Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 47.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Кириллъ, еп. Туровскій († 1183 г.)

Святитель Кириллъ, епископъ Туровскій (1130 – ок. 1183) — знаменитый проповѣдникъ и писатель XII вѣка. Родился въ г. Туровѣ отъ богатыхъ родителей и юношею сталъ инокомъ Борисоглѣбской обители (находившейся близъ Турова). Принявъ постриженіе, выказалъ основательное знакомство съ твореніями святыхъ отцовъ и пріобрѣлъ большой авторитетъ среди братіи, «уча и научая» словомъ и примѣромъ своей жизни. Заключившись потомъ въ столпѣ, онъ подвизался въ строгомъ постѣ и молитвахъ. Своей подвижнической жизнью Кириллъ стяжалъ себѣ извѣстность и, по просьбѣ князя и гражданъ, былъ посвященъ митрополитомъ Кіевскимъ въ епископы города Турова. Сдѣлавшись епископомъ и отличаясь знаніемъ Священнаго Писанія и краснорѣчіемъ, св. Кириллъ доблестно управлялъ своею паствою, наставляя ее своими поученіями и мирно скончался въ 1183 г. (по другимъ, въ концѣ XII в., послѣ 1182 г.). По древнимъ житіямъ, св. Кириллъ былъ «русскій Златоустъ», «златословесный учитель, свѣтлымъ ученіемъ богоразумія своего просвѣтившій концы русскіе». Сохранившіяся его 12 словъ, 24 молитвы и покаянный канонъ дышатъ глубокимъ благочестіемъ и весьма назидательны.

Творенія

Свт. Кириллъ Туровскій († 1183 г.)
Слово на третью недѣлю по Пасхѣ, заключающее въ себѣ похвалу Іосифу Аримаѳейскому и мѵроносицамъ.

Послѣ прошедшихъ честныхъ праздниковъ новый наступилъ праздникъ, подавая святой церкви Божественную благодать. Ибо если цѣпь златая, унизанная жемчугомъ и драгоцѣнными камнями, пріятна для очей, на нее взирающихъ; тѣмъ болѣе пріятны красоты духовныя — святые праздники, веселящіе сердца вѣрующихъ и освящающіе ихъ души. Такимъ образомъ сначала міръ просвѣщенъ былъ воскресеніемъ Христовымъ, все освѣщающимъ; затѣмъ чрезъ испытаніе Ѳомою ребръ Господнихъ произошло обновленіе твари, ибо прикосновеніемъ руки къ язвамъ Спасителя удостовѣрено для всѣхъ Его тѣлесное воскресеніе. А нынѣ похвалимъ благообразнаго Іосифа съ мѵроносицами, послужившаго по распятіи тѣлу Христову, — Іосифа, котораго евангелистъ называетъ человѣкомъ богатымъ, родомъ изъ Аримаѳеи. Ибо то былъ, говоритъ писаніе, ученикъ Іисусовъ, ожидавшій царствія Божія; Онъ, увидѣвъ во время добровольныхъ страданій Спасителя страшныя чудеса: померкшее солнце и землю трясущуюся, — исполнился страха и, удивляясь, пришелъ въ Іерусалимъ, гдѣ нашелъ пригвожденное, висящее на крестѣ тѣло Христово, а возлѣ него Пречистую матерь Марію съ однимъ изъ учениковъ, которая, отъ боли сердца горько рыдая, такъ взывала: «Тварь соболѣзнуетъ мнѣ, Сыне мой, видя неправду Твоего умерщвленія. Увы мнѣ, Чадо мое, свѣте и Творче тварей! Что нынѣ буду оплакивать: заушенія ли, или ударенія по ланитѣ, или заплеванія пречистаго Твоего лица, которыя принялъ Ты отъ беззаконныхъ за свои добрыя дѣла! Увы мнѣ! неповинный — Ты былъ поруганъ и умеръ на крестѣ. Какъ Тебя вѣнчали терніемъ, напоили желчью съ оцтомъ и пречистыя твоя ребра прободили копіемъ? Небо ужаснулось и земля трепещетъ, будучи не въ состояніи перенести Іудейскую дерзость: солнце померкло и камни распались, показывая тѣмъ жидовское окамененіе. Вижу, милое мое Чадо, что Ты нагъ висишь на крестѣ, бездушенъ, невзраченъ, не имѣешь ни вида, ни доброты, — вижу это и горько уязвляется душа моя! я желала бы умереть вмѣстѣ съ Тобою. Я не могу видѣть Тебя бездыханнымъ; съ этихъ поръ чужда мнѣ всякая радость, потому что свѣтъ мой, надежда и жизнь, Сынъ и Богъ, угасъ на древѣ. Гдѣ, Чадо, то благовѣствованіе, которое изрекъ мнѣ архангелъ Гавріилъ: Радуйся, благодатная, Господь съ тобою? Онъ называлъ Тебя Царемъ и Сыномъ Всевышняго, Спасителемъ міра, Жизнодавцемъ для всѣхъ и истребителемъ грѣха. Нынѣ же Я вижу Тебя, какъ злодѣя, между двухъ разбойниковъ, мертвеца, копіемъ въ ребра прободеннаго, — и потому въ горести изнемогаю. Не хочу болѣе жить, но желаю предварить Тебя во адѣ. Нынѣ Я лишена моей надежды, радости и веселія, Сына и Бога. Увы мнѣ! я не страдала такъ при чудесномъ твоемъ рожденіи, нынѣ же терзается моя утроба при видѣ твоего тѣла, пригвожденнаго къ древу. Рождество Твое, Іисусе, было преславное, умерщвленіе же нынѣ страшное: Ты отъ безсѣменныя утробы родился, не нарушивъ печати моего дѣвства и навсегда меня, Твою мать, сохранилъ дѣвою. Я знаю, что Ты перенесъ страданія за Адама, но, объятая душевною горестію, рыдаю, удивляясь глубинѣ твоего таинства. Слушайте небеса и море съ землею внемлите моему слезному рыданію: ибо Творецъ вашъ принимаетъ страданія отъ священниковъ и единый праведникъ убивается за грѣшниковъ и беззаконниковъ. Нынѣ, Симеоне, я постигла твое прореченіе: ибо копіе пронизало мою душу при видѣ поруганія Твоего отъ воиновъ. Увы мнѣ! кого я призову къ рыданію и съ кѣмъ буду проливать потоки слезъ: ибо всѣ Тебя оставили и родственники и друзья, сподобившіеся великихъ твоихъ, Христе, чудесъ. Гдѣ нынѣ лики 70 учениковъ Твоихъ? Гдѣ верховные апостолы? Одинъ Тебя обманомъ предалъ фарисеямъ, другой же, страха ради, отрекся отъ Тебя предъ архіереями, утверждая, что не знаетъ Тебя! Одна я, Боже мой, раба Твоя, рыдая, стою предъ Тобою съ хранителемъ Твоихъ словесъ и возлюбленнымъ Твоимъ наперсникомъ. Увы мнѣ, Іисусе, драгое мнѣ имя! Какъ еще земля, вначалѣ основанная Тобою на водахъ, стоитъ, чувствуя Тебя висящаго на крестѣ, — Тебя, который мановеніемъ Своего Божества, просвѣтилъ многихъ слѣпыхъ и воскресилъ Мертвыхъ. Приходите и взирайте на таинство Божьяго смотрѣнія: какъ Всеоживляющій умерщвленъ проклятою смертію». —

Услышавъ это, Іосифъ приблизился къ горько рыдающей матери. Она же, увидѣвъ его, обращается къ нему съ такою мольбою: «Потрудись, благообразне, сходить къ беззаконному судіи Пилату и попроси у него позволенія снять со креста тѣло Учителя своего, моего же Сына и Бога; подвигнись и предвари, причастниче Христову ученію, тайный апостоле, общниче небесному царствію, — и испроси бездыханное уже тѣло, пригвожденное къ древу и прободенное въ ребра; спостражди, благовѣрне, ради сугубаго вѣнца, который получишь ты по воскресеніи Христовомъ; этотъ сугубый вѣнецъ — честная слава тебѣ и поклоненіе отъ всѣхъ концевъ земли и безконечная жизнь на небесахъ». Умилившись такимъ слезнымъ прошеніемъ, Іосифъ не сказалъ: «жрецы на меня востанутъ и озлобятся, іудеи вознегодуютъ и побьютъ меня, фарисеи разграбятъ мои сокровища и я буду отлученъ отъ ихъ общества». Нѣтъ, онъ ничего не сказалъ подобнаго и, не заботясь о сохраненіи жизни, все вмѣнилъ за уметы, да Христа пріобрящетъ. Іосифъ съ дерзновеніемъ вошелъ къ Пилату и началъ его просить, говоря: «Дай мнѣ, о игемоне, тѣло страннаго онаго Іисуса, распятаго между двумя разбойниками, оклеветаннаго архіереями по зависти и поруганнаго отъ воиновъ безъ правды. Дай мнѣ тѣло онаго Іисуса, котораго книжники называли Сыномъ Божіимъ и фарисеи исповѣдывали царемъ; надъ главою котораго ты повелѣлъ прибить дощечку съ надписью: Сей есть Сынъ Божій, царь Израильскій. Дай мнѣ тѣло Того, котораго собственный ученикъ предалъ жрецамъ лестію за сребро и о которомъ пророкъ Захарія, провидя, написалъ: дадите цѣну мою, или отрецытеся: и поставиша цѣну тридесять сребреникъ, цѣну цѣненнаго отъ сыновъ израилевыхъ (Зах. 11, 12. ср. Матѳ. 27, 9). Я прошу у тебя то тѣло, о которомъ прорекъ Каіафа, что ему одному надлежало умереть за весь міръ, — и это прореченіе было не простое, ибо онъ былъ въ тотъ годъ жрецомъ изъ тѣхъ, о которыхъ сказано Іереміею: пастуси мнози посмрадиша виноградъ мой; и въ другомъ мѣстѣ: князи людьстіи собрашася на Господа и на Христа Его (Псал. 2, 2). Ибо они, какъ говоритъ Соломонъ: Помыслиша, и прельстишася: ослѣпи бо я злоба ихъ. Рекоша бо: уловимъ же праведника, руганіемъ и ранами истяжимъ его, и смертію безлѣпотною осудимъ его (Прит. 2, 21. 12. 10. 20). Я прошу тѣло того Іисуса, который; на твой вопросъ отвѣчалъ: Азъ есмь животъ и истина, и не имаши на Мнѣ власти никоеяже, аще не бы ти дано свыше (Іоан. 19, 11); и о которомъ просила тебя жена твоя, говоря: Ничтоже не сотвори праведнику сему: много бо пострадахъ Его ради во снѣ (Матѳ. 27, 19). Дай мнѣ тѣло того распятаго, котораго при входѣ въ Іерусалимъ встрѣчали дѣти съ вѣтвями въ рукахъ, взывая: Осанна Сыну Давидову; гласъ котораго услышавши, адъ отпустилъ душу Лазаря уже въ четвертый день послѣ его смерти; того, о которомъ написано въ законѣ Моисеевомъ: узрите животъ вашъ прямо очима вашима висящъ (Втор. 28, 66). Я прошу тѣло того умершаго, мать котораго никогда не знала мужа и родила сына оставаясь дѣвою; о которомъ пророкъ Исаія сказалъ Ахаву: Се дѣва зачнетъ во чревѣ и родитъ сына, ему же имя съ нами Богъ (Ис. 7, 14); о которомъ Давидъ пророчествовалъ, говоря: пригвоздиша руцѣ мои и нозѣ мои: и вся кости моя исчетоша (Псал. 21, 17-18). Дай мнѣ того уже умершаго на крестѣ, о которомъ ты сказалъ іудеямъ, просящимъ его смерти: неповиненъ есмь отъ крове праведнаго сего, а умывши руки и бивши, предалъ Его (Матѳ. 27, 24-27); о которомъ пророкъ говоритъ: азъ же не противлюся, ни впреки глаголю. Плещи мои вдахъ на раны, и ланитѣ Мои на удареніе, лица же моего не отвратихъ отъ студа и заплеванія (Ис. 50, 5-6). Я прошу тѣло того Назарянина, къ которому бѣсы, выходя изъ изступленныхъ, кричали: что намъ и Тебѣ, Іисусе Назарянине: пришелъ еси прежде времени мучить насъ: вѣмъ Тя, кто еси, святый Божій (Матѳ. 8, 29; Лук. 4, 34); о которомъ самъ Богъ Отецъ, во время Его крещенія на Іорданѣ, свидѣтельствовалъ, говоря: сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немъ же благоволихъ (Матѳ. 3, 17); о которомъ Духъ Святый чрезъ пророка Исаію говоритъ: яко овча на заколеніе веденъ бысть (Ис. 53, 7), будучи преданъ отъ беззаконныхъ на смерть. Дай мнѣ снять со креста это тѣло, — я хочу положить его въ своемъ гробѣ. Ибо о немъ исполнились уже всѣ пророчества. Сей бо наша болѣзни понесе, и за ны пострада, и раною вси исцѣлѣхомъ, зане предана бысть на смерть душа Его, и съ беззаконными вмѣненъ бысть (Ис. 53, 5-6). — О немъ говорили, что истребятъ память Его и имя Его не помянется. Поэтому Господь хочетъ отнять болѣзнь отъ Его души и дать Ему корысть крѣпкихъ; ибо писано о Немъ: И ты въ крови завѣта своего испустилъ еси узники свои отъ рова, не имуща воды (Зах. 9, 11)». — Слушая слова Іосифа, Пилатъ удивлялся и, призвавъ сотника, спросилъ его, умеръ ли распятый Іисусъ. Удостовѣрившись въ Его смерти, Пилатъ отдалъ Іосифу тѣло Іисуса, дабы онъ похоронилъ его, какъ желаетъ. Купивъ плащаницу, Іосифъ снялъ со креста тѣло Іисусово. Въ это время пришелъ и Никодимъ, принесши составъ изъ смирны и алоя, цѣною около ста литръ; они вмѣстѣ обвили тѣло Іисуса пеленами и помазали мѵромъ. И взывалъ Іосифъ, говоря такъ: «Солнце незаходимое Христе, Творче всѣхъ и Господи тварей! какъ я коснулся пречистому тѣлу Твоему, когда Тебя не прикасаются сами силы небесныя, со страхомъ служащія Тебѣ? Какими плащаницами обвію Тебя, обвивающаго землю мглою и небо покрывающаго облаками? или какое благовоніе возлію на Твое св. тѣло, коему цари персидскіе, принесши дары съ благовоніями, покланялись какъ Богу, прообразуя Твое за весь міръ умерщвленіе? Какую погребальную пѣснь о Твоей смерти я воспою, когда предъ Тобою не умолкающими гласами поютъ серафимы? Какъ своею перстною рукою я понесу Тебя, незримаго Господа, носящаго всѣ творенія? Какъ положу въ своемъ худомъ гробѣ Тебя, утвердившаго своимъ словомъ сводъ небесный и почивающаго со Отцемъ и Святымъ Духомъ на херувимахъ? Но Ты все сіе дѣлаешь по своему смотрѣнію и все сіе претерпѣлъ по своей волѣ; Ты идешь во адъ освободить оттуда впадшихъ чрезъ свое преступленіе Адама съ Евою и снова ввести ихъ въ рай, а съ ними и прочихъ умершихъ, воскресивъ ихъ силою твоего Божества. Поэтому погребу Тебя, милостиве, возглашая сіи слова, кои внушилъ мнѣ Духъ Святый: «Святый Боже, святый крѣпкій, святый безсмертный помилуй насъ». — И положили тѣло Іисуса во гробѣ и привалили къ двери его камень. Марія же Магдалина и Марія Іосіева смотрѣли, гдѣ Его полагали.

О мѵроносицахъ.

По прошествіи субботы, при солнечномъ восходѣ, жены всѣ вмѣстѣ пришли съ мѵромъ ко гробу, — и это уже въ четвертый разъ. Ибо въ первый разъ, какъ говоритъ евангелистъ Матѳей: «По прошествіи субботы двѣ жены пришли посмотрѣть гробъ; при нихъ сдѣлалось землетрясеніе, ибо ангелъ отвалилъ камень и стрегущіе, устрашась сего, омертвѣли. Тогда самъ Іисусъ, явившись женамъ сказалъ: радуйтеся, идите къ братіи Моей, да идутъ въ Галилею, и тамо видятъ Мя (Матѳ. 28, 1. 2. 4. 9. 10)». И опять, около полуночи, другія жены пришли удостовѣриться въ случившемся, потому что они о воскресеніи Христовомъ услышали отъ Магдалины. О сихъ женахъ евангелистъ Лука повѣствуетъ такъ: «весьма рано жены пришли ко гробу и нашли камень отваленнымъ», и два ангела, ставъ предъ ними, говорили: что ищете живаго съ мертвыми; нѣсть здѣ, но воскресе (Лук. 24, 1-6). Послѣ этого, предъ зарею, другія жены пришли и увидѣли внутри гроба, гдѣ лежало тѣло Іисусово двухъ ангеловъ. Объ этомъ повѣствуетъ Іоаннъ Богословъ, говоря: «Отъ тѣхъ услышавши, Петръ съ другимъ ученикомъ пошелъ ко гробу, еще сущей тмѣ (Іоан. 20, 4). Наконецъ, евангелистъ Маркъ повѣствуетъ о всѣхъ мѵроносицахъ, которыя пришли ко гробу съ благовоніями и увидѣли въ немъ юношу, одесную сѣдяща, и ужасошася. Онъ же рече имъ: не ужасайтеся (Марк. 16, 5-6); ибо не вамъ теперь страхъ, по беззаконнымъ жрецамъ со стрегущими здѣсь воинами. Вы видите гробъ пустымъ, ступайте и скажите апостоламъ: Христосъ воскресе! Видите — плащаница безъ тѣла, хвалитесь о тѣлесномъ воскресеніи Іисуса; будьте благовѣстницами человѣческаго спасенія; скажите апостоламъ: нынѣ спасеніе міру! Уже не скорбите объ Іисусѣ, не сѣтуйте о Немъ, какъ о мертвецѣ, но радуйтесь и веселитесь о Богѣ живомъ. Хочу открыть вамъ тайны Божія человѣколюбія, ради котораго Христосъ пострадалъ за обратившагося въ персть Адама. Ибо Онъ ради того сшелъ съ небесъ, воплотился и былъ человѣкомъ, дабы обновить истлѣвшее и возвести его на небеса. Адамъ, увлеченный вражьимъ совѣтомъ, захотѣлъ стать Богомъ и за это былъ проклятъ; Сынъ же Божій, послушавъ Отца, сдѣлался Богочеловѣкомъ, дабы погубить змія и спасти человѣка. Адамъ простеръ руки къ запрещенному древу, исторгъ съ него смертоносный плодъ и, сдѣлавшись рабомъ грѣха, снисшелъ изъ рая въ адъ: Христосъ же на крестѣ простеръ руки и освободилъ людей отъ грѣховнаго осужденія и смерти. Неповинный Онъ преданъ былъ, дабы избавить отъ работы діаволу людей, преданныхъ ему чрезъ грѣхъ. Онъ вкусилъ изъ губы, поданной на трости, оцтъ съ желчью, дабы изгладить рукописаніе человѣческихъ прегрѣшеній; Онъ прободенъ былъ копіемъ въ ребра, дабы отстранить пламенное оружіе, возбраняющее людямъ входъ въ рай; Онъ источилъ изъ ребръ кровь свою, дабы, очистивъ тѣлесныя скверны, освятить человѣческія души; Онъ связанъ былъ и увѣнчанъ терніемъ, дабы разрѣшить людей отъ узъ діавола и искоренить прелести вражескія. Онъ помрачилъ солнце, потрясъ землю и всѣ творенія привелъ въ плачъ, дабы разрушить адскія хранилища и извести на свѣтъ заключенныя въ нихъ души, и плачъ Евы обратить въ радость. Онъ во гробѣ, какъ мертвый, положенъ былъ, — и отъ вѣка умершимъ животъ даровалъ; камнемъ съ печатьми былъ утвержденъ, — и врата адовы со вереями ихъ до основанія разрушилъ; былъ стрегомъ воинами, для всѣхъ видимо — и невидимо, сошедши въ адъ, связалъ сатану. Ибо ангельскія воинства, сопровождавшія Его, взывали: «Возмите врата, князи ваша, да внидетъ царь славы»; и одни изъ сего воинства освобождали связанныя души, выпускали ихъ изъ темницы; другіе же связывали враждебныя силы, говоря: «Гдѣ, смерть, твое жало? гдѣ, адъ, твоя побѣда?» Оцѣпенѣвшіе бѣсы взывали иъ нимъ: «Кто есть сей царь славы, который пришелъ къ намъ съ толикою властію». Онъ погубилъ князя тьмы и, восхитивши всѣ его сокровища, разгромилъ смертоносный градъ — адово чрево, и исхитилъ плѣнниковъ, т. е. находившіяся здѣсь вмѣстѣ съ Адамомъ души грѣшниковъ. — Христосъ воскресъ, оставивъ цѣлыми печати гроба, подобно тому какъ родился отъ матери, не нарушивъ печати ея дѣвства. Пусть не вамъ, жены, будетъ страхъ, но омертвѣвшимъ воинамъ, стерегшимъ Его тѣло. Ибо совершивъ все должное, Христосъ уже боголѣпно воскресъ, показался женамъ, приходившимъ сюда ранѣе васъ, взывая торжественно: радуйтеся, и повелѣлъ апостоламъ идти въ Галилею, дабы тамъ освятить всѣхъ васъ, и затѣмъ взойти на небеса съ плотію, съ которою Онъ опять пріидетъ судить міру». — Вотъ тѣ слова, которыя ангелы изрекли мѵроносицамъ о Христѣ.

Похвала Іосифу.

Восхвалимъ нынѣ Іосифа приснопамятнаго, благообразнаго и досточуднаго. Блаженъ ты по истинѣ преславный и досточудный Іосифе, сподобившійся толикаго блага и великаго богатства на земли и на небеси. Ты, подобно херувимамъ, послужилъ Божію тѣлу; но они невидимо держа оное на своихъ раменахъ, отъ страха закрываютъ лица, ты же съ радостію носилъ Христа Бога, на рукахъ своихъ. Блаженъ ты, Іосифе, болѣе патріарховъ Авраама, Исаака и Іакова; ибо они, слыша только гласъ Божій, болѣе всѣхъ честными и славными явились: ты же тѣло Божіе обвилъ плащаницею. Ублажаю руки твои, Іосифе, на которыхъ ты держалъ тѣло Сына Божія, Творца вселенной, ликъ котораго Моисей не могши зрѣть на Хоривѣ, скрылся подъ камнемъ: задняя моя узриши, сказано было ему. Потому онъ, вмѣстѣ съ Иліею, увидѣвши Христа на Ѳаворѣ, свидѣтельствовалъ о Немъ, какъ о Богочеловѣкѣ. Блаженъ ты, Іосифе, болѣе Давида царя; ибо Давидъ, перенесши изъ Силома кивотъ съ Божіимъ Словомъ, убоялся поставить его въ своемъ домѣ: ты же не скинію съ закономъ, но самаго Бога, снявши со креста, съ радостію положилъ въ своемъ гробѣ. Блаженъ и преблаженъ, Іосифе, ископанный тобою гробъ, въ которомъ лежалъ нашъ Спаситель Христосъ; ибо это — уже не гробъ, но престолъ Божій, небесный алтарь, покоище Святаго Духа и одръ небеснаго Царя. О немъ-то сказалъ Соломонъ: «стоятъ (окрестъ его, т. е. одра) сильные ратоборцы, наученные на брань, имѣющіе обоюдоострыя оружія» (Пѣсн. 3, 7-8). Говорилъ онъ сіе, знаменуя лики святыхъ, борющихся съ еретиками и іудеями за Христа. Блаженъ ты, Іосифе, совершитель Божьяго таинства и разрѣшитель пророческихъ предсказаній; ибо о Комъ законъ и пророки написали въ притчахъ, Того святыя язвы явственно ты помазалъ мѵромъ. Блаженъ ты, Іосифе: ибо ты все оживляющаго своимъ словомъ и водами покрывшаго твердь небесную, какъ мертвеца прикрылъ во гробѣ камнемъ, ожидая тридневнаго Его воскресенія. Блаженъ и городъ твой Аримаѳей, изъ коего ты пришелъ послужитъ Сыну Божію... Какую достойную похвалу воздадимъ твоему блаженству и съ кѣмъ сравнимъ праведника? Какъ начну и какъ изложу (похвалу) тебѣ? Назову ли тебя небомъ, но ты былъ свѣтлѣе своимъ богопочтеніемъ; ибо во время страданій Христовыхъ небо помрачилось и скрыло свой свѣтъ, ты же тогда съ радостію несъ на своихъ рукахъ Господа. Прозову ли тебя благоцвѣтущею землею, но ты показалъ себя честнѣе ея: ибо тогда и она отъ страха тряслася, ты же съ Никодимомъ, обвивши Божіе тѣло плащаницею и умастивши благовоніями, съ радостію положилъ въ гробѣ. Наименую ли тебя апостоломъ, но ты оказался вѣрнѣе и крѣпче ихъ: ибо въ то время, когда они, страха ради іудейска, разбѣжались, — ты безъ боязни и сомнѣнія послужилъ Христу. Назвать-ли тебя святителемъ и старѣйшиною: ибо ты предалъ имъ образъ своего служенія, обходя, совершая кажденіе и съ молитвами кланяясь пречистому тѣлу Христову, со словами: воскресни, Господи, помози намъ, избави насъ имени Твоего ради. Наименую ли тебя священномученикомъ: ибо ты показалъ такую любовь, что хотя и не была пронзена оружіемъ грудь твоя и не была пролита твоя кровь отъ меча, но ты положилъ за Христа свою душу своимъ изволеніемъ и вѣрою, — и тебя поразили бы и разсѣкли на члены, но тебя отъ всего этого сохранилъ Христосъ, погребая тѣло котораго ты не убоялся ни гнѣва іудейскаго, ни угрозъ іудейскихъ священниковъ, не устрашился воиновъ, напрасно убивающихъ; не пожалѣлъ ты при семъ многихъ своихъ сокровищъ и не берегъ своей жизни, въ чаяніи тридневнаго воскресенія. Ты наиболѣе всѣхъ святыхъ подвизался, богоблаженный Іосифе, и болѣе всѣхъ имѣешь дерзновенія ко Христу, которому молись за насъ, хвалящихъ тебя, чтущихъ святую твою съ мѵроносицами память и украшающихъ твой праздникъ. Подаждь всѣмъ намъ твою помощь; будь покровомъ граду нашему отъ всякаго зла, подавая благовѣрному князю нашему побѣды на супротивниковъ, и охраняй его отъ всѣхъ видимыхъ и невидимыхъ враговъ; испроси ему глубокій миръ, тѣлесное здравіе, а вмѣстѣ и душевное спасеніе. Избави и насъ отъ всякой нужды, печали, бѣдъ и всѣхъ лютыхъ напастей; испроси своими молитвами къ Богу отпущеніе нашихъ грѣховъ, дабы Онъ избавилъ набъ отъ вѣчной муки и содѣлалъ причастниками будущей блаженной жизни, благодатію и человѣколюбіемъ Господа и Бога и Спаса нашего Іисуса Христа, Ему же слава со Отцемъ и пресвятымъ, благимъ и животворящимъ Духомъ, и нынѣ и присно.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Кѵрілла, епископа Туровскаго съ предварительнымъ очеркомъ исторіи Турова и туровской іерархіи до XIII вѣка. — Изданіе Преосвященнаго Евгенія, епископа Минскаго и Туровскаго. — Кіевъ: Въ Типографіи Кіево-Печерской Лавры, 1880. — С. 23-35.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0