Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 29 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Маркъ Ефесскій († 1457 г.)
Опроверженіе латинскихъ главъ, которыя были представлены относительно очистительнаго огня
[1].

1. Поскольку намъ долженствуетъ, сохраняя наше Правосланіе и преданные отцами церковные догматы, съ любовію отвѣтить на сказанное вами, то мы каждый аргументъ и свидѣтельство, письменно приведенные вами, какъ общее правило привомъ впереди, дабы затѣмъ кратко и ясно слѣдовалъ отвѣтъ и разрѣшеніе на каждое изъ нихъ.

Итакъ, въ началѣ вашего доклада вы такъ говорите: «Если истинно кающіеся отошли изъ этой жизни въ любви (къ Богу), прежде чѣмъ успѣли достойными плодами удовлетворить за свои согрѣшенія или проступки, ихъ души очищаются послѣ смерти очистительными страданіями; но для облегченія (или «освобожденія») ихъ отъ этихъ страданій, имъ способствуетъ та помощь, которая оказывается имъ со стороны вѣрныхъ живыхъ, какъ-то: молитвы, литургіи, милостыня и прочія дѣла благочестія».

На это отвѣчаемъ слѣдующее: то — что усопшимъ въ вѣрѣ, несомнѣнно, помогаютъ совершаемыя за нихъ литургіи и молитвы и милостыни, и обычай этотъ былъ въ силѣ отъ древности, свидѣтельствуютъ о семъ многія и различныя изреченія Учителей, какъ латинскихъ, такъ и греческихъ, сказанныя и написанныя въ разныя времена и въ разныхъ мѣстахъ. А что касается того, что души освобождаются благодаря нѣкоему, имѣющему характеръ помощи, очищающему страданію и временному огню, обладающему таковой (очистительной) силой, — этого мы не находимъ ни въ Писаніяхъ, ни въ молитвахъ и пѣснопѣніяхъ, бываемыхъ объ усопшихъ, ни въ словахъ Учителей. Но мы приняли, что и душамъ, содержимымъ въ аду и уже преданнымъ вѣчнымъ мукамъ, самымъ ли дѣломъ и опытомъ или въ не допускающемъ надежды ожиданіи таковыхъ, возможно пособить и оказать нѣкую малую помощь, хотя и не въ томъ смыслѣ, чтобы совершенно разрѣшить ихъ отъ мученія или дать надежду на конечное освобожденіе. И это обнаруживается изъ словъ Великаго Макарія Египетскаго подвижника, который, найдя въ пустынѣ черепъ, былъ наученъ имъ о семъ по дѣйствію божественной силы [2]. И Василій Великій въ молитвахъ чтомыхъ на Пятидесятницу, дословно пишетъ слѣдующее: «Иже и въ сей всесовершенный и спасительный праздникъ очищенія убо молитвенная о иже во адѣ держимыхъ сподобивый пріимати, великія же подаваяй намъ надежды ослабленія содержимымъ отъ содержащихъ я (ихъ) сквернъ, и утѣшенію Тобою низпослатися». Если же души отошли изъ этой жизни въ вѣрѣ и любви, однако унося съ собою извѣстныя вины, будь то — малыя и въ которыхъ они вообще не каялись, или будь то — большія, о которыхъ они хотя и каялись, но не предприняли явить плоды покаянія, такія души, мы вѣруемъ, должны очиститься отъ такового рода грѣховъ, но не нѣкимъ очистительнымъ огнемъ или опредѣленнымъ въ нѣкоемъ мѣстѣ наказаніемъ (ибо сего, какъ мы сказали, отнюдь не было предано намъ); но одни должны будутъ очиститься въ самомъ исходѣ отъ тѣла, благодаря только страху, какъ это дословно являетъ святый Григорій Двоесловъ; въ то время какъ другіе должны будутъ очиститься послѣ исхода изъ тѣла, или еще пребывая въ томъ же земномъ мѣстѣ, прежде чѣмъ придутъ на поклоненіе Богу и удостоятся блаженныхъ удѣловъ; или, если грѣхи ихъ были болѣе тяжкими и связующими на болѣе длительный срокъ, то и они содержатся въ аду, но не для того, чтобы навсегда находиться въ огнѣ и мученіи, а — какъ бы въ тюрьмѣ и заключеніи подъ стражу. Всѣмъ таковымъ, мы утверждаемъ, помогаютъ совершаемыя за нихъ молитвы и литургіи, при содѣйствіи сему Божественной благостыни и человѣколюбія, которое одни согрѣшенія, сдѣланныя по человѣческой немощи, сразу же презритъ и отпуститъ, какъ говоритъ Діонисій Великій въ «Размышленіяхъ о тайнѣ священно-усопшихъ»; а другіе грѣхи послѣ извѣстнаго времени праведными судами или также разрѣшаетъ и прощаетъ, и то — совершенно, или облегчаетъ отвѣтственность за нихъ до конечнаго того Суда [3]. И посему мы не видимъ никакой необходимости въ иномъ наказаніи или въ очищеніи огнемъ: ибо однихъ очищаетъ страхъ, а другихъ угрызеніе совѣсти пожираетъ мучительнѣе всякаго огня, а иныхъ очищаетъ самый только ужасъ передъ Божественной славой и неизвѣстность будущаго, каково оно будетъ. А что это мучительно и наказательно гораздо болѣе, чѣмъ что-нибудь иное, и самый опытъ показываетъ и святый Іоаннъ Златоустъ свидѣтельствуетъ намъ почти во всѣхъ или въ большинствѣ своихъ моралистическихъ омилій, утверждая это, а также и божественный подвижникъ Дороѳей въ своемъ словѣ «О совѣсти» [4]. А что касается того, что неизвѣстность будущаго больше терзаетъ наказуемыхъ, чѣмъ самое наказаніе, объ этомъ говорятъ Учители, какъ напр. Григорій Богословъ въ словѣ «На побіеніе града», говоритъ слѣдующее: «Тѣхъ воспріиметъ несказанный свѣтъ и видѣніе Святой и царственноі Троицы, а этихъ вмѣстѣ съ иными — лучше же сказать — ранѣе другихъ, — мученіе: быть отверженными отъ Бога, и угрызеніе совѣсти, не имущее конца» [5].

2. Итакъ, мы молимъ Бога и вѣруемъ — отъ подобнаго освободить усопшихъ, а не отъ какого-то иного мученія или иного огня, помимо тѣхъ мукъ и огня, которые возвѣщены на вѣки. И что, къ тому же, души усопшихъ по молитвамъ освобождаются изъ заключенія въ аду, какъ бы изъ нѣкой темницы, свидѣтельствуетъ, между многими другими, Ѳеофанъ Исповѣдникъ, именуемый Начертанный, ибо слова своего свидѣтельства за икону Христову, на челѣ его написанныя, онъ кровію запечатлѣлъ. Въ одномъ изъ каноновъ за усопшихъ онъ такъ молится за нихъ: «Слезъ и воздыханія сущія во адѣ рабы Твоя свободи, Спасе» [6]. Слышишь ли? — «слезъ», сказалъ и «воздыханій», а не какого-то наказанія или очистительнаго огня. Если же когда и встрѣчается въ этихъ пѣснопѣніяхъ и молитвахъ упоминаніе объ огнѣ, то не отъ временнаго и имѣющаго очистительную силу, но отъ того вѣчнаго огня и непрестающаго наказанія, святые, — движимые человѣколюбіемъ и состраданіемъ къ соплеменникамъ, желающіе и дерзающіе почти на невозможное, — молятся избавить въ вѣрѣ усопшихъ. Ибо такъ говоритъ святый Ѳеодоръ Студитъ, и самъ исповѣдникъ и свидѣтель Истины, въ самомъ началѣ своего канона объ усопшихъ: «Вси помолимся Христу, творяще память днесь отъ вѣка мертвыхъ, да вѣчнаго огня избавитъ я (ихъ) въ вѣрѣ усопшія, и надеждѣ жизни вѣчныя» [7]. И затѣмъ въ иномъ тропарѣ, пятой пѣсни канона, говоритъ слѣдующее: «Огня приснопалящаго, и тьмы несвѣтимыя, скрежета зубнаго, и червія безконечно мучащаго, и всякаго мученія избави, Спасе нашъ, вся вѣрно умершія» [8]. Гдѣ же тутъ «очистительный огонь»? И если бы онъ, вообще, былъ, гдѣ было бы удобнѣе сказать святому про него, какъ не здѣсь? Бываютъ ли святые услышаны Богомъ, когда молятся о семъ, это не намъ — изслѣдовать, но сами-то они знали и Духъ обитающій въ нихъ, Которымъ движимые, они и говорили и писали, зналъ это; а въ равной степени зналъ это Владыка Христосъ, Который далъ заповѣдь, чтобы мы молились за враговъ и Который молился за распинающихъ Его и подвигнулъ къ тому же первомученика Стефана, побиваемаго камнями. И хотя, быть можетъ, кто нибудь скажетъ, что когда мы молимся за такого рода людей, мы не бываемъ услышаны Богомъ, однако, все то, что отъ насъ зависитъ, мы исполняемъ; а, вотъ, нѣкоторые изъ святыхъ, молившіеся не только за вѣрныхъ, но и за нечестивыхъ, были услышаны и своими молитвами исхитили ихъ отъ вѣчнаго мученія, какъ напр. первомученица Ѳекла — Фалконилу и божественный Григорій Двоесловъ, какъ повѣствуется, — царя Траяна.

3. Итакъ, за всѣхъ людей такого рода совершаются Церковію и нами приношенія молитвъ и литургіи. А то, что сила тѣхъ молитвъ о особенно Таинственной Жертвы доходитъ къ тѣмъ, которые уже наслаждаются блаженствомъ у Бога, явствуетъ изъ того, что въ молитвахъ литургіи, которую составилъ великій Іоаннъ Златоустъ, мы такъ говоримъ: «Еще приносимъ Ти словесную сію службу, о иже въ вѣрѣ почившихъ, праотцѣхъ, отцѣхъ, патріарсѣхъ, пророцѣхъ, апостолѣхъ, мученицѣхъ, исповѣдницѣхъ, воздержницѣхъ и о всякомъ дусѣ праведнѣмъ въ вѣрѣ скончавшемся» [9]. Ибо, если мы и не просимъ для нихъ благъ отъ Бога (которыя они уже имѣютъ), то благодаримъ за нихъ, и въ славу ихъ это творимъ, и такимъ-то образомъ и за нихъ бываетъ Жертва и доходитъ къ нимъ. Если же и просимъ (за нихъ Бога), то и въ этомъ нѣтъ ничего удивительнаго, ибо и божественный разъяснитель — Діонисій (Ареопагитъ) — въ «Размышленіяхъ о таинствѣ, совершаемомъ за священно-скончавшихся», такъ говоритъ: «Для тѣхъ, которые свято жили, іерархъ вымоливаетъ у Бога свѣтлую и божественную жизнь, по достоинству воздаемую по праведнымъ судамъ Божіимъ, и обѣтованныя и имѣющія быть полностью дарованными блага, являясь какъ бы возвѣстителемъ божественныхъ судебъ и вымоливающимъ, какъ ихъ награду, божественныя дарованія, и образно являя присутствующимъ, что тѣ блага, которыя онъ вымоливаетъ въ священной службѣ, въ совершенствѣ будутъ для тѣхъ, которые скончались соотвѣтственно божественной жизни» [10]. Такимъ образомъ, когда дѣйствіе сіе простирается на всѣхъ и молитвами и таинственными священнодѣйствіями оказывается помощь почти для всѣхъ скончавшихся въ вѣрѣ, какъ было показано, то мы не видимъ никакой существенной необходимости, чтобы эта помощь доставлялась только для находящихся въ очистительномъ огнѣ.

4. Послѣ сего, немного далѣе, вы желали доказать рѣченный догматъ объ очистительномъ огнѣ, сначала ссылаясь на сказанное въ книгѣ Маккавеевъ, гдѣ говорится: Свято и спасительно молиться за усопшихъ, дабы они были разрѣшены отъ грѣховъ (2 Мак. 12, 46); а потомъ, взявъ изъ Евангелія отъ Матѳея то мѣсто, въ которомъ Спаситель возвѣщаетъ, что хулящему на Духа Святаго не простится ни въ семъ вѣкѣ, ни въ будущемъ (Матѳ. 12, 32 и парал.), вы говорите, что изъ сего можно видѣть, что есть отпущеніе грѣховъ въ будущей жизни.

Но что отсюда никоимъ образомъ не вытекаетъ понятіе очистительнаго огня, это — яснѣе солнца: ибо, чтó общаго между отпущеніемъ и очищеніемъ огнемъ и наказаніемъ? Ибо если отпущеніе грѣховъ совершается ради молитвъ или самымъ только божественнымъ человѣколюбіемъ, то нѣтъ нужды въ наказаніи и очищеніи. Если же наказаніе, какъ и очищеніе, установлены (Богомъ), — ибо благодаря первому совершается второе, и они были бы напрасны, если бы благодаря имъ не проистекало, какъ результатъ, очищеніе, — то напрасно, кажется, совершаются молитвы (за усопшихъ) и мы воспѣваемъ божественное человѣколюбіе. Итакъ, этими ссылками не столь доказывается существованіе очистительнаго огня, сколь опровергается: ибо отпущеніе грѣховъ согрѣшившимъ въ нихъ представляется какъ дѣйствіе нѣкой царственной власти и человѣколюбія, а не — какъ освобожденіе отъ наказанія или очищенія.

5. Въ-третьихъ, то изреченіе, взятое изъ Перваго Посланія блаженнаго Павла къ Коринѳянамъ, въ которомъ онъ, разсуждая о назиданіи на основаніи, которое есть Христосъ: — золото, серебро, драгоцѣнные камни, дерево, сѣно, солома — присовокупляетъ: — ибо день Господень покажетъ, потому что въ огнѣ открывается, и огонь испытаетъ дѣло каждаго, каково оно есть. У кого дѣло, которое онъ строилъ, устоитъ, тотъ получитъ награду. А у кого дѣло сгоритъ, тотъ потерпитъ уронъ; впрочемъ самъ спасется, но такъ, какъ бы изъ огня (1 Кор. 3, 11-15), — кажется, что больше всего иного вводитъ понятіе очистительнаго огня, но, на самомъ-то дѣлѣ, больше всего иного опровергаетъ его. Ибо, во-первыхъ, божественный Апостолъ назвалъ его не очистительнымъ, а испытательнымъ; затѣмъ, онъ возвѣстилъ, что чрезъ него должны пройти также и добрыя и честныя дѣла, а таковыя, ясно, что не нуждаются ни въ какомъ очищеніи; затѣмъ, онъ говоритъ, что тѣ, которые приносятъ злыя дѣла, послѣ того какъ эти дѣла сгорятъ, потерпятъ уронъ: между тѣмъ, какъ очищаемые въ добавокъ къ тому, что не терпятъ урона, еще больше пріобрѣтаютъ; затѣмъ, онъ говоритъ, что это должно быть въ «тотъ день», именно — въ день Суда и будущаго вѣка, а предполагать существованіе очистительнаго огня послѣ того страшнаго Пришествія Судіи и конечнаго приговора, развѣ это не — совершеннѣйшая нелѣпость? Ибо Писаніе не передаетъ намъ ничего такого, но Самъ Тотъ, Кто будетъ судить насъ, говоритъ: Идутъ сіи въ муку вѣчную: праведницы же въ животъ вѣчный (Матѳ. 25, 46), и еще: Изыдутъ сотворшіи благая въ воскрешеніе живота: а сотворшіи злая въ воскрешеніе суда (Іоан. 5, 29); такъ что, отнюдь, не остается какого-нибудь промежуточнаго мѣста; но послѣ того, какъ всѣхъ судимыхъ раздѣлилъ на двѣ части, однихъ поставивъ одесную, другихъ же — ошуюю, и первыхъ назвавъ «овцами», вторыхъ же — «козлищами», Онъ, отнюдь, не явилъ, что есть такіе, которымъ долженствуетъ очиститься тѣмъ (очистительнымъ) огнемъ. Кажется, что тотъ огонь, о которомъ говоритъ Апостолъ, это — тотъ, о которомъ говоритъ пророкъ Давидъ: Огнь предъ Нимъ возгорится, и окрестъ Его буря зѣльна (Псал. 49, 4); и еще; Огнь предъ Нимъ предъидетъ, и попалитъ окрестъ враги Его (Псал. 98, 3). Еще и Даніилъ пророкъ говоритъ о семъ огнѣ: Рѣка огненная течаше исходящи предъ Нимъ (Дан. 7, 10). Такъ какъ святые не приносятъ съ собою никакого злого дѣла или злого признака, этотъ огонь явитъ ихъ еще болѣе свѣтлыми, какъ золото въ печи испытанныхъ, или, какъ камень аміантъ, который какъ говорятъ, будучи положеннымъ въ огонь, кажется обуглившимся, вынутый же изъ огня, становится еще чище, какъ бы вымытымъ водой; какъ были и тѣла святыхъ тріехъ Отроковъ въ пещи Вавилонской. Грѣшниковъ же, приносящихъ съ собою зло, охвативъ, какъ удобный матерьялъ для этого огня, онъ немедленно зажжетъ, и «дѣло» ихъ, то есть злое расположеніе или дѣйствованіе (энергію) сожжетъ и до конца уничтожитъ, и лишитъ ихъ того, что они принесли съ собою, то есть лишитъ ихъ злого груза, однако самихъ ихъ «спасетъ», то-есть на вѣки будетъ сохранять и соблюдать, дабы они не подверглись уничтоженію, вмѣстѣ со своимъ зломъ.

6. Такое толкованіе этого изреченія Апостола считаетъ должнымъ сдѣлать и божественный отецъ Златоустъ (который именуется нами «Уста Павловы», какъ тотъ — «Уста Христовы», разъясняя Посланіе [11]; при чемъ Павелъ говоритъ чрезъ Златоуста, какъ это было явлено благодаря видѣнію Прокла, ученика и преемника престола его. Онъ посвятилъ особый трактатъ этому одному изреченію, дабы Оригеняне не приводили эти апостольскія слова въ подтвержденіе образа своего мышленія (которыя, кажется, болѣе подходятъ имъ, чѣмъ вамъ), и не причиняли зло Церкви, вводя конецъ адскаго мученія и конечное возстановленіе (τελείαν ἀποϰατάστασιν) грѣшниковъ. Ибо выраженіе, что грѣшникъ «спасется якоже огнемъ», означаетъ, что онъ пребудетъ мучимый въ огнѣ и не уничтожится вмѣстѣ со своими злыми дѣлами и душевнымъ злымъ устроеніемъ. Объ этомъ говоритъ и Василій Великій въ «Мораліяхъ», толкуя изреченіе псалма: Гласъ Господа, разсѣцающій пламень огня, говоря такъ: «Огонь, уготованный для мученія діаволу и ангеламъ его, разсѣкается гласомъ Господа, дабы за симъ въ немъ было двѣ силы: одна — попаляющая, а другая — просвѣщающая; мучающая и карательная сила того огня сохранена для достойныхъ мученія; а просвѣщающая и осіявающая — предназначена для осіянія ликующихъ. Итакъ, для того — гласъ Господа, разсѣцающаго и раздѣляющаго пламень огня, чтобы мрачная часть была огнемъ мученія, а неопаляющая пребывала свѣтомъ наслажденія» [12]. Итакъ, какъ видится, это разсѣченіе и раздѣленіе того огня будетъ тогда, когда всѣмъ равно проходящимъ чрезъ него свѣтлыя и сіяющія дѣла явятся еще болѣе свѣтлыми, и принесшіе ихъ станутъ наслѣдниками свѣта и воспріимутъ оную вѣчную награду, а принесшіе дурныя и удобосгараемыя, наказуемыя лишеніемъ ихъ, вѣчно пребывая въ огнѣ, наслѣдуютъ спасеніе, которое хуже гибели, ибо это-то, собственно говоря, и обозначаетъ выраженіе «спастись», дабы не случилось имъ уничтожительной силой огня и самимъ также полностью быть уничтоженными. Послѣдуя этимъ отцамъ, и многіе иные изъ нашихъ Учителей поняли это изреченіе въ томъ же смыслѣ. Если же кто-нибудь иначе растолковалъ его, и «спасеніе» разумѣлъ какъ «освобожденіе отъ наказанія», и «прохожденіе чрезъ огонь», — какъ «чистилище», то такой, если можно такъ выразиться, является совершенно превратно понявшимъ это изреченіе. И не — удивительно, ибо онъ — человѣкъ, когда вотъ многіе и изъ Учителей видятся различно толкующими изреченія Писанія, и не всѣ достигли въ равной степени точнаго смысла; ибо невозможно, чтобы тотъ же текстъ, передаваемый въ различныхъ пониманіяхъ, всѣмъ бы пониманіямъ его въ равной степени соотвѣтствовалъ; но намъ долженствуетъ, избравъ важнѣйшія изъ нихъ и болѣе согласующіяся съ церковными догматами, прочія толкованія поставить на второе мѣсто. Поэтому мы не уклонимся отъ приведеннаго толкованія словъ Апостола, хотя бы и Августинъ, или Григорій Двоесловъ или кто иной изъ вашихъ Учителей далъ такое (несоотвѣтствующее) толкованіе; ибо подобное толкованіе меньше идетъ въ пользу понятія временнаго, очистительнаго, нежели на руку Оригенова ученія, которое, какъ говорящее о конечномъ возстановленіи душъ чрезъ тотъ огонь и освобожденіи отъ мученія, было запрещено и предано анаѳемѣ Пятымъ Вселенскимъ Соборомъ и окончательно отвергнуто, какъ общее безчестіе для Церкви.

7. Итакъ, это — нашъ отвѣтъ на приведенныя вами мѣста изъ Божественнаго Писанія. Затѣмъ, желая изложить изреченія божественныхъ отцевъ, которые говорятъ въ пользу сего догмата объ очистительномъ огнѣ, вы прежде сего привели нѣкоторыя слова Пятаго Вселенскаго Собора, опредѣляющія, что во всемъ долженствуетъ послѣдовать тѣмъ отцамъ, изреченія которыхъ вы преднамѣревались привести, и полностью принять сказанное ими, въ числѣ которыхъ были Августинъ и Амвросій, которые, кажется, учатъ отчетливѣе иныхъ объ этомъ очистительномъ огнѣ. Но эти слова намъ неизвѣстны, ибо у насъ совершенно не обрѣтается книги дѣяній того Собора, почему мы и просимъ васъ представить ее, если она имѣется у васъ написанной по-гречески. Ибо мы весьма удивляемся, что въ помянутомъ текстѣ и Ѳеофилъ причисленъ къ прочимъ Учителямъ, котораго, вообще, не писаніе какое, а дурная слава извѣстна всюду за его бѣшенство на Златоуста, и который на основаніи сего убійства и за иныя беззаконія, хотя и послѣ смерти, низлагается и анаѳематствуется въ одномъ посланіи, приписываемомъ блаженному папѣ Иннокентію.

8. Тѣмъ не менѣе, если долженствуетъ изслѣдовать приведенныя изреченія блаженнаго Августина [13], то въ первомъ, толкуя оное изреченіе Апостола, онъ говоритъ, что тѣмъ временнымъ и преходящимъ огнемъ, о которомъ говоритъ Апостолъ: самъ спасется, но такъ какъ бы изъ огня (1 Кор. 3, 15), — очищаются не главные, но меньшіе грѣхи. А это — противно истинному смыслу текста, который растолковалъ Златоустъ, какъ я выше сказалъ; а также противорѣчитъ и вашему ученію: ибо если тогда, съ «тѣмъ днемъ» откроется и тотъ огонь, и будетъ онъ временнымъ и преходящимъ, начинающимся и кончающимся, чего Апостолъ, отнюдь, не говоритъ, то гдѣ же въ настоящее время тотъ очистительный огонь, о которомъ вы учите, и который принимаетъ согрѣшившихъ сразу же послѣ смерти? и какъ долго тотъ огонь будетъ мучить проходящихъ чрезъ него, если онъ будетъ временнымъ и преходящимъ? Но сіе сводится на нѣтъ также и послѣдующимъ текстомъ, взятымъ изъ книги «О Градѣ Божіемъ», ибо въ ней онъ такъ говоритъ: «Тѣ, кто послѣ смерти перенесли временныя мученія, не всѣ пойдутъ въ вѣчныя муки, имѣющія быть послѣ того Суда» [14]. Поэтому если временныя мученія послѣ смерти, — будь то огонь, какъ вы говорите, или иное нѣчто, какъ мы говоримъ, — сразу же смѣнятся послѣ онаго Суда на вѣчныя муки, то когда же будетъ имѣть мѣсто тотъ очистительный огонь и когда онъ очиститъ проходящихъ чрезъ него? Вотъ, и Григорій Богословъ говоритъ согласно тому, чтó говорилъ Іоаннъ Златоустъ, именно: что тотъ огонь (о которомъ говоритъ Апостолъ) будетъ не временнымъ и преходящимъ, но болѣе мучительнымъ и болѣе длительнымъ, ибо, говоря о новатіанахъ, онъ такъ пишетъ въ словѣ «На Свѣты»: «Быть можетъ, тамъ они будутъ крещены огнемъ конечнаго крещенія, болѣе мучительнымъ и длительнымъ, который пожираетъ матеріалъ какъ солому и уничтожаетъ легкую матерію всякаго зла» [15]. Видите ли, какъ поверхностно касаются смысла ваши Учители, и какъ они не вникаютъ въ смыслъ его, какъ вникаютъ, напримѣръ, Златоязычный Іоаннъ и тотъ (Григорій) Богословъ и прочія всемірныя свѣтила Церкви.

9. Что касается послѣдующихъ изреченій, взятыхъ изъ блаженнаго Августина и божественнаго отца Амвросія, то одни изъ нихъ не говорятъ ничего опредѣленнаго объ очистительномъ огнѣ, а другія — хотя и опредѣленно говорятъ объ этомъ, однако мы не довѣряемъ тѣмъ ссылкамъ: не были ли когда испорчены и доданы какъ это случалось съ писаніями многихъ нашихъ святыхъ, тѣмъ болѣе, что на нашъ языкъ они совершенно не были переведенными и, какъ мы сказали, отнюдь не имѣютъ основанія изъ Писанія. Но, быть можетъ, возможно сказать примирительно относительно этихъ изреченій, именно — что тѣ отцы были принуждены какъ бы необходимостью, дать такое толкованіе Апостольскимъ словамъ: ибо, будучи не въ состояніи, какъ кажется, проникнуть въ смыслъ текста по причинѣ измѣненія языка въ переводѣ, они возвѣстили, что въ отношеніи нѣкоторыхъ малыхъ грѣховъ будетъ очищеніе и освобожденіе, дабы не подумалось, что этими словами Апостола возвѣщается, что всякій грѣхъ будетъ очищенъ, и такимъ образомъ будетъ введенъ конецъ мученію, какъ это мыслилось Оригену. То же самое относится и къ тому, что вы говорите, что блаженный Григорій въ четвертой книгѣ «Собесѣдованія» многими повѣствованіями и откровеніями доказываетъ существованіе чистилища и возвѣщаетъ, что, дѣйствительно, есть очистительный огонь до времени того будущаго Суда, понимая это или аллегорически или буквально такъ мысля. А то, что онъ приводитъ изреченія изъ Писанія для подкрѣпленія сего, отнюдь, не заключаетъ въ себѣ необходимой правильности такого пониманія, какъ и раньше было нами сказано; что же касается повѣствованій и откровеній, которыя онъ представилъ, то они отнюдь не указываютъ на какой-то опредѣленный очистительный огонь въ нѣкоемъ опредѣленномъ мѣстѣ; онъ говоритъ, что нѣкоторые изъ очищаемыхъ такимъ образомъ назначены къ банямъ служить моющимся; а другіе чрезъ откровеніе объявили, что есть нѣкоторыя души, которыя горятъ въ различныхъ мѣстахъ [16]; все это является не инымъ чѣмъ, какъ чудесными явленіями и откровеніями, особо назначенными Богомъ, для обращенія и исправленія живущихъ; а то, что есть общій для всѣхъ очистительный огонь, отнюдь необходимо не вытекаетъ изъ сего. А тѣмъ, что послѣ сего онъ приводитъ, уничтожается догматъ о чистилищномъ огнѣ. Ибо онъ говоритъ, что «малые» и «легчайшіе» грѣхи у праведныхъ очищаются наличіемъ иныхъ дѣлъ, именно — благихъ дѣлъ въ настоящей жизни; другіе въ исходѣ души изъ тѣла очищаются самымъ только страхомъ, какъ онъ передаетъ; а иные очищаются послѣ смерти, благодаря совершаемымъ за нихъ благодѣяніямъ и Приношеніямъ [17]. Итакъ, какая нужда въ очистительномъ огнѣ, когда имѣются эти вещи, могущія и безъ него очистить? Итакъ, это нашъ — отвѣтъ относительно вашихъ Учителей, которые видятся здѣсь несогласующимися съ нашими, ибо иначе и невозможно примирить между собой изреченія тѣхъ и другихъ.

10. Что же касается словъ Василія Великаго, въ которыхъ, молясь Богу объ усопшихъ въ молитвахъ на Пятидесятницу, онъ проситъ имъ упокоенія и учиненія съ праведными, то въ нихъ отнюдь ничего не заключается, относящагося къ очистительному огню. Согласно сему и тропарь, поемый нами объ усопшихъ, въ которомъ мы говоримъ Богу какъ бы отъ лица усопшаго: «Ущедри созданіе Твое, Владыко, и очисти Твоимъ благоутробіемъ», очевидно говоритъ объ очищеніи, но не — огнемъ, а только божественнымъ благоутробіемъ и благостію; ибо всуе было бы очищаемаго огнемъ просить еще и благоутробіемъ очистить; но изглажденія нечистоты, по причинѣ которой онъ бываетъ чуждъ зрѣнія Бога и наслажденія, изглажденія, совершаемаго самой и единой божественной благостыней, онъ проситъ и называетъ «очищеніемъ».

11. Что же касается приведенныхъ послѣ сего словъ блаженнаго Григорія Нисскаго, то лучше было бы предать ихъ молчанію и отнюдь не принуждать насъ, ради своей защиты, явно выносить ихъ на середину. Ибо Учитель этотъ видится явно соглашающимся съ догматами оригеніанъ и вводящимъ конецъ мученіямъ; а, въ частности, въ тѣхъ словахъ, которыя приведены вами, не иное что онъ возвѣщаетъ, какъ только то, что есть нѣкое чистилище и плавительная пещь и влеченіе къ Богу чрезъ скорбь и страданіе, до того времени, когда наступитъ конечное возстановленіе всѣхъ и самыхъ бѣсовъ, да будетъ, говоритъ онъ, Богъ всяческая во всѣхъ, по слову Апостола. Поскольку же между иными приведены на середину и эти слова, то сначала мы отвѣтимъ касательно ихъ такъ, какъ приняли отъ нашихъ отцевъ: что возможно, что это является искаженіями и вставками, сдѣланными нѣкоторыми еретичествующими и оригенствующими, которые во множествѣ цвѣли въ тѣ времена, особенно въ мѣстахъ Египта и Палестины, произведенными съ той цѣлью, чтобы казалось, что они имѣютъ покровителемъ и этого святаго и великаго свѣтильника. Затѣмъ, скажемъ, что если и дѣйствительно святой былъ такого мнѣнія, однако это было тогда, когда это ученіе было предметомъ спора и не было окончательно осуждено и отвергнуто противоположнымъ мнѣніемъ, вынесеннымъ на Пятомъ Вселенскомъ Соборѣ; такъ что нѣтъ ничего удивительнаго, что и самъ, будучи человѣкомъ, онъ погрѣшилъ въ точности (Истины), когда то же самое случилось и съ многими бывшими до него, какъ — съ Иринеемъ Ліонскимъ и Діонисіемъ Александрійскимъ и съ иными, ибо и они своими изреченіями оказали извѣстную поддержку не право ведущимъ. А то, что это ученіе было тогда спорнымъ и отнюдь не очищеннымъ такъ, чтобы представлять точное сужденіе, свидѣтельствуетъ Григорій Богословъ, который въ словѣ «На Крещеніе», любомудрствуя о неугасаемомъ томъ огнѣ, послѣ сего такъ говоритъ: «Если только не будетъ угодно кому и здѣсь понять это болѣе человѣчно и достойно Наказующаго» [18]. Видишь ли, какъ онъ допускаетъ желающимъ понимать этотъ огонь болѣе человѣчно? Но Пятымъ Вселенскимъ Соборомъ такое мнѣніе (о конечности мученія) признано изъ всѣхъ ученій наиболѣе безчеловѣчнымъ, и, какъ причиняющее вредъ Церкви и какъ ослабляющее старательныхъ, предано анаѳемѣ. Итакъ, эти изреченія, если и дѣйствительно сказаны чуднымъ Григоріемъ о томъ огнѣ, то они указываютъ не на особое чистилище, а вводятъ конечное очищеніе и конечное возстановленіе всѣхъ; но они, никоимъ образомъ, не убѣдительны для насъ, взирающихъ на общее сужденіе Церкви и руководящихся Божественнымъ Писаніемъ, а не взирающихъ на то, что каждый изъ Учителей писалъ, выражая какъ свое личное мнѣніе; и если кто-нибудь другой иное написалъ что объ очистительномъ огнѣ, мы не имѣемъ нужды принимать сего: ибо ни Писаніе ни Пятый Вселенскій Соборъ не передали намъ двойного вида наказаніе и двойного рода огонь.

12. Послѣ сего были приведены слова божественнаго Діонисія и великаго Епифанія и богослова Дамаскина, которыя отнюдь ничего не говорятъ объ очистительномъ огнѣ, лучше же сказать — оспариваютъ его (ибо они говорятъ, что отпущеніе грѣховъ усопшему, совершенныхъ имъ по человѣческой немощи, является дѣломъ только божественной благостыни), и являютъ, что усопшимъ помогаютъ совершаемыя за нихъ Литургіи и молитвы. А что это самое и мы мыслимъ и говоримъ и, какъ извѣстно, и дѣломъ совершаемъ, уже было сказано. Вами еще приведено изреченіе блаженнаго Ѳеодорита, которое намъ не извѣстно и не принимаемъ его и просимъ сообщить: откуда оно взято и изъ какой изъ его книгъ.

13. И, наконецъ, вы говорите: «Преждереченная истина явствуетъ на основаніи Божественнаго Правосудія, которое не оставляетъ безнаказаннымъ ничего изъ того, что было сдѣлано непорядочно, и отсюда необходимо вытекаетъ, что для тѣхъ, которые не перенесли наказанія здѣсь, и не могутъ его выплатить ни на небѣ ни въ аду, остается допустить существованіе иного, третьяго мѣста, въ которомъ совершается сіе очищеніе, благодаря которому всякій, становясь чистымъ, немедленно возводится къ небесному наслажденію».

На это мы говоримъ слѣдующее, и обратите вниманіе, какъ это просто и вмѣстѣ справедливо: является общепризнаннымъ (ὁμολογουμένως), что отпущеніе грѣховъ есть вмѣстѣ съ тѣмъ и освобожденіе отъ наказанія: ибо тотъ, кто получаетъ отпущеніе ихъ, вмѣстѣ съ этимъ и освобождается отъ наказанія, долженствующаго за нихъ. Дается же оно въ трехъ видахъ и въ разныя времена: 1) во время крещенія, 2) послѣ крещенія, чрезъ обращеніе и скорбь и возмѣщеніе добрыми дѣлами въ настоящей жизни, и — 3) послѣ смерти, по молитвамъ и благодѣяніямъ и благодаря иному, что Церковь совершаетъ за умершихъ. Итакъ, первое отпущеніе грѣховъ совершенно не связано съ трудомъ и обще для всѣхъ и единочестно, какъ излитіе свѣта и созерцаніе солнца и перемѣнъ временъ года, ибо это — только благодать и отъ насъ не требуется ничего болѣе, какъ только вѣра. Но второе — мучительно, какъ омывающему одръ свой на всяку нощь и постель слезами (Псал. 6, 7), которому болѣзненны и слѣды ударовъ грѣха (Псал. 37, 6-7), который плача и съ сокрушеннымъ лицемъ шествуетъ и подражаетъ обращенію ниневитянъ и помилованному смиренію Манассіи. Третіе же — мучительно и оно, ибо связано съ раскаяніемъ и съ совѣстію сокрушенной и страдающей отъ недостатка добра, однако, оно отнюдь не смѣшано съ наказаніемъ, если является отпущеніемъ грѣховъ: ибо отпущеніе и наказаніе никакъ не могутъ сшествовать заодно. Впрочемъ, въ первомъ и послѣднемъ отпущеніи грѣховъ большую часть имѣетъ благодать Божія, при содѣйствіи молитвы, весьма же немногое вносится отъ насъ. Среднее же, напротивъ, мало имѣетъ отъ благодати, большая же часть долженствуетъ нашему труду. Различается же первое отпущеніе грѣховъ отъ послѣдняго тѣмъ, что первое — въ равной степени есть отпущеніе всѣхъ грѣховъ, а послѣднее — тѣхъ только грѣховъ, которые не смертные и о которыхъ каждый каялся въ жизни. Такъ мыслитъ Церковь Божія и, прося усопшимъ отпущеніе грѣховъ и вѣруя, что оно даруется имъ, она не опредѣлаетъ, какъ законъ, какого-нибудь наказанія въ отношеніи ихъ, хорошо зная, что божественная благостыня препобѣждаетъ въ такихъ вещахъ понятіе Правосудія.

14. I. И очевидно, что тѣхъ, которые стремятся къ Божеству само это стремленіе, т. е. любовь, очищаетъ, какъ говоритъ Григорій Богословъ, — очищая же, дѣлаетъ богоподобными, общается съ такими, какъ со ставшими какъ бы уже своими; почему же послѣ смерти это стремленіе гораздо менѣе способно было очищать тѣхъ, которые освобождаются отъ матеріи, но есть нужда въ очистительномъ огнѣ въ отношеніи небольшихъ грѣховъ?

II. Затѣмъ, болѣе свойственно благости Божіей малое добро не оставить безъ вниманія, нежели малый грѣхъ сочесть достойнымъ наказанія. Однако, малое добро въ тѣхъ, которые совершили великіе грѣхи, не получитъ награды, по причинѣ преобладанія зла. Такъ и малое зло въ тѣхъ, которые были праведными въ великихъ дѣлахъ, не приведетъ къ навлеченію наказанія благодаря тому, что лучшія дѣла побѣждаютъ: ибо если нѣтъ того, что представляетъ большую часть, то тогда, конечно, не будетъ и того, что составляетъ — меньшую. Итакъ, не слѣдуетъ вѣрить въ очистительный огонь.

III. Затѣмъ, какъ имѣется малое добро въ тѣхъ, которые въ остальномъ — дурны, такъ и малое зло — въ тѣхъ, которые въ иномъ — добры. Но малое добро въ тѣхъ не можетъ привести къ оной наградѣ, которая слѣдуетъ за добрыя дѣла, но только можетъ произвести различіе въ наказаніи; такъ и малое зло не приведетъ къ наказанію, но слѣдуетъ различіе въ степени наслажденія. Итакъ, не достоитъ вѣрить въ очистительный огонь.

IV. Затѣмъ, если созерцаніе Бога является совершеннымъ воздаяніемъ для чистыхъ сердцемъ и душею, а его не всѣ получатъ въ равной мѣрѣ, то, значитъ, не всѣ обладаютъ въ той же степени чистотою, и нѣтъ нужды въ очистительномъ огнѣ, если эта чистота въ нѣкоторыхъ не является совершенной; ибо, въ такомъ случаѣ, всѣ бы стали въ равной степени очищенными благодаря тому огню, и этимъ въ равной мѣрѣ способными къ созерцанію Бога. Но что это — не такъ, символически и образно произошло у горы, гдѣ былъ данъ Законъ, «ибо тогда не всѣ явились достойными того же положенія и порядка, но одинъ — того, другой — иного, по мѣрѣ, думаю, чистоты каждаго», какъ говоритъ Григорій Богословъ [19].

V. Затѣмъ, тотъ же великій во святыхъ Григорій Богословъ, творя умозрительное и таинственное слово о Пасхѣ, придя къ тому мѣсту, гдѣ говоритъ: «Ничего же не вынесемъ, ничего не оставимъ на утро» [20], отчетливо и открыто являетъ, что за, этой ночью нѣтъ никакого очищенія, «ночью» называя настоящую жизнь каждаго, и не допуская никакого очищенія послѣ нея.

VI. Затѣмъ, онъ же въ словѣ «На побіеніе града», разсуждая такъ: «Не стану говорить, каковы мученія тамъ для тѣхъ кому здѣсь Онъ даетъ пощаду, но скажу только то, что лучше быть наказуему и очищаему нынѣ, нежели тамъ быть преданнымъ мученію, когда время наказанію, а не очищенію» [21], — явно утверждаетъ, что послѣ отшествія отсюда нѣтъ никакого очищенія, но — только вѣчное мученіе.

VII. Затѣмъ, Господь въ Евангеліи отъ Луки въ притчѣ о богатомъ и Лазарѣ (Лук. 16, 20 сл.), уча объ удѣлѣ, который воспріялъ каждый изъ нихъ, говоритъ, что Лазарь, немедленно послѣ того, какъ умеръ, былъ отнесенъ Ангелами въ лоно Авраамово, а богатый также былъ погребенъ послѣ смерти, и душа его находится въ аду въ мукахъ; и такимъ образомъ, «лономъ Авраама» обозначивъ высшее упокоеніе въ счастливомъ удѣлѣ угодившихъ Богу, а чрезъ «адъ» и «мученія» представивъ конечное осужденіе и вѣчное наказаніе грѣшниковъ, Онъ не оставилъ между ними еще какого-то иного мѣста, заключающаго нѣкое временное мученіе, но явилъ, что (между состояніями праведныхъ и грѣшныхъ) существуетъ пропасть великая и непроходимая, раздѣляющая однихъ отъ другихъ, и крайняя и не имѣющая ничего промежуточнаго — противоположность.

VIII. Затѣмъ, душѣ, разрѣшившейся отъ тѣла и ставшей совершенно безтѣлесной и духовной, невѣроятно было бы мучиться отъ вещественнаго огня, въ то время какъ ея тѣло, которое огонь долженъ былъ бы охватить, истлѣло. Правда, послѣ воскресенія, когда она воспріиметъ нетлѣнное тѣло, и вся тварь станетъ неизмѣняемой, и когда раздѣлится огонь, какъ мы научены, ей будетъ соотвѣтствовать быть мучимой имъ, и не только ей одной, но и — демонамъ, которые являются какъ мрачными, такъ и облеченными нѣкоей матеріей и грубой вещественностью и тѣломъ воздушнымъ или огненнымъ, какъ говоритъ Василій Великій. Но прежде чѣмъ воспріиметъ свое тѣло, — являясь только формой, не смѣшанной съ матеріей, хотя и существующей сама по себѣ, — какъ бы она могла мучиться отъ матеріальнаго огня?

IX. Затѣмъ, если души святыхъ, до сошествія Спасителя во адъ, были держимы въ аду по причинѣ только первороднаго грѣха, но, отнюдь, не какъ въ огнѣ и наказаніи, но какъ бы въ темницѣ и подъ стражей, какъ говоритъ Апостолъ Петръ въ своемъ посланіи: О немже и сущимъ въ темницѣ духовомъ сошедъ проповѣда (1 Петр. 3, 19), — то почему же не считать также, что этотъ же адъ будетъ держать послѣ тѣ души, которыя здѣсь легко согрѣшили, но еще видѣть нужду въ очистительномъ огнѣ, отъ котораго они могутъ освободиться благодаря молитвамъ за нихъ?

X. Затѣмъ, преподобные отцы наши, ангельское житіе пожившіе на землѣ, много и часто чрезъ видѣнія и сны и иныя чудесныя явленія и сами были наставляемы и иныхъ наставляли о вѣчномъ мученіи и о находящихся въ немъ нечестивыхъ и грѣшникахъ и, какъ настоящее и уже сбывающееся, видя и являя словомъ, какъ и притча изъ Евангелія отъ Луки описываетъ состояніе богатаго и Лазаря, отнюдь ничего не возвѣстили объ очистительномъ, имущемъ конецъ, огнѣ.

XI. Наконецъ, ученіе это о возстановленіи и концѣ вѣчнаго мученія, пріявъ начало отъ Оригена, какъ было сказано, и возобладавшее нѣкоторыми церковными мужами, между которыми также Дидимъ и Евагрій, — какъ ссылающееся на человѣколюбіе Божіе и легко пріемлемое среди безпечныхъ, какъ говоритъ богоносный Іоаннъ, строитель «Небесной Лѣствицы» [22], — однако, было запрещено и предано анаѳемѣ святымъ Пятымъ Вселенскимъ Соборомъ, какъ производящее разслабленіе душамъ и дѣлающее безпечныхъ еще болѣе беззаботными, поскольку они ожидаютъ, что когда-то будетъ освобожденіе отъ мученій и обѣщанное возстановленіе. Итакъ, на основаніи сего, предлежащій догматъ объ очистительномъ огнѣ долженъ быть извергнутъ изъ Церкви, какъ приводящій старательныхъ къ безпечности и убѣждающій ихъ не всѣми средствами бороться въ настоящей жизни о своемъ очищеніи, поскольку, якобы, послѣ смерти ожидается иное очищеніе.

Примѣчанія:
[1] Это слово св. Марка Ефесскаго о чистилищномъ огнѣ является отвѣтомъ на тезисы, выставленные кардиналомъ Цезарини въ отношеніи латинскаго догмата о чистилищѣ. Св. Маркъ рѣшительно опровергаетъ доводы латинянъ и со своей стороны приводитъ рядъ аргументовъ, особенно въ концѣ своего слова, говорящихъ противъ существованія очистительнаго огня. Это слово являлось частнымъ мнѣніемъ св. Марка, а не офиціальнымъ отвѣтомъ грековъ на офиціально представленный латинянами докладъ о чистилищѣ, приведенный нами выше. Офиціальный отвѣтъ грековъ послѣдовалъ нѣсколько позднѣе. Неизвѣстно, вообще, было ли это слово прочитано св. Маркомъ на засѣданіи комиссіи, составленной изъ православныхъ и латинскихъ богослововъ. Вѣроятно, нѣтъ: ибо, во-первыхъ, мы не слышимъ, чтобы въ дѣяніяхъ Собора упоминалось о докладѣ св. Марка, а во-вторыхъ, Императорь слишкомъ боялся несогласованности въ дѣйствіяхъ своихъ представителей, чтобы допустить обмѣнъ частныхъ мнѣній по догматическимъ вопросамъ съ литинскими представителями, и, наконецъ, не было бы особой нужды въ офиціальномъ отвѣтѣ грековъ на латинскій докладъ (который, однако, послѣдовалъ), если бы подобный же докладъ былъ уже прочитанъ св. Маркомъ. Однако, несомнѣнно, докладъ св. Марка обсуждался между православными представителями, ибо нѣкоторыя части изъ него цѣликомъ были взяты для офиціальнаго отвѣта грековъ на докладъ латинянъ.
Это слово св. Марка сохранилось въ цѣломъ рядѣ рукописей (Cod. Ambrosian. 653 fot. 47-54. Oxon. Laud. fol. 1-17. Parisinus 1286 f. 271-283. Paris. 1327 f. 251-8. Paris. 1389 f. 258-268. Paris. 1292 f. 3-16. Coislin. 289 f. 1-29); оно также было напечатано въ греческомъ журналѣ «Ἀλήϑεια» Аѳины 1880 г. Какъ основной текстъ, Mgr. L. Petit опубликовалъ текстъ Миланской рукописи Ambrosisn. 653 fol. 47-54, въ 15-мъ томѣ «Patrologia Orientalis» стр. 39-60, съ изданія котораго мы и дѣлаемъ нашъ переводъ сего трактата св. Марка Ефесскаго.
[2] In Apophthegmatis Patrum in «Macario» n. 38. P. G. t. 34. col. 257, et in Vitiis Patrum lib. III. cap. 172 et lib. VI, libell. 3, 16. P. L. t. 73 c. 797 et 1013.
[3] Dionys. De Eccles. hierarch. c. VII, 7 P. G. t. 3, c. 561.
[4] P. G. t. 88 c. 1652-57.
[5] Gregor. Naz. Orat. 16 n. 9. P. G. t. 35 col. 945.
[6] Октоихъ, субботній канонъ объ усопшихъ, гл. 8, пѣснь 6, «Слава».
[7] Тріодь Постная. Суббота мясопустная, канонъ, п. 1; или въ Тріоди Цвѣтной, суббота передъ Пятидесятницей.
[8] Тамъ же.
[9] Молитва послѣ освященія Святыхъ Даровъ.
[10] Dionys. Areopag. op. et loc. cit. см. примѣч. 28.
[11] Chrysost. hom. IX in Epist. I ad Cor. P. G. t. 61. c. 75-82.
[12] Basil. Magn. hom. in Psalmum 28 P. G. t. 29. c. 297.
[13] Augustin. De Civit. Dei 1. XXI. c. 26. n. 4. P. L. t. 41 c. 745.
[14] Aug. De Civit. Dei 1. XXI c. 13. P. L. t. 41 c. 728.
[15] Gregor. Naz. Orat. 39. n. 19. P. G. t. 36 c. 357.
[16] Gregor. Magn. Dialog, lib. IV. cc. 40 tc 55.
[17] Ibid. cap. 39. P. L. t. 77 c. 396.
[18] Gregor. Naz. Orat. 40, 36. P. G. t. 36 c. 412.
[19] Gregor. Naz. Orat. 45 n. 11. P. G. t. 36 c. 637.
[20] Orat. cit. n. 46. P. G. t. 36 c. 645.
[21] Orat 16, n. 7. P. G. t. 35 c. 944.
[22] Joan. Clim. Scala Paradisi grad. IV. P. G. t. 88 c. 780.

Печатается по изданію: Архимандритъ Амвросій (Погодинъ). Святой Маркъ Эфесскій и Флорентійская Унія. — Джорданвилль: Типографiя преп. Iова Почаевскаго, 1963. — С. 58-73.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0