Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Прав. Николай Кавасила († ок. 1397 г.)
Семь словъ о жизни во Христѣ.

Слово 1. О томъ, что она созидается посредствомъ Божественныхъ таинствъ: крещенія, мѵропомазанія и священнаго пріобщенія.

1. Жизнь во Христѣ зарождается въ здѣшней жизни, и начало пріемлетъ здѣсь, а совершается въ будущей жизни, когда мы достигнемъ онаго дня. И ни настоящая жизнь не можетъ совершенно вложить ее въ души людей, ни будущая, если не получитъ начатковъ ея въ сей жизни. 2. Ибо поелику въ настоящей жизни помрачаетъ плотское, и здѣшній мракъ и тлѣніе, не могущее наслѣдовать нетлѣніе, то Павелъ почиталъ лучшимъ разрѣшиться, дабы со Христомъ быть, — разрѣшитися, говоритъ онъ, и со Христомъ быти, мною паче лучше (Флп. 1, 23). А жизнь будущая, если и приметъ людей, неимѣющихъ силъ и чувствъ, которыя нужны для жизни оной, то для таковыхъ нисколько не послужитъ къ благополучію, но какъ мертвые и несчастные будутъ они обитать въ блаженномъ ономъ и безсмертномъ мірѣ. 3. А причина та, что хотя свѣтъ сіяетъ и солнце доставляетъ чистый лучь, но не образуется тогда глаза ни у одного человѣка, и благоуханіе запаха изливается обильно и распространяется повсюду, но чувства обонянія отъ сего не получаетъ тотъ, кто не имѣетъ его. Посредствомъ таинствъ возможно въ день оный сообщиться съ Сыномъ Божіимъ друзьямъ Его, и узнать отъ Него то, чтó слышалъ Онъ отъ Отца; но и приходить къ Нему нужно будучи другомъ Его и имѣя уши. 4. Ибо тамъ нельзя составлять дружбу и отверзать уши и приготовлять брачную одежду и уготовлять прочее, что нужно въ ономъ брачномъ чертогѣ, но мѣстомъ для приготовленія всего этого служитъ настоящая жизнь, и у кого не будетъ сего прежде отшествія, у тѣхъ нѣтъ ничего общаго съ оною жизнію. 5. И свидѣтели сему пять дѣвъ и оный званный на бракъ, поелику пришли не имѣя ни елея, ни одежды (Матѳ. гл. 25), то и не могли уже пріобрѣсти ихъ. Подлинно внутренняго новаго человѣка, созданнаго по Богу, чревоноситъ міръ сей, и зачатый здѣсь и совершенно уже образовавшійся, раждается онъ въ ономъ нестарѣющемся мірѣ. 6. Ибо какъ зародышъ пока находится въ темной и нощной жизни, въ то время природа приготовляетъ его къ жизни въ свѣтѣ, и образуетъ какъ бы по закону той жизни, какую нужно ему воспріять; подобнымъ образомъ случается и со святыми. И сіе сказалъ Апостолъ Павелъ, пиша къ Галатамъ: чадца моя, ими же паки болѣзную, дондеже вообразится Христосъ въ васъ (Гал. 4, 19). 7. Но оные зародыши не доходятъ никогда до ощущенія сей жизни; блаженные же и въ настоящей жизни имѣютъ многія ощущенія будущаго. А причина та, что для первыхъ еще жизнь настоящая не настаетъ, а есть для нихъ въ буквальномъ смыслѣ будущая. 8. Ибо во вмѣстилищахъ зародышей не бываетъ ни луча, ни чего-либо инаго, что поддерживаетъ сію жизнь; у насъ же не такъ, но оная будущая жизнь какъ бы вливается и примѣшивается къ сей настоящей, и солнце оное и намъ возсіяваетъ человѣколюбиво, и пренебесное мѵро истощено въ зловонныхъ мѣстахъ, и хлѣбъ ангельскій данъ и людямъ. 9. Посему не располагаться только и приготовляться къ жизни, но и жить уже оною жизнію и дѣйствовать возможно святымъ даже въ настоящей жизни. Емлися за вѣчную жизнь (1 Тим. 6, 12), говоритъ Павелъ, пиша Тимоѳею, и: живу же не ктому азъ, но живетъ во мнѣ Христосъ (Гал. 2, 20); и божественный Игнатій: «есть вода живая и говорящая во мнѣ» (посл. къ Рим. гл. 6), и многимъ подобнымъ сему наполнено писаніе. 10. Кромѣ всего этого, когда возвѣщено, что Самая Жизнь всегда соприсутствуетъ святымъ, ибо сказано: се Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка (Матѳ. 28, 20), зачѣмъ думать иначе? 11. Ибо ввѣрившій землѣ сѣмена жизни, ввергшій на нее огонь и мечь, не удалился тотчасъ, предоставивъ людямъ возращать, питаться, сожигать и употреблять мечь, но Самъ присутствуетъ истинно, дѣйствуя въ насъ и еже хотѣти и еже дѣяти, какъ говоритъ блаженный Павелъ (Флп. 2, 13), и огонь Самъ возжигаетъ и вноситъ, и мечь держитъ Самъ. 12. И подлинно не прославится сѣкира безъ владѣющаго ею, я гдѣ не присутствуетъ Благій, тамъ не можетъ быть ничего добраго. И не присутствовать только со святыми обѣщался Господь, но и пребывать у нихъ, и, что лучше сего, обитель въ нихъ сотворить. 13. И что я говорю, — когда сказано, что Онъ соединяется съ ними такъ человѣколюбиво, что бываетъ единъ духъ съ ними: прилѣпляйся Господеви единъ духъ есть (1 Кор. 6, 17), и еще: едино тѣло и единъ духъ, яко же и звани бысте (Ефес. 4, 4), по слову Павла. 14. Ибо какъ неизреченное человѣколюбіе и любовь Божія къ роду нашему превосходитъ разумъ человѣческій, и приличествуетъ одной божественной благости, — ибо это есть миръ Божій, превосходяй всякъ умъ (Флп. 4, 7); подобнымъ же образомъ слѣдуетъ, что и единеніе Его съ возлюбленными выше всякаго единенія, такъ что сего никто не можетъ понять, и изобразить какимъ-либо подобіемъ. 15. Потому и въ Писаніи нужны были многія подобія, дабы можно было обозначить оное соединеніе, такъ какъ одного подобія было недостаточно, и то указываетъ оно на жителя и домъ, то на виноградную лозу и ея вѣтви, то на бракъ, то на члены и главу, изъ коихъ ничто не равно оному единенію; ибо отъ сихъ уподобленій нельзя точно дойти до истины.

16. Ибо весьма нужно, чтобы за дружествомъ слѣдовало и соединеніе: что же можетъ быть равно Божественной любви? Потомъ, кажется, что бракъ и согласіе членовъ съ головою всего лучше обозначаютъ связь и единеніе, но и сіе весьма далеко отстоитъ отъ истины, и нужно еще многое, чтобы объяснить сущность дѣла. 17. Ибо бракъ не такъ соединяетъ, чтобы соединенные пребывали и жили другъ въ другѣ, что случилось со Христомъ и Церковію. Почему божественный Апостолъ, сказавъ о бракѣ: тайна сія велика есть, прибавилъ: азъ же глаголю во Христа и во Церковь (Ефес. 5, 24), показывая, что удивляется не сему, а оному браку. 18. Члены дѣйствительно соединены съ главою и живутъ симъ соединеніемъ, и умираютъ, когда ихъ отдѣлятъ; но, кажется, что и онѣ соединены со Христомъ болѣе, нежели съ своею главою, и Имъ живутъ больше, нежели союзомъ съ главою. И это ясно въ блаженныхъ мученикахъ, которые одно переносили легко, о другомъ не могли и слышать; голову и члены отлагали съ удовольствіемъ, а отъ Христа не могли отступить даже звукомъ голоса. И скажу еще нѣчто новое. 19. Ибо можетъ ли что-нибудь соединиться съ другимъ тѣснѣе, нежели какъ соединяется оно само съ собою? Но и такое единеніе меньше онаго союза. 20. Ибо изъ блаженныхъ духовъ каждый есть одно и тоже съ самимъ собою, но съ Спасителемъ соединенъ больше, нежели съ самимъ собою. Ибо любитъ Спасителя болѣе, нежели самого себя, и свидѣтельствуетъ сему слову Павелъ, молясь быть отлученнымъ отъ Христа (Рим. 9, 3), ради умудренія Іудеевъ, дабы Ему было приложеніе славы. Если такова человѣческая любовь, то божественной нельзя и понять. 21. Ибо если лукавые показываютъ такое благомысліе, — что нужно сказать объ оной благости? Когда такъ превышеестественна любовь, нужно, чтобы и союзъ, въ который вовлекаетъ она любящихъ, превышалъ помыслъ человѣческій, такъ что и объяснить его сравненіемъ нѣтъ возможности.

22. Станемъ же разсматривать и такимъ образомъ. Есть многое, чѣмъ нужно пользоваться для жизни, — воздухъ, свѣтъ, пища, одежда, самыя силы естественныя и члены, но ничѣмъ не приходится пользоваться каждый разъ и для всего, но иногда однимъ, въ другой разъ другимъ, такъ какъ иное иначе помогаетъ въ представляющейся нуждѣ. 23. Ибо одежда одѣваетъ насъ, а пищи намъ не доставляетъ; но нуждающимся въ трапезѣ нужно искать чего-либо инаго. И свѣтъ не даетъ намъ дышать, а воздухъ не бываетъ для насъ вмѣсто луча; и дѣйствованіемъ чувствъ и членовъ не всегда пользуемся и употребляемъ ихъ, но и глазъ, иногда и рука остаются безъ дѣла, когда нужно слушать; и желающимъ прикоснуться, достаточно руки; а чтобы обонять, или слышать, или видѣть, для сего руки недостаточно, но оставляя ее, мы обращаемся къ другой силѣ. 24. Спаситель же съ живущими въ Немъ всегда и во всемъ соприсутствуетъ, такъ что всякую нужду восполняетъ и есть для нихъ все, и не допускаетъ обращать вниманіе на что-либо иное, ни искать чего-либо въ другомъ мѣстѣ. Ибо нѣтъ для нуждающихся ничего такого, чѣмъ бы Самъ Онъ не былъ для святыхъ; ибо Онъ и рождаетъ, и возращаетъ, и питаетъ; и свѣтъ для нихъ, и дыханіе, и Собою Самимъ образуетъ для нихъ око, Собою Самимъ освѣщаетъ ихъ и даруетъ имъ видѣть Себя Самаго. 25. Будучи Питателемъ, Онъ вмѣстѣ и пища, и Самъ доставляя хлѣбъ жизни, Самъ же есть и то, что доставляетъ. Онъ и жизнь для живущихъ, мѵро для дышащихъ, одежда для желающихъ одѣться. Имъ только можемъ мы ходить, и Онъ же есть и путь, и кромѣ того, отдохновеніе на пути и предѣлъ его. 26. Мы — члены, — Онъ — глава; подвизаться нужно? Онъ споборствуетъ; заслуживающимъ похвалу — Онъ Подвигоположникъ; побѣждаемъ мы? Онъ готовый вѣнецъ нашъ. Такъ во всемъ обращаетъ къ Себѣ Самому, и не допускаетъ уму обращаться къ чему-либо иному, ни воспламениться любовію къ чему-либо сущему. 27. Ибо если сюда устремимъ желаніе, Самъ присутствуетъ здѣсь и подаетъ покой; если туда, и тамъ Онъ; если въ иное мѣсто, и на семъ пути поддерживаетъ и подкрѣпляетъ готовыхъ пасть. Аще взыду на небо, Ты тамо еси, сказано: аще сниду во адъ, тамо еси, аще возму крилѣ мои рано, и вселюся въ послѣднихъ моря, и тамо бо рука Твоя наставитъ мя и удержитъ мя десница Твоя (Псал. 138, 8-10). 28. Принужденіемъ нѣкоторымъ удивительнымъ и насиліемъ человѣколюбивымъ привлекая къ Себѣ одному и соединяя съ Собою однимъ. Таково, я думаю, принужденіе, которымъ принудилъ Онъ войти въ домъ и на пиршество тѣхъ, кого звалъ, говоря рабу: принудь войти, чтобы наполнился домъ мой (Лук. 14, 23).

29. Что жизнь во Христѣ не въ будущей только, но и въ настоящей жизни находится въ святыхъ, кои и живутъ ею и дѣйствуютъ, это видно изъ сказаннаго. А почему возможно такъ жить, и, какъ говоритъ Павелъ, во обновленіи жизни ходити, т. е. съ творящими какія дѣла такъ соединяется Христосъ и такъ прилѣпляется къ нимъ, и не знаю, какъ и выразить сіе, о семъ станемъ говорить далѣе. 30. Происходитъ сіе съ одной стороны отъ Бога, съ другой отъ нашего тщанія, и одно вполнѣ Его дѣло, другое и отъ насъ требуетъ ревности. Впрочемъ мы привносимъ не болѣе того, сколько нужно, чтобы сохранить благодать, и не предать сокровища, и не погасить свѣтильника уже возженнаго. 31. Разумѣю же тѣхъ, кои не привносятъ ничего такого, что противодѣйствуетъ жизни и раждаетъ смерть; ибо къ тому только служитъ всякое человѣческое благо и всякая добродѣтель, чтобы кто-нибудь не обнажилъ меча на самаго себя, и не бѣжалъ отъ благополучія, и не свергалъ вѣнцевъ съ головы своей, такъ какъ существо жизни всаждаетъ въ души наши самъ Христосъ, соприсутствуя намъ неизреченнымъ нѣкіимъ образомъ. 32. Ибо Онъ присутствуетъ истинно, и помогаетъ начаткамъ жизни, которые Самъ даровалъ Своимъ пришествіемъ. Присутствуетъ же не какъ прежде, и обхожденіемъ, и бесѣдою, и обращеніемъ съ нами, и общеніемъ, но инымъ нѣкоторымъ и совершеннѣйшимъ образомъ, по которому мы становимся сотѣлесными Ему и соживущими, и членами и тому под., что только относится къ сему. 33. Ибо какъ неизреченно человѣколюбіе, по которому столько возлюбивъ самыхъ уничиженныхъ, восхотѣлъ удостоить ихъ величайшихъ благодѣяній, и какъ союзъ, которымъ Онъ соединяется съ возлюбленными, превосходитъ всякій образъ и всякое наименованіе, такъ и тотъ способъ, коимъ Онъ присутствуетъ и благотворитъ, дивенъ и приличенъ Одному Творящему дивная. 34. Ибо тѣхъ, кои смерти Его, которою Онъ истинно умеръ ради нашей жизни, подражаютъ въ нѣкоторыхъ символахъ, какъ бы на картинѣ, Онъ самымъ дѣломъ обновляетъ и возсозидаетъ и дѣлаетъ общниками Своей жизни.

35. Ибо, въ священныхъ таинствахъ изображая погребеніе Его и возвѣщая Его смерть, чрезъ нихъ мы рождаемся и образуемся, и преестественно соединяемся съ Спасителемъ. Ибо чрезъ нихъ-то мы, какъ говоритъ Апостолъ, въ Немъ живемъ, и движемся и есмы (Дѣян. 17, 28). 36. Поелику Крещеніе даруетъ бытіе и всецѣлое существованіе о Христѣ; ибо оно, принявъ мертвыхъ и растлѣнныхъ, первое изъ всѣхъ таинствъ вводитъ ихъ въ жизнь. А Помазаніе мѵромъ совершаетъ рожденнаго, влагая соотвѣтствующую сей жизни силу дѣйствованія; божественная же Евхаристія сохраняетъ и поддерживаетъ его жизнь и здравіе. 37. Ибо, чтобы сохранить уже пріобрѣтенное и подкрѣпить живущихъ, сіе даруетъ хлѣбъ жизни. Посему симъ хлѣбомъ живемъ, движемся мѵромъ, получивъ бытіе отъ купели. 38. И симъ образомъ живемъ въ Богѣ, перемѣстивъ жизнь отъ сего видимаго міра въ невидимый, перемѣнивъ не мѣсто, но дѣла и жизнь. Ибо не сами мы подвиглись или взошли къ Богу, но Онъ Самъ пришелъ и нисшелъ къ намъ. 39. Ибо не мы искали, но мы взысканы были, потому что не овца искала пастыря, и не драхма госпожу, но Самъ Онъ приникъ на землю и нашелъ образъ, и былъ въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ блуждала овца, и поднялъ ее и возставилъ отъ блужданія, не перемѣстивъ людей отсюду, но пребывающихъ на землѣ и небесными содѣлалъ и вложилъ въ нихъ небесную жизнь, не возводя на небо, но небо преклонивъ и низведя къ намъ. 40. Ибо, какъ говоритъ Пророкъ, приклони небеса и сниде (Псал. 17, 10). И такъ посредствомъ сихъ священныхъ таинствъ, какъ бы посредствомъ оконцевъ, въ мрачный сей міръ проникаетъ Солнце правды и умерщвляетъ жизнь, сообразную съ симъ міромъ, и возстановляетъ жизнь премірную, и Свѣтъ міра побѣждаетъ міръ, что обозначаетъ Спаситель, говоря: Азъ побѣдихъ міръ (Іоан. 16, 13), когда въ смертное и измѣняющееся тѣло ввелъ жизнь постоянную и безсмертную. 41. Ибо какъ въ домѣ, когда проникнетъ въ него лучь, свѣтильникъ не обращаетъ на себя взоровъ смотрящихъ, но привлекаетъ ихъ препобѣждающая свѣтлость луча: подобнымъ образомъ и въ сей жизни свѣтлость будущей жизни, проникающая въ души и внѣдряющаяся въ нихъ посредствомъ таинствъ, побѣждаетъ жизнь во плоти и омрачаетъ красоту и свѣтлость міра сего, и такова-то жизнь въ духѣ, которою побѣждается всякое пожеланіе плоти, по слову Павла: духомъ ходите и похоти плотскія не совершайте (Гал. 5, 16). 42. Сей путь проложилъ Господь, пришедши къ намъ, и сію отверзъ дверь, вошедши въ міръ, и восшедши ко Отцу не допустилъ заключить ее, но и отъ Отца чрезъ сію же дверь приходитъ къ людямъ; паче же всегда присутствуетъ съ нами, и пребываетъ, и пребудетъ навсегда, исполняя оныя обѣщанія. 43. И такъ нѣсть сіе, но домъ Божій, и, сія врата небесная, сказалъ бы Патріархъ, коими нисходятъ на землю не только ангелы, ибо они присущи каждому принявшему крещеніе, но и Самъ Господь ангеловъ. 44. Посему когда, какъ бы на письмѣ предначертывая Свое крещеніе, Самъ Спаситель восхотѣлъ креститься крещеніемъ Іоанновымъ, Онъ отверзъ небеса, показывая, что чрезъ крещеніе только мы можемъ узрѣть небесныя пространства, и тѣмъ указано было, что нельзя войти въ жизнь некрещенному, тѣмъ же указано и то, что купель есть входъ и дверь. 45. Отверзите мнѣ врата правды (Псал. 117, 19), говоритъ Давидъ, желая, какъ я думаю, чтобы отверзлись сіи врата. Ибо это есть то самое, что желали видѣть многіе пророки и цари, именно пришествіе на землю Художника этихъ вратъ; почему, если бы, говоритъ Давидъ, случилось ему воспользоваться входомъ и пройти чрезъ сіи врата, то онъ принесъ бы исповѣданіе Господу, раздѣляющему стѣну. 46. Вшедъ въ ня, говоритъ, исповѣмся Господеви (Псал. 117, 19), такъ какъ чрезъ сіи врата получилъ бы онъ возможность достигнуть до совершеннѣйшаго познанія о благости и человѣколюбіи Божіемъ къ роду человѣческому.

47. Ибо какой можетъ быть лучшій знакъ благости и человѣколюбія Божія, какъ не то, что онъ, омывая водою, очищаетъ душу отъ нечистоты, помазуя мѵромъ, воцаряетъ въ небесномъ царствѣ, и насыщаетъ, предлагая тѣло Свое и кровь? 48. Что люди содѣлываются богами и сынами Божіими, и природа наша чествуется честію божественною, и персть возвышается до такой славы, что содѣлывается подобочестною и даже подобною божественной природѣ, — съ чѣмъ можно сравнить сіе? Чего еще недостаетъ въ семъ преизбыткѣ обновленія? 49. Ибо это есть добродѣтель Божія, которая покрыла небеса, и всю превзошла тварь, и всякое дѣло Божіе сокрыла, препобѣдивъ ихъ величіемъ и красотою. Ибо изъ всѣхъ дѣлъ Божественныхъ, столь многихъ и столь прекрасныхъ и великихъ, нѣтъ ни одного, которое бы яснѣе другихъ показывало мудрость и искусство Творца, и нельзя сказать, чтобы изъ существующаго могло быть что-либо и лучше и многообразнѣе. 50. Если же возможно, чтобы дѣло Божіе было такъ хорошо, такъ благо, что состязалось съ оною мудростію, и силою, и искусствомъ и, такъ сказать, уравнилось съ безпредѣльностію, и подобно оттиску показывало все величіе Божественной благости, думаю, что оно можетъ препобѣдить все. 51. Ибо если въ томъ всегда дѣло Божіе, чтобы раздавать блага, и для сего все творитъ Онъ, и такова цѣль уже бывшаго, и того, — что будетъ послѣ (чтобы изливалось сказано [1], благо и руководило), то сіе совершая всѣхъ Богъ даровалъ благо самое большее, и лучше коего не имѣлъ дать, такъ что это есть самое большее и лучшее дѣло благости, и конечный предѣлъ доброты. 52. А таково дѣло домостроительства, совершенное о людяхъ. Ибо здѣсь не просто сообщилъ Богъ естеству человѣческому нѣсколько блага, сохранивъ большее для Себя, но все исполненіе Божества, всего Себя вложилъ въ него, какъ естественное его богатство. Посему и сказалъ Павелъ, что правда Божія по преимуществу открылась въ Евангеліи (Рим. 1, 17): ибо если есть какая добродѣтель Божія и правда, она состоитъ въ томъ, чтобы всѣмъ независтно даровать Свои блага и общеніе блаженства. 53. Посему священнѣйшія таинства правильно можно назвать вратами правды, потому что крайняя къ роду человѣческому любовь и благость Божія, въ чемъ состоитъ божественная добродѣтель и правда, ихъ содѣлали для насъ восходомъ на небеса.

54. И инымъ еще способомъ, по нѣкоему суду и правдѣ воздвигъ Господь сей трофей, и даровалъ намъ сію дверь и сей путь. Ибо онъ не силою похитилъ плѣнныхъ, но далъ за нихъ выкупъ и связалъ сильнаго не тѣмъ, что имѣлъ бóльшую силу, но осудивъ его судомъ праведнымъ, и воцарился въ домѣ Іакова, разрушивъ въ душахъ людей насильственную власть, не потому, что возмогъ разрушить, но потому, что справедливо было разрушить ее. 55. И на сіе указалъ Давидъ, говоря: правда и судъ уготованіе престола (Псал. 88, 15). Правда не только растворила сіи врата, но и достигла чрезъ нихъ до нашего рода. 56. Ибо въ первыя времена, прежде нежели Богъ пришелъ къ людямъ, — нельзя было найти правды на землѣ. Ибо приникалъ съ небеси и искалъ ее самъ Богъ, отъ Котораго она не могла сокрыться, если бы только была, но не смотря на то, не нашелъ ея: вси сказано, уклонишася, вкупѣ неключими быша, нѣсть творяй благостыню, нѣсть до единаго (Псал. 13, 3). 57. Послѣ же того, какъ истина отъ земли возсіяла сѣдящимъ во тьмѣ лжи и сѣни, тогда и правда съ небесе приниче, въ первый разъ истинно и совершенно явившись людямъ, и мы были оправданы, освободившись прежде всего отъ узъ и наказанія, когда Несотворившій неправды защитилъ насъ смертію крестною, въ которой понесъ наказаніе за то, чтó сдѣлали мы дерзостнаго; потомъ чрезъ оную же смерть сдѣлались мы и друзьями Божіими и праведными. 58. Ибо Спаситель своею смертію не только освободилъ насъ, и примирилъ Отцу, но и далъ намъ область чадомъ Божіимъ быти, съ собою соединивъ естество наше посредствомъ плоти, которую воспріялъ, каждаго изъ насъ соединяя съ своею плотію силою таинствъ. 59. И такимъ образомъ Свою правду и жизнь низвелъ въ души наши, такъ что посредствомъ священныхъ Таинствъ возможно стало людямъ и познавать и совершать истинную правду 60. Если же, по Писанію, были многіе праведные и други Божіи прежде пришествія Оправдывающаго и Примиряющаго, нужно разумѣть сіе преимущественно по отношенію къ ихъ поколѣнію, а потомъ по отношенію къ будущему, именно, что они содѣлались таковыми и приготовлены были прибѣгать къ имѣющей открыться правдѣ, и освобождены, когда даровано было искупленіе, узрѣли, когда явился свѣтъ, и отрѣшились отъ образовъ, когда открылась истина. 61. И въ томъ различіе между праведными и злыми, которые въ однихъ находились узахъ и тому же подлежали рабству, что одни съ неудовольствіемъ переносили оное порабощеніе и рабство, и молились, чтобы разрушено было узилище и разрѣшились оныя узы, и желали, чтобы глава тирана сокрушена была плѣнниками, а другимъ ничто настоящее не только не казалось страннымъ, но они еще утѣшались, находясь въ рабствѣ. 62. И въ оные блаженные дни были подобные имъ, кои не приняли возсіявшаго въ нихъ солнца, и старались, сколько можно, погасить его, дѣлая все, что по ихъ мнѣнію могло уничтожить лучи его. Почему одни освободились отъ рабства въ адѣ, когда явился царь, другіе же остались въ узахъ. 63. Какъ изъ боляшихъ тѣ, кои всячески ищутъ врачеванія и съ удовольствіемъ видятъ врача, обыкновенно бываютъ лучше и терпѣливѣе тѣхъ, кои даже и не знаютъ, что они больны и удаляются отъ лѣкарствъ; ибо таковыхъ, кажется мнѣ, врачь, еще не врачуя, назоветъ уже выздоравливающими, если только не сознаетъ, что его искуство безсильнѣе болѣзни: такимъ же образомъ въ оныя времена Богъ призывалъ праведныхъ и нѣкоторыхъ возлюбленныхъ Ему. 64. Ибо съ своей стороны они сдѣлали все и показали возможную правду, чтó и содѣлало ихъ достойными разрѣшенія, когда явится Могущій разрѣшить, но не разрѣшило ихъ. Если бы это была истинная правда, то и они, отложивъ сіе тѣло, были бы въ мирѣ и въ рукѣ Божіей, говоритъ Соломонъ (Прем. 3, 13); теперь же, когда отходили они отсюда, ихъ принималъ адъ. 65. Ибо истинную правду и содружество съ Богомъ, не какъ прежде бывшую въ чуждыхъ странахъ только, возвратилъ Владыка нашъ, но Самъ ввелъ ее въ міръ, и путь, возводящій на небо не какъ прежде существовавшій только нашелъ, но Самъ проложилъ его. 66. Ибо если бы путь сей существовалъ, то и иной кто либо изъ прежнихъ открылъ бы его; теперь же никтоже взыде на небо, токмо сшедый съ небесе Сынъ человѣческій, сый на небеси (Іоан. 3, 14). Поелику же прежде креста нельзя было найти отпущенія грѣховъ и освобожденія отъ наказанія, — какъ можно было думать о правдѣ? 67. Ибо несообразно, думаю, было бы прежде примиренія стать въ ликъ друзей, и еще обложенныхъ узами прославлять увѣнчанными; словомъ, еслибы все сіе совершилъ агнецъ оный (пасхальный), какая бы нужда въ семъ послѣдующемъ? Когда бы тѣни и образы доставляли искомое блаженство, излишни были бы истина и дѣла. 68. Даже то самое, что смертію Христа разрушена вражда, и уничтожено средостѣніе, и миръ и правда возсіяли во дни Спасителя, и все подобное сему, какое бы имѣло бы мѣсто, если бы прежде жертвы оной были други Божіи и праведные? И доказательство сему слѣдующее. 69. Ибо тогда законъ соединялъ насъ съ Богомъ, а теперь вѣра и благодать и подобное сему. Отсюда ясно, что тогда было рабство, а теперь сыновство и содружество служитъ общеніемъ людей съ Богомъ; ибо законъ для рабовъ, а для друзей и сыновъ — благодать, и вѣра, и дерзновеніе. 70. Изъ всего этого становится яснымъ, что перворожденный изъ мертвыхъ есть Спаситель, и никто изъ умершихъ не могъ ожить въ безсмертную жизнь, когда еще не воскресъ Онъ; подобнымъ образомъ и къ освященію и правдѣ руководитъ людей одинъ Онъ; и сіе показалъ Павелъ, написавъ: предтеча о насъ вниде во святая Христосъ (Евр. 6, 20). 71. Ибо вошелъ во святая, Себя самаго принося Отцу, и вводитъ желающихъ, пріобщившихся Его смерти, умершихъ не какъ Онъ, но въ купели изобразившихъ оную смерть, и возвѣстившихъ ее при священной трапезѣ, и неизреченнымъ нѣкоторымъ образомъ помазанныхъ и благоухающихъ самымъ умершимъ и воскресшимъ. И сими вратами вводя въ царство, ведетъ ихъ и къ вѣнцамъ.

72. Сіи врата много досточестнѣе и удобнѣе вратъ райскихъ. Тѣ не отверзаются ни для кого, кто не прошелъ прежде чрезъ сіи врата, а сіи отверсты и тогда, когда заключены тѣ; — тѣ могутъ и вонъ выводить, сіи вводятъ только, а не выводятъ никого. 73. Тѣ и могли быть заключены и опять отверзлись, а въ сихъ навсегда разрушены и уничтожены завѣса и средостѣніе, и нельзя уже возстановить преграду и придѣлать двери и стѣною отдѣлить міры одинъ отъ другаго. 74. И не просто отверзлись, но и разверзлись небеса, сказалъ чудный Маркъ (1, 10), показывая, что не осталось уже ни дверей, ни затворовъ, ни завѣсы какой либо. Ибо примирившій, и соединившій и умиротворившій высшій міръ съ низшимъ, и средостѣніе ограды разрушившій, не можетъ отречься самаго себя, говоритъ блаженный Павелъ (2 Тим. 2, 13). 75. Ибо тѣ врата, кои отверзты были ради Адама, конечно, надлежало заключить, когда Адамъ не пребылъ въ томъ, въ чемъ долженъ былъ пребыть. А сіи отверзъ самъ Христосъ, который не сотворилъ грѣха, и не можетъ согрѣшить, ибо правда Его, сказано, пребываетъ во вѣки. Посему совершенно необходимо, чтобы онѣ оставались отверстыми и входили въ жизнь, а выхода изъ жизни не доставляли никому. 76. Ибо, Азъ пріидохъ, сказалъ Спаситель, да животъ имутъ (Іоан. 10. 10); а жизнь, которую принесъ Господь, состоитъ въ томъ, чтобы приходящихъ посредствомъ сихъ Таинствъ содѣлать участниками Своей смерти, и причастниками страданій, а безъ сего никому нельзя избѣжать смерти. 77. Ибо некрещенному водою и Духомъ нельзя войти въ жизнь, равно и не вкушающіе плоти Сына человѣческаго, и не піющіе крови Его, не могутъ имѣть жизни въ себѣ самихъ. 78. И посмотримъ выше. Жить въ Богѣ еще не умершимъ для грѣховъ не возможно, а умертвить грѣхъ возможно только одному Богу. Ибо сдѣлать сіе надлежало бы людямъ; ибо будучи праведными, мы способны были бы, потерпѣвъ пораженіе, возобновить борьбу, но сіе сдѣлалось совершенно невозможно, и не по силамъ нашимъ, когда сдѣлались мы уже рабами грѣха. 79. Какимъ же образомъ сдѣлаемся мы лучшими, оставаясь въ рабствѣ? И хотя бы сдѣлались лучшими, но рабъ не больше господина своего. 80. Поелику же тотъ, кому слѣдовало уплатить сей долгъ и одержать сію побѣду, былъ рабомъ того, надъ кѣмъ надлежало получить власть чрезъ борьбу, а Богъ, для котораго возможно сіе, никому не былъ долженъ, потому ни тотъ, ни другой не предпринималъ борьбы, и грѣхъ жилъ, и не возможно было уже, чтобы возсіяла для насъ истинная жизнь, — эта побѣдная награда съ одной стороны имѣющаго долгъ, съ другой имѣющаго силу: потому надлежало соединиться тому и другому, и одному и тому же имѣть оба естества, и подлежащее брани, и могущее побѣдить. 81. Такъ и сдѣлалось. Богъ Себѣ присвояетъ борьбу за людей, ибо Онъ человѣкъ; а человѣкъ побѣждаетъ грѣхъ, будучи чистъ отъ всякаго грѣха, ибо Онъ былъ Богъ. И такимъ образомъ естество освобождается отъ поношенія и облагается вѣнцомъ побѣды, когда палъ грѣхъ. 82. А изъ людей хотя никто не побѣдилъ и не боролся; не смотря на сіе люди разрѣшены отъ оныхъ узъ; сотворилъ же сіе самъ Спаситель тѣмъ, чтó доставилъ Онъ, чѣмъ каждому изъ людей далъ власть умерщвлять грѣхъ, и содѣлываться общникомъ Его побѣды. 83. Поелику послѣ оной побѣды надлежало быть увѣнчану и торжествовать, а Онъ испыталъ раны и крестъ, и смерть, и прочее, какъ говоритъ Павелъ: вмѣсто предлежащія Ему радости, претерпѣ крестъ, о срамотѣ нерадивъ (Евр. 12, 2); что же случилось? 84. Онъ не сдѣлалъ никакой неправды, за которую бы нести такое наказаніе, не сдѣлалъ грѣха и не имѣлъ въ себѣ ничего такого, въ чемъ бы могъ обвинить Его клеветникъ самый безстыдный, а раны, и скорбь, и смерть изначала измышлены были за грѣхъ. Какъ же допустилъ сіе Владыка, будучи человѣколюбивъ? Ибо благости не свойственно утѣшаться страхомъ и смертію. 85. Потому вслѣдъ за грѣхомъ допустилъ Богъ смерть и скорбь, что не столько наразаніе налагалъ на согрѣшившаго, сколько предлагалъ врачевство заболѣвшему. Поелику же къ дѣламъ Христовымъ нельзя было примѣнить сего наказанія, и Спаситель не имѣлъ въ себѣ никакаго слѣда немощи, которую бы нужно было уничтожить принятымъ врачевствомъ, то на насъ переходитъ сила сей чаши, и умерщвляетъ находящійся въ насъ грѣхъ, и раны невиннаго становятся наказаніемъ за повинныхъ во многомъ. 86. И поелику наказаніе было велико и удивительно, и гораздо больше, нежели сколько нужно было, чтобы вознаградить за человѣческое зло, то оно не только отъ наказанія освободило, но принесло такое обиліе благъ, что на самое небо восходятъ и тамъ пріобщаются царства Божія сущіе отъ земли, враждебные, связанные, порабощенные, побѣжденные. 87. Ибо драгоцѣнна была оная смерть, насколько человѣку нельзя и понять, хотя и замалую нѣкоторую цѣну куплена была убійцами, по соизволенію Спасителя, чтобы и сіе восполнило Его убожество и безчестіе, дабы чрезъ продажу претерпѣвъ свойственное рабамъ, сокровиществовать поношеніе. 88. Ибо пріобрѣтеніемъ почиталъ безчестіе за насъ, а маловажностію цѣны означается, что туне и даромъ принялъ Онъ смерть за міръ. Добровольно умеръ никому не сдѣлавшій неправды ни въ чемъ, ни въ отношеніи къ жизни, ни къ обществу, предначавъ и для убійцъ благодѣянія много превышающія всѣ желанія и надежды.

89. Но что я говорю о семъ? Умеръ Богъ, кровь Божія излита на крестѣ. Что можетъ быть драгоцѣннѣе сей смерти, что страшнѣе ея? Чѣмъ столько согрѣшило естество человѣческое, что нужно было такое искупленіе? Какова должна быть язва что для уврачеванія ея нужна была сила такого врачевства? Ибо надлежало, чтобы грѣхъ былъ искупленъ какимъ либо наказаніемъ, и чтобы только понестіе достойное наказаніе за то, въ чемъ согрѣшили предъ Богомъ, избавлены были отъ осужденія. 90. Ибо уже не можетъ быть обвиненъ наказанный въ томъ, за что понесъ наказаніе; изъ людей же нѣтъ никого, кто будучи чистъ, самъ потерпѣлъ бы за другихъ, такъ какъ никто не въ силахъ вынести надлежащее наказаніе ни за себя самаго, ни весь родъ человѣческій, хотя бы можно было ему умереть тысячекратно. 91. Ибо какая цѣна въ томъ, что постраждетъ ничтожнѣйшій рабъ, сокрушившій царскій образъ и оскорбившій его величіе? Посему безгрѣшный Владыка, претерпѣвъ многія страданія, умираетъ и несетъ язву, принявъ на себя защиту людей, какъ человѣкъ; освобождаетъ же весь родъ отъ осужденія и даруетъ связаннымъ свободу, потому что Самъ не имѣлъ въ ней нужды, будучи Богомъ и Владыкою.

92. А почему именно истинная жизнь нисходитъ въ насъ чрезъ смерть Спасителя, — это видно изъ слѣдующаго. Способъ, какимъ мы привлекаемъ ее въ наши души, — есть тотъ, чтобы совершаться Таинствами, омываться, помазываться, наслаждаться священною трапезою. 93. Къ совершающимъ сіе приходитъ Христосъ, и водворяется въ нихъ и соединяется съ ними, и прилѣпляется къ нимъ, и исторгаетъ въ насъ грѣхъ, и влагаетъ Свою жизнь и силу, и содѣлываетъ общниками побѣды, — о благость! — Омываемыхъ препоясываетъ, и вечеряющихъ похваляетъ. 94. Почему же и по какой причинѣ отъ купели, и міра и трапезы побѣда и вѣнецъ, которыя суть плодъ трудовъ и пота? Потому что, хотя мы не подвизаемся и не трудимся, совершая сіе, но прославляемъ оный подвигъ, и удивляемся побѣдѣ, и прославляемъ трофей и оказываемъ весьма великую и неизреченную любовь. 95. И раны оныя, и наказаніе, и смерть усвояемъ себѣ, и сколько возможно привлекаемъ ихъ въ себя и бываемъ отъ плоти Умершаго и Воскресшаго. Почему справедливо наслаждаемся тѣми благами, кои отъ смерти и оныхъ подвиговъ. 96. Ибо если кто, проходя мимо мучителя уловленнаго и ожидающаго казни, хвалитъ его и удостоиваетъ вѣнца, и оказываетъ уваженіе къ мучительству, и самъ думаетъ умереть съ его паденіемъ, и вопіетъ противъ законовъ, и негодуетъ на правду, и дѣлаетъ сіе не со стыдомъ и нескрывая своей злобы, но явно говоря и свидѣтельствуясь и указывая на него, какого приговора почтемъ его достойнымъ? Не накажемъ ли также, какъ и мучителя. 97. Очевидно такъ. Совершенно противное сему, если кто удивляется храброму, и радуется о побѣдителѣ, и соплетаетъ ему вѣнцы, и возбуждаетъ крикъ одобренія, и потрясаетъ театръ, и съ удовольствіемъ припадаетъ къ торжествующему и лобызаетъ его голову, и цѣлуетъ его десницу, и весьма восторгается о воителѣ и о побѣдѣ, одержанной имъ, какъ будто бы ему самому надлежало украсить свою голову вѣнцемъ. 98. Не будетъ ли онъ отъ благомыслящихъ судей признанъ участникомъ въ наградахъ побѣдителя, какъ тотъ, думаю, раздѣлитъ съ мучителемъ наказаніе? Если касательно злыхъ сохранимъ то, что должно, требуя наказанія за намѣреніе и помышленіе, не будетъ сообразно лишить и добрыхъ слѣдующаго имъ. 99. Если же прибавить и то, что пріобрѣтшій оную побѣду самъ не нуждается въ наградахъ за побѣду, а всему предпочитаетъ то, чтобы видѣть славнымъ на позорищѣ своего ревнителя, и то почитаетъ наградою за свой подвигъ, чтобы увѣнчанъ былъ другъ его, ужели неправедно и незаконно сей послѣдній безъ труда и опасностей принялъ бы вѣнецъ за войну? А это можетъ сдѣлать для насъ сія купель и трапеза, и благоразумное наслажденіе мѵромъ. 100. Ибо приступая къ таинствамъ, мы мучителя порицаемъ, и презираемъ, и отвращаемся, а побѣдителя хвалимъ, и удивляемся ему, и почитаемъ, и любимъ его всею душою, такъ что обиліемъ желанія жаждемъ его какъ хлѣба, помазуемся, какъ мѵромъ, и какъ водою окружаемся. 101. Явно же, что если за насъ вступилъ Онъ въ борьбу, и дабы побѣдили мы Самъ претерпѣлъ смерть, то нѣтъ ничего несообразнаго и несогласнаго въ томъ, чтобы чрезъ сіи Таинства доходили мы до вѣнцевъ. 102. Мы показываемъ возможную готовность, и слыша о водѣ сей, что она имѣетъ силу смерти Христовой и погребенія, вѣруемъ всесовершенно, и приступаемъ охотно и погружаемся, — а Онъ, ибо не малое даетъ и не малаго удостоиваетъ, — приступающимъ съ любовію сообщаетъ то, что было слѣдствіемъ смерти и погребенія, не вѣнецъ какой либо доставляя, не славу даруя, но Самаго Побѣдителя, Себя Самого увѣнчаннаго. 103. И выходя изъ воды, мы Самого Спасителя несемъ въ нашихъ душахъ, въ головѣ, въ очахъ въ самыхъ внутренностяхъ, во всѣхъ членахъ, чистаго отъ грѣха, свободнаго отъ всякаго тлѣнія, какимъ Онъ воскресъ, и являлся ученикамъ и вознесся, какимъ придетъ опять, обратно требуя отъ насъ сего сокровища.

104. А чтобы мы, будучи такъ рождены и запечатлѣны отъ Христа какъ бы нѣкоторымъ видомъ и образомъ, не внесли никакого чуждаго вида, Онъ Самъ охраняетъ входы жизни. И посредствомъ чего мы, принимая воздухъ и пищу, помогаемъ жизни тѣла, чрезъ тоже самое и Онъ проникаетъ въ наши души, и Своими дѣлаетъ оба сіи входа, одного касаясь какъ мѵро и благоуханіе, другаго какъ пища. 105. Ибо мы и вдыхаемъ Его, и пищею бываетъ Онъ для насъ, и такимъ образомъ, всячески внѣдряя Себя въ насъ, и соединяя Себя съ нами содѣдываетъ насъ Своимъ Тѣломъ, и бываетъ для насъ тѣмъ же, чѣмъ и глава для членовъ. 106. Потому и благъ всѣхъ пріобращаемся мы въ Немъ, ибо Онъ глава, а принадлежащее головѣ необходимо переходитъ и въ тѣло. И сему нужно удивляться, что мы не участвуемъ съ Нимъ въ язвахъ и смерти, но одинъ Онъ подвизался; а когда надлежитъ увѣнчаваться, тогда Онъ дѣлаетъ насъ Своими сообщниками. 107. И сіе дѣло неизреченнаго человѣколюбія не превышаетъ разума и сообразности. Ибо мы соединились со Христомъ уже послѣ креста, а когда Онъ еще не умиралъ, у насъ ничего не было общаго съ Нимъ. 108. Ибо Онъ Сынъ и Возлюбленный, а мы — оскверненные, и рабы, и враги своимъ помысломъ; когда же Онъ умеръ и отдана была цѣна искупленія, и разрушено узилище діавола, тогда мы получили свободу и усыновленіе, и содѣлались членами оной блаженной Главы. 109. А отъ сего принадлежащее Главѣ дѣлается и нашимъ. И теперь посредствомъ сей воды мы перемѣняемся въ безгрѣшныхъ, посредствомъ мѵра участвуемъ въ его благодѣяніяхъ, посредствомъ трапезы живемъ одною съ Нимъ жизнію, и въ будущемъ мы боги чрезъ Бога и наслѣдники одного и тогоже съ Нимъ, царствующіе въ одномъ съ Нимъ царствѣ, если только добровольно Сами не ослѣпимъ себя въ сей жизни и не раздеремъ царскаго хитона. 110. Ибо съ нашей стороны то только требуется для сей жизни, чтобы соблюдать дары и хранить благодѣянія, и не сбрасывать вѣнца, который соплелъ для насъ Богъ со многимъ потомъ и трудомъ. Такова жизнь во Христѣ, которую поддерживаютъ таинства. 111. Ясно же, сколько имѣетъ для нея силы и человѣческое усердіе; почему желающему говорить объ ней, прилично прежде разсудить о каждомъ изъ таинствъ; потомъ по порядку сказать и о дѣйствованіи по добродѣтели.

Примѣчаніе:
[1] Діонисій Ареопагитъ. De div. homin. c. 4 p. 551.

Источникъ: Николая Кавасилы, архіепископа Ѳессалоникійскаго, Семь словъ о жизни во Христѣ. / Переводъ съ греческаго. — М.: Типографія В. Готье, 1874. — С. 1-22.

Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0