омилія написана въ торжественномъ ораторскомъ духѣ и требуетъ бóльшей сосредоточенности мысли при чтеніи ея.
[2] Лат. пер. — «съ величайшей и вѣчной похвалой»; слово «вѣчной» не находимъ, однако, въ нынѣшнемъ греческомъ текстѣ.
[3] Здѣсь заключается слѣдующая мысль: Ангелы, обладаютъ природой, которая не знаетъ смерти; Божія Матерь обладала смертной природой и поэтому, вкусивъ смерть, въ этомъ вкушеніи смерти была нѣсколько меньшей безсмертныхъ Ангеловъ. Но затѣмъ эта смерть превратилась въ торжественный восходъ на небо.
[4] Т. е. вкусивъ на краткое время смерть.
[5] Лат. пер. — «землю претворивъ въ небо и человѣческій родъ поднявъ на достоинство божественности».
[6] Т. е. явивъ послушаніе, какое имѣютъ Ангелы небесные.
[7] Лат. пер. «разрѣшаясь отъ хрупкихъ узъ здѣшнихъ вещей».
[8] Оригиналъ: «удивляемая», «восхищаемая».
[9] Въ греч. ориг. стоитъ слово «о дискос», означающее дискъ, зеркало, a также солнечный дискъ. Латинскій переводчикъ перевелъ это слово, какъ «receptaculum», т. е. — «вмѣстилище». Мы перевели — какъ «солнце», потому что и далѣе въ текстѣ Божія Мать сравнивается съ солнцемъ.
[10] Согл. лат. пер.
[11] Т. е. украшенными благодатію.
[12] Здѣсь свободный переводъ конца фразы.

Печатается по изданію: Бѣседы (Омилiи) Святителя Григорiя Паламы. Часть II. / Перевелъ съ греческаго языка Архимандритъ Амвросiй (Погодинъ). – Первое изданiе на русскомъ языкѣ. – Монреаль: Изданiе Братства преп. Iова Почаевскаго, 1974. – С. 111-121.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0