Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Маркъ Ефесскій († 1442 г.)
Окружное посланіе противъ греко-латинянъ и постановленій флорентійскаго собора.

Всѣмъ находящимся на материкѣ и на островахъ православнымъ христіанамъ — Маркъ, епископъ Ефесской митрополіи, — радоватися о Христѣ!

1. Плѣнившіе насъ злымъ плѣненіемъ и пожелавшіе отвести въ Вавилонъ латинскихъ обрядовъ и догматовъ, конечно, не смогли привести это въ конечное исполненіе, сразу же увидѣвъ, что на это мало шансовъ, да и просто — невозможно, но гдѣ-то остановившись на серединѣ, какъ сами, такъ и тѣ, которые послѣдовали за ними, они — ни тѣмъ, чѣмъ были, уже не остались, ни иными не стали: ибо, покинувъ Іерусалимъ — который, воистинну, былъ какъ бы Видѣніемъ мира (Ис. 28, 16; 1 Петр. 2, 6) и Гору Сіонъ — утвержденную и непоколебимую вѣру, но (съ другой стороны) не въ состояніи и не желая стать и наименоваться вавилонянами, они назвали себя посему, какъ будто бы и справедливо, «греко-латинянами», а въ народѣ называются «латинствующими». Итакъ, эти половинчатые люди, подобные миѳическимъ центаврамъ [кентаврамъ], вмѣстѣ съ латинянами исповѣдуютъ, что Духъ Святый исходитъ отъ Сына, и имѣютъ Сына Виновникомъ Его бытія [ибо эти слова заключаются въ ихъ Соборномъ Опредѣленіи (Актѣ) Уніи], а вмѣстѣ съ нами исповѣдуютъ, что Онъ исходитъ отъ Отца; и вмѣстѣ съ ними говорятъ, что прибавленіе въ Сѵмволѣ было сдѣлано законно и благословенно, а вмѣстѣ съ нами — не допускаютъ, чтобы оно произносилось (въ Сѵмволѣ) (между тѣмъ, кто бы сталъ уклоняться отъ того, что — законно и благословенно?!); и вмѣстѣ съ ними говорятъ, что безквасный хлѣбъ — Тѣло Христово, а вмѣстѣ съ нами — не дерзаютъ его принимать. Развѣ не достаточно — сего, чтобы явить ихъ духъ, и что не въ поискахъ Истины, которую, имѣя въ рукахъ, они предали, они сошлись съ латинянами, но изъ желанія обогатиться и заключить не истинную, но ложную Унію.

2. Но надлежитъ разсмотрѣть, какимъ образомъ они объединились съ ними: ибо все то, что объединяется съ чѣмъ-то инымъ, конечно, объединяется посредствомъ чего-то средняго между ними. Итакъ, они задумали объединиться съ ними посредствомъ сужденія относительно Святаго Духа, вмѣстѣ съ ними выражая мнѣніе, что Онъ и отъ Сына имѣетъ бытіе; но все остальное у нихъ — различно, и ничего у нихъ нѣтъ ни средняго ни общаго, и по прежнему произносятся два различныхъ другъ отъ друга Сѵмвола, какъ это и было до того; совершаются также различныя и несогласующіяся другъ съ другомъ Литургіи: одна чрезъ квасный хлѣбъ, другая — чрезъ безквасный хлѣбъ; различны — и крещенія: одно совершается чрезъ троекратное погруженіе, другое — чрезъ поливаніе сверху на голову, и одно — нуждается въ мѵрѣ, другое — совершенно не имѣетъ въ немъ нужды; и всѣ обряды во всемъ — различны и не согласуются другъ съ другомъ, то же — и посты и церковныя послѣдованія и иное что подобное. Какое же это единство, когда нѣтъ очевиднаго и яснаго знака его?! И какимъ образомъ они объединились съ ними — желая и свое сохранить (ибо въ этомъ-то они были единодушны) и въ то же время не послѣдуя преданіямъ Отцевъ?

3. Но каково «мудрое» сужденіе ихъ? — «Никогда — говорятъ они, — Греческая Церковь не говорила, что Духъ Святый исходитъ   т о л ь к о   отъ Отца, но говорила   п р о с т о — отъ Отца исходитъ, такъ что она не исключаетъ участіе Сына въ исхожденіи Святаго Духа. Поэтому (говорятъ они) и раньше и теперь — мы представляемъ единство. Увы, какое безуміе! Увы, какое ослѣпленіе! Если Греческая Церковь, пріявъ отъ Самого Христа и священныхъ Апостоловъ и отъ свв. Отцевъ на Соборахь, говорила, что Духъ исходитъ отъ Отца, но никогда не говорила (ибо ни отъ кого сего не пріяла), что Духъ Святый исходитъ отъ Сына, то что иное это уже означаетъ, какъ не то, что она утверждала, что Духъ Святый исходитъ только отъ Отца. Ибо если не отъ Сына, очевидно, что только отъ Отца. Знаешь же, что говорится и относительно Рожденія? «Отъ Отца — говорится — рожденна прежде всѣхъ вѣкъ». Развѣ кто-нибудь прибавляетъ здѣсь «только отъ Отца»? Но не иное что, какъ именно это мы и разумѣемъ и, если бываетъ нужда, выражаемъ: ибо мы научены, что не отъ иного кого, какъ только отъ Отца раждается Сынъ. Поэтому и Іоаннъ Дамаскинъ отъ лица всей Церкви и всѣхъ христіанъ говоритъ: «Мы не говоримъ, что Духъ Святый — отъ Сына» [1]. Если же мы не говоримъ, что Духъ — также и отъ Сына, то очевидно, что этимъ говоримъ, что Духъ — только отъ Отца; поэтому и немного выше онъ говоритъ: «Сына не именуемъ Виновникомъ» [2], а въ слѣдующей главѣ: — «Единый Виновникъ — Отецъ» [3].

4. Что еще? — «Никогда, — говорятъ они — мы не считали латинянъ еретиками, но только схизматиками». — Но это-то они взяли отъ тѣхъ самихъ (т. е. латинянъ), ибо тѣ, не имѣя въ чемъ обвинить насъ за наше догматическое ученіе (ἡ δόξα), называютъ насъ схизматиками за то, что мы уклонились отъ покорности имъ, которую должны имѣть, какъ тѣмъ думается. Но пусть будетъ разсмотрѣно: будетъ ли справедливымъ и намъ оказать тѣмъ любезность и ничего не ставить имъ въ вину относительно Вѣры. — Причину для раскола они дали, открыто сдѣлавъ прибавленіе (Filioque), которое до того говорили въ тайнѣ; мы же откололись отъ нихъ первые, лучше же сказать, отдѣлили ихъ и отсѣкли отъ общаго Тѣла Церкви. Почему? — скажи мнѣ. — Потому ли, что они имѣютъ правую Вѣру или православно сдѣлали прибавленіе (въ Сѵмволѣ)? — Но кто бы такъ сталъ говорить, развѣ ужъ весьма поврежденный въ головѣ. — Но потому (мы откололись отъ нихъ), что они имѣютъ нелѣпое и нечестивое сужденіе и нежданно-негаданно сдѣлали прибавленіе. Итакъ, мы отвратились отъ нихъ, какъ отъ еретиковъ, и поэтому отмежевались отъ нихъ. Что же еще нужно? — Вѣдь благочеетивые законы говорятъ такъ: «Является еретикомъ и подлежитъ законамъ противъ еретиковъ, тотъ, кто хотя бы и немногимъ отклоняется отъ Православной Вѣры» [4]. Если же латиняне ничѣмъ не отклоняются отъ правой Вѣры, то, повидимому, мы напрасно ихъ отсѣкаемъ; но если они совершенно отклонились, и то въ отношеніи богословія о Святомъ Духѣ, хула въ отношеніи Котораго — величайшая изъ всѣхъ опасностей, то ясно — что они еретики, и мы отсѣкаемъ ихъ какъ еретиковъ. Почему же и мѵромъ мы помазываемъ ихъ, которые отъ нихъ приходятъ къ намъ? — Не ясно ли — какъ еретиковъ? Ибо 7-й канонъ Второго Вселенскаго Собора говоритъ: «Присоединяющихся къ Православію, и къ части спасаемыхъ изъ еретиковъ пріемлемъ по слѣдующему чиноположенію и обычаю: аріанъ, македоніанъ, савватіанъ, новаціанъ, именующихъ себя чистыми и лучшими, четыредесятодневниковъ, или тетрадитовъ, и аполлинаристовъ, когда они даютъ рукописанія и проклинаютъ всякую ересь, не мудрствующую, какъ мудрствуетъ святая Божія Каѳолическая и Апостольская Церковъ, пріемлемъ, запечатлѣвая, то есть помазуя святымъ мѵромъ во-первыхъ чело, потомъ очи, и ноздри, и уста, и уши, и запечатлѣвая ихъ, глаголемъ: печать дара Духа Святаго». Видишь ли, къ кому причисляемъ мы тѣхъ, которые приходятъ отъ латинянъ? Если же всѣ тѣ (помянутые въ канонѣ) являются еретиками, то ясно, что и — эти (т. е. латиняне). Что же и мудрѣйшій Патріархъ Антіохійскій Ѳеодоръ Вальсамонъ въ отвѣтахъ Марку, Святѣйшему Патріарху Александрійскому, пишетъ о семъ? — «Плѣнные латиняне и иные, приходя въ Каѳолическія наши церкви, просятъ причастія Божественныхъ Святынь. Мы желаемъ знать: допустимо ли это? — (Отвѣтъ:) Иже нѣсть со Мною, на Мя есть: и иже не собираетъ со Мною, расточаетъ (Матѳ. 12, 30; Лук. 11, 23). Поскольку много лѣтъ тому назадъ знаменитый удѣлъ Западной Церкви, именно — Римскій, былъ отдѣленъ отъ общенія съ прочими четырьмя Святѣйшими Патріархами, отступивъ въ обычаи и догматы чуждые Каѳолической Церкви и православнымъ (по этой-то причинѣ Папа не былъ удостоенъ общаго возношенія именъ Патріарховъ въ Божественныхъ священнодѣйствіяхъ), то не должно латинскій родъ освящать чрезъ Божественные и пречистые Дары (подаемые) изъ руки священнической, если сначала онъ (латинянинъ) не положитъ отступить отъ латинскихъ догматовъ и обычаевъ, и будетъ оглашенъ и причисленъ къ православнымъ» [5]. Слышалъ ли, что они уклонились не только въ обычаи, но и въ догматы, чуждые православнымъ (а то, что чуждо православнымъ, конечно, — еретическое ученіе), и что, по канонамъ, они должны быть оглашены и присоединены къ Православію? Если же надлежитъ огласить, то, ясно, что — и мѵромъ помазать. Откуда же они внезапно представились намъ православными, тѣ, которые въ теченіе столькаго времени и по сужденію таковыхъ великихъ Отцевъ и Учителей считались еретиками? Кто ихъ такъ легко «сдѣлалъ» православными? — Золото, если пожелаешь признать правду, и твоя жажда наживы; лучше же сказать — не ихъ сдѣлала православными, а тебя сдѣлала подобнымъ имъ и отвела въ удѣлъ еретиковъ.

5. «Но если бы мы измыслили, — говорятъ они, — нѣкую середину (компромиссъ) между догматами, то благодаря сему и съ ними (латинянами) соединились бы и наше дѣло прекрасно сдѣлали бы, отнюдь не принуждаемые говорить нѣчто помимо того, что соотвѣтствуетъ обычаю и передано (Отцами)». — Это-то какъ разъ то, что многихъ издавна обмануло и убѣдило слѣдовать за тѣми, которые отвели ихъ къ крутому наклону нечестія; ибо повѣривъ, что есть нѣкая середина между двумя ученіями, которая можетъ примирить извѣстныя противорѣчія, они подверглись опасности. Но хотя, быть можетъ, и возможно найти извѣстное среднее сужденіе между двумя мнѣніями, которое бы въ равной мѣрѣ выражало и то и другое; однако для противоположныхъ мнѣній объ одномъ и томъ же предметѣ — невозможно найти среднее сужденіе. Если же это не такъ, то есть нѣкая середина между правдой и кривдой, утвержденіемъ и отрицаніемъ. Но это, конечно, не такъ: ибо въ данномъ случаѣ можетъ быть только или подтвержденіе или отрицаніе. Итакъ, если истиненъ латинскій догматъ, что Духъ Святый исходитъ и отъ Сына, то тогда ложенъ нашъ, говорящій, что Духъ Святый исходитъ только отъ Отца (а вѣдь это-то и было причиной того, что мы отдѣлились отъ нихъ); если же истиненъ — нашъ, то, несомнѣнно, тогда ложенъ — ихъ. Какая же можегь быть середина между тѣмъ и другимъ сужденіемъ?! — Никакой не можетъ быть, развѣ лишь какое-нибудь сужденіе, подходящее и къ тому и къ другому, какъ сапогъ (ὁ κόθορνος), годный и на ту и на другую ногу. Итакъ, оно ли объединитъ насъ? И что намъ останется дѣлать, когда будемъ другъ друга подвергать строгому изслѣдованію ради сравненія мышленій и сужденій (каждой изъ сторонъ)? Или же, быть можетъ, и тѣхъ и другихъ, противоположно другъ другу мыслящихъ, вмѣстѣ назвать намъ православными? Мнѣ, конечно, это не представляется такъ, это — дѣло твоего ума, который смѣшиваешь и легко все переименовываешь. Желаешь ли научиться отъ Григорія Богослова, что онъ самъ пишетъ о серединѣ: — «Образъ, видимый на всѣ стороны для всѣхъ мимо проходящихъ, сапогъ на обѣ ноги, вѣяніе при всякомъ вѣтрѣ (Сир. 5, 11), основывающій свои права на новописанномъ злоухищреніи и на клеветѣ противъ истины — ибо слова "подобенъ, по Писаніямъ", — по внѣшности православныя, служили приманкой, покрывающей уду нечестія» [6]. Итакъ, это тогда (писалъ онъ) объ измышленіи «середины» (компромисса). О самомъ же соборѣ, измыслившемъ ее, еще такъ онъ говорить: «То ли Халанскій столбъ, благовременно раздѣлившій языки (о, если бы раздѣлилъ и ихъ языки; потому что согласіе у нихъ на зло) — то ли Каіафино соборище, на которомъ осуждается Христосъ, — или какъ иначе назвать сей соборъ, все извратившій и приведшій въ замѣшательство. Онъ разрушилъ древнее и благочестивое исповѣданіе Троицы, подкопавъ и какъ бы стѣнобитными орудіями потрясши Единосущіе, а вмѣстѣ отверзъ дверь нечестію чрезъ середину написаннаго и говореннаго — Мудри быша еже творити злая, благо же творити не познаша (Іер. 4, 22)» [7]. Этого намъ достаточно о серединѣ, ибо онъ въ достаточной мѣрѣ показалъ, что серединѣ совершенно нѣтъ мѣста, и что искать нѣчто подобное нечестиво и чуждо Церкви.

6. Но какъ намъ относиться, скажетъ кто, къ тѣмъ умѣреннымъ греко-латинянамъ, которые, держась середины, нѣчто изъ латинскихъ обрядовъ и догматовъ открыто одобряютъ, иное же, хотя и одобряютъ, но сами не приняли бы, а иное — вовсе не одобряютъ? — Надо бѣжать отъ нихъ, какъ бѣгутъ отъ змѣи, какъ отъ тѣхъ самыхъ (т. е. латинянъ), или, быть можетъ, и гораздо худшихъ, чѣмъ они, — какъ отъ христопродавцевъ и христокупцевъ. Ибо они, какъ говоритъ Апостолъ, непщующіе пріобрѣтеніе быти благочестіе (1 Тим. 6, 5), о которыхъ онъ присовокупляетъ, говоря: Отступай отъ таковыхъ (1 Тим. 6, 15); ибо они перебѣгаютъ къ тѣмъ (т. е. къ латинянамъ) не для того, чтобы научиться (чему-нибудь отъ нихъ), но — чтобы получить. Кое общеніе свѣту ко тьмѣ? Кое же согласіе Христови съ веліаромъ? или кая часть вѣрну съ невѣрнымъ (2 Кор. 6, 14)? Мы, вотъ, вмѣстѣ съ Дамаскиномъ и всѣми Отцами, не говоримъ, что Духъ происходитъ отъ Сына [8]; а они — вмѣстѣ съ латинянами говорятъ, что Духъ происходитъ отъ Сына. И мы, вотъ, вмѣстѣ съ божественнымъ Діонисіемъ говоримъ, что Отецъ — единый Источникъ преестественнаго Божества [9]; а они вмѣстѣ съ латинянами говорятъ, что и Сынъ — Источникъ Святаго Духа, очевидно, что этимъ исключая Духа изъ Божества. И мы, вотъ, вмѣстѣ съ Григоріемъ Богословомъ, различаемъ Отца отъ Сына понятіемъ свойства быть Виновникомъ [10]; а они вмѣстѣ съ латинянами, соединяютъ Ихъ въ одно понятіемъ свойства быть Виновникомъ. И мы, вотъ, вмѣстѣ съ преподобнымъ Максимомъ и римлянами того времени и Западными Отцами, «не дѣлаемъ Сына Виною Духа» [11]; а они, въ Соборномъ Опредѣленіи (Актѣ Уніи) [12] возвѣщаютъ Сына —по-гречески — «Виною», по-латински же — «Началомъ» — Духа. И мы, вотъ, вмѣстѣ съ философомъ и мученикомъ Іустиномъ утверждаемъ — «Какъ Сынъ — отъ Отца, такъ и Духъ — отъ Отца» [13]; а они, вмѣстѣ съ латинянами, говорятъ, что Сынъ происходитъ отъ Отца непосредственно, а Духъ посредственно отъ Отца. И мы, вотъ вмѣстѣ съ Дамаскиномъ и всѣми Отцами исповѣдуемъ, что намъ — неизвѣстно, въ чемъ заключается различіе между рожденіемъ и исхожденіемъ [14]; а они вмѣстѣ съ Ѳомою (Аквинатомъ) и латинянами говорятъ, что различіе заключается въ томъ, что рожденіе происходитъ непосредственно, а исхожденіе — посредственно. И мы, вотъ, утверждаемъ, согласно Отцамъ, что воля и энергія несотвореннаго и Божественнаго естества — несотворенны; а они, вмѣстѣ съ латинянами и Ѳомой, говорятъ, что воля — тождественна съ естествомъ, а Божественная энергія — тварна, и то будетъ ли оно названа Божествомъ, или Божественнымъ и невещественнымъ Свѣтомъ, или — Духомъ Святымъ, или — чѣмъ-нибудь инымъ такого рода; и такимъ-то образомъ эти низкія твари «чтутъ» сотворенное Божество и сотворенный Божественный Свѣтъ и сотвореннаго Духа Святаго. И мы, вотъ, говоримъ, что ни Святые не воспринимаютъ еще уготованное имъ Царство и неизреченныя блага, ни грѣшники еще не посланы въ геенну, но и тѣ и другіе каждые ожидаютъ свой удѣлъ, который будетъ воспринятъ въ будущемъ вѣкѣ послѣ воскресенія и суда; а они, вмѣстѣ съ латинянами, желаютъ, чтобы они сразу же послѣ смерти восприняли согласно заслугамъ, а промежуточнымъ, т. е. тѣмъ, которые скончались въ покаяніи, создавая, они даруютъ очистительный огонь, (который не тождественъ съ гееннскимъ), дабы, какъ они говорятъ, очистивъ имъ души послѣ смерти, и они вмѣстѣ съ праведниками наслаждались въ Царствѣ (Небесномъ); это же заключается и въ ихъ Соборномъ Опредѣленіи (Актѣ Уніи). И мы, вотъ, послушествуя заповѣдающихъ Апостоловъ, отвращаемся отъ іудейскаго безкваснаго хлѣба; а они, въ томъ же Актѣ Уніи, возвѣщаютъ, что то, что священнодѣйствуется латинянами, является Тѣломъ Христовымъ. И мы, вотъ, говоримъ, что прибавленіе въ Сѵмволѣ возникло беззаконно и противозаконно и противно Отцамъ; а они утверждаютъ, что оно — законно и благословенно; до такой степени они мало знаютъ согласоваться съ Истиной и съ самими собой! Для насъ Папа представляется какъ одинъ изъ Патріарховъ, и то — если бы онъ былъ православнымъ, а они съ большею важностью объявляютъ его — Викаріемъ Христа, Отцемъ и Учителемъ всѣхъ христіанъ. Да будутъ они счастливѣе [такого] Отца, впрочемъ же, подобны ему: ибо и онъ не очень благоденствуетъ, имѣя анти-папу, причиняющаго достаточно непріятностей; и они не рады подражать Отцу и Учителю.

7. Итакъ, братіе, бѣгите отъ нихъ и отъ общенія съ ними; ибо они — лживи апостоли, дѣлатели нечестивіи, преобразующеся во Апостолы Христовы. И не дивно: самъ бо сатана преобразуется во Ангела Свѣта: не веліе убо, аще и служителіе его преобразуются яко служители правды, имже кончина будетъ по дѣломъ ихъ (2 Кор. 11, 13-14). И еще въ иномъ мѣстѣ о нихъ этотъ же Апостолъ говоритъ: Таковіи бо Господеви нашему Іисусу не работаютъ, но своему чреву: иже благими словесы и благословеніемъ прельщаютъ сердца незлобивыхъ. Твердое убо основаніе стоитъ, имущее печать сію (Рим. 16, 18; 2 Тим. 2, 19). И въ друтомъ мѣстѣ: Блюдитеся отъ псовъ, блюдитеся отъ злыхъ дѣлателей, блюдитеся отъ сѣченія (Флп. 3, 2). И затѣмъ, въ иномъ мѣстѣ: И аще мы, или Ангелъ съ небесе благовѣститъ вамъ паче, еже благовѣстихомъ вамъ, анаѳема да будетъ (Гал. 1, 8). Видите ли сказанное пророчески, что — если и Ангелъ съ небесъ — дабы кто не приводилъ въ свое оправданіе особо высокое положеніе. И возлюбленный Ученикъ говоритъ такъ: Аще кто приходитъ къ вамъ и сего ученія не приноситъ, не пріемлите его въ домъ и радоватися ему не глаголите: глаголяй бо ему радоватися сообщается дѣломъ его злымъ (2 Іоан. 10, 11). Итакъ, поскольку это — то, что было заповѣдано вамъ Святыми Апостолами, — стойте, крѣпко держитесь преданій, которыя приняли, какъ писанныхъ, такъ и устныхъ, дабы не лишиться вамъ своей крѣпости, если станете отведенными заблужденіемъ беззаконныхъ. Богъ же — все могущій, да сотворитъ и ихъ познать свое заблужденіе, и насъ, освободивъ отъ нихъ, какъ отъ злыхъ плевеловъ, да соберетъ въ Свои житницы, какъ чистую и годную пшеницу, во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, Которому подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе со Безначальнымъ Его Отцемъ и Всесвятымъ и Благимъ и Животворящимъ Его Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Joann. Damasc. P. G. t. 94, c. 832.
[2] Ibid.
[3] Ibid. col. 849 b.
[4] Nomocanonis tit. XII, c. 2. Pitra, Juris ecclesiastici Graecorum, t. II, p. 600.
[5] Theodori Balsamonis Responsa ad interrogationes Marci n. 15 P. G. t. 138, col. 968.
[6] Gregor. Naz. Orat. in S. Athanasium. P. G. t. 35, col. 1108.
[7] Ibid. col. 1105.
[8] Joann. Damasc. P. G. t. 36, c. 252.
[9] Dionys. P. G. t. 3, c. 641.
[10] P. G. t. 36, col. 252.
[11] P. G. t. 91, col. 136.
[12] Здѣсь непереводимая игра словъ. Св. Маркъ называетъ Актъ Уніи не «ὁ ὅρος», а «ὁ ὄρρος» — что обозначаетъ «хвостъ», на основаніи чего строитъ свою шутку, говоря: «Ибо достоитъ такимъ наименованіемъ почтить ихъ «ὁ ὅρος», ибо и составили они его, поджавъ хвосты».
[13] Just. Mart. P. G. t. 6, col. 1224.
[14] Р. G. t. 94, col. 824.

Источникъ: Архимандритъ Амвросій (Погодинъ). Святой Маркъ Ефесскій и Флорентійская Унія. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго, 1963. — С. 331-338.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0